Учиться в России!
Регистрация »» // Логин:  пароль:

Федеральный правовой портал (v.3.2)
ПОИСК
+ подробный поиск
Подняться выше » Главная/Все книги/

Источник: Электронный каталог отраслевого отдела по направлению «Юриспруденция»
(библиотеки юридического факультета) Научной библиотеки им. М. Горького СПбГУ

Актуальные вопросы защиты чести, достоинства, деловой репутации граждан и деловой репутации юридических лиц :

АР
И185 Иваненко, Ю. Г. (Юрий Григорьевич).
Актуальные вопросы защиты чести, достоинства, деловой
репутации граждан и деловой репутации юридических лиц :
Автореферат диссертации на соискание ученой степени
кандидата юридических наук. Специальность 12.00.03 -
Гражданское право ; Гражданский процесс ; Семейное право ;
Международное частное право /Ю. Г. Иваненко ; Науч. рук. П.
Я. Трубников. -М.,1999. -29 с.-Библиогр. с. 29.6. ссылок
Материал(ы):
  • Актуальные вопросы защиты чести, достоинства, деловой репутации граждан и деловой репутации юридических лиц.
    Иваненко, Ю. Г.

    Иваненко Ю. Г.

    Актуальные вопросы защиты чести, достоинства, деловой репутации граждан и деловой репутации юридических лиц : Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук

    3

    ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

    АКТУАЛЬНОСТЬ ТЕМЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

    Развитие новых правовых отношений, основанных на обновляемых и вновь вводимых нормах отечественного законодательства в области гражданского права и процесса, тесно связано с нарастающими потребностями граждан и юридических лиц иметь объективную оценку их поведения в обществе, желаемым результатом которой служит признание их положительного социального статуса.

    Статья 2 Конституции Российской Федерации провозглашает человека, его права и свободы высшей ценностью, возлагая на государство обязанность признания, соблюдения и защиты прав и свобод человека и гражданина.

    Конституция РФ (ст.21, 23) и гражданское законодательство (ст. 152 ГК РФ, Закон РФ "О средствах массовой информации") гарантируют защиту неотчуждаемых и неимущественных прав граждан, относящихся к числу "личных благ", к которым принадлежат честь, достоинство, деловая репутация граждан, а также деловая репутация юридических лиц.

    Накопленный до настоящего времени общий научный объем знаний по данному вопросу и практика в разное время по разному разрешала некоторые проблемы, связанные с реализацией права граждан и юридических лиц требовать по суду опровержения порочащих их сведений. Качественные изменения гражданского законодательства России заставляют по-новому исследовать особенности судебной и иной защиты упоминаемых благ в случае их умаления путем распространения о конкретном лице не соответствующей действительности и порочащей информации. В этом аспекте малоисследован и вопрос о компенсации морального вреда, причиняемого при посягательствах на честь, достоинство и деловую репутацию.

    МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ И ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

    Методологическую основу диссертации наряду с логико-теоретическим методом исследования составили и такие

    4

    общефилософские и конкретно-научные методы, как: системный, структурно-функциональный, формально-логический, конкретно-социологический, историко-правовой, сравнительно-правовой, а также анализ и обобщение судебной практики.

    В качестве теоретической базы автором в процессе работы использовались труды отечественных ученых-цивилистов и процессуалистов: Б.Т. Безлепкина, А.В. Белявского, М.И. Брагинского, С.Н. Братуся, В.В. Витрянского, И. Гуревич, А.А. Ерошенко, В.М. Жуйкова, Т.И. Илларионовой, О.С. Иоффе, К.И. Комиссарова, О.А. Красавчикова, Н.С. Малеина, М.Н. Малеиной, В.И. Мархотина, Т.Е. Новицкой, Г.Л. Осокиной, А.А. Пионтковского, Н.А. Придворнова, М.Г. Прониной, Л.К. Рафиевой, А.И. Романовича, О.Н. Садикова, А.П. Сергеева, В.Л. Суховерхого, М.К. Треушникова, П.Я. Трубникова, С.А. Чернышевой, Н.А. Чечиной, В.Н. Щеглова, A.M. Эрделевского, К.Б. Ярошенко и др., а также труды дореволюционных ученых В.И. Синайского, И.А. Покровского, И.Я. Фойницкого.

    В диссертационной работе были использованы и нашли свое отражение руководящие разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, тематических писем Высшего Арбитражного Суда РФ, опубликованная и неопубликованная практика рассмотрения споров по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, Конституционного Суда Российской Федерации, судов общей юрисдикции г. Москвы, г. Санкт-Петербурга (Ленинграда), г. Омска и Омской области и других судов Российской Федерации, а также практика рассмотрения гражданских дел различными третейскими судами, действующими в России, и Судебной палатой по информационным спорам при Президенте РФ.

    Нормативно-правовую базу диссертационного исследования составили Конституция Российской Федерации, Конституция (Основной Закон) РСФСР, Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая и вторая), ГК РСФСР, Гражданский процессуальный кодекс РФ, Арбитражный процессуальный кодекс РФ (от 5 мая 1995 г., от 5 марта 1992 г.), Основы гражданского законодательства Союза ССР и республик от 31 мая 1991 г., Основы гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик от 1 мая 1962 г., Закон РФ "О средствах массовой информации", Закон СССР "О печати и других средствах

    5

    массовой информации" от 12 июня 1990 г., Уголовный кодекс РСФСР, Уголовный кодекс РФ, Уголовно-процессуальный кодекс РФ, "Всеобщая декларация прав человека" от 10 декабря 1948, Международный пакт о гражданских и политических правах от 19 декабря 1966 года, Конвенция о правах ребенка 1989 года, "Декларация прав и свобод человека" (СССР, 1991 г.), "Декларация прав и свобод человека и гражданина" (РСФСР, 1991 г.), Постановление Верховного Совета РФ "О регулировании гражданских правоотношений в период проведения экономической реформы" и др.

    ЦЕЛЬ И ЗАДАЧИ ДИССЕРТАЦИОННОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

    Целью диссертационной работы является социально-правовой анализ категорий "честь", "достоинство", "деловая репутация" и особенностей их защиты в гражданском порядке, а также обоснование ряда теоретических выводов и разработка научных рекомендаций по совершенствованию законодательства в области гражданского права и процесса в интересах гражданско-правовой охраны названных личных нематериальных благ.

    Необходимость достижения указанной цели обозначила формулировку и решение следующих задач: изложение понятийного содержания триады личных благ - честь, достоинство, деловая репутация; определение гражданско-правовой ответственности за посягательства на исследуемые личные неимущественные права и ее отличие от других видов ответственности, анализ материальных и процессуальных особенностей рассмотрения судами дел о защите чести, достоинства и деловой репутации граждан, а также деловой репутации юридических лиц, изложение вопросов подведомственности и подсудности данной категории дел и специфики рассмотрения подобных дел в отличном от судов общей юрисдикции порядке, обоснование необходимости гражданских и процессуальных законодательных новаций, разрешение вопросов, связанных с институтом компенсации морального вреда.

