Учиться в России!
Регистрация »» // Логин:  пароль:

Федеральный правовой портал (v.3.2)
ПОИСК
+ подробный поиск
Подняться выше » Главная/Все документы/

Источник: Электронный каталог отраслевого отдела по направлению «Юриспруденция»
(библиотеки юридического факультета) Научной библиотеки им. М. Горького СПбГУ


Современное состояние организованной преступности в Казахстане :

Предварительные итоги криминологического исследования /
М. Абисатов.

Абисатов, М.
2004

Аннотация: Опубликовано : Юрист. - 2004. - № 8.
Полный текст документа:

Современное состояние организованной преступности в Казахстане

Предварительные итоги криминологического исследования
(Продолжение. Начало в №№ 5, 6, 7 за 2004 г.)

В первой части исследования автор, начальник отдела Центра коммуникативных технологий «Репутация», соискатель кафедры ОРД Академии МВД РК Махамбет Абисатов уже изложил точку зрения о том, что в Казахстане группы уголовников из числа бывших спортсменов и сотрудников правоохранительных органов трансформировались в качественно новую форму – организованные преступные группы (ОПГ) лишь тогда, когда, используя методы уголовного террора, сумели взять под свой контроль определенную часть предпринимателей и, используя методы коррупции, обзавелись покровителями среди работников государственных и правоохранительных органов. Все это, как свидетельствует практика, пришлось в Казахстане на конец 80-х — начало 90-х годов прошлого века. В дальнейшем, в середине и конце 90-х годов, связь между бизнесменами, чиновниками и криминалитетом постепенно перестала носить конфронтационный характер и переросла в качественно новые — партнерские отношения, т.е. в тот самый «тройственный союз» (альянс), олицетворяющий организованную преступность, существование которой доказано результатами настоящего исследования.

Тенденции развития организованной преступности в Казахстане

Анализ трудов отечественных ученых, исследовавших феномен организованной преступности на начальных этапах ее развития, позволяет проследить ее эволюцию и выделить следующие тенденции:

1) основу организованной преступности составляют преступления в сфере «теневой» экономики, хотя ими она не исчерпывается и охватывает собой рэкет, нарко- и порнобизнес, проституцию, незаконные азартные игры;[1]

2) происходит приспособление криминальных структур к изменившимся условиям, установление коррупционных связей с властными структурами,[2] сращивание организованной преступности с органами правопорядка;[3]

3) через кооперативы легализуются подпольные предприятия,[4] происходит накопление «грязного» стартового капитала, приобретение обманчивых форм внешне законного бизнеса,[5] уголовники вливаются в новые коммерческие структуры, за спиной которых стоят все те же власть имеющие люди;[6]

4) организованный криминалитет начинает контролировать ситуацию в коммерческом бизнесе, осуществляя физические и моральные санкции в отношении конкурентов; [7]

5) преступные организации реализуют свои силы и средства как в нелегальном, так и в легальном бизнесе, открывая собственные коммерческие структуры;[8]

6) отмечается распространение организованной преступной деятельности в экономической сфере, использование криминалитетом легальных коммерческих структур; [9]

7) преступники становятся акционерами или организаторами предпринимательской деятельности, что позволяет им размещать финансовые средства, добытые преступным путем, в легальный бизнес;[10]

8) начинается процесс «отмывания» (легализации) доходов, полученных в результате преступной деятельности;[11]

9) криминалитет пытается проникнуть в органы законодательной и исполнительной власти,[12] «раствориться» среди чиновничества;[13]

10) формируется новый слой преступной среды – своеобразная элита, для которой руководство и управление этой средой становится прибыльной сферой приложения своего интеллектуального и профессионального капитала.[14]

Сравнение с ситуацией последних лет, исследовавшейся учеными нашей страны, отмечает практически эти же тенденции:

1) происходит дальнейшее сращивание представителей «беловоротничковой» преступности, гангстеризма и коррупционеров,[15] сращивание преступности с коррумпированными чиновниками государственного аппарата;[16]

2) происходит дальнейшее сращивание корыстно-насильственной преступности с преступностью в сфере экономической деятельности,[17] преступления насильственного характера успешно сочетаются с проникновением в экономику регионов;[18]

3) продолжается увеличение и легализация доходов преступных формирований,[19]/ аккумулирование огромных финансовых средств в преступном бизнесе, что влечет рост влияния преступных сообществ на представителей властных структур;[20]

4) продолжаются попытки проникновения организованных преступных формирований в правоохранительные органы, органы законодательной и исполнительной власти.[21]

Какова же ситуация на сегодняшний день? Появились ли в развитии организованной преступности новые тенденции? С этой целью автором в ходе исследования проведен опрос экспертов относительно доминирующих тенденций развития организованной преступности в Казахстане. Шкала экспертных оценок приведена в таблице № 9.

