Учиться в России!
Регистрация »» // Логин:  пароль:

Федеральный правовой портал (v.3.2)
ПОИСК
+ подробный поиск
Подняться выше » Главная/Все книги/

Источник: Электронный каталог отраслевого отдела по направлению «Юриспруденция»
(библиотеки юридического факультета) Научной библиотеки им. М. Горького СПбГУ

Организованное вымогательство :

АР
С217 Сафонов, В. Н. (Владимир Николаевич).
Организованное вымогательство : Уголовно-правовые и
криминологические аспекты : Автореферат диссертации на
соискание ученой степени кандидата юридических наук.
Специальность 12.00.08 - Уголовное право и криминология ;
Уголовно-исполнительное право /В. Н. Сафонов ; Науч. рук. С
. Ф. Милюков ; МВД России. Санкт-Петербургская академия. -
СПб.,1997. -26 с.-Библиогр. : с. 24 - 25.10 ссылок
Материал(ы):
  • Организованное вымогательство : Уголовно-правовые и криминологические аспекты
    Сафонов В. Н.

    Сафонов В. Н.

    Организованное вымогательство : Уголовно-правовые и криминологические аспекты : Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук.

    3

    ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

    Актуальность темы исследования. Уровень преступности в России, резко увеличившийся в конце 80-х годов, продолжает оставаться высоким. Характерной чертой криминальных изменений последних лет является не просто увеличение количества преступлений, а качественное изменение преступности.

    Общество, в котором еще менее десяти лет тому назад официально считалось, что "преступность... относится к числу затухающих явлений, ее коренные причины необратимо ликвидированы"[1], оказалось не готовым к адекватному восприятию и реагированию на складывающуюся криминальную действительность. Неготовность приобретала формы растерянности.

    Анализируя изменения преступности последних лет, вице-премьер правительства России, министр внутренних дел, генерал армии А.С Куликов констатировал, что за короткий период преступная среда сумела накопить ресурсный и функциональный потенциал, усилилась ее организованность. От разрозненных бандитских групп до интеллектуально и технически обеспеченных, хорошо законспирированных преступных сообществ - этот путь криминальный мир прошел в относительно короткий период[2].

    Известно, что неспособность общества к эффективному предупреждению и сдерживанию преступности - результат несбалансированности социально-экономической, законодательной, правоприменительной, политической и других сфер жизнедеятельности общества.

    Следует заметить, что государство предпринимало меры, направленные на борьбу с криминализацией общества. Но в силу ряда причин - непроработанности нормативных актов, зачастую приводящей к ошибкам и дающей возможность злоупотребления служебным положением некоторым должностным лицам, отсутствия необходимого процессуального и материального сопровождения - они не привели к ожидаемому результату.

    Атрофия правоохранительной деятельности дала основания для различных выводов. Практические работники, главным образом руководители, повсеместно проводили тезис о недостаточности правовой базы для борьбы с преступностью.

    Безусловно, нормативная база нуждалась в повышении ее эффективности, но часто за призывами по ее совершенствованию и описанием масштабов преступности стоит вуалирование неспособности либо нежелания работать, а также чисто меркантильные соображения: создание новых структур, введение новых должностей, повышение званий и зарплаты и т.п. Это приводит к

    4

    таким, например, ситуациям, когда в официальных отчетах фигурируют внушительные показатели о выявлении преступлений, из которых 20-30% - вымогательства, совершенные организованными группами, но ни одного уголовного дела этой категории расследованием не окончено и в суд не направлено.

    Принятие УК РФ 1996 года особо актуализирует проблему эффективности уголовного закона как компонента борьбы с преступностью.

    Одна из примет развития и распространения в России преступности как общеуголовной, так и организованной, - стремительный рост числа вымогательств, особенно групповых, среди которых наиболее быстро прогрессирует число вымогательств, совершенных организованными группами. Если до 1986 г. в России ежегодно совершалось чуть более 1 тыс. вымогательств, а организованные виды его практически не встречались, то в последние годы этот показатель составляет более 16 тыс. преступлений, а в 1996 г зарегистрировано уже 17169. Особенно резко прогрессировало организованное вымогательство. Следует учесть при этом высокую латентность этого вида преступлений. По некоторым оценкам, она достигает 50%, а организованных видов - 70%.

    Научные публикации, материалы уголовных дел, данные ГИЦ МВД России и наблюдения автора показывают, что в генезисе и структуре организованной преступной деятельности вымогательству зачастую принадлежит "цементирующая" роль. Именно этот вид деяний во многих регионах предшествует другим разновидностям организованной преступной деятельности, "выращивает" кадры, служит повышению их профессионализма, вооруженности и технической оснащенности самой преступной деятельности, ее дальнейшему распространению сферу экономики.

    Сравнительный анализ распространения организованного вымогательства на территории различных регионов может оказаться весьма ценным, т.к. он позволяет выделить общие и особенные признаки этого явления.

    Сам термин "вымогательство" появившийся в уголовном праве более ста лет назад, и поныне толкуется неоднозначно как в науке, так и на практике, нередко - даже в пределах одного и того же подразделения, что негативно влияет на эффективность борьбы с преступлением. Различен подход и к отграничению вымогательства от смежных преступлений.

    За несколько последних лет значительно вырос криминальный профессионализм групп вымогателей; без его исследования и учета борьба с организованным вымогательством затруднена или вообще становится безрезультатной.

    В литературных источниках и статистических отчетах упоминается организованное вымогательство, однако научно обоснованное понятие его отсутствует, зачастую это деяние именуется рэкетом[3], хотя при внимательном

    5

    рассмотрении выясняется, что к нему не вполне подходит такой термин, взятый из зарубежного права.

    В последние годы вырос интерес ученых к различным аспектам вымогательства. Специально посвященные вымогательству работы ряда исследователей (Л.А.Андреева, Р.М.Асланов, Б. И.Ахметов, А.И. Бойцов, А.Г.Быков, В.М.Быков, Г Н.Борзенков, А.Волобуев, Е.Галкин, А.Горбуза, А.И.Гуров, А.Дворкин, О.В.Дмитриев, Н Г.Иванов, Е Ищенко, А.З.Килин, Г.К.Костров, В.Н.Куц, А.Лобода, Л К.Малахов, М.И.Мельник, М.Г.Миненок, В.С.Минская, Г.Михайлова, В.В.Новик, Г.В.Овчинникова, В.Б.Осин, В.Н.Осипкин, Л.Ф.Первухина, В.Т.Петрунев, Е.А.Сухарев, И.Тимишев, Г.И.Тирских, Г.Г.Хадисов, Ю.Л. Шевцов и др.), несомненно, послужили дальнейшему изучению различных аспектов этого преступления.

    И все же труды вышеупомянутых авторов не исчерпали всей проблематики вымогательства, особенно с учетом вновь принятого УК РФ.

    Тем более это касается организованного вымогательства, которое ранее специально вообще не изучалось.

    Потребности практики в результатах такого рассмотрения очевидны.

    Целью диссертационного исследования является научная проработка комплекса уголовно-правовых и криминологических вопросов, относящихся к вымогательству вообще и к организованному вымогательству - весомому компоненту организованной преступной деятельности, в частности. В контексте поставленной цели предполагается восполнение указанных пробелов.