    6

    НАУЧНАЯ НОВИЗНА, ДОСТОВЕРНОСТЬ, АПРОБАЦИЯ РЕЗУЛЬТАТОВ ИССЛЕДОВАНИЯ, ПРАКТИЧЕСКАЯ ЗНАЧИМОСТЬ РАБОТЫ

    Настоящая специальная работа, посвященная актуальным вопросам защиты чести, достоинства, деловой репутации граждан и деловой репутации юридических лиц, представляет собой комплексное монографическое исследование всех основных проблем гражданского материального и процессуального характера, связанных не только с теоретическим обоснованием, но и практической реализацией норм права, гарантирующих охрану указанных личных неотчуждаемых и нематериальных благ в различных случаях посягательств на них. Впервые дается достаточно полный и подробный анализ исторического развития правовой охраны упоминаемых личных благ в непосредственной связи с исследованием действующего в различные периоды отечественного и зарубежного законодательства, а также правоприменительной практики, включая деятельность собственно судебных и внесудебных органов. Автором даны обоснования необходимости совершенствования законодательства путем внесения конкретных изменений и дополнений в действующие гражданские материальные и процессуальные нормы права, связанные с расширением оснований для гражданско-правовой ответственности за посягательства на принадлежащие гражданину честь, достоинство, деловую репутацию, с изменением подсудности такой категории дел и порядком их рассмотрения, с применением института исковой давности и компенсации морального вреда. Новым является также исследование обстоятельств возможных посягательств на деловую репутацию юридических лиц и разрешение вопросов, связанных с необходимостью и возможностью защиты таковой на основании различных норм гражданского законодательства.

    Все выводы диссертации основаны не только на анализе научных точек зрения, имеющих отношение к исследуемому вопросу, но и на анализе постановлений судов различных инстанций, вынесенных при разрешении гражданских дел о защите чести, достоинства, деловой репутации и компенсации морального вреда по указанным искам. Результаты диссертационного исследования были использованы в

    7

    лекционной работе и работе диссертанта в должности судьи и заместителя председателя Советского районного суда г. Омска.

    Апробация диссертационной работы проведена в Российской Правовой Академии Министерства юстиции РФ. Основные ее положения отражены в опубликованных статьях, материалах научных конференций, использованы на семинарских занятиях практических работников судов и правоохранительных органов и были предметом сравнительного исследования отечественного и зарубежного законодательства при содействии Гамбургского сообщества судей (ФРГ, Гамбург).

    Практическое значение работы определяется прикладным характером выводов и рекомендаций, которые могут быть использованы для разрешения проблем защиты личных благ во внесудебном и судебном порядке. Результаты исследования нацелены на совершенствование собственно гражданского и гражданского процессуального права. Результатом разработки темы явились следующие основные положения, выносимые на защиту:

            -            О содержании понятий честь, достоинство, деловая репутация как разновидности личных благ и идеальных категорий;

            -            О возможных судебных и внесудебных способах защиты чести, достоинства, деловой репутации;

            -            Повышение эффективности и качества отправления правосудия как результат достижения единого толкования исходных понятий распространения сведений, порочащих сведений и формирования единообразной практики рассмотрения судами дел о защите данных благ;

            -            Признание необходимости совершенствования гражданского материального и процессуального законодательства, связанного с указанной категорией дел:

    1)     установление гражданско-правовой ответственности для случаев умышленного распространения о гражданине соответствующих действительности, но порочащих сведений, распространения сведений в оскорбительной форме или высказывания в адрес гражданина оскорбительных слов и выражений;

    2)     введение в норму закона понятия очевидного оскорбления, когда порочащий и не соответствующий действительности характер сведений не подлежит доказыванию;

    8

    3)     предоставление права на защиту чести, достоинства, деловой репутации при невозможности установления распространителя ложных и порочащих сообщений;

    4)     предоставление истцу права на разбирательство дела в закрытом судебном заседании;

    5)     возложение на средство массовой информации обязанности публикации (передачи) опровержения в случаях распространения не соответствующих действительности и порочащих сведений, когда они содержались в официальных и персональных сообщениях;

    6)     установление альтернативной подсудности споров;

    7)     компенсация морального вреда (присуждение денежного вознаграждения) юридическим лицам как результат правовой доктрины.

    СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

    Во введении обосновывается выбор темы и ее актуальность, определяются цели и задачи диссертационного исследования, называются его теоретическая и методологическая основы, раскрываются научная новизна и практическая значимость, формируются основные положения, выносимые на защиту.

    Первая глава состоит из четырех параграфов и посвящена понятийному содержанию категорий "честь", "достоинство", "деловая репутация", вопросам их правовой охраны.

    В первом параграфе раскрывается содержание понятий честь, достоинство и деловая репутация.

    Обращаясь к анализу нормативно-правовых актов, входящих в общую национальную систему гражданского права России и регулирующих вопросы правовой защиты чести, достоинства и деловой репутации, можно констатировать, что сами нормы права не раскрывают содержание данных понятий, ограничиваясь лишь их упоминанием. Правовая защита данных ценностей имеет место только в отношении общепризнанных понятий. Содержание разбираемых категорий в обществе всегда определяется в зависимости от господствующих в нем норм морали, представлениях о справедливости и добропорядочности, норм обычного права. Важной задачей права является максимальное соответствие нравственности, что в конечном итоге позволяет преодолевать

    9

    возникающее различие между этими двумя видами социальных норм.

    Наука гражданского права и гражданское законодательство, относит честь и достоинство к числу личных нематериальных (неимущественных) и неотчуждаемых благ, называя их важнейшими духовными благами, принадлежащими каждому гражданину и организации

    Достаточно новым для современного отечественного гражданского права следует считать специально охраняемую ныне деловую репутацию граждан и юридических лиц (ст. 152 ГК РФ).