По мнению экспертов, на современном этапе развития организованной преступности в нашей стране отмечаются следующие негативные тенденции:

1) дальнейшее сращивание с коррумпированными чиновниками государственных органов (100%);

2) «отмывание» (легализация) преступных доходов (100%);

3) аккумулирование крупных финансовых средств, их использование для:

а) собственного обогащения (100%);

б) расширения сфер влияния (82,4%);

в) подкупа чиновников государственных органов (74,1%);

4) проникновение в легальную экономику, использование собственных и контролируемых коммерческих предприятий (74,0%);

5) проникновение в крупные бизнес-структуры (43,4%);

6) проникновение в выборные органы (42,3%);

7) проникновение в правоохранительные органы (29,7%);

8) проникновение в органы власти и управления (22,2%);

9) сращивание ОПГ с террористическими и экстремистскими организациями (14,8%);

10) проникновение в политические партии и общественные объединения (13%);

Анализ экспертных оценок позволяет констатировать следующие характеристики в развитии организованной преступности в нашей стране на современном этапе:

1) завершился этап накопления «стартового» капитала организованными криминальными структурами, в руках которых на сегодняшний день аккумулированы крупные финансовые средства, использующиеся не в социальных программах государства, а для личного обогащения, расширения сфер своего влияния и криминальной активности, коррумпирования и разложения органов власти и управления;

2) процесс приумножения и легализации криминальными структурами преступных доходов характеризуется проникновением в легальные секторы экономики, крупные бизнес-структуры, использованием собственных и контролируемых коммерческих предприятий;

3) процесс незаконного обогащения и легализации преступных доходов обеспечивается коррумпированными чиновниками государственных органов, подкупаемыми криминальными структурами на «грязные» деньги, и сопровождается дальнейшим ростом коррупции;

4) аккумулирование в руках криминальных структур крупных финансовых средств неизбежно влечет за собой потребность в политическом обеспечении их экономических интересов, в связи с чем, не останавливаясь на подкупе должностных лиц, ими избрана тактика продвижения своих представителей в государственные и выборные органы, общественные объединения и политические партии, что создает угрозу криминального «заражения» этих институтов и их пополнения представителями преступной среды;

5) появилась опасная тенденция сращивания представителей организованной преступности с экстремистскими и террористическими организациями, вынашивающими планы нарушения территориальной целостности, изменения государственного устройства и конституционного строя Республики Казахстан на религиозной и националистической почве.[22]

По нашему мнению, совершенно очевидно, что такие негативные тенденции развития организованной преступности реально угрожают национальной безопасности страны, объявленной приоритетом № 1 в послании Президента Н. Назарбаева народу Казахстана «Казахстан-2030», что требует от всех государственных и общественных институтов принятия адекватных упреждающих мер.

Отдельно, на наш взгляд, следует остановиться на такой новой и опасной тенденции, как сращивание организованных преступных групп с террористическими и экстремистскими организациями. Активное стремление народов СНГ к возрождению своей самобытности после длительного периода табу и запретов обусловило рост интереса к религии, являющейся составной частью национальных ценностей, традиций и самосознания людей. Образовавшийся в начале 90-х годов идеологический вакуум стал заполняться за счет различных псевдоучений, искажающих сущность традиционных религий. Молодежь, лидеры и участники новых преступных формирований оказались наиболее подверженными влиянию различных религиозных идей. Рассмотрим это на примере пограничных с Казахстаном стран, в частности, на примере лидеров «Исламского движения Узбекистана» (ИДУ):

1) Юлдашев Тохир Абдухалимович, 1968 г.р. (он же Тохир Фарук, он же «Бай» и «Директор»), возглавляемая им преступная группа занималась совершением грабежей и разбоев на идеологической подоплеке «грабь награбленное», добытые преступным путем средства поступали в «байтулмол» («воровской общак»);

2) Ходжиев Джумабай Ахмаджонович, 1969 г.р. (он же Джума Намангани), возглавлял преступную группу, занимающуюся совершением грабежей, разбоев и «заказных» убийств;

3) Юлдашев Абдували Ахмадалиевич, 1969 г.р. (он же Абдулазиз), идеолог пополнения «байтулмола» («воровского общака») за счет «амалиета» – насильственного изъятия средств у зажиточных людей путем воровства, грабежа и разбоев.

