Учиться в России!
Регистрация »» // Логин:  пароль:

Федеральный правовой портал (v.3.2)
ПОИСК
+ подробный поиск
Подняться выше » Главная/Все документы/

Источник: Электронный каталог отраслевого отдела по направлению «Юриспруденция»
(библиотеки юридического факультета) Научной библиотеки им. М. Горького СПбГУ


Биография А. В. Романовича-Славатинского.



Полный текст документа:

Романович-Славатинский, Александр Васильевич доктор государственного права, ординарный профессор по кафедре государственного права, действительный статский советник, вероисповедания православного, родился 2 июля 1832 г., в Полтавской губ., Переяславского уезда, в селе Войтове. Родители принадлежали к потомственным дворянам и были людьми достаточными : в двух уездах Полтавской губ. — в Переяславском и Лохвицком — они владели имениями, в которых было более 200 душ крестьян. Мать была дочерью французского эмигранта, генерал - лейтенанта Тиринга, оставившего Францию в первых годах текущего столетия, по интригам Мюрата, как гласят семейные предания. Родители были люди образованные: первоначальное домашнее образование, как водилось в то время у достаточных малороссийских помещиков, получил под руководством гувернеров и гувернанток. Воспитывался, таким образом, до 12 лет, а в сентябре 1844 г. поступил во 2-й класс Нежинской гимназии. Эта гимназия пользовалась в то время славой лучшей гимназии окру­га ; с нею связывались предания Гимназии высших наук, выпустив­шей Гоголя, Кукольника, Гребенку и др., имена которых очень ценились образованными малороссийскими помещиками. По своему положению при лицее, Нежинская гимназия действительно представляла собою некоторые условия, которых не имели другие гимназии округа. Лицей своими лучшими преподавателями, несомненно, имел большое влияние как на учителей, так и на учеников гимназии. Лучшие про­фессора лицея — Бунге, Тулов, Циммерман и др. — имели, сами того не подозревая, огромное воспитательное значение. Отсюда происходило, что, не имея особенно талантливых учителей, в Нежинской гимназии 40-х годов можно было встретить очень развитых и образованных учеников. В четвертом классе зачитывались статьями Белинского, знали почти наизусть статьи Герцена, Сто одного и других корифеев „Отечеств. Записок" 40-х годов. Уже с 4-го класса лелеялась мысль о поступлении в университет — о Новицком, Костыре, Павлове и Вальтер, о которых чудные рассказы завозили в Нежин киевские студенты, дразнившие своими шпагами и треуголками своих нежинских товарищей, изнывавших под ферулой Хр. Ад. Экеблада. А этот Экеблад был одним из благороднейших людей и начальников. Живо припоминается его классическая фигура, в однобортном форменном сюртуке, и столь известном всему Нежину картузе. Глубокий формалист, с пиэтетом относившийся к суровому тогдашнему режиму, X. А. Экеблад был добрейшим человеком и благороднейшим начальником, всем сердцем своим преданным своему делу. Швед по происхождению, он был истинно русским человеком, самым искренним и честным слугой Императора Николая и его русской политики. Памятна нелюбовь Экеблада к полякам, которые иногда воспитывались и воспитывали под его начальством. Но, пропитанные космополитическим духом Белинского и Герцена, более развитые ученики гимназии считали добрейшего и благороднейшего Экеблада суровым деспотом и завидовали воспитанникам Черниговской гимназии, во главе которой стоял тогда друг Станкевича и Грановского, Неверов. В 40-х годах в Нежинской гимназии не было особенно даровитых учителей. Но, благодаря Уваровской системе, из гимназии лучшие ученики могли вынести довольно основательное гуманное образование, состоявшее главным образом в знакомстве с историей и русской словесностью. В особенности с последней : лучшие ученики почти наизусть знали Пушкина, Гоголя, Лер­монтова и Кольцова, были хорошо знакомы с историей отечественной литературы и были тверды в русском языки. На знание русского языка Экеблад обращал большое внимание : малейшая орфографическая ошибка грозила лишением аттестата. Да и при поступлении в университет на знание русского языка обращалось главное внимание. Во время прохождения гимназического курса, А. В. Романович-Славатинский предполагал поступить в 1-е отделение философского факультета, т. е. сделаться словесником. История литературы была любимым предметом его занятий. Но некоторые обстоятельства, а главное незнание греческого языка, который не препода­вался в его время в Нежинской гимназии, заставило его изменить это намерение, и в августе 1850 г. он поступить в университет св. Владимира студентом юридического факультета.

