Учиться в России!
Регистрация »» // Логин:  пароль:

Федеральный правовой портал (v.3.2)
ПОИСК
+ подробный поиск
Подняться выше » Главная/Все документы/

Источник: Электронный каталог отраслевого отдела по направлению «Юриспруденция»
(библиотеки юридического факультета) Научной библиотеки им. М. Горького СПбГУ


Биография Н. Д. Иванишева.



Полный текст документа:

Иванишев, Николай Дмитриевич, доктор юридических наук, заслуженный ординарный профессор по кафедре законов государственного благоустройства, действительный статский советник, православного исповедания, шляхетско-духовного происхождения, родился 5 ноября 1811 года. Род его внесен в 1-ую часть дворянской родословной книги Черниговской губернии. Дед его, Александр Николаевич, сначала служил в военной службе, но потом, приняв священство, был настоятелем Свято-Николаевской церкви, в с. Порафиевке, Борзенского уезда, вотчины Почекиных. Здесь родился отец Иванишева, Дмитрий Алексан­дрович в 1767 г. Он воспитывался в Киевской духовной академии, при которой долгое время был учителем разных предметов, а иногда исполнял и другие должности — супер-интенданта и содержа­теля академических денежных сумм.

После женитьбы в 1806 г. на дочери протоиерея Киево-Подольского Успенского собора, Иосифа Сементовского, Елене, Дмитрий Александрович был посвящен в духовный сан, на 39 году своей жизни. Он получил место младшего священника при Киево-Успенском соборе, a впоследствии был сделан законоучителем в Киев­ской губернской гимназии. Иванишев был четвертым ребенком, родившимся 5 ноября 1811 г., после страшного пожара, бывшего в начале того же года, истребившего большую часть построек на Подоле, вместе с усадьбой Сементовской, в которой жил отец Дмитрий.

Потеряв отца в 1820 г., Иванишев был определен в 1821 г. в Киевское уездное духовное училище, по окончании которого перешел в Киевскую духовную семинарию. В 1829 г., по окончании философии, переведен в восстановленный кн. Ливеном, в преобразованном виде, Главный педагогический институт, по окончании курса которого 20 декабря 1835 г. — по философско-юридическому фа­культету — Иванишев в начале 1836 г. был отправлен загра­ницу, для приготовления к профессорскому званию. Прибыл в Берлин, под руководство знаменитого Савиньи. Одновременно с ним слушали лекции в Берлине : Грановский, Станкевич и Неверов.

Но не к Берлину лежало сердце Иванишева, не немецкие науки интересовали его : его тянуло в Прагу, где в это время были такие представители славянской науки, как Юнгман, Шафарик, Палацкий, Челяковский и Ганка. Славянские древности, законодатель­ства и наречия, покровительствуемые министром Уваровым, сильно заинтересовали Иванишева, сделавшись главным предметом его занятий за границей. Иванишеву, едва-ли не первому из русских юристов, принадлежит мысль о необходимости изучения славянских законода­тельству для объяснения древнего русского права. В Праге он сошелся с Палацким и особенно с Ганкой, под руководством которого он занялся палеографией.

Возвращаясь из заграничной командировки в России, в августе 1838 г., Иванишев остановился в Вольфенбюттеле. Он осмотрел и списал славянские рукописи вольфенбюттельской библиотеки, между которыми нашел „Предисловие кн. Курбского на книгу словес Златоустовых, глаголемую Новый Маргарит", которую впоследствии поместил во II-м томе своего сочинения „Жизнь кн. Курбского".

Еще когда Иванишев учился в Главном педагогическом институте, в его родном Киеве Император Николай основал уни­верситет св. Владимира. По возвращении Иванишева из-за гра­ницы, министр Уваров, в конце 1838 г., назначил его в этот университет адъюнктом по юридическому факультету „для употребления по той кафедре, которая нуждается в преподавателе". Попечитель фон-Брадке назначил адъюнкта Иванишева в помощь ректору Неволину для преподавания русских государственных законов.

Но лекции по этому предмету Иванишеву не пришлось читать, так как указом 9 января 1839 г. университет св. Владимира был закрыт. Профессора и преподаватели университета, „свободные от чтения лекций", были разделены на две категории : одни должны были заняться составлением учебников по своим предметам, а другие назначались визитаторами учебных заведений Киевского учебного ок­руга. Гимназии Черниговская и Новгород-Северская, с их училища­ми, поручены были М. А. Максимовичу, помощником которого в этом деле назначили Иванишева.

