Учиться в России!
Регистрация »» // Логин:  пароль:

Федеральный правовой портал (v.3.2)
ПОИСК
+ подробный поиск
Подняться выше » Главная/Все документы/

Источник: Электронный каталог отраслевого отдела по направлению «Юриспруденция»
(библиотеки юридического факультета) Научной библиотеки им. М. Горького СПбГУ


Организационные формы правотворческой деятельности совета народных комиссаров, 1917 - 1922 гг. /


Л. И. Антонова.

Антонова, Л. И.,

Полный текст документа:

Л. Н. Антонова, кандидат юридических наук

Организационные формы правотворческой деятельности совета народных комиссаров, 1917 - 1922 гг.

Первое Советское правительство — Совет Народных Комиссаров РСФСР — было создано 26 октября 1917 г. II Всероссийским съездом Советов. Специальным постановлением съезда Совнарком учреждался для управления страной как орган, подконтрольный Всероссийскому Центральному Исполнительному Комитету. Резолюция III Всероссийского съезда Советов о федеральных учреждениях Российской Республики в развитие указанного постановления II съезда предусматривала, что Совет Народных Комиссаров избирается и смещается, в целом и в части, Всероссийским съездом Советов или ВЦИКом.[1] Это положение нашло отражение и в Конституции РСФСР 1918 г. (гл. VIII).

Дела, рассматриваемые Советом Народных Комиссаров, подразделялись на две категории: 1) те, окончательное разрешение которых входило в компетенцию СНК; 2) те, которые обсуждались в СНК перед внесением их на окончательное разрешение Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета.

Право Совнаркома издавать без предварительного обсуждения ВЦИКом декреты, не терпящие отлагательства, в рамках общей программы Всероссийского съезда Советов было закреплено в резолюции ВЦИКа от 4 ноября 1917 г.[2] Вопросу о взаимоотношениях ВЦИК и СНК посвящен и принятый Всероссийским Центральным Исполнительным Комитетом 17 ноября 1917 г. по предложению Я. М. Свердлова наказ — конституция.[3] В наказе устанавливалось, что Совнарком может самостоятельно проводить мероприятия по борьбе с контрреволюцией (при условии его ответственности перед ВЦИКом). Все законодательные акты, а также распоряжения крупного общеполитического значения должны рассматриваться и утверждаться ВЦИКом.

Ст. 41 Конституции РСФСР 1918 г. зафиксировала в качестве общего правила, что все постановления и решения Совета Народных Комиссаров, имеющие крупное общеполитическое значение, представляются на рассмотрение и утверждение Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета. Мероприятия же, требующие неотложного выполнения, могут быть осуществлены согласно примечанию к ст. 41 Со-

97

ветом Народных Комиссаров непосредственно. Решениями последующих съездов Советов и рядом других нормативных актов полномочия Совнаркома в области издания нормативных актов были определены более детально. В постановлении VIII Всероссийского съезда Советов было официально закреплено признание декретов Совета Народных Комиссаров в качестве законодательных актов общегосударственного значения.[4]

В общем виде правомочия Совета Народных Комиссаров в области издания правовых актов могут быть определены следующим образом. Совнарком мог самостоятельно принимать декреты, не терпящие отлагательства, в том числе по военным, иностранным делам,[5] а также по вопросам установления общегосударственных денежных или натуральных налогов, и декреты, не требующие согласно постановлению VIII Всероссийского съезда Советов утверждения ВЦИК. Он рассматривал все вопросы текущего законодательства, бюджетного права и хозяйственного строительства, поступающие из Малого Совета Народных Комиссаров и СТО по протестам заинтересованных ведомств или принятые Советом Народных Комиссаров по распоряжению его председателя, а также все вопросы, решение которых Всероссийским съездом Советов, Всероссийским Центральным Исполнительным Комитетом или его Президиумом было поручено Совету Народных Комиссаров.[6]

Кроме того, Совнарком принимал в качестве первой законодательной инстанции декреты, окончательное утверждение которых относилось к ведению Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета. В таком порядке Совет Народных Комиссаров рассматривал: 1) все проекты декретов, касающихся установления общих норм экономической и политической жизни, а также вносящих коренные изменения в практику государственных органов;[7] 2) проекты, представляемые во ВЦИК отдельными народными комиссариатами и ведомствами; 3) проекты декретов, предусматривающих общегосударственные денежные или натуральные налоги и повинности; 4) проекты новых и исправленных прежних кодексов.[8]

В целях разгрузки Совета Народных Комиссаров от мелких вопросов, не требующих детального обсуждения в самом Совнаркоме, при нем была образована специальная комиссия. 30 декабря 1917т. эта комиссия получила название Малого Совета Народных Комиссаров.[9] План создания Малого СНК был составлен В. И. Лениным.

