Учиться в России!
Регистрация »» // Логин:  пароль:

Федеральный правовой портал (v.3.2)
ПОИСК
+ подробный поиск

Анализ судебной практики по рассмотрению трудовых споров (иски о восстановлении на работе, взыскании заработной платы и др) //

Дата:
Номер:
Принявший орган:
Полный текст документа:

Анализ судебной практики по рассмотрению тру­довых споров (иски о восстановлении на работе, взыс­кании заработной платы и др.)

Как показывает судебная практика, на частных предприятиях различных организационно-правовых форм (ТОО, МЧП, АО) зачастую не обеспечивается даже минимум трудовых гарантий работников. В нарушение ст. 18 КЗоТ РФ трудовой договор (контракт) не составляется, часто отсутствуют даже приказы о приеме на работу. Увольнения работников производятся с грубыми нарушениями трудового законодательства, задержива­ются трудовые книжки и выплаты заработной платы, не говоря уже о пособиях и оплате за неиспользованный отпуск. Даже в случае выигрыша дела работником зачастую исполнение судеб­ного решения невозможно ввиду отсутствия средств на расчет­ном счету предприятия и основных средств. Как правило, устав­ный капитал предприятий чисто номинален и не обеспечивает покрытие даже части взыскиваемых сумм.

К таким делам можно отнести дело N 2-3153, рассмотренное Кировским районным судом Санкт-Петербурга, по иску Ш. к ТОО «Уником» о восстановлении на работе, взыскании заработной платы и морального вреда. Решением районного суда приказ об увольнении признан незаконным, работник восстановлен на работе, взыскана заработная плата за время вынужденного прогула. Дело рассматривалось в кассационной инстанции -Судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургско­го городского суда. Решение было отменено и дело направлено на новое рассмотрение. Новым решением Ш. восстановлен на работе, взыскана заработная плата в пересчитанном размере и возмещен моральный вред - 50000 руб.

Ч., Г., М., и другие обратились в суд с иском к ООО фирме «Интерсил» о взыскании заработной платы (дела N 2-693, 2-694, 2-695, 2-698). Решением Дзержинского районного народного суда от 26.06.94 г. заработная плата взыскана с ответчика.

Нередко суды при разрешении трудового спора рассматри­вают и гражданско-правовые вопросы членства работника в кооперативе или товариществе. Так, Кронштадтским районным народным судом вынесено решение по иску Б. к кооперативу «Шанс» о взыскании заработной платы и доли дохода (дело N 2-58/94). Решением от 02.02.94 г. с кооператива «Шанс» взыскана заработная плата с учетом индексации и стоимость доли имущес­тва кооператива.

Г. обратилась в суд с иском к ТОО «Каскад» о восстановлении в составе учредителей ТОО и восстановлении на работе. Решением Куйбышевского районного народного суда от 29 марта 1995 г. Г. восстановлена в составе учредителей, но в исковых требованиях о восстановлении на работе ей отказано.

Как показывает практика, зачастую суд оказывается послед­ним и самым эффективным средством защиты прав и интересов работников, состоящих в трудовых отношениях с частными предприятиями.

Например, согласно материалам дела N 2-3423, рассматри­вавшегося в Кировском районном народном суде Санкт-Петер­бурга, П. предъявил иск к ТОО «Телком» о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и возмещении морального вреда. Только после несколь­ких судебных заседаний стороны пришли к мировому соглаше­нию, согласно которому была изменена формулировка увольне­ния, выплачена заработная плата и компенсирован моральный вред.

Как видно из материалов судебных дел, нередко истцы отказываются от своих требований. Чаще это связано с заклю­чением мирового соглашения (дело N 2-1418 по иску М. к поликлинике Метрополитена (Кировский районный суд), дело N 2-2533/93 по иску Е. к фирме «Купчино» (Фрунзенский районный суд), дело N 2-300/95 по иску Т. к ГП «ДРЭУ» (Кировский районный суд и др. Однако истцы часто отказываются от иска в связи с добровольным исполнением своих требований (выплатой заработной платы, отменой приказа и восстановлением на работе и т. д.).

