Учиться в России!
Регистрация »» // Логин:  пароль:

Федеральный правовой портал (v.3.2)
ПОИСК
+ подробный поиск
Подняться выше » Главная/Все документы/

Источник: Электронный каталог отраслевого отдела по направлению «Юриспруденция»
(библиотеки юридического факультета) Научной библиотеки им. М. Горького СПбГУ


К 50-летию Декрета о суде № 1 /


В. П. Резепов.

Резепов, В. П.,

Полный текст документа:

В.П. Резепов, кандидат юридических наук

К 50-летию Декрета о суде № 1

Одна из задач социалистической революции — слом буржуазной го­сударственной машины, частью которой является суд, и создание нового, принципиально отличного аппарата государственного управления, вы­ражающего и защищающего классовые интересы пролетариата.

Программа-минимум РСДРП, принятая в 1903 г. и определявшая ближайшие задачи партии в период, когда пролетариат в союзе со всем крестьянством при изоляции буржуазии боролся за победу буржуазно-демократической революции, содержала два пункта, непосредственно относящихся к организации суда: выборность судей народом; право каж­дого лица преследовать в обычном порядке перед судом присяжных любого чиновника.[1] Реализация программы-минимум была этапом борь­бы пролетариата в осуществлении цели, предусмотренной программой-максимум, — победы социалистической революции и установления дик­татуры пролетариата.

«Сохранение старых законов наперекор новым потребностям и запросам общественного развития есть, в сущности, не что иное, как прикрытое благочестивыми фразами отстаивание не соответствующих времени частных интересов против назревших общих интересов».[2] Это положение К. Маркса, гениально развитое В. И. Лениным в условиях пролетарской революции, практически подтвердилось всем историческим ходом общественного развития.

Великая Октябрьская социалистическая революция, уничтожив бур­жуазно-помещичье государство, сломала старый эксплуататорский госу­дарственный аппарат и создала новое Советское социалистическое государство. В период Октябрьской революции был принят ряд законо­дательных актов, направленных на ликвидацию старого буржуазного суда и установление новых демократических принципов судебной орга­низации и уголовно-процессуальной деятельности. Как отмечал В. И. Ленин, «...безусловной обязанностью пролетарской революции было не реформировать судебные учреждения.., а совершенно уничто­жить, смести до основания весь старый суд и его аппарат. Эту необ­ходимую задачу Октябрьская революция выполнила, и выполнила успешно».[3]

Еще до Декрета о суде № 1, по инициативе широких трудящихся масс, при непосредственном участии местных органов власти, руководи-

28

мых Коммунистической партией, на местах началось образование новых судов, по-новому демократических, организуемых на началах выбор­ности трудящимися и действовавших коллегиально. Эти суды, при всем различии в их наименованиях, составе, несмотря на их особенности, вы­званные местными условиями, создавались как результат революцион­ного творчества масс. Отмечая этот факт, В. И. Ленин писал: «...рево­люционные массы, после 25 октября 1917 г., вступили на верный путь и доказали жизненность революции, начав устраивать свои, рабочие и крестьянские, суды, еще до всяких декретов о роспуске буржуазно-бюрократического судебного аппарата».[4]

Так, в Выборгском районе Петрограда в ноябре 1917 г. был органи­зован временный революционный суд.[5] Он состоял из 5 человек — по одному представителю от районного Совета, районного Совета проф­союзов, районного Совета фабрично-заводских комитетов, районной думы и Совета домовых комитетов. Состав суда утверждался Выборг­ским районным Советом рабочих и солдатских депутатов. 4 ноября 1917 г. этот суд рассмотрел первое дело по обвинению солдата-милицио­нера Беляева в том, что он «в нетрезвом виде стрелял из винтовки». 8 ноября 1917 г. в газете «Известия Центрального Исполнительного Ко­митета и Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов» был помещен отчет об этом процессе, в котором указывалось, что, открыв заседание суда, председатель объявил: сначала «...дают объяснения стороны, затем из присутствующих граждан желающие высказываются, двое за обвинение, двое против».[6] По делу выступили два человека из числа присутствующих на суде граждан, которые высказались за нака­зание подсудимого, и один, вставший на защиту подсудимого. Суд вынес решение об увольнении Беляева из рядов милиции, предупредив его, что в случае повторения таких поступков к нему будут применены самые строгие меры.[7]

