Основное содержание работы

Во введении обосновывается актуальность и определяется степень разработанности темы диссертации, формулируется цель и основные задачи исследования, дается описание его методологической основы, характеристика научной новизны работы, а также теоретическая и практическая значимость полученных выводов. Приводятся сведения об апробации результатов исследования. Во введении формулируются основные положения, выносимые на защиту.

Первая глава «Понятие военных санкций и их место в системе международного права» посвящена исследованию подходов к понятию санкции в праве международно-правовой ответственности, выделению понятия «военные санкции» и определение их места в системе международного права, включая соотношение с правом международной ответственности, правом международной безопасности, правом вооруженных конфликтов и международным уголовным правом.

Параграф первый содержит анализ подходов к понятию санкций в международном праве. Все современные определения санкций можно классифицировать следующим образом:

* по объему понятия: определения санкции варьируются от максимально широкого до чрезвычайно узкого толкования;

* в зависимости от субъектов, обладающих приоритетным правом применения санкций: одни авторы считают, что к санкциям относятся в основном меры,

14

осуществляемые государствами, как субъектами международного права, другие, - что приоритет в применении санкций принадлежит международным организациям;

* в зависимости от характера связи с институтом международно-правовой ответственности: одни считают международные санкции видом или формой ответственности государств, другие, - средством реализации ответственности;

* в зависимости от методологического подхода: цивилистическое, позитивистское и нормативистское определение санкции.

В международном праве термин «санкция» имеет несколько значений. Многие исследователи считают, что санкции являются одной из форм ответственности.[1] Другие рассматривают их как меры принуждения, обеспечивающие реализацию ответственности, т.е. находящиеся за пределами собственно ответственности.[2] Наконец, их признают однопорядковыми явлениями, понимая "международную ответственность как применение и реализацию санкции в случае международного преступления".[3] Комиссия международного права решила сохранить термин "санкция" лишь для коллективных мер международных организаций, а для обозначения мер, которые потерпевшее государство может использовать против правонарушителя, принять понятие "контрмера".[4]

Анализируя Устав ООН, резолюции Генеральной Ассамблеи ООН, решения Международного Суда ООН, документы Комиссии международного права ООН, а также мнения авторитетных юристов-международников, автор обосновывает позитивистское определение санкций в международном праве, понимая под ними коллективную реакцию международного сообщества в лице международных организаций либо на основе международных договоров на определяемое им (сообществом) наличие нарушения международных обязательств путем принудительных мер в отношении нарушителя.

Второй параграф посвящен анализу и определению понятия «военные санкции». Детальному анализу подвергаются положения главы VII Устава ООН,

15

регулирующие полномочия Совета Безопасности ООН в случае нарушения международного мира и безопасности. Приводятся взгляды юристов-международников на коллективные меры военного принуждения к государствам, нарушающим международный мир и безопасность.

Анализ практики Совета Безопасности ООН свидетельствует о тенденции расширения содержащихся в Уставе ООН оснований применения военных санкций, в особенности, понятия «угроза международному миру».

Категория «военные санкции» определяется как коллективная реакция международного сообщества с мандата Совета Безопасности ООН на определяемое им наличие грубого нарушения международного обязательства в виде международного преступления, являющегося угрозой международному миру и безопасности, путем принудительных незапрещенных военных мер в отношении государства-правонарушителя при условии невозможности восстановления status quo мирными средствами.

Дефиниция состоит из нескольких необходимых составных элементов. Во-первых, субъектом применения санкций может быть международная организация либо коллектив государств только с мандата Совета Безопасности ООН. Этим условием отсекается возможность рассматривать какие-либо односторонние действия государств.

Во-вторых, факт грубого нарушения международного обязательства в виде международного преступления, являющегося угрозой международному миру и безопасности, должен быть определен в качестве такового. Такое определение должно быть оформлено в виде резолюции Совета Безопасности ООН. В резолюции должен быть указан состав (субъект, объект, субъективная и объективная стороны) преступления, квалификация (указание на нарушенные договорные и/или обычные нормы), цели военных санкций, рамки их применения, театр войны, состав вооруженных сил, сроки и отменительные условия. Подобные требования позволяют исключить неопределенность применения военных санкций.

В-третьих, применяемые военные санкции должны в полной мере соответствовать требованиям права вооруженных конфликтов относительно средств

16

и методов ведения войны. Тем самым на субъекты возлагается ответственность за соблюдение процессуальных обязательств в ходе применения военных санкций.