    Каждое из рассматриваемых нами понятий имеет общие и отличительные признаки, определяющие в свою очередь их конкретное содержание. Во-первых, все они формируются в условной зависимости от того, в недрах какого общества или государства происходит смысловое развитие исходных понятий. Признанные в своем большинстве требования, основанные на моральных и правовых нормах, формируют нормы должного поведения, выполнение которых вызывает почет и уважение, положительные отзывы о профессиональной (деловой) деятельности. Многое оказывает влияние на содержание: авторитет власти или общественного мнения, идеология, законодательство, требуемые правила реализации своих прав и выполнения обязанностей, поощряемый вид самого поведения (активный, пассивный). Во-вторых, честь, достоинство, деловая репутация - личные неимущественные блага, охрана которых предусмотрена действующим законодательством. В-третьих, каждому из них свойственна самообогащаемость, которая проявляется в том, что определенная наличность конкретного блага у того или иного лица позволяет ему рассчитывать на еще большую положительную оценку общества в настоящем и будущем, при условии дальнейшего добросовестного (в глазах общества) поведения. В-четвертых, можно говорить о том, что все эти качества, в широком смысле слова, относятся к числу приобретенных, поскольку при рождении человека за ним признаются названные ценности лишь в той мере, в которой они соответствуют естественным правам и свободам, а в процессе жизнедеятельности своими поступками и поведением гражданин может "заслужить" добрые или плохие отзывы о себе как о личности. Также дело обстоит и с деловой репутацией юридических лиц, когда после учреждения таковых о том или ином предприятии мало что известно, и общественное представление о качестве его профессиональной

    10

    деятельности может быть первоначально обусловлено характеристикой учредивших его юридических и физических лиц. И уж потом с его делами непосредственно и связывается должная репутация. И, в-пятых, каждое из них не является и не может являться предметом имущественного оборота в силу вышеназванного свойства не отчуждаемости, за исключением случая коммерческой концессии, когда деловая репутация может быть передана по договору другой стороне.

    Что касается различий, то они имеют место как по уровню личностной принадлежности, так и по кругу лиц, применительно к которым употребляются данные понятия. Отличительным признаком понятия достоинство является то, что в основе его лежит представление о социальном равенстве всех людей, поэтому его наличие не может зависеть от социального положения, рода занятий, половозрастного или национального признака, уровня интеллекта и др.

    Основным различием между понятиями чести, достоинство и деловая репутация следует считать то, что если наличие первых двух связывается вообще с позитивной формой поведения, в том числе и поощряемым бездействием (соблюдение законов, воздержание от аморальных поступков), то последнее характеризует только одну сторону общественной жизни и всегда предполагает активную деятельность граждан и иных субъектов.

    Говоря о названных понятиях, мы имеем дело с идеальными категориями, чье содержание носит конкретно исторический характер и связано с действующими в государстве нормами права, признаваемой нравственностью и поощряемым общественным поведением. Объективной стороной содержания выступают существующие общественные отношения, материальные и процессуальные нормы права, а субъективная сторона выражается в условно-обобщенной оценке обществом поведения и иных качеств субъектов гражданских правоотношений и личностном восприятии таковых последними.

    Одним из центральных аспектов научного анализа диссертанта является вопрос о гражданско-правовой защите чести, достоинства, деловой репутации, изложению которого посвящен второй параграф. Действующее законодательство России предусматривает возможность охраны чести, достоинства и других личных благ как в уголовно-правовом, административно-правовом, так и гражданско-правовом

    11

    порядке. При этом охрана таковых не ограничивается рамками чисто национального законодательства. Так, Конституция РФ в ст. 15 устанавливает, что общепризнанные принципы и нормы международного права, а также международные договоры Российской Федерации являются частью ее правовой системы. В случае коллизии закона и международного договора РФ применению подлежат правила последнего. Помимо Конституции РФ аналогичные положения имеются, например, в ст. 569 ГК РСФСР, ст. 438 ГПК РФ, ст. 11 АПК РФ, ст. 5 Федерального закона РФ "О международных договорах Российской Федерации" от 15.07.95 года и дополнительно указаны в п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 8 от 31 октября 1995 года "О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия". Основополагающими нормами международного права, безусловно, является "Всеобщая декларация прав человека" от 10 декабря 1948 года, где соответственно провозглашено, что все люди равны в своем достоинстве, никто не должен подвергаться бесчеловечному или унижающему его достоинство обращению, произвольному посягательству на честь и репутацию (ст. 1, 5, 12 Декларации). Эти же требования еще раз названы в Международном пакте о гражданских и политических правах от 19 декабря 1966 года (ст. 7, 17) и отдельно отмечены в Конвенции о правах ребенка 1989 года (ст. 16).

    К числу национальных общих норм права, посвященных защите чести, достоинства и репутации, следует отнести, кроме конституционных положений, первоначально принятую в 1991 году в рамках СССР отечественную "Декларацию прав и свобод человека" и, конечно, утвержденную Верховным Советом Российской Федерации в том же году "Декларацию прав и свобод человека и гражданина".

    До действующей с 1 января 1995 года ст. 152 ГК РФ такое право граждан и организаций на защиту было закреплено в ст. 7 Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик 1962 г., и аналогичной ст. 7 ГК РСФСР 1964 года. Позднее нормы о праве граждан и юридических лиц на защиту чести, достоинства и деловой репутации, причем последнее впервые, были закреплены в ст. 7 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик от 31 мая 1991 года, которые применялись на территории Российской Федерации к правоотношениям (и правам и обязанностям), возникшим после

    12

    3 августа 1992 года, впредь до принятия нового ГК на основании Постановления Верховного Совета РФ "О регулировании гражданских правоотношений в период проведения экономической реформы" от 14 июля 1992 года. Нормы о защите чести и достоинства содержались и в Законе СССР "О печати и других средствах массовой информации" от 12 июня 1990 года (ст. 26-27), а также имеются в действующем Законе РФ "'О средствах массовой информации" от 27 декабря 1991 года (ст. 43-46).

    Статья 152 ГК РФ наделяет каждого гражданина правом требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности. Пунктом 7 этой же статьи предусмотрено право юридических лиц на защиту их деловой репутации.

    Судебная защита данных благ (ценностей) осуществляется по правилам, установленным ГПК РФ для гражданских дел, рассматриваемых в порядке искового производства судами общей юрисдикции, и по правилам АПК РФ для дел, подведомственных арбитражным судам в соответствии со ст. 22 АПК РФ. Право требовать по суду опровержения таковых сведений принадлежит потерпевшему (потенциальному истцу) независимо от того, каким образом были распространены оспариваемые сведения, какую цель преследовал при этом распространитель, делал ли он это умышлено или нет, а также каким образом обстоятельства распространения ложных сведений стали достоянием самого лица, о ком они были распространены. Умысел, мотив, цель, способ, место - ничто в данном случае не влияет на возможность гражданско-правовой охраны нарушенных благ. Для гражданско-правовой защиты названных благ имеет значение лишь сам факт распространения не соответствующих действительности сведений независимо от формы и способа передачи ложной информации, количества лиц, ставших ее обладателями, и условий ознакомления с ней потерпевшего.

    Можно говорить о непосредственном и опосредованном восприятии событий, унижающих честь, достоинство или деловую репутацию. Во время первого потерпевший, являясь участником происходящего, лично воспринимает и оценивает сообщенные о нем сведения в том объеме и в той форме, в которых они были переданы, и имеет возможность

    13

    узнать самого распространителя, если он не является анонимом, а также количество информированных лиц. В случае же получения известий о распространении порочащей его информации от других лиц, ранее ставших ее обладателями, уровень осведомленности потерпевшего о ней зависит от ряда причин: качества ее пересказа (смысловой и форменной) другим лицом, цели и желания пересказчика воспроизвести сообщения дословно или в "своем свете" при дальнейшем распространении ложных сведений и т.п.