    В соответствии с целью были поставлены и решены следующие задачи:

    - провести исследование исторического опыта становления состава вымогательства в российском и зарубежном праве,

    - дать уголовно-правовую характеристику действующего состава вымогательства;

    - дать понятие и выделить виды организованного вымогательства;

    - предпринять уголовно-правовой и криминологический анализ организованного вымогательства;

    - рассмотреть спорные вопросы квалификации вымогательств, совершаемых организованными формированиями преступников, и их соотношение со смежными преступлениями;

    - предпринять анализ эффективности применения правовых мер в борьбе с организованным вымогательством (прежде всего на северо-западе России) предложить пути ее оптимизации;

    - выявить региональные особенности правоприменительной практики (на материалах Санкт-Петербурга и области, Пскова и Белгорода);

    - выделить детерминанты организованного вымогательства и региональные особенности криминогенной и виктимогенной ситуаций;

    - предложить нерепрессивные меры реагирования на организованное вымогательство.

    Объект и предмет исследования Объектом исследования являются общественные отношения в сфере реализации правовой нормы, устанавли-

    6

    вающей ответственность за вымогательство. Достаточное внимание уделяется социальной обусловленности и необходимости совершенствования указанной правовой нормы, правоприменительной практике различных регионов и факторам, влияющим на ее эффективность. Таким образом, речь идет об организованном вымогательстве как о социально-правовом явлении и закономерностях борьбы с ним, относящихся к различным уровням: уголовно-правовому, правоприменительному, общесоциальному.

    Предмет исследования - состояние, структура, динамика и тенденции распространения организованного вымогательства; факторы, детерминирующие это явление; уровень развития законодательной базы для борьбы с такими деяниями; состояние научных разработок в этой сфере; правоприменительная практика и направления ее совершенствования, превентивные меры.

    Методология и методика исследования Методологической основой исследования послужила материалистическая теория познания социальных явлений. Использовались методы, свободные от догматических представлений и идеологических установок. Главной опорой послужили труды философов, экономистов, юристов, социологов, историков, лингвистов.

    Теоретической основой исследования стали труды отечественных и зарубежных авторов по уголовному праву и криминологии, уголовной политике, уголовному процессу, криминалистике, оперативно-розыскной деятельности: В.В.Аванесова, Ю.М.Антонина, Н.А.Беляева, Ю.Д.Блувштейна, В.Н Бурлакова, Г.Н.Борзенкова, К.Виллнова, Б.В.Волженкина, Л.Д.Гаухмана, Я.И.Гилинского, В.Гласхофа, А.И.Долговой, И.И.Карпеца, В.Н.Кудрявцева, Н.Ф.Кузнецовой, Н.С.Лейкиной, В.В.Лунеева, Ю.И.Ляпунова, С.Ф. Милюкова, М Г.Миненка, Г.М.Миньковского, А.С.Михлина, Н.А.Неклюдова, В.А.Номоконова, П.П.Осипова, В.В.Орехова, А.А.Пинаева, А.А.Пионтковского, Э.Ф.Побегайло, В.С.Прохорова, Д.В.Ривмана, А.Б.Сахарова, Н.С.Таганцева, B.C. Устинова, И.Я.Фойницкого, Д.А.Шестакова, Г.И.Шнайдера, Н.П.Яблокова и др.

    Нормативную базу исследования составляют Конституция Российской Федерации, действующее уголовное, уголовно-процессуальное, гражданское законодательство, постановления Верховного Суда РФ, приказы министра внутренних дел РФ.

    В процессе подготовки диссертации применялись как общие, так и специальные методы научного познания: историко-правовой, наблюдение, сравнение, измерение, статистический, анкетирования, контент-анализа, экспертных оценок, сравнительного правоведения

    Автор использовал свой практический опыт следственной работы, в том числе и расследования уголовных дел этой категории.

    Эмпирическую базу исследования составили данные о состоянии и динамике вымогательств, изученные в контексте структуры преступности на территории России за период: 1986 год - первую половину 1997 года, материалы 165 уголовных дел о вымогательстве, рассмотренных судами Санкт-Петербурга и области, г.г. Белгорода и Пскова в 1990-1996 годах, 25 уголовных дел этой категории, прекращенных по нереабилитирующим основа-

    7

    ниям за тот же период, 50 уголовных дел о грабежах и разбоях, 10 - о бандитизме, 30 - о самоуправстве и других смежных преступлениях, 35 отказных материалов соответствующей тематики.

    Изучены личности 250 человек, привлекавшихся к уголовной ответственности за вымогательство, совершенное организованной группой, в том числе 80 из них - путем опроса по специально разработанной анкете, а остальные 170 - по материалам уголовных дел.

    Опрошено 60 потерпевших от вымогательств.

    Проведен опрос 150 практических работников: судей, следователей, оперуполномоченных органов внутренних дел.

    Достоверность полученных результатов и обоснованность выводов исследования обеспечивались репрезентативностью выборок, их предварительной апробацией в публикациях и рекомендациях для следственных подразделений ГУВД Санкт-Петербурга и Ленинградской области, ГИЦ и Главного штаба МВД России.

    Научная новизна работы определяется выбором темы диссертационного исследования, комплексным (историческим, уголовно-правовым, криминологическим и сравнительно-правовым) подходом к ее изучению, а так же полученным результатам исследования.

    В частности, к новым результатам исследования проблемы можно отнести следующие:

    - авторский вариант анализа исторического опыта становления состава вымогательства в российском уголовном праве;

    - выявление положительного опыта зарубежных стран в сфере борьбы с вымогательством, а также в историческом аспекте;

    - определение организованного вымогательства, выделение его видов, роли в структуре организованной преступной деятельности, региональных особенностей, тенденций, закономерностей;

    - получение впервые уголовно-правовой и криминологической характеристики организованного вымогательства, что особенно актуально в свете вновь принятого УК;

    - специальное рассмотрение в рамках уголовно-правового анализа, с учетом законодательных новелл, вопросов о месте вымогательства в системе преступлений, ответственности лица, передавшего вымогателю чужое имущество, оптимизации необходимой обороны от вымогательства,

    - выявление детерминантов этого вида преступной деятельности и факторов, предопределяющих их региональные особенности, в том числе тех, которые ранее не учитывались в научной литературе и на практике;

    - проведение анализа эффективности правоприменительной деятельности в борьбе с организованным вымогательством и разработка предложений по ее улучшению, относящихся к нормативной, процессуальной, оперативно-розыскной и организационной сферам;

    - выявление особенностей квалификации вымогательств, совершаемых организованными формированиями, и отграничения от смежных преступлений с

    8

    учетом современных тенденции роста криминального профессионализма и конкретных его проявлений;

    - разработка ряда новых терминов, относящихся к организованному вымогательству, которые предлагается ввести в научный оборот,

    - получение важных выводов, относящихся к виктимологическому аспекту организованного вымогательства,

    - изучение личности вымогателя, выделение признаков, лежащих в основе классификации и типологии организованных вымогателей.

    Основные выводы и положения, выносимые на защиту

    - Вымогательство чужого имущества есть корыстное преступление, содержащее все признаки хищения.

