Содержание диссертационного исследования

Во «Введении» обосновывается актуальность исследования, характеризуется степень разработанности проблемы и юридической литературе, формулируются цели и задачи работы. В качестве основной предпосылки указывается на тесную связь между проблемой признании и исполнения иностранных судебных решений и понятием государственного суверенитета. Определяются предпосылки предъявления иностранного решения на национальной территории. Раскрывается соотношение между понятиями «признание», «исполнение» и «экзекватура» иностранного судебного решения.

7

Практическая реализация субъективных прав, закрепленных судебным решением, является конечной целью всякого судебного процесса. Однако, тот факт, что иностранное решение вынесено от имени иностранного государства, препятствует безоговорочному признанию за ним юридической силы и, соответственно, возможности его признания и исполнения. Решение суда имеет силу лишь в пределах государства, суд которого вынес это решение. Иностранное судебное решение само по себе не имеет правовой силы: оно получает ее лишь постольку, поскольку процессуальное законодательство данного государства допускает признание или исполнение иностранных судебных решений.

Правовой режим, действующий в отношении иностранных решений, является производным от проводимой государством международной политики и степени его чувствительности к проявлениям своего суверенитета. «Промежуточный», находящий свои основания в сфере чистой политики, а последствия на уровне частноправовых отношений, характер права иностранных судебных решений становится причиной многих практических трудностей.

Некоторые иностранные решения достаточно трудно игнорировать. Непризнание других негативно влияет на вовлечение государства в международный оборот. С другой стороны, автоматическое признание иностранных решений на национальной территории способно дестабилизировать национальный правопорядок не в меньшей степени, чем полный отказ в признании. Одновременно, проводимая одним государством политика систематического непризнания решений, вынесенных от имени другого государства, может расцениваться последним как проявление неуважения и недоброжелательности и ни в коей мере не способствует упрочению взаимных отношений

8.

В диссертационном исследовании автор исходит из того, что определяя режим признания и исполнения иностранных судебных решений законодатель должен руководствоваться не абстрактным понятием международной вежливости или теорией приобретенных прав, а соображениями здравого смысла и желанием обеспечения стабильности на своей территории, так как он их понимает или осознает. Основными факторами, принимаемыми во внимание при определении подхода к вопросу признания на национальной территории юридической силы за иностранными судебными решениями являются, прежде всего, поддержание стабильности в сфере внутреннего правопорядка и максимальная защиты интересов своих подданных, однако все большую роль начинают играть идея справедливости и необходимости защиты прав индивидуума, в том числе и путем обеспечения ему постоянного юридического статуса, вне зависимости от его национальной принадлежности или постоянного места жительства.

Закрепляемый российским правом режим признания и исполнения иностранных судебных решений продолжает воспроизводить подход советского права, в основе которого лежало восприятие международного права через призму внешнеполитических отношений и противостояния двух общественно-политических систем. На сегодняшний день причины, которые обуславливали позицию советского законодателя утратили свое значение. Подход, из которого продолжает исходить российское право, препятствует успешной интеграции России в мировое сообщество, как и экономическом плане, так и в плане ценностей, разделяемых странами, традиционно рассматриваемыми в качестве развитых. Если до недавнего времени такая ситуация оставалась терпимой в силу относительной изолированности российского правопорядка, то сегодня увеличение объема контактов между российскими и иностранными частными лицами, будь это в личных интересах или при осуществлении

9

хозяйственной деятельности, автоматически приводит к увеличению ситуаций, в которых ссылка на решение иностранного суда может иметь место в России. Представляется необходимым отказ от построения режима признания и исполнения иностранных решений на территории Российской Федерации на требовании обязательного наличия международного договора с соответствующим иностранным государством, поскольку это противоречит, в первую очередь, интересам самой России.

В этих условиях особенное значение приобретает изучение опыта иностранных государств, как для избежания ненужного повторения допущенных ими ошибок, так и в связи с тем, что многие теоретические аспекты признания иностранных судебных решений достаточно подробно проанализированы в западноевропейской юридической доктрине. Многие юридические конструкции, получившие закрепление в зарубежном праве относительно недавно или находящиеся в стадии апробации со стороны законодателя или судебной практики, являются результатом вдумчивого юридического анализа. Наука сравнительного права представляет и самостоятельную ценность, поскольку позволяет лучшим образом акцентировать внимание на отдельных аспектах режима, закрепляемого национальным правом.