    Сообщение лицу о нем же сведений с "глазу на глаз" сравнимо в некоторой мере со знакомым для науки уголовного права "обнаружением умысла" совершить преступление, уголовная ответственность за которое не наступает.

    Поскольку письмо - это система знаков, определенная последовательность которых образует ту или иную информацию, письменной формой распространения сведений, не соответствующих действительности и порочащих гражданина или юридическое лицо, следует признать сообщение таких измышлений с использованием любой знаковой системы, понятной окружающим, будь то использование буквенного алфавита (азбука), сочетания линий, красок и теней (рисунок), телеграфного кода в виде комбинации точек и тире (азбука Морзе), видеосигнального воспроизведения визуальной информации (видеозапись) и т.п. Если сообщения недостоверных и порочащих сведений о лице были на иностранном языке, решение вопроса о том, имеет ли место распространение сведений, зависит от того, было ли понятно сообщенное, хотя бы одному постороннему лицу или нет. При этом для права должно быть безразлично, сразу же получатель информации понял смысл сказанного или, первоначально зафиксировав ее в том или ином виде (записав в блокнот, на аудио-видеокассету), использовал последующий перевод на родной язык.

    Порочащими являются не соответствующие действительности сведения, содержащие утверждения о нарушении гражданином или организацией действующего законодательства или моральных принципов, умаляющие честь и достоинство граждан, деловую репутацию граждан или организации. Следует признать порочащими любые сведения, характеризующие потерпевшего с отрицательной стороны, как нарушителя одобряемой обществом (государством) линии поведения,

    14

    некоего эталонного образа жизни или обычаев делового оборота (честного предпринимательства).

    Для признания порочащего характера сведений безразлично умаляют ли они честь, достоинство, деловую репутацию лица в общественном мнении в целом или только во мнении отдельных лиц. Любое умаление признается значимым для права. По мнению автора, можно различать объективно порочащие сведения и субъективно порочащие сведения. К первым относятся сведения, чей порочащий характер очевиден для всех или большинства, ко вторым - те сведения, которые воспринимаются в качестве порочащих конкретным лицом. Но в любом случае все сведения о лице, прежде всего, являются оценочными, а их порочащий характер может быть признан окончательно судом.

    Распространенные и порочащие другое лицо сведения могут как соответствовать действительности, так и нет. Именно в последнем случае закон становится на защиту прав и интересов истца. Следовательно, сообщение о лице правдивых, но порочащих сведений не является основанием для предъявления и удовлетворения иска согласно ст. 152 ГК РФ. Основанием удовлетворения иска по делам такой категории являются, с одной стороны, доказанность обстоятельств разглашения об истце порочащих сведений и, с другой стороны, не доказанность обстоятельств, что оспариваемые сведения соответствуют действительности.

    Представляется, что в любом случае распространения о ком-либо не соответствующих действительности и порочащих сведений, когда возможность их исправления (обжалования) не установлена законом или специальной процедурой, заинтересованное лицо вправе на основании ст. 18, 46 Конституции РФ обратиться за судебной защитой своих нарушенных прав и интересов, требуя опровержения неверных сведений в порядке ст. 152 ГК РФ. Если возможность такого опровержения отсутствует по тем или иным объективным причинам (например, не на кого возложить эту обязанность), то лицу должно быть предоставлено право просить суд признать распространенные о нем сообщения недействительными.

    Автор разделяет точку зрения, что предметом оспаривания могут являться и оценочные суждения (А.П. Сергеев, С.А. Чернышева, К.Б. Ярошенко и др.)

    15

    Судебная форма гражданско-правовой защиты чести, достоинства деловой репутации является главной и самой распространенной среди прочих. Кроме судов общей юрисдикции и арбитражных судов, возможна защита нарушенного персонального интереса посредством обращения в третейский суд (ст. 27 ГПК РФ, ст. 23 АПК РФ) либо Судебную палату по информационным спорам при Президенте Российской Федерации.

    Отсутствие в гражданском законе оснований для защиты чести, достоинства, деловой репутации гражданина в случае их умаления в результате умышленных посягательств на данные блага при распространении порочащих, но правдивых сообщений, или оскорбления, ограничивает возможность граждан реализовать свое право на защиту подобных личных ценностей, которые после причинения вреда объективно невосстановимы. Представляется более целесообразным расширить основания гражданско-правовой ответственности за посягательства на них. Статья 152 ГК РФ, по-нашему мнению, должна быть дополнена п. 8, закрепляющим следующие положения:

    "В случае умышленного распространения о гражданине сведений, соответствующих действительности, но порочащих его честь, достоинство, деловую репутацию (за исключением сведений о незаконной деятельности или поступках гражданина и его аморальном поведении в обществе, а также сведений, сообщаемых в связи с работой, службой, учебой или в связи с выборами), а равно в случаях распространения таких сведений в оскорбительной форме или высказывания в адрес гражданина оскорбительных слов и выражений (очевидное оскорбление), заинтересованное лицо вправе требовать по суду понуждения распространителя таких сведений к обязанности принести извинения в форме, определяемой судом. Гражданин, в отношении которого распространены такие сведения в оскорбительной форме или в виде оскорбительных слов и выражений, имеет право на компенсацию морального вреда. Распространитель сведений освобождается от ответственности, если докажет, что такие сведения были распространены неумышленно и (или) не являются оскорбительными".

    Данная законодательная новация усилит ответственность умышленных распространителей порочащих сведений и распространителей-оскорбителей, обяжет средства массовой информации более добросовестно использовать свободу слова при подготовке к выпуску в свет и

    16

    публикации "сенсационных" материалов. Граждане получат более гарантированное от нежелательных посягательств право на защиту тайн личного характера. Такая конструкция закона позволит гражданину через суд реализовать свое право на защиту "доброго имени" и получение денежной компенсации морального вреда при фактическом причинении такового оглаской нежелательных или оскорбительных сведений. Представляется, что гражданский закон должен различать умышленное распространение правдивых, порочащих сведений по личной инициативе какого-либо лица и сообщение такой информации в связи с работой, службой, учебой или выборами. В последнем речь идет о случаях, когда обнародуются личные объективные данные, характеризующие конкретное лицо. Ответственность распространителя упоминаемых сообщений не может иметь место. Названная норма закона ликвидирует практическую нецелесообразность и нелепость применительно к тем случаям, когда суды, руководствуясь существующей общей нормой о защите чести, достоинства, деловой репутации, вынуждены признавать не соответствующими действительности такие распространенные сведения об истцах, как: "дурак", "скотина", и тому подобные оскорбительные слова. Указанный тип оскорбительных ругательств не нуждается в особом судебном толковании и оценке, а также в доказывании их порочащего и не соответствующего действительности характера. Они по обыкновению традиционной общительной практики между людьми должны отождествляться с юридическими аксиомами, которые при возникновении правового спора носят характер общеизвестных обстоятельств, не подлежащих согласно ст. 55 ч. 1 ГПК РФ доказыванию. Названное "облегчение" судебного разбирательства устранит имеющееся противоречие между целью гражданско-правовой защиты чести, достоинства и деловой репутации и механизмом реализации самой защиты, когда с участием судебных органов ранее распространенные об истце сведения продолжают нелепо распространяться и дальше, расширяя круг лиц, информированных о форме и сути посягательства на личные блага истца.

