Учиться в России!
Регистрация »» // Логин:  пароль:

Федеральный правовой портал (v.3.2)
ПОИСК
+ подробный поиск
Подняться выше » Главная/Все книги/

Источник: Электронный каталог отраслевого отдела по направлению «Юриспруденция»
(библиотеки юридического факультета) Научной библиотеки им. М. Горького СПбГУ

Особое производство по гражданским делам, связанным с изменением правового статуса гражданина :

АР
Б683 Блажеев, В. В. (Виктор Владимирович).
Особое производство по гражданским делам, связанным с
изменением правового статуса гражданина :Автореферат
диссертации на соискание ученой степени кандидата
юридических наук. Специальность 12.00.03 - Гражданское
право ; семейное право ; гражданский процесс ;
международное частное право /В. В. Блажеев ; Науч. рук. В.
Ф. Тараненко ; Государственный комитет СССР по народному
образованию. Московский юридический институт. -М.,1991. -26
с.
Материал(ы):
  • Особое производство по гражданским делам, связанным с изменением правового статуса гражданина.
    Блажеев, В. В.

    Блажеев, В. В.
    Особое производство по гражданским делам, связанным с изменением правового статуса гражданина :Автореферат
    диссертации на соискание ученой степени кандидата
    юридических наук.

    ОБЩАЯ ХАРАКТКРИСТИКА РАБОТЫ

    Актуальность темы исследования. Коренные преобразования, осуществляемые в сфере советской государственности в плане практической реализации идеи формирования правового государства, требуют переосмыслении места и роли личности в системе общественных отношений. Суверенитет личности и известная ее правовая и социальная автономия, неприкосновенность и уважение прав и свобод гражданина, признание аа личностью качества равноправного субъекта во взаимоотношениях с государственными структурами - вот тот остов, на котором должен возвышаться правовой статус личности в подлинно правовом государстве.

    Синтезируя в своем единстве правоспособность, дееспособность, определенный объем ухе принадлежащих лицу субъективных прав, правовой статус лица характеризует меру его правовой свободы. В этом смысле он играет определяющую роль, так как служит критериев личностного измерения правового государства. Признание за правовым статусом лица качества высшей социальной ценности требует выработки адекватных концептуальных подходов к законодательному порядку принудительного его ограничения.

    Необходимость и целесообразность существования такого порядка никогда не вызывала особых сомнений. В настоящее время чрезвычайно остры в обществе проблемы, связанные с распространением алкоголизма и наркомании. Как свидетельствует официальная статистика, на 1968 год в стране только на учете в медицинских учреждениях с диагнозом Алкоголизм или алкогольный психоз состояло 4 млн.580 тыс. человек[1]. Учитывая большую латентность характеризуемого явления, заслуживают внимания цифры в 5-6 раз превышаю-

    2

    щие названные[2]. Тревожит и то обстоятельство, что сфера потребления алкоголя все более расширяется, довольно активно проникая в молодежную среду. Эта же тенденция характерна и для наркомании как социального явления на фоне общего роста темпов потребления наркотиков в стране. Так, по весьма приблизительным данным, которыми располагает МВД СССР, в настоящее время зарегистрировано почти 120 тысяч человек, регулярно употребляющих наркотические вещества. По подсчетам же экспертов-криминологов, в СССР 1,5-2 млн. наркоманов[3]. При этом 82,9% наркоманов составляют лица в возрасте до 35 лет[4]. Ситуация многократно осложняется тем, что специалисты предсказывают неизбежный взрыв наркомании в стране, вызванный грядущей либерализацией иммиграционной политики.

    В стране ежегодно увеличивается количество без вести пропавших лиц. Примечательно, что из 87252 объявленных в 1988 году без вести пропавшими судьба семнадцати тысяч четыреста семнадцати человек так и осталась неизвестной[5]. Неопределенность правовою положения многих из них в сфере гражданского оборота вызывает необходимость ее устранения путем признания гражданина безвестно отсутствующим или объявления его умершим, т.е. принудительного изменения правового статуса такого гражданина.