Часть I исследования «Признание и исполнение решений судов иностранных государств во французском и российском нраве» начинается с представления известных сравнительному нраву возможных типов отношения к иностранным судебным решениям. Различные правовые системы в том, что касается «одобрения» иностранного решения обычно выбирают между двумя подходами: пересмотр иностранного решения или простой контроль на соответствие тем или иным условиям. При этом между «ревизией» и «контролем» иностранного решения зачастую достаточно сложно провести четкую границу. Система контроля обычно ограничивается проверкой соответствии решения так называемым «условиям

10

международной регулярности». Вне зависимости от их объема и содержания, после установления соответствия иностранного решения условиям контроля судья разрешает экзекватуру.

Поскольку закрепляемый французским правом режим «признания юридической силы» за иностранными судебными решениями определяется преимущественного судебной практикой, то посвященная ему первая глава первой частя «Юридическая сила решений судов иностранных государств во французском праве» начинается с представления общей роли, отводимой судебной практике во французском праве. Несмотря на то, что сегодня во французской юридической теории не существует единого ответа на вопрос о возможности рассматривать судебную практику в качестве источника права, в ряде областей судебная практика играет важную роль, и прежде всего тогда, когда вопрос прямо не урегулирован в законе, как это обстоит с режимом «юридической силы» иностранных судебных решений.

Затем рассматривается историческая эволюция французского права в его отношении к иностранным решениям. В своем развитии французское право прошло несколько стадий. От полного отрицания за иностранными решениями каких-либо последствий до свободного исполнения решений, вынесенных в пользу французской стороны. Установившаяся с начала XIX в. система исполнения иностранных решений при условии их пересмотра постепенно заменяется системой исполнения иностранных решений с контролем их соответствия определенным условиям, список которых в настоящее время постепенно уменьшается.

В работе последовательно рассматривается толкование и эволюция в понимании пяти условий экзекватуры сформулированных в виде единого юридического правила в решении Кассационного суда 1964 г. По делу Мюнзер: компетенция иностранного суда, регулярный характер рассмотрения дела в иностранном суде, применение закона.

11

надлежащего применению в соответствии с французскими коллизионными правилами, соответствие публичному порядку и отсутствие обхода закона.

Формулируемые французским правом условия контроля изначально ориентировались вокруг двух тезисов: компетенция и публичный порядок. Под компетенцией в действительности подразумевались два условия: компетенция иностранного судьи, то есть юрисдикционная компетенция, и компетенция закона, применимого к существу спора, то есть законодательная компетенция. Публичный порядок препятствовал признанию последствий за иностранным решением, даже и вынесенным надлежащим образом, если его исполнение могло становиться источником нестабильности на национальной территории. Закрепляемые французским правом условия экзекватуры не являются чем-то статичным, со временем даваемое им судебной практикой и доктриной толкование меняется в сторону постепенного отказа от одних из них и ограничению сферы действия других.

На сегодняшний день под экзекватурой во французском праве понимается обращение во французский суд, имеющее своей целью не разрешение по существу спора, уже разрешенного иностранным судом, а направленное на интеграцию иностранного решения во французскую исполнительную систему. Получение экзекватуры, во время которой проверяется его международная правомерность, является необходимым условием для возможности принудительного исполнения иностранного решения, идет ли речь об обращении взыскания на имущество или об использовании принуждения « отношении лиц. Вместе с тем. некоторые виды решении не требуют принудительного исполнения. Поэтому французская судебная практика допускает, что определенные правовые последствия признаются за решениями иностранного суда и при отсутствии экзекватуры, например, в области личного статуса в правоспособности физических лиц. Такое непосредственное признание носит в

12

некоторой степени временный характер, который, впрочем, при отсутствии спора может длиться бесконечно долго. Вместе с тем, определенные процессуальные механизмы позволяют заинтересованным сторонам добиться от судьи проверки международной регулярности иностранного решения даже не преследуя возможности его последующего исполнения. Стороны вправе заявлять самостоятельное требование получения экзекватуры и проверки иностранного решения на его соответствие условиям международной регулярности «в любых возможных целях» (a toutes fins utiles) как в целях отказа в признании за ним юридической силы (action en opposabilite), так и в целях ее прямого подтверждения (action en inopposabilite).