После объявления в розыск за совершение уголовных преступлений указанные лица бежали из Узбекистана в Афганистан, где, примкнув к исламистам, объявили своей целью создание исламского государства на территории Ферганской долины. Сегодня ИДУ – это мощная террористическая структура, основанная на экстремистских идеях создания исламского государства в Центральной Азии, финансируемая исламскими кругами Афганистана, Пакистана, Саудовской Аравии и Турции, международными фондами («Islamic Relief Worldwide», «World Assembly of Muslim Yuoth» и др.), а также террористическими организациями («Аль Каеда») и спецслужбами (пакистанской разведкой ИСИ, два отдела которой занимаются исламистскими группами в Центральной Азии).[23]

Нельзя не отметить связь ИДУ с террористическими и экстремистскими организациями, действующими на территории Северного Кавказа и так называемого Восточного Туркестана. Так, в Чечне лидерами ИДУ организован тренировочный лагерь «Узбекский фронт», боевики ИДУ и «Исламского движения Восточного Туркестана» проходят диверсионную подготовку в «Исламском институте Кавказа», на базах Афганистана, Пакистана, Таджикистана и Чечни. Прошедшие специальную диверсионную подготовку боевики засылаются на территорию центральноазиатских государств для добычи финансовых средств путем совершения разбоев, убийств и диверсий, одновременно призванных дестабилизировать обстановку и посеять недоверие к властям,[24] что подтверждается не только Баткентскими событиями в Кыргызстане и недавними взрывами в Ташкенте, но и многочисленными фактами, имевшими место на территории нашей страны.

С учетом того, что прикрывающиеся религиозными и национально-освободительными лозунгами экстремистские организации сегодня тесно переплетены с криминалитетом и представляют собой высокоорганизованные криминальные структуры (ОПГ, банды и террористические группы), обеспечение поставленных Главой государства приоритетных задач по борьбе с терроризмом и религиозным экстремизмом в системе МВД РК было возложено на шестой департамент, подразделениями которого в 2001 г. совместно с другими оперативными службами была пресечена противоправная деятельность целого ряда таких организаций.

Так, шестым управлением УВД Мангыстауской области в Актау и Жана-Озене была выявлена и пресечена деятельность 3-х экстремистских сект «ваххабитов»: «Чистый ислам», «Суфисты» и «Тарикатшылар», в которые входили лица, принимавшие участие в боевых действиях на Северном Кавказе, занимавшиеся рэкетом в указанных городах, ставившие своей задачей объявление «джихада» иноверцам и создание на территории нашей страны исламского государства.

Шестым управлением УВД Атырауской области была ликвидирована экстремистская секта Амирова, призывавшая к «джихаду» и религиозной вражде, насильно вовлекавшая в свои ряды граждан и учащихся профтехучилищ. Выявлены факты перехода отдельных ОПГ и их лидеров к «ваххабистской» идеологии.

Шестыми управлениями ГУВД г. Алматы, Кызылординской и Южно-Казахстанской областей были ликвидированы подпольные ячейки международной экстремистской организации «Хизб-ут-Тахрир», распространявшие листовки с призывами к джихаду, разжиганию межнациональной вражды, совершению диверсий против посольства Израиля, свержению государственной власти и созданию Исламского халифата на территории государств Центральной Азии.

Шестыми управлениями ГУВД г. Алматы и Алматинской области была ликвидирована террористическая группа во главе с братьями Юсуповыми, входившими в «Организацию освобождения Восточного Туркестана», которым доказаны факты похищений с целью получения выкупов и убийства 3-х граждан Индии и КНР, стабилизирована оперативная обстановка в населенных пунктах Енбекшиказахского района Алматинской области, население которых терроризировали члены этой экстремистской организации, установлены их связи с выехавшими в Афганистан лицами для участия в боевых действиях на стороне талибов.