1. Учреждается при Совете Народных Комиссаров особая Комиссия для рассмотрения мелких дел, не вызывающих принципиального обсуждения.

2. Члены комиссии назначаются из числа Народных комиссаров и их помощников в количестве 4 человек.

3. Комиссия заседает не менее трех раз в неделю и ее постановления утверждаются в ближайшем заседании Советом Народных Комиссаров в начале заседания перед решением других вопросов.

4. Вопросы решаются простым большинством, по требованию одно-

98

го из членов вопрос может быть перенесен на рассмотрение Совета Народных Комиссаров в виде особого вопроса».[10]

Деятельность Малого Совнаркома, состав которого неоднократно изменялся, находилась под постоянным контролем Совета Народных Комиссаров, который, утверждая протоколы Малого СНК, мог вносить все необходимые изменения в его решения. Практика в этот период сложилась таким образом, что вопросы, решения по которым не были единогласными, переносились в Совет Народных Комиссаров (обычно в той части, которой касались разногласия).[11]

В связи с широтой и многогранностью дел, решаемых Советом Народных Комиссаров, при нем был создан также специальный орган для рассмотрения вопросов обороны и хозяйственного строительства — Совет Труда и Обороны. VIII Всероссийский съезд Советов в постановлении о СТО[12] указал, что последний действует на правах комиссии СНК. Во исполнение задачи по обеспечению обороны страны и хозяйственного строительства Совету Труда и Обороны было предоставлено право издавать постановления, распоряжения, инструкции и принимать все меры, необходимые для правильного и быстрого ее выполнения. В частности, СТО устанавливал единый хозяйственный план РСФСР (с представлением его на утверждение ВЦИКа), направлял работу народных комиссариатов сообразно этому плану, наблюдал за его осуществлением. ВЦИК и СНК имели право отменять или приостанавливать постановления или решения СТО — по собственному усмотрению или по протесту отдельных народных комиссариатов.[13]

Специальное Постановление СНК «Наказ о разграничении деятельности Совета Народных Комиссаров, Совета Труда и Обороны и Малого Совета Народных Комиссаров» от 24 января 1922 г.[14] определяла компетенцию каждого из этих органов.

Полномочия Малого Совнаркома по предварительному рассмотрению вопросов, подлежащих разрешению Советом Народных Комиссаров, а также по наблюдению за исполнением народными комиссариатами постановлений Совнаркома определяло Положение о Малом СНК о 21 октября 1922 г.[15] Все вопросы текущего законодательства, кроме специально указанных в Положении, должны были поступать в Совнарком после предварительного обсуждения их в Малом СНК. Дела, связанные с государственной обороной и иностранной политикой, а также росписи государственных расходов и доходов (бюджет) подлежали разрешению непосредственно Советом Народных Комиссаров и могли быть переданы в Малый СНК лишь по особому постановлению СНК или по распоряжению председателя СНК. Равным образом, сам Совнарком должен был рассматривать вопросы по обжалованию постановлений СТО и единоличных распоряжений председателей Совета Народных Комиссаров и Совета Труда и Обороны. Председателю СНК, а также управляющему делами СНК по соглашению с председателем Малого СНК предоставлялось право включать любые вопросы в повестку дня Совета На данных Комиссаров без предварительного обсуждения их Малым Совнаркомом.

99

Малый СНК рассматривал дела, возбужденные им по собственной инициативе или вносимые в Совнарком полномочными и должностными лицами. Круг этих учреждений и лиц был определен Постановлением Совета Народных Комиссаров от 11 апреля 1922 г «О порядке внесения вопросов на рассмотрение Совета Народных Комиссаров и Совета Труда и Обороны».[16] В соответствии с этим постановлением СЦК и СТО должны были рассматривать вопросы а) направленные ВЦИКом или его Президиумом; б) вносимые председателем ВЦИК, председателем СНК, Малого СНК и СТО, их заместителями, управляющим делами СНК и СТО, народными комиссариатами, ВЦСПС, ЦСУ, Всероссийским центральным союзом потребительских обществ и Государственной общеплановой комиссией (Госпланом). Специально в этом постановлении оговаривалось, что Центральные Исполнительные Комитеты и Совнаркомы автономных республик входят в СНК с проектами через Наркомат по делам национальностей, губернские исполнительные комитеты — через Народный комиссариат внутренних дел, а областные и губернские экономические совещания — через Управление делами СТО. Все проекты декретов и постановлений представлялись в Совнарком за подписью руководителей соответствующих учреждений, на которых и возлагалась ответственность как за содержание соответствующих актов, так и за обоснованность их внесения в СНК и СТО.

