Учиться в России!
Регистрация »» // Логин:  пароль:

Федеральный правовой портал (v.3.2)
ПОИСК
+ подробный поиск
Подняться выше » Главная/Все документы/

Источник: Электронный каталог отраслевого отдела по направлению «Юриспруденция»
(библиотеки юридического факультета) Научной библиотеки им. М. Горького СПбГУ


П. И. Стучка о государстве и праве /


Л. Б. Алексеева, А. Н. Шаров.

Алексеева, Л. Б.
Шаров, А. Н.

Полный текст документа:

Л. Б. Алексеева, А. Н. Шаров

П. И. Стучка о государстве и праве

Всякая наука на определенном этапе развития обращается к своей истории. То внимание, которое в последнее время уделяется советской юридической наукой ее истокам, свидетельствует, что этот момент на­ступил и для нее. Одной из самых ярких фигур на теоретическом фронте первых лет Советской власти является, несомненно, П. И. Стучка — революционер, государственный деятель, ученый. Жизнь и деятель­ность этого человека непосредственно связаны с историей социалистической революции в России, с историей становления и развития первого в мире социалистического государства, с историей развития марксист­ско-ленинской науки о государстве и праве.

Теоретическое наследие П. И. Стучки весьма значительно. Авторы данной статьи не ставят своей целью дать исчерпывающий анализ всей его теоретической деятельности, они ограничиваются задачей сделать краткий обзор его общего учения о государстве и праве.

Оценка теоретических взглядов П. И. Стучки и определение его ме­ста в истории советской юридической науки предполагают прежде всего знание и учет тех условий, в которых он создавал свои работы, и тех це­лей, которые он перед собой ставил. Первые шаги советская юридиче­ская наука делала в трудный период осуществления революции, граж­данской войны, создания основ социалистической государственности. В. это время формируется теоретическое кредо П. И. Стучки. Его взгляды в области общей теории государства и права развиваются в не­посредственной связи с практикой социалистической революции, совет­ского строительства, и эта практика положена в основу его методологического подхода к изучению сущности государства и права.

Создание нового государственного аппарата, новой системы права на обломках разрушенной государственности самодержавной России требовало переосмысления всех категорий юридической науки в соответствии с требованиями времени. Социалистическая революция не только выдвигает задачу дальнейшей разработки проблем государства и права, но и предоставляет широчайшие возможности для развития юридической науки на базе практики социалистического строительства.

Философской основой учения П. И. Стучки является марксизм-ленинизм. Рассматривая вопросы сущности государства, он часто отсылает читателя к соответствующим произведениям классиков марксизма, а его статья «Государство и революция» непосредственно основана на одноименном произведении В. И. Ленина. Обоснование понятия права П. И. Стучка находит в работах К. Маркса, в частности в «К критике политической экономии», «Капитале» и др. П. И. Стучка «подверг критическому анализу на базе широкого исторического материала все важ­нейшие юридические категории, понятия, институты, он показал, какое наследие в области права достается рабочему классу и как он должен им распоряжаться: что он должен решительно отбросить и что в какой-то мере использовать».[1]

Однако теоретические взгляды П. И. Стучки нельзя сводить к рецепции и переосмыслению отдельных положений буржуазной юридиче­ской науки. Его творчество — постоянная борьба за обоснование материалистического понимания государства и права, против юридического позитивизма, нормативизма, социологической и психологической школ права. Естественно, эта борьба не могла не сказаться на окончательных выводах П. И. Стучки, ибо, противопоставляя свою позицию буржуаз­ным теориям, он должен был делать упор на противоположном понима­нии явления. Е. Б. Пашуканис впоследствии указывал, что «в то время, когда П. И. Стучка выступал со своими работами, основной удар при­ходилось наносить по нормативным и идеологическим теориям. Это был главный враг, и поэтому естественно, что у П. И. на первое место была выпячена материально-объективная сторона права, неразрывная связь с экономикой, с базисом».[2] И в таком сложном переплетении фактиче­ских и теоретических обстоятельств выкристаллизовывается основа его понятий государства и права.