В-четвертых, использование военных санкций допускается лишь при невозможности восстановления status quo мирными средствами. Это не означает, что обязательно соблюдение принципа исчерпания всех мирных средств, поскольку не исключены случаи, когда обстоятельства свидетельствуют о невозможности их применения в силу характера правонарушения либо его последствий. Однако факт невозможности восстановления status quo мирными средствами должен быть установлен Советом Безопасности ООН. Соблюдение этого условия усиливает превентивный, устрашающий характер военных санкций.

Можно говорить о военных санкциях в международных конфликтах и в конфликтах немеждународного характера, о военных санкциях в отношении агрессии, угрозы миру, международного терроризма.

В третьем параграфе определяется место военных санкций в системе международного права. Доказывается, что международно-правовые нормы, регулирующие применение военных санкций, относятся к различным отраслям международного права, а именно, праву международной ответственности, праву международной безопасности, праву вооруженных конфликтов и международному уголовному праву.

Несомненная карательная сущность военных санкций, проявляющаяся в разрушении промышленных, военных, объектов, связанных с незаконной военной деятельностью, в установлении военной блокады, в серьезном уроне репутации государства, позволяют говорить о военных санкциях как о реализации политической ответственности государств.

С завершением процесса криминализации преступлений агрессии и нарушения мира путем принятия Кодекса преступлений против мира и безопасности человечества, возникнет вопрос уголовной ответственности государств и их должностных лиц за совершенные преступления. Следовательно, военные санкции, вероятно, можно будет рассматривать с точки зрения международного уголовного права.

17

В то же время, естественной и классической сущностью военных санкций является использование их как элемента коллективной безопасности. В Уставе ООН подобный подход нашел дальнейшее продолжение, и ст. 42 позволила Совету Безопасности ООН решать вопрос о применении вооруженной силы в случае нарушения международного мира и безопасности.

Наконец, на военные санкции можно взглянуть как на вооруженный конфликт. В этом конфликте одной из сторон является государство, а другой, - международная организация. Универсальный характер Женевских конвенций 1949 г. позволяет требовать применения их положений и в отношении подобных конфликтов.

В четвертом параграфе категория военных санкций отграничивается от смежных понятий, таких как контрмеры, коллективная самооборона, миротворчество, превентивная дипломатия, операции по поддержанию, обеспечению и установления мира, операции по принуждению к миру, гуманитарная интервенция и т.д.

Военные санкции нужно отличать от контрмер. Основные отличия состоят в том, что контрмеры - это индивидуальные действия государства в отношении другого, они не могут быть связаны с принудительным использованием военной силы, а также иметь превентивный характер.

Более близким к военным санкциями является понятие самообороны. Общие правила самообороны отличают ее от военных санкций: вооруженное нападение должно предшествовать предпринимаемым действиям; действия должны быть соразмерны и применяться лишь до подключения к разрешению ситуации Совета Безопасности ООН, субъектами права на самооборону могут быть только государства.

Отграничение коллективных военных действий в рамках международных организаций в ответ на агрессию (вооруженное нападение по ст. 51 Устава ООН) от военных санкций проходит по следующим основаниям:

1. Основанием для коллективной самообороны является лишь вооруженное нападение (агрессия), толкуемая в рамках определения агрессии, данного 14 декабря 1974 года в Резолюции Генеральной Ассамблеи ООН 3314 (XXIX).

18

Основанием же для военных санкций могут быть и иные угрозы международному миру и безопасности, как то нарушение мира, угроза миру, акт международного терроризма, угроза распространения оружия массового поражения, внутригосударственный конфликт и пр.

2. Действия в рамках коллективной самообороны могут предприниматься только до принятия Советом Безопасности ООН дела к своему производству. После этого, даже если СБ ООН сочтет военные меры, предпринимаемые в рамках реализации права на коллективную самооборону, эффективными и одобрит их, подобные действия автоматически перейдут в разряд военных санкций.

Пятый параграф посвящен раскрытию целей и задач военных санкций. При этом используется правовой, политический и военный подход. Правовыми целями военных санкций определены:

1.    Наказание (карательная цель) государства, правительства или режима, нарушающего международные обязательства и общепризнанные принципы и нормы международного права. Тем более жесткой должна быть примененная форма военных санкций, чем грубее и более беспринципно нарушаются права и свободы человека.