Подобного рода суды были организованы в Кронштадте (Суд об­щественной совести), Новгороде, Череповце, Кузнецком уезде Томской губ. (Временный революционный суд), Саратове (Революционный суд), Пошехонском уезде Ярославской губ. (Уездный революционный суд). Под различными наименованиями аналогичные суды были созданы в Енисейской, Московской, Олонецкой, Пензенской, Смоленской, Ставро­польской, Тверской и других губерниях. Состав этих судов устанавли­вался местными Советами. Так, в Кузнецком уезде Томской губ. суд включал судью и 4 членов, избираемых от городского населения, рабо­чих, крестьян и солдат; в Новгороде и Череповце — 3 судей и 9 заседа­телей, избираемых губисполкомом; в Пошехонском уезде Ярославской губ. — 3 судей. В Москве рассмотрение дел производилось судебно-следственной комиссией Военно-революционного комитета. В ряде мест судебные дела рассматривались волостными и сельскими сходами.[8]

Различными были и меры наказания, применяемые этими судами. В Кузнецком уезде „Томской губ. мера наказания могла быть определе­на судом до 2 лет тюремного заключения. В Камышевском уезде суд рассматривал дела без ограничения подсудности. Суд Выборгского района Петрограда применял тюремное заключение, штраф,  конфиска-

29

цию имущества и другие наказания. Этим судом впервые стали назна­чаться принудительные работы без содержания под стражей.[9] Такое различие в мерах наказания, определяемых судами, следует объяснить отсутствием достаточного опыта государственного управления у местных Советов, создававших эти суды, и недостаточной связью их с высшими органами власти, что не способствовало единообразию в деятельности судебных органов.

В наказах, которые давали избиратели судам, были выражены тре­бования трудящихся по принципиальным вопросам организации и дея­тельности судебных органов. Весьма интересен наказ трудящихся Куз­нецкого уезда Томской губ., требовавших, чтобы избранный ими суд был -авторитетным, пользующимся доверием населения, являлся судом со­вести, не стесненным рамками существовавших статей закона, судом скорым и равным для всех граждан.[10] В наказе Изюмского уездного съезда местных судей от 20 декабря 1917 г. говорилось: «В основу своего судейского изъявления полагать волю революционного народа. Все пра­вовые нормы, противоречащие революционной народной совести, не принимать во внимание... и руководствоваться единственно голосом этой последней».[11]

Рассматривая разнообразные по форме, но одинаковые по их целям, задачам и принципам организации суды, создаваемые на местах по инициативе трудящихся еще до принятия СНК РСФСР Декрета о суде № 1, можно сделать некоторые общие для всех этих судов выводы: 1) несмотря на разнообразие форм и наименований судебные органы на местах были организованы в принципе одинаково; 2) они избирались, как правило, местными органами власти, а в отдельных случаях — об­щими собраниями трудящихся; 3) выборы судей производились на срав­нительно короткий срок (1—3 месяца); 4) все суды учреждались как коллегиальные органы, в которых каждый судья (председатель, член суда, народный заседатель) имел равный с другими судьями голос; 5) демократические начала в деятельности суда выражались в глас­ности ведения дел, включавшей право присутствующих на судебном за­седании задавать вопросы свидетелям и обвиняемым, выступать в качестве обвинителей или защитников по рассматриваемому делу; 6) как правило, суд выносил приговор или решение по делу на основе своего внутреннего убеждения; 7) постановляемые судами приговоры и реше­ния были окончательными и обжалованию не подлежали; 8) все создан­ные суды являлись судами первой инстанции.