Основная задача работ П. И. Стучки в области общей теории государства заключалась в обобщении взглядов К. Маркса, Ф. Энгельса, В. И. Ленина по этому вопросу и систематизированном их изложении. Большая работа проделана им по дальнейшему развитию марксистской теории государства на основе опыта социалистической революции в Рос­сии и советского строительства. Впервые в социалистической юридиче­ской науке П. И. Стучкой было дано общее определение понятия социалистического государства и сделано теоретическое обоснование его Конституции. В предисловии к работе «Учение о государстве пролета­риата и крестьянства и его Конституции СССР и РСФСР» он пишет: «Я старался всюду вместо лишнего теоретического балласта давать на первом месте сведения, практически необходимые. Но основная моя цель была дать для всего этого материала правильную марксистскую точку зрения».[3]

П. И. Стучка выделяет следующие характерные черты марксистского учения о государстве: революционно-диалектический метод иссле­дования, классовый подход к сущности всякого государства и, следова­тельно, признание временного характера всякого государства, новое по­нимание классов и классовой борьбы как движущей силы истории, соотношения государства и масс, роли партии, самоопределения наций, наконец, реализацию теоретических выводов на практике при построе­нии социалистического государства.

Основное положение П. И. Стучки в теории государства — соответ­ствие реального порядка общественных отношений интересам господ­ствующего класса, защищенным его организованной силой. В свете этой концепции государство является организацией господствующего класса для закрепления и охраны тех общественных отношений, в которых данный класс заинтересован: «. . .если самый общественный класс в своем существе определяется его ролью в производстве, то, встав у власти, класс в государстве, или, вернее, в государственной власти, в первую голову создает аппарат завоевания, упрочения, развития своей роли в производстве».[4]         

Свое общее определение понятия государства П. И. Стучка основывает на известном положении «Манифеста Коммунистической партии» о государстве как организации господствующего класса. Он пишет: «Мы Всякое государство называем классовою организацией человеческого общества, или, что в действительности то же самое, организацией господствующего класса, имеющею основной своей задачей или целью — господство этого класса».[5] В этом определении сконцентрирован опыт всей марксистско-ленинской теории государства, имевшийся в то время.

П. И. Стучка несколько расширяет это определение, вводя в него в качестве внешних признаков государства такие элементы, как населе­ние, территория и государственная власть: «Мы можем одновременно принять и общепризнанные внешние признаки этой организации: тер­риторию, население и государственную власть, на которых мы должны подробнее остановиться уже просто по практическим соображениям. Мы таким путем можем прийти к пояснению, что государство является клас­совой организацией общества, охватывающей определенную территорию и относящееся к этой территории население в его совокупности и фор­мально объединенную под суверенной государственной властью».[6]

В этом развернутом определении проявляется понимание П. И. Стучкой государства как классовой организации управления об­ществом, с одной стороны, и как определенным образом организованного на определенной территории населения, подчиненного суверенной государственной власти, — с другой, что, несомненно, расширяет содер­жание понятия государства. Из трех элементов государства, признавае­мых Стучкой, решающее значение, бесспорно, принадлежит государ­ственной власти. Согласно его общей концепции, «первоначальной го­сударственной властью была фактическая сила»,[7] и только впоследст­вии, с окончательным формированием классов, она приобретает харак­тер нормированного принуждения с использованием публичной власти и ее вещественных придатков: армии, полиции и т. д. «Государствен­ная власть от отдельных „целевых" мероприятий переходит к организо­ванным методам общих приказов —закон и применение этих законов — в отдельных случаях непосредственно или через особые судебные органы».[8]

П. И. Стучка всегда подчеркивает классовый характер государственной власти: «. . .государственная власть является властью одного класса над другим классом или другими классами».[9] Он категорически отвергает принцип «разделения властей» как совершенно устаревший и к советской системе неприменимый, неоднократно подчеркивая, что со­ветский государственный аппарат должен не только исполнять декреты и указы, он должен управлять государством.

В общей связи с понятием государственной власти П. И. Стучка раскрывает и сущность формы и функций государства. Исходя из понятия государственных отношений как властеотношений, он предста­вляет формы и функции государства как формы и функции государственной власти. Характерно, что завершающая (XV) глава «Учения о государстве пролетариата и крестьянства» названа весьма примечательно: «Последнее действие: государство отмирает». Это логическое завершение концепции П. И. Стучки, согласно которой государство как орга­низация господствующего класса для защиты его собственных интере­сов, отражающих угодный ему порядок общественных отношений, отми­рает. Для него государство не вечный, а находящийся в движении институт, для которого он намечает «только твердую тенденцию, а не готовую схему». Теоретическое обоснование процесса отмирания госу­дарства П. И. Стучка находит в работах К. Маркса, Ф. Энгельса, В. И. Ленина. Конкретные его черты он видит в постепенном сужении роли принуждения, последовательном развитии экономической функции государства, возрастании роли хозяйственных органов, «управляющих экономическим оркестром»[10] до того момента, когда для осуществления этой функции уже не нужна будет государственная машина.