Между прочим, в составе юридического факультета универси­тета св. Владимира произошла некоторая перемена. По мысли генерал-губернатора Бибикова, большая часть профессоров польского происхождения переведена в другие университеты. В числе их был и профессор полицейских и уголовных законов Данилович, кафедру которого в Киеве занял С. О. Богородский, а прежняя его кафедра законов государственного благоустройства и благочиния, 22 июня 1839 г., была поручена адъюнкту Иванишеву.

Воспользовавшись свободою от чтения лекций, пo-случаю закрытия университета, Иванишев выдержал испытание на степень док­тора российского законоведения.

5 сентября 1839 г. возобновлено чтение лекций, и Иванишев приступил к преподаванию своего предмета, который он читал студентам 2-го курса, по 6 часов в неделю. В то же время в составе его кафедры произведена была существенная перемена : уставы кредитных установлений, о торговли и промышленности отделены от кафедры гражданских законов и присоединены к кафедре законов государственного благоустройства, от которой отошли законы благочиния, присоединенные к кафедре законов полицейских и уголовных. Устав 1842 г. пополнил эту организацию кафедры Иванишева тем, что отчислил от него финансы в отдельную кафедру.

Таким образом кафедра Иванишева получила свое оконча­тельное устройство, которым она отличалась от однородных кафедр в других университетах до самого устава 1863 г., слившего снять законы государственного благоустройства с законами государственного благочиния в науку полицейского права.

Параллельно с чтением лекций, Иванишев работал над Докторской диссертацией : О плате за убийство в древнерусском и других славянских законодательствах в сравнении с германской вирою, которая и была публично защищена 30 июля 1840 г.

Докторское рассуждение Иванишева, небольшое по объему— плод основательного изучения вопроса по сырому материалу. В на­шей историко-юридической литературе оно имеет то существенное значение, что ярко и рельефно выдвигает вопрос о необходимости изучения славянских законодательств для русского юриста. „Для объяснения памятников российского законодательства, читаем мы в предисловии, „необходимо сравнительное изучение законодательств всех славянских народов". Эта же мысль повторена и в последнем тезисе : «между древними славянскими законодательствами находится вну­тренняя тесная связь, возникшая из одноплеменности славянских народов, а поэтому, для объяснения древнего русского права необхо­димо сравнительное изучение всех прочих законодательств".

По получении степени доктора, Иванишев, по предложению ректора  Неволина,  был выбран ординарным профессором по кафедре законов государственного благоустройства, в заседании Совета 14 августа 1840 г.; 25 ноября того же года министр утвердил Ивани­шева, но только не ординарным, а экстраординарным профессором. Вслед за докторской диссертацией, появилась в печати новая статья Иванишева: Древнее право Чехов, в февр. книжке Журн. Мин. Нар. Пр. за 1840 г.

Статья эта — перевод одного отрывка чешской рукописи „Ряд земского права" с примечаниями, которые автор заимствовал из рукописей, сделавшихся для него доступными, благодаря содействию его руководителя в Праге, Ганки. Отрывок имеет своим предметом уголовное судопроизводство.

В том же году появился и другой ученый труд : академиче­ская речь, произнесенная Иванишевым на акте университета св. Владимира, 15 июля 1841 г.: Об идее личности в древнем праве богемском и скандинавском (Журн. Мин. Нар. Прос. 1842, ч. XXXVI[1]. 25 июля 1842 г. ректор Неволин снова представил Иванишева в ординарные профессоры по занимаемой им кафедре. Еди­ногласно выбранный Советом, он был утвержден в этой должно­сти министром 18 декабря того же года.

В 1843 г. была учреждена в Киеве комиссия для разбора древних актов. С этого времени деятельность Иванишева раздвояется : продолжая служить университету, он является одним из главных деятелей комиссии.

К этим двум основным его занятиям, присоединяются некоторые временные должности и случайные поручения : с 4 нояб. 1844г. и по 24 сентября 1850 г. он служил инспектором в Киевском институте благородных девиц ; в 1843 г. его командируют для ревизии Винницкой и Немировской гимназии ; в том же году он составляет опись библиотеки, оставшейся после Олыкского инфулата Осинского; в 1850 г. он был путеводителем великих князей Ни­колая и Михаила Николаевичей, при осмотре ими достопримечатель­ностей и древностей Киева ; в 1852 г. он поверяет преподавание законоведения в Житомирской и Немировской гимназиях.

