Учиться в России!
Регистрация »» // Логин:  пароль:

Федеральный правовой портал (v.3.2)
ПОИСК
+ подробный поиск
Подняться выше » Главная/Все документы/

Источник: Электронный каталог отраслевого отдела по направлению «Юриспруденция»
(библиотеки юридического факультета) Научной библиотеки им. М. Горького СПбГУ


Проблемы правового регулирования деятельности транснациональных корпораций.


Локайчук, О. В.
2001

Аннотация: Опубликовано : Сибирский Юридический Вестник. - 2001. - № 2.
Полный текст документа:

Важнейшим элементом развития международных экономических отношений последней четверти ХХ века является деятельность многонациональных корпораций. С одной стороны, компании выступают продуктом интенсивно развивающейся мировой экономики, так как их функционирование составляет основу экономического роста, технологического прогресса в любой цивилизованной и развитой стране. С другой стороны, ТНК сами представляют мощный механизм воздействия на мировую экономику. Поэтому в настоящее время актуальной является проблема правового регулирования деятельности транснациональных корпораций.

По оценкам Доклада по мировым инвестициям, периодически публикуемого ЮНКТАД, в середине 90-х годов в мире:

§ Насчитывалось примерно 37 тыс. ТНК, имеющих более 206 тыс. филиалов по всему миру.

§ Из 100 крупнейших ТНК 38 базировались в Западной Европе, 29 – в США, 16 – в Японии и остальные – в Австралии, Канаде, Финляндии, Новой Зеландии и других индустриальных странах.[1]

К настоящему времени ТНК контролируют до половины мирового промышленного производства, 63% внешней торговли, примерно 4/5 патентов и лицензий на новую технику, технологии и «ноу-хау». Под контролем ТНК находится 90 % мирового рынка пшеницы, кофе, кукурузы, лесоматериалов, табака и железной руды, 85 – рынка меди и бокситов, 80 – чая и олова, 75 – бананов, натурального каучука и сырой нефти.[2] Такое экономическое могущество позволяет компаниям с одной стороны, диктовать внутреннюю и внешнюю политику государств, а с другой – успешно избегать контроля с их стороны.

В специальной юридической литературе наиболее часто встречается следующее определение многонациональных корпораций. ТНК – это совокупность объединенных одной экономической целью различных самостоятельных предприятий, находящихся в разных странах и управляемых из единого центра.[3] Как отмечает М. М. Богуславский, экономическое единство в ТНК оформляется юридической множественностью, что служит интересам их собственников.[4] В отличие от обычных компаний стратегия деятельности ТНК разрабатывается головным предприятием, которое координирует деятельность зарубежных отделений.

В связи с возрастающим экономическим и политическим влиянием ТНК в научной литературе обсуждается вопрос о необходимости признания за ТНК международной правосубъектности. Зарубежные ученые Н. Макдугал, У. Фридмэн считают, что корпорации являются субъектами международного права. Российские ученые придерживаются другой точки зрения. Так, В.А. Романов и С.В. Черниченко утверждают, что субъектом международного права может быть только образование, способное участвовать в межгосударственных отношениях. Поскольку компания не обладает качествами, присущими государству, то она не способна участвовать в таких отношениях.[5] И. И. Лукашук также считает нереальным придание корпорациям статуса субъекта международного права.[6] По мнению К. А. Бекяшева, в ХХI веке наряду с расширением объема правосубъектности индивидов, будет признана правосубъектность таких коллективных образований, как транснациональные корпорации[7]. Однако, по нашему мнению, такая постановка вопроса является преждевременной.

Более обоснованной мы считаем концепцию «международного корпоративного права», создаваемого соглашениями корпораций с государствами. Например, британский профессор Б. Ченг предлагает сформировать специальные правовые системы, состоящие из договоров, которые ставятся вне действия национальных норм и рассматриваются как подчиненные международному праву или общим принципам права. Тем не менее данная концепция пока не получила поддержки у наших ученых. Так, В. А. Романов и С. В. Черниченко считают, что договоры, заключаемые между государствами и компаниями, являются гражданскими сделками, а не межгосударственными соглашениями и относятся к сфере международного частного права. И. И. Лукашук утверждает, что корпорация не может быть изъята из-под действия законов государства. Даже вместе с ним ТНК не в состоянии создать особую правовую систему.