2.    Демонстрация решимости и сплоченности международного сообщества и эффективности международно-правовых механизмов (воспитательная цель).
Показательное применение военных санкций против одного государства должно быть примером для каждого правительства в мире, практикующего либо допускающего нарушения общепризнанных принципов и норм международного права. Эта цель преследуется международными организациями, поскольку придает дополнительную международно-правовую легитимацию применения военных санкций, повышает авторитет международных организаций и, следовательно, расширяет их компетенцию и сферу влияния.

3.    Установление в мире авторитета международного права и общепризнанных ценностей прав человека. Приверженность идее неотъемлемости основных прав и свобод человека требует отрицания «абсолюта» государственного суверенитета,

19

поскольку «нарушители» получают возможность укрываться за государственными границами.

В качестве политических целей военных санкций, в зависимости от конкретной ситуации, можно привести:

1.   Смену режима и правительства, практикующего агрессивную войну, массовые
нарушения прав человека либо угрожающих подобными действиями.

2.   Апробирование новых методов и форм принуждения субъектов международных
отношений к соблюдению общепризнанных принципов и норм.

3.   Привлечение к участию в военных санкциях региональных организаций, могущих
стать «агентами» ООН в соответствующем регионе.

4. Анализ последствий военных санкций с целью устранения негативных и усиления позитивных влияний данной формы принуждения на международные отношения.

5.    Восстановление прав индивидов и групп населения, пострадавших вследствие
актов правительства, нарушающих международно-правовые обязательства последнего. Для этого используются гуманитарная помощь, размещение беженцев, создание «зон безопасности» и т.д.

6.    Укрепление гражданской власти в стране путем поддержки неэффективного либо слабо эффективного правительства, которое, тем не менее, поддерживает либеральные ценности.

7. Локализацию очага напряженности и прекращение военных действий невозможно более ранней стадии в интересах создания предпосылок для урегулирования конфликта мирными средствами.

К военным целям военных санкций можно отнести:

1. Военно-техническая поддержка оппозиционных действующему правительству сил.

2.       Максимально эффективные, «точечные» авиаудары с целью уничтожения стратегически важных целей - скоплений войск, ракетные установки, радары ПВО, мосты, электростанции и пр. Причем не имеет значения относятся ли эти цели

20

непосредственно к неправомерной деятельности правительства, явившейся основанием для военных санкций.

3. Сухопутные операции мобильных и отлично вооруженных групп с целью обнаружения и ликвидации оставшихся после авиаударов войск и техники, а также физическая ликвидация либо изоляция членов правительства.

4. Полная оккупация территории государства, в отношении которого применяются
военных санкции.

Формы и виды военных санкций приводятся в шестом параграфе. Определен достаточно широкий их перечень, включая:

-      создание и охрану «зон безопасности» и «безопасных гаваней»;

-      защиту посреднических, дипломатических, переговорных миссий международных и неправительственных организаций, ведущих деятельность по разрешению конфликта;

-      межпозиционное размещение вооруженных сил для разделения («экранирования») друг от друга враждующих группировок на время организации и проведения переговоров;

-      военное обеспечение вывода гражданского населения из зоны конфликта, военное сопровождение беженцев;

-      демилитаризацию, наблюдение за выводом или демобилизации войск;

-      военное сопровождение гуманитарных грузов;

-      защиту от разрушения или повреждения стратегических объектов (арсеналов оружия массового поражения и обычных вооружений, дамб, крупных народно­хозяйственных объектов и т.д.);

-      защиту законных гражданских властей в районе конфликта;

-      угрозу полной оккупации, блокаду, демонстрацию силы;

-      поддержание и восстановление законности и правопорядка (полицейские функции);

-      полный контроль над всей или частью территории (оккупация), включая: партизанскую войну, маневровые военные акции, разоружение и ликвидацию незаконных вооруженных формирований;

21

- военное присутствие по завершении конфликта в целях обеспечения условий для проведения свободных выборов и установления системы органов государственной власти.