Параллельно с этими временными должностями и поручениями, развивались два главные направления его деятельности: служба в уни­верситете и в Киевской археографической комиссии.

Университетская служба Иванишева представляет следующие важнейшие моменты: он преподает законы государственного благо­устройства, преобразованные уставом 1863 г. в науку полицейского права, и временно читает общенародное правоведение; он служит деканом юридического факультета, а потом ректором университета.

О каждом из этих моментов университетской деятельности Иванишева скажем несколько слов.

Иванишеву стоило большого труда обработать свой курс по законам государственного благоустройства, так как предмет этот был совершенно новый в составе наших юридических факультетов : он был проектирован Балугьянским, под именем Politiae generalis, для юридического факультета университета св. Владимира и уставом 1835 г. принят и для всех других университетов. Иванишеву приходилось, можно сказать, организовать новую науку по сырому материалу, нескладно разгруппированному по сводам. Предшественник же Иванишева по этой кафедре Богородский читал предмет слишком недолго, чтобы расчистить пути для своего преемника. А профессор Орнатский, преподававшееся вместе с граж­данскими законами — уставы кредитные, торговые и промышленные, не много также оставил в наследство Иванишеву.

Курс Иванишева до устава 1863 г. был построен следующим образом. Он начинался введением, в котором сжато, но весьма определительно, были изложены элементы науки и подвергнуты разбору главнейшие политико-экономические системы у древних и новых народов, имевшие влияние на законодательство по государствен­ному благоустройству.

За введением шла система. Так как задача законов государственного благоустройства — увеличение и распространение народного богатства и народного просвещения, то они разделялись на две части:

А) Законы, содействующее увеличение и распространению народного богатства и

Б) Законы, содействующие увеличению и распространению народного просвещения.

В существовании богатства — два основные момента : произведение и обращение. Поэтому первая часть состоит из двух отделов :

I. Законы произведения народного богатства.

Главный фактор произведения богатств — промышленность —существует в различных видах и законы произведения народного богат­ства разветвляются на:

а) законы сельской промышленности; б) законы обрабатывающей промышленности — мануфактурной, фабричной и ремесленной.

II. Законы обращения  народного богатства.

Основные факторы этого обращения — торговля, кредита и средства сообщения — разветвляются эти законы на следующие отрасли :

а) торговое законодательство; б) кредитные установления; в) уставы путей сообщения, почт и телеграфов.

Вторую часть курса составляли законы об увеличении и распространении народного просвещения.

После введения в эту часть, она излагалась в трех отделах :

а) меры к усовершенствованно наук и искусств ; б) меры к распространению образования посредством издаваемых в свет сочинений : цензура, литературная собственность, библиотеки и музеи.

Предмет первоначально преподавался на 2-мъ курсе, но в 1848 г. он был перенесен на третий, и прочитывался в течение трех семестров. В каждый семестр целостный отдел : на 5-м — законы произведения народного богатства, на 6-м — законы обращения богат­ства, а на 7-м — законы народного просвещения.

Устав 1863 г. существенно преобразовал кафедру законов государственного благоустройства в кафедру полицейского права, разделив его на две ветви :

а) полицию благоустройства и б) полицию безопасности.

Но это случилось уже к концу университетской службы Иванишев а, не успевшего переделать свой курс, применительно к новому порядку. Это было сделано его достойным преемником по кафедре Н. X. Бунге.

Курс Иванишева был очень толковый и положительный. Сту­денты всегда находили его легким и удобопонятным. Главное содержание этого курса — русское положительное законодательство по госу­дарственному благоустройству, в его историческом развитии.

Более историк, чем юрист и экономист, Иванишев обращал особенное внимание на историю государственной экономии в России. В его курсе с особенной любовью и тщательностью были раз­работаны исторические отделы. Меньшую разработку получили экономические и юридические элементы. В курсе отсутствовал также сра­внительный метод : вовсе не было параллелей и сравнения русского за­конодательства по государственному благоустройству с законодательством западноевропейских народов.

Ко всем почти экономическим теориям Иванишев отно­сился с иронией и скептицизмом. Склоняясь к протекционизму и про­мышленной регламентации, он более всех экономистов сочувствовал Фридриху Листу. Историк, по самому складу своего ума и по всей своей предшествовавшей подготовки, он отдавал предпочтете и Рошеру, за его исторический метод. За то всегда подсмеивался над всеми другими экономистами, не исключая и Адама Смита.

