Учиться в России!
Регистрация »» // Логин:  пароль:

Федеральный правовой портал (v.3.2)
ПОИСК
+ подробный поиск
Подняться выше » Главная/Все книги/

Источник: Электронный каталог отраслевого отдела по направлению «Юриспруденция»
(библиотеки юридического факультета) Научной библиотеки им. М. Горького СПбГУ

Местная власть в области войска донского и ее реформирование в марте 1917 - феврале 1918 г.г. :

АР
З43 Звездова, Н. В. (Наталия Владимировна).
Местная власть в области войска донского и ее
реформирование в марте 1917 - феврале 1918 г.г. :
Автореферат диссертации на соискание ученой степени
кандидата юридических наук. Специальность 12.00.01 - Теория
права и государства ; История права и государства ; История
политических и правовых учений /Н. В. Звездова ; Науч. рук.
Д. Ю. Шапсугов. -Ростов-на-Дону,1997. -38 с.-Библиогр. : с.
37 - 38.8. ссылок
Материал(ы):
  • Местная власть в области войска донского и ее реформирование в марте 1917 - феврале 1918 г.г.
    Звездова, Н. В.

    Звездова Н. В.

    Местная власть в области войска донского и ее реформирование в марте 1917 - феврале 1918 г.г. : Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук

    Актуальность темы диссертации. Изучение истории строительств новой государственности и местного самоуправления в России после Февральской революции, а также формирования их нормативно-правовой базы важная задача юридической науки. Поиски путей выхода из кризиса, начавшиеся в этот период, а также стремление укрепить государственную власть и развивать самоуправление, возникновение начал федерализма и возрождение казачьих традиций управления - все это отечественный исторический опыт, важный для современной России.

    Особый интерес представляет специфика отмеченных процессов в Области Войска Донского (ОВД) в переломном 1917г. До сих пор ученые в большей мере рассматривали историю революции и с большим сочувствием описывали борьбу угнетенных масс за свои права. Однако начали появляться отдельные диссертационные работы юристов о реформах XIX в.[1], историков о городском самоуправлении[2], исследователи больше стали уделять внимания Дону в диссертациях, написанных на общероссийском материале[3], что свидетельствует об актуальности проблемы.

    Необходимость укрепления местной власти на Дону с целью упрочения в регионе порядка и спокойствия, обеспечения Донской областью поставок хлеба в армию и потребляющие губернии составляли предмет особой заботы Временного правительства. Дон постоянно посещали ею министры: А. И. Шингарев (май), А.А. Мануйлов (август), С.Н. Прокопович (сентябрь). М.И. Скобелев (сентябрь), или видные государственные деятели: М.С. Ад-

    2

    жемов, Ф.И. Родичев и др. В области проживали и активно участвовали в формировании власти и управления депутаты Государственной думы: А.Г. Афанасьев, М.П. Араканцев, М.С. Воронков, К.П. Каклюгин, Ю.М. Лебедев, А.П. Савватеев, И.Н. Туляков, И.Н. Ефремов, Н.А. Захарьев, А.А. Назаров, Н.И. Ушаков, В.А. Харламов; эмиссары Временного правительства: Л.Е. Грузинов, П.А. Серебряков, В.А. Орлов, братья В.П. и СП. Мазуренко и другие, а также уполномоченные Центрального правительства по заготовкам продуктов; посланцы ЦИК I созыва Б. Синами, Ю.П. Мазуренко, И.Тесленко, А.С. Локерман, А.Ф. Сухов, А.Г. Сахранов. Более 20 государственных деятелей прибыли на Дон после октябрьского вооруженного восстания в Петрограде (среди них П.Н. Милюков, П.Б. Струве, М.В. Родзянко, В.М. Алексеев, Л.Г. Корнилов, А.И. Деникин, Б.В. Савинков и многие другие). Такого внимания со стороны Центрального правительства, государственных деятелей России, игравших важную роль в государственном управлении, командующих российской армией не удостаивался ни один регион страны.

    Исследователи больше писали о героях революции, о диктатуре генерала Каледина, и меньше уделяли внимания раскрытию истории управления Донской областью через показ конкретных лиц, государственных деятелей, действовавших здесь в то время. Из поля зрения историков государства и права совсем выпало то обстоятельство, что формированием нормативно-правовой основы местной власти на Дону занимались юристы-профессионалы, высшие должностные лица. Диссертант приводит данные о более чем 30 таких специалистах буржуазного права (М.С. Аджемов, А.С. Альперин, П.М. Агеев, А.И. Автономов, В.А. Алексеев, И.А. Буданов, Ф.Ф. Борисенко, П.М. Берман, А.Д. Бердычевский, В.М. Бухштаб, А.С. Безчинский, В.Н. Бурцев, Б.С. Васильев, ЭФ. Витковский, Верховский, Вилков, П.В. Генералов, А.С. Держанов, В.Ф. Зеелер, Л.В. Зверев, И.М. Знаменский,

    3

    К.П. Калюгин, П.П. Казмичев, Г.Л. Карякин, Н.М. Мельников, С.А. Малиновский, В.Д. Манохин. В.И. Матвеев, П.И. Никольский, А.И. Петровский, Н.Е. Парамонов, П.С. Петренко, М.Б. Смирнов, Г.А. Сальский, Б.Н. Уланов, С.Я. Харитонов, Г.Х. Челхушьян, И.И. Шик и другие).

    Донская область была уникальным регионом с точки зрения наличии здесь специфических органов власти и управления (казачий круг, Войсковое правительство, областной военный комитет и др.), а также особенностей юридического регулирования властных отношений через систему нормативно-правовых актов особого характера - постановлений I, II и III Больших Войсковых кругов (май-июнь, сентябрь, декабрь 1917г.), Малого Войсковою круга (август 1917г.), Чрезвычайных казачьих кругов (в январе и феврале 1918г.). Эти документы, а также воззвания, обращения и декларации властей не изучались учеными-юристами с точки зрения их роли как нормативных актов, регулирующих процесс формирования здесь местной власти и управления.

    Таким образом, научная актуальность темы и определяется необходимостью создания объективной, непредвзятой концепции становления новой государственности в 1917г. в специфических условиях казачьей области посредством изучения системы и структуры местной власти в ОВД, статуса этой власти, закрепления его в нормативно-правовых актах, анализа правовых форм и процедур ее осуществления.

    Методология.

    1. Теоретическую основу исследования составляют положения и выводы, сформулированные в отечественной государственно-правовой и историко-правовой науке. Привлечены материалы по русскому

    4

    государственному праву[4], административному праву[5], по истории и теории местного самоуправления России[6] и зарубежных стран[7].

    В данном исследовании принимается во внимание один из общепризнанных в российской юридической литературе признаков государственной власти - принадлежность ей «принудительного властвования», «проявление господствующей в государстве единой воли»[8]. Используется и вывод отечественной элитологии, что человек в системе власти и управления - это специалист по управлению государственной машиной, который обладает опытом общения с властью, способен руководить и в правительстве, и в административных структурах[9].

    Рассмотрение местного самоуправления на казачьем Дону основывалось на выработанных отечественными и зарубежными правоведами и историками положениях: самоуправляемое общество является совокупностью множества саморегулируемых ассоциаций и общин. Практика самоуправления - необходимая основа демократии; первоначальным источником власти является отнюдь не государство в лице своих представительных органов, а индивиды, добровольно объединяющиеся с другими на основе своих «неотчуждаемых прав» и сами управляющие своими делами.

    Автор использовал основные положения государственной теории са-

    5

    моуправления (основана Р. Гнейстом, А. Штейном)[10]. Вместе с тем самоуправление рассматривается в работе как развивающееся явление, возникшее применительно к России как элемент государственного управления, но имевшее тенденцию к перерастанию в относительно автономную систему местной власти.

    Применительно к Области Войска Донского 1917г. самым важным, исходным вопросом организации самоуправления было определение форм воз действия на процесс его становления Центральной властью, а также участия в нем местного населения, рождавшихся форм его правотворческой деятельности.

    2. Позиции и практические действия государственного деятеля оцениваются в диссертации в зависимости от того, насколько они соответствовали народным ожиданиям и меняющейся психологии масс, в какой степени конкретный политик владел умением использовать элементы традиционной политической культуры для решения конструктивных задач, стоявших перед страной. Такой подход представляется объективным[11]. Явления управленческого характера рассматриваются не статично, а в развитии, с позиций историзма.