Итак, прекращено производством 7 дел Фрунзенским район­ным народным судом (дела N 2-3759, 2-3760, 2-3762, 2-2763, 2-2765, 2-2-3766, 203767) по искам С., Р. и др. к фирме «Клио» о взыскании заработной платы и возмещении морального вреда в связи с добровольной выплатой заработной платы ответчиком.

Суды должны разъяснять лицам, участвующим в деле, их права и обязанности, предупреждать о последствиях совершения или несовершения процессуальных действий и оказывать лицам, участвующим в деле, содействие в осуществлении их прав (ч. 2 ст. 14 ГПК РФ). Суды не должны принимать отказы от иска и утверждать мировое соглашение сторон, если эти действия противоречат закону или нарушают чьи-либо права и охраняе­мые законом интересы (ч. 2 ст. 34 ГПК РФ).

Не всегда суды обоснованно выносят определения о прекра­щении производства по делу и принимают отказы истцов. Так, по иску Л. к АООТ «Морской порт» (дело N 2-1290) суд необосно­ванно принял отказ истца от иска, так как отказом были существенно нарушены его права (истец уволен с грубыми нарушениями трудового законодательства). Это же касается и определения суда по делу N 2-2916 по иску Л. Н. к АООТ «Морской порт».

Анализ судебной практики по делам о восстановлении на работе позволяет сделать также вывод о широком распростра­нении срочных трудовых договоров (контрактов). Трудовые кон­тракты заключаются и с руководителями предприятий, и с рядовыми работниками. Причем сфера распространения кон­трактов обширна - от государственных и муниципальных унитар­ных предприятий и акционерных обществ до предприятий с иностранными инвестициями. Далеко не всегда эти контракты соответствуют требованиям закона и заключаются на законных основаниях. Тем самым нарушаются конституционные права граждан, а также требования ч. 2 ст. 17 КЗоТ РФ.

В этом отношении показательно дело N 2-758 по иску Ч. к АОЗТ «Филип Морис Нева» о восстановлении на работе и взыскании заработной платы, а также возмещении морального вреда (Кировский районный суд). Истица с 15.01.94 г. находилась в трудовых отношениях с российско-американским совместным предприятием «Филип Морис Нева»: с 15.01.94 - 15.07.94 г., 15.07.94 г. - 15.10.94 г., 15.10.94 г. - 30.11.94 г. Фирма по окончании срока предлагала заключить новый срочный трудовой договор. С 30.11.94 г. по 05.12.94 г. истица продолжала выполнять трудовые обязанности переводчика, а фирма поруча­ла ей выполнение отдельных заданий. Однако 06.12.94 г. истица не была допущена на территорию предприятия, ей были выданы ее личные вещи с уведомлением об увольнении в связи с истечением срока контракта. П. 7 контракта предусматривал, что «если настоящий договор не будет возобновлен по обоюдному согласию сторон, то он прекращает свое действие по истечении срока, указанного в ст. 1». Истица обратилась в суд, справедливо полагая, что предприятие конклюдентными действиями преврати­ло срочный трудовой договор в договор, заключенный на неопределенный срок. Дело было принято к производству, однако стороны заключили мировое соглашение: истица отказы­вается от требований о восстановлении на работе и взыскании в ее пользу заработной платы за время вынужденного прогула, а предприятие выплачивает денежную сумму в размере 30 млн. руб.. Определением суда от 22.02.95 г. мировое соглашение утверждено, а производство по делу прекращено.