Читал лекции Иванишев довольно монотонно : по тетрадке, которую редко оставлял. Проглядывало, что предмет лекций не пробуждал в нем живого интереса, и что его сердце более лежало к другой науке — истории, славяноведению. Но бывали сюжеты, которые его более оживляли, и от чтения по тетрадке он переходил к изложению устному. Такими сюжетами бывали, например : критика социализма, учение о торговле фритредеров и протекционистов, инвентарные положения юго-западных губерний, введение в законы народного просвещения и мн. др.

Кроме своего предмета, который Иванишев преподавал более 25 лет, ему пришлось одно время — с 1843 по 1846 г. — читал курс общенародного правоведения. Этот курс был обработан по Клюберу, и читался по 4 часа в неделю.

По окончании 25 летней профессорской службы Иванишева, в заседании Совета 11 ноября 1860 г., он был единогласно выбран на 5 лет.

Но ему преподавание немилого предмета уже так опостыло, что он задумывал оставить профессору, чтобы всецело отдаться работам в Археографической комиссии, которые были более ему по душе. Но это не состоялось : Иванишев дослужился в 1864 г. до звания заслуженного профессора, оставив преподавание своего пред­мета вместе с оставлением службы в университете, в феврале 1865 г. Ему не удалось подготовить преемника по кафедре : намеченный им в преемники приват-доцент Степанов, после неудачного магистерского экзамена, переменил карьеру. Кафедра полицейского права перешла к Н. X. Бунге.

Профессурой не ограничивалась университетская деятельность Иванишева : он долгое время был деканом юридического факультета и несколько лет ректором университета.

Деканом Иванишев был избран 31 декабря 1848 г. Его деканская служба представляет следующие важнейшие черты: 1) ему приходилось деканствовать на основании секретной инструкции ректорам и деканам кн. Ширинскаго-Шихматова; 2) Иванишев составлял планы преобразования в преподавании юридических наук и 3) он принимал живое и непосредственное участие в обновлении состава юридического факультета новыми преподавателями.

Каждую черту следует рассмотреть порознь.

В 1849 г. выборный ректор был превращен в коронного. Устраненный от профессорских обязанностей, он как бы выделился из профессорской корпорации и поставлен был над нею, как ее начальник. Главной его обязанностью сделан надзор над направлением и духом университетского преподавания. Деканы были непосредственными его помощниками в этом деле. Полномочия их в этом деле были так широки, что они могли сильно стеснять преподавательскую деятельность своих товарищей по факультету. Декан Иванишев с большим тактом умел исполнять требования секретной инструкции, смягчив их на практика и сделав незаметной для профессоров деканскую полицию над преподаванием профессоров. Последние ценили тоже тактическое исполнение щекотливого дела, и несколько раз избирали его деканом : ему пришлось деканствовать почти 12 лет. На второе четырехлетие он был выбран в ноябре 1853 г., а на третье — в ноябре 1857 г. Третье деканство оставлено им, по его желанию, немного раньше срока — 17 июня 1861 г. Оно прерывалось на некоторое время — с 10 мая по 1 сентября 1860 г., когда Иванишев получил командировку для поездки в Варшаву, с целью извлечь из Варшавского главного архива некоторые исторические материалы.

Пред оставлением деканства, Иванишев внес в Совет весьма интересное мнение о преобразовании в преподавании юридических и политических наук в университете св. Владимира.

Еще в сентябре 1856 г. он представлял попечителю Ребиндеру краткую записку о неудобстве разделения учебной части на се­местры, предлагая разделить университетский курс на две половины, из которых первая должна была состоять из 2 курсов, а вторая из 4 семестров (в медиц. Факультете 6). В первой курсовой по­ловине предлагались обязательные переводные экзамены, а вторая семестральная половина предоставляла студентам большую свободу в их занятиях. В юридическом факультете первая половина предна­значалась преимущественно для преподавания пропедевтических наук, а вторая — для специального изучения наук политико-юридических.

Это предложение Иванишева не имело успеха. В 1861 г. придуманная им реформа носила более органически характер. Она основывалась на соединении двух методов университетского образования : германского слушания лекций и английского туторства. Это соединение привело бы к разделению изучения юридических наук на общее и специальное.

Деканство Иванишева ознаменовалось обновлением состава юридического факультета. В этом деле он принимал самое непосредственное участие, указывая на способных молодых людей факуль­тету и наблюдая над их занятиями. При нем юридический факультет приобрел профессоров : Незабитовского, Романович-Славатинского, Ренненкампфа, Демченко и Сидоренко.