    Расширение гражданско-правовой ответственности за устные и письменные посягательства на честь, достоинство, деловую репутацию гражданина может оказать превентивное воздействие, формируя более взвешенную публичную оценку (отзыв) одного лица о другом, ограничивая возможность злоупотребления знанием о "порочащих недостатках"

    17

    иных лиц. Установление гражданско-правовой ответственности за оскорбление наряду с похожей уголовно-правовой ответственностью позволить гражданам самостоятельно использовать объем прав, связанный с защитой своих благ, не прибегая к помощи иных органов.

    В целях практического применения предлагаемых законодательных нововведений потребуется внести соответствующие дополнения в действующее Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 18 августа 1992 г. № 11 "О некоторых вопросах, возникших при рассмотрении судами дел о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц". Такие необходимые дополнения должны содержать следующие руководящие разъяснения: "При рассмотрении судами дел о защите чести, достоинства, деловой репутации гражданин на основании п. 8 ст. 152 первой части ГК РФ необходимо исходить из того, что ответственность согласно указанной норме наступает лишь при умышленном распространении о гражданине сведений соответствующих действительности, но порочащих его честь, достоинство, деловую репутацию, когда они выражены, в том числе, в оскорбительной форме, а также в случае высказывания в адрес гражданина оскорбительных слов и выражений (очевидное оскорбление). Лицо, распространившее оспариваемые сведения, освобождается от ответственности, если докажет, что такие сведения были распространены неумышленно и (или) не являются оскорбительными.

    Законом сделаны исключения из круга порочащих сведений соответствующих действительности, за умышленное распространение которых может наступить ответственность. Это сведения о незаконной деятельности или поступках гражданина (например, сообщения о судимости, привлечении к уголовной и другим вида ответственности и т.п.) и его аморальном поведении в обществе (злоупотребление алкоголем, неоказание материальной помощи членам семье, тунеядство и т.п.), а также сведения, сообщаемые в связи с работой, службой, учебой или в связи с выборами. При этом, к числу последних относятся как сведения, сообщаемые в связи с работой, службой, учебой или участием в выборах самого заинтересованного лица (изложенные, например, в характеристиках, отзывах, заключениях, справках о кандидате на выборную должность и т.п.), так и сведения о заинтересованном лице, ставшие известными и распространяемые в связи с работой, службой, учебой, участием в выборах других лиц (индивидуальные

    18

    акты органов государственной власти и управления, заключения межведомственных комиссий, решения избирательных комиссий, медицинские заключения о состоянии здоровья и справки об имеющихся или перенесенных заболеваниях и т.п.).

    Под оскорбительной формой, включая оскорбительные слова и выражения, следует понимать такое распространение названных сведений, которое содержит оскорбление, причиняет обиду или подвергает унижению.

    При наличии оснований для удовлетворения иска согласно п. 8 ст. 152 первой части ГК РФ суд не вправе обязывать ответчика опровергнуть распространенные правдивые сведения, но обязан в резолютивной части решения указать форму принесения ответчиком извинения истцу".

    В качестве первоначальной и необходимой новации в действующую норму права следует внести дополнения в п. 1 ст. 152 первой части ГК РФ, расширив данный пункт абзацем вторым следующего содержания: "Всегда являются порочащими и не соответствующими действительности сведения о лице, распространенные в виде: а) неприличной брани (мат и др.); б) отрицательного сравнения с представителями животного и растительного мира".

    Третий параграф отведен сравнению условий наступления и последствий применения гражданско-правовой и уголовно-правовой защиты названных благ. Оба способа защиты личных неимущественных прав, неотделимых от их обладателя, могут, при известных обстоятельствах, реализовываться независимо друг от друга или следуя друг за другом.

    Иски по делам данной категории вправе предъявить юридические лица и граждане, которые считают, что о них распространены не соответствующие действительности, порочащие сведения, при этом по требованию заинтересованных лиц допускается защита чести и достоинства гражданина и после его смерти. Сторонами по гражданскому делу, истцами и ответчиками, могут быть граждане и (или) юридические лица. Потерпевшими и подсудимыми в уголовном деле о клевете и оскорблении являются только граждане. Круг лиц - участников спорного правоотношения - при гражданско-правовой защите значительно шире, чем при уголовном преследовании.

    19

    Гражданские дела возбуждаются на основании искового заявления заинтересованных лиц (истца, его представителей, прокурором) поданного в суд с соблюдением требований ст. 126, 127, 82 ГПК РФ. Уголовные дела за клевету или оскорбление возбуждаются как в общем порядке (судом, прокурором, следователем и органом дознания в пределах своей компетенции в случае обнаружения признаков преступления - ст. 3 УПК РФ), так и частном.

    При процессуальной реализации первого способа защиты стороны в соответствии с ч. 3 ст. 33 ГПК РФ пользуются равными процессуальными правами и имеют равные обязанности, связанные с добросовестным пользованием такими правами (ст. 30 ГПК). Уголовному процессу по делу о клевете или оскорблении присуще существенное различие процессуального положения потерпевшего и подсудимого.

    Гражданско-правовая защита чести, достоинства или деловой репутации возможна тогда, когда о лице распространены не соответствующие действительности и порочащие сведения, но гражданский закон не гарантирует такую же судебную защиту в случае оглашения правдивых, но порочащих сведений. В уголовном порядке потерпевший вправе обратиться в суд и получить реальную защиту своих нарушенных благ, если верные сведения, выражены в грубой, неприличной форме, унижающей честь и достоинство личности. Когда неверные и порочащие сведения сообщены непосредственно лицу, которого они касаются, гражданско-правовая ответственность и уголовное преследование за клевету не наступают, так как такое сообщение сведений не признается распространением, но факт уголовно наказуемого оскорбления может иметь место и в "приватной беседе", если виновное лицо выразило свое отношение к потерпевшему в соответствующей форме, унижающей честь и достоинство последнего. Обязанность ответчика опровергнуть распространенные об истце сведения наступает в результате любого оглашения таких измышлений независимо от вины. Применение уголовно-правового способа защиты данных благ зависит от формы вины.

    Различия в гражданско-правовом и в уголовно-правовом способах состоят и в объеме самой защиты, предоставляемом каждым из них. При первом, с одной стороны, возможно прибегнуть к судебной защите в результате действий и граждан, и юридических лиц, а с другой стороны, характер распространенных сведений должен быть порочащим

    20

    и не соответствующим действительности. В свою очередь при втором, с одной стороны, уголовно наказуемыми являются деяния граждан, но с другой стороны, возможна ответственность последних за правдивые сообщения, выраженные в оскорбительной форме.