В связи с возрастающей экономической мощью ТНК появились теории, обосновывающие необходимость передачи определенных секторов государственной власти корпорациям. Так, И. И. Лукашук в своей статье «Демократия, капитал, государство» цитирует слова А. Тофлера, который считает, что система национальных государств вытесняется миром ТНК, требующим совершенно новых политических рамок.[8] Более умеренные теоретики предлагают государствам передать свои функции в области управления рыночной экономикой иным акторам – Международному Валютному Фонду, Всемирному банку. Данные концепции реализуются в практике западных государств. Правительства этих стран формируют коалиции с корпорациями, а также с неправительственными органами и международными учреждениями, такими, как ООН, Всемирный банк и МВФ. Международным корпорациям оказывается административная и дипломатическая поддержка при освоении новых рынков.[9]

В связи с этим стоит отметить, что в литературе встречаются иные точки зрения. Еще в 70-годы известные американские экономисты Р. Мэйсон, Р. Миллер, Д. Уэйгель пришли к выводу, что международная деятельность корпораций США подрывает структуру глобальных экономических связей капитализма. Российский ученый И. И. Лукашук также не поддерживает высказываний о снижении роли государства в международных отношениях. По его мнению, усиление участия в международных связях коммерческих и общественных организаций, движений и индивидов усложняет управление этими связями. Кроме того, деэтатизация (т.е. снижение роли государства в международных отношениях) отрицается таким авторитетным ученым-практиком, как Б.Б. Гали, который подчеркивает «важность и незаменимость суверенного государства как основного субъекта международного права».[10]

Таким образом, учеными и практиками высказываются самые разные точки зрения. На наш взгляд, наиболее приемлемым является мнение российских ученых В.А. Романова, С.В. Черниченко и И. И. Лукашука, которые опровергают предложения о передаче части государственных полномочий ТНК и признании их полноправными субъектами международного права. Государство в публичных интересах выполняет такие функции, как сбор налогов, социальная защита и защита трудовых прав, охрана окружающей среды, антимонопольная деятельность. ТНК же преследуют интересы частного капитала. Вся их деятельность направлена на получение экономической прибыли. Поэтому, в отличие от государства, они не будут управлять переданными им сферами деятельности во благо всего общества. Наоборот, космополитизм ТНК, подавляющий государственность стран, в которых они оперируют, нарушение ими норм трудового, налогового права, экологических стандартов, ограничений монополистической деятельности стали причинами противоречий между ТНК, с одной стороны, и странами их базирования и принимающими странами – с другой. Поэтому сегодня на международный уровень поднята проблема эффективности правового регулирования и контроля за деятельностью многонациональных корпораций.

Авторитетный специалист в области международного частного права Г. К. Дмитриева выделяет 3 уровня правового регулирования деятельности ТНК: внутреннее законодательство, двусторонние и многосторонние соглашения.[11] Мы согласны с таким разграничением и далее проанализируем каждый из уровней.

Внутригосударственное регулирование предполагает подчинение деятельности филиалов и дочерних предприятий ТНК национальному законодательству принимающей страны. В большинстве случаев, это инвестиционное законодательство, направленное на определение правового статуса иностранного вкладчика: физического или юридического лица. Однако наиболее уязвимым моментом в одностороннем регулировании деятельности ТНК является то, что благодаря своей организационной структуре, она способна избежать контроля со стороны одного государства. Поэтому для регулирования деятельности ТНК национального законодательства принимающих государств явно недостаточно.

Между тем на данном уровне возникает и другая проблема. Поскольку отделения ТНК реализуют политику головного предприятия, то необходимо учитывать то влияние, которое оказывает законодательство страны их базирования. Страны базирования обычно регулируют поведение ТНК с помощью национального законодательства о корпорациях, не делая особого различия между ТНК и национальными корпорациями. При этом предпринимаются попытки распространить действие внутреннего законодательства на отделения национальной компании, находящиеся за границей. Наиболее типичным примером здесь являются США, где данная позиция нашла отражение в доктрине т.н. «эффективной связи» и теории «транснационального права», которые применяются для обоснования правомерности действия национального права на территории других государств.[12] В 1982 году закон об управлении экспортом 1979 года был распространен на зарубежные отделения американских компаний.