При этом на рассмотрение СНК или СТО вопросы могли быть переданы лишь: а) в случае, если разрешение их выходило за пределы компетенции отдельных ведомств;[17] б) при необходимости изменения действующих постановлений и директив Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета, Совета Народных Комиссаров и Совета Труда и Обороны; в) на основании постановлений Всероссийского съезда Советов, ВЦИК, СНК или СТО; г) при невозможности достижения соглашения между ведомствами, что должно быть доказано соответствующими документами; д) в порядке обжалования действий и распоряжений указанных выше должностных лиц и учреждений, обладающих правом законодательной инициативы в Совете Народных Комиссаров. Все предложения, вносимые в Совет Народных Комиссаров или в СТО, должны были формулироваться в виде проектов декретов, постановлений с точным указанием законоположений, отменяемых или изменяемых. По инициативе В. И. Ленина 18 декабря 1917 г. Совет Народных Комиссаров принял следующее постановление. От каждого Комиссара, вносящего какой бы то ни было вопрос в порядок дня Совета Народных Комиссаров, требовать предварительного письменного заявления с указанием: а) в чем состоит вопрос (кратко). Это указание не может ограничиваться одной ссылкой («о том-то»), а должно состоять в изложении содержания вопроса; б) что именно предлагается Совету Народных Комиссаров? (дать деньги; принять такую-то резолюцию и т. п. точные указания, чего хочет вносящий вопрос); в) затрагивает ли данный вопрос ведомства других комиссаров каких именно есть ли от них письменные заключения».[18]

Проекты постановлений должны были представляться ведомствами в пяти экземплярах в Управление делами Совета Народных Комисса-

100

ров, а важнейшие из них сверх того одновременно рассылаться всем членам СНК или СТО. Внесению проектов декретов в СНК или СТО предшествовало предварительное согласование их со всеми заинтересованными ведомствами, что подтверждалось подписью соответствующих учреждений на проекте либо их письменным отзывом.[19]

При этом, если вопрос касался денежных ассигнований, обязательно требовалось заключение Наркоматов финансов и госконтроля.[20] Так, 24 ноября 1917 г., рассмотрев проекты трех декретов (об отмене косвенных налогов, о введении поимущественного налога и налога на ростовщичество), СНК постановил: «Обсуждать все проекты в СНК только по рассмотрении их в соответствующих ведомствах, в частности подобные только что заслушанным по предварительном рассмотрении в коллегиях финансовой и экономической».[21]

Требование согласования с НКФ законопроектов, касающихся финансов или влекущих денежные расходы, было закреплено также в .Декрете Совнаркома «Об урегулировании порядка отпуска денежных средств советским учреждениями предприятиям» от 3 ноября 1921 г.[22] Этим декретом СНК. обязал ВСНХ и народные комиссариаты все проекты постановлений и декретов, вызывающие или могущие вызвать не предусмотренные сметами расходы, до внесения на рассмотрение законодательных инстанций посылать на заключение Народному комиссариату финансов, который свои заключения должен был сообщать СНК, СТО и ведомству, представившему проект.

26 декабря 1921 г. Совет Народных Комиссаров принял декрет, которым возложил на Управление делами и ответственных секретарей всех наркоматов и других центральных учреждений персональную ответственность за своевременность ответов на все запросы Управления делами, СНК и секретариатов СНК, Малого Совнаркома и СТО.[23] Ответы на срочные запросы должны были даваться не позднее 24 часов, а на все остальные — не позднее трех дней с момента их поступления. Малый Совнарком получил право привлекать виновных в неисполнении указанного постановления к дисциплинарной ответственности, а управляющему делами СНК разрешалось возбуждать ходатайство о привлечении их к судебной ответственности.