Во второй главе «Применение военных санкций в XX веке» осуществляется анализ практики коллективного использования военной силы в ответ на угрозы международному миру и безопасности в рамках универсальных международных организаций в период с 1919 по 2003 год. Первый параграф посвящен анализу Статута Лиги Наций и деятельности этой универсальной международной организации в ответ на угрозы международному миру и безопасности. Содержится комментарий правовых оснований коллективного применения военной силы в ответ на акты агрессии, в том числе ст. 16 Статута Лиги Наций, предполагавшей, что в случае агрессии «Совет Лиги обязан предложить различным заинтересованным правительствам тот численный состав военной, морской или воздушной силы, посредством которого члены Лиги будут по принадлежности участвовать в вооруженных силах, предназначенных для поддержания уважения к обязательствам Лиги». Анализируется дискуссия о необходимости международно-правовой фиксации определения агрессии. Практическая деятельности Лиги Наций анализируется в ее реакции на японо-китайскую, итало-абиссинскую, советско-финскую войны, интервенцию Германии в Испанию и оккупацию Чехословакии.

Во втором параграфе приводится практика Организации Объединенных Наций в области применения военных санкций. Особое внимание уделяется разграничению компетенции Генерального Секретаря ООН и Совета Безопасности ООН в этой области. Генеральный Секретарь обладает рядом чрезвычайно важных для эффективного применения военных санкций функциями:

1. Сбор, обработка, анализ и предоставление Совету Безопасности информации о
международных ситуациях, угрожающих международному миру и безопасности.

2.      Координация операций ООН по поддержанию мира. Взаимодействие между
непосредственными командирами военных контингентов и начальниками военных
штабов с органами ООН, в том числе с Советом Безопасности и Генеральной
Ассамблеей.

22

3.      Организация «сопутствующей» и смежной операциям по поддержанию мира и
военным санкциям деятельности, как, например, гуманитарная помощь, созыв конференции, организация переговоров, установление контактов с региональными организациями, координация их деятельности и т.д.

4.      Сбор, обработка, анализ и предоставление Совету Безопасности докладов о какой-либо международной ситуации, выполнении сторонами конфликта либо правительствами государств обязательств, возложенных на них резолюциями Совета и т.д.

5.      Разработка рекомендаций и желательного плана действий международного
сообщества в той или иной международной ситуации, включая использование
военных наблюдателей, сил по охране ООН, а также и собственно военных санкций.

Подготовка аналитических обзоров, в частности, миротворческой деятельности Совета Безопасности и обозначение тенденций развития. Ежегодные отчеты Генерального Секретаря имеют очень большое влияние на деятельность ООН. В них, как правило, уделяется особое место миростроительству и санкциям.

Анализируется потенциал Совета Безопасности ООН как органа, несущего главную ответственность за поддержание международного мира и безопасности.

Существует два крайних сценария процесса принятия Советом Безопасности решений по конкретной ситуации.

I.            Совет Безопасности открыт для всех уровней интересов. Конкретная международная ситуация затрагивает в той или иной существенной степени интересы каждого из уровней. Решение принимается решительное, быстрое и единогласное. Достигнут инновационный, эффективный результат. Международное право продвинулось в позитивную сторону большей международной институционализации и организационной автономии от принципов абсолютного суверенитета и неуязвимости государств. Таким образом Совет Безопасности
действовал, например, в случае с Ливией и Ираком в 1991 году.

II.        Совет Безопасности закрыт для окружающей среды. Существует конфликт
интересов различных субъектов различных уровней. Решение принимается долго,
трудно, после многочисленных переговоров и торгов, характеризуется

23

компромиссом. Достигается результат, балансирующий различные интересы, слабый по определению. Ситуация выходит из-под контроля и решение принимается в рамках иного института. Принципы международного права нарушены, проигнорированы либо им создана замена. Таким образом, например, развивалась ситуация в Косово.

Особое внимание уделяется основаниям применения военных санкций. Им посвящены пункты второго параграфа, в том числе, акт агрессии, угроза миру и нарушение мира, международный терроризм, распространение оружия массового поражения, геноцид, внутригосударственный конфликт. При этом при рассмотрении каждого основания анализируется конкретный пример из практики Организации Объединенных Наций, а именно, Ирак 1991 г., Ливия, Ирак 2002-2003 гг., Руанда и Сомали.

После анализа каждого практического примера автором предлагается комплекс последовательных мероприятий международного сообщества в лице Совета Безопасности ООН, Генерального Секретаря ООН, Международного Уголовного Суда, который, в аналогичном случае приведет к более полным результатам при экономии ресурсов, политической воли и времени, приведет к меньшим потерям и издержкам и будет оставаться в рамках действующего международно-правового режима.