    3. Автор стремился учитывать, что понятийный аппарат правоведов и историков Октября подвергается сегодня значительным изменениям. Противоборствующие силы 1917- 1920гг. наложили отпечаток и на многие понятия А.И. Деникин, например, понятие «мелкая буржуазия» идентифицирует с категорией «городская демократия»; понятие «демократизация армии» он

    6

    употребляет как синоним понятия «развал армии»[12] и т.д. Противостоявшие в 1917г. советским управленцам силы и в литературе 60-80-х годов квалифицировались как «враги народа», «прихвостни буржуазии» и т.д. Преодоление такого «классового антагонизма» в понятийном аппарате очень важно, и оно в настоящее время успешно осуществляется. Но существуют проблемы унификации категорий и в современных исследованиях, главным обратом нарождающейся актуальной тематики. Требуется уточнение понятий «местная власть», «местное управление», «местное самоуправление»[13]. Несовпадения в трактовках отражают сложность вопроса, особенно понятия «власть», которое при ближайшем рассмотрении становится проблематичным.

    В диссертации используются наиболее точные понятия, которые в литературе часто употребляются как синонимы. Так, явления стирания сословных различий и формирования на Дону организаций, объединяющих казачье и неказачье население, нами обозначаются понятием «общегражданские организации» (в литературе это явление обозначается самыми различными терминами: общесословный, бессословный, всесословный и др.).

    Диссертант обращается и к современным определениям местной власти: «... это обеспеченная необходимыми ресурсами, юридически оформленная система деятельности местного общества и граждан, а также создаваемых ими органов по осуществлению принадлежащих им прав, выражению и реализации местных потребностей и интересов»[14]. Становление такой власти,

    7

    как показывает данное исследование и подтверждает опыт различных стран, везде отражало процессы ее обособления, нарастающей автономности от центральной власти и внутренней дифференциации по видам, формам и процедурам осуществления.

    Степень изученности проблемы. Вклад в разработку истории формирования буржуазного государства в России после Февраля 1917 внесли Э.Н. Бурджалов, П.В. Волобуев, Г.А. Герасименко, Е.Н. Городецкий, О. Н. Знаменский, И.И. Минц, Е.А. Скрипилев, В.И. Старцев[15] и многие другие, в том числе и ученые дальнего зарубежья[16].

    Историей революционных событий правоведы не занимались, имеются только исследования историков. Литература о событиях 1917г. на Дону си ставила бы целую историческую библиотеку. Историографический анализ этой литературы осуществлялся по вопросам «освещения социально экономических и политических отношений в крае накануне Октября, классовой и сословной борьбы, национально-освободительного движения, тактики партийных организаций в борьбе за власть Советов»[17]. Достижения ученых

    8

    позволяют теперь сосредоточить внимание на исследовании таких проблем, которые еще не подвергались специальному изучению в историографическом плане. К такой проблеме относится концепция местной власти и управления на Дону в 1917г. Анализу подвергнуты прежде всего те работы, в которых тенденция деполитизации и деидеологизации устойчиво проявилась еще в условиях «застойного времени», именно в таких трудах затрагивались проблемы государственной власти, управления и местного самоуправления на Дону в 1917г.

    Опираясь на выводы отечественных ученых в области историографических исследований, диссертант использовал и достижения ученых стран дальнего зарубежья. Так, Т. Болл и его единомышленники, исследуя проблему власти, делают акцент на «коммуникативном аспекте власти», взаимодействии ее институтов и людей их возглавляющих, подчеркивают, что насилие это вовсе «не применение власти, а ее отсутствие»[18]. X. Аренд отмечает, что власть вовсе не является достоянием одного отдельного человека, а принадлежит только группе людей, действующих совместно. «Власть, - писала она, - означает способность человека не столько действовать самому, сколько взаимодействовать с другими людьми. Власть не является собственностью одного индивида - она принадлежит группе до тех пор, пока эта группа действует согласованно»[19] Такой подход нацеливает на изучение деятельности всех властных институтов, сложившихся после Февральской революции, в том числе и на Дону.

    Определенный вклад в разработку проблемы внесли историки политических партий в России. В работах Х.М. Астрахана, К.В. Гусева, И.И. Минца,

    9

    Л.М. Спирина, В.В. Комина[20] и других рассмотрена история важнейших политических партий в тесной связи с историей борьбы классов за власть. Влияние названных трудов на регионы было огромным. На Дону стали публиковаться отдельные статьи, монографии и крупные комплексные работы, появились первые диссертации[21]. В работах К.К. Кириенко и В.И. Сергеева впервые в исторической литературе установлен пофамильный партийный, социальный состав и социальная опора Донского объединенного правительства.

    Определенные достижения имелись и в разработке истории становления советской государственности, советского типа управления[22].

    К специальному анализу истории Советского Дона исследователи впервые обратились в конце 50-х гг[23]. В монографии В.Н. Сергеева показан процесс организации Советов в Донской области и борьба политических партий в них в марте-октябре 1917г. Впервые в исторической литературе названы все компоненты демократической системы управления, выявлены

    10

    около 200 фамилий участников советского строительства с указанием рода их деятельности[24].

    В кандидатской диссертации И.Г. Брызгаловой «Формирование и деятельность местных органов власти на Дону и Северном Кавказе весной 1917» Советы как особая власть не вычленяются, а включаются в единую систему власти, сложившуюся на Дону весной 1917г. Автор развивает положение о том, что противоречия в регионе весной 1917г. «были менее напряженными, чем в Центре России», и это «обусловило первоначально вполне мирное принятие регионом революции». Историографический анализ исследований о Советах Дона в 1917г. показывает, что их авторы отказались рассматривать Советы изолированно от других институтов власти. Была намечена проблема комплексного изучения всех властных структур казачьей области.

    До настоящего времени нет специальных исследований по истории возрожденного казачьего круга, а между тем историю власти, местного самоуправления в 1917г. в области, обстановку на Дону в целом нельзя понять без изучения его работы (Большой Войсковой круг в 1917г. собирался три раза: 26 мая - 18 июня; 5-14 сентября; 2-13 декабря; Малый Войсковой круг -2-7 августа). Исследователи не учитывали юридического значения нормотворческой деятельности Большого Войскового круга, рассматривали его работу лишь как направленную на поддержку Временного правительства и мобилизацию казачества на подавление революционного движения. Даже в публикациях 60-80-х годов содержалось много положений, пропитанных классовой ненавистью, антагонизмом, таких, например, как «главари донского контрреволюционного казачества», «антисоветская авантюра Каледина», «калединская клика», «агония калединщины», «разгром калединской аван-

    11

    тюры». Очищения научных понятий в исследовательской литературе впереди.

    В научной литературе почти не затрагивалась тема перехода от централизованного государства к федеративному в связи с утверждением само управления на Дону. Д.С. Бабичев пишет о федерализме следующее. Казачество выдвинуло на Круге предложение об организации государства на принципе федерализма. Казачий федерализм рассматривался как наиболее удобная форма объединения казачьей контрреволюции в Российском масштабе[25] Необходимость преодоления такого одностороннего подхода очевидна, что проявилось в новейших исследованиях[26].

    Таким образом, в отечественной историографии специально не изучалась история казачьих кругов, как органов реальной власти, их деятельное п. в 1917- 1920гг. Это обедняет государственно-правовую и самоуправленческую историю Донского края. Рассмотрение проблемы с позиций не только классового, но и цивилизационного подхода позволяет выявить не одни лишь противостояние общественных классов и групп, но и сферу взаимодействия на базе общечеловеческих ценностей, область социально-культурного и консенсуса. Такой подход позволяет разносторонне показать возрождение-самоуправления, реальное значение казачьего круга в демократизации жизни на Дону.

    История общественных исполнительных комитетов в казачьих областях юга, как специфических органов властною не давнего времени специально не изучалась. Отказ от анализа названного института объясняется тем, что в трудах В.И. Ленина «нет сущностной оценки этого института». Кроме того

    12

    были историографические сложности по вопросу об общественных исполнительных комитетах. Долгие годы «историки рассматривали революцию 1917г. в упрощенном виде, как противоборство пролетариата и буржуазии». Поэтому место и роль средних слоев, а общественные исполнительные комитеты и являлись преимущественно их органами, долгие годы не исследовались. Многие ученые отказывали мелкобуржуазной демократии в представительстве одновременно и наряду с пролетариатом и буржуазией. Не удивительно, что «организации и учреждения, возникшие на этой основе, приписывались или революционно-демократическому или буржуазно-помещичьему лагерю». Из-за ложной методологической посылки исполнительные комитеты утратили статус самостоятельного общественно-политического института, они были устранены с политической арены и в итоге превратились в одно из тех самых «белых пятен» в истории, которые только теперь приходится заполнять конкретным изображением»[27].