Таким образом, исторически создание советского суда следует от­нести к моменту возникновения Советской власти,[12] а принятие Совнар­комом РСФСР Декрета о суде № 1 считать законодательным закреп­лением в масштабе республики уже сложившихся в результате револю­ционного творчества масс форм судебной организации. Это положение нашло подтверждение в выступлении народного комиссара юстиции РСФСР Д. И. Курского на I Всероссийском съезде комиссаров юстиции в апреле 1918 г., указавшего на то, что, как правило, народное право­творчество создало в различных местах РСФСР суд, «поразительно со­впадающий в основных чертах с народным местным судом Де­крета № I».[13]

30

Первым законодательным актом Советского государства, специаль­но посвященным вопросам организации и деятельности суда, явился Декрет о суде № 1, принятый Советом Народных Комиссаров 22 ноября 1917г.по старому стилю. Этим декретом были упразднены старые суды, прокуратура, органы предварительного расследования, присяжная и частная адвокатура, приостановлено действие института мировых суден и созданы два вида принципиально нового, пролетарского суда—местный народный суд и рабочие и крестьянские революционные трибуналы. Приостановление действия института мировых судей, замена их местным судом в составе судьи и двух заседателей и предоставление им возмож­ности быть избранными в местный суд объяснялось тем, что мировой суд, будучи в России единственным выборным судом по реформе 1864 г., как более прогрессивный суд, в условиях усиливавшейся реакции был фактически упразднен законом от 12 июля 1889 г.[14] Выборный мировой суд пользовался доверием у определенной части населения, поэтому ; упразднение его, наряду с остальными судами, было бы неправильным. ; Часть мировых судей могла быть использована при формировании новых > судов. Эти особенности мирового суда, не изменяя его буржуазной сущ­ности, обусловили необходимость иного подхода к решению вопроса о судьбе этого института, чем в отношении общих судебных уста­новлений.

Декрет содержал принципиальное положение о том, что местные суды избираются на основании прямых демократических выборов, вре­менно же до организации таковых — районными, волостными, уездными, городскими и губернскими Советами, а революционные трибуналы — губернскими или городскими Советами рабочих, солдатских и крестьян­ских депутатов. Выборы судей из трудящихся и только трудящихся пол­ностью соответствовали ленинскому положению о том, что советский суд, стоящий на страже завоеваний Октябрьской революции, имеет от­крыто классовый характер и организован на принципе участия в нем только трудящихся. «Суд есть орган власти пролетариата и беднейшего крестьянства»,[15] — писал В. И. Ленин.

Возможность широкого участия трудящихся в судебной деятель­ности обеспечивалась введением сравнительно небольшого срока полно­мочий судей и народных заседателей, что отражено и в последующих законодательных актах о суде.[16] Судьи и народные заседатели могли быть отозваны избравшим их органом до истечения срока их полномо­чий. Как судебное разбирательство, так и досудебная подготовка дела проходили в условиях широкой гласности, что выражалось не только в проведении открытых судебных заседаний, на которых каждый граж­данин, пользующийся политическими правами, мог выступать в качестве обвинителя или защитника, но и в том, что обвинители и защитники (поверенные по гражданским делам) могли участвовать и в стадии предварительного следствия. Все это, как отмечал Н. В. Крыленко, «…демонстрирует активность населения в работах судебного органа».[17]

31

Хотя в Декрете о суде № 1 и указывалось, что суды, решая дела от имени Российской республики, руководствуются законами свергнутых правительств лишь постольку, поскольку таковые не отменены револю­цией и не противоречат революционной совести и революционному пра­восознанию, но здесь же, в примечании к ст. 5, подчеркивалось принци­пиальное положение о том, что отмененными признаются все законы, противоречащие декретам ЦИК Советов рабочих, солдатских и кре­стьянских депутатов и Рабоче-крестьянского правительства.