    - Сущность вымогательства определяет не будущий характер угрозы или насилия (как утверждается в большинстве работ), а, главным образом, момент получения требуемого. Именно с длительностью достижения этой цели и связана специфика вымогательства как домогания, принуждения, "постоянного преследования" и т.п. (семантический аспект понятия). Этот признак следует считать важнейшим при отграничении вымогательства от смежных преступлений.

    - Право на необходимую оборону от вымогательства не прекращается после предъявления требования виновным и не ограничено наступлением момента окончания этого преступления, имеющего формальный состав. Такое право может иметь не только упреждающий характер[4], но может быть значительно расширено во времени в зависимости от характера угроз и насилия, что, в конечном счете, способно оптимизировать борьбу с вымогательством. Возможны различные временные пределы действия права на необходимую оборону от вымогательства в зависимости от обстоятельств совершения преступления.

    - Вопрос об ответственности лица, передавшего вымогателю чужое имущество, следует решать с учетом всех обстоятельств дела, в первую очередь - с учетом наличия или отсутствия состояния крайней необходимости.

    - Организованное вымогательство есть существенная разновидность организованной преступной деятельности; оно выступает в двух видах: вымогательство, совершаемое организованными преступными группами и преступными сообществами. Последняя разновидность законодателем в ст. 163 УК РФ не учтена.

    - Организованному вымогательству свойственны определенные закономерности, относящиеся к генезису, динамике (которая в последние годы характеризуется постоянным и резким ростом) и другим аспектам этого вида организованной преступности; знание этих закономерностей и упреждающий их учет

    9

    весьма важны для повышения эффективности борьбы с упомянутым видом преступной деятельности

    - Криминологическая ситуация в сфере борьбы с организованным вымогательством в современный период характеризуется: 1) совокупностью этих преступлений, отражаемых судебной практикой, 2) наличием значительного числа латентных преступлений, 3) повышением его опасности, которую определяют рост криминального профессионализма в различных его проявлениях, в том числе - появление профессиональных преступников (в первую очередь лидеров), заметный рост числа вооруженных групп, ужесточение преступной деятельности, паразитирование на экономике, присвоение регулирующих функций по улаживанию конфликтов в предпринимательской сфере, охране и т.п.

    - Квалификация вымогательств, совершаемых организованными преступными группами и преступными сообществами, зачастую весьма сложна, ее специфику обуславливает ряд признаков: особенности способа и профессионализм совершения преступления, направленность умысла и др.

    - Существует ряд наиболее распространенных способов вымогательств, практикуемых организованными формированиями преступников; эти способы описываются автором и комментируются с позиций отграниченная вымогательства от смежных преступлений.

    - Нормативно-правовая база борьбы с вымогательством нуждается в совершенствовании. Это касается не только редакции ст. 163 УК РФ, но и других статей УК, положений уголовно-процессуального права.

    - Практика борьбы с организованными видами вымогательства чрезвычайно неэффективна: в ряде регионов отсутствует либо не изучается и не распространяется положительный опыт борьбы с таким явлением. Как следствие этого следует рассматривать то обстоятельство, что в некоторых регионах не расследовано и не направлено в суд ни одного уголовного дела о вымогательстве, совершенном организованной группой, хотя в официальных отчетах показываются весьма внушительные данные о результатах такой борьбы. Слаба роль судов.

    - Автором вносится и обосновывается комплекс предложений правового, процессуального, общесоциального, организационного свойства по совершенствованию правоприменительной деятельности.

    - Выделяются детерминанты организованного вымогательства, которыми являются неблагоприятно складывающиеся экономические отношения, отрицательные качества личности преступника, весь спектр социально-негативных факторов, нравственное состояние общества.

    Теоретическая и практическая значимость исследования. В теоретическом плане могут представлять интерес положения работы о сущности вымогательства, значении семантического аспекта этого понятия, что во многом предопределяет некоторые вопросы квалификации и соотношения со смежными преступлениями.

    10

    Предложения, обоснованные и сформулированные в работе, могут быть использованы при дальнейшем совершенствовании уголовного законодательства.

    Отдельно затронут вопрос необходимой обороны от вымогательства. Обоснование не только права на защиту от таких посягательств, но и расширения временных пределов реализации этого права (впервые обосновываемое в литературе), способно, по мнению автора, несколько оптимизировать борьбу с указанными посягательствами и послужить защите интересов граждан.

    С современных позиций уголовного права рассматривается вопрос об ответственности лица, передавшего вымогателю чужое имущество.

    Внедрение в деятельность правоприменительных органов рекомендаций, разработанных в процессе исследования, позволит избежать нередких ошибок от организации оперативной разработки до проблемных ситуаций квалификации вымогательств, совершаемых организованными группами и преступными сообществами, соотношения со смежными преступлениями с учетом современного уровня криминального профессионализма, а также практики назначения наказания.

    Материалы диссертации могут быть использованы в учебном процессе по курсам уголовного права, криминологии, уголовного процесса, а также в системе повышения квалификации следователей, оперативных и других работников, ведущих борьбу с такими преступлениями.

    Апробация результатов исследования. По теме диссертационного исследования опубликовано десять работ. Основные положения диссертационного исследования освещались автором на научно-практических конференциях: "Современное состояние преступности и реформа российского законодательства", "Состояние и связи криминалистики и теории оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел", "Проблемы профилактики правонарушений", "Международное сотрудничество правоохранительных органов в борьбе с организованной преступностью и наркобизнесом", проводившихся в Санкт-Петербурге, Москве, Краснодаре в 1995-1997 годах.

    Некоторые выводы и предложения диссертационной работы внедрены в деятельность практических органов: управления по расследованию организованной преступной деятельности и других следственных подразделений ГУВД Санкт-Петербурга и Ленинградской области, управления по лицензированию частной охранной и детективной деятельности этого же ГУВД, Главного Информационного Центра и Главного штаба МВД России

    Ряд положений диссертации используется в учебном процессе Санкт-Петербургской академии МВД России, Санкт-Петербургского юридического института, Санкт-Петербургской высшей школы права по курсу "Уголовное право".

    Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, включающих девять параграфов, заключения, приложений и библиографии.

    11

    II. СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

    Во введении обосновывается актуальность темы; определяются цели и задачи, объект и предмет исследования; раскрываются его методология и методика, характеризуется эмпирическая база диссертации, ее научная новизна, теоретическая и практическая значимость; сформулированы основные положения, выносимые на защиту, содержатся сведения об апробации результатов диссертационного исследования.

    Первая глава - "Понятие вымогательства: генезис, социальное и правовое содержание " - состоит из двух параграфов.

    В первом параграфе диссертант представляет собственный вариант анализа исторического опыта становления состава вымогательства в российском и зарубежном праве.

    В русском уголовном праве вымогательство не выступало в качестве названия преступления. Однако ст. 406 Уложения о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года гласила: "Высшею степенью лихоимства почитается вымогательство"[5]. В науке уголовного права под вымогательством первоначально также понимались наиболее опасные виды должностного преступления лихоимства (взяточничества)[6].