    Значительный вклад в разработку этого вопроса на общероссийском материале внесли в 80-е годы A.M. Андреев, в 90-е годы - Г.А. Герасименко[28] и др. Исследование же этой проблемы в региональном аспекте, в частности, на Дону и Северном Кавказе еще впереди. Представляет интерес анализ специфики этого региона. Исполкомы были здесь бессословными, общегражданскими органами власти, выражавшими стремление населения к гражданскому миру, к «средней» линии в революции, к чисто человеческому протесту против гражданской войны.

    Первые упоминания об этом институте власти на Дону относятся к 60-м годам, когда B.C. Панченко и Я.Н. Раенко. Л.И. Берз и К.А. Хмелевский

    13

    привели некоторые данные о создании Донского исполнительного комитета.

    В работах Ю.К. Кириенко, В.Н. Сергеева и некоторых других авторов начато исследование исполкомов в региональном разрезе. Однако изучался главным образом сам факт их возникновения в казачьем крае, их социальные основа, состав, структура. Однако место и роль этого общественно-политического института на разных этапах революции не рассматривались. Всесторонне не исследованы их численность на разных этапах революции, структура, нормы представительства, социальный и партийный состав в динамике, лидеры, материальная база, нормативно-правотворческая деятельность, их взаимоотношения с казачьим кругом, войсковым правительством, с одной стороны, Советами - с другой.

    Громадный фактологический материал о тех или иных элементах системы власти получил отражение в работах А.И. Козлова, А.В. Венкова, В.П. Трута, Е.М. Трусовой, Л.А. Этенко[29] и других.

    Таким образом, анализ научной литературы свидетельствует, что проблема государственно-правового оформления и осуществления местной власти и управления Области Войска Донского в 1917г. не была предметом специального исследования, она лишь попутно затрагивалась в ряде трудов. Их авторы воссоздали социально-экономические отношения на Дону, историю межпартийной борьбы, Советов, профсоюзов. В целом исследования характеризовались политизированным подходом, но в трудах ученых развивалась и тенденция к деполизации особенно в 60-е - начале 80-х годов, что позволило наметить к разработке проблему местной власти на Дону в 1917г. И все

    14

    же необходимо признать, что задача изучения всех элементов системы власти, первых шагов на пути к ее децентрализации и переходу к федерации, пока не ставилась. Всесторонне не рассмотрена история казачьего самоуправления (хуторское, станичное, окружное, областное), деятельность аппарата власти Временного правительства на Дону (комиссары, комитеты общественных организаций), практика управления казачьими и неказачьими воинскими соединениями со стороны Областного военного комитета. Проблема власти упрощенно сводилась к диктатуре генерала A.M. Каледина, тогда как на самом деле областью управляла административно-управленческая элита, в том числе юристы-профессионалы. Политическая линия Временного правительства по отношению к Донской области объективно не исследована.

    Объект исследования - процесс формирования местной власти на Дону в 1917г. как системы, ее нормотворческая деятельность, характер и содержание общественно-правовых отношений в ходе устранения старой администрации и становления новой, начало перехода от унитарной государственности к федеративной.

    Предмет диссертационного исследования - общие закономерности и особенности становления местной власти на Дону, ее структура, статус, правовые формы и процедуры осуществления, преобразование как государственно-правового и самоуправленческого института, анализ нормативно-правовых актов Временного правительства и органов власти ОВД, постановлений казачьих кругов, деклараций, накатов, инструкций, воззваний и обращений различных органов местной администрации, рассмотрение содержащихся в них моделей организации.

    Хронологические рамки диссертации - март 1917 - февраль 1918г. в историко-краеведческой литературе уже установились. В этот период про-

    15

    цесс формирования власти на Дону прошел путь от событий февральско-мартовской 1917г. революции до образования Донского Объединенного правительства 5 января 1918г. и его распада в феврале 1918 г. Рассматриваемый период, таким образом, имеет также четкие границы отсчета: он начинается с Февральской революции, начала формирования центральной и местной власти, и завершается сменой управленческих элит в феврале 1918г. - уходом калединской администрации и приходом номенклатурной партийно-советской.

    Цель работы - изучить нормативные акты Центральной власти и нормотворчество органов власти на Дону в специфических условиях крупной казачьей области, процесс формирования здесь государственного управлении и местного самоуправления и выявление реальных возможностей создания оригинальной структуры местной власти и ее основы - местного общества во главе с административно-управленческой элитой юристов-профессионалов

    Задачи исследования:

    1. Провести историографический анализ степени изученности проблемы строительства государственной власти, управления и местного самоуправления на Дону в исторической и историко-правовой литературе.

    2. С объективных позиций изучить нормативно-правовые документы, а также иные документы по вопросам, относящимся к предмету диссертационного исследования, дать современную интерпретацию самых разнообразных исторических источников как известных, малоизвестных, так и впервые выявленных автором.

    3. Осветить содержание программных установок Центральной власти, политических партий по вопросу строительства новой российской государственности, управления и местного самоуправления накануне и в ходе Фев-

    16

    ральской революции, их роль в управлении Областью Войска Донского в 1917г.

    4. Проанализировать комплекс нормативных актов по управлению Донской областью в 1917 г. и дать им юридическую оценку. Показать закрепленную в них структуру, статус, юридические формы и процедуры деятельности органов местной власти на Дону.

    5. Изучить процесс формирования всех элементов местной власти в ОВД.

    6. Проследить реализацию Временным правительством целенаправленной управленческой линии воздействия на социально-экономические и политические процессы на Дону в 1917г. Пофамильно установить всех посланцев Временного правительства на Дону, их должностное положение и характер практических действий, как важный компонент государственно-правового развития Донского края.

    7. Исследовать особенности либеральной модели государственного строительства в регионе, стремление Временного правительства и правящей партии кадетов поддержать дореволюционное казачье право на землепользование, укрепить его реальную власть на Дону в целях поддержания служилой годности казачества, упрочения стабильности в регионе, развития законотворческого процесса, укрепления экономической основы децентрализации власти, казачьего федерализма.

    8. Изучить разнообразные формы участия населения ОВД в управлении.

    9. Показать стремление партий, организаций и учреждений преодолеть дефицит в обеспечении органов местного самоуправления кадрами необходимой квалификации, адаптированными к новым условиям.

    17

    10. Исследовать деятельность высших должностных лиц в управлении, дать характеристику административно-управленческой элиты ОВД, установить ее персональный состав.

    11. Раскрыть причины и сам процесс нарастания размежевания в административно-управленческой элите, показать ее раскол и гибель в январе-феврале 1918г.

    Характеристика источников. Отбор и анализ источников по истории государственно-правового развития Донской области в 1917г. еще не производился. Источники классифицируются по видам, происхождению и способам фиксации материала. Интерпретация документов осуществлялась автором с деполитизированных методологических позиций.

    1. Нормативно-правовые акты. Среди них важное место занимают документы дореволюционной власти. Представление о дореволюционном устройстве военного и гражданского управления крупнейшей казачьей области дают подготовленные Государственным советом Положения 1835 и 1891 годов[30]. Сопоставление этих документов с нормативно-правовой базой управления Доном 1917г. позволяет видеть коренные изменения в управлении, его демократизацию и деконцентрацию власти.

    Многочисленные Постановления и Указы Временного правительства, его обращение к населению Дона в апреле 1917г. содержатся в официальных его изданиях[31]. Этот источник дополняется документами и материалами органов власти Временного правительства в его «будничном виде» на Дону[32].

    18

    Привлечены документы современной государственной власти России, отражающие ее стремление к возрождению старинных управленческих традиций казачества, его государственной службы[33].

    2. Документы и материалы правящих политических партий. Это сборники программ партий[34], стенограммы и протоколы конференций и съездов. Представление о курсе реформ, проводившимся правящими партиями, можно составить по документам правящей в марте-октябре 1917г. партии конституционных демократов[35] и их партнеров по блоку - партий демократического социализма[36]. Влияние «левого блока» в правительстве В.И. Ленина на управленческие процессы в регионе можно проследить по документам партий большевиков[37]и левых эсеров[38].