Освободившись от обязанностей декана, Иванишев задумывал поездку за границу. Но это намерение не осуществилось, так как в марте 1862 г. он был выбран ректором университета св. Владимира. Ректором он был почти три года — до 5 февраля 1865 г.: первое заседание Совета под его председательством происходило 23 марта 1862, а последнее 15 января 1865 г. В этот промежуток времени было 56 заседаний Совета, из которых он не присутствовал только в четырех. Ректорство Иванишева — знаменательное время в истории университета св. Владимира. Он был первым выборным ректором после того, как державная воля, 2 фев­раля 1862 г., возвратила университетам дорогое право выбора своего представителя.  Он был ректором во время польской смуты начала 60-х годов, когда значительная  часть поляков-студентов уходила в леса, а университет составлял  свой  достопамятный всеподданнейший адрес, редактированный профессором Незабитовским, писал свою брошюру „Восстание поляков в юго-западномъ крае", в составлении которой главное участие принимал профессор Ренненкампф ; когда вице-канцлер Горчаков и редактор „Московских Ведомостей" Катков единодушно были избраны  почетными членами университета св. Владимира. Иванишев был ректором во время введения нового университетского устава 1863 г., даровавшего широ­кую автономию Совету и произведшая радикальную реформу во всем строе университетской жизни : он вынес на плечах своих введение этого устава в университете св. Владимира ; при нем  происходила ликвидация старого порядка  и   установление нового. Иванишев был, наконец, ректором в взбаламученное время начала 1860-х годов, когда общество, так сказать, накинулось на университетские аудитории, массами посещая профессорские лекции и требуя публич­ной университетской науки, и когда ректору трудно было не счи­таться с этим лихорадочным порывом общества разом  просветиться :  Иванишев придумывал то отрицательные меры, чтобы сколько-нибудь регулировать это просветительное   общественное движение, то положительный, чтобы сколько возможно удовлетворить ему. К первым относилось предложение Совету 10 августа 1862 г. уста­новить допущение посторонних слушателей в университетские ауди­тории не иначе, как по билетам, число которых определялось каждым преподавателем, сообразно с вместимостью его аудитории, а лица женского пола могли быть допускаемы не иначе, как с согласия преподавателей.

Эта отрицательная регламентация не имела успеха. Ивани­шев придумал положительную : 17 мая 1863 г. он внес в Совете записку, в которой предлагал, чтобы с будущего 1864 г. открыть в университете постоянная даровые лекции для посторон­них лиц, по предметам, наиболее интересным для публики. „Так как правительство", мотивировал он свое предложение, „предприняло в настоящее время непрерывный ряд преобразований в государственном устройстве, то публичные лекции могли бы содействовать к разъяснению мер, принимаемых правительством, и к распространению в публике здравых понятий об этих реформах"... Но этой инициативе Иванишева не посчастливилось: снизу, в Совете, он встретил энергический протест меньшинства, из 11 членов, а сверху, в высших сферах, уже началась реакция, и она была от­вергнута начальством.

Таковы были моменты, осложнявшие для Иванишева исполнение многотрудных обязанностей ректора, а для него тем более, что, по своей малоподвижной созерцательной природе, он был более кабинетным ученым, чем администратором.

В галерее портретов ректоров университета св. Владимира даровитая и характерная личность Иванишева, конечно, всегда будет занимать одно из видных мест. Тем не менее, он был более на своем месте за своими юго-западными актами, за своим польско-литовским правом — в археологической комиссии или в центральном архиве, чем на председательском месте в Совете, или Правлении университета.

Как ни содержательна и разнообразна была университетская деятельность Иванишева, но еще большую услугу русской науки и родному краю принесла его деятельность в Киевской археографической комиссии, которой он служил более 20 лет — сначала делопроизводителем и редактором юридических памятников, а потом главным редактором и вице-председателем. С М. А. Максимовичем он разделяет честь создания науки русской юго-западной истории, для изучения которой он собирал и организовал источники и разработал некоторые капитальные вопросы. Первона­чальная мысль об учреждении в Киеве археографической комиссии принадлежала М. А. Максимовичу, страстно любившему свой, род­ной юго-западный край и его историю. Сочувственно к этой мысли отнесся и киевский епископ, знаменитый Иннокентий Борисов. Со­вместно они повлияли на тогдашнего генерал-губернатора Д. Г. Би­бикова, энергии которого удалось осуществить взлелеянную ими мысль. Дальновидный государственный человек, Д. Г. Бибиков, хотя, как он сам выражался „в Ниверситете не обучался" (незабвенный руссификатор юго-западнаго края, получивший барское салонное воспитание, был грамотнее во французском, чем в русском языке), ясно понял политическую важность разработки юго-западной истории для вверенного ему края. Историческая наука должна была служить подспорьем его национальной патриотической администрации, которая была предтечей виленскому Муравьеву. Археографическая комиссия, учрежденная при канцелярии генерал-губернатора Бибикова, должна была сделаться одним из органов его администрации.

