Учиться в России!
Регистрация »» // Логин:  пароль:

Федеральный правовой портал (v.3.2)
ПОИСК
+ подробный поиск
Подняться выше » Главная/Все документы/

Источник: Электронный каталог отраслевого отдела по направлению «Юриспруденция»
(библиотеки юридического факультета) Научной библиотеки им. М. Горького СПбГУ


Современное состояние организованной преступности в Казахстане :

Предварительные итоги криминологического исследования /
М. Абисатов.

Абисатов, М.
2004

Аннотация: Опубликовано : Юрист. - 2004. - № 7.
Полный текст документа:

Современное состояние организованной преступности в Казахстане. Предварительные итоги криминологического исследования
(Продолжение. Начало в №№ 5, 6 за 2004 г.)

Вопрос о необходимости определения современных сфер противоправной деятельности организованных преступных групп возник не случайно. По глубокому убеждению автора, начальника отдела Центра коммуникативных технологий «Репутация», соискателя кафедры ОРД Академии МВД РК Махамбета Абисатова, для эффективной борьбы с организованной преступностью необходимо четко определить, где, в какой сфере cегодня сосредоточены интересы и источники доходов организованных преступных групп, с тем чтобы впоследствии можно было выработать и предпринять комплекс мер по их ликвидации и подрыву финансовой базы ОПГ. Без этого, по его мнению, борьба с организованной преступностью будет напоминать борьбу с многоголовой гидрой: неперекрытые источники финансирования будут служить питательной средой для привлечения новых членов ОПГ, появления в криминальных структурах новых лидеров вместо погибших в «разборках» или изолированных от общества в результате уголовного преследования, а также для коррумпирования и разложения чиновников государственного аппарата. В этом автор разделяет справедливое мнение К. Нуржаубаевой о том, что образ мафиози в сознании определенной части общества окружен не только ореолом романтики, но и вполне осязаемыми материальными благами.[1]

Cферы противоправной деятельности организованных преступных групп

Исследовавшие в начале-середине 90-х годов прошлого века этот вопрос отечественные ученые справедливо указывали на такие традиционные источники доходов ОПГ, как рэкет, «выбивание» долгов, предоставление услуг криминальной «крыши», наркобизнес, проституция, азартные игры, корыстно-насильственные преступления, одновременно отмечая взаимосвязь организованной преступности с экономикой[2].

Другие отечественные исследователи наряду с этим полагают, что на современном этапе организованные преступные группы извлекают прибыль, контролируя банки и финансовые институты, контрабанду антиквариата и культурных ценностей, радиоактивных веществ, редкоземельных и ядерных материалов, незаконную миграцию, торговлю человеческими органами[3].

Какова же реальная ситуация на сегодняшний день? Ведь очевидно, что, совершенствуя свою противоправную деятельность и адаптируя ее к защитным механизмам государства, организованные преступные группы выходят за рамки традиционных видов криминального бизнеса. Поэтому для выяснения реальной картины в ходе исследования экспертам предлагалось высказать в различных анкетах свое мнение по вопросам, позволяющим определить современные сферы противоправной деятельности организованных преступных групп в нашей стране.

Для начала в связи с ведущейся учеными и практическими работниками полемикой по вопросу о том, какая сфера противоправной деятельности наиболее характерна для ОПГ — экономическая или общеуголовная, предлагаем вернуться к первой главе настоящего исследования «Определение понятия организованной преступности», где уже высказывалась точка зрения о том, что организованная преступность возникла и существует в нашей стране в так называемой «смешанной» форме «на стыке» общеуголовной, экономической и коррупционной преступности[4], что подтверждено мнением абсолютного большинства опрошенных экспертов (см. таблицу № 3).

Для проверки объективности указанных мнений, а также определения современных сфер и видов противоправной деятельности ОПГ были использованы тесты с вопросами, которые ставились перед экспертами в различных анкетах (см. таблицы № 6 — 8).

Так, при оценке характера современной противоправной деятельности ОПГ (см. таблицу № 6), большинство экспертов высказало мнение о том, что сегодня в Казахстане ОПГ контролируют определенную часть среднего и малого бизнеса (79,9%) и совмещают коммерческую деятельность с совершением уголовных преступлений корыстно-насильственной направленности (55,6%), что соответствует высказанному мнению о том, что организованные преступные группы действуют «на стыке» общеуголовной, экономической и коррупционной преступности.