    3. Произведения государственных и общественных деятелей. Работы министров Временного правительства, близко стоявших к ним лидеров

    19

    политических партий[39], в том числе и их местных организаций[40], военных[41] (особенно побывавших в 1917-1918гг. на Дону) критически использовались в данном исследовании. Главным методом критического анализа было сопоставление данных, почерпнутых из произведения того или иного участника событий, с другими документами, отражающими существо того или иного явления.

    4. Периодическая печать содержит уникальный материал для раскрытия истории влияния Временного правительства на социально-экономические и политические процессы в Донской области, развитие местной власти как таковой[42]. Неплохо сохранилась печать Дона.

    «Вольный Дон» (1917-1918гг.) - орган Донского исполнительного комитета (далее сокращенно ДИК), а затем Войскового правительства. Газета содержит стенограммы пяти казачьих кругов и многих заседаний. Значение этих документов трудно переоценить. «Казачий субъективизм» прекрасных

    20

    журналистов «Вольного Дона» можно «подправить» через критическое осмысление сопоставлений данных этой газеты с отчетами о работе круга в других газетах, например, «Приазовском крае», воспоминаниями участников круга и другими документами.

    Орган партии кадетов «Ростовская речь», которая издавалась членом ЦК партии кадетов, уроженцем Дона В.А. Харламовым, поместила выступления в Новочеркасске, Ростове, Таганроге видных государственных деятелей того времени (Ф.И. Родичев, М.С. Аджемов, А.И. Шингарев, С.Н. Прокопович и др.). Полный газетный текст их выступлений извлечен нами и оформлен как приложение к представленному исследованию. Речи изучены предельно объективно, многие их материалы впервые вводятся в научный оборот, дают наглядное представление о политической линии правящей партии в стране и ОВД.

    Газеты политических партий демократического социализма, которые также являлись правящими, позволяют раскрыть форму участия населения в местном самоуправлении, их борьбу за демократизацию управления Доном, формирование общегражданской власти[43].

    Документы большевистской газеты[44] подтверждают, что без развитой способности к самоорганизации масс, умения осуществлять контроль над властвующей элитой общество становится плутократическим источником всеобщей опасности.

    5. Документы Донского казачества, отражающие его историю в 1917г. и современное движение за возрождение казачества.

    21

    Постановления пяти казачьих кругов[45]. Казачьи круги рассматривали кардинальные вопросы жизни казачества. Эти постановления отражают: государственную линию Временного правительства, проблемы формирования общегражданской власти, вопросы хозяйственной жизни общества. Привлечены документы Войскового казачьего круга[46] более позднего времени: Положение о Войсковом круге, Основные законы Всевеликого Войска Донского (май 1918г., круг спасения Дона). Однако всестороннее изучение их позволяет глубже понять проблему казачьего федерализма. Всесторонне изучены документы общероссийских съездов казачества (март - Петроград, июль -Петроград, октябрь - Киев - Новочеркасск), которые позволили проследить участие донцов в их работе, процесс формирования государственной службы казачества.

    6. Сборники документов[47], хроники[48], опубликованные в 30-х начале 80-х годов, содержат документальный материал, подобранный составителями, который характеризует в основном борьбу рабочего класса и его партии, отражает расстановку классовых и партийных сил на разных этапах ре-

    22

    волюции. Односторонность подобранных материалов была замечена уже в 60-е годы. Так, К.А. Хмелевский, оценивая «хронику» Я.Н. Раенко указывал на значительный охват газетных источников, но считал эту работу примером не правильного подхода к отбору источников[49]. Тенденция показа лишь сил революции и отказ от представления комплекса документов, отражающего действия всех институтов властных структур, классов и партий, утвердилась особенно при составлении всевозможных хроник [50]. Подготовка к публикации документов, хроник событий, всесторонне отражающих жизнь населения, борьбу за рациональное управление краем, впереди.

    7. Воспоминания деятелей Временного правительства, руководителей политических партий[51], военных[52], рядовых участников событий[53]. Управленцев революционной поры неуместно однако судить по взаимным оценкам и тем более по самооценкам. Но в воспоминаниях содержатся уникальные данные о явлениях и событиях, участником которых был автор, что дает направление дальнейшего поиска документов, сопоставления сведений мемуариста с данными другого источника.

    23

    8. Документы четырех архивов: Российского центра хранения и изучения документации новейшей истории (РЦХИДНИ), Государственного архива Российской Федерации (ГАРФ) и их региональных отделений в Ростове-на-Дону (ЦХИДНИРО, ГАРО). В РЦХИДНИ отложились материалы правящих политических партий, вырабатывающих внутриполитический курс, воздействующих на процессы их реализации. В ГАРФ собраны документы в фонде канцелярии Министра-председателя, министерств Временного правительства (военного, внутренних дел и др.), позволившие полнее раскрыть целенаправленное воздействие Правительства на решение проблем Области Войска Донского. В названных фондах хранятся телеграммы и письма с мест, содержащие сведения о формировании местной власти. Однако самыми весомыми для раскрытия темы были документы фондов 1255-Войсковое правительство Области Войска Донского; Ф. 1256 - Объединенное правительство Дона; ф. 6978 - ЦИК 1-го созыва. Они почти сплошь исходят от власти, от управленческих структур.

    Научная новизна состоит в доказательстве, что в 1917г. Доном управляла административно-управленческая элита, ядро которой составляли более 30 юристов-профессионалов-знатоков буржуазного права, сформировавших правовую основу местной власти - более 200 постановлений круга, наказов, инструкций, а также множество деклараций, воззвания и обращения, демократическое Областное объединенное правительство.

    1. Постановления кругов, декларации и воззвания местной власти рассматриваются как нормативно-правовые акты, и программные документы, регулировавшие строительство местной власти в Области Войска Донского.

    Определена система органов местной власти, формировавшаяся в процессе становления демократической процедуры выборов, проанализированы нормативные акты закреплявшие эту систему, обоснована тенденция развития местной власти как общегражданской.

    24

    2. В научный оборот введено понятие Донская административно-управленческая элита, собраны и приведены сведения о ее деятелях, дана исторически достоверная характеристика более 100 управленцев.

    З.Осуществлен научный анализ деятельности министров Временного правительства на Дону, выявлены и приведены в Приложении тексты их речей в ОВД.

    4. Реформа власти на Дону, осуществленная местной управленческой элитой, характеризуется как составная часть административно-управленческой реформы, проводившейся Временным правительством в стране.

    5. Антимонархическая коалиция всех демократических сил, организационным воплощением которой было более 300 комитетов общественных организаций, характеризуются как общегражданская власть, которая стремилась согласовать несовпадающие интересы сословий и классов и погибла от ударов слева (Советы) и справа (казачий Круг, Войсковое правительство). Вскрыта и другая причина гибели, коренящаяся в самих должностных лицах их возглавлявших - европейское доктринерство, «заносчивость молодости», разрыв слова и дела у их руководителей.

    6. Выявлены данные о деятельности на Дону многих эмиссаров Временного правительства, а также более 20 депутатов Государственной думы по согласованию и сбалансированию различных компонентов системы власти.

    7. Показано строительство государственности на Дону как федеративного образования в системе Юго-Восточного Союза - аргумент в изучении становления нового государства в России.

    25

    8. Исследован комплекс причин размежевания населения и раскола управленческой элиты в январе-феврале 1918г. и показана главная из них -начало гражданской войны.

    9. Выполнен анализ литературы с точки зрения изученности истории государственного управления и местного самоуправления ОВД, осуществлена критика источников с деидеологогизированных методологических позиций. Выделены базовые вопросы проблемы.

    Апробация работы. Основные положения и выводы были изложены в докладах на научных конференциях и симпозиумах в Северо-Кавказской академии государственной службы (СКАГС) в Ростове-на-Дону: «Государственное управление: проблемы теории, истории, практики, преподавания» (1993г.); «Рациональность и государственное управление» (1994г.); «Проблемы легитимации власти и социальное управление» (1996 г.); «Политико-административная элита и государственная служба в системе властных отношений» (1996 г.) и других. Диссертация обсуждалась на кафедре теории права и гражданско-правовых дисциплин СКАГС.