    В 70-х годах XIX века ученые-юристы отходят от буквального (аналогичного законодательному) определения вымогательства и это послужило началом для различных взглядов на вымогательство, к которому, в основном, руководствуясь внутренним смыслом этого термина и закона, стали относить:

    - угрозу с вымогательством, те "требование выдать или положить в назначенное для этого место сумму денег, или вещь, или письменный акт, или что-либо иное, или же принять на себя какие-либо невыгодные обязательства, или отказаться от какого-либо законного права", предусмотренное ст.ст. 1545, 1546 Уложения 1866 года (Н.А.Неклюдов, В.В Есипов);

    - принуждение к даче обязательств - деяние, ограничивавшееся сферой заключения сделок и обязательств - ст. 1686 (Н.С. Таганцев);

    - угрозы с вымогательством, принуждение к даче обязательств и лихоимство (И.Я.Фойницкий).

    Наиболее последовательны, по мнению диссертанта, выводы П.П. Пусторослева, который дал первое научное понятие и выделил виды вымогательства.

    Помимо названных ученых большой вклад в изучение проблематики вымогательства внесли и другие авторы: И. Баженов, Л.С. Белогриц-Котляревский, С.О. Будзинский, В. Войтенков, И.Я. Зак, М.М. Плец, С. Соловьев, А.Щипилло.

    В начале XX века (1908 г.) законодатель, учтя не всегда успешный опыт борьбы с так называемым "экспроприаторским вымогательством" организаций, называющих себя революционными, относит наиболее распространенную

    12

    разновидность вымогательства - угрозы с вымогательством - к числу преступлений, дела о которых рассматривались в общем публичном, а не в частном, как ранее, порядке. На принятие решения повлияло распространение таких деяний и боязнь граждан заявлять о них.

    Этот опыт, по мнению диссертанта, вполне может быть учтен.

    Шантаж - интересная и даже драматическая страница в истории развития русского уголовного права. Действующему законодательству шантаж известен не был[7], поэтому сложилась практика "подведения" шантажа под статьи о схожих преступлениях. Ряд уголовных дел о шантаже был рассмотрен Уголовным Кассационным департаментом Правительствующего Сената по статьям о мошенничестве (дело Соколовского, дело Мельмана) о принуждении к даче обязательств (дела Ивановского и братьев Петрусей).

    В теории права первоначально предлагалось рассматривать такие дела по статьям о клевете, оскорблении или недоносительстве в зависимости от обстоятельств дела (Н.А.Неклюдов), но вскоре, благодаря фундаментальным работам И.Баженова, И.Я.Зака и С.Соловьева, был выдвинут тезис о самостоятельности шантажа как деяния. Автор, пожалуй, самой основательной работы о шантаже С.Соловьев определял это деяние как посягательство на чужое имущество; шантаж, по его мнению, "есть угроза оглашением; есть вид вымогательства, т.к. их объединяет способ действия - психическое насилие, принуждение"[8]. Этот же ученый выделил пять видов шантажа, в зависимости от содержания угрозы, и классифицировал их по признаку, законны или противоправны эти деяния сами по себе, то есть не сопровождаемые вымогательским требованием: 1) диффамация, 2) клевета, 3) оглашение тайны, 4) ложный донос - деяния преступные; 5) сообщение власти о действительно совершенном деянии (донос) - деяние не преступное.

    Диссертант считает этот опыт теоретического анализа весьма полезным, тем более, что и в действующем ныне законодательстве он не учтен в полной мере.

    В Уголовном Уложении 1903 года нашли свое место вымогательство и шантаж, первое - среди имущественных преступлений (ст. 590), шантаж - в ст. 615. Поскольку главы Уголовного Уложения 1903 г., предусматривавшие эти деяния, в действие не вступили, положительной практики их применения в дооктябрьский период не наработано.

    В послеоктябрьский период вымогательство и шантаж неизменно включались в действовавшие УК, при этом шантаж либо предусматривался отдельной статьей, либо входил в статью о вымогательстве как его разновидность.

    В отечественной научной литературе всего послеоктябрьского периода довольно четко обозначились проблемные вопросы вымогательства, которые,

    13

    как считает диссертант, остаются актуальными, так как не в полной мере решены до сих пор: 1) понятие вымогательства и его место в системе преступлений, 2) угроза при вымогательстве: ее сущность, содержание, назначение, соотношение во времени с насилием и моментом получения требуемого, 3) виды вымогательства и их достаточность в действующем праве, 4) ответственность лица, передавшего вымогателю чужое имущество, 5) отграничение вымогательства от смежных преступлений и ряд других.

    Законодательство большинства республик бывшего СССР предусматривало вымогательство и определяло его в целом аналогично российскому.

    Законодательство большинства зарубежных стран, как действующее, так и в ретроспективе, начиная с римского классического права, содержит нормы о вымогательстве.

    Наиболее фундаментальные исследования по данной тематике встречаются в немецком уголовном праве (Геффтер, Бурхарди, Виллнов, Фейербах, Аббег, Гропьман, Зальхоф и др.). Кестлин первым дал научное понятие вымогательства, определяя его как требование имущественной выгоды, будь то денежные суммы или ценные вещи, или действий, благодаря которым виновный получает выгоду. В докторской диссертации Вильгельма Гласхофа (1896 г.) приводился не только теоретический анализ вымогательства, как состава преступления, но и складывающейся практики по борьбе с такими деяниями в германских землях. Среди выводов приводилось и небезынтересные для нас: виновный может действовать в свою пользу или в пользу других лиц; угроза должна быть реальной ("пригодной"); закон должен содержать указание на незаконность требования, требование небольших сумм в качестве процентов "по несвоевременно возвращенным капиталам" не рекомендовалось считать вымогательством. Современное немецкое законодательство в целях борьбы с латентностью вымогательств в ряде случаев разрешает прокурору не преследовать потерпевших за те преступления, сообщением о которых угрожает вымогатель.

    Рассмотрение научного, законодательного и правоприменительного зарубежного опыта позволяет диссертанту сделать ряд выводов:

    1. В законодательствах и праве одних зарубежных стран вымогательство отнесено к имущественным преступлениям, а в ряде других - непосредственно к хищениям.

    2. В ряде стран вводятся в действие нормы правового и процессуального характера, касающиеся борьбы с вымогательством в рамках борьбы с организованной преступной деятельностью.

    3. Борьбу с вымогательством (и шантажом) характеризуют не только повышение санкций, но и меры ее качественного улучшения, направленные на уменьшение латентности, активизация борьбы против организованных форм и т.п.

    Во втором параграфе дается уголовно-правовая характеристика состава вымогательства в действующем законодательстве, в дискуссионном ключе раскрываются элементы состава этого преступления и признаки, квалифици-

    14

    рующие деяние, излагается позиция автора по ряду спорных вопросов, относящихся в целом к составу вымогательства, его месту в системе преступлений и др. (см. § 1).

    Следует согласиться с теми авторами (Ю.Л.Шевцов и др.), которые считают основным объектом вымогательства отношения собственности, а не безопасность личности (В.Н.Куц, Н.И.Коржанский) либо другие интересы. Это положение весьма важно и должно учитываться при рассмотрении вопросов о соотношении вымогательства со смежными преступлениями.

    В работе указывается на очевидное противоречие между сложившимся в уголовном праве пониманием предмета преступления, "вещная" суть которого практически не оспаривается (Б.С.Никифоров, В.К.Глистин, Е.А.Фролов и др.) и предметом вымогательства права на чужое имущество, под которым почему-то так же почти единодушно понимается требуемое право, за исключением разве что Л.Д.Гаухмана, утверждающего, что в последнем случае вымогательство - преступление беспредметное[9].