Если в ходе предварительного обсуждения законопроекта не достигалось соглашения между заинтересованными ведомствами, то все несовпадающие точки зрения должны были точно формулироваться и передаваться на рассмотрение Совета Народных Комиссаров. Ведомства, согласованию с которыми подлежал проект, должны были в течение семи дней по получении проекта подготовить письменный отзыв или свой контрпроект. Если установленный срок не соблюдался, то проект мог быть представлен в Совнарком или в Совет Труда и Обороны в несогласованном виде, и в этом случае дальнейшее движение его определялось распоряжением председателя Совнаркома или СТО.

При этом управляющему делами Совнаркома предоставлялось право с последующим докладом председателю Совета Народных Комиссаров, а также по согласованию с председателем Малого Совета по принадлежности: а) возвращать дела для разрешения в ведомственном

101

порядке или в порядке соглашения ведомств; б) направлять их в существующие комиссии для разработки; в) возвращать для доработки ведомствам, внесшим проект, в надлежащих случаях — с указанием на необходимость привлечения заинтересованных ведомств; г) требовать представления недостающих справок и материалов; д) устанавливать очередность рассмотрения вопросов, признанных подлежащими рассмотрению; е) направлять вопросы в Совет Народных Комиссаров и СТО либо на единоличное рассмотрение председателя СНК или СТО.

Если по общему правилу в повестку дня СНК, Малого СНК или СТО могли быть поставлены вопросы, вносимые ведомствами не позднее, чем за три дня до их слушания, то дела, касающиеся государственного управления и общехозяйственной политики и требовавшие принятия по ним соответствующего декрета или постановления, должны были представляться в Управление делами СНК за семь дней до заседания. Эта мера имела целью обеспечить возможность тщательного изучения предлагаемого законопроекта. При этом повестка дня должна была закрываться не позднее, чем за 48 часов до заседания и рассылаться всем членам СНК и СТО в день ее составления.[24]

В. И. Ленин, очень строго подходивший к составлению повестки дня заседания Совнаркома, требовал персональной ответственности секретарей за правильность и своевременность ее разработки. 26 апреля 1918 г. он написал в секретариат СНК записку следующего содержания:

«1) Найдите давно принятое (в Питере) постановление о том, как ставить вопросы на повестку. 2) Составитель повестки, секретарь (Горбунов что ли секретарь? что за каша у нас?) должен подписываться внизу: составил секретарь такой-то (и я предупреждаю, что уволю секретарей, не желающих исполнять правил)».[25]

Экстренные вопросы, не внесенные в повестку дня, могли быть приняты к слушанию по личному заявлению членов СНК на самом заседании Совета и по его решению.[26] Регламент Совета Народных Комиссаров предусматривал, что после открытия заседания слово дается для заявления о внеочередном рассмотрении вопросов, затем устанавливается окончательный порядок дня заседания.[27]

Регламентами СНК и Малого СНК[28] предусматривалась и процедура рассмотрения проектов декретов и постановлений Советом Народных Комиссаров. Докладчиками обычно являлись ответственные руководители ведомств, вносящих законопроект. 10 августа 1922 г. был принят Совнаркомом специальный Декрет «О порядке докладов в Совете Народных Комиссаров и Совете Труда и Обороны».[29] В нем предусматривалось, что в качестве докладчиков в СНК и СТО могут выступать члены СНК и СТО и ответственные представители ведомств и комиссий в лице членов коллегий народных комиссариатов, членов президиума общеплановой комиссии, членов комиссий и руководителей отдельных управлений наркоматов. В экстренных случаях, а также при обсуждении сложных специальных вопросов для дачи технических справок на заседания СНК и СТО допускались докладчики-специалисты. При этом

102

ответственность за справки, даваемые представителями ведомств — специалистами, возлагалась на народных комиссаров и членов коллегий наркоматов.

В случае необходимости участия специалистов при обсуждении какого-либо вопроса руководители соответствующих учреждений должны были прислать уведомление в секретариат СНК и СТО с указанием фамилии сотрудника-специалиста. Это уведомление должно было направляться одновременно с внесением вопроса в СНК и СТО или не позднее, чем за день до заседания. Представители ведомств и докладчики-специалисты могли присутствовать на заседании СНК или СТО только при обсуждении вопросов, которые имеют к ним прямое отношение. 30 ноября 1918 г. СНК принял специальное решение разъяснить членам коллегий при комиссариатах, что обычно на заседаниях Совета Народных Комиссаров присутствуют представители тех коллегий, которых касается обсуждаемое дело.[30]