    Практическая значимость работы. Материалы диссертации используются в читаемых автором в Северо-Кавказской академии государственной службы учебных курсах: «Муниципальное право», «Государственное и муниципальное управление», «История государства и права России» и других. Представляет интерес при комплектований новой современной библиографии, составлении программы спецкурса и методических рекомендаций для студентов. В связи с воссозданием государственной казачьей службы и перенесением в Новочеркасск центра движения за возрождение современного казачества может быть использована практическими работниками органов государственной власти и управления региона, организаторами движения казачества.

    26

    Структура диссертации: введение, три главы, заключение, список источников и литературы. Имеются приложения, в составе которых сведения о руководителях местной власти и управления, деятелях атаманской власти и управления, государственных деятелях - лидерах партии конституционных демократов, государственных деятелях, входивших в партии умеренных социалистов, лидерах левой оппозиции казачьего круга, идеологах и руководителях казачьих органов власти и управления; приводятся газетные отчеты речей министров: А.И. Шингарева, С.Н. Прокоповича, МИ. Скобелева, видных государственных деятелей Ф.И. Родичева, М.С. Аджемова, В.А. Харламова и др.

    Во введении обоснованы актуальность темы, методология, произведен историографический анализ исследовательской литературы, дана характеристика источников, определены цель и задачи исследования.

    В I главе «Теоретические и политико-нормативные основы строительства местной власти в 1917г.» показано, что произведения правоведов, Программа Временного правительства начала марта 1917г. так же как и программы правящих партий, предусматривали распространение местного самоуправления на все губернии России, в том числе и на ОВД, проведение демократических выборов в эти органы, их возрастающее значение в решении местных дел. На большом фактическом материале исследуется роль мартовского 1917г. общероссийского казачьего съезда в организации самоуправления. Сделан вывод, что властям на местах наряду с проблемами местного самоуправления предстояло решать вопросы, поставленные Центральным правительством: проводить амнистию, отменять сословные ограничения, ликвидировать полицию и т д.

    В главе доказано, что в документах Правительства и правящих партий обоснована теория децентрализации Российского государства, перехода от

    27

    централизованного государственного управления к федеративному. Реализация этого замысла предполагала всестороннее развитие местной власти, прежде всего местного самоуправления, принятия местных нормативно-правовых подзаконных актов как общего и ограниченного, так и исключительного действия. Диссертант пришел к выводу, что политико-нормативные документы того времени, как показано в главе, подчеркивают недопустимость противоречия местных законов общегосударственному законодательству. Центральная власть и правящая партия кадетов стали на защиту казачьего землепользования, которое было основой стабильности, поддержания служилой годности казачества, развития законотворческого процесса, являлось экономической базой децентрализации власти и управления.

    В главе анализируется политико-нормативные документы: декларация Временного правительства от 2 марта 1917г., резолюция 8 съезда партии кадетов, состоявшегося 9-11 мая 1917г., (такие ее разделы, как «Вопрос об автономии и правах национальностей», «Главные основания земельной реформы» и др.): III съезда партии эсеров, состоявшегося 25 мая - 4 июня 1917г. («Об отношении к Временному правительству», «По аграрной политике», «По муниципальной политике и др.); Всероссийской конференции меньшевистских и объединенных организаций РСДРП, состоявшейся 7-12 мая 1917г. («Резолюция о Временном правительстве», «Резолюция об отношении к Советам рабочих и солдатских депутатов», «Тезисы по докладу об участии в выборах местного самоуправления» и др.). В первой и последующих главах прослеживается специфика либеральной модели федеративного устройства казачьих областей. Из документов явствует, что кадеты делали акцент на унитарном характере развития России, не принимали политического самоопределения и принципов федеративного устройства страны. Однако они поддержали казачье самоуправление, идею казачьего федерализма и воплоще-

    28

    ние ее в Юго-Восточном Союзе[54]. Занимая высшие должности в аппарате местной власти, они активно вмешивались в процесс государственного строительства в регионе в роли регуляторов процесса и даже арбитров.

    Во II главе «Начало формирования органов государственной власти, управления и местного самоуправления на Дону весной 1917г.» изложена история формирования власти как системы, анализируется структура этой власти, прослеживается закрепление ее статуса в нормативно-правовых актах. Приоритетным по юридической силе являлись Указы, Постановления и Воззвания Временного правительства, например «Обращение к населению Области Войска Донского»[55]. Последнее закрепляет преимущества казачества в землепользовании, должностные обязанности руководителя местной власти - правительственного комиссара ОВД М.С. Воронкова.

    Объективно рассмотрена роль военного министра А.И. Гучкова в становлении местной власти в ОВД, возрождении казачьих традиций в управлении, восстановлении казачьих кругов, съездов и рад, улучшении самоуправления и облегчения военной службы казаков (его приказы от 14 и 18 марта 1917г.). Проанализированы также и его наказ казачеству Дона и позиции по конкретным вопросам власти и управления, изложенные в нескольких телеграммах марта 1917г. председателю ДИК А.И. Петровскому, и.о. областного атамана Е.А. Волошинову.

    Во второй и в третьей главах содержится анализ правовых форм осуществления местной власти (инструкции, наказы, приказы, обращения, воззвания), конкретно показаны процедуры реализации власти на местах (прямая и обратная связь учреждений и их руководителей с Цен-

    29

    тральным правительством: обмен телеграммами, посылка делегаций, курьеров и др.); рост взаимодействия внутри системы властных структур, показан демократический избирательный процесс, его организация, обмен делегациями, посылка эмиссаров на места и др.).

    Показан дальнейший подъем активности местного общества - основы местной власти (деятельность крупных, средних, мелких и мельчайших союзов, организаций, объединений, профсоюзов). При необходимости рассматривались и позиции политических партий. Затрагивая вопрос о политических партиях, диссертант исходил из того, что деятели правительственных либеральных и умеренных социалистических партий занимали высшие должности в аппарате местной власти, а сами партийные организации давали ориентиры деятельности этой власти, принимали важные политико-нормативные акты, общественная жизнь 1917г. была значительно политизирована.

    В главе анализируется деятельность правительственных комиссаров: депутата IV Госдумы М.С. Воронкова (областной комиссар), В.Ф. Зеелера (комиссар и градоначальник Ростова); комиссаров округов: войскового старшины П.К. Михайлова - Донецкий округ, войскового старшины К.П. Каклюгина - Сальский округ, полковника Л.И. Носова -Хоперский округ, члена окружного суда И.Н. Попова - Усть-Медведицкий округ, мирового судьи Н.М. Мельникова - 2-й Донской округ и других. Однако в центре главы деятельность органов народовластия - комитетов общественных организаций - опоры Временного правительства.

    Проанализированы нормативно-правовые документы Донского исполнительного комитета. Среди них инструкции, определявшие порядок образования комитетов общественных организаций на местах, их структуру и компетенцию как высших органов гражданского управления в области. В них

    30

    содержался ряд требований о соблюдении общегражданских демократических принципов формирования власти Временного правительства в казачьей области.

    Изучены и другие нормативно-правовые документы ДИК. Распространенной формой административной управленческой деятельности ДИК были воззвания к различным категориям населения, которые определяли характер политического момента, веление к осуществлению тех или иных действий, ограничение предполагаемого масштаба явления. Так, до середины марта 1917г. были приняты: «Воззвание к крестьянам», указывающее на необходимость созыва областного съезда и недопустимость самочинных захватов земли; «Обращение к гражданам Новочеркасска», запрещающее разрытие могил казненных по приговору военного суда (по подозрению населения в том, что казненные якобы не военные преступники, а подлежащие амнистии политические); «Обращение к населению», запрещающее гражданам «самочинно разоружать городовых»; «К офицерам и солдатам, гражданам и гражданкам области», разъясняющее порядок обеспечения населения продовольствием и др.

    Февральская революция положила начало радикальной перестройке власти и управления на Дону. Показано строительство аппарата власти Временного правительства во всех округах Дона. Гражданские комитеты, возникшие в марте, олицетворяли собой власть Временного правительства и выражали интересы буржуазно-либеральных кругов. Исследован процесс нарастания представительства населения в органах власти и преобразования гражданских комитетов в общественные комитеты, которые выражали уже волю прежде всего средних слоев населения городов и крупных населенных пунктов. Общественные комитеты являлись высшей общественной и административной местной властью и органом надзора за деятельностью всех

    31

    правительственных и общественных учреждений и лиц. Такие комитеты слали опорой деятельности руководителей местной власти - комиссаров Временного правительства (областного, города Ростова и окружных).