Преподавание юридических наук в это время не могло возбу­дить особенной любви к ним. Это преподавание мало отступало от текста Свода : философско-исторические элементы почти не допуска­лись. Особенно слабо было преподавание государственного права — пред­мета по своему содержание наиболее заинтересовывавшего. Первый год прошел в нерешимости — не переменить - ли факультета? И вместо своих факультетских лекций слушались лекции других факультетов : межевые законы профессора Федотова-Чеховского променивались на лекции Шульгина, вместо лекций Вигуры посещались лекции Бунге, вместо русских прав слушалась зоология у Кесслера или анатомия у Вальтера. Любимыми стали лекции профессоров историко-филологического факультета : Шульгина, Бунге и Павлова. Это были заветные имена для более развитых и любознательных студентов начала 50-х годов. Они имели огромное значение и влияние : расширяя кругозор понятий, они усиливали любовь к науке, жажду просвещения. Им много — много были обязаны студенты университета св. Владимира начала 50-х годов, в воспоминаниях которых имена эти всегда будут занимать светлое и почетное место. Странно ска­зать: интерес к юридической науке вынесен был из аудитории профессора Павлова, читавшего тогда русскую историю. Следуя Ка­велину в своих воззрениях на историю русского государства, он выдвигал правовые вопросы и делал из своих слушателей - юристов—поклонников государственного права и истории русского права. Эти предметы делаются любимыми предметами занятий и бесед более любознательных студентов юридического факультета. Романович-Славатинский решил продолжать быть студентом юридического факультета и заняться преимущественно историей права и правом государственным.

Как ни дешева была для студентов жизнь в Киеве в начале 50-х годов, но хозяйственные неудачи отца побудили Романовича-Славатинского, чтобы избавиться от затруднительных обстоятельств студента своекоштного, — поступить в институт казеннокоштных студентов. Для этого нужно было выдержать семестральный экзамен. Этот экзамен вполне успешно был выдержан в декаб­ре 1852 г., а в ожидании приема на казну Романович-Славатинский поступил в заведение недостаточных студентов, назы­ваемое на студентском языке того времени — штрафгаузом. Этот штрафгауз был как бы чистилищем, чрез которое своекоштные студенты переходили в казеннокоштные. За 6 руб. в месяц достав­лялось полное содержание, и содержание вполне удовлетворительное. В штрафгаузе обыкновенно пребывали, пока разрешался вопрос о приеме на казенное содержание. В этом штрафгауз, под бдительным оком инспектора студентов Тальберга, собирались студенты всех факультетов и семестров, из которых одни были действительно бедны и хотели работать, другие поступали временно, прокутившись ожидали, пока поправятся обстоятельства. О казеннокоштных студентах нельзя также сказать, чтобы вей они хорошо работали: бывали всякие — знаменитые бурши и затворники-труженики. Живя в различных камерах, казеннокоштные студенты обыкновенно группирова­лись так, что в одних камерах жили люди работавшие, а в других — забулдыги : 1-я камера словесного отделения, например, представляла собою замечательный подбор кутил и гуляк, а в 3-й са­мые труженики, неустанно работавшие. Но о казеннокоштных студентах вообще можно сказать, что они работали гораздо более своекоштных. Они должны были, кроме семестральной письменной работы, обязательной и для студентов своекоштных, выдержать за каждый семестр экзамен по всем предметам, а эти экзамены у некоторых профессоров, напр., у профессора Богородского по уголовному праву, были очень строги. Заниматься же казеннокоштным студентам было очень привольно. Институт казеннокоштных студентов был превосходным учреждением : щедротами Императора Николая он был превосходно обставлен. Студенты были во всех отношениях обеспечены : прекрасная пища, полная обмундировка, больница — на случай болезни, баня каждые две недели ; библиотека для каждого факультета — все было предусмотрено. Довольная и во всем обеспеченная, молодежь сильно работала. Лучшими студентами в университете всегда были студенты казеннокоштные. Семестральные работы, работы медальные, записывание лекций — все это выходило из камер казеннокоштных студентов. У казеннокоштных юристов, например, Полное Собрание Законов было не только настольною книгой, но они, можно ска­зать, спали и отдыхали на томах этого интереснейшего и назидательнейшего собрания законодательных памятников. Нельзя без чувства благодарности вспоминать о привольном житье - бытье на казне и о щедротах Императора Николая. Внимание к университетской моло­дежи и заботливость о ней доходили до того, что для студентов болезненных, которым тяжело было бы хождение по лестницам уни­верситета, устроено было внизу здания особое отделение, „отделение слабогрудых"; забота о казеннокоштных простиралась до снабжения окончивших университетский курс быльем, платьем, а медиков инструментами. При такой обстановке, молодежи можно было работать. Романович-Славатинский выдержал с успехом экзамен на степень кандидата прав в