Следствием попыток США по применению своих законов на территории других стран стало принятие нормативных актов, укрепляющих национальный суверенитет этих государств. Например, в 1980 году в Англии был принят закон о защите торговых интересов, целью которого выступила защита от попыток других стран в одностороннем порядке навязывать их экономическую политику. В этой связи следует отметить, что американская доктрина не получила и международного признания. В рекомендации Группы экспертов ООН по ТНК в 1974 году была предложена общая норма: как только филиал многонациональной корпорации создается в другой стране, законы страны базирования прекращают свое регулирующее воздействие и применяются законы принимающей страны. Данная практика опровергается и учеными. Так, по мнению М. М. Богуславского, Л. А. Ляликовой, А. Г. Светланова экстерриториальное применение американского законодательства находится в прямом противоречии со сложившейся доктриной и практикой различных государств в области международного частного права по вопросам определения правового статуса юридических лиц.[13]

Таким образом, проблемами внутригосударственного регулирования деятельности ТНК выступают, во-первых, стремление стран базирования ТНК распространить внутреннее законодательство на зарубежные отделения компаний; во-вторых, недостаточность институтов национального законодательства принимающих государств.

Второй уровень регулирования составляют двусторонние инвестиционные соглашения, которые заключаются между заинтересованными государствами. В своем исследовании В. В. Наталуха приводит следующие цифры. В 1971 - 1975 годах было подписано 75 соглашений, в 1976 -1980 гг. – 55, а 1981-1982 гг. – 26. Таким образом с 1948 по 1982 гг. их стало 202. [14]

В научной литературе дается неоднозначная оценка подобным договорам. Так, Г.К. Дмитриева отмечает тенденцию к унификации содержащихся в них норм, которая подтверждается наличием большого числа соглашений, содержащих часто аналогичные, хотя и не идентичные нормы. Эксперты ООН говорят о подтверждении международного обычая, или, по крайней мере, расширяющейся государственной практике, которая в значительной мере содействует развитию международного права в области экономического сотрудничества. Однако есть авторы, придерживающиеся иной точки зрения. В частности, В. В. Наталуха указывает, что наименее развитые страны, нуждающиеся в притоке инвестиций, заключают подобные соглашения непосредственно с ТНК, тем самым предоставляя широкие льготы для иностранного капитала. Этим закрепляется неравенство сторон и подрывается стабильность международных экономических отношений. Тем не менее, практика показывает, что в настоящий момент наиболее распространенным способом регулирования деятельности ТНК является именно заключение договоров между принимающей страной и страной базирования.

Кроме того, следует подчеркнуть, что особая природа ТНК осложняет надзор за ними со стороны отдельных стран или даже групп стран. Сегодня ни одно государство не может утверждать, что оно обладает юрисдикцией над всеми частями одной ТНК в целом. Поэтому очевидно, что для эффективного регулирования деятельности транснациональных корпораций необходимы совместные действия всех государств.

Наконец, третьим уровнем регулирования деятельности ТНК выступают многосторонние международные договоры, которые в зависимости от числа участвующих в них стран, могут быть универсальными, региональными и субрегиональными.

Универсальное регулирование предпринимается под эгидой ООН на основании рекомендаций специально созданных органов – Межправительственной Комиссии по ТНК и Центра по ТНК. В 1975 году ими был разработан Кодекс поведения ТНК, положения которого запрещают применять дискриминационные меры в отношении партнера, закрепляют обязанности ТНК содействовать развитию научно-технического потенциала принимающей страны, предоставлять отчеты о своей деятельности, соблюдать требования финан­сового и налогового характера. Однако Кодекс до сих пор не принят. Основной причиной этому, как считает В.В. Наталуха, выступали расхожде­ния между позициями основных групп участников переговоров по вопросам определения ТНК; соотношения между обязательствами ТНК и государств; возможности предоставления национального режима филиалам иностранных ТНК; применения т.н. обычного международного права в отношении деятельности ТНК; правил национализации имущества ТНК; юрисдикции при урегулировании споров.[15] Например, если развивающиеся страны считали, что нормы кодекса должны носить императивный характер и содержать главным образом обязательства ТНК по отношению к принимающим государствам, то страны базирования ТНК настаивали на включении в документ взаимных обязательств ТНК и их партнеров. Более того, для эффективной реализации Кодекса поведения ТНК необходимо создание органа, полномочного выносить постановления, и международного механизма для применения соответствующих санкций.