Несомненный интерес представляют и взгляды П. И. Стучки в области общей теории права. Основные теоретические работы его посвя­щены именно этой проблеме. И если в вопросе о государстве П. И. Стучка мог опереться на значительное количество марксистской литературы, то с правом дело обстояло значительно сложнее, ибо, как указывал он сам, «марксизм не излагал новой философии права, не дал сразу нового понимания права, но он дал метод и материал для такого понимания». [11]При выработке платформы, на которой возможно эффективное исследование вопросов теории права, П. И. Стучка предлагает три основных принципа: материалистическое понимание права, диалектический метод исследования права, классовый интерес как определяющий фактор в праве.

Он отмечает, что, несмотря на то, что само «производство права» приняло форму крупного фабричного производства, а для применения и истолкования его созданы настоящие храмы, «где священнодействия жрецов этого права протекают по всем методам крупного производ­ства»,[12] право оставалось таинством, чем-то непонятным для простого смертного. Материалистическое понимание права П. И. Стучки формируется в борьбе с юридическим позитивизмом, волюнтаризмом и дру­гими буржуазными теориями права. Прежние учения о праве дали об­щее его понятие, составленное, по характеристике Ф. Энгельса, идеоло­гически, априорно: «Сперва из предмета делают себе понятие предмета; затем переворачивают все вверх ногами и превращают отражение пред­мета, его понятие в мерку для самого предмета».[13] В норме права П. И. Стучка видел лишь форму права, его субъективный элемент, и чтобы окончательно отмежеваться от буржуазного юридического миро­воззрения, он предлагает раз и навсегда порвать с идеалистической фи­лософией права.

В поисках элемента права, не зависящего от воли и сознания лю­дей, определяющего характер и форму позитивного права, П. И. Стучка обращается к реальным общественным отношениям, которые были по­ложены в основу социологического определения права. Однако, понимая ограниченность социологической школы, он указывал, что «социологическое направление, там где оно договорилось до понятия общественных отношений и общественного порядка, столкнулось со столь же непонятным для него понятием общества или с красным призраком классовой борьбы и вновь оказалось в тупике».[14] В этих условиях глав­ной задачей работ П. И. Стучки было выявление классовой сущности права. Он пишет: «Я ставлю на первое место вопрос о классе, чтобы подчеркнуть, что мне нет столько дела до правовых вопросов, сколько до вопросов классовых, другими словами, до основных вопросов марксистского мировоззрения, т. е. в конечном выводе — коммунизма».[15]

Итак, что такое право в понимании П. И. Стучки? В «Руководящих началах по уголовному праву РСФСР» П. И. Стучка формулировал оп­ределение права следующим образом: «Право — это система (или по­рядок) общественных отношений, соответствующая интересам господствующего класса и охраняемая организованной силой его (т. е. этого класса)».[16] П. И. Стучка признавал необходимость разработки более совершенного понятия права и впоследствии определял его как «форму организации общественных отношений» и, наконец, под влиянием критики— как систему норм (при обязательном условии признания классового интереса в праве) «вместе или рядом» с системой общественных отношений. Однако он неоднократно возвращался к определению пра­ва, данному в «Руководящих началах», считая его наиболее соответствующим марксистскому пониманию права.

Основным возражением П. И. Стучке в дискуссиях по вопросу об определении общего понятия права (и это возражение не снято практи­чески и сегодня) было то, что он свел право к экономике, «утопил право в базисе», на что П. И. Стучка, отвечая оппонентам, замечал, что спор по существу сводится не к взаимоотношению базиса и надстройки, а к тому, где искать основное понятие права: не в нормах, не в психиче­ском переживании, а в системе реальных общественных отношений. М. С. Строгович, давая в общем совершенно правильную оценку теоретическому наследию П. И. Стучки, отмечает в то же время, что «право­вые нормы П. И. Стучка рассматривал как определенный аспект права, но считал, что суть права в правовых отношениях. Это первый и основ­ной недостаток воззрений Стучки».[17] При такой оценке определения права П. И. Стучки упускается из виду та положительная роль, кото­рую сыграло это определение, вскрывающее материальную и классовую сущность права.