июне 1855 г. и, по представлении канди­датской диссертации по кафедре профессора Иванишева „О государственных долгах", утвержден был в этой степени — на эту рабо­ту факультета обратил внимание, и когда в 1856 г. министр народного просвещения Норов предложил Совету выбрать молодых лю­дей, для приготовления к профессорскому званию, юридический факуль­тет остановился на Романович-Славатинском, как на кандидате для приготовления по кафедре государственного права, оставшейся вакантной, за смертью адъюнкта Вигуры в марте 1856 г. В это время не существовало ни стипендиатства, ни приват-доцентуры: оставленные для приготовления к профессорскому званию молодые люди, были прикомандированы сверхштатными старшими учителями к одной из киевских гимназий под руководством одного из профессоров, они должны были готовиться к магистерскому экзамену и читать лекции в университете, исполняя все обязанности штатных преподавателей. Романович-Славатинский был прикомандирован к Киевской 1-й гимназии и поручен руководству и наблюдение профессора Иванишева. Руководство это было номинальное, но очень благожелательное и доброе. 5 ноября 1856 г. прочтена была пер­вая лекция. Эта лекция была горячим протестом против господствовавшего тогда преподавания юридических наук по Своду; в ней из­лагалось pium desiderium любознательного студента о задачах науки государственного права, о методах ее разработки и преподавания. Про­никнутая молодыми упованиями в силу науки и в значение университетского преподавания, она имела успех. После нее началось обыч­ное чтение курса, параллельно с приготовлением к магистерскому экзамену и собиранием материала для магистерской диссертации.

Трудна была обработка курса : в юридическом факультете государственное право преподавалось кратко — неудовлетворительно ; оно состояло в перечислении статей I, II, III и IV томов Свода Законов, с полным отсутствием сравнений, обобщений и истории. Даже такие элементарные книги, как Allgemeines Staatsrecht Блунчли, были совсем неизвестны. С слабой подготовкой, без руководства, приходи­лось собственными силами бороться с массой затруднений : ошибки бы­ли неизбежны. Первые годы преподавания представляли реакцию преж­ней рутине : русское государственное право, с которым связывались студенческие воспоминания о чтениях Вигуры, буквально по Сводам, было совсем забыто. Излагались западно-европейские конституции и история политических учений. Один семестр был посвящен сравнительному очерку крепостного права и его отмены. Это был горячий вопрос дня, так как тогда шли работы по отмене крепостного права. Такой характер чтений был сочувственно встречен аудиторией, которая всегда бывала многолюдна.

Кроме чтения лекций, исполнялись все другие обязанности штатного преподавателя : участие в факультетских заседаниях, экзамены, чтение студенческих сочинений, предложение тем для сочинений медальных. Романович-Славатинский предложил тему на ме­дальную работу: „История установления крепостного права в России", которая с успехом была решена студентом Ф. И. Леонтовичем, теперешним профессором истории русского права в Новороссийском университете. На ту же тему писал семестральную работу студент Патлаевский, недавно умерший профессор финансового права в том же университете.

Приготовление к магистерскому экзамену представляло главное затруднение в том, что по старому уставу для этого экзамена требовалось много предметов, из которых некоторые, как например политическая экономия и статистика, совсем тогда не преподавались юристам, слушавшим между прочим педагогию, русскую историю и историю русской литературы. На степень магистра государственного права требовались именно следующие предметы : русское государствен­ное право, законы государственного благоустройства, законы благочиния, финансовое право, политическая экономия и статистика. По всем этим предметам требовались не только устные, но и письменные ответы. Магистерский экзамен был успешно выдержан в 4 комиссиях в 1858 г. На одном из этих экзаменов — по русскому государствен­ному праву — присутствовал тогдашний попечитель Киевского учебного округа Ребиндер.