В соответствии с декретом предварительное следствие по делам, подсудным местному народному суду, проводилось судьей единолично, хотя вопрос о личном задержании и предании суду разрешался судом коллегиально. Местным народным судам были подсудны гражданские дела, если сумма иска не превышала 3000 рублей, и уголовные, если мера наказания, угрожающая обвиняемому, была не более 2 лет лише­ния свободы. Приговоры, предусматривающие лишение свободы до 7 дней, и решения по гражданским делам с суммой иска не свыше 100 рублей были окончательными. По остальным делам допускался кассационный пересмотр, заявления должны были подаваться в уезд­ные, а в столицах в столичные съезды местных судей, бывшие судом вто­рой инстанции для местного народного суда. Наряду с изложением основных принципов построения судов в Декрете о суде № 1 имелся ряд статей, содержащих процессуальные нормы.[18]

Для рассмотрения дел о наиболее опасных преступлениях (контрре­волюционные преступления, саботаж, мародерство, хищничество и др.) Декрет № 1 создал второй вид судов — рабочие и крестьянские револю­ционные трибуналы. Будучи предназначенными для борьбы с контрре­волюционными и другими государственными преступлениями, трибуналы избирались губернскими или городскими Советами в составе председа­теля и 6 очередных заседателей. Расследование по делам, подсудным трибуналу, вела следственная комиссия из 3 человек, образуемая этими же Советами. Производство дел в трибуналах, как и в местном народном суде, осуществлялось на основе гласности, с участием обвинения и за­щиты из числа граждан, присутствовавших на заседании трибунала, причем участие обвинения и защиты допускалось и в стадии расследо­вания дел.

Историческое значение Декрета о суде № 1 состоит в том, что он 1) упразднил ранее существовавший судебный, прокурорский и след­ственный аппарат, а также адвокатуру; уничтожил апелляционный по­рядок пересмотра дел; 2) создал два вида судов — местный народный суд для борьбы с общеуголовными преступлениями и рассмотрения гра­жданских дел и рабоче-крестьянские революционные трибуналы для борьбы с государственными преступлениями; 3) положил в основу орга­низации и деятельности судов демократические принципы: выборность судей Советами, участие в суде народных заседателей, коллегиальность суда, равноправие судей и народных заседателей при решении дел, гласность судебного разбирательства; установил, что оценка доказа­тельств производится судьями по их внутреннему убеждению, основан­ному на обстоятельствах дела, в соответствии с декретами Советской власти; 4) ввел общегражданское обвинение и общегражданскую защи­ту, которые допускались как в судебном разбирательстве, так и в пред­варительном расследовании уголовных дел.

В периодической печати того времени систематически освещалась работа нового суда. Так, 30 ноября 1917 г. был напечатан отчет по рас-

32

смотренному судом делу братьев Комлевых,[19] обвинявшихся в том, что они занимались спекуляцией, пьянствовали и скандалили на улице. Вы­ступивший в суде рабочий Демидов сказал: «Нам предстоит сейчас об­винить или оправдать человека. Мы должны всесторонне посмотреть на все обстоятельства дела и судить судом народным, судом справедли­вым. .. Такие, как Комлев, мешают и всячески вредят нам.., в дни вели­ких событий он пьянствует и скандалит на улице. Во время разрухи он торгует по недозволенным ценам мясом... Я прошу народный суд при­знать его виновным. Он должен понять, что народ в лице своего суда осудил его за вину перед народом, что народ справедливо вознегодовал на него».[20] Выступившие затем красногвардейцы Петров и Сергеев так­же признали виновность Комлевых в совершении преступлений. Пока­зывая на подсудимых, Сергеев сказал: «Вот они мелкие враги револю­ции, те, кто спекулирует и спаивает».[21]

Эти, хотя и весьма краткие выдержки из выступлений трудящихся в суде, показывают, что они правильно понимали задачи суда, активно участвовали в судебном разбирательстве, помогали суду всесторонне рассмотреть обстоятельства совершения преступления, установить исти­ну по делу и определить соответствующую вине подсудимого меру нака­зания, т. е. содействовали правильному осуществлению порядка судо­производства, установленного Декретом о суде № 1.