Кроме того, анализ учения П. И. Стучки о трех основных формах права не дает оснований для такой оценки. Основным признаком той си­стемы общественных отношений, которые охватываются понятием права, согласно точке зрения П. И. Стучки, служит «ее соответствие интересам господствующего класса, что и является основанием ее охраны со стороны организованной власти этого класса».[18] Следовательно, признаком права, по мнению П. И. Стучки, является охрана его организованной силой господствующего класса, причем главную цель этой власти он видит именно «в охране этого порядка как соответствующего интересам или обеспечивающего интерес того же господствующего класса».[19]

Общее понятие права П. И. Стучка строит на основании практиче­ского решения вопросов, связанных с установлением нового порядка об­щественных отношений в ходе социалистической революции. Процесс революционного движения пролетариата обусловил концепцию примата классового интереса в установлении определенного порядка обществен­ных отношений. П. И. Стучка указывал, что «основной момент права за­ключается не в законе, а в правоотношении, т. е. в системе общественных, и только общественных, отношений».[20] Однако этот порядок не может быть реализован, пока он не осознан. И в этой связи возникает одна из важнейших проблем юридической науки —проблема классового интереса и правосознания.

Как отражение в сознании людей их классового интереса система общественно-политических идей, принципов, правосознание выступает у П. И. Стучки как абстрактная форма порядка общественных отноше­ний, т. е. права в объективном смысле: «У нас, конечно, не могло быть такой абсолютной веры в закон; декреты нового правительства были обязательны, но рядом с ними — революционная совесть и революцион­ное (впоследствии социалистическое) правосознание».[21] С другой стороны, организация пролетариата как господствующего класса требовала создания новой системы законодательства, регламентирующего статус нового общества. В этих условиях закон выступает у П. И. Стучки как конечная абстрактная форма права. «Не юридическое отношение создает право по существу; оно есть „лишь формальное осуществление" эконо­мического отношения».[22] Однако «без этой формы экономическое отно­шение не будет правовым, а только фактическим».[23]

Таким образом, общественные отношения в качестве правовых отношений у П. И. Стучки существуют в трех формах: одной конкретной и двух абстрактных, и в соответствии с этим право как система или поря­док этих отношений существует также в трех формах: в форме системы конкретных отношений, в форме осознания этой системы (правосозна­ния) и, наконец, в форме выражения ее в системе норм права. Говоря о взаимосвязи этих форм, он указывает, что чаще всего они не совпа­дают друг с другом. Система конкретных отношений как наиболее подвижная не всегда охватывается правосознанием, а тем более не всегда отражается в нормах права, и, с другой стороны, не все законы «гласят», т. е. имеют своим основанием реальные общественные отношения. В то же время П. И. Стучка подчеркивает, что правовыми эти отноше­ния могут стать только тогда, когда они находят отражение в абстракт­ной форме закона.

Рассматривая три формы права в их взаимосвязи, П. И. Стучка отмечал взаимное влияние одной формы на другую, безусловно отдавая предпочнение первой. Подводя итог проделанной работе в области разработки общей теории советского права, П. И. Стучка писал: «Мне вы­пала доля в своей книжке впервые внести в теорию права классовую точку зрения. Я попытался вскрыть классовую подоплеку векового течения — естественного или философского права как классовой программы буржуазии. Я также показал, что наука права не могла сделаться наукой пока и потому, что она не стала и не могла стать на классовую точку зрения. Я эти вопросы поставил, и верная постановка вопроса, даже при неверном ответе, стоила бы тех листов бумаги, которые РСФСР потратила на эту книжку. Я буду очень рад, если кто-нибудь внесет серьезные поправки в наше определение».[24]