    Для наступления гражданско-правовой ответственности безразлично где, когда, каким способом были распространены порочащие другое лицо измышления, и являлось ли такое распространение повторным. Наступлению уголовной ответственности предшествует правильная квалификация содеянного, где немалую роль играет способ преступления, специальный рецидив.

    Согласно ст. 208 ГК РФ на требования о защите чести, достоинства, деловой репутации не распространяется исковая давность, кроме случаев, предусмотренных законом. Статья 45 Закона РФ "О средствах массовой информации" установлен годичный срок для защиты своего нарушенного права, истечение которого является основанием для отказа в опровержении распространенных СМИ не соответствующих действительности и порочащих честь и достоинство гражданина или организации сведений. Более содержательный анализ указанной статьи позволяет сделать вывод о том, что заинтересованному лицу предоставляется вначале годичный срок для обращения в СМИ за опровержением или публикацией своего ответа, а затем второй годичный срок для обращения в суд с жалобой на отказ в таковых или нарушении порядка публикации. Следовательно, в указанном случае нужно говорить о двухгодичном сроке исковой давности.

    В четвертом параграфе дается подробный анализ деловой репутации юридических лиц и праву на ее судебную защиту, предусмотренному различными нормами действующего законодательства.

    Сама репутация, в отличие от таких благ как честь и достоинство, может иметь не только положительное содержание, но и отрицательно характеризовать ее обладателя. Информация о юридическом лице, как общественная оценка его деловой репутации, имеет двоякое происхождение. С одной стороны, она воспринимается в результате ее публичного распространения, в том числе по средствам рекламы, или иной публичной известности и основана на доверии и общей признанности таковой. С другой стороны, она является результатом достоверно получаемых сведений, касающихся деятельности организации. Деловая репутация юридического лица формирует репутацию ее товаров

    21

    на рынке, которая, в свою очередь, согласно ст. 20, 21 Закона РФ "О таможенном тарифе" является отличительным признаком при использовании таможенными органами методов по цене сделки с идентичными или с однородными товарами, ввозимыми на таможенную территорию РФ.

    По мнению диссертанта, делу охраны деловой репутации могут служить ст. 10, 4 Закона РФ "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках", ст. 6-9, 29 Закона РФ "О рекламе", ст. 46 Закона РФ "О товарных знаках, знаках обслуживания и наименования мест происхождения товаров". Данные правовые нормы фактически предоставляют юридическим лицам право на защиту деловой репутации и в случаях, не подпадающих под "общий случай" распространения не соответствующих действительности и порочащих деловую репутацию сведений.

    Говоря о деловой репутации юридических лиц, нельзя не отметить, что традиционно относящаяся как честь и достоинство гражданина к числу личных нематериальных и неотчуждаемых благ, она вместе с тем имеет присущую только ей особенность. Речь идет об институте коммерческой концессии, при которой деловая репутация по договору может быть передана одной стороной в пользование другой стороны за вознаграждение на определенный срок или бессрочно (ст. 1027-1040 ГК РФ).

    Во второй главе рассматриваются гражданско-процессуальные особенности дел о защите чести, достоинства, деловой репутации и освещаются проблемы возмещения и компенсации вреда. Содержание первого параграфа - это подведомственность указанной категории дел.

    В порядке, определенном ст. 152 ГК РФ, не могут рассматриваться требования об опровержении сведений, содержащихся в судебных решениях и приговорах, постановлениях органов предварительного следствия и других официальных документах, для обжалования которых предусмотрен иной установленный законами порядок. Защита чести, достоинства или деловой репутации осуществляется косвенным образом путем удовлетворения жалобы об отмене или изменении приговора

    С правовой точки зрения следует признать практически незащищенными свидетелей по гражданскому и уголовному делу (а также иных лиц, не являющихся в смысле УПК участниками процесса или в

    22

    смысле ГПК лицами, участвующими в деле). Если порочащие их сведения распространены в приговоре или решении суда, будь-то в виде показаний о них подсудимого, потерпевшего, других свидетелей или установленных судом обстоятельств дела с участием этих лиц, которые нашли свое отражение в тексте судебного постановления, то они, с одной стороны, лишены права в порядке гражданского судопроизводства потребовать опровержения изложенных сведений из-за не подведомственности таких дел суду, а, с другой стороны, у них отсутствует процессуальное право обжаловать решение и приговор суда в гражданско-процессуальном или уголовно-процессуальным порядке. Права данных лиц не могут быть защищены и путем обращения за "прокурорским содействием" или иным "процессуальным посредничеством", поскольку обстоятельства, касающиеся указанных лиц, не относятся к предмету и основанию обжалования судебных постановлений, значимые поводы к которому ограничены ст. 325, 332, 342-347 УПК РФ, ст. 306-308 ГПК РФ. Недоступен указанным "пострадавшим" и известный процессуальному праву порядок уточнения правильности текста выступившего (допрошенного) в судебном заседании лица путем удостоверения судом замечаний на соответствующий протокол судебного заседания, поскольку процессуальный закон также не наделяет их таким правом.

    В гражданско-процессуальных рамках можно говорить о наличии субподведомственности рассматриваемой нами категории гражданских дел, в силу которой некоторые споры разрешаются различными третейскими судами (Третейский суд при Торгово-промышленной палате РФ, Международный коммерческий арбитражный суд и Морская арбитражная комиссия и др.). Возникший между гражданами и подведомственный суду спор может быть передан на рассмотрение третейского суда в соответствии со ст. 27 ГПК РФ и ст. 1 "Положения о третейском суде" (приложение № 3 к ГПК РФ), что должно быть выражено путем подписания третейской записи.

    Все вышеперечисленные нормы фактически исключают возможность рассмотрения каким-либо третейским судом подобного спора между гражданином и юридическим лицом, поэтому право спорящих сторон передать дело на рассмотрение третейского суда, предусмотренное ст. 27 ГПК РФ, не может быть реализовано.

    23

    Второй параграф связан с вопросами подсудности дел о защите чести, достоинства и деловой репутации, где отмечается, что по делам рассматриваемой категории дел не существует каких-либо особенностей, связанных с подсудностью таковых споров судам. Автор считает более целесообразным дополнить ст. 118 ГПК РФ правом альтернативного выбора граждан-истцов на предъявление иска об опровержении распространенных о них сведений либо в общем порядке, определенном ст. 117 ГПК РФ, либо в суд по месту распространения оспариваемых сообщений. Такой подход будет способствовать более эффективной реализации права на защиту от ложных и порочащих посягательств, когда по желанию пострадавшего оспоренные компрометирующие его сообщения при удовлетворении иска будут опровергнуты в месте их распространения. Это как нельзя лучше касается случаев умаления чести, достоинства, деловой репутации со стороны "проезжих распространителей" или "адресного распространения".