    Показано отношение Временного правительства к исполкомам. Осуществлен анализ документов, которые свидетельствуют о двойственном отношении этого правительства к комитетам общественных организаций. Дана классификация исполкомов по социальному и классовому составу как разнородных организаций. Среди них были: 1) исполкомы Усть-Медведицкого, Хоперского и других округов, населенных преимущественно казачеством и выражавших интересы средних слоев станицы, состоявших из фронтовиков и казачьей интеллигенции; 2) исполкомы крестьянских округов (Таганрогского и Ростовского), которые выражали интересы среднего крестьянства; 3) исполкомы городов Дона, выступавшие выразителями интереса средних слоев; 4) исполкомы со смешанным казачьим и неказачьим населением, деятельность которых была направлена на утверждение бессословной власти; 5) исполкомы горнопромышленных районов Дона, подчинявшиеся Советам, игравшие роль органов революционной власти рабочих и крестьян. Сделан вывод, что исполкомы не были органами власти буржуазии, а выражали интересы средних слоев города и деревни, являлись общегражданским институтом народовластия. Политическая линия Временного правительства по отношению к этим органам в период между февралем и октябрем 1917г. отличалась двойственностью в связи с противоречивостью исполкомов, их многоликостью и слабостью, а также сменой кабинетов самого Центрального правительства.

    В диссертации показаны судьбы этих органов народовластия, которые в большинстве своем к осени 1917 г. прекратили свое существование под ударами «справа» (роспуск их казачьим кругом в июне 1917г.) или «слева»

    32

    (поглощение их Советами в связи с овладением ими властными функциями и ростом советизации ОВД).

    Анализируется Постановление Временного правительства от 15 апреля 1917 г. «О производстве выборов гласных городских дум и об участковых городских управлениях»[56]. На большом фактическом материале освещается становление местного самоуправления, обновление городских дум посредством организаций довыборов новых гласных, а также проведения новых выборов всех муниципалитетов на основе названного выше Постановления Правительства. Обобщен значительный материал по истории самоорганизации казачества и крестьянства в марте-мае 1917г. (казачьи и крестьянские союзы) и роль в организации населения эмиссаров Временного правительства.

    Глава II завершается анализом работы казачьих органов самоуправления: апрельского 1917г. съезда. Большого казачьего круга (май-июнь 1917г.), создавших новую систему самоуправления на Дону и подготовивших кадры управленцев. Показана ошибочность выводов тех исследователей, которые писали о разрушении властной машины самодержавия, прослеживается преемственность в формировании новой системы управления с дореволюционной (отставка, а не удаление силой атаманов и других управленцев старого строя, сохранение специалистов муниципального управления и др.), приводятся данные о правительственной программе возрождения самоуправления у казачества. Выполнен анализ значительного материала работы апрельского съезда и 1 казачьего круга по формированию системы общественного казачьего самоуправления (областного, окружного, станичного и хуторского). Показаны избрание первого на донской земле

    33

    Войскового правительства, его социальный состав, а также зарождение идеи перехода от жестко централизованного управления Областью Войска Донского к федерации казачьих областей юга. Рассматривается ход выборов кругом центральной фигуры управления - областного атамана, главы правительства, которым стал делегат круга генерал A.M. Каледин (от 1-го казачьего полка, находившегося в Петрограде), старшин (министров) этого правительства и делегатов в Учредительное собрание.

    Исследована роль Советов как революционной власти рабочих и солдат. Изучены не только нормативно-правовые документы о создании этой власти (показана роль ревкомов как чрезвычайных органов, создавших советы, анализируется их программы), но и процедура осуществления этой власти. Всесторонне рассмотрены «Воззвания к рабочим», «Обращение к войскам», «Обращение к казакам и солдатам Ростовского гарнизона» и другие документы Ростово-Нахичеванского Совета, претендовавшего на роль руководителя Советов области[57].

    Затронута деятельность такого специфического органа управления, как Областной военный комитет. Он являлся властью и органом самоуправления казачьими и пехотными частями ОВД. Прослеживается его становление от военного отдела Донского исполнительного комитета (более 200 человек в марте 1917г.) до выделения в самостоятельный орган (в июле 1917г.) под руководством прапорщика В.А. Арнаутова (пехотная секция) и старшины Огрызкова (казачья секция). Показана роль военного комитета в урегулировании противоречий между пехотными и казачьими частями.

    Дана правовая оценка «Положения об общественном управлении ста-

    34

    ниц казачьих войск», Постановлениям I казачьего круга. Сделан вывод, что в результате административной реформы, проведенной Временным правительством и его властями на Дону в период с момента ухода старой власти (в марте) до прихода (в июле 1917г.) новой муниципальной администрации, сформировалась административно-управленческая элита Донской области. Выполнен анализ ее персонального состава и характеристика должностей - специалистов по управлению. Подчеркнуто, что управленческая элита не носила сословно замкнутого характера, а состояла из представителей казачьего и неказачьего населения. Помимо военных (атаманы, некоторые комиссары округов), ее ядро составляли более 30 юристов-профессионалов.

    Сделан вывод, что формирование местной власти весной - летом 1917г. происходило как составная часть процесса становления системы власти государственной. Местная власть в этот период не приобрела автономного значения, не сложилась в апробированную относительно самостоятельную систему. В условиях централизованного управления страной, в которой начали формироваться федеративные отношения, местная власть носила противоречивый характер, нашедший свое выражение в развитии от «власти на местах» к «местной власти», не получивший на данном этапе завершения.

    Глава III «Преобразование в системе власти на Дону и ее кризис»

    Центральный сюжет главы - взаимоотношения Временного правительства с местной властью Области Войска Донского.

    Впервые вводятся в оборот неопубликованные документы Правительства о государственном строительстве в ОВД[58]. Анализируя разнообразие форм управления Донской областью Центральным правительством, диссертант исследует вопрос о власти во взаимосвязи с вопросом о продовольствии, раскрывает деятельность в казачьем крае министров А.И. Шингарева,

    35

    М.И. Скобелева, Е.А. Прокоповича, направленную на решение продовольственной проблемы и формирование демократической областной местной власти (специально рассматривает работу межведомственной комиссии Временного правительства по этому вопросу).

    На большом фактическом материале вскрыты причины поворота Войскового правительства к обособлению Донской области, принятия антиправительственных решений (о невывозе хлеба с Дона, против образования здесь земельных комитетов и земства, отказ подчиниться требованиям правительства расследовать дело о корниловском мятеже и др.). Освящен в динамике процесс децентрализации власти, ее перераспределения от Временного правительства в пользу местных властей Дона, Кубани и Терека.

    Специальный параграф работы посвящен казачьему федерализму - новому этапу в строительстве государственной власти на юге России - этапу создания Юго-Восточного Союза казачьих областей. Установлены причины стремлений казачьих идеологов к федерации: сохранение служилой пригодности казачества, укрепление его экономической основы - права землепользования, демократической организации( самоуправление), развитие самобытной культуры казачества.

    Значительная часть главы содержит материалы о последнем этапе административно-управленческой реформы (октябрь 1917г. - январь 1918г.). В связи с Петроградским вооруженным восстанием, осуществленным под руководством большевиков, и ростом оппозиции Войсковому правительству на Дону последнее ускорило создание Донского объединенного правительства (5 января 1918г.). Диссертантом обобщен значительный фактический материал о деятельности министров Объединенного правительства по осуществлению его декларации от 5 января 1918 г. (освобождение арестованных в связи с гражданской войной и переговоры о прекращении кровопролития и

    36

    о снятии военного положения, контроле за деятельностью Добровольческой армии).

    В работе показано усиление размежевания населения ОВД, его причины и раскол управленческой элиты Дона. Проанализирована деятельность двух властей: Военно-революционного комитета в станице Каменской и Объединенного правительства.

    Освещается комплекс факторов, вследствие которых местная власть на Дону распалась и не была возрождена в будущем, вскрываются причины актуализации этой проблемы на исходе XX столетия.

    В заключении подведены итоги исследования, показано достижение его цели. Названы и охарактеризованы 4 этапа административной реформы на Дону в 1917-1918 гг.