    В условиях правового государства принудительное изменение правового статуса гражданина мыслимо только по суду. Настолько же очевидно, что процессуальный порядок рассмотрения и разрешения такого рода дел должен максимально гарантировать всеобъемлющую защиту как прав и интересов лица, о принудительном изменении правового статуса которого поставлен вопрос в суде, так и других заинтересо-

    3

    ванных в этом лиц. Проблемы, возникающие в ходе судебного разбирательства дел, связанных с принудительным изменением правового статуса гражданина, рассмотренные с позиции основных, отправных моментов теории правового государства, и составили предмет настоящего диссертационного исследования. В этом контексте анализ существующего судебного порядка признания гражданина ограниченно дееспособным, недееспособным, безвестно отсутствующим или объявления умерший представляется безусловно актуальный, вызывающий определенный научный интерес.

    В научно-теоретическом плане актуальность разработки данной проблемы предопределяется еще и тем, что до этого в таком виде гражданско-процессуальный аспект принудительного изменения правового статуса гражданина на диссертационном уровне не исследовался. В диссертациях, подготовленных М.Х. Хутызом (1968 г.) и А.В. Усталовой (1975 г.), анализировался процессуальный порядок рассмотрения и разрешения дел о признании гражданина ограниченно дееспособным и недееспособным. Проблемам, связанным с судебным порядком признания гражданина безвестно отсутствующим или объявления его умершим, была посвящена диссертация Ю.А. Поповой (1977 г.). При всем этом важно учитывать, что с момента их написания прошло относительно много времени. Накопленный практический опыт применения институтов признания гражданина ограниченно дееспособным, недееспособным, безвестно отсутствующим или объявления его умершим указывает на существование целого ряда нерешенных спорных вопросов, требующих своего комплексного теоретического осмысления я уяснения. В частности, сказанное можно отнести в определению наиболее приемлемого, отвечающего их правовой природе, процессуального порядка рассмотрения такого рода дел в рамках существующей гражданско-процессуальной формы, обоснованию потенциального круга лиц, участвующих в таких делах, основных направлений их досудебной подгогов-

    4

    ки, совершенствованию самого порядка разбирательства дел, исходя из их искового характера и т.д. Все это вместе взятое и обусловило выбор настоящей темы диссертационного исследования.

    Цель исследования автор видел в тон, чтобы уяснить правовую природу производства по делам о принудительной изменение правового статуса гражданина к определить его место в рамках единой гражданско-процессуальной формы, с учетом данных, почерпнутых из судебной практики, проанализировать процессуальные особенности рассмотрения и разрешения указанных дел, предложив свои соображения относительно дальнейших перспектив развития и совершенствования судебного порядка принудительного изменения правового статуса гражданина.

    Методологическая, научно-теоретическая и эмпирическая база исследования. В процессе разработки поставленных в работе вопросов автор основывался на диалектическом методе познания, законах формальной логики, использовал частно-научные методы: системный и исторический анализ, метод сравнительного правоведения.

    Диссертация написана на базе критического анализа действующего гражданско-процессуального и гражданского законодательства РСФСР и союзных республик, зарубежных стран, а также руководящих разъяснений Пленума Верховного суда РСФСР и соответствующих постановлений Пленумов Верховных судов союзных республик.

    Теоретическую основу исследования составили работы ученых-юристов, в ток или иной мере занимавшихся разработкой гражданско-правовых и процессуальных аспектов проблемы принудительною изменения правового статуса гражданина: А.Т. Боннера, Т.В. Блиновой, Н.Л. Гребанюк, Р.К. Гукасана, М.А. Гурвича, А.А. Ерошенко, И.А Херуслиса, Н.П. Ломановой, Н.С. Малеина, А.А. Мельникова, С.В. Поповой, И.И. Пятилетова, В.Ф. Тараненко, А.С. Усталовой, М. Х. Хутыза, Л.М. Чечота, М.С. Шакарян и др. Важным источником дли написания работы

    5

    послужили монографии, статьи, учебные пособия, посвященные характеристике правового статуса гражданина, а также относящиеся к области психиатрии. Исследуя исторический аспект проблемы, автор опирается на работы русских ученых-юристов, российское дореволюционное законодательство.