    Когда установить распространителя сведений невозможно, требуется процессуально узаконить право опороченного обратиться в суд с заявлением о признании таких сообщений не соответствующими действительности в порядке особого производства, которое, по общему правилу, подсудно суду по месту жительства заявителя. Аналогичное материальное право ныне предусмотрено п. 6 ст. 152 ГК РФ, но затруднено в практической реализации, как непредусмотренное к рассмотрению в исковом или особом производстве по гражданским делам. Если заявитель укажет юридическую значимость для него установления факта, что распространенные о нем сведения не соответствуют действительности, цель такого установления, и любые фактические данные, подтверждающие невозможность получения им такого опровержения иным образом, без участия суда, то в соответствии со ст. 247 ч. 1 и 2 п. 10, ст. 245, 248-250 ГПК РФ возможно такое установление факта, имеющего юридическое значение. Это не противоречит и гарантированному ст. 46 Конституции РФ, ст. 3 ГПК РФ праву заинтересованного лица на судебную защиту. Подобный механизм реализации защиты личных благ в процессуальном плане выглядит более предпочтительно, нежели иск об опровержении без упоминания в нем конкретного ответчика, к которому он предъявляется.

    Публичное разбирательство дела может в последнем случае не способствовать эффективной защите права истца на честь, достоинство,

    24

    деловую репутацию, поскольку исследование подробностей такого посягательства могут вносить определенный дискомфорт в душевное состояние истца во время гражданского процесса. Возможность ограничить гласность судебного разбирательства отсутствует для случаев, не связанных с интимными сторонами участвующих в деле лиц. Специфика дел о защите исследуемых нами благ состоит не только в особом качестве охраняемых благ, но и в сути защиты таковых, коей является пресечение распространения ложных и порочащих сведений. Поэтому не всегда истец-гражданин может желать открытого, то есть доступного для любого интересующегося лица, разбирательства дела. Информация о судебном деле может фактически являться воспроизведенным распространением оспариваемых порочащих, но еще не признанных судом ложными сведений об истце. Следовательно, в интересах лица, обратившегося за защитой своих личных неотчуждаемых благ, гражданский процессуальный закон должен содержать основания для рассмотрения судом дела в закрытом судебном заседании. В этой связи ч. 2 ст. 9 ГПК РФ следовало бы изложить в следующей редакции: "Закрытое судебное разбирательство, кроме того, допускается по мотивированному определению суда в целях предотвращения разглашения сведений об интимных сторонах жизни участвующих в деле лиц, а также обеспечения тайны усыновления либо по ходатайству истца-гражданина по иску о защите чести, достоинства, деловой репутации". Принимая во внимание, что информация о деятельности юридических лиц не носит личностный характер и в абсолютном большинстве случаев связана с публичными связями этого лица, подобная условно закрытая процедура разбирательства дел о защите деловой репутации юридического лица не нужна.

    Представляется уместным в случае фактической реализации Федерального Конституционного Закона РФ "О судебной системе Российской Федерации" от 21.12.1996 г. и становления института мировых судей изменить подсудность дел о защите чести, достоинства и деловой репутации, передав на разрешение мировых судей иски по таким делам с участием граждан, оставив в компетенции районного суда такие споры с участием средств массовой информации.

    В третьем параграфе определены лица, участвующие в деле по иску об опровержении сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию. Потенциальных истцов по делам данной категории,

    25

    включая в этом смысле здесь всех полномочных на предъявление иска лиц, можно разделить на следующие группы: а) лица, выступающие в собственном интересе; б) законные представители несовершеннолетних и недееспособных; в) уполномоченные на предъявление иска в чужом интересе; г) процессуальные представители. Способность гражданина своими действиями осуществлять гражданские права в полной мере возникает по достижении совершеннолетия, аналогичное право может появиться у лиц меньшего возраста в случае вступления их в законный брак (п. 2 ст. 21 ГК РФ) или эмансипации (ст. 27). Любое лицо, отвечающее требованию дееспособности, во всех возможных случаях посягательств на честь, достоинство и деловую репутацию, может самостоятельно потребовать опровержения по суду распространенных и порочащих его сведений согласно ст. 3, 32 ГПК РФ.

    Право на защиту должно быть предоставлено от рождения. Реально воспользоваться таким правом лицо, а в случае с несовершеннолетними - их законные представители, могут лишь при фактическом посягательстве на честь, достоинство или деловую репутацию, которое при конкретных обстоятельствах оценивается индивидуально. Такой подход не противоречит нашему национальному законодательству, где не имеется никаких возрастных ограничений для защиты таковых прав, и полностью соответствует второму принципу Декларации прав ребенка от 20 ноября 1959 года и ст. 16 Конвенции о правах ребенка 1989 года.

    Отдельно в четвертом параграфе исследуются особенности защиты названных благ в случаях распространения порочащих сведений средствами массовой информации. Анализ судебной практики по гражданским делам позволяет сделать вывод, что большинство из всех рассмотренных дел по искам об опровержении порочащих и не соответствующих действительности сведений связано с участием в них средств массовой информации, с помощью которых, особенно электронных систем передачи информации, посягательства на честь, достоинство, деловую репутацию носят более существенный характер, поскольку оперативность оповещения, с одной стороны, приумножается неограниченно массовым кругом получателей ложной информации, с другой стороны.

    Можно выделить четыре возможных варианта восстановления заинтересованным лицом своих нарушенных прав и интересов: реализация

    26

    основного права требования опровержения; реализация права на ответ в тех же СМИ; распространение в обязанных СМИ собственного текста опровержения; предоставление лицу права лично зачитать текст своего опровержения с использованием аудио, видеозаписи.

    Отличительной особенностью возникших споров о защите чести, достоинства или деловой репутации с участием СМИ является возможность их рассмотрения Судебной палатой по информационным спорам при Президенте РФ. Вопрос о такой подведомственности конкретного дела решается самим составом Судебной палаты, которая вправе принять к рассмотрению информационные споры и иные дела и по собственной инициативе. Обращение за "классической" судебной защитой всегда предпочтительнее, поскольку компетенция Судебной палаты носит ограниченный характер и не отвечает возможности максимальной защиты нарушенных прав. Нуждается в уточнении норма п. 10 "Положения о Судебной палате...", устанавливающая, что ее решения, принятые в пределах своей компетенции, являются окончательными. Представляется, что речь идет о невозможности обжалования решения Судебной палаты в иной (вышестоящий) "информационный суд" из-за фактического отсутствия такового и не более. Но, учитывая, что Судебная палата является структурой органов исполнительной власти и не входит в число судебных органов власти, составляющих единое судебное устройство России, все решения данного органа могут быть обжалованы непосредственно в суд либо в Администрацию Президента РФ.