Во избежание продолжительного ожидания представителями ведомств и докладчиками-специалистами первыми на заседании Совнаркома рассматривались вопросы, по которым они были приглашены. Регламент Малого СНК предусматривал, что в самом начале заседания выясняется, какие дела не будут слушаться и докладчики по ним немедленно освобождаются.[31] В. И. Ленин как председатель Совета Народных Комиссаров считал недопустимым, чтобы докладчики подолгу ожидали своей очереди. Он требовал от Управления делами Совнаркома установить такой порядок работы, чтобы приглашенным назначался определенный час и они не ждали больше 15 минут.[32]

Тщательная подготовка, предшествовавшая рассмотрению вопросов в Совете Народных Комиссаров, обеспечивала возможность их быстрого и делового обсуждения. Докладчику и содокладчику по каждому пункту повестки дня отводилось не более 10 минут. Для выступления в прениях по каждому вопросу слово предоставлялось не более двух раз: сначала на 5 минут, потом — не более, чем на три минуты. Для внесения предложений к порядку обсуждения слово давалось вне очереди с ограничением времени до 1 минуты. Изъятия из этого правила допускались для отдельных вопросов или отдельных ораторов по особому постановлению Совнаркома.[33] Аналогичные нормы были предусмотрены и регламентом Малого СНК.[34]

В феврале 1922 г. В. И. Ленин разработал программу работы по-новому: «(1) вдесятеро подтянуть СНК и СТО в смысле том, чтобы наркомы не смели тащить в них мелочь, а решали ее сами и сами за нее отвечали; (2) аппарат управдела СНКома (ныне бездельный на 3/4 сделать отвечающим за это; проводящим это; (3) тоже о Малом СНК плюс его сугубое сокращение...».[35]

В предложении к проекту директивы Малому СНК В. И. Ленин указывал: «Главной задачей Малого СНКа должно быть строгое наблюдение за тем, чтобы наркоматы: 1) соблюдали законы; 2) не уклонялись от ответственности, перенося без надобности тьму лишних вопросов на решение Малого СНК, а решали вопросы сами, под своей ответственностью или по соглашению двух или более наркоматов в общем порядке; 3) проверка законности, целесообразности и быстроты отдель-

103

ных распоряжений и действий наркоматов; борьба с бюрократизмом и волокитой путем такой проверки и неуклонного сокращения числа чиновников».[36] «Малый СНК, СТО и СНК должны изо всех сил освобождать себя от вермишели, приучая наркоматы самим решать мелочи и отвечать за них строже»,[37] — указывал В. И. Ленин.

В целях большей оперативности работы Малого Совнаркома в его регламенте указывалось, что по каждому вопросу может быть допущен от ведомства только один докладчик, в случае же необходимости иметь более одного докладчика ведомство об этом должно заранее специально заявить в своем представлении. Той же цели служило принятое 18 мая 1918 г. по предложению В. И. Ленина о желательности сокращения числа представителей советских организаций, делегируемых для участия в обсуждении специальных вопросов, постановление СНК: «Признавая в принципе необходимым участие в обсуждении выдвигаемых вопросов представителей от советских организаций, заинтересованных в том или другом решении их, предложить соответствующим комиссариатам каждый раз определять необходимый минимум таких представителей, по возможности не более трех, с тем чтобы каждая точка зрения была представлена».[38]

Если к назначенному времени докладчик не являлся, то вопрос либо переносился на конец заседания, либо вовсе снимался. Вопросы, согласованные в письменном виде, могли слушаться в отсутствие докладчиков (равно, как и при их повторной неявке).[39]

Вследствие четкой организации работы Совета Народных Комиссаров в одном заседании рассматривалось до 20 и даже до 30 дел.[40] Только за первый год своего существования Совнарком принял 479 законодательных актов, в то время как ВЦИК — 68, а съезды Советов—И.[41]

.Если в ходе обсуждения устанавливалось, что принятие проектируемого декрета целесообразно и своевременно и что в техническом отношении проект не вызывает никаких возражений, он утверждался и передавался для опубликования. Если же выяснялась необходимость редакционной доработки, проект передавался либо лицу, его разработавшему, либо специально создаваемой комиссии. Так, обсудив 13 декабря 1917 г. два проекта декретов о спекуляции и борьбе с контрреволюцией, Совет Народных Комиссаров постановил: «Ввиду не разработанности представленных проектов передать их т. Бонч-Бруевичу для вручения их автору. Просить автора этих проектов пересмотреть их совместно с Комиссариатом юстиции и внести во вторник в СНК».[42] Иногда проект передавался для редактирования в НКЮ.[43]