Региональное регулирование деятельности ТНК предпринимается в рамках ЕС (Европейского сообщества), ОЭСР (Организации экономического сотрудничества и развития), ЛАЭС (Латиноамериканской экономической системы), СНГ (Содружества Независимых Государств) и ряда других организаций. В 1976 г. были приняты «Руководящие принципы для многонациональных предприятий ОЭСР», касавшиеся различных аспектов деятельности ТНК (обнародование информации, конкуренция и др.). Принципы регулирования деятельности ТНК в ЕС были сформулированы в докладе Комиссии ЕЭС «Многонациональные предприятия и законодательство сообщества» 1973 г. Фактически регулирование в рамках этих организаций свелось к регулированию правил конкуренции и защите свободной торговли. Позиция стран Латинской Америки порассматриваемой проблеме была выражена в принципах, сформулированных на Х1Х сессии Экономической комиссии ООН. В них содержались требования, предъявляемые к ТНК на территории принимающего государства. Следует отметить, что принятые документы внесли позитивный вклад в сближение латиноамериканских стран, но не оказали практического воздействия на деятельность ТНК.

Более конкретный результат был достигнут странами-участницами Андского пакта (Колумбия, Венесуэла, Боливия, Эквадор, Перу и Чили), которые приняли решение 220 «Общий режим использования иностранного капитала, товарных знаков, патентов и лицензий», ориентирующее иностранный капитал на достижение целей иностранного развития, и решение № 46 «Режим многонациональных предприятий и регулирование использования субрегионального капитала», создавшее правовую основу для учреждения многонациональных компаний (МНК) латиноамериканских стран, которые должны были способствовать дальнейшему процессу интеграции в регионе и оказывать особое содействие в противоборстве с международным капиталом. Эти документы создали базу для дальнейшего развития законодательства в области регулирования деятельности иностранных и многонациональных предприятий, действующих в странах Андской группы.

Особое внимание, на наш взгляд, следует уделить правовому регулированию деятельности ТНК в рамках СНГ, которое направлено на создание многонациональных компаний как важнейшего компонента интеграции и инвестиционной деятельности. Одной из основных проблем, сдерживающих развитие ТНК в странах Содружества и не решенных на сегодняшний день, является наличие расхождений в национальных законодательствах. Поэтому важным условием развития единого постсоветского экономического пространства должна стать гармонизация законодательства по ТНК. Первым нормативно-правовым документом по созданию ТНК в рамках СНГ было «Соглашение о содействии в создании и развитии производственных, коммерческих, кредитно-финансовых и смешанных объединений» от 15 апреля 1994 года, которое послужило основанием для принятия ряда документов о формировании ТНК между правительствами Беларуси, Казахстана, Узбекистана, Кыргызстана, Таджикистана и России. В марте 1998 г. была подписана Конвенция о ТНК, которая констатирует правовые основы сотрудничества стран СНГ в области регулирования создания и деятельности ТНК. Как отмечает В. Комаров, сегодня на территории СНГ действует несколько ТНК («Белорусско-Российско-Украинская Ассамблея деловых людей»; межгосударственная ФПГ «Гранит» и др.).[16] По экспертным оценкам в ближайшие годы таких объединений станет около 70 и в них может быть задействовано не менее 20% промышленного и финансового потенциала стран СНГ.