    В основу эмпирической базы исследования положены результаты проведенного автором изучения и обобщения судебной практики рассмотрения такого рода дел в различных регионах страны: г.Москва; г.Подольск Московской обл.; Черкасская обл.Украинской ССР (200 дел). В ходе работы над диссертацией были использованы архивные данные Прокуратуры РСФСР, а также опубликованная судебная практика.

    Новизна работы. В рамках настоящего исследования впервые предпринят комплексный теоретический подход к разработке процессуальных аспектов принудительного изменения правового статуса гражданина. Полученные основные результаты в виде выводов, отдельных суждений, высказанных по целому ряду дискуссионных вопросов, а также сформулированных в работе предложений относительно дальнейшего развития и совершенствования применения институтов, связанных с принудительным изменением правового статуса гражданина, составили новизну данного исследования и выносятся на защиту:

    I. Анализ материально-правовой природы дел об изменении правового статуса гражданина убеждает в том, что их сущность определяется наличием спора относительно правового положения гражданина, признаваемого в судебном порядке недееспособным, ограниченно дееспособным, безвестно отсутствующим или объявляемого умершим. Существование спора по поводу обоснованности и законности требования о принудительном изменении правового статуса гражданина, наличие двух противостоящих сторон, обладающих диаметрально-противоположной юридической заинтересованностью к исходу дела, позволяют авто-

    6

    ру сделать вывод об исковом характере анализируемых категорий дел. Поэтому предлагается отнести их к исковым делам.

    Исключение из особого производства несвойственных ему категорий дел позволит восстановить внутреннее единство правовой природы всех дел особого производства, характеризующихся отсутствием в них спора о праве, подведомственного суду. Исходя из этого, предлагается ряд процессуальных мер, направленных на упрощение порядка судебного разбирательства дел особого производства.

    2. Правовой основой спора, возникающего по анализируемым делам, является охраняемый законом интерес в принудительном изменении правового статуса гражданина. Охраняемый законом интерес есть гарантируемая материальным правом возможность удовлетворения той или иной потребности посредством обращения к компетентному государственному органу, в том числе и к суду.

    3. Действующее законодательство (ст.16 ГК, ст.ст.258,259 ГПК) допускает возможность ограничения в дееспособности расточителя, расходующего средства из семейного бюджета либо имущество на приобретение спиртных напитков или наркотических веществ (частный случай расточительства). С учетом этого предлагается два основных направления, по которым должно идти развитие и совершенствование института признания гражданина ограниченно дееспособным (с.24-25).

    4. Вопрос о лицах, участвующих в делах о принудительном изменении правового статуса гражданина, следует решать с учетом социально-правового назначения каждого из приминаемых правовых институтов. В этой связи по-разному определяется состав лиц, по заявлению которых могут возбуждаться дела о признании гражданина ограниченно дееспособным и недееспособным, уточняется круг таких лиц по делам о признании гражданина безвестно отсутствующих или объявлении умершим (с.IV-I6).

    7

    5. Право на обращение в суд с требованием о принудительном изменении правового положения гражданина обусловлено наличием трех предпосылок. Две из них - процессуальная правоспособность истца и отсутствие ранее вынесенного судебного решения о признании гражданина таковым - являются общими. В качестве специальной предпосылки выделяется наличие юридической заинтересованности истца к исходу процесса рассмотрения дела.

    6. Применительно к делам о признании гражданина недееспособным обосновывается необходимость оставления заявления без движения (ст. 130 ГПК) при отсутствии достаточных данных, подтверждающих наличие у лица психического заболевания.

    7. Иски, как и судебные решения об удовлетворении заявленного требования, носят ярко выраженный преобразовательный характер, отражая интерес истца в изменении правового положения ответчика путем признания его недееспособным, ограниченно дееспособным, безвестно отсутствующим, объявления умершим.