    По мнению же диссертанта, вымогательство чужого имущества, имеющее своим предметом имущество, следует отличать от требования передачи права на чужое имущество или выполнение действий имущественного характера, которые следовало бы именовать понуждением. Предметом этого преступления являются действия имущественного характера.

    При анализе объективной стороны особое внимание уделяется рассмотрению сущности, содержания и назначения угрозы, ее соотношению во времени с моментом завладения требуемым, а также насилием, которое исследуется с тех же позиций.

    Придя к выводу, что часто называемый "будущий" характер угроз и насилия при вымогательстве не отражает его сути, практически ничего не дает для отграничения этого преступления от грабежа и разбоя и не отражает неповторимости вымогательства, диссертант обращается к семантическому аспекту понятия "вымогательство", построению синонимического ряда терминов (синонимической развертке), выделение ключевого из которых (локалии) отражало бы сущность этого деяния. Терминам "вымогать" и "требовать" соответствуют слова домогаться, настойчиво добиваться, надоедливо приставать и др. Наиболее литературным словом является "вымогать"; разговорное "тянуть" и просторечное "вытягивать" лишний раз подчеркивают длительность и постоянство действия.

    Таким образом, резюмируется в этой части работы, вымогательство отличает не будущий характер угрозы или насилия, а, главным образом, момент получения требуемого. Именно с длительностью достижения этой цели и связана характеристика вымогательства как домогания, преследования и т.п. Если бы вымогательство определялось будущим характером насилия, то виновному нечего было бы домогаться, т.к. возможность реализации угрозы

    15

    (применения насилия) у него, как правило, есть всегда, и ради нее ему не стоит "настойчиво добиваться" и т.п.

    Рассматривая разновидности угрозы, предусмотренные ст. 163 УК РФ, автор приходит к выводу, что законодатель напрасно отказался от угрозы убийством. Во-первых, этот вид угрозы чрезвычайно распространен (он встречается в материалах 73% уголовных дел); во-вторых, угроза убийством в уголовном праве традиционно рассматривалась как самостоятельная разновидность угрозы, не охватываемая понятием угрозы насилием.

    Замечено, что в целях избежания ответственности, виновные зачастую не конкретизируют степень насилия, которой угрожают виновным, поэтому в работе одобряется отказ законодателя от дифференциации угроз насилием в зависимости от степени последнего, так как в противном случае трудности доказывания негативно отразились бы на судебных перспективах целого ряда уголовных дел.

    Очевидный пробел действующей нормы (ч. 1 ст. 163 УК) - редакция шантажа как разновидности вымогательства. Из пяти видов шантажа, известных уголовному праву (см. § 1) в действующей норме криминализированы лишь два: а) угроза распространения сведений позорящих потерпевшего или его близких; б) угроза распространения иных сведений, которые могут причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего или его близких. Последний вид - новелла в сравнении с прежде действующим УК. Непременная связь угрозы распространения таких сведений, во-первых, с существенным вредом, а, во-вторых, с законными интересами и правами потерпевшего сводят попытку совершенствования нормы в этой части почти к нулю. Оценка "пригодности" такой угрозы связана с определением важности охраняемого права, предопределяющего размеры вреда при его нарушении, что сделать весьма не просто, помимо других, и по этическим причинам: как установить параметры предполагаемого и причиненного вреда в случае распространения или угрозы распространения сведений, составляющих тайну усыновления, данные о наличии заболевания, осведомительстве, тайну денежного вклада и т.п. Определяющим здесь является важность сведений для самого потерпевшего и осознание этого виновным. Не существует права на нераспространение сведений об упущениях по службе, совершенном преступлении, доносительстве и т.п.

    Существующий пробел в праве суды закрывают путем расширительного толкования понятия "позорящие сведения", что в принципе незаконно. Для наглядности в тексте приводятся конкретные примеры.

    В качестве резюме предлагается усовершенствовать редакцию шантажа, представив его как угрозу разглашения любых сведений, которые потерпевший стремится сохранить в тайне.

    Рассматривая теоретические аспекты вымогательства, совершенного группой лиц по предварительному сговору, диссертант принимает позицию тех авторов, которые считают возможным вменение этого признака в случае совершения преступления группой лиц с одним исполнителем. Определяющим

    16

    здесь является не степень общественной опасности (основной довод сторонников иной точки зрения ), а характер связей между соучастниками. Кроме того, зачастую один исполнитель - представитель опасной группы не менее опасен двух и более соисполнителей, не имеющих опыта На основании анализа различных подходов практических органов в работе делается вывод о необходимости высказывания позиции Верховного Суда.

    В качестве результата всестороннего рассмотрения нормы о вымогательстве, а также с учетом качественно-количественных характеристик этих преступлений, в работе выдвигается ряд предложений. Так, п. "б" ч.2 ст. 163 УК предлагается изложить в следующей редакции: "Вымогательство, совершенное в крупных размерах, или повлекшее иные тяжкие последствия, либо с целью причинения значительного ущерба гражданину, организации ...". 4.3 ст. 163 УК уместным было бы дополнить двумя пунктами следующего содержания:

    - вымогательство, совершенное с применением оружия,

    - вымогательство, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего.

    В работе проводится и обосновывается мысль о необходимости обновленного подхода к вопросу об ответственности лица, передавшего вымогателю чужое имущество. Утверждается, что вывод подавляющего большинства авторов об ответственности такого лица (расхождения имелись лишь в квалификации) не соответствует современным положениям уголовного права (приоритет общечеловеческих ценностей, гуманизм) с учетом негарантированности защиты личности от посягательств. Действия такого лица следует рассматривать в первую очередь с позиций наличия или отсутствия крайней необходимости, вынужденности (ст. ст. 39, 40 УК) и лишь за отсутствием таковых может быть поставлен вопрос об ответственности.

    Вторая глава - "Уголовно-правовые вопросы организованного вымогательства" состоит из трех параграфов

    В первом параграфе дается понятие организованного вымогательства, выделяются его виды и основные способы совершения преступления.

    Многоплановый анализ организованной преступной деятельности, значительно распространившейся в последние годы, позволяет увидеть в качестве ее существенного, составляющего, в значительной мере цементирующего компонента организованное вымогательство. Термин "рэкет", позаимствованный из зарубежного права, вряд ли соответствует этому явлению, т.к. в действительности он означает не только вымогательство (причем, совершенное не всегда в организованных формах), а также и другие явления, например, покровительство. Поэтому автором проводится мысль о введении в научный оборот родового понятия "организованное вымогательство" и посредством обращения к теоретическим разработкам форм (видов) соучастия выделяются виды организованного вымогательства.

    По мнению диссертанта, в законодательном определении преступного сообщества допущена некоторая тавтологичность, непоследовательность. Из текста ч.4 ст. 35 УК РФ следует, что преступное сообщество отличается от ор-

    17

    ганизованной преступной группы, "недостающими" у последней сплоченностью и целью совершения тяжких и особо тяжких преступлений. Однако, по данным исследований последних лет в области психологии, групповая сплоченность является своего рода "результирующей" тех сил, которые удерживают людей в группе Организованность, устойчивость преступной группы уже предполагает такое результирование (сплоченность), а значит, по этому критерию границы между организованной преступной группой и преступным сообществом нет. Ничего не дает и второй критерий - цель совершения тяжких и особо тяжких преступлений, т.к. он лишь косвенно характеризует правозначимые связи между соучастниками

    По мнению автора, категория "преступная организация" своим появлением обязана политической направленности деятельности группы, в чем легко убедиться, обратившись к положениям Уголовного Уложения 1903 г, ст. ст. 64, 72 УК 1960 г., и поэтому она является лишь разновидностью организованной преступной группы. Делается вывод, что следующей формой соучастия после организованной преступной группы правильнее считать преступное сообщество, взяв за основу его определения правозначимые связи межгруппового уровня.