Управлением криминальной полиции ГУВД г. Алматы была ликвидирована террористическая группа, возглавляемая одним из лидеров «Объединенного национально-революционного фронта Восточного Туркестана» (ОНРФ) М. Мухлисовым, совершившая дерзкое разбойное нападение и убийство инкассаторов банка «ТуранАлем», указанной группе было доказано совершение еще ряда аналогичных разбойных нападений на расчетно-кассовые центры, организации и граждан.[25]

Как свидетельствует практика, имеют место отдельные факты проникновения в страну под видом мигрантов и беженцев с Северного Кавказа членов незаконных вооруженных формирований и террористических групп, принимавших участие в боевых действиях против федеральных сил России и находящихся в межгосударственном розыске. Нелегальное пребывание таких лиц на территории республики сопровождается ведущейся ими торговлей оружием, наркотиками, фальшивой валютой и совершением корыстно-насильственных преступлений. Такие факты своевременно были выявлены и пресечены шестыми управлениями ГУВД Алматинской, Восточно-Казахстанской, Западно-Казахстанской, Карагандинской и Костанайской областей. В 2001 году шестыми управлениями было задержано 29 боевиков незаконных вооруженных формирований из Чечни, проникших в нашу страну под видом беженцев.

Так, в г. Усть-Каменогорске за совершение разбойного нападения были задержаны Мальсагов, Зулаев, Лорсанов и братья Хасановы, которые участвовали в боевых действиях на Северном Кавказе и штурме г. Грозного в 1996 году.

В г. Темиртау Карагандинской области за похищение человека был задержан Массиев, который участвовал в боевых действиях и казнях российских военнослужащих в Чечне и Дагестане, в том числе в захвате заложников в г. Кизляре.[26]

Поступающая в правоохранительные органы оперативная информация свидетельствует об активизации экстремистских организаций, вынашивающих планы создания на территории Казахстана и стран Центральной Азии нового государства Восточный Туркестан площадью 1,7 млн. кв. км и Исламского халифата, о тенденциях переноса ими своей преступной деятельности на территорию нашей страны.

Так, в Пакистане в 2001 г. международным исламским разведывательным центром «Джихад-и-Акбар» совместно с радикально настроенными исламскими кругами этой страны была проведена нелегальная конференция с участием представителей центральноазиатских государств, на которой рассматривался вопрос о перспективах исламской революции в Центральной Азии.

В мае 2001 г. шестым управлением УВД Кызылординской области в ходе оперативной разработки членов «Исламского движения Узбекистана» (ИДУ) была получена информация о провоцировании лидерами ИДУ экстремистов Восточного Туркестана к развязыванию боевых действий в южных областях Казахстана в конце августа – начале сентября 2001 г.

Анализ изложенных фактов свидетельствует о том, что экстремистами ИДУ и Восточного Туркестана совместно с талибами на сентябрь 2001 г., после взрывов в США, планировались действия по дестабилизации обстановки в Центрально-Азиатском регионе, а после поражения талибов в Афганистане ими будут предприняты дальнейшие меры по втягиванию населения Казахстана и других центральноазиатских государств в орбиту экстремистской и террористической деятельности.[27]

Кроме этого, результаты исследования свидетельствуют о том, что опрошенные эксперты располагают информацией о связях казахстанского криминалитета с различными террористическими и экстремистскими организациями и фактах их сотрудничества.

Нельзя, на наш взгляд, не отметить тенденцию, касающуюся попыток проникновения криминалитета в государственные и выборные органы. По данным КГБ СССР, еще в 1982 г. в Тбилиси состоялся съезд «воров в законе», на котором обсуждался вопрос о том, чтобы в перспективе прибрать к рукам власть в стране.[28] «Воры в законе» на «сходках» всерьез поговаривали о том, чтобы прибрать к рукам политическую власть.[29] В связи с этим неслучайным выглядит прорыв криминалитета во власть и политику, отмеченный в ряде государств СНГ в 90-х годах.

Так, например, в Грузии, «вор в законе» Джаба Иоселиани возглавил военизированное формирование «Мхедриони», в 1991 году руководил министерством обороны Грузии, в 1992 – 1995 гг. являлся заместителем председателя госсовета Грузии и до момента своей смерти в марте 2003 г. возглавлял политическую партию «Союз патриотов».[30]

В Таджикистане «пионер рэкета», дважды судимый за вымогательство и похищение людей с целью выкупа, лидер бандформирования Кулябской области и Народно-республиканской партии Якубджон Салимов вместе с лидером Народного фронта «вором в законе» Сангаком Сафаровым в феврале 1990 г. организовал массовые беспорядки и погромы в Душанбе, и впоследствии 5 лет (1992 – 1997 гг.) занимал ключевые должности министра внутренних дел, Чрезвычайного и Полномочного Посла Таджикистана в Турции, председателя Таможенного комитета, одновременно являясь одним из крупнейших в СНГ наркобаронов, контролирующих поставки наркотиков из Афганистана в Европу.[31]