Передавая проект в комиссию, НК.Ю или автору, Совнарком определял в основных чертах их задачи. Так, рассмотрев в заседании 8 марта 1918 г. вопрос о реорганизации Государственного контроля, СНК поручил комиссии переработать проект, предусмотрев в нем дополнительно: а) систематическое участие рабочих организаций; б) введение летучей ревизии и других ревизионных мер для уничтожения волокиты; в) систематическое участие понятых из пролетарских элементов; г) точное опре-

102

деление прав и обязанностей по отношению к другим комиссариатам д) строгое разграничение ревизионно контрольных функций и инспекторских, причем инспекторские должны остаться в соответствуют; наркоматах.[44]

Создавая комиссию для переработки проекта, Совнарком не то ли определял направление, в котором должна вестись работа, но и следил,: постоянно за деятельностью комиссии. Образовав 27 мая 1919 г. ком сию для рассмотрения проекта декрета о введении трудовых книжек Москве и Петрограде из представителей НКТ, НКЮ, НКВД, Президиума Московского совдепа и (если возможно) и Петроградского Совета рабочих и крестьянских депутатов, Совнарком поручил созыв комиссии т. Владимирскому, который через неделю должен был представить клад в СНК о ходе работ комиссии.[45]

В целях ускорения предварительного согласования декретов и ; становлений, внесенных на утверждение СНК, Совет Народных Ком сэров принял 20 июня 1920 г. Постановление «О порядке созыва междуведомственных совещаний».[46] В нем указывалось, что межведомственные совещания могут созываться по особому постановлению СНК, председателей СНК, Малого СНК и СТО по всем без изъятия вопросам. В постановлении о созыве такого совещания должно быть точно указано, от каких народных комиссариатов и учреждений назначаются представители, кому поручается созыв заседания и к какому сроку совещание обязано представить согласованный законопроект или проекты и поправки отдельных ведомств в случае не достижения единого мнения.

Межведомственные совещания могли созываться и по предложению отдельных народных комиссаров или их заместителей, а также ряда других органов: ВЧК, ЦСУ, Главного комитета по всеобщей трудовой повинности и Чрезвычайного уполномоченного Совета Обороны по снабжению Красной Армии по вопросам их компетенции.

Состав межведомственного совещания определялся инициатором с созыва путем предварительного согласования с ведомствами, участие которых было признано необходимым, объем же полномочий представителей на совещании устанавливался органами, которые они представляли. В указанном постановлении СНК особо подчеркивалось, что постоянные межведомственные совещания или комиссии действуют на основании специальных актов.

В зависимости от характера доработки, требуемой проектом, СНК либо рассматривал проект после переработки и тогда утверждал его, либо, передавая в комиссию, утверждал его в основе, определяя в каждом отдельном случае дальнейшую судьбу проекта. Так, 5 декабря 1917 г. СНК, обсудив проекты положения о волостных комитетах и соответствующей инструкции, внесенные Колегаевым, постановил: «Назначить комиссию в составе товарищей: Ленина, Сталина, Колегаева как автора проектов и Шлихтера для их рассмотрения. В случае достижения этой комиссией единогласного соглашения об окончательной редакции этих проектов считать их утвержденными Советом Народных Комиссаров».[47]

27 марта 1919 г. СНК, обсудив проект постановления о размежевании функций Народного комиссариата труда и Народного комиссариата социального обеспечения, постановил «передать его на перередактирова-

105

ние тт. Курскому, Виноградову и Шмидту и, если декрет будет подписан указанными товарищами, уполномочить т. Ленина подписать его».[48]

23 июля 1918 г. после обсуждения проекта Положения об отделах труда СНК постановил: «Предоставить право Народному комиссариату труда утвердить проект, если в двухдневный срок к нему не поступит формального письменного протеста от какого-либо комиссариата. В последнем же случае, если не будет достигнуто соглашения с не согласным с проектом комиссариатом, внести вопрос вторично в СНК с представлением письменного протеста соответствующего наркомата».[49] В ряде случаев доработанный комиссией проект вносился прямо во ВЦИК для окончательного утверждения. Рассмотрев 23 ноября 1917 г. проект декрета о национализации городских недвижимостей, СНК принял проект в принципе и передал его в комиссию для переработки с учетом замечаний, поручив ей внести проект на утверждение ВЦИК.[50]