    8. В целях повышения эффективности применения правового института, предусмотренного ст.16 ГК, вопрос об объеме ограничения лица в дееспособности необходимо решать в зависимости от степени злоупотребления лица спиртными напитками, уровня тяжести материального положения семьи, индивидуальных свойств социально-психологической характеристики личности и других заслуживающих вникания обстоятельств. Суду следует предоставить право в каждом конкретном случае четко определять в резолютивной части решения, какие именно права гражданин, ограниченный в дееспособности, может осуществлять только с согласия попечителя.

    Научное и практическое значение работы состоит в возможности использования ее результатов при дальнейшей теоретической pазработке проблем, связанных с принудительным изменением правового статуса гражданина. Ряд выводов и предложений могут быть учтены

    8

    при совершенствовании гражданско-процессуального законодательства, в частности, при подготовке новой редакции ГПК. Материалы диссертации могут оказаться полезными в учебном процессе при чтении лекций и проведении семинаров, в том числе по спецкурсу. Практические рекомендации могут быть использованы судами при разбирательстве дел указанных категорий.

    Апробация результатов исследования. Диссертация подготовлена на кафедре гражданского процессуального права Московского юридического института, где прошла рецензирование и обсуждение. Некоторые теоретические и практические выводы, содержащиеся в диссертации, использованы автором при чтении лекций и проведении практических занятий со студентами.

    Структура диссертации. Работа состоит из введения, двух глав, включающих девять параграфов, и заключения. В конце работы приводится список использованных источников.

    СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

    Первая глава – «Проблема принудительного изменения правового статуса гражданина в советском праве» состоит из четырех параграфов.

    В первом параграфа анализируется понятие и содержание правового статуса гражданина. Отмечая наличие в юридической литературе расхождений в трактовке правового статуса гражданина и сопоставляя различные точки зрения относительно его определения (Ц.А. Ямпольской, Н.И. Матузова, Н.С. Малеина, Я.Р. Веберса, Л.Д. Воеводина, Б.В. Пхаладзе, Б.Б. Каминского и др.), автор приходит к выводу, что правовой статус гражданина следует рассматривать как комплексную правовую категорию, включающую в свое содержание гражданство, правоспособность, дееспособность, наличные субъективные права и обязанности. К тому же, если правоспособность и дееспособность

    9

    образуют основу многоуровневой структуры правового статуса гражданина, то система персонифицированных прав и обязанностей - его индивидуализирующие элементы, позволяющее определи правовой статус каждого гражданина в отдельности. С учетом этого признание гражданина ограниченно дееспособным, недееспособным, безвестно отсутствующим, объявление умершим неизбежно сопряжено с принудительным изменением его правового статуса.

    В целях более глубокой и объективной оценки действующего судебного порядка принудительного изменения правового статуса гражданина в диссертации прослеживается законодательное решение этой проблемы в нашей стране, начиная с первой половины ХVIII века. При этом отмечается, что к концу XIX века в Российской империи окончательно сложился громоздкий и чрезвычайно сложный административной порядок признания гражданина душевнобольным (слабоумным), а также расточителем, который признавался несовершенным как учеными-юристами, предлагавшими передать решение этих вопросов в ведение судебной власти (Е.В. Васьковский, В.Л. Исаченко, Л.З. Слонимский, Я. А. Канторович, А.Ф. Кони), так и законодательно-исполнительной властью, подготовившей ряд проектов нормативных актов, предусматривавших отнесение этих дел к компетенции суда. В немалой степени это было обусловлено опытов применения судебной процедуры рассмотрения таких дел в Привислинских и Прибалтийских губерниях. Начавшиеся законодательные работы были прерваны Октябрьской революцией. Советская правовая доктрина и законодательство остались на позициях административного порядка разрешения указанных вопросах. Только в 1963-1964 годах идея судебного порядка о признании гражданина недееспособным, социальная потребность реализации которой была обоснована еще на рубеже XIX-IX века и получила законодательное закрепление в советском праве. Отказавшись в 1926 году от института расточительства, законодатель лишь частично реализовал его в

    10

    1964 г., допустив возможность ограничения в дееспособности лиц, злоупотребляющих спиртными напитками или наркотическими веществами и ставящих в связи с этим семью в тяжелое материальное положение (ст.16 ГК). Разрешаемые в судебном порядке по законодательству дореволюционной России и законодательству первых лет Советской власти дела о признании гражданина безвестно отсутствующим, затем (1929 г.) были переданы в ведение органов нотариата (исключение составили дела, по которым отсутствовали документальные материалы, подтверждающие факт безвестного отсутствия). В 1963-1964 годах с принятием новых ГК союзных республик была восстановлена судебная юрисдикция по таким делам.