Третья глава «Региональные организации как субъекты применения военных санкций» посвящена анализу существующих и потенциальных правовых оснований и практических возможностей региональных международных организаций по применению военных санкций. При этом сохраняется принцип обязательности решения Совета Безопасности, а деятельность региональных организаций анализируется с точки зрения повышения эффективности военных санкций с помощью разделения труда между универсальной и региональными организациями.

В январе 1993 г. СБ ООН официально приглашает региональные организации к изучению возможных путей и средств усиления их роли в поддержании

24

международного мира и стабильности, а также путей и средств улучшения координации с ООН их усилий в данном направлении.[5]

Прагматичный подход к возможностям ООН в осуществлении миротворческих и гуманитарных миссий приводит к выводам о том что акции, связанные с возможным применением силы, благоразумнее поручать организациям, которые наиболее приспособлены к такого рода деятельности и соответственно располагают необходимыми ресурсами и навыками. Стремление придать ряду региональных организаций роли «полисмена» или «шерифа» при разрешении внутригосударственных конфликтов стало одной из основных составляющих в видении их роли и места в настоящее время.[6]

Ряд организаций, такие как ОБСЕ, НАТО, ЕС, ЗЕС, ОАЕ, ЭКОВАС, ЮАСР, АСЕАН, ОАГ, СНГ разработали (удачно или неудачно, полностью или частично) собственные концепции миротворчества в конфликтных регионах и доктрины миротворческих операций, а большинство из упомянутых организаций и осуществили их на практике, что позволило некоторым авторам говорить о становлении самостоятельного (по сравнению с опытом ООН) феномена региональных миротворческих операций.[7]

В первом параграфе анализируется уставные документы и деятельность Организации Североатлантического Договора (НАТО). Потенциал организации как субъекта применения военных санкций иллюстрируется на примере действий НАТО в Косово в 1999 г.

Многие исследователи сходятся во мнении, что НАТО в современных условиях стремится адаптировать свою громоздкую структуру, предназначенную первоначально для ведения широкомасштабной войны, к новым условиям и решению задач нового типа. НАТО, в целом, располагает сейчас наиболее реальными возможностями для воплощения в жизнь военного компонента санкционированных ООН миротворческих и гуманитарных акций.

25

Второй параграф посвящен анализу Западно-Европейского Союза и его возможностей в области применения военных санкций на территории стран Европейского Союза. Далее анализируется деятельность Организации Американских Государств и ее действия в случае с государственным переворотом на Гаити, Содружества Независимых Государств и применение им Коллективных Миротворческих Сил во внутригосударственном конфликте в Таджикистане. В пятом параграфе подвергается исследованию деятельность и потенциал региональных организаций Африки - Африканского Союза и Экономического Сообщества Стран Западной Африки.

Завершая третью главу, диссертант подчеркивает необходимость разделения компетенции между ООН и региональными организациями в сфере применения военных санкций, усиления роли региональных организаций с целью повышения эффективности военных санкций как способа восстановления международного мира и безопасности. Также необходимо возложение на региональные организации ответственности за применение военных санкций и их последствия.

В заключении подводятся итоги исследования, излагаются основные выводы по вопросам, составляющим предмет диссертационного исследования, имеющие как теоретическое, так и прикладное значение, показываются перспективы дальнейшей разработки поставленных задач.


[1] См., напр.: Решетов Ю. А. Борьба с международными преступлениями против мира и безопасности. М : Международные отношения 1983 С 89, 154; Колосов Ю. М. Ответственность государств.  М , 1975 С. 32.

[2] См. : Василенко В.А. Ответственность государства за международные правонарушения. Киев, 1976 С.57, 220

[3] См. : Ушаков Н. А. Основания международной ответственности государств. М., 1983. С. 19.

[4] См : Док. ООН А/46/10. С 334 и сл.

[5] Leurdijk Dick A. The UN and NATO in Former Yugoslavia. - The Hague, 1994. P. 6.

[6] Бордачев Г. В. "Новый интервенционизм" и современное миротворчество Издательский центр научных и учебных программ М, 1998 С. 121.

[7] См: Никитин A.M. Миротворческие операции: концепции и практика / Моск. обществ, науч. фонд. Центр полит, и между нар исслед. - М.: Издат. центр науч и учеб программ, 2000. С 18