Еще треть экспертов (33,2%) считает, что ОПГ сегодня контролируют крупный бизнес областного и регионального масштаба, а 12% — крупный бизнес республиканского и международного уровней. По мнению экспертов, это наиболее характерно для предприятий металлургической промышленности.

Лишь 3,6% экспертов (сотрудники криминальной полиции) полагают, что ОПГ контролируют банковский бизнес и финансовые структуры, хотя так не считают следователи и оперработники финансовой полиции, девятых подразделений и подразделений по борьбе с организованной преступностью, ссылаясь на отсутствие оперативной информации и уголовных дел по таким фактам. Комментируя свою позицию, эксперты из числа бизнесменов, лидеров и членов ОПГ пояснили, что на сегодняшний день практически все банки и связанные с ними финансовые структуры (ипотечные, лизинговые компании и т.д.) принадлежат известным олигархическим группам, имеющим прикрытие в лице влиятельных фигур во властных структурах, спецслужбах и правоохранительных органах, в связи с чем взять их под криминальный контроль довольно проблематично.

По мнению экспертов (см. таблицу № 7), наибольший интерес ОПГ и их противоправная деятельность сегодня отмечаются на таких объектах казахстанской экономики, как:

1) таможенные посты и склады временного хранения (71,9%);

2) сельское хозяйство (68,3%);

3) нефтегазовый сектор (67,6%);

4) предприятия по выпуску спирта, ликероводочной продукции и безалкогольных напитков (63,7%);

5) предприятия по выпуску табачной продукции (38,7%);

6) инфраструктура железнодорожного транспорта и железнодорожные перевозки (37,8%);

7) предприятия рыбной промышленности (32,2%);

8) предприятия черной и цветной металлургии, а также вторичный рынок цветных и черных металлов (28,1%);

9) предприятия лесной и деревообрабатывающей промышленности (14,2%);

10) предприятия угольной промышленности (10,5%).

В частности, по мнению экспертов, на таможенных постах и складах временного хранения ОПГ привлекает как возможность контрабандного провоза товаров, которые впоследствии реализуются через контролируемые ОПГ торговые точки, так и возможность обложения «данью» предпринимателей, экспортирующих и импортирующих товары из-за границы, в сельском хозяйстве — приобретение земельных наделов, зерновой рынок, контроль над элеваторами и мукомольными производствами, в нефтегазовом секторе — инфраструктура, связанная с освоением нефтегазовых месторождений, а также нефтебазы и АЗС, в рыбной промышленности — икорный бизнес, незаконный вылов и сбыт крупных партий рыбы как частиковых, так и ценных осетровых пород.

Наряду с определением сфер противоправной деятельности ОПГ в ходе исследования изучался вопрос о том, совершение каких преступлений сегодня наиболее характерно для организованных преступных групп и приносит им наибольшие доходы. По мнению экспертов, такими преступлениями сегодня являются (см. таблицу № 8):

1) уклонение от налогообложения (66,8%);

2) контроль рынка торговли наркотиками (65,1%);

3) контрабанда товаров (63,3%);

4) контроль рынков, базаров, торговых точек (61,9%);

5) контроль игорного бизнеса (60,3%);

6) контроль ресторанов, кафе, баров (54,5%);

7) контроль развлекательного бизнеса (47,4%);

8) контроль рынка ГСМ (АЗС и нефтебазы) (46,9%);

9) вымогательство (рэкет) (45,9%);

10) самоуправство («выбивание» долгов) (45,5%);

11) контроль рынка проституции (41,1%);

12) разбойные нападения (34,7%);

13) контроль рынка торговли оружием (28,2%);

14) кражи автомашин (28,1%);

15) контроль автосалонов (19,1%);

16) похищение людей, захват заложников (8,6%).

При анализе 16 наиболее выгодных для ОПГ видов противоправной деятельности очевидно их различие по групповой принадлежности к разным видам преступности:

1) только 2 из них (12,5%) относятся к категории преступлений в сфере экономики — уклонение от налогообложения и контрабанда товаров;

2) к преступлениям общеуголовного характера относятся 8 (50%) видов противоправной деятельности ОПГ — торговля людьми, наркотиками и оружием, рэкет, самоуправство, разбойные нападения, кражи автомашин, похищение людей и захват заложников;

3) предоставление ОПГ услуг криминальной «крыши» бизнесменам в 6 указанных случаях (37,5%), по нашему мнению, необходимо отнести к преступлениям «на стыке» общеуголовной, экономической и коррупционной преступности, поскольку в этих случаях бизнесмены, чиновники и криминалитет выступают в качестве партнеров (неравноправных, но все же партнеров) по совместному бизнесу, в котором бизнесмены являются инструментом получения незаконных средств, а коррумпированные чиновники и криминалитет обеспечивают защиту нечестного бизнеса от государственного, общественного контроля и конкурентов с использованием своего служебного положения, насилия и коррупции, что еще раз подтверждает высказанное мнение о том, что в современных условиях ОПГ действуют «на стыке» различных видов преступности, совмещая коммерческую деятельность с совершением уголовных преступлений корыстно-насильственной направленности.