Иванишев сразу принял деятельнейшее участие в этом важном деле : он был, вместе с бароном де-Шодуаром, Максимовичем и Домбровским, одним из составителей акта 19 но­ября 1843 г., положившего начало Киевской археографической комиссии. Первое заседание этой комиссии происходило 3 декабря 1843 г., а вслед за тем начались ее регулярные занятия. Иванишев, избранный редактором юридических памятников, тотчас же обратил внимание комиссии на весьма важный юридический памятник, доста­вленный ему де-Шодуаром и принадлежащей помещику Свидзинскому : „Устав на волоки господаря короля его милости у во всем князьств Литовском 1557 г.", который и был напечатан во II т. Памятни­ков. Затем он не уставал напоминать комиссии об истребовании актовых книг из архивов присутственных мест юго-западного края. Уже в самом начали деятельности в комиссии он обратил особенное внимание на акты о копном суде, когда об­щины управлялись сами собою, имели свой суд и свои обычаи. Уже с этого раннего времени вопрос об общине делается излюбленным предметом его занятием и он начинает мечтать о том, чтобы сделаться славянским Гриммом и восстановить померкший образ древнеславянской свободной общины. В значительной степени это удается ему в его капитальной статьи : О древних сельских общинах в Юго-Западной России. С этого же времени его начинает занимать другой капитальный исторический вопрос края — вопрос о том, как древнерусские православные дворянские роды мало-по­малу ополячивались, принимая католичество. По его предложениям, Бибиков, чрез епархиальное начальство, требовал от священников православных церквей Синодиков, для исчисления в издаваемых комиссией актах важнейших дворянских родов, искони бывших православными и обратившихся в латинство, под влиянием католического духовенства.

Словом, Иванишев был душой комиссии, главным и непрерывным ее работником до самого отъезда в Варшаву в 1865 г., едва-ли пропустив хоть одно ее заседание. В последний раз он присутствовал в ней 13 января 1865 г. По возвращении из Варшавы, отрешившись от мира и уединившись в своем кабинете, он устранился и от комиссии, а в 1872 г. подавал прошение об увольнении его от должности вице-председателя. Сначала, как мы знаем, он был делопроизводителем комиссии и редактором юридических памятников. 3 ноября 1859 г. он попросил увольнения от этой должности. Увольнение состоялось, но Иванишев был назначен вице-председателем комиссии. В 1861 г. комиссия учредила должность главного редактора. Эта должность была также возло­жена на Иванишева. Но он не долго исполнял ее : 12 апреля 1863 г. он попросил об увольнении от нее ; „так как мои занятия", мотивировал он свою просьбу, „по должности профессора и ректора лишают меня возможности принимать деятельное участие в археографических трудах комиссии".

Кроме вышеозначенных должностей по комиссии, Иванишеву, в период председательствования Судиенка, часто приходилось председательствовать в ней : с 1 сентября по 30 декабря 1855 г., с июня — сентябрь и в декабре 1856 г., с мая по сентябрь 1857 г. Нередко в его руках сосредоточивалось все хозяйство комиссии, которая иногда собиралась в его собственном доме.

Но чтобы лучше оценить деятельность Иванишева по ком­иссии, следует разобрать раздельно степень его участия в трех главных функциях комиссии.

Занятия комиссии состояли в следующем :

  1. В собрании, группировке и хранении письменных памятников.
  2. В издании и научной разработке их.
  3. В добывании  и издании памятников предметных.

Во всех этих делах Иванишев принимал живое, непо­средственное участие.