Подытоживая вышесказанное, сделаем выводы. Экономическая мощь ТНК, их влияние на мировую политику предопределило появление концепций о признании за ТНК международной правосубъектности, о необходимости формирования международного права корпораций. Пока данные концепции не стали основополагающими в вопросах регулирования и контроля за деятельностью ТНК. В нашей работе была затронута и такая острейшая проблема, как борьба за влияние в международных организациях, которая развернулась между правительствами национальных государств и мировой транснациональной олигархией. Мы полагаем, что на сегодняшний день международные организации далеки от регулирования деятельности транснационального капитала и скорее стоят на его стороне.

В настоящее время правовое регулирование деятельности ТНК сводится к двусторонним инвестиционным соглашениям, усугубляющим экономическое неравенство развивающихся государств. На региональном уровне определенных результатов в регулировании ТНК достигли страны-участницы Андской группы. Эти государства особое внимание уделяют поддержке собственных многонациональных корпораций, которые содействуют интеграции и противостоят многонациональному капиталу в регионе.

Между тем регулирование деятельности ТНК на международном уровне имеет ряд преимуществ перед национальным и региональным регулированием, в первую очередь, из-за международного характера деятельности ТНК. Они действуют согласно нормам частного права и международная юрисдикция в отношении их может иметь место независимо от их согласия. Однако проблема международного регулирования деятельности ТНК остается нерешенной. Пока не принято каких-либо универсальных правил; существующие нормативные акты носят декларативный характер, поскольку не хватает механизмов реализации. По нашему мнению, наиболее эффективным должен стать именно международный уровень регулирования и контроля за деятельностью ТНК. Это та проблема, над которой еще предстоит много работать и теоретикам, и практикам.

[1] Киреев А.П. Международная экономика: Учеб. пособ. для вузов. В 2-х ч. Ч.1. М., 1999. С.305.

[2] Мовсесян А., Огнивцев С. Транснациональный капитал и национальные государства// Мировая экономика и международные отношения. 1999. № 6. С.56.

[3] Ермолаев В.Г., Сиваков О.В. Международное частное право. Курс лекций. М., 1998. С.113.

[4] Богуславский М.М. Международное частное право: Учебник. М., 1999. С.123.

[5] См.: Международное право: Учебник/ Отв. ред. Ю.М. Колосов, В.И. Кузнецов. М., 1999. С.64.

[6] См.: И.И. Лукашук Международное право. Общая часть: Учебник. М., 1999. С.19.

[7] См.: Международное публичное право: Учебник/ Под ред. К.А. Бекяшева. М., 1999. С.114.

[8] См.: И.И. Лукашук Демократия, капитал, государство// Журнал российского права. 2000. №1. C.114.

[9] См.: Мовсесян А., Огнивцев С. Транснациональный капитал и национальные государства// Мировая экономика и международные отношения. 1999. № 6. С.61-62.

[10] Бутрос Гали Б. Повестка дня для мира. Декларация Генерального секретаря ООН// Вестник МИД РФ. 1992. № 13-14. С. 46.

[11] См.: Международное частное право: Учебн. пособ./ Под ред. Г.К. Дмитриевой. М., 1993. C.83.

[12] См.: Наталуха В.В. Международный частный бизнес и государство. М., 1985. С.132-133.

[13] См.: Богуславский М.М., Ляликова Л.А., Светланов А.Г. Экспортное законодательство США и международное частное право// Советское государство и право. 1983. № 3. С. 114.

[14] Наталуха В.В. Международный частный бизнес и государство. М., 1985. С.122.

[15] См.: Наталуха В.В. Международный частный бизнес и государство. М., 1985. С.166.

[16] См.: Комаров В. Конвенция о транснациональных корпорациях в СНГ – фундамент интеграции// Право и экономика. 1998. №4. C.82-83.


Источник информации:
Юридический институт ИГУ. Сибирский Юридический Вестник. ( http://www.lawinstitut.ru/ru/science/vestnik/20012/lokaichuk.html )

Информация обновлена:01.01.2008


Если Вы не видите полного текста или ссылки на полный текст документа, значит в каталоге есть только библиографическое описание.

Copyright 2002-2006 © Дирекция портала "Юридическая Россия" наверх

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
Rambler's Top100 Яндекс цитирования

Редакция портала: info@law.edu.ru
Участие в портале и более общие вопросы: reception@law.edu.ru
Сообщения о неполадках и ошибках: system@law.edu.ru