В целом наблюдается совпадение мнений у 3-х экспертных групп из числа работников правоохранительных органов и бизнесменов. Эксперты из числа лидеров и членов ОПГ, комментируя свою позицию, высказали следующее мнение:

1) подавляющая часть из них (93%) считает, что сегодня невыгодно и опасно заниматься похищением людей и захватом заложников; (80%) — совершением разбоев и кражами автомашин; почти три четверти (73%) — вымогательством (рэкетом); почти две трети (60%) — самоуправством («выбиванием» долгов), поскольку имеются другие, по их мнению, сравнительно безопасные (как традиционные, так и новые) способы извлечения преступных доходов. Сегодня совершение названных уголовных преступлений, по их мнению, — это лишь закалка духа и «школа» для натаскивания молодежи, пополняющей ОПГ;

2) незаконный рынок проституции, торговли людьми и наркотиками, по их мнению, лишь на 30% контролируется ОПГ, а в 70% случаев — коррумпированными сотрудниками правоохранительных органов, в том числе совместно с ОПГ;

3) игорный бизнес (казино, игровые автоматы, бильярдные и т.д.), рынки, базары и торговые точки, по их мнению, лишь на 30% контролируются ОПГ, а в 70% случаев — коррумпированными чиновниками, в том числе совместно с ОПГ;

4) развлекательный бизнес (дискотеки, ночные клубы и т.д.), рестораны, кафе и бары, по их мнению, лишь на 13% контролируются ОПГ, в 87% случаев — коррумпированными чиновниками или ими же совместно с ОПГ;

5) незаконный рынок торговли оружием в 87% случаев принадлежит военным и выходцам с Северного Кавказа;

6) похищения людей и захват заложников в 93% случаев — криминальный бизнес выходцев с Северного Кавказа и экстремистов, вынашивающих идеи возрождения Восточного Туркестана.

Ни одна экспертная группа не связывает с деятельностью ОПГ такие виды противоправной деятельности, как хищения и контрабанда антиквариата и культурных ценностей, радиоактивных веществ, редкоземельных и ядерных материалов, торговля человеческими органами и организация нелегальной миграции через территорию РК. Комментируя свое мнение, следователи и оперработники финансовой полиции, девятых подразделений и подразделений по борьбе с организованной преступностью ссылаются на отсутствие оперативной информации и уголовных дел по таким фактам, бизнесмены — на неосведомленность, лидеры и члены ОПГ — на трудоемкость и невыгодность этих видов противоправной деятельности.

Тем не менее 83,8% экспертов (243 чел.) считают, что торговля человеческими органами — это противозаконный бизнес не связанных с ОПГ отдельных чиновников, имеющих отношение к хирургической и судебной медицине, которым за взятки оказывают содействие отдельные сотрудники правоохранительных органов.

Основываясь на личном опыте практической работы и результатах настоящего исследования, позволим себе выразить несогласие с точкой зрения авторов, полагающих, что под контролем организованных преступных групп находится процесс незаконной миграции[5]. По нашему мнению, процесс миграции населения из стран с нестабильной экономической и политической ситуацией в более благополучные государства носит стихийный характер, вследствие чего взятие его под контроль для государственного аппарата не только Казахстана, но и других государств — крайне затруднительно, а для ОПГ — практически невозможно. Этого же мнения придерживаются и 88,6% опрошенных экспертов (257 чел.). Вокруг этого процесса, по мнению экспертов, безусловно, «кормится» определенный круг предприимчивых людей, которые оказывают нелегальным мигрантам различные платные услуги:

— жители приграничных населенных пунктов — в обходе КПП, ночлеге, пище и поиске средств передвижения;

— владельцы пассажирского автотранспорта, бригадиры и проводники поездов, сотрудники пограничных, таможенных и полицейских постов — в транзитном проезде через территорию РК;

— сотрудники миграционной полиции — в поиске сезонной работы в нашей стране и т.д.