Собранию и группировке письменных памятников он оказывал ценные услуги. По его указаниям собирались актовые книги и требовались памятники, принадлежащее частным лицам ; по его заявлениям комиссии входила в сношение с разными библиотеками и архивами для получения от них желанных документов. Кроме то­го, для разыскания их Иванишев сам предпринимал многократ­ные палеографические экскурсии : в 1843 г. он осматривал и описывал библиотеку умершего инфулата Осинского ; в 1845 г. производил разведки в архивах киевских монастырей и присутственных мест ; в 1850 г. он ездил в местечко Бичаль, Волынской губ. Осо­бенно важна и плодотворна была его палеографическая поездка в 1852 г. в Подольскую и Волынскую губ. Последняя поездка в таком роде была в 1860 г. в Варшаву, когда им были извлечены целые исторические материалы из Главного Варшавского архива.

Добывая путем сношений и поездок письменные памятники, Иванишев изыскивал способы для лучшего их сохранения : он принимал участие в образовании в 1852 г. Центрального архива в Киеве при университете св. Владимира, в котором собрано для хранения 5,582 актовых книги и 454,979 отдельных экземпляров.

В издательской деятельности Киевской археографической комиссии следует отметить два периода. В первом периоде, когда еще не было Киевского центрального архива и материал добывался случайно, издания комиссии не могли иметь строго-определенного плана. Во втором периоде, когда в руках комиссии был Киевский центральный архив, издания приняли строго-определенный и систематический план. В эти оба периода Иванишев был душой издательской деятельности комиссии. Редакция большей части отделов первых трех томов, изданных в первом периоде Памятников, принадлежала Иванишеву ; 2 тома Жизни кн. М. Курбского в Литве и на Волыни всецело принадлежали Иванишеву (1849 г.). Этому последнему изданию предшествовало предисловие, в котором, на основании издаваемого материала, Иванишев прекрасно очертил жизнь и деятельность кн. Курбского и его сподвижников в Литве и на Волыни.

План издания комиссии для второго периода, под названием : „Архивъ Юго-Западной России" был обработан Иванишевым в 1857 г. Им же были редактированы и две первые части Архива, заключающие в себе его статьи : Сведения о начале унии, извлеченным из актов Кигевского Центрального Архива (Русс. Беседа 1858, № 3 и Арх. Юго-запад. России, ч. I, т. I, 1859) и Содержание постановлений дворянских провинциальных сеймов въ Юго-Западной России (1861 г.). Им же самим было изложено и содержание издаваемого материала в предисловиях к нему. Эта обработка исторического материала, извлекаемого из Киевского центрального архива, завершена была блестящей статьей : О древних сельских общинах в Юго-Западной Руси, которая была помещена в 3-й кн. Русской Беседы за 1857 г., а потом была издана комиссией отдельной книж­кой в 1863 г.

Истинно русские воззрения, которые Иванишев проводил в своих исторических трудах, не могли не вызвать желчных нападений польских публицистов начала 60-х годов, когда в юго-западном крае началось брожение западно-русского дворянства „отрекшегося", как выражался Иванишев, „от своей веры и презревшего свою народность" — брожение, приведшее к безумному повстанию 1862 г. Эти желчные нападения на Иванишева польской публи­цистики начал в Виленском Вестнике 1860 г. Совинский и еще более резко продолжал Зенон Фиш, под псевдонимом Падалицы, нашедший защиту в СПБ. Ведомостях и в Современнике.

Обвинениям польской публицистики, нашедшей поддержку в некоторых органах русской прессы, Киевская археографическая комиссия отвечала в 1861 г. брошюрой : Ответ Киевской комиссии для разбора древних актов на обвинение некоторых газет и журналов, по поводу выхода в свет II-й части Архива Юго-Западной Руси. Брошюра была подписана председателем комиссии Юзефовичем и главным редактором Иванишевым, принимавшем в ее составлении главное участие.

Брошюра произвела сильное впечатлите. Но польские публици­сты все таки не унимались и не оставляли Иванишева в покое. В „Encyklopedya powszechna" 1863 г. Бартошевича встречаем резкие намеки не только на научную деятельность, но и на личность Иванишева.

Деятельность Киевской археографической комиссии, первоначальное назначение которой состояло в разыскивании и издании исторических памятников, расширилось в 1845 г., когда временный комитет древностей был упразднен, а дела его переданы в комиссии. Комиссия предположила заняться, между прочим, разрытием курганов. Иванишеву поручено было разрыть курган Перепетовку. Археолог-самоучка, он так успешно исполнил это поручение, что ему предоставлено было произвести много других подобных раскопок.

Добывая путем раскопок предметы старины, комиссия задалась также изданием их в свет : в изданиях этих вещественных памятников Иванишев принимал участие.