    Возвращаясь к структурному исследованию организованного вымогательства и рассмотрев основные способы совершения этих преступлений, диссертант делает ряд выводов и предложений:

    1. Организованное вымогательство выступает в двух видах: вымогательство, совершаемое организованными преступными группами, и - преступными сообществами. Так как последняя разновидность законодателем в ст. 163 УК РФ не учтена, но нередко встречается в реальной действительности, предлагается ее законодательная криминализация.

    2. Ч 4 ст. 35 УК РФ правильнее было бы изложить в следующей редакции: "Преступление признается совершенным преступным сообществом, если оно совместно совершено организованными группами. Преступным сообществом является объединение организаторов, руководителей или иных представителей организованных преступных групп в целях разработки планов и условий для совершения преступлений".

    3. Деятельность формирований, занимающихся организованными видами вымогательства, отличает криминальный профессионализм в различных его проявлениях, начиная от способов совершения преступления до противодействия расследованию, как одной из возможностей уйти от ответственности. В качестве прикрытий используются: заключение договоров "об охране", втягивание в хозяйственную деятельность, в долги, фальсификация дорожно-транспортных происшествий и т.п., что затем используется в качестве поводов для предъявления требования. Среди других особенностей - паразитирование на экономике путем установления постоянной "дани", вооруженность становится признаком не только формирований вымогательств, из которых вооружено не менее 60%, но и их деятельности

    18

    Во втором параграфе рассматриваются проблемы квалификации организованного вымогательства и отграничения от смежных преступлений

    Проблемы квалификации рассматриваются в аспектах: правовой оценки феномена так называемой "бандитской крыши", что получило повсеместное распространение; отграничения вымогательства, совершенного организованной группой, от вымогательства, совершенного группой лиц по предварительному сговору; квалификации действий лица создавшего организованную группу или преступное сообщество, а также лиц, участвующих в них.

    В частности, автор считает, что, если в случае возникновения криминального тандема между потерпевшим и вымогателями последними, наряду с вознаграждением за конкретные услуги, продолжает взыматься "дань", предполагающая вымогательскую угрозу или насилие, то требование такой "дани", совершенное на фоне сотрудничества, следует считать вымогательством.

    При отграничении вымогательства от грабежа и разбоя автор исходит из того, что вымогательство определяют следующие сочетания угрозы, насилия и момента получения требуемого: а) виновный требует передачи имущества в будущем, угрожая применением физического насилия немедленно, если потерпевший не согласится выполнить его требования, б) виновный требует передачи имущества в будущем, угрожая применить насилие, также в будущем, в случае невыполнения требования, в) виновный требует передачи в будущем и применяет насилие в обеспечение выполнения своего требования. Любое другое сочетание образует грабеж или разбой.

    Сложнее решаются вопросы квалификации в случае совершения преступлений группой. Так, если виновные, применив насилие, опасное для жизни, напали на потерпевшего с целью немедленного завладения, скажем, денег, но за отсутствием таковых у потерпевшего его "конвоировали" к месту, где тот получил деньги и передал преступникам, речь должна идти о разбое, о чем говорят направленность умысла виновных, характер действий и отсутствие даже относительной свободы волеизъявления потерпевшего. Если виновные отказываются от упомянутого "сопровождения", ограничиваясь после неудавшегося нападения требованием передачи имущества в дальнейшем, речь должна идти о совокупности разбоя и вымогательства.

    В работе отмечается, что в последние годы совершение вымогательства и мошенничества организованными группами (или даже сообществами) чрезвычайно сблизило данные преступления.

    Изучение следственно-судебной практики позволяет автору выделить ряд разновидностей мошенничества с элементами вымогательства.

    Первый способ известен в криминальной субкультуре и публицистике как "разводка". "Разводка" в ее классическом виде - обман, и заключается в следующем. Группа преступников делится на две части или вступает в сговор с аналогичной. Одна из них предъявляет непомерные требования потерпевшему, угрожая страшной расправой. Потерпевший бросается за помощью, которая не замедляет появиться. Однако, увидев "наехавших", "крыша" разводит руками и бизнесмену дают понять, что эту проблему можно снять лишь

    19

    стрельбой и трупами, но за отдельную плату. Следует убедительная кровавая разборка со стрельбой и трупами. Случается, потерпевшему показывают "трупы" или "окровавленных налетчиков" "Защитники" получают деньги, "трупы" увозятся и принимают участие в дележе добычи.

    Деяние, внешне похожее на вымогательство, представляет собой мошенничество, которое, при наличии оснований, вменяется в вину по совокупности с другими преступлениями (угроза убийством, причинение вреда здоровью и т.п.).

    Второй способ. Если потерпевший откажется от помощи "защиты" и даст согласие на передачу требуемого, то на квалификацию окажут влияние последующие действия виновных. При отказе от получения требуемого их действия следует квалифицировать как покушение на мошенничество.

    Третий способ. Если же виновные (в отличие от предыдущего случая) получат требуемое, налицо совокупность преступлений: покушения на мошенничество и вымогательства.

    Четвертый способ. Когда присутствие элементов вымогательства выражается в специфическом вымогательском "фоне" склонения и передачи требуемого.

    От мошенничества с элементами вымогательства следует отличать вымогательство с элементами мошенничества. Так, организованная группа вымогателей предъявила работникам автомастерской требование о систематической плате денег. С целью скорейшего склонения предпринимателей к мысли об удовлетворении требования, они избили их, а затем подослали к ним члена этой же группы - знакомого потерпевших. Последний, "узнав" о происшедшем, стал склонять работников автомастерской к согласию с вымогателями и достиг своего (архив федерального суда Выборгского района СПб. за 1994 г., уг. дело N 1-388).

    Здесь - вымогательство, совершенное организованной группой, обладающее элементами мошенничества (обман потерпевших относительно подлинной роли дававшего "советы" члена организованной преступной группы). Однако этих признаков недостаточно для дополнительной квалификации по статье о мошенничестве. Умысел виновных направлен на получение требуемого в результате вымогательских действий. Передачу требуемого потерпевший связывал с удовлетворением вымогательского требования.

    Следственно-судебная практика применительно к описанным ситуациям обнаруживает сложности и ошибки квалификации. В научной литературе такие случаи не описаны, хотя практическая значимость этого очевидна.

    В целях научной идентификации предлагается ввести в научный оборот термины "мошенничество с элементами вымогательства" и "вымогательство с элементами мошенничества"

    Обращается внимание на драматизм и частные случаи необоснованной переквалификации преступлений со статьи о вымогательстве на статью о самоуправстве. Замечается, что суды при таком варианте изменения квалификации "забывают" о том, что вымогательством охватывались и насильственные

    20

    действия. В конечном итоге виновные уходят от ответственности, тем более, что ответственность за самоуправство невысокая.