    Сопоставив и проанализировав достоинства и недостатки административного и судебного порядка рассмотрения указанных категорий дел, диссертант считает судебную форму более приемлемой и приспособленной для правильного разрешения дел, связанных с принудительным изменением правового статуса гражданина.

    В поисках оптимального режима рассмотрения и разрешения такого рода дел в рамках единой гражданско-процессуальной формы во втором параграфе диссертации дается характеристика видов гражданского судопроизводства.

    В юридической литературе крайне противоречиво трактуется термин "вид производства": как две возможные процессуальные формы отправления правосудия (В.М. Семенов); как различные стадии гражданского и уголовного процесса (В.Н. Щеглов),- как та или иная категория дел (А.Т. Боннер); как процессуальный порядок рассмотрения тех или иных категорий гражданских дел (Д.М. Чечот, А.А. Добровольский, А.В. Усталова). Разделяя позицию последних, диссертант определяет вид производства как особым образом организованный процессуальный порядок разбирательства и разрешения по существу отдельных категорий гражданских дел, отличающихся сравнительно единой мате-

    11

    риально-правовой природой, что предопределяет существенные различия как в процессуальных средствах, используемых для их защиты, так и в самой процедуре их рассмотрения в судах.

    В соответствии с этим в гражданском судопроизводстве выделяется три вида производств: исковое, производство по делам, возникающим из административно-правовых отношений, и особое производство (ст.1 Основ, ст.1 ГПК РСФСР). Представляется, что дела искового производства рассматриваются по общим правилам гражданского судопроизводства, которые учитывают их специфику и в наибольшей степени приспособлены для их рассмотрения. Дела, возникающие из административно-правовых отношений, и дела особого производства разрешаются в особых режимах судопроизводства, основу которых составляют общие правила судопроизводства, но с определенными изъятиями и дополнениями, составляющими специфику указанных категорий дел с учетом их материально-правовой природы.

    В диссертации проводятся различия между отдельными видами гражданского судопроизводства, выделяются существенные признаки каждого из них. Полемизируя с М.Д. Матиевским, диссертант под спором о факте понимает состояние правовой неизвестности юридического факта, характеризующееся отсутствием сторон с диаметрально-противоположными юридическими интересами. В противном случае спор о факте неизбежно перерастает в спор о праве.

    При анализе особого производства отмечается, что действующим гражданско-процессуальный законодательством в нем объединены довольно разнохарактерные категории дел, общим определяющим признаком которых является отсутствие в них спора о праве, подведомственного суду, и сторон. В силу этого нельзя согласиться с предложением некоторых авторов (А.Т. Боннер, Т.Д. Пескова и др.) об отнесении дел по жалобам на нотариальные действия к делам, возникающие из административно-правовых отношений.

    12

    При рассмотрении вопроса о видах гражданского судопроизводства практический интерес приобретает идея возврата к единоличному порядку разрешения судьей некоторых категорий гражданских дел. На этот счет в литературе высказаны полярные суждения: имеются как сторонники (В. Яковлев, В.С. Тадевосян, Н.П. Ломанова), так и противники (А.Т. Боннер, А.А. Мельников. Н.А. Чечина, М.С. Шакарян). В диссертации высказывается и обосновывается мысль о целесообразности установления такого порядка применительно к делам особого производства, при условии передачи дел, связанных с изменением правового статусе, гражданина и имущества, в исковое производство.

    Для определения вида гражданского судопроизводства по делам о принудительной изменении правового статуса гражданина определяющее значение имеет вопрос о правовой природе производства по названным делам, чему посвящен параграф третий.