Однако, по мнению экспертов, этот процесс носит не организованный, а стихийный характер и криминальными структурами не контролируется, вследствие чего большая часть нелегальных мигрантов из стран дальнего зарубежья задерживается и выдворяется из страны. Сами лидеры и члены ОПГ высказали мнение о том, что оказание подобных платных услуг нелегальным мигрантам — довольно трудоемкий и невыгодный в финансовом отношении процесс, связанный с транзитом по нескольким регионам страны, в каждом из которых действуют конкурирующие ОПГ, кооперироваться с которыми в этом противозаконном бизнесе не имеет смысла по причинам его трудоемкости и низкой доходности.

В то же время на подразделения по борьбе с организованной преступностью в 2002 году были возложены функции по борьбе с незаконной миграцией, что, по нашему мнению, привело к неэффективному распылению сил и средств этой службы на выполнение несвойственных ей функций, а говоря простым языком — к «поиску в темной комнате черной кошки, которой там нет». Представляется, что было бы более эффективным использование сил и средств подразделений по борьбе с организованной преступностью в этой сфере через призму борьбы с терроризмом и религиозным экстремизмом путем выявления, оперативного изучения и разработки замкнутых земляческих общин мигрантов, прибывающих из зон вооруженных конфликтов, имеющих опыт ведения боевых действий, подверженных экстремистской идеологии и способных оказать негативное влияние на оперативную обстановку в местах их оседания. Именно этим и занимался в 2001 г. шестой департамент МВД РК, деятельность которого по ликвидации ряда террористических и экстремистских организаций получила положительную оценку Главы государства[6].

Подводя итоги этой главы исследования, необходимо отметить следующие моменты:

1. Основываясь на результатах настоящего исследования, позволим себе выразить мнение о том, что утверждения о якобы имеющем место контроле ОПГ над банками и финансовыми институтами, хищениями и контрабандой антиквариата и культурных ценностей, радиоактивных веществ, редкоземельных и ядерных материалов, торговлей человеческими органами и организацией незаконной миграции через территорию Казахстана не имеют под собой реальной почвы.

2. Для более эффективной борьбы с организованной преступностью и подрыва ее финансовой базы деятельность правоохранительных органов, на наш взгляд, должна быть сконцентрирована на противодействии тем видам противоправной деятельности, которые сегодня приносят организованным криминальным структурам наибольшие доходы.

3. Уже сегодня правоохранительным органам совместно с заинтересованными министерствами и ведомствами необходимо выработать комплекс мер по оперативному прикрытию и обслуживанию таких отраслей и объектов казахстанской экономики, как таможенные посты и склады временного хранения, сельское хозяйство, нефтегазовый сектор, железнодорожный транспорт, предприятия рыбной, лесной, деревообрабатывающей, угольной промышленности, черной и цветной металлургии, вторичный рынок цветных и черных металлов, предприятия по выпуску спирта, табачной и ликероводочной продукции, объекты и сферы торговли, обслуживания, игорного и развлекательного бизнеса, на которых отмечается интерес и противоправная деятельность организованных преступных групп, приносящая им незаконные доходы.

4. В ходе исследования установлено, что:

— организованная преступность возникла и существует в нашей стране в так называемой «смешанной» форме — «на стыке» общеуголовной, экономической и коррупционной преступности;

— сегодня в Казахстане организованные преступные группы извлекают незаконные доходы за счет криминальной «опеки» определенной части крупного, среднего и малого бизнеса и совмещения коммерческой деятельности с совершением уголовных преступлений корыстно-насильственной направленности;

— незаконные рынки проституции, торговли людьми, наркотиками и оружием, определенная часть игорного, торгового и развлекательного бизнеса контролируются сегодня криминалитетом в альянсе с недобросовестными бизнесменами и коррумпированными чиновниками государственного аппарата;

— лишь восьмая часть (12,5%) наиболее характерных и доходных на сегодняшний день для ОПГ преступлений относится к категории преступлений в сфере экономики, половина (50%) — к преступлениям общеуголовного характера, а более трети (37,5%) — к преступлениям «на стыке» общеуголовной, экономической и коррупционной преступности.