Разнообразная и плодотворная деятельность Иванишева по университету и комиссии была прервана переходом его на службу в Варшаву, неожиданным для его товарищей и сослуживцев.

Польское восстание 1862 г. вызвало наше правительство на целый ряд коренных органических реформ в Царстве Польском. Разработка и проведение этих реформ были поручены Учредительному комитету, душей и двигателем которого явился герой отмены крепостного права в России, Н. А. Милютин. По мысли его, в 1864 г., образована была в Варшаве, при Учредательном комитете, Юридическая комиссия, долженствовавшая состоять из русских юристов, в число трех главных деятелей комиссии Милютиным был выбран ректор университета св. Владимира, Иванишев. Высочайшим приказом 5 февраля 1865 г. он был причислен к Ми­нистерству нар. просв. и командирован в Варшаву в распоряжение Милютина. Ему поручено было направление работ по составлении про­екта уголовного судопроизводства. Скоро, указом 5 января 1866 г., он был назначен исправляющим должность председателя комис­сии. Но ему не долго пришлось стоять во главе этого учреждения. 22 января 1866 г. он был командирован в Люблин, для осмотра тамошних судебных мест, а с 1 августа 1866 по 1 августа 1867 г. за границу, — «для пополнения недостатка практических сведений в судопроизводстве». В чужих краях он усердно изучает судебную практику в Берлине и особенно в Париже. В последнем он проводит большую часть своей заграничной командировки, то посещая лекции парижского юридического факультета, то законодательное собрание и суды, то обозревая тюрьмы и музеи. Но Иванишеву не суж­дено было продолжать свою службу в Варшаве. Кабинетный ученый, он сознал в себе неспособность к практической служебной деятельности и подал гр. Бергу просьбу об увольнении его от службы в Царстве Польском. В май 1867 г. он возвратился в свой род­ной Киев. Потянулись для него монотонные, нерадостные дни. Уеди­нившись не только от общества, но и от своей семьи, он зажил затворником в своем кабинете, над своими книгами и со своими думками. Он уклонялся от всех вызовов к общественной деятельности и разнообразил свою одинокую жизнь только поездками за границу — в 1869 и 1871 годах. Кабинетная затворническая жизнь неблагоприятно действовала на сильный и сочный организм Иванишева, требовавший моциона и движения. Сильный и здоровый человек, в котором можно было предполагать задатки более продолжи­тельной жизни, не прожил и 63 лет, и 14 октября 1874 г. сошел в рановременную могилу, далеко не сделав для науки всего того, что мог бы сделать при своих мощных дарованиях.

В продолжение своей службы он был пожалован денежною наградою : в 900 р. — 1846 г.; орденами : св. Анны 3 ст.—1847 г. ; св. Анны 2 ст. —1851 г. ; знаком отличия беспорочной службы за XV лет — 1855 г.; св. Анны 2 ст. с Императорскою короною — 1856 г. ; зна­ком отличия беспорочной службы за XX лет — 1857 г.; чином действительного статского советника — 1860 г. ; св. Владимира 3 ст. — 1862 г. Кроме того имел медаль в память войны 1853 — 1856 гг. Н. Д. Иванишев состоял членом Императорского Русского географического общества с 1854 г., действительным членом Виленской археографической комиссии с 1858 г., и почетным членом уни­верситета св. Владимира с 1869 г.

В 1876 г. на счет университета, были напечатаны : Сочинения Н. Д. Иванишева, под редакцией проф. А. В. Романовича-Славатинского и библиотекаря К. А. Царевского (с портретом автора, 451 стр. in-8), куда вошли все названные исследования и статьи).

 



[1] Изложсние печального обстоятельства, сопровождавшего речь Иванишева, см. в статье М. И. Сухомлинова, Древ, и Нов. Рос. 1876, т. II, стр. 60—64.


Источник информации:
Из книги : Биографический словарь профессоров и преподавателей Императорского Университета Св. Владимира, 1834 - 1884 / Сост. под ред. В. С. Иконникова. - Киев : Тип. Императорского Университета Св. Владимира, 1884. ( )

Информация обновлена:01.01.2008


Сопутствующие материалы:
  | Персоны 
 

Если Вы не видите полного текста или ссылки на полный текст документа, значит в каталоге есть только библиографическое описание.

Copyright 2002-2006 © Дирекция портала "Юридическая Россия" наверх
Редакция портала: info@law.edu.ru
Участие в портале и более общие вопросы: reception@law.edu.ru
Сообщения о неполадках и ошибках: system@law.edu.ru