    В приложении впервые приводятся неизвестные и малоизвестные дан-

    иые об управленцах Дона:

    1) о лицах атаманского управления 1917-1918 гг.;

    2) о государственных деятелях - лидерах партии конституционных демократов;

    3) о государственных и общественных деятелях, входивших в партии умеренных социалистов;

    4) о деятелях левой оппозиции казачьего круга;

    5) об идеологах и руководителях казачьих органов власти и управления;

    6) впервые даются полные тексты речей министров Временного правительства А.И. Шингарева, М.И. Скобелева, С.Н. Прокоповича; видных государственных деятелей М.С. Аджемова и Ф.И. Родичева.

    Содержание диссертации отражено в следующих основных публикациях:

    37

    1. Из истории государственного управления казачьими войсками // Государственное управление: проблемы теории, истории, практики, преподавания. Тезисы докладов и сообщений научно-практической конференции. Ростов-на-Дону, Северо-Кавказский кадровый центр, 1995. С. 103-105

    2. Рационализация государственного управления Россией в первый год Советской власти // Рациональность и государственное управление. Тезисы докладов регионального научного симпозиума. Ростов-на-Дону. Северо-Кавказская академия государственной службы (СКАГС) 1995 С. 118-120

    3. Общегражданские (бессословные) органы власти на Дону в 1917г. // Сборник научных работ аспирантов и молодых преподавателей. Часть I Общественные науки, изобразительное искусство. Ростов-на-Дону. Ростовский государственный педагогический университет РГПУ. 1995 С. 55-59

    4. Казачьи традиции управления и начало их восстановления на исходе XX в. // Сборник научных работ аспирантов и молодых преподавателей. Часть 1.Общественные науки, изобразительное искусство. Ростов-на-Дону. Ростовский государственный педагогический университет РГПУ. 1995. С. 75-82.

    5. Донское объединенное правительство в начале 1918г. ( проблема легитимации) // Проблемы легитимации власти и социальное управление. Тезисы докладов и сообщений научной конференции I февраля 1996г. Ростов-на-Дону, СКАГС, 1996. С. 129-135.

    6. Раскол управленческой элиты Области Войска Донского в конце 1917 - начале 1918гг. // Политико-административная элита и государственная служба в системе властных отношений. Выпуск 1. Ростов-на-Дону СКАГС 1996. С. 172-178.

    7. Власть и правительственные партии на Дону весной 1917г. // Местное самоуправление на Юге России и в республиках Северного Кавказа

    38

    Сборник тезисов научно-практической конференции 1994 и 1997гг. СКАГС. Ростов-на-Дону, СКАГС, 1997. С 72-77.

    8. Начало общегражданской власти на Дону (к 80-летию образования Донского Областного исполнительного комитета в марте 1917г.) // Северо-Кавказский юридический вестник. Научно-практический журнал. Ростов-на-Дону. №2. 1997. С. 218-234.

     



    [1] Краковский К.П. Судебная реформа в Земле Войска Донского. / Автореф. дис. канд. юрид. наук. Саратов, 1981.

    [2] Шилкина Е.Л. Власть и партии: органы городского самоуправления на Дону и Кубани (лето 1917 - лето 1918гг.). / Автореф. дис. канд. истории, наук Ростов-на-Дону, 1995.

    [3] Сенцов А.А. Февральская революция и буржуазное государство в России в 1917г. // Автореф. дис. докт. юрид. наук. М., 1989.

    [4] Градовский А.Д. Начало русского государственного права. Т. 1-3. Спб., 1883; Коркунов Н.М. Русское государственное право. Т. 1-2. Спб., 1914; Кокошкин Ф. Русское государственное право. Симферополь, 1918 и др.

    [5] Гессен В.М. Административное право. Спб., 1903; Бахрах Д.Н. Административное право. М, 1993; и др.

    [6] Кизеветтер А.А. Местное самоуправление в России. IХ-ХIХ ст. Исторический очерк. М, 1910.

    [7] Болл Т. (США). Власть // Полис, 1993, №5, с.36-93. См.,: Жуков Ж., Куценко В. Местное самоуправление: что есть что // Диалог, 1995, № 3, с. 11-26.

    [8] Коркунов Н.М. Указ. соч. Т.1, с.3-5.

    [9] Понеделков А.В. Элита. Ростов-на-Дону, 1995, с.5.

    [10] Коркунов Н.М.. Русское государственное право. Т.2. Спб., 1909, с.488-501.

    [11] Облонский А.В. Государственное управление и общественные ожидания //Советское государство и право, 1985, №1; с.3-11; Волобуев П.В., Булдаков В.П. Октябрьская революция: новые подходы к изучению //Вопросы истории, 1996, №5-6. с.31.

    [12] Деникин А.И. Очерки русской смуты //Вопросы истории, 1990, №7, с. 149, 150.

    [13] Шапсугов Д.Ю. Концепция местной власти //Государственное управление: проблемы теории, истории, практики, преподавания. Тезисы докладов. Ростов-на-Дону, 1993, с. 36.

    [14] Шапсугов Д.Ю. Местная власть в России и Германии. Кн. I. Ростов-на-Дону, 1994. с. 136.

    [15] Бурджалов Э.Н. Вторая русская революция. Москва, фронт, периферия. М., 1971; Волобуев П.В. Экономическая политика Временного правительства М., 1962; Герасименко Г.А. Первый акт народовластия в России. Общественные исполнительные комитеты (1917). М, 1992; Он же. Народ и власть. М., 1997; и др. Городецкий Е.Н. Рождение Советского государства. М., 1987, Знаменский О.Н. Всероссийское Учредительное собрание: история созыва и политического крушения. Л., 1976; Минц И.И. История Великого Октября М., Т. 1-3. М., 1967-1970; Скрипилев Е.А. Права человека, время трудных решений. М., 1991; Старцев В.И. Внутренняя политика Временного правительства. М., 1978; Он же. Революция и власть. М., 1978; Он же. Крах керенщины. Л., 1982; Токарев ЮС. Народное правотворчество накануне Великой Октябрьской социалистической революции (март-октябрь 1917г.),М Л ,1965

    [16] Карр Э. История Советской России. М., 1989; Рабинович А. Большевики приходят к власти, революция 1917г. в Петрограде. М., 1989; и другие.

    [17] Гугов Р.Х., Козлов А.И. Этенко Л.А. Вопросы историографии Великого Ок тября на Дону и Северном Кавказе. Нальчик, 1988.

    [18] Болл Т. Власть // Полис, 1993, №5, с.39.

    [19] Там же.

    [20] Комин В.В. Банкротство буржуазных и мелкобуржуазных партий в России в период подготовки и проведения Великой Октябрьской социалистической революции (март 1917 - январь 1918гг.). М., 1965; Минц И.И. История Великого Октября. М., Т. 1 - 1967; т.2 - 1968; т.З - 1973. Астрахан Х.М., Большевики и их политические противники в 1917г. Л., 1973; Гусев К.В. Партия эсеров. М., 1975; Спирин Л.М. Россия 1917г. М., 1987.

    [21] Брызгалова И.Г. Формирование и деятельность местных органов власти на Дону и Северном Кавказе весной 1917г. Автореф. дис. канд. историч. наук. Ростов-на-Дону, 1995; Шилкина Е.П. Власть и партии. Органы городского самоуправления на Дону и Кубани (лето 1917 - лето 1918гг.). Автореф. дис. канд. историч. наук. Ростов-на-Дону, 1995; и др.

    [22] Городецкий Е.Н. Рождение Советского государства. М., 1987; Андреев A.M. Советы рабочих и солдатских депутатов накануне Октября. М., 1967; Моисеева О.Н. Советы крестьянских депутатов в 1917. М., 1967; Минц И.И. История Великого Октября. М., 1967-1976. Т. 1-3 и др.

    [23] Серый Ю.И., Кузнецов В.И. Из истории Советов рабочих депутатов на Дону (март-октябрь 1917г.) //Учен. зап. Ростовского университета. Ростов-на-Дону, 1957. Вып.4.; и др.

    [24] Сергеев В.Н. Советы Дона в 1917г. Борьба партий в Советах между двумя революциями. Ростов-на-Дону, 1987.

    [25] Бабичев Д.С. Донское трудовое казачество в борьбе за власть советов. Ростов-на-Дону, 1969.

