Глава третья называется «Особенности участия государствен­ных вузов в гражданском обороте (по действующему законода­тельству)». В ней рассматриваются вопросы предпринимательской деятельности государственных вузов, платной образовательной дея­тельности и особенности их ответственности.

В параграфе 3.1 «Предпринимательская деятельность вуза как некоммерческой организации» дается общая характеристика пред­принимательской деятельности государственных и негосударствен­ных вузов. Исследуются ее признаки. Аргументируются выводы. 1. Некоммерческие организации самостоятельны в осуществлении предпринимательской деятельности, но объем их самостоятельности отличается от коммерческих организаций. 2. Непрозрачность бюд­жетных средств не позволяет увидеть истинные размеры риска. Должное финансирование некоммерческих организаций позволяет покрыть убытки не только по основной деятельности, но и предпри­нимательской. Вместе с тем, реальный риск имеет место. Предпри­нимательская деятельность государственных вузов не подвержена риску по причине отсутствия угрозы банкротства. 3. Признак «на­правленности на систематическое получение прибыли» противоречит природе некоммерческой организации. 4. Некоммерческие орга­низации как предприниматели не регистрируются. Проведенное ис­следование признаков предпринимательской деятельности вузов дает основание усомниться в предпринимательской природе деятельности вузов как некоммерческих организаций.

Анализ норм: ФЗ РФ «О некоммерческих организациях», ФЗ РФ «Об общественных объединениях», «Основ законодательства о куль­туре» и др. свидетельствует об отсутствии определения понятия предпринимательской деятельности некоммерческой организации. Не случайно на практике широко используется термин «непредпринима­тельская деятельность». О непредпринимательской природе отдель­ных видов некоммерческих организаций говорят, например, О.Н. Са­диков, Е.А. Суханов. Отрицательно к предпринимательству вузов от­носятся в государствах Западной Европы. Диссертантом предложено понятие предпринимательской деятельности некоммерческих органи­заций дать, применив прием правовой фикции, и рассматривать ее как приравненную к предпринимательской. Автор критически относится к определению понятия предпринимательской деятельности через понятие «прибыль». В работе уделяется особое внимание категории «доход», его соотношению со смежным понятием «прибыль». По сравнению с доходом прибыль как категория имеет неустойчивый характер и предполагает наличие положительного результата, кото­рый организация не всегда может получить. Результат может быть отрицательным или равняться нулю. По сравнению с прибылью более удачное понятие «доход». На практике «прибыль» и «доход» разли­чают. Полагаем, что требуют совершенствования и нормы ГК РФ в отношении предпринимательской деятельности некоммерческой ор­ганизации. В связи с чем имеет смысл в гражданское законодательст­во внести ряд изменений. 1. Дополнить п. 1 ст. 2 ГК определением понятия предпринимательской деятельности некоммерческой организации: «Деятельность некоммерческой организации приравнивается к предпринимательской, если она направлена на получение доходов». 2. Изменить редакцию ч. 2 п. 3 ст. 50 ГК. «Некоммерческая организа­ция вправе осуществлять иную, не предусмотренную уставом дея­тельность, направленную на получение доходов, в соответствии с ГК». 3. Дополнить ст. 136 ГК частью 2. «Прибыль - вид дохода, оп­ределяемая в установленном федеральным законодательством по­рядке».

Наибольшее распространение в вузах получил такой вид предпри­нимательской деятельности как аренда части зданий и сооружений. Этому вопросу посвящен параграф 3.1.2. «Сдача в аренду зданий и сооружений». Выявлено несовершенство норм ГК в связи с отсутст­вием понятий «здание» и «сооружение». Представляется, что целесо­образно разграничивать понятия «здание» и «сооружение» по их на­значению. Здание отличается от сооружения тем, что предназначено для пребывания в нем людей, в то время как сооружение служит лишь техническим целям. С учетом этих различий предложены вари­анты понятий «здание» и «сооружение» (см. с. 7), которые в качестве общей нормы могут быть закреплены в ст. 132/1 ГК. 1. Они заняли бы логическое место в подразделе третьем ГК «Объекты гражданских прав». 2. Была бы соблюдена традиционная для отечественного зако­нодателя последовательность: вначале ст. 132 ГК «Предприятие», за­тем следует ст. 132/1 ГК «Здания и сооружения», как специфические объекты недвижимости», отличающиеся особой ценностью.