Параллельно с приготовлением к магистерскому экзамену, шло собирание материала для магистерской диссертации. Сюжетом была вы­брана история губернского управления в XVIII в., для которой в литературе почти не было никаких пособий, и приходилось работать по сырому материалу Полного Собрания Законов. В 1859 г. работа была окончена и напечатана под заглавием: Исторический очерк гу­бернского управления в России, от первых преобразований Петра В. до издания учреждения о губерниях в 1775 г. На основании рецензии этого труда, представленной в юридический факультет проф. Митюковым, работа была признана удовлетворительной, и, по защищении ее в августе 1859 г., Романович-Славатинский удостоен был степени магистра государственного права. Попечитель Пирогов потребовал, чтобы до представления Романовича-Славатинского в адъюнкты по кафедре государственного права им прочтены были в полном собрании Совета две пробные лекции — одна по собственному выбору, а другая по назначению факультета. Эти лекции и были прочтены : первая — „сравнительно-исторический очерк крепостного права и его постепенной отмены в различных государствах", а вторая — „государственное устройство в Североамерикан­ских Штатах". На обеих лекциях присутствовал попечитель Пиро­гов. Он настолько остался доволен ими, что написал тогдашнему дека­ну юридического факультета Н. Д. Иванишеву о представлении Романовича-Славатинского в адъюнкты по занимаемой им кафедре. Представление состоялось, и в октябре 1859 г. Романович-Славатинский был выбран адъюнктом, с увольнением от должности сверхштатного старшего учителя Киевской 1-й гимназии. В феврале 1860 г. он был командирован за границу на два года, для окончательного приготовления к профессорскому званию. Заграничные занятия он начал с Берлина : в тамошнем университете слушал лекции Гнейста, Шталя, Геффтера, Ранке и Дройзена. Но его в особенности интересовала Англия, с ее парламентаризмом и самоуправлением, интерес к которым был сильно возбужден „Русским Вестником" конца 50-х годов, пропагандировавшим в нашем обществе англоманию и поклонение парламентаризму и самоуправлению джентри. Романовичу-Славатинскому захотелось поскорее непосредственно познакомиться с английским государственным строем, известным ему по лекциям и сочинениям Гнейста и по талантливым статьям Каткова, страстного в то время англомана и парламентариста. Романович-Славатинскй скоро оставил Берлин и переехал в Лондон. Достаточное знакомство с английским языком облегчило для него живое непосредственное ознакомление с государственным строем Англии путем посещения обеих палат, судов, митингов и т. д. Из Лондона делались экскурсии во внутрь страны : в Оксфорд, Манчестер, Бэрмингем, Ливер­пуль и др. города. Но некоторые семейные обстоятельства заставили Романовича-Славатинского сократить пребывание в Англии, и в августе 1860 г., через Париж, он переехал в Женеву. За­держанный в этом городе на довольно продолжительное время, он занялся изучением государственного строя Швейцарии —федерального и отдельных кантонов. Кроме того, посещал лекции тогдашней Женевской академии, которая была обставлена довольно дюжинными преподавателями. Бывал преимущественно на лекциях Камнерио — по государственному праву, Дамета — по политической экономии и истории торговли, Амиеля — по истории философии. В январе 1861 г. Романович-Славатинский переехал в Гейдельберге, и здесь слушал лекции Роберта Моля — по энциклопедии государственных наук и полицейскому праву ; Цепфля — по государственному праву ; Марквардта — по международному праву; Миттермайера — по истории английского уголовного процесса ; Гейссера — по истории французской революции. Когда в зимнем семестре 1861 г. Роберт Моль был назначен во Франкфурт-на-Майне представителем Бадена на Германском сейме и его заменил Блунчли, приглашенный из Мюнхенского университета, Poмaнoвич-Cлaвaтинcкий выслушал у последнего курсы общего государственного права и истории политических учений. Из Гейдельберга была предпринята поездка в Париж в марте 1861 г. Здесь Романович-Славатинский бывал на некоторых лекциях в Ecole de droit, а в College de France слушал Лабуле и Франка. посещал Corps legislatif, суды и др. учреждения. Из Гейдельберга же в осенние каникулы 1861 г. была пред­принята поездка в Италию, доставившая возможность познакомиться с некоторыми итальянскими университетами — Туринским, Пизанским и Падуанским. В феврале 1862 г. истек срок двухлетней заграничной командировки Романовича-Славатинского, но, по домашним обстоятельствам он мог возвратиться в Россию толь­ко в мае 1862 г. В августе 1862 г. он начал преподавание. После вступительных лекций, напечатанных им в Университетских Известиях 1862 г. (октябрь, 1—31), в учебном 1862—63 году он изложил подробный курс английского государственного права. Этот курс очень заинтересовал слушателей, и в одной из самых обширных аудиторий, № 1, едва могли помещаться собиравшееся на лекции слушатели. Кро­ме своего предмета, по поручению факультета, Романович-Славатинский преподавал и историю русского права. В ок­тябре 1862 г. он был выбрал исправляющим должность экстра -ординарного профессора. В 1863—64 учебном году он изложил курс русского государственного права. С этого времени русское государственное право сделалось главным предметом специальных занятий Романович-Славатинского. Излагая один год этот предмет студентам первых двух курсов, другой год он читает иностранное государственное право или историю политических учений студентам двух последних курсов. Кроме того, в 1867 г. ему вторично было поручено преподавание истории русского права. В 1870 г. Романович-Славатинский издал сочинение: Дворянство в России от начала XVIII в. до отмены крепостного права, СПБ. Сочинение это было разоб­рано профессором Незабитовским и признано достойным сте­пени доктора. В сентябре 1870 г. Романович-Славатинский был избран ординарным профессором, а вслед затем напечатал свое : Пособие для изучения русского государственного права по методу историко-догматическому (Унив. Изв. 1871—72 гг. 286 стр. и отд.). Издано 2 выпуска: в 1-м изложены основные законы, а во 2-м — государственные учреждение. На акте университета св. Владимира 9 ян­варя 1873 г. Романович-Славатинский сказал речь : Государственная деятельность гр. Сперанского, которая была потом напе­чатана в „Университетских известиях" (1873, февраль, 1—38) и в „Отечественных Записках". В 1876 г. он написал статью: Жизнь и деятельность Н. Д. Иванишева, напечатанную в „Древней и Но­вой России". В этом же году, под его редакцией, было издано „Соб­рание сочинений Н. Д. Иванишева".