Определенные последствия признаются за всеми категориями иностранных решений и без проверки их соответствия условиям международной' регулярности. Французское право исходит из того, что поскольку иностранное решение имело место, то оно может приниматься во внимание в качестве фактического обстоятельства. Ссылка на иностранное решение может иметь место в качестве юридического факта или элемента доказывания.

Французская наука права не отрицает наличие известной «анархии» в том, что касается режима иностранных судебных решений. В настоящий момент доктрина выступает за отказ от разграничения степени признаваемой юридической силы в зависимости от типа иностранного решения и предлагает перейти к простой системе «признание-исполнение», проводящей различие в зависимости от ожидаемого от иностранного решения эффекта.

Анализом роли, отводимой в российском праве судебной практике, начинается и вторая глава первой части «Признание и исполнение решений судов иностранных государств в российском праве». Несмотря на то, что традиционным для советской и российской доктрины права является представление о том, что только закон может

13

признаваться формальным источником права в последнее время в юридической литературе вес чаше можно услышать мнение в пользу признания судебной практики в качестве источника права, прежде всего постановлений высших судебных органов. В настоящее время еще рало утверждать, что в российской правовой системе юридические нормы могут создаваться деятельностью гражданских судов, разрешающих дело по существу. Принципы признания и исполнения иностранных судебных решений на территории Российской Федерации традиционно закрепляются в тексте закона

Глубинные источники признаваемой за иностранными судебными решениями юридической силы на национальной территории лежат в сфере государственного суверенитета и, в известной степени, могут зависеть от того, насколько чувствительно государство относится к его проявлениям и в каком свете оно рассматривает свои взанмоотжш1ения с другими государствами. Позиция, занимаемая в настоящее время российским законодателем в значительной степени несет на себе отпечаток отношения к иностранным решениям, сложившегося в советский период, прежде всего в характере его внешнеполитической линии. Вместе с тем, для полноты анализа в диссертационном исследовании рассматривается и ситуация, существовавшая в российском праве до 1917 г. Положения, закреплявшиеся в законах Российской Империи, схожи с формулировками, использовавшимися в советском праве, хотя бы в том, что касается их конструкции. Это позволило некоторым представителям российской теории права сделать вывод о наличии преемственности между ситуацией, сложившейся в российском праве сегодня, и существовавшей в праве Российской Империи. Однако, если исходить из политической подоплеки отношения к иностранным решениям, то логичнее утверждать, что различия носят более глубокий характер и не сводятся к схожести или различию в использованных формулировках. Представляется, что

14

скрепленное и праве дореволюционной России отношение к иностранным судебным решениям не о качало заметного влияния на отношение к ним со стороны пришедшей ей на смену советской власти.

Стремление к демонстрации своего суверенитета, часто в области его внешних проявлений, в большей или меньшей степени свойственно практически всем молодым государствам. Советскому государству, оказавшемуся в свои первые годы в политической изоляции, потребовалось приложить много усилий для того, чтобы его суверенитет и вводимая им новая система имущественных отношений могли бы получить признание со стороны других держав. В условиях политического и экономического противостояния не могло идти и речи как о признании в СССР решений иностранных судов, основанных на иных принципах и системе ценностей, так и решений советских судов за рубежом. Ситуация не изменилась в лучшую сторону и после окончания Второй мировой войны.

Законодательство СССР в области признания юридической силы за решениями судов иностранных государств развивалось преимущественно по пути заключения международных договоров. Договоры о правовой помощи заключались в основном со странами социалистического лагеря, либо с государствами, с которыми СССР стремился установить дипломатические отношения.

Несмотря на исключения, традиционно допускаемые в отношении решений о расторжении брака, принцип обязательного наличия международного договора постоянно подтверждался законодателем.

С открытием границ и отменой государственной монополии на осуществление внешней торговли признание и исполнение иностранных судебных решений исключительно при условии наличии международною договора больше не соответствует интересам России. Показателем осознании необходимости перемен стало

15

Закрепление в 1997 г. законом «О несостоятельности (банкротстве)» признания решений о банкротстве исходя из принципа взаимности. Действия этого принципа предполагалось распространить и на остальные категории судебных решений путем внесения соответствующих положений в новые ГПК и АПК. Несовершенство, закрепляемого правом России режима признания и исполнения решений судов других государств ощущалась и представителями юридической науки. Для обоснования довольно робко высказывавшихся замечаний использовались либо теория международной вежливости, либо интерпретация института правовой помощи. Наконец хотя и косвенно, но предположение о возможности исполнения решений и в отсутствие международного договора исходя из взаимности было высказано в одном из недавних решений Верховного Суда РФ.