    Большинство ученых считает, что процесс рассмотрении и разрешения такого рода дал сводится к установлению юридического факта (Р.А. Арупов, Р.Г. Пегросян, Д.И. Чечот, И.В. Ченцов и др.) и характеризуется отсутствием спора о нраве и сторон (А.А. Добровольский, Р.Е. Гукасян, А.А. Мельников, В.К. Пучинский, К.Х. Хутыз и др.). На наш взгляд, с данным выводом нельзя согласиться, так как вступившее в законную силу судебное решение по указанным категориям дел существенным образом ограничивает весь комплекс прав, составляющих содержание правового статуса лица.

    В юридической литературе неоднократно указывалось на спорный характер дел о признании гражданина ограниченно дееспособным или недееспособным (В.Ф. Тараяенко, Н.Л. Гребанюк, Ю.А. Попова и др.). Правовой основой такого спора как по делам об ограничении в дееспособности (И.А. Жаруолис, А.В. Усталова, И.М. Пятилетов), так и по делам о признании лица недееспособным (И. А. Жаруолис) называют семейное правоотношение. Диссертант не склонен рассматривать таковое

    13

    в качестве предмета судебного разбирательства по анализируемым дедам. В числе других аргументов указывается на то, что лицо лишается или ограничивается в способности самостоятельно приобретать и осуществлять права и обязанности, составляющие содержание не только семейных, во и других правоотношений (трудовых, гражданских, колхозных и т.д.). Сделанный вывод подтверждается ссылкой на законодательство ряда союзных республик, где ограниченно дееспособный может быть признан и одиноко проживающий гражданин, ставящий себя в тяжелое материальное положение злоупотреблением спиртными напитками или наркотическими веществами (ст.257 ГПК Украины, ст.256 ГПК Казахстана и др.). Обосновывается целесообразность введения аналогичной нормы в законодательство РСФСР.

    Специфика спора о праве по характеризуемым делам заключается в том, что он ведется относительно возможности ограничение правового статуса гражданина, что равносильно признанию наличия спора о правомерности ограничения лица в свободе осуществления и распоряжения правами, составляющими содержание его правового статуса, т.е. спора о правах. В такой же мере сказанное относится и к делам о признании гражданина безвестно отсутствующим или объявления его умершим. Оспаривая правовой статус длительно отсутствующего в месте своего постоянного проживания гражданина, заинтересованное лицо оспаривает и комплекс прав ему принадлежащих.

    В качестве правовой основы такого спора выступает охраняемый законом интерес в принудительном изменении правового статуса гражданина. Полемизируя с М.А. Гурвачем, В.П. Грибановым, М.Х. Хутызом, диссертант предлагает иное определение охраняемого законом интереса (с.6). Как подчеркивается в диссертации, неопределенности правового статуса лица существенным образом затрагивает права и интересы как его самого, так и других лиц, состоящих с ним в разнообразных правовых связях. Возможность удовлетворения потребности

    14

    в устранении такой неопределенности предусмотрена соответствующими нормами гражданского права (ст.ст.15,16,18,21 ГК) посредством предъявления в суд требования о признании гражданина ограничено дееспособным, недееспособным, безвестно отсутствующим, объявлении его умершим. Объективно возникающий в такой ситуации правовой спор и составляет предмет судебного разбирательства по названный делам.

    С этих позиций в работе критически анализируются высказанные в литературе предложения относительно определения предмета судебного разбирательства по указанным категориям дел.

    Диссертант, соглашаясь с учеными, указывающими на наличие по таким делам сторон (М.С. Шакарян, Н.Л. Гребешок, Л.Ф. Козлов и др.), приводит дополнительные аргументы и пользу данной позиции.

    Параграф четвертый содержит общий вывод об исковом характере дел, связанных с принудительным изменением правового статуса гражданина, что предполагает их исключение из особого производства я отнесения к исковым делам.

    В этом же параграфе обосновывается невозможность применения при разбирательстве дед такого рода целого ряда институтов искового производства: мировое соглашение, соучастия на стороне ответчика, отказа от иска по доводам о признании гражданина недееспособным и т.д.).