Оставляя в стороне те критические замечания, которые были выска­заны в адрес П. И. Стучки его современниками, в основном высоко ценившими его теоретические работы, следует сказать несколько слов о той «критике» 1938 г., в результате которой работы П. И. Стучки, как и Е. Б. Пашуканиса и ряда других теоретиков, были признаны вреди­тельскими и преданы забвению, а его имя было вычеркнуто из истории советской юридической науки. П. И. Стучке было предъявлено обвине­ние в прямом или косвенном отношении к подрывной деятельности против советского государства. На 1-м совещании по вопросам науки Советского государства и права Вышинский указывал, что П. И. Стучка и его последователи «ликвидировали право как особую специфическую общественную категорию, утопили право в экономике, лишили его активной творческой роли». Вышинский не учитывал, что, будучи последовательным марксистом, отстаивая материалистическую позицию в вопросах понятия права, П. И. Стучка объективно вынужден был пере­нести центр тяжести на изучение «самого предмета», реального отноше­ния между людьми, а не производного от него — нормы, установленной или санкционированной государством. Он выступал против фетишиза­ции закона, но не отрицал активной его роли. «Мы должны избегать всяких теорий ревизионизма и экономизма, преподающих нам бессилие революционного закона над буржуазными производственными отноше­ниями. Но мы одинаково осторожно должны относиться и к революци­онным законникам, верующим во всемогущество революционного декре­та», — писал он.[25]

П. И. Стучке вменялось в вину отрицание «возможности развития» советского права, основанное на том, что «советское право с самого своего возникновения было обречено на увядание, на отмирание», и в этой связи — отрицание необходимости изучения права как особой социальной категории. Однако и это обвинение не выдерживает критики. Признание П. И. Стучкой отмирания права[26] не дает основания для ут­верждения, что он лишал право активной роли и отрицал необходимость  самостоятельного изучения. Вопросам революционной роли права и необходимости их тщательного исследования П. И. Стучка в своих тру­дах отводит решающее место. Основное свое произведение, посвященное вопросам общей теории права, он называет «Революционная роль гтрава», а вопросы изучения права выделяет в самостоятельный раздел этой работы под названием «Право и правоведение».

О теоретической несостоятельности подобной «критики» уже не од­нажды указывалось как в официальных документах, так и в нашей юридической литературе. Доброе имя П. И. Стучки восстановлено. Его теоретическое наследие прочно вошло в нашу науку о государстве и праве и поныне служит делу ее дальнейшего развития.

Рекомендована кафедрой теории и истории государства и права Ленинградского университета


[1] Теоретическая конференция, посвященная 100-летию со дня рождения П. И. Стучки Тезисы докладов. Рига, 1964, стр. 14.

[2] Е. Пашуканис. Основные проблемы марксистской теории права и государ­ства. «Советское государство и революция права», 1931, № 1, стр. 21.

[3] П. И. Стучка. Учение о государстве пролетариата и крестьянства и его Конституции СССР и РСФСР. М., Госиздат, 1926, стр. 10.

[4] П. И. Стучка. Учение о государстве пролетариата и крестьянства и его Конституции СССР и РСФСР, стр. 10.

[5] Там же, стр. 21

[6] Там же.

[7] Там же, стр. 25.

[8] БСЭ, т. XVIII. М, Госиздат, 1930, стр. 293.

[9] Там же, стр. 289.

[10] П. И. Стучка. Учение о государстве пролетариата и крестьянства и его Конституции СССР и РСФСР, стр. 291.

[11] П. И. Стучка. Избранные произведения по марксистско-ленинской теории права. Рига, Латв. гос. изд-во, 1964, стр. 201.

[12] Там же, стр. 57.

[13] К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 20, стр. 97.

[14] П. И. Стучка. Избранные произведения по марксистско-ленинской теории права, стр. 61

[15] Там же.

[16] Там же, стр. 58.

[17] М. С. Строгович. К вопросу о постановке отдельных проблем права в работах П. И. Стучки, И. В. Крыленко и Е. Б. Пашуканиса. В сб.: «Вопросы общей тео­рии советского права». Под ред. С. Н. Братуся. М., Госюриздат, 1960, стр. 390.

[18] П. И. Стучка. Избранные произведения по марксистско-ленинской теории права, стр. 82.

[19] Там же, стр. 63.

[20] Там же, стр. 414.

[21] Там же.

[22] Там же, стр. 181.

[23] Там же.

[24] П. И. Стучка. Избранные произведения по марксистско-ленинской теории права, стр. 342.

[25] Там же, стр. 179.

[26] Там же, стр. 179, 414 и др.

Информация обновлена:01.01.2008


Сопутствующие материалы:
  | Персоны | Книги, статьи, документы 
 

Если Вы не видите полного текста или ссылки на полный текст документа, значит в каталоге есть только библиографическое описание.

Copyright 2002-2006 © Дирекция портала "Юридическая Россия" наверх
Редакция портала: info@law.edu.ru
Участие в портале и более общие вопросы: reception@law.edu.ru
Сообщения о неполадках и ошибках: system@law.edu.ru