В заключении главы рассматривается состояние российского права в области признания и исполнения решений судов иностранных государств на сегодняшний день. Для признания и исполнения в Российской Федерации иностранных судебных решений по гражданским делам, по-прежнему, требуется наличие международного договора. Ряд таких договоров, нормы которых существенно различаются и применяются к различным категориям судебных решений, связывает Российскую Федерацию с ограниченным числом государств. ГПК и ЛПК закрепляют перечень условии, подлежащих проверке на стадии экзекватуры иностранного судебного решения, несоблюдение которых является основанием для отказа в ее выдаче. Эти условия воспроизводят условия, закрепленные в тех или иных международных договорах Российской Федерации о правовой помощи, и. в целом, соответствовали бы стандартам, принятым в международной практике, если бы не их применение лишь в случае наличия международною договора. 11а настоящий момент, федеральным законом предусмотрены исключения в отношении признания нескольких типов

16

категории судебных решении по строго определенным категориям дел, не требующих по своему характеру исполнении. Такое исключение из сделано в отношении решений: - по вопросам несостоятельности (банкротства) на условиях взаимности: относительно статуса гражданина государства, суд которого принял решение; - о признании недействительным брака между российскими гражданами или между российским гражданином и иностранным гражданином при соблюдении условия проживания; - о расторжении или признании недействительным брака между российскими гражданами или между российским гражданином и иностранным гражданином, при соблюдении условия проживания, законодательства соответствующего государства о компетенции принимающих решение о расторжении брака органов и подлежащем применению при расторжении брака законодательстве; - о расторжении брака между иностранными гражданами при соблюдении условий законодательства соответствующего государства о компетенции принимающих решение о расторжении брака органов и подлежащем применению при расторжении брака законодательстве; - об усыновлении ребенка, являющегося гражданином Российской Федерации и проживающего за рубежом при соблюдении условий компетенции органа, утверждающего усыновление и получения предварительного разрешения на усыновление от компетентного органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации.

После описания существующего режима в диссертационном исследовании формулируются положения о необходимости реформ существующего правового режима в области признания и исполнения решении судов иностранных государств. Это и отсутствие в современных условиях у национального суда монополии на рассмотрение всех споров с иностранным элементом и возможный риск нарушения интересов, собственных сторон, и не имеющий под собой серьезных причин

17

существующий диссонанс с режимом признания и исполнения решений третейских судов и неблагоприятное влияние на репутацию существующего в стране правового климата. Возможность признания и исполнения иностранного решения важна и с точки зрения прав физических лиц правовой статус и права которых должны обеспечиваться вне зависимости от государства их нахождения.

Изменение действующего законодательства может иметь место либо путем внесения изменений в соответствующие статьи Гражданского и Арбитражного процессуальных кодексов, либо путем принятия специального федерального закона.

Для того, чтобы иметь возможность сформулировать правила, которые, по нашему мнению, должны быть отражены в новом законе, регулирующем вопросы признания и исполнения на территории Российской Федерации решений судов иностранных государств, во Второй части исследования «Отдельные аспекты организации системы признании и исполнения решений судов иностранных государств. Признание и исполнение иностранных судебных решений на условиях взаимности» более детально рассматриваются основные требования, в зависимость от наличия которых российский правопорядок ставит возможность признания и исполнения иностранных решений. Речь идет о международном договоре и взаимности со стороны иностранного государства. Системы, ставящие признание иностранных решений на своей территории в зависимость от позиции иностранных государств, можно условно обозначить как «закрытые», в противоположность «открытым» системам, руководствующимся в этом вопросе исключительно оценкой самого иностранною решения.