Хотя форма общегражданского обвинения и общегражданской за­щиты способствовала активному участию трудящихся в рассмотрении судебных дел, она имела и отрицательные черты. Выступать по делу мог любой человек, присутствующий на суде, в том числе и заинтересо­ванный в исходе дела и стремящийся намеренно выступить с целью не­правильного обвинения невиновного или оправдания преступника. Не исключалась возможность использования судебной трибуны классово-враждебными элементами. Поэтому последующие декреты о суде отка­зались от института общегражданского обвинения и общегражданской защиты.

После принятия Декрета о суде № 1 суды бывшей Российской импе­рии, в том числе и правительствующий Сенат, старая прокуратура, следственный аппарат и адвокатура, а также весь судебно-чиновничий аппарат старых органов юстиции начали бешеную кампанию против Декрета и, открыто саботируя установленные им положения, выступали против проведения его в жизнь. Инициатором этих выпадов явился пра­вительствующий Сенат, вынесший в связи с опубликованием Декрета о суде № 1 специальное постановление, в котором указывалось на «пре­ступные действия лиц, именующих себя народными комиссарами»,[22] не признавалась законная сила их распоряжений и содержался призыв ко всем дореволюционным органам власти не исполнять декретов СНК. 26 ноября 1917 г., через день после опубликования Декрета о суде № 1, состоялось экстренное собрание Петроградской адвокатуры, которое постановило: «Признать, что декрет как исходящий от организации, не признаваемой за власть страной, не имеет силы закона»,[23] и призы­вало членов адвокатуры продолжать свою профессиональную деятель­ность. Происходившее в тот же день собрание судей Петрограда также решило не признавать Советской власти и продолжать свою деятель-

33

ность, «пока большевики не помешают тому физически»[24]. Даже наибо­лее либеральная часть старого судебного аппарата — мировые судьи — враждебно отнеслась к Декрету о суде № 1. «Во всей Москве не нашлось ни одного судьи, который стал бы продолжать работу после издания нового декрета о суде.. .».[25]

В связи с тем, что старые органы юстиции, вопреки требованиям Декрета о суде № 1, не подчинялись решениям Советской власти, 29 ноября 1917 г. уполномоченным следственной комиссии Военно-рево­люционного комитета в Петрограде были закрыты правительствующий Сенат, Главный военный суд, Петроградский Коммерческий суд и др.[26] Старые судебные учреждения были закрыты и в других городах рес­публики.

Опыт организации судов в РСФСР был воспринят другими союзны­ми республиками при создании ими судебных органов.[27]

С момента принятия Декрета о суде № 1 прошло 50 лет. За это время ленинские идеи, провозглашенные этим декретом, получили свое дальнейшее развитие и совершенствование. 50 лет советский суд охра­няет завоевания Великого Октября, воспитывая «граждан СССР в духе преданности Родине и делу коммунизма, в духе точного и неуклонного исполнения советских законов, бережного отношения к социалистической собственности, соблюдения дисциплины труда, честного отношения к государственному и общественному долгу, уважения к правам, чести и достоинству граждан, к правилам социалистического общежития».[28]

Рекомендована кафедрой уголовного процесса и криминалистики Ленинградского университета

[1] См.: КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и  пленумов ЦК, ч. I. M., Госполитиздат, 1954, стр. 40, 41.

[2] К. Маркс  и  Ф.Энгельс. Соч., т. 6, стр. 259.

[3] В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 36, стр. 162, 163

[4] В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 36, стр. 197.

[5] Подробнее об этом см.: И. А. Ушаков. Создание первого народного суда в Петрограде. «Советское государство и право», № 1, 1957, стр. 1 —12.

[6] «Известия Центрального  Исполнительного Комитета и Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов», 1917, 8 ноября.

[7] Там же.