    По результатам рассмотрения других проблем делаются следующие выводы и предложения.

    1. Ч. 2 ст. 330 УК РФ целесообразно дополнить квалифицированным видом - самоуправство, причинившее крупный ущерб.

    2. Требование признаваемого потерпевшим карточного долга не может считаться вымогательством.

    3. Требование процентов по несвоевременно возвращенным суммам, если эти проценты соответствуют установленным банковским ставкам, не может расцениваться как вымогательство.

    4. Составом вымогательства не охватываются насильственные действия равной общественной значимости (похищение человека, захват заложника, незаконное лишение свободы) и речь должна идти о совокупности преступлений.

    5. Вымогательство может перерасти в бандитизм при условии использования виновными вооруженного нападения как средства истребования чужого имущества.

    Приводится краткий сравнительный анализ новых составов, в которых вымогательство является способом совершения преступления (ст. ст. 221, 226, 229 УК РФ)

    В третьем параграфе исследуются проблемы повышения эффективности уголовно-правовых мер по борьбе с организованным вымогательством.

    Основной вывод в этой части работы: чрезвычайно низкая эффективность уголовного закона как следствие неквалифицированного, а часто - недобросовестного его применения.

    Просматривается очевидная тенденция к значительному росту специального рецидива ранее осуждавшихся за вымогательства, особенно среди лидеров.

    Общая картина практики назначения судами Санкт-Петербурга наказания за вымогательство, совершенное организованной группой, выглядит так. Из ста человек, привлеченных к ответственности органами следствия, в суде обвинение не подтвердилось в отношении 23 человек. Из оставшихся 77 человек 31 подсудимый приговорен за вымогательство, совершенное организованной группой, 47 человек - за вымогательство, совершенное группой лиц с предварительным сговором. Сроки наказания: до 3 лет лишения свободы - 29%, до 5 лет - 42%, от 5 до 8 лет - 29%. Обращает внимание высокий суммарный показатель условного осуждения и отсрочки исполнения приговора - 33%. Удивляет своей правовой и логической противоестественностью условное осуждение членов опасных групп, приговоренных к 6-8 годам лишения свободы. А таких 66% (!) от всего числа приговоренных к таким срокам

    Автор приходит к выводу, что эффективность наказания сложившейся практики существует лишь в потенции, но не в реальной действительности. Описательная и резолютивная части приговоров зачастую настолько различа-

    21

    ются между собой, что возникает мысль о различном их авторстве Подобная судебная практика стала фактором, виктимизирующим поведение потерпевших.

    Наиболее частые ошибки: неверная квалификация и необоснованная переквалификация деяний; поверхностное исследование доказательств судами; невозмещение ущерба потерпевшим; недооценка конфискации имущества как дополнительного наказания; безосновательное условно-досрочное освобождение от отбывания наказания и ряд других.

    В качестве мер, способных оптимизировать практику борьбы с вымогательством, диссертант видит следующие.

    1. Строгое соответствие закону практики квалификации вымогательства и назначения наказания.

    2. Повышение роли конфискации имущества вплоть до введения практики конфискации имущества, оформленного преступниками на имя посторонних людей во избежание таковой при их разоблачении.

    3. Повышение роли института необходимой обороны. Автором проводится мысль о возможном расширении этого права по времени в следующих пределах: а) до момента передачи требуемого, б) постоянно - при систематическом вымогательстве ("обложении" преступными структурами), с момента предъявления требования и в течение всего последующего времени (если не обозначен четко момент передачи), пока у потерпевшего имеются объективные и субъективные основания полагать о наличии опасности насилия, но не более чем в течение срока давности для привлечения к уголовной ответственности.

    4. Законодательное изменение правил назначения наказания за неоднократно совершенные преступления: назначать наказание за каждое преступление в отдельности. При действующих же правилах налицо несогласованность норм: за два разных преступления наказание может быть назначено суммарно, а за несколько десятков - по одному пункту (части статьи) и наказание, таким образом, может быть значительно более мягким.

    Предлагается и ряд других мер.

    Третья глава - "Криминологическая характеристика организованного вымогательства" состоит из четырех параграфов.

    В первом параграфе анализируется качественно-количественные характеристики организованного вымогательства. Обращается внимание на стремительный рост числа вымогательств, начиная с 1989 г. (сразу в три раза). Затем ежегодный прирост в последние годы составлял от 15 до 30%. Данные же об организованном вымогательстве противоречивы: в официальной статистике ряда регионов этот показатель составляет в разные годы от 9 до 32% от всего числа вымогательств. В то же время сплошное изучение уголовных дел о вымогательстве, рассмотренных судами гг. Белгорода и Пскова, предпринятое автором, позволяет увидеть иную картину: ни одного уголовного дела о вымогательстве, совершенном организованной группой в этих регионах, не расследовано и не направлено в суды, вплоть до конца первого полугодия

    22

    1997 года. В то же время число прекращенных дел этой категории достигает 40%.

    Автором делается вывод об отсутствии квалифицированной борьбы с таким распространенным видом организованной преступной деятельности в ряде регионов России. В Санкт-Петербурге доля вымогательств, совершаемых организованными преступными группами, составляет в последние годы 12-14,5% от всего числа вымогательств по данным следствия, а по результатам рассмотрения дел в судах - 8-10%.

    Истинная картина несколько иная. Доля организованного вымогательства в общем объеме этих преступлений растет, высока его латентность, которая составляет не менее 70%.

    Состав групп и сообществ варьируется от нескольких десятков до нескольких сотен человек, осуждаются единицы.

    Вo втором параграфе рассматривается личность вымогателя и ее региональные особенности.

    По возрастным группам преступность распределилась следующим образом: группа лиц до 18 лет составила 2%, от 18 до 24 лет - 53%, от 25 до 29 лет - 10%, от 30 до 49 лет - 35%. Неблагоприятные прогнозы связываются с преобладанием представителей второй группы, так как речь идет о молодых людях, ставших, по сути, профессиональными преступниками.

    Образовательно-культурный уровень у вымогателей несколько выше, чем аналогичный среднестатистический для преступников, однако антикриминогенной роли он не сыграл. Вместе с тем он более, чем другие, повлиял на распределение криминальных функций: у лидеров он выше. Семейная сфера этой категории преступников обнаруживает опасные тенденции: около 70% жен и сожительниц вымогателей были осведомлены об источниках дохода, иногда об этом знали дети. При этом криминальный источник материального благополучия не находил адекватной оценки.

    Рассмотрение социально-демографической, нравственно-психологической и уголовно-правовой характеристик личности вымогателя позволили диссертанту подойти к типологии личности вымогателя. Выделяются прогрессирующе-организованный и глобальный типы личности вымогателя, им дается развернутая характеристика.

    В зависимости от места в криминальной структуре и характера общественной опасности предлагается классификация вымогателей: а) низшее звено (с обычным характером общественной опасности), б) среднее звено (повышенная общественная опасность), в) лидеры (наиболее высокая общественная опасность).

    Третий параграф посвящен рассмотрению детерминации организованного вымогательства и региональных особенностей криминогенной и виктимогенной ситуаций.