    [26] Кириенко Ю.К. Казачество в эмиграции: споры о его судьбах (1921-1945гг.) //Вопросы истории, 1996, № 10; и др.

    [27] Герасименко Г.А. Первый акт народовластия в России. Общественные исполнительные комитеты. М., 1992, с.4-5.

    [28] Андреев A.M., Местные Советы и органы буржуазной власти (1917). М., 1983. Герасименко Г.А. Указ. Соч., с.5-6.

    [29] Октябрь на Дону и Северном Кавказе. Ростов-на-Дону, 1977; Козлов А.И. На историческом повороте. Ростов-на-Дону, 1977; Трусова Е.М., Массовые организации трудящихся Дона и Северного Кавказа в феврале-октябре 1917г. Ростов-на-Дону, 1992; Казачий Дон. Очерки истории, ч. I-II, Ростов-на-Дону, 1995; Венков А.В. Антибольшевистские движения на юге России на начальном этапе гражданской войны. Ростов-на-Дону, 1995; и др.

    [30] Положение об управлении Донского Войска. Спб., 1835; Положение об общественном управлении станиц казачьих войск. Спб., 1881; О поземельном устройстве казачьих войск. Спб., 1869.

    [31] Вестник Временного правительства 1917г. Сборник Указов и Постановлений Временного правительства. Вып. 1. 27 февраля - 5 мая 1917г. Пг., 1917; и др.

    [32] Отчет о деятельности Донского комитета. Новочеркасск, 1917.

    [33] Сборник нормативных документов по российскому казачеству. М, 1996.

    [34] Сборник программ политических партий России. Спб., 1906; Программы политических партий России. Пг., 1917; и др.

    [35] Отчет Центрального Комитета конституционно-демократической партии (Партии народной свободы). Спб., 1907; Стенографический протокол заседаний VII съезда Партии народной свободы. Спб., 1917; Резолюция VIII делегатского съезда Партии народной свободы (9-12 мая 1917г. в Петрограде). Пг., 1917; IX съезд Партии народной свободы. Стенографический отчет. М., 1917; и др.

    [36] Всероссийская конференция меньшевистских и объединенных организаций РСДРП. Пг., 1917; Постановления объединительного съезда Российской социал-демократической рабочей партии. Рязань, 1917; Протоколы II съезда партии социалистов-революционеров. М, 1917; Краткий отчет о работе IV съезда партии социалистов-революционеров. Пг., 1918.

    [37] Седьмая (Апрельская) Всероссийская конференция РСДРП (большевиков). Петроградская общегородская конференция РСДРП (б). Август 1917; Протоколы. М., 1958; Протоколы Центрального Комитета РСДРП (б). Август 1917 - февраль 1918. М., 1958; Переписка секретариата ЦК РСДРП (б) с местными партийными организациями. Сб. док. Т.1-2. М., 1957.

    [38] Протоколы I съезда партии левых социалистов-революционеров (интернационалистов). М., 1918.

    [39] Милюков П.Н. История второй русской революции. Т. 1. София, 1921; Он же. Россия на переломе. Большевистский период русской революции. Т. 1-2. Париж, 1927; Кокошкин Ф. Русское государственное право. Симферополь. 1918; Керенский А.Ф. Дело Корнилова. М, 1918; Он же. Россия на историческом повороте //Вопросы истории, 1990- 1992гг.; Струве П. Размышления о русской революции. София, 1921; Суханов Н.Н. Записки о революции. Т. 1-4. М., 1996; Чернов В.М. Рождение революционной России. Париж-Прага-Нью-Йорк, 1934; Он же. Советы нашей революции //Год русской революции. М., 1918; и др.

    [40] Локерман А. 74 дня советской власти. Ростов-на-Дону, 1908; Коломийцев В. Диктатура большевиков. Ростов-на-Дону, 1918; Малиновский И. Учредительное собрание. Ростов-на-Дону, 1919; Гурвич С. Экономическое положение России. Ростов-на-Дону, 1919; Мазуренко С/П. Крестьянство в 1917 //Пути революции, 1927, №1; и др.

    [41] Деникин А.И. Очерки русской смуты //Вопросы истории, 1990-1995; см. подборку работ: Белоэмигранты о большевиках и пролетарской революции. Кн. 1-2. Пермь, 1990; От первого лица. М., 1990; и др.

    [42] Привлечены столичные газеты: «Вестник Временного правительства»; «Речь» (Орган ЦК партии кадетов); и др.

    [43] Рабочее дело (Орган Ростово-Нахичеванского комитета меньшевиков) -1917-1918гг.; Народная мысль (Орган народных социалистов г. Ростова) -1917г.; и др.

    [44] Наше знамя. Орган Ростово-Нахичеванского комитета РСДРП(б)) - 1917-1918гг.

    [45] Постановления Донского войскового круга. Первый созыв. 26 мая - 18 июня 1917г. Новочеркасск, 1917; Постановления Донского войскового малого круга. 2-7 августа 1917г. Новочеркасск, 1917; Постановления Второго Донского войскового большого круга. 5-14 сентября 1917г. Новочеркасск, 1917; Постановление Большого войскового круга Войска Донского третьего созыва. 2-13 декабря 1917г. Новочеркасск, 1917.

    [46] Сборник документов Донского войскового круга (1917-1920гг.). Ростов-на-Дону, 1992. Труды общеказачьего съезда с 23 по 29 марта 1917г. в Петрограде. Пг., 1917; и др.

    [47] Труды общеказачьего съезда с 23 по 29 марта 1917г. в Петрограде. Пг., 1917; и др.

    [48] Хроника исторических событий на Дону, Кубани и в Черноморье в 1917-1920гг. Вып. 1, 1939; Вып. 2, 1941; и др.

    [49] Пронштейн А.П., Хмелевский К.А. Донское казачество в Советской историографии // Вопросы истории, 1965, № 7, с. 75-84.

    [50] Летопись борьбы и побед. Ростов-на-Дону, 1984; и др.

    [51] Авксеньтьев Н. Большевистский переворот. Воспоминания // Отечественная история, 1992, № 5; Милюков П.Н. Воспоминания. М., 1990; Александр Иванович Гучков рассказывает // Вопросы истории, 1991, № 7-10; Чернов B.M. Перед бурей. Воспоминания. Нью-Йорк, 1953.

    [52] Лукомский Д.С. Воспоминания. Т. 1-2. Берлин, 1922; Брусилов А.А. Мои Воспоминания. М, 1963; Воспоминания А.И. Деникина, П. Краснова и др. см. в сборниках воспоминаний «От первого лица». М., 1990; Трагедия казачества. Воспоминания белых генералов. М., 1994; и др.

    [53] Кирпичев П. Третий Войсковой круг и вопрос о власти // Пролетарская революция на Дону. Сб. № 4. Ростов-на-Дону, 1924; Кудинов С.М. Этого не забудешь, Ростов-на-Дону, 1957; Зайцев И. 1917-1918 годы в Таганроге// Пролетарская революция, 1926, № 10.

    [54] См. резолюцию «О юридической природе Юго-Восточного Союза и отдельных его членов», принятую на Южно-Русской конференции кадетов в Ростове-на-Дону, проходившей 13-15 января 1918г.// Ростовская речь, 1918, 16 января.

    [55] Вестник Временного правительства. 1917, 8 апреля.

    [56] Сборник Указов и Постановлений Временного правительства. Вып. 1. 27 февраля - 5 мая 1917г. Пг., 1917, с. 163-184.

    [57] См.: «Призыв Совета рабочих депутатов с.г. Ростова и Нахичевани-на-Дону ко всем рабочим и работницам поддержать мероприятия Совета» от 12.03.1917г. // Борьба за власть Советов на Дону. Сборник документов, 1957, С. 48-50.

    [58] ГАРФ. ф. 1778 - Канцелярия министра председателя; ф. 1779 - канцелярия Временного правительства; ф. 1255 - Войсковое правительство ОВД.

Информация обновлена:21.09.2011


Сопутствующие материалы:
  | Персоны | Защита диссертаций 
 

Если Вы не видите полного текста или ссылки на полный текст книги, значит в каталоге есть только библиографическое описание.

Copyright 2002-2006 © Дирекция портала "Юридическая Россия" наверх
Редакция портала: info@law.edu.ru
Участие в портале и более общие вопросы: reception@law.edu.ru
Сообщения о неполадках и ошибках: system@law.edu.ru