Рассматривается вопрос о возможности совершения сделок с час­тями зданий и сооружений. Необходимости в различном правовом регулировании целых объектов и их частей нет, что подтверждается практикой. В связи с чем имеет смысл изменить п. 1 ст. 650 ГК, изло­жив его в редакции: «По договору аренды здания или сооружения арендодатель обязуется передать во временное владение или во вре­менное пользование здание или его часть, сооружение или его часть». Это позволит устранить несогласованность между п. 1 ст. 650 ГК и п. 3 ст. 654 ГК. При определении предмета такого договора предлагается прикладывать выкопировку с нанесением контуров гра­ниц частей зданий или сооружений по плану.

Противоречие между нормами ГК (ст.608 и ст. ст. 296, 298) выяви­ло необходимость исследования вопроса о полномочиях Мингоси­мущества РФ и его территориальных органов. В результате анализа правовых актов с 1992 года по настоящее время, сделан вывод, что Мингосимущество РФ и его территориальные органы не являются и не являлись ранее управомоченными собственником лицами по сдаче имущества в аренду государственных вузов. Этой же позиции при­держивается Высший Арбитражный суд. Целесообразно п. 1 ст. 298 ГК привести в соответствие со ст. 296 и 608 ГК. В связи с чем предла­гается следующая редакция: «Учреждение не вправе отчуждать или иным способом распоряжаться закрепленным за ним имуществом, приобретенным за счет средств, выделенных ему по смете, за исклю­чением случаев, предусмотренных в законах и иных правовых актах».

Исследование положений п. 11 ст. 39 закона об образовании об ус­ловиях сдачи имущества в аренду, показало, что данные правила но­сят декларативный характер. В соответствии с указанной нормой вуз вправе выступать в качестве арендодателя в случае, если 1. получено согласие совета образовательного учреждения; 2. цена имущества, не ниже цен, сложившихся в данном регионе. На практике, во-первых, совет не может оспорить сделку по передаче имущества в аренду при отсутствии его согласия. Во-вторых, определить уровень цен доста­точно сложно. Поэтому предлагается исключить условие о согласии совета, а также уточнить условие об установлении уровня цен. В свя­зи с чем целесообразно внести изменение в п. 11 ст. 39 закона об об­разовании. «Образовательное учреждение вправе выступать в качест­ве арендатора и арендодателя имущества. Сдача в аренду государст­венным или муниципальным образовательным учреждением имуще­ства, закрепленного за ним собственником на праве оперативного управления, а также земельных участков осуществляется без права выкупа по ценам, которые не могут быть ниже цен, установленных органами местного самоуправления».

Параграф 3.2 «Платная образовательная деятельность госу­дарственных вузов» разбит на два пункта и начинается с обобщения научных взглядов по проблеме услуг (пункт 3.2.1. «Понятие плат­ной образовательной деятельности). Легального понятия услуги в ГК нет. В науке гражданского права до сих пор понятие услуги так и не выработано. Выделено несколько существенных признаков услуги: отсутствие овеществленного результата труда, направленность на по­лучение результата, упорядоченность, синхронность предоставления и исполнения услуг и отсутствие гарантированного результата. Институт возмездного оказания услуг еще только начинает складывать­ся. Возможно, что при изучении различного вида услуг выявятся та­кие признаки услуги, которые не являются общими. Относительно образовательных услуг общий теоретический вывод о признаках ус­луги подтверждается.

Специальные законы не отличаются последовательностью в регу­лировании платной образовательной деятельности. В результате со­поставления делается вывод, что специальные законы различают три вида платной образовательной деятельности: дополнительные обра­зовательные услуги; платную деятельность, осуществляемую негосу­дарственными вузами; подготовку и переподготовку обучающихся на платной основе по договорам с физическими и юридическими лица­ми. В юридической литературе спорным является вопрос о природе договоров о подготовке и переподготовке обучающихся на платной основе. Диссертант считает, что договоры следует относить к догово­рам об оказании образовательных услуг. Внутривидовое деление об­разовательных услуг соответствует видам образовательной деятель­ности (высшее и послевузовское; по ступеням: бакалавр, специалист, магистр; по формам: очная, очно-заочная, вечерняя, экстернат и др.)