Кроме этих трудов, Романович-Славатинский напечатал в Университетских Известиях разборы сочинений : Ю. Шварца „Die Demokratie" (Унив. Изв. 1877, февраль, 53—64) и М. Уоллеса „Russia" (ibid. 1870, стр. 141 —158). В первом заседании Киевского юридического общества им был прочтен реферат : Мнение М. Уоллеса о судебной организации в России. По его же предложению, Киевское юридическое общество постановило организовать при нем библиотеку, первое приобретение которой состояло в значительном числе книг, пожертвованных для нее Романович-Славатинским. Кроме того, Романович-Славатинский, по поручению юриди­ческого факультета, разбирал многие сочинения, представленные в факультет для получения ученых степеней : Незабитовского, Пригары, Самоквасова, Хлебникова и Куплевасского. Читал иногда публичные лекции : „О различных видах личной зависимости, в их историческом преемстве" и „Исторический очерк установления турецкого вла­дычества в Европе и его постепенное падение". По его представлению, юридический факультет оставлял стипендиатами для приготовления, под его руководством, к профессорскому званию кандидатов : Забугина, Ногу и Назимова. На Высших женских курсах в течение 2 ½ лет он преподавал также русскую историю, начавши Андреем Боголюбским и окончив царствованием Алексея Михайло­вича. Исполняя много раз должность секретаря юридического фа­культета, с 1874 по 1879 г. он был судьей университетского суда. В 1877 г. он был командирован на 4-й археологический съезд в Казань, а в 1875 г. избран почетным мировым судьей Радомысльского округа, в должности которого состоит и поныне.

По выслуги 25 лет, в 1881 г. был оставлен в занимаемой им должности ординарного профессора еще на 5 лет. В том же году, для поправления расстроенного здоровья, он поехал за границу. Поправив свое расстроенное здоровье карлсбадскими водами, он нисколько времени пробыл в Швейцарии, Франции и Австрии, наблюдая над изменившимися государственными порядками этих стран и слу­шая некоторые лекции, между прочим Лоренца Штейна в Венском университете. В 1884 г., по его предложению, юридический факультет ходатайствовал пред Советом об издании на счет университета „Собрания сочинений" профессора Незабитовского. Ходатайство было уважено, и в настоящее время сочинения профессора Незабитовского изданы под редакцией Романовича-Славатинского.

Кроме участия в Киевском юридическом обществе, состоял также членом исторического общества Нестора-Летописца. В течение своей службы был пожалован орденами : св. Станислава 2 ст. с Императорскою короною — 1870 г., св. Анны 2 ст. —1873 г., св. Владимира 3 ст. — 1883 г.; чином действительного статского советника —1879 г.[1]

 



[1] Автобиографическая записка.


Источник информации:
Из книги : Биографический словарь профессоров и преподавателей Императорского Университета Св. Владимира, 1834 - 1884 / Сост. под ред. В. С. Иконникова. - Киев : Тип. Императорского Университета Св. Владимира, 1884. ( )

Информация обновлена:01.01.2008


Сопутствующие материалы:
  | Персоны 
 

Если Вы не видите полного текста или ссылки на полный текст документа, значит в каталоге есть только библиографическое описание.

Copyright 2002-2006 © Дирекция портала "Юридическая Россия" наверх
Редакция портала: info@law.edu.ru
Участие в портале и более общие вопросы: reception@law.edu.ru
Сообщения о неполадках и ошибках: system@law.edu.ru