    Во второй главе - "Процессуальные особенности рассмотрения и разрешения дел о принудительном изменении правового статуса гражданина" - автор подробно освещает специфику судебной процедуры разбирательства дел о признании гражданина недееспособным, ограниченно дееспособным, безвестно отсутствующем, объявлении умершим, основываясь на выгоде об исковом порядке производства по этим делам.

    В параграфе первом главы II - "Лица, участвующие в деле о при-

    15

    нудительном изменении правового статуса гражданина" - уточняется круг заявителей по делам о признании гражданина ограниченно дееспособным и недееспособным. Закон не устанавливает, кого следует считать членом семьи (ст.258 ГПК), имеющим право на возбуждение такого рода дел, а в юридического литературе этот вопрос решается крайне противоречиво (А.В. Устачова, А.Т. Боннер, В.Ф. Тараненко, М.Х. Хутыз, И.М. Пягилетов, Н.П. Ломакова и др.).

    Автор диссертации склоняется к тому, что понятие "член семьи" следует по-разному трактовать применительно к указанным категориям дел. Вели по делам о признании гражданина ограниченно дееспособным таким правом должны обладать лица, совместно проживающие с данным гражданином и ведущие общее хозяйство, то по делам о призвании гражданина недееспособным - вше и близкие родственники, совместно с ними на проживающие, как-то: родители, совершеннолетние дети, кровные братья и сестры. При этом учитывается, что и отдельно проживающий супруг или близкий родственник может преследовать цель оградить интересы психически больного лица от их нарушения.

    Что касается дел о признании гражданина безвестно отсутствующим или объявлении умершим, то юридически заинтересованными в их возбуждении должны быть признаны только лица, лишенные возможности реализовать свои субъективные права иным образом, кроме как посредством обращения в суд с требованием о признании гражданина безвестно отсутствующим или объявлении умершим (супруг, родители, дети, братья и сестры, иждивенцы).

    Фактическую невозможность участия ответчика по делам о признании гражданина безвестно отсутствующим или объявлении умершим, а при определенных условиях и по делам о признании гражданина недееспособным, можно восполнить, обеспечив участие на его стороне представителя органа спеки и попечительства или временно назначаемого опекуна для охраны имущества на правах законных пред-

    16

    ставителей. В такой ситуации правовая помощь, исходящая от органа опеки и попечительства,представляется более эффективной, чем помощь официально назначаемого адвоката (А.Т. Боннер, И.А. Жеруолис). При определении состава заявителей в процессуальной смысле, по нашему мнению, следует руководствоваться двумя отправными моментами:

    1. социально-правовым назначением и содержанием того или много института;

    2. соответствием деятельности общественных и государственных органов тем целям, достижения которых служит каждый из указанных правовых институтов.

    С учетом этих критериев, предлагается наделить правом не обращение в суд в интересах других лиц по делам о признании гражданина ограниченно дееспособным общественные организации, уставной задачей которых является осуществление охраны семьи, материнства, детства, а по делам о признании гражданина недееспособным - общественные объединения, розданные для защиты общегражданских прав в свобод граждан (например, "Хельсинская группа"). По этим же соображениям из числа таких общественных объединений следовало бы исключить профсоюзы, a по делам о признании гражданина ограниченно дееспособным - комиссии по борьбе с пьянством. Обосновывается целесообразность сохранения такого права за органами опеки и попечительства только по делам о признании гражданина ограниченно дееспособным. Представляется, существует настоятельная надобность предоставления такого права и наркологическим диспансерам.

    Оценивая критически сложившуюся практику, при которой 99% дел о признании гражданина ограниченно дееспособным возбуждается по инициативе прокурора, автор работы вскрывает организационные, правовые, психологические, социальные причины этого. В диссертации содержится предложение ограничить возможность возбуждения дел

    17

    об ограничении в дееспособности лица, злоупотребляющего спиртными напитками или наркотическими веществами и ставящего семью в тяжелое материальное положение, прокурором только случаями, когда член семьи лишен реальной возможности обратиться в суд с таким требованием (болезнь, преклонный возраст). Исключения возможны, когда прокурор возбуждает дело в защиту интересов несовершеннолетних детей, находящихся в бедственном материальном положении.