Чаще всего суды правильно толкуют норму ст. 17 КЗоТ РФ, используя Постановление Пленума Верховного Суда РФ пт г. Так,  Постановлением Президиума Санкт-Петербур­гского   городского   суда   от   18.05.94   г.   (дело   N   44   г  -   179) вынесенному   в   порядке   надзора   по   протесту   Председателя городского суда отменено определение Судебной коллегии по гражданским делам  Санкт-Петербургского   городского  суда  от

01.12.92г.   и   оставлено   в   силе   решение   Василеостровского районного народного суда от 17.11.93 г. Решением Василеос­тровского суда было отказано в иске Т. к СП «ТОО «Октивиан-Хоутелз» о восстановлении на работе и взыскании заработной платы  за  вынужденный   прогул.  Т.   работала  в  СП  «Октивиан-Хоутелз» кладовщицей по контракту, заключенному с ней 20.05.92 г. сроком до 31.12.92 г. Приказом N 161 от 28.12.92 г. Т. была уволена по окончании срока контракта. Данное увольнение Т. обжаловала, считая, что с ней не мог быть заключен срочный трудовой договор,  а  контракт - это  разновидность трудового договора.

Отменяя решение, Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда сослалась на п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22.12.92 г., в соответствии с которым трудовые отношения, возникшие до введения в силу последних изменений в КЗоТ РФ от 25.09.92 г., должны оцениваться в соответствии с п. 2 ст. 17 КЗоТ РФ в настоящей редакции. Как отмечено Президиумом городского суда, не принято во внимание, что согласно ст. 11 Закона РСФСР «О предприятиях и предпринимательской деятельности» ТОО действуют на основании Устава, утверждаемого его участника­ми. Уставом и договором о создании СП предусматривалось, что с каждым из участников предприятия заключается контракт. Также не принято во внимание, что срок окончания контракта был вызван, кроме того, предстоящим ремонтом гостиницы - с 01.01.93 г., т. е. срок прекращения трудового договора (контрак­та) связан с наступлением определенных событий, что не проти­воречит действующему законодательству.

С. обратилась с иском в суд к ТООГ «Аристотель» о восста­новлении на работе и взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, так как администрация ТОО уволила ее по истечении срока трудового контракта, хотя в заключении срочного трудового договора не было необходимости, а также это противоречило интересам истицы. Решением Фрунзенского районного народного суда от 02.03.95 г. (дело N 2-909) истица восстановлена на работе и взыскана заработная плата за время вынужденного прогула. Суд верно применил постановление Пленума Верховного Суда РФ N 16 от 22.12.92 г. и ст. 17 КЗоТ., определив, что у администрации не было необходимости заклю­чать с истицей срочный трудовой договор (контракт), исходя из следующего:

1) предприятие   реорганизовано,   но   не   было   сокращения штата;

2) контракт заключен без учета интересов работника.

Показательно и дело N 2-173/94 по иску П. к Государствен­ному Эрмитажу о восстановлении на работе и взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, а также возмещении морального вреда в размере 1 миллиона руб.. Истица была уволена с должности контролера ВОХР Эрмитажа в связи с истечением срока контракта. Дзержинский районный народный суд решением от 01.04.94 г. восстановил ее на работе, взыскав заработную плату за время вынужденного прогула и отказал в возмещении морального вреда, указав следующее:

Срочный трудовой договор (контракт) заключается в случаях, когда трудовые отношения не могут быть установлены на неоп­ределенный срок. Характер работы контролера является посто­янным, а не временным или сезонным, что подтверждается штатным расписанием. Интересы истицы были направлены на постоянную работу, а не временную. Не подлежит удовлетворе­нию иск о возмещении морального ущерба, так как ответчик уволил истицу по окончании срока трудового контракта, который она сама подписала. Истица не страдала ни физически, ни морально.