Договор о подготовке и переподготовке по определенной специ­альности (на оказание образовательных услуг) возникает из сложного фактического состава: 1. наличие соответствующего образования; 2. подача заявления; 3. прохождение конкурсного отбора. Закон об об­разовании называет еще один юридический факт-издание приказа о зачислении в число студентов. Представляется, что издание приказа должно производится после заключения договора, но не позднее 10 дней, после письменного оглашения списков студентов. Денежную сумму, внесенную при поступлении в вуз, следовало бы рассматри­вать в качестве задатка (см. с. 8).

В пункте 3.2.2 «Договор об оказании образовательных услуг» исследуются субъекты договора. Интерес представляет заказчик ус­луги, т. к. в его роли может выступать не только гражданин, но и юридическое лицо (ст. 29 закона о высшем образовании). Вместе с тем в п. 1 ст. 781 ГК содержится правило, предусматривающее обя­занность заказчика оплатить «оказанные ему услуги». Фактически это означает, что в роли заказчика должно выступать лицо, непосредст­венно получающее услугу. Поэтому в работе также уделено внимание рассмотрению договорных связей, складывающихся с участием гражданина и юридического лица. Возможно, по крайней мере, два вари­анта: 1. договор, в котором на стороне заказчика выступает несколько лиц, т.е. гражданин и юридическое лицо; 2. договор в пользу третьего лица (в этом случае услуга оказывается не заказчику, в роли которого выступает юридическое лицо, а третьему лицу - гражданину). Для предоставления возможности заключения договоров с участием юри­дических лиц имеет смысл отредактировать п. 1 ст. 781 ГК, т. е. из текста закона исключить слово «ему».

В этом пункте анализируются условия договора об оказании обра­зовательных услуг, а также складывающаяся практика по заключе­нию этих договоров на примере Томского госуниверситета и Томско­го педуниверситета. Думается, что договор на оказание образователь­ных услуг должен иметь традиционную структуру (преамбула; пред­мет договора; цена; сроки договора; права и обязанности исполнителя и заказчика; изменение и расторжение договора; ответственность; иные условия договора; реквизиты сторон). Причем, к числу сущест­венных условий договора, помимо предмета, имеет смысл отнести также условие о сроке и цене. Специальные законы предусматривают многообразные сроки освоения программ, поэтому необходима их четкая регламентация в договоре. Практика показывает, что суды от­ветственно относятся к условию о сроке в договоре. Включение усло­вия о цене в качестве существенного обусловлено необходимостью предоставления качественных услуг.

Поскольку специальные законы не уделяют внимания регулирова­нию платной образовательной деятельности, предложено в закон о высшем образовании включить шестую главу, регламентирующую платную образовательную деятельность (см. с. 7).

В параграфе 3.3 «Особенности гражданско-правовой ответст­венности государственных вузов» рассматривается вопрос об объе­ме гражданско-правовой ответственности государственных вузов. Закон об образовании расширил пределы ответственности образова­тельных учреждений по сравнению с нормами ГК, распространив ее на имущество, приобретенное за счет средств от приносящей доходы деятельности. В юридической литературе по вопросу об ответствен­ности учреждений единого мнения нет. Судебная практика еще не сложилась, но наметилась тенденция расширения пределов ответст­венности учреждений по сравнению с нормами ГК. Представляется, что соответствующие коррективы, учитывающие, во-первых необходимость сохранения государственных вузов; во-вторых, склады­вающуюся практику, следовало бы внести в закон. В связи с чем предложена новая редакция п. 2 ст. 120 ГК и п. 9 ст. 39 закона об об­разовании (см. с. 9). Исследуется вопрос о субъектах субсидиарной ответственности. Обращается внимание на необходимость разграни­чения между субъектами имущественной ответственности, в качестве которых выступают соответствующие публично-правовые образова­ния, и участниками процессуальных отношений (соответствующих государственных органов).