В то же время в сфере организации борьбы с организованной преступностью сложилась парадоксальная ситуация. Так, Указом Президента РК от 5.11.1997 г. № 3731 полномочия по борьбе с организованной преступностью возложены на МВД[7], однако другим Указом Президента РК от 23.12.2003 г. № 1255 МВД лишено функций и полномочий по выявлению и расследованию экономических и коррупционных преступлений, которые этим указом переданы в преобразованное Агентство РК по борьбе с экономической и коррупционной преступностью (финансовую полицию)[8].

Здесь возникает естественный для специалистов вопрос: если организованная преступность в нашей стране существует «на стыке» общеуголовной, экономической, коррупционной преступности, и МВД должно и обязано с ней бороться, то как оно будет с ней бороться, если попросту лишено необходимых для этого функций и полномочий? В этой связи представляется справедливым мнение генерал-майора юстиции В. Ф. Шведюка, длительное время возглавлявшего правоохранительные органы страны и отмечавшего еще в 2000 г.: «Ощущается разбалансированность подходов к борьбе с организованной преступностью, которая неразрывно связана с экономикой, как легальной, так и «теневой». Возможность ее существования обеспечивается коррумпированными чиновниками правоохранительных, судебных и контролирующих органов. Агентство финансовой полиции, которому подследственна основная часть преступлений в сфере экономики, в меньшей мере интересуют эти вопросы, МВД же лишено функций расследования этих преступлений. КНБ занимается проблемами организованной преступности лишь применительно к лицам, занимающим ответственные государственные должности. Такая несогласованность не способствует успешной борьбе с организованной преступностью. Подследственность преступлений не должна монополизироваться в одном ведомстве»[9].

Комментируя Указ Президента РК от 23.12.2003 г., секретариат Совета безопасности РК обосновал передачу функций и полномочий МВД по выявлению и расследованию экономических и коррупционных преступлений финансовой полиции необходимостью исключить дублирование функций между правоохранительными органами и сконцентрировать правоохранительную деятельность в сфере экономики[10].

Не отрицая важности задач по борьбе с этими видами преступлений, препятствующих поступательному развитию экономики и становлению правового государства, по нашему мнению, стоит задаться вопросом: чем плоха состязательность в деятельности правоохранительных органов? Ведь образование в соответствии с тем же Указом Президента РК Комитета по борьбе с наркобизнесом и контролю за оборотом наркотиков МВД РК[11], на который возложена координация всей антинаркотической деятельности в стране, не повлекло лишения полномочий и функций по борьбе с наркобизнесом органов КНБ и таможни, которые на сегодняшний день изымают большую часть наркотиков, следующих транзитом из Афганистана. Достаточно упомянуть факты изъятия сотрудниками КНБ 86 кг героина в Алматы в сентябре 1999 г. и 322 кг героина сотрудниками актюбинской таможни в октябре 2003 г., которые наглядно иллюстрируют, что дублирование функций и состязательность в деятельности правоохранительных органов — это разные вещи.

По нашему мнению, налицо противоречия, вытекающие из природы обсуждаемой проблемы. Очевиден факт, что подавляющая часть «заказных» убийств и других подследственных МВД преступлений, связанных с организованной преступной деятельностью, борьбой между бизнесменами и криминальными структурами за передел собственности и сфер влияния, связаны с экономикой и коррупцией, а также совершением преступлений в этих сферах[12].

В связи с этим представляется оправданной постановка вопроса о дополнении существующей практики принципом состязательности различных правоохранительных органов не только в борьбе с наркобизнесом, но и с экономическими и коррупционными преступлениями, что компенсировало бы издержки нынешнего разделения их полномочий. Это только способствовало бы обеспечению более эффективной борьбы с организованной преступностью. Не следует ли, вспомнив опыт ГСК, сохранить за МВД функции и полномочия по выявлению и расследованию экономических и коррупционных преступлений? Нельзя, на наш взгляд, забывать и о том, что до разделения полномочий органами МВД выявлялась половина всех экономических и три четверти коррупционных и должностных преступлений в стране[13].

В сегодняшней же ситуации мы солидарны с мнением экспертов, справедливо, на наш взгляд, прогнозирующих, что в результате лишения МВД необходимых функций и полномочий борьба с организованной преступностью вряд ли сможет эффективно вестись по объективным причинам и будет сопряжена с самообманом, обманом власти и общества, на что обращалось внимание во второй главе настоящего исследования «Определение понятия организованной преступной группы, ее признаков и внутренней структуры».

Тенденции развития организованной преступности в нашей стране будут рассмотрены в следующей главе настоящего исследования.