    С учетом философских положений детерминизма, криминологического учения о причинах и условиях преступности и путем сопоставления динамики криминальных, общесоциальных и других явлений, произошедших в России

    24

    за последние годы, автор в числе детерминант организованного вымогательства называет: 1) неблагоприятно складывающиеся экономические отношения, 2) отрицательные качества личности, 3) весь спектр социально-негативных факторов (приводится их расширенный перечень), 4) нравственное состояние общества.

    Многоплановый анализ условий жизнедеятельности и криминальных явлений в сопоставляемых регионах Санкт-Петербург и область, Белгородская область, Псковская область) позволяет автору определить специфику криминогенной ситуации в Санкт-Петербурге: более динамичное протекание; способность вовлечь личность, не обладающую высокими нравственными и образовательными параметрами; ярко выражен крен в сторону воспроизводства организованного вымогательства.

    По мнению автора, выбор жертвы преступником в ситуации организованного вымогательства определяется, как правило, принадлежностью потерпевшего к той или иной социальной группе, занятием определенной деятельности, в связи с которой преступник "восходит" к жертве. Не случайно в общем числе потерпевших владельцы и служащие частных предприятий (в основном торговых) составили 40%, владельцы и служащие других видов предприятий -8,1%, предприниматели-индивидуалы - 8,8%, обеспеченные граждане -10,3%, представители группы повышенного риска - 10%. Замечается, что эти данные не включают латентной части вымогательства.

    Виктимологический аспект организованного вымогательства в целом характеризуют: незащищенность потерпевших, чрезвычайно неэффективное использование его превентивного потенциала, а также возможностей в раскрытии и расследовании преступлений (органами правопорядка борьба за потерпевшего проиграна), необходимо упрочение правовых и процессуальных позиций потерпевшего на законодательном уровне.

    В четвертом параграфе автор предлагает нерепрессивные меры реагирования на организованное вымогательство, которые должны носить комплексный характер. В числе мер значительные коррективы всей социально-экономической сферы, перенос центра тяжести законодательной и правоприменительной политики на защиту интересов потерпевшего, реализация концепции безопасности личности и предпринимательства, адекватное отражение и оценка преступности в средствах массовой информации и вытеснение произведений, практически романтизирующих преступную жизнь.

    В организационном плане предлагается создание в органах внутренних дел оперативных подразделений, специализирующихся лишь на оперативной разработке организованных структур вымогателей без дальнейшего их отвлечения на сопровождение хода следствия. Предлагается укрепить связь органов внутренних дел с законно действующими охранными структурами, вплоть до введения действующего резерва МВД, курирующего такие службы.

    Предлагается и ряд других мер.

    24

    В заключении диссертации подводятся основные итоги исследования и формулируются некоторые практические рекомендации, которые воспроизведены в настоящем автореферате

    По теме диссертации опубликованы следующие работы:

    1. Понятие вымогательства: прошлое, настоящие, будущее // Современное состояние преступности и реформа российского законодательства: Тезисы докладов и выступлений. СПб.: Санкт-Петербургская высшая школа МВД России, 1995. 0,3 п.л.

    2. Организованное вымогательство как фактор организованной преступности // Современное состояние преступности и реформа российского законодательства: Тезисы докладов и выступлений. СПб.: Санкт-Петербургская высшая школа МВД России, 1995 (в соавторстве) 0,3 п.л.

    3. Криминальная ситуация вымогательства: криминалистические, уголовно-правовые, процессуальные аспекты и их учет в практике ОВД // Соотношение и связи криминалистики и теории оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел. Материалы Всерос. научно-практической конференции. Ч. 3 / Под ред. Меретукова Г.М., Натура А И. Краснодар: Краснодарский юридический институт МВД России, 1996. 0,3 п.л.

    4. К дискуссии об организованной преступной группе // Проблемы борьбы с преступностью на современном этапе: Тезисы докладов и выступлений. СПб.: Санкт-Петербургская высшая школа МВД России, 1996. 0,3 п.л.

    5. Рецензия на монографию Л.К. Малахова "Ответственность за вымогательство: квалификация и наказание по российскому и зарубежному праву" // Правоведение. №2 1996 (в соавторстве) 0,4 п.л.

    6. Жест как способ совершения преступления // Человеческий фактор в правоохранительных системах. Орел: Орловская высшая школа МВД России, 1996. 0,2 п.л.

    7. Спорные вопросы необходимой обороны от вымогательства // Проблемы профилактики правоотношений. Сборник материалов научно-практической конференции. М.: ВНИИ МВД России, 1997. 0,4 п.л.

    8. "Охрана" как вид рэкета // Криминальный вестник. СПб., 1996. № 36-37 0,2 п.л.

    9. О соотношении организованных видов вымогательства и мошенничества // Международное сотрудничество правоохранительных органов в борьбе с организованной преступностью и наркобизнесом. Материалы международной научно-практической конференции. Санкт-Петербург, 25 июля 1997 г. Ч.3 / Под ред. О.М. Латышева, В.П. Сальникова. СПб.: Санкт-Петербургская академия МВД России, 1997. 0,3 п.л.

    10. Организованное вымогательство: понятие, виды и борьба с ним // Международное сотрудничество правоохранительных органов в борьбе с организованной преступностью и наркобизнесом. Материалы международной научно-практической конференции. Санкт-Петербург, 25 июля 1997 г. Ч. 4 / Под ред.

    25

    О.М. Латышева, В.П. Сальникова. СПб.: Санкт-Петербургская академия МВД России, 1997. 0,3 п.л.



    [1] Криминология. Учебник / Под ред. Б.В. Коробейникова, Н.Ф.Кузнецовой, Г. М. Миньковского М.: Юрид. лит., 1988. С.64.

    [2] Куликов А. Отчет перед гражданами России // Российская газета. 1997 21 февраля ; его же: Рапорт МВД о себе и преступной среде//Российские вести. 1997. 20 февраля.

    [3] Вафин P.P. Вымогательство ("Рэкет") - криминалистические проблемы. Екатеринбург: Екатеринбургская высшая школа МВД России, 1993.

    [4] Ахметов Б.И. Уголовно-правовая борьба с вымогательством и пути повышения ее эффективности. Автореф. дис ... канд. юрид. наук. М Академия МВД России, 1993 С. 15-19.

    [5] Уложение о наказаниях уголовных и исправительных. СПб., 1875. С.176.

    [6] Лохвицкий А. Курс уголовного права. СПб. , 1871 С.430-431.

    [7] Хотя в современной литературе встречается ошибочное утверждение, будто дореволюционным действовавшим законодательством предусматривалась ответственность за шантаж". (См.: Вафин P.P. Указ. раб. С.7).

    [8] Соловьев С. Шантаж // Журнал Министерства юстиции. СПб , 1899 С. 92.

    [9] Гаухман Л.Д. Уголовная ответственность за вымогательство. М., 1996. С.30-35.

Информация обновлена:02.11.2011


Сопутствующие материалы:
  | Персоны | Защита диссертаций 
 

Если Вы не видите полного текста или ссылки на полный текст книги, значит в каталоге есть только библиографическое описание.

Copyright 2002-2006 © Дирекция портала "Юридическая Россия" наверх
Редакция портала: info@law.edu.ru
Участие в портале и более общие вопросы: reception@law.edu.ru
Сообщения о неполадках и ошибках: system@law.edu.ru