В Узбекистане возглавили национальные федерации борьбы и бокса, стали вхожи в высшие властные структуры известные криминальные «авторитеты» Салим Абдувалиев (клички «Бай» и «Салим-ака») и Гафур Рахимов, с середины 90-х годов контролирующие экспортные поставки газа и хлопка, ряд предприятий алюминиевой промышленности России, а также трафик наркотиков из Афганистана в Европу.[32]

Многочисленные аналогичные факты имели место в России, где, например, в 1997 г. мэром г. Ленинск-Кузнецкий Кемеровской области был избран известный криминальный «авторитет», ранее трижды судимый за угон, грабеж и мошенничество Геннадий Коняхин (кличка «Геша»),[33] впоследствии «протолкнувший» в Государственную думу РФ от партии «Единство» депутата И. Ивлева и 7 депутатов в городское собрание г. Ленинск-Кузнецкий.[34]

Не обошли эти негативные тенденции и нашу страну. Со слов экспертов, они располагают информацией о фактах вступления лидеров и членов ОПГ в политические партии, их избрания руководителями общественных объединений, в частности, спортивных клубов и федераций, избрания в местные представительные органы (маслихаты), назначения на руководящие должности в местные исполнительные органы (акиматы), их связи с отдельными депутатами, акимами, олигархами, руководителями национальных компаний и крупных промышленных предприятий, лицами, занимающими политические должности.[35]

В этой связи нельзя не согласиться с учеными, справедливо, на наш взгляд, полагающими, что накопление в руках криминалитета значительных материальных ценностей неизбежно влечет за собой потребность в политическом обеспечении их экономических интересов, отсюда их стремление контролировать власть в стране, угроза политизации организованной преступности, ее вторжение в сферу политических интересов.[36]

Логично предположить, что организованная преступность, вышедшая за рамки традиционных видов криминального бизнеса, будет стремиться к установлению и расширению криминального контроля над важнейшими секторами и инфраструктурой казахстанской экономики, крупными предприятиями и финансовыми институтами, лоббированию своих интересов в законодательных органах, продвижению своих людей в органы государственного управления.

Меры противодействия организованной преступности и негативных тенденций в ее развитии будут рассмотрены в настоящем исследовании и далее.

[1] Рогов И.И. «Экономика и преступность», Алматы, 1991, с.10.

[2] Нургалиев Б.М. «Теоретические и прикладные проблемы расследования организованной преступной деятельности», диссертация на соискание учёной степени доктора юридических наук, Караганда, 1998, с. с. 48, 115.

[3] Мир-Хайдаров Р. «Налево пойдёшь – коня потеряешь», Москва, Грампус Эйт, 1995, с. 117.

[4] Мир-Хайдаров Р. «Судить буду я», Москва, Грампус Эйт, 1995, с. 229.

[5] Нургалиев Б.М. «Организованная преступная деятельность (уголовно-правовые, процессуальные и криминалистические аспекты)», Караганда, 1997, с. 9.

[6] Мир-Хайдаров Р. «Судить буду я» (1993), Москва, Грампус Эйт, 1995, с. 512.

[7] Мауленов Г.С. «Криминологическая характеристика организованной преступности», Алматы, Адилет-Пресс, 1997, с . 9-10.

[8] Кустов А.М. «Механизм деятельности преступного сообщества (преступной организации) по совершению преступлений и деятельности по противодействию расследованию», Проблемы борьбы с организованной преступностью и коррупцией, курс лекций под редакцией Кустова А.М., Нургалиева Б.М., Караганда, 1999, с. 112-131.

[9] Мустафаев Ч. «Борьба с организованной транснациональной преступностью». Прокурорская и следственная практика, 1998, № 4, с. 55-62.

[10] Мауленов Г.С., Сейтжанов М. «Проблемы борьбы с организованной преступностью», Вестник Министерства юстиции РК, 1995, № 8, с. 20-26.

[11] «Отмывание» денег – система мер, направленных на достижение следующих целей: 1) сокрытие источника противозаконных доходов, 2) представление этих доходов в их денежном выражении в виде легальных доходов (У. Шредер, консультант министерства финансов США, «Ведомственный бюллетень ФБР», май 2002 г., http://russiandenver.50megs.com/otmyvka.html).

[12] Лавров В.П. «Расследование организованной преступной деятельности». Проблемы борьбы с организованной преступностью и коррупцией, курс лекций под редакцией Кустова А.М., Нургалиева Б.М., Караганда, 1999, с. 86-111.