[1] Нуржаубаева К.И. «Криминалистический анализ действующих организованных преступных групп вымогателей как источник методики расследования преступлений», диссертация на соискание…, Алматы, 1999.

[2] Рогов И.И. «Экономика и преступность», Алматы, 1991; Мауленов Г.С. «Криминологическая характеристика организованной преступности», Алматы, Адилет-Пресс, 1997; Тлеухан Р. «Проблемы расследования и предупреждения преступлений, совершаемых организованной группой в денежно-кредитной сфере», диссертация на соискание…, Алматы, 1998; Нургалиев Б.М. «Теоретические и прикладные проблемы расследования организованной преступной деятельности», диссертация на соискание…, Караганда, 1998 и др.

[3] Канафин Д.К. «Проблемы процессуальной формы судопроизводства по делам об организованной преступности», диссертация на соискание…, Москва, 1997, с. 4; Ахмедов Э.М. «Актуальные вопросы расследования и предотвращения корыстно-насильственных преступлений, совершаемых межрегиональными организованными преступными группами», диссертация насоискание…, Алматы, 1999, с. 9, 11; Базилов А.Н. «Криминалистическое обеспечение расследования организованной преступной деятельности», диссертация на соискание…, Караганда, 2001, с. 22-23, 35, 70 и др.

[4] Абисатов М.Х. «Современное состояние организованной преступности в Казахстане. Предварительные итоги криминологического исследования» (часть 1), «Юрист», 2004, № 5, с. 58-63.

[5] Ахмедов Э.М. «Актуальные вопросы расследования и предотвращения корыстно-насильственных преступлений, совершаемых межрегиональными организованными преступными группами», диссертация на соискание…, Алматы, 1999, с. 11; Базилов А.Н. «Криминалистическое обеспечение расследования организованной преступной деятельности», диссертация на соискание…, Караганда, 2001, с. 22-23.

[6] «Обзор оперативно-служебной деятельности ГУВД-УВД областей, г. Алматы, г. Астаны и ГУВД на транспорте по борьбе с организованной преступностью, бандитизмом, криминальным терроризмом и религиозным экстремизмом за 2001 г.», Астана, МВД РК, 2002; Абисатов М.Х. «Совершенствование борьбы с организованной преступностью», «Юрист», 2003, № 12, с. 62.

[7] Часть 3 Указа Президента Республики Казахстан от 5 ноября 1997 г. № 3731 «О мерах по укреплению национальной безопасности, дальнейшему усилению борьбы с организованной преступностью и коррупцией», http://www.pmicro.kz/DB/Busn/Govern/Laws/Ukase/Crime.htm

[8] Пункт 2, ч. 1 Указа Президента Республики Казахстан от 23 декабря 2003 г. № 1255 «О мерах по дальнейшему совершенствованию системы государственного управления Республики Казахстан», http://www.finpol.kz/SMI/KazPravda.htm.

[9] Шведюк В.Ф. «Меры совершенствования деятельности правоохранительных органов по борьбе с организованной преступностью», выступление на коллегии МВД РК по итогам 1999 г., Астана, 2000.

[10] Комментарии к Указу Президента Республики Казахстан от 23.12.2003. № 1255 на сайте: http://www.finpol.kz/SMI/KazPravda.htm

[11] Пункт 1, ч. 2 Указа Президента Республики Казахстан от 23 декабря 2003 г. № 1255 «О мерах по дальнейшему совершенствованию системы государственного управления Республики Казахстан», http://www.finpol.kz/SMI/KazPravda.htm

[12] Абисатов М.Х., Нурмуханбетов А.А. «Методические рекомендации по раскрытию «заказных» убийств», Астана, МВД РК, 2001.

[13] Статистика ЦПСиИ при Генеральной прокуратуре РК, а также обзоры об оперативно-служебной деятельности Девятого департамента МВД РК.


Источник информации:
Казахстанский юридический портал. Журнал ¨Юрист¨. ( http://www.zakon.kz/magazine/archive/2004_07_12.asp )

Информация обновлена:26.10.2006


Если Вы не видите полного текста или ссылки на полный текст документа, значит в каталоге есть только библиографическое описание.

Copyright 2002-2006 © Дирекция портала "Юридическая Россия" наверх
Редакция портала: info@law.edu.ru
Участие в портале и более общие вопросы: reception@law.edu.ru
Сообщения о неполадках и ошибках: system@law.edu.ru