Особого внимания заслуживают трудовые споры руководите­лей предприятий, возникшие из-за расторжения трудового дого­вора (контракта) в связи с неизбранием на должность. Такие случаи встречаются все чаще, так как большая часть приватизи­рованных предприятий выкупила у государства более 50% акций и провела собрания акционеров. В соответствии с Указом Президента РФ от 01.07.92 г. N 721 с руководителями привати­зируемых предприятий трудовой контракт заключает Территори­альное агентство Госкомимущества РФ (КУГИ Мэрии Санкт-Петербурга). С руководителями государственных и муниципаль­ных унитарных предприятий, казенных заводов трудовой кон­тракт заключает либо Территориальное агентство Госкомиму­щества РФ, либо уполномоченный государственный орган управ­ления - министерство, департамент. В соответствии с Указами Президента от 1992 и 1994 г.г. КУГИ были разработаны типовые контракты с руководителями. Однако со многими руководителями до приватизации предприятий трудовые контракты заключались вышестоящими организациями, причем срок 'этих контрактов не истек. Суды сталкиваются с коллизией правовых норм и договора, им приходится прибегать к длительному изучению учредительных документов предприятий, полномочий их вышестоящих организа­ций, законодательства о приватизации, условий контрактов и др.  Безусловно, правоприменительная деятельность суда облегчи­лась, если бы вопросы регулирования трудовых отношений руководителей предприятий были более четко и подробно рассмотрены в КЗоТ РФ.

Характерным является дело N 2-58/94, рассмотренное Пуш­кинским районным народным судом Санкт-Петербурга, по иску В. от 25.06.93 г. к АО «СПб АТП-22» об изменении формулировки увольнения и взыскании заработной платы за вынужденный прогул. 30.12.92 г. государственное предприятие ЛГАТП N 22 преобразовано в АООТ «СПб АТП N 22». В связи с выкупом 51% акций назначено общее собрание акционеров, на котором В., являющийся Генеральным директором, не выбран на эту до­лжность и не попал в Совет директоров общества. В. был уволен по п. 2 ст. 29 КЗоТ РФ «в связи с истечением срока, в связи с невыборами» (формулировка приказа). В. был избран на до­лжность общим собранием трудового коллектива предприятия в 1988 г., а 01.03.91 г. вышестоящая организация - ТПО «Ленав-тотранс» заключила с ним контракт на срок 5 лет (до 01.03.96 г.). Ответчик иск не признал и настаивал на том, что данный контракт незаконен, срок полномочий В. следует исчислять со дня избра­ния на должность общим собранием трудового коллектива (с 1988 г), в 1993 г. срок его полномочий закончился, в связи с чем трудовые отношения и были расторгнуты. Истцом были изменены исковые требования в порядке ст. 34 ГПК РФ, он просил суд восстановить его на работе, взыскать с АО «СПб АТП N 22» заработную плату за время вынужденного прогула с 18.-5.93 г., компенсировать причиненный ему моральный ущерб. Судом были затребовано множество документов: учредительные доку­менты общества, документы на приватизацию предприятия, Положение о вышестоящей организации, приказы, распоряже­ния мэра о реорганизации автотранспортного хозяйства и др. Рассмотрение дела заняло целый год, и только 27.06.94 г. было вынесено решение, согласно которому увольнение признано незаконным. В. восстановлен в должности Генерального дирек­тора, с ответчика взыскана заработная плата за время вынуж­денного прогула, а также возмещение морального ущерба в сумме 400 тыс. руб. Однако требование В. о привлечении его преемника к ответственности за незаконное увольнение не было удовлетворено. Кассационная жалоба В. Судебной коллегией по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда ос­тавлена без удовлетворения, а решение изменено в части государственной пошлины. В дальнейшем В. подал исковое заявление о взыскании с акционерного общества расходов, связанных с оплатой услуг адвоката и оплаты услуг ЛФП по индексации на сумму 104920 руб. Данное заявление удовлетво­рено.

 


Copyright 2002-2006 © Дирекция портала "Юридическая Россия" наверх
Редакция портала: info@law.edu.ru
Участие в портале и более общие вопросы: reception@law.edu.ru
Сообщения о неполадках и ошибках: system@law.edu.ru