Принятие законопроекта в Совете Народных Комиссаров предшествовало передаче его во ВЦИК. Так, 30 апреля 1918 г. СНК утвердил с рядом поправок проект декрета о дарениях, доложенный П. И. Стучкой, и передал его во ВЦИК.[51] 9 мая 1918 г. СНК принял проект инструкции о звании комиссара, доложенный Г. И. Петровским, и постановил внести его на утверждение ВЦИК.[52] 22 января 1918 г. СНК, рассмотрев представленный П. И. Стучкой проект декрета о чрезвычайном революционном трибунале, постановил исправленный проект декрета (из названия было исключено слово «чрезвычайный», указано, что трибунал состоит при ВЦИК, и т. д.) передать на утверждение ВЦИК.[53] Некоторые декреты утверждались в Совете Народных Комиссаров по предварительному согласованию со ВЦИКом и другими учреждениями. Например, утверждение рассмотренного 29 июня 1918 г. проекта декрета о Народном комиссариате здравоохранения было Совнаркомом отложено на следующее заседание с тем, чтобы вопрос был предварительно согласован со ВЦИКом, НКВД, НКЮ и НКФ.

Многие проекты, рассматриваемые в СНК, обсуждались в целом, однако иногда проводилось и постатейное чтение. В таком порядке приняты декреты о суде № 1, о роспуске Учредительного собрания и др.

Ход обсуждения проекта фиксировался в протоколе заседания Совета Народных Комиссаров. Протоколы должны были размножаться и передаваться под расписку народным комиссарам.[54] Эта мера позволяла держать народных комиссаров в курсе всех мероприятий, проводимых Совнаркомом, и обеспечивала их своевременное исполнение.

Рассмотренные здесь важнейшие организационные формы правотворческой деятельности Советского правительства, выработанные в первые годы его существования, под непосредственным руководством В. И. Ленина, получили дальнейшее развитие в практике Советского государства в течение его более чем полувековой истории.

Рекомендована кафедрой теории и истории государства и права Ленинградского университета

[1] Исключая первый состав СНК, все последующие избирались ВЦИКом. С установлением сессионного порядка работы ВЦИКа СНК формировался каждой первой сессией ВЦИКа нового состава, т. е. практически ежегодно (см.: Съезды Советов в документах. 1917—1936, т. I. M., Госюриздат, 1959, стр. 181).

[2] Декреты Советской власти, т. I. М., Госполитиздат, 1957, стр. 41—45.

[3] Протоколы заседаний ВЦИК Советов раб., кр. и каз. депутатов II созыва. М, 1918, стр. 71.

[4] Съезды Советов в документах, т. I, стр. 142.

[5] Там же.

[6] СУ РСФСР, 1922, № 12, ст. 117, пп. «а», «д», «е», «и».

[7] Съезды Советов в документах, т. I, стр. 141.

[8] СУ РСФСР, 1922, № 12, ст. 117, пп. «а», «в», «г».

[9] См.: М. П. Ирошников. Первые декреты в Совете Народных Комиссаров. Труды Лен. отд. Института истории АН СССР, вып. 5. Вопросы историографии и источниковедения истории СССР. М.—Л., Изд. АН СССР, 1963, стр. 121. — Несмотря на то, что 23 января 1918 г. Совнарком принял решение о переименовании Малого Совета в Комиссию при СНК (см.: Декреты Советской власти, т. I, стр. 399), название Малый Совет Народных Комиссаров (Малый Совнарком, Малый СНК) укоренилось.

[10] Ленинский сборник, XXXV, стр. 18.

[11] См., например: протокол заседания Малого СНК № 577 от 29 октября 1920 г (ЦГАОР СССР, ф. 353, оп. 4, д. 193, л. 2об.); протокол № 606 от 17 декабря 1920 г, (там же, л. 16об.) и т. д.

[12] См.: Съезды Советов в документах, т. I, стр. 147—148.

[13] СУ РСФСР, 1921, № 1, ст. 2.

[14] СУ РСФСР, 1922, № 12, ст. 117.

[15] СУ РСФСР, 1922, № 75, ст. 927.

[16] СУ РСФСР, 1922, № 29, ст. 340.