В международном нраве выделяют «негативную взаимность для обозначения взаимности, принимающей характер реторсий, и отказывающей в признании на своей территории актов иностранного государства, в тех случаях, когда иностранное

18

государство не обеспечивает взаимность признания национальных актов, «простую позитивную взаимность» для обозначения взаимности как выражения политики сотрудничества и односторонней помощи в отношениях между государствами. И, наконец, «организованную позитивную взаимность» как взаимность в отношениях между государствами, обеспечиваемую при помощи международного договора. При этом последний вид взаимности рассматривается как наиболее продвинутый вид межгосударственных отношений, последний этап в эволюции отношений между государствами, развивающихся от взаимности-реторсии, через взаимность-сотрудничество до взаимности, организованной договором и обеспечивающий разрешение проблем, вызываемых простой взаимностью.

В первой главе второй части «Организованная (договорная) взаимность в области признании и исполнения решений судов иностранных государств» рассматривается организация признания и исполнения судебных решений путем заключения специальных международных соглашений. Целая сеть двусторонних договоров, регулирующих вопросы признания и исполнения иностранных судебных решений связывает Францию с другими государствами. Наиболее ярким примером влияния, оказываемого заключением международных договоров на признание и исполнение иностранных решении дает система, закрепленная в Брюссельских правилах. На сегодняшний день на смену заключенной между странами ЕС в 1968 г. Брюссельской конвенции о компетенции, признании и исполнении решении по гражданским и торговым делам пришли принятые на уровне ЕС Брюссельские регламенты: Регламент 1347/2000 от 29 мая 2000 г. о компетенции, признании и исполнении решении но семейным делам ч делам об ответственности родителей в отношении совместно нажитых детей и Регламент № 44/200! от 22 декабря 2000 г..

19

относящемся к юрисдикционной компетенции, признанию и исполнению решений по гражданским и торговым делам.

Характерной особенностью Брюссельских регламентов является прямое формулирование правил юрисдикционной компетенции и изъятие проверки соответствия компетенции из списка условий, подлежащих проверке при выдаче экзекватуры, что свидетельствует о высочайшей степени доверия между правопорядками государств действия Регламентов. Таким образом, условия экзекватуры сводятся преимущественно к проверке соответствия публичному порядку. Выдача экзекватуры иностранного решения упрощена до предела. Особенно в Брюссельском регламенте 44/2001, предусматривающем получение экзекватуры в бесспорном порядке. Рассмотрение вопроса принимает состязательный характер лишь в случае обжалования решения о выдаче экзекватуры.

С расширением области права Сообществ и сближением национальных законодательств, установленный в 1968 г. достаточно либеральный режим признания и исполнения судебных решений в рамках ЕС развивается по пути дальнейшего упрощения. Некоторые комментаторы рассматривает Регламенты в качестве этапа на пути к реализации проекта Единого европейского исполнительного листа.

Упрощение режима признания и исполнения судебных решении путем заключения международных договоров является эффективным средством региональном межгосударственной интеграции. Несмотря на относительное разнообразие положений международных договоров, в которых участвует Россия, среди них можно выделить две группы. Прежде всего. это режим, закрепленный международными договорами о правовой помощи, к которому относятся как двусторонние договоры, так и многосторонние соглашения, определяющие режим оказания правовой помощи между странами СНГ. Соглашениями, регулирующими в СНГ исполнение решений.

20

вынесенных хозяйственными судами по экономическим спорам, делается попытка установления более простого режима.

Закрепляемая заключенными Россией договорами о правовой помощи схема признания и исполнения выглядит, в общем виде, следующим образом:

1.    Исполнение имеет место в порядке получения экзекватуры, то есть принятия российским судом по ходатайству стороны, в чью пользу вынесено иностранное решение, специального решения, при вынесении которого проверяется соответствие решения установленным в договоре условиям и выносится определение о разрешении исполнения или об отказе в исполнении.

2. Признание отдельных, иногда специально оговоренных в соответствующем договоре категорий судебных решений, не требующих по своему характеру принудительного исполнения, допускается без специального производства. Обычно в таком случае список условий признания ограничен и сводится к отсутствию уже вынесенного решения по тому же делу и наличию исключительной компетенции суда запрашиваемого государства на его рассмотрение.

3.         При принятии решения об экзекватуре российский суд не проверяет иностранное решение по существу, а ограничивается проверкой его соответствия ряду сформулированных в договоре условии, перечень которых носит исчерпывающий характер.

4.         В случае соблюдения условий контроля, российский суд выносил решение об исполнении.

5. После выдачи экзекватуры приведение иностранного решения в исполнение осуществляется в том же порядке, что и решении национальных судов.