    Чтобы избежать разночтения в правоприменительной практике, представляется необходимым внести в закон о СМИ дополнения, специально оговаривающие такую обязанность средства массовой информации как сообщение о судебном решении по поводу ранее переданных им сведений официального, авторского характера, потому что ныне данная обязанность прямо не названа рассматриваемым законом для случаев освобождения СМИ и журналистов от ответственности за распространение порочащих и не соответствующих действительности измышлений. Внесение названного дополнения, наконец-то бы, устранило возникшую еще со времен действия Закона СССР "О печати и других средствах массовой информации" проблему возложения на СМИ обязанности публикации (передачи) опровержения в случаях распространения ими не соответствующих действительности сведений,

    27

    порочащих честь, достоинство, деловую репутацию, когда они содержались в официальных и персональных сообщениях. Одновременно с этим в законе можно было оговорить порядок и размер возмещения, причитающегося с ответчика-распространителя в пользу СМИ за сообщение о судебном решении или распространении судебного текста опровержения в подобном случае.

    Пятый параграф посвящен вопросам возмещение убытков и компенсации морального вреда, причиненных распространением не соответствующих действительности и порочащих сведений. Возмещение убытков и компенсация морального вреда являются двумя из возможных десяти способов защиты гражданских прав, названных в ст. 12 ГК РФ.

    По своей сути моральный вред представляет собой идеальную категорию, в том плане, что он имеет персональный характер, всегда связан с душевным складом конкретного человека или группы лиц, часто не видим, но предполагаем, не имеет устойчивых описательных признаков при причинении и объективно контролируемого размера. Состояние лица, которому причинен такой вред, не подлежит объективному восстановлению, а причиненные "неудобства" могут быть лишь символически компенсированы. Но даже после получения компенсации пережитое может еще неоднократно вызывать "памятные страдания" неограниченный отрезок жизни гражданина. Такое временное проявление в будущем есть отличительная особенность морального вреда.

    Пункт 7 ст. 152 ГК РФ, а также п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 18 августа 1992 г. № 11 "О некоторых вопросах, возникших при рассмотрении судами дел о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц" закрепляет право юридических лиц на возмещение причиненного им морального вреда. Свою последовательную позицию Пленум Верховного Суда РФ изложил и в специальном постановлении от 20 декабря 1994 года № 10 "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда".

    Анализ юридической литературы позволяет сделать вывод о том, что большинство авторов отрицают право юридических лиц на возмещение (компенсацию) морального вреда, считая, что он не должен им возмещаться.

    28

    Представляется, что вопрос о праве юридических лиц на компенсацию морального вреда нельзя суживать рамками грамматического и логического толкования. Отсылочная норма о защите деловой репутации юридических лиц должна быть заменена конкретным законоположением, в котором однозначно были бы указаны все способы защиты таковой. Учитывая, что компенсация морального вреда есть компенсационно-штрафная санкция, применяемая к правонарушителю по требованию потерпевшего, то, признавая право юридических лиц на ее (или ее аналога) получение, можно было бы предусмотреть в обновленном п. 7 ст. 152 ГК РФ следующее содержание: "Правила пунктов 1-4, 6 настоящей статьи применяются и в целях защиты деловой репутации юридических лиц. Юридическое лицо, в отношении которого распространены сведения, порочащие его деловую репутацию, вправе наряду с опровержением таких сведений требовать возмещения убытков и присуждения денежного вознаграждения, размер которого определяется исходя из заслуживающих внимания обстоятельств, а также требований разумности и справедливости". Изменения указанной нормы потребовали бы внесения дополнения в ст. 12 Кодекса, расширив перечень способов защиты гражданских прав упоминанием "присуждения денежного вознаграждения". И, напротив, если законодательно ограничить компенсацию морального вреда или ее аналога, исключив право на ее юридических лиц, то достаточно изложить п. 7 ст. 152 в следующей редакции: "Правила пунктов 1-4, 6 настоящей статьи применяются и в целях защиты деловой репутации юридических лиц. Юридическое лицо, в отношении которого распространены сведения, порочащие его деловую репутацию, вправе наряду с опровержением таких сведений требовать возмещения убытков".

    Уточнение действовавшего законодательства приведен к окончанию споров и к практическому единообразию по вопросам применения института компенсации морального вреда (его возможного аналога для юридических лиц). Вышеописанное - это часть правовой доктрины, в соответствии с которой право на компенсацию морального вреда может признаваться безгранично за любым потерпевшим, признаваться в специально оговоренных случаях или отрицаться вовсе.

    Автор также солидарен с мнением, что оплата суммы госпошлины должна осуществляться исходя из размера предъявленных истцом

    29

    требований о взыскании компенсации такого вреда (П.Я. Трубников).

    В заключении подводятся общие итоги исследования, характеризуются возможные направления развития защиты упоминаемых личных благ и результаты совершенствования действующего материального и процессуального законодательства.

    Основные положения диссертационного исследования отражены в следующих работах автора:

          1.            Некоторые вопросы развития и применения гражданско-правовой защиты чести, достоинства, деловой репутации граждан // Правозащитная деятельность некоммерческих организаций. - Омск: Молодежная юридическая ассоциация, Центр правовой поддержки неправительственных некоммерческих организаций, 1997. С. 49-62;

          2.            Защита чести, достоинства граждан, деловой репутации граждан и юридических лиц (Методическое пособие для практиков). – Омск: "ЮГ", 1998. - 80 с.

          3.            Вопросы защиты чести, достоинства, деловой репутации // Сибирский нефтяник, 1998, № 29.

          4.            Расширение гражданско-правовой ответственности за посягательства на честь, достоинство, деловую репутацию граждан // Материалы интерактивной телеконференция на тему: "Право на доступ к информации". - М., 1998, 11 августа, htpp: // intranet.garant.ru:8008/win/project/ndb/viewlet.plitml?kod=20

          5.            Совершенствование гражданского законодательства при посягательствах на честь, достоинство и деловую репутацию // Законодательство, 1998, № 12.

          6.            Актуальные вопросы защиты чести, достоинства, деловой репутации граждан и деловой репутации юридических лиц // Применение гражданского и гражданско-процессуального законодательства (Пособие для судей). - М.: Российская правовая академия MЮ РФ, 1998. С. 20-41.

    Подписано в печать:

    Деловая репутация юридических лиц. Право на ее судебную защиту // Сборник научных трудов - Омск: изд-во ОмГУ.

Информация обновлена:09.06.2011


Сопутствующие материалы:
  | Защита диссертаций 
 

Если Вы не видите полного текста или ссылки на полный текст книги, значит в каталоге есть только библиографическое описание.

Copyright 2002-2006 © Дирекция портала "Юридическая Россия" наверх
Редакция портала: info@law.edu.ru
Участие в портале и более общие вопросы: reception@law.edu.ru
Сообщения о неполадках и ошибках: system@law.edu.ru