[17] Это правило очень строго соблюдалось в практике СНК. Вопросы, которые могли быть разрешены ведомственными распоряжениями, снимались с повестки дня Совнаркома и не обсуждались. «Управдел, — писал В. И. Ленин, — должен быть приучен (как и секретариат СНКома и СТО) строжайше следить, чтобы мелкие вопросы не входили в СНК и СТО...» (В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 44, стр. 365).

[18] Ленинский сборник, XXI, стр. 96.

[19] СУ РСФСР, 1922, № 29, ст. 340.

[20] См.: Ленинский сборник, XXI, стр. 96—97; ЦГАОР СССР, ф. 130, он. 1, д. 2. л. 9об.; М. П. Ирошников. Создание советского центрального государственного аппарата. Совет Народных Комиссаров и народные комиссариаты. Октябрь 1917—январь 1918 гг. Изд. 2-е. Л., Изд. «Наука», стр. 107.

[21] ЦГАОР СССР, ф. 130, он. 1, д. 2, л. 17.

[22] СУ РСФСР, 1921, № 74, ст. 606.

[23] СУ РСФСР, 1922, № 1, ст. 19.

[24] СУ РСФСР, 1922, № 29, ст. 340.

[25] Ленинский сборник, XXI, стр. 96.

[26] ЦГАОР СССР, ф. 130, оп. 2, д. 22, л. 34; М. Н. Лучкин. Организация работы Совнаркома под руководством В. И. Ленина в первые месяцы после победы Октябрьской революции. Уч. зап. Московского областного педагогического ин-та им. Н. К. Крупской, т. XX. Труды кафедры истории КПСС, вып. 7, 1958, стр. 108.

[27] ЦГАОР СССР, ф. 353, оп. 2, д. 129, л. 124.

[28] См.: регламент Малого СНК от 23 ноября 1921 г. (ЦГАОР СССР, ф. 382, оп. 1, д. 6, л. 605).

[29] СУ РСФСР, 1922, № 51, ст. 649.

[30] ЦГАОР СССР, ф. 130, оп. 1, д. 2, л. 23об.

[31] ЦГАОР СССР, ф. 382, оп. 1, д. 6, л. 605.

[32] См.: В И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 35, стр. 447.

[33] ЦГАОР СССР, ф. 353, оп. 2, д. Л29, л. 124.

[34] ЦГАОР СССР, ф. 382, оп. 1, д. 6, л. 605.

[35] В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 44, стр. 367.

[36] Там же, стр. 368.

[37] Там же, стр. 370.

[38] ЦГАОР СССР, ф. 4390, оп. 1, д. 6, л. 57.

[39] ЦГАОР СССР, ф. 382, оп. 1, д. 6, л. 605.

[40] ЦГАОР СССР, ф. 130, оп. I, д. 1, лл. 4, 17, 44 и др.; Ленинский сборник, XXI, стр. 93—94.

[41] См.: Н. В. Жимерина. Совет Народных Комиссаров в первый год Советской власти (октябрь 1917 — июль 1918). Автореф. канд. дисс. М., 1955.

[42] ЦГАОР СССР, ф. 130, оп. 1, д. 2, л. 40об.

[43] Там же, л. 7.

[44] ЦГАОР СССР, ф. 4390, оп. 13, д. 53, л. 39.

[45] ЦГАОР СССР, ф. 353, оп. 2, д. 129, л. 202.

[46] СУ РСФСР, 1920, № 59, ст. 269.

[47] ЦГАОР СССР, ф. 130, оп. 1, д. 2, л. 306.

[48] ЦГАОР СССР, ф. 353, оп. 2, д. 129, л. 116.

[49] ЦГАОР СССР, ф. 4390, оп. 1, д 6, л. 243.

[50] ЦГАОР СССР, ф. 130, оп. 1, д. 2, л. 15об.

[51] ЦГАОР СССР, ф. 4390, оп. 1, д. 6, л. 10.

[52] Там же, л. 29.

[53] Там же, л. 122.

[54] Там же, л. 45.

Информация обновлена:01.01.2008


Сопутствующие материалы:
  | Персоны | Книги, статьи, документы 
 

Если Вы не видите полного текста или ссылки на полный текст документа, значит в каталоге есть только библиографическое описание.

Copyright 2002-2006 © Дирекция портала "Юридическая Россия" наверх
Редакция портала: info@law.edu.ru
Участие в портале и более общие вопросы: reception@law.edu.ru
Сообщения о неполадках и ошибках: system@law.edu.ru