[13] Нургалиев Б.М. «Организованная преступность: от признаков к определению». Проблемы борьбы с преступностью и коррупцией, сборник научных трудов, Караганда, 2000, с. 114-120.

[14] Нургалиев Б.М. «Организованная преступная деятельность (уголовно-правовые, процессуальные и криминалистические аспекты)», Караганда, 1997, с. 9.

[15] Ахмедов Э.М. «Актуальные вопросы расследования и предотвращения корыстно-насильственных преступлений, совершаемых межрегиональными организованными преступными группами», диссертация на соискание учёной степени кандидата юридических наук, Алматы, 1999, с. 3.

[16] Базилов А.Н. «Криминалистическое обеспечение расследования организованной преступной деятельности», диссертация на соискание учёной степени кандидата юридических наук, Караганда, 2001, с. 4.

[17] Ахмедов Э.М. «Актуальные вопросы расследования и предотвращения корыстно-насильственных преступлений, совершаемых межрегиональными организованными преступными группами», диссертация на соискание учёной степени кандидата юридических наук, Алматы, 1999, с. 71.

[18] Базилов А.Н. «Криминалистическое обеспечение расследования организованной преступной деятельности», диссертация на соискание учёной степени кандидата юридических наук, Караганда, 2001, с. 13.

[19] См. там же, с. 13.

[20] См. там же, с. 14.

[21] См. там же, с. 14.

[22] Абисатов М.Х. «Совершенствование борьбы с организованной преступностью», «Юрист», 2003, № 12, с. 60.

[23] Фальков М. «Исламское движение Узбекистана: история, финансовая база, военная структура», Независимая газета за 24 августа 2000 г., http://www.ng.ru/printed/net/2000_08_24/o_idu.html; Саид Бурхониддин Клыч «Исламское движение Узбекистана: хроника преступлений», http://www.stability. uz/sait_stab.html

[24] См. там же.

[25] «Обзор оперативно-служебной деятельности ГУВД-УВД областей, г. Алматы, г. Астаны и ГУВД на транспорте по борьбе с организованной преступностью, бандитизмом, криминальным терроризмом и религиозным экстремизмом за 2001 г.», Астана, МВД РК, 2002.

[26] См. там же.

[27] См. там же.

[28] Подлесских Г., Терешонок А. «Воры в законе», Москва, Вече, 1995, с. 20-21.

[29] См. там же, с. 124.

[30] Джанашия В. «Грузия осталась без понятий», Коммерсант, 5 марта 2003 г., www.selavi.ru/mem /2003/ ioseliani.htm ; Абисатов М.Х. «Совершенствование борьбы с организованной преступностью», Юрист, 2003, № 12, с.60-63

[31] Салимов Якуб, http://www.panorama.ru/info/demo/TEXTS/33138.html; В.Волков «Чем обернётся выдача Якуба Салимова таджикским властям?», http://www.olo.ru/news/politic/11749.html

[32] «Встретились, приговорили», сайт «SATCOR», раздел «Аналитика»; «Узбекская мафия против Казахстана», сайт «SATCOR», раздел «Публикации», http://www.satcor.ru/analytics/2004/02/a_03_02_2004. html

[33] Корольков И. «Время быков», газета «Известия» за 17, 18, 19 сентября 1997 г., www.rels.obninsk.com/Rels/ Limited/ nsub/ms/0004/kar-1.htm

[34] Корольков И. «Четырежды судим, но снова востребован», Московские новости, 6 марта 2001 г., http://flb.ru/material.phtml?id=349.

[35] См. ч.9 ст.1 и ч.2 ст.7 Закона Республики Казахстан № 453-1 от 23 июля 1999 г. «О государственной службе» с изменениями, внесёнными Законом РК № 204 от 4 июня 2001 г., Алматы, Юридическая литература, 2002

[36] Вербовая О.В. «Уголовно-правовая борьба с бандитизмом в Республике Казахстан», диссертация на соискание учёной степени кандидата юридических наук, Алматы, 2000, с.3.


Источник информации:
Казахстанский юридический портал. Журнал ¨Юрист¨. ( http://www.zakon.kz/magazine/archive/2004_08_10.asp )

Информация обновлена:24.10.2006


Если Вы не видите полного текста или ссылки на полный текст документа, значит в каталоге есть только библиографическое описание.

Copyright 2002-2006 © Дирекция портала "Юридическая Россия" наверх
Редакция портала: info@law.edu.ru
Участие в портале и более общие вопросы: reception@law.edu.ru
Сообщения о неполадках и ошибках: system@law.edu.ru