21

Если суд, обладающий компетенцией па вынесение решения об экзекватуре, не определен в самом договоре, то этот вопрос решается исходя из правил, закрепленных в национальном законодательстве.

В отношении решений, вынесенных хозяйственными судами по экономическим вопросам делается попытка установления более льготного режима. Речь идет о заключенных в рамках СНГ многосторонних Киевском соглашении 1992 г. и Московском соглашении 1992 г., а также двустороннем соглашении между Россией и Беларусью 2001 г. Закрепленный в таких соглашениях механизм далек от совершенства и порождает значительное количество проблем при их применении на практике. Основным же недостатком как соглашений в отношении решений по экономическим делам, так и многих соглашений о правовой помощи является часто встречающееся отсутствие возможности отказа в признании и исполнении решения в случае его противоречия российскому публичному порядку.

Во второй главе второй части «Неорганизованная (спонтанная) взаимность и вопросе признании и исполнения решений судов иностранных государств» показывается, что закрепление формального требования наличия неорганизованной (спонтанной) взаимности в области признания и исполнения иностранных судебных решении также не лишено недостатков. Одним из них является введение элемента нерациональности. Условие взаимности неэффективно, поскольку редко достигает своих целен, как в том. что касается защиты интересов формулирующего его государства, гак и защиты интересов частных лиц.

Основным же недостатком закрепления признания иностранных решений на основе взаимности, как организованной, так и неорганизованной является создаваемый им риск возможного противоречия с принятыми на себя Россией обязательствами в области защиты прав и основных свобод человека. Сформулированное в решении

22

Европейского Суда по правам человека от 17 марта 1947 по делу Хорисби «право на суд» может быть нарушено в случае отказа исполнения решения по причине отсутствия взаимности со стороны государства его вынесения.

Именно поэтому закрепление в российском праве признания и исполнения решений судов иностранных государств исходя из принципа взаимности может иметь место лишь в качестве временной меры, от применения которой следует отказаться по мере приобретения российскими судьями не хватающих им сегодня навыков работы с иностранными судебным решениями.

В «Заключении» исследования кратко перечисляются основные доводы, выступающие за либерализацию режима признания решений, вынесенных по гражданско-правовому спору иностранными судами, в том числе и в отсутствии международного договора или взаимности со стороны иностранного государства:

-          ограниченное количество заключенных Российской Федерацией договоров, регулирующих взаимное признание и исполнение судебных решений, не покрывающее все возможные к предъявлению на ее территории иностранные решения, а также неповоротливость механизма их заключения;

-          уважение к суверенитету другого государства и к его судебной системе;

-          отказ от государственного суверенитета в случае признания за судом иностранного государства полномочий на разрешение спора и признания вынесенного им решении носит преимущественно внешний характер, осуществление и демонстрация суверенитета может иметь место при принятия национальным судом решения о возможности признания и исполнения иностранного решения;

-необходимость поддержания авторитета российской правовой системы в целом;

-необходимость более успешной интеграции России в мировую экономику:

23

слабость обоснования в определенных ситуациях претензии национального правопорядка на то, что для исполнения решения по гражданско-правовому спору, такой спор должен в обязательном порядке быть разрешен национальным судом;

-          риск возможного противоречия с политикой защиты основных прав, признаваемых за любым лицом вне зависимости от его национальной принадлежности;

- «слепой» характер требований наличия договора или взаимности в области признания и исполнения иностранных судебных решений, который способен, при определенных условиях, приводить к ущемлению интересов собственных сторон в пользу иностранной стороны;

- в ряде случаев, если в основе вынесения иностранным судом решения против российского лица лежит его недобросовестное поведение, вряд ли будет логичным претендовать на ее защиту;

- необходимость устранения диспропорциональности между правовым регулированием признания и исполнения иностранных судебных решений и решений международного арбитража;

- существование механизмов, позволяющих обеспечить национальному правопорядку достаточный уровень защищенности от возможных негативных последствий признания и исполнения иностранных судебных решений: проверка наличия у иностранного суда достаточных оснований для рассмотрения спора и непротиворечие такого решения российскому публичному порядку.

По результатам исследования автором предлагается проект возможной редакции основных законодательных норм, регулирующих признание и исполнение иностранных судебных решений на территории Российской Федерации.