[8] См.:  Материалы  НКЮ,  вып.  II, М.,  1918, стр. 32; вып. III, стр. 85; вып. V, стр. 15; «Пролетарская революция и право», 1918, № 7, стр. 70.

[9] См.: Материалы НКЮ, вып. II, стр. 39. «Известия ЦИК и Петроградского Со­вета рабочих и солдатских депутатов», 1917, 9 ноября.

[10] Материалы НКЮ, вып. II, стр. 39.

[11] Там же, стр. 43.

[12] На это правильно указывала Т. Малькевич. См. ее работу: К истории первых декретов о советском суде. «Советское государство и право», 1940, № 7, 8, 9.

[13] Материалы НКЮ, вып. I, стр. 57.

[14] По этому закону судьи были упразднены в 35 губерниях и действовали только в Петербурге, Москве и нескольких крупных городах России.

[15] В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 36, стр. 197.

[16] Так,  Революционный  Трибунал  Печати  состоял  из  3  лиц,  избиравшихся  на 3 месяца (СУ РСФСР, 1917. № 10, ст. 156); члены Революционного Трибунала избира­лись на 3 месяца, а заседатели на 1 месяц (СУ РСФСР, 1917, № 12, ст. 170); по поста­новлению НКЮ от 23 июля 1918 г. каждый заседатель мог участвовать в заседании местного народного суда не более 6 раз (СУ РСФСР, 1918, № 53, ст. 597). Такой же срок  работы народных заседателей был установлен Положением  о  народном суде РСФСР от 30 ноября 1918 г. (СУ РСФСР, 1918, № 85, ст. 889).

[17] Н. В. Крыленко. Судоустройство РСФСР. М., 1924, стр. 29.

[18] См.: Н. В. Крыленко. Суд и право в СССР. М., 1927, т. II, стр. 7.

[19] См.:  «Известия  Центрального  Исполнительного  Комитета  и  Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов», 1917, 30 ноября.

[20] Там же.

[21] Там же.

[22] «Русские ведомости», 1917, 24 ноября.

[23] «Речь», 1917, 29 ноября.

[24] См. там же.

[25] Материалы НКЮ, вып. II, стр. 13. См. также: «Еженедельник Советской Юсти­ции», 1922, № 44—45, стр. 4; П. И. Стучка. Избранные произведения по марксист­ско-ленинской теории права. Рига, Латгосиздат, 1964, стр. 246.

[26] См.:«Газета Временного Рабоче-крестьянского правительства», 1917, 3 декабря; П. И. Стучка. Избранные произведения по марксистско-ленинской теории права, стр. 284 и др.

[27] См.:М. Шаламов.  Судебное  устройство  Казахстана.  М.,  Юриздат  НКЮСССР, 1941, стр. 46—69; М. С. Сапаргалиев. Организация советского суда в Ка­захстане (октябрь 1917 — июль 1918 гг.). Алма-Ата, 1954;А. Сулейманова. Исторический очерк создания советских судов в Узбекистане. «Советское государство и право», № 3, 1949, стр. 61—69; А. Л. Ривлин. Первые законодательные акты о советском суде на Украине. «Советское государство и право», № 11, 1949, стр. 57—65; М. В. Ко­жевников. История советского суда. М., Госюриздат, 1957, стр. 27—29; Э. Я. С тумвина. Некоторые вопросы организации и деятельности советского суда в Латвии в1917—1919 гг. Уч. зап. Латв. ун-та, т. 12, юрид. науки, вып. 1. Рига, 1957.

[28] Основы законодательства о судоустройстве (ст. 3).

Информация обновлена:01.01.2008


Сопутствующие материалы:
  | Книги, статьи, документы 
 

Если Вы не видите полного текста или ссылки на полный текст документа, значит в каталоге есть только библиографическое описание.

Copyright 2002-2006 © Дирекция портала "Юридическая Россия" наверх
Редакция портала: info@law.edu.ru
Участие в портале и более общие вопросы: reception@law.edu.ru
Сообщения о неполадках и ошибках: system@law.edu.ru