    Обладая правом на обращение в суд по анализируемым делам, прокурор и орган опеки и попечительства являются потенциально заинтересованными в деле лицами, что ставит под сомнение их абсолютную объективность при даче заключения по делу. Этот и другие приводимые в работе аргументы убеждают диссертанта в необходимости присоединиться к позиции тех ученых, которые считают возможным отказаться от участия прокурора, равно как и органа опеки и попечительства, в гражданском процессе в форме дачи заключения по делу.

    Сформулированные выше положения нашли отражение в предлагаемой редакции ст.ст.253,258 ГПК.

    Юридически заинтересованные в деле лица, возражающие против принудительного изменения правового статуса гражданина, могут занять в процессе положение третьих лиц без самостоятельных требований на стороне ответчика.

    В связи с приводимым в юридической литературе тезисом о некой "усеченности" процессуальных прав гражданина, признаваемого недееспособным, представляется необходимым решать вопрос о возможности непосредственного его участия в деле мотивированным определением суда.

    Наряду с этими в диссертации рассматриваются иные аспекты участии в процессе лиц, участвующих в деле.

    Параграф второй - "Возбуждение дел о принудительном изменении правового статуса гражданина", содержит характеристику иска

    18

    -генах средства возбуждения такого рода дел. Указанные иски, на наш взгляд, относятся к преобразовательным. Предмет их составляет правовой интерес в преобразовании, изменении правового положения лица. Основания - обстоятельства, с которыми закон связывает возможность принудительного изменения правового статуса гражданина. По своему содержанию такие иски заключают в себе адресованную суду просьбу изменить правовой статус лица.

    Далее на основе анализа различного рода суждений относительно условий обращения в суд по таким делам (М.Х. Хутыз, А.А. Мельников, И.М. Пятилетов), раскрываются предпосылки права на предъявление иска (п.п.1,3 ст.129 ГПК) и необходимые условия его реализации (п.п.4,7,8,9 ст.129, ст.ст.126,127 ГПК). По мнению диссертанта, специальной предпосылкой к рассмотрению дела является юридическая заинтересованность истца. Такую заинтересованность имеют только лица, круг которых очерчен в ст.ст.253,258 ГПК. По этой причине нельзя согласиться с Пленумом Верховного Суда РСФСР (п.4 постановления № 4 от 4 мая 1990 г.) и учеными, допускающими возможность замены ненадлежащей стороны в ситуации, когда дело возбуждено лицом, не указанным в ст.ст.253,258 ГПК (А.С. Соловьев, И.М. Пятилетов). У такого лица отсутствует юридическая заинтересованность, следовательно, - и право на обращение в суд. Дело надо прекращать производством в соответствии с п.1 ст. 219 ГПК.

    Спорным в литературе является вопрос о последствиях недостаточности данных, необходимых для назначения обязательной с таким делам судебно-психиатрической экспертизы. Высказываются различные мнения: оставить заявление без движения (А.Т. Боннер, А.С. Соловьев, В.Ф. Тараненко, И.Х. Хутыз); отказать в удовлетворении требования о признании гражданина недееспособным (А.В. Усталова, И.Д. Шалакидзе, Л.К. Меренкова); оставить заявление без рассмотрения (И.М. Пятилатов).

    19

    В связи с этим в диссертации предлагается признать представление данных, с достоверностью подтверждающих наличие у лица психического заболеваниям качестве необходимого условия надлежащее реализации права на обращение в суд по таким делам. Его несоблюдение должно влечь условное возбуждение дела (ст.130 ГПК). Соответствующие изменения необходимо внести в ч. 2 ст.259 и ст.260 ГПК.

    В третьем параграфе главы II основное внимание сосредоточено на вопросах подготовки к судебному разбирательству дел, связанных с изменением правового статуса гражданина, обосновываются главные направления, по которым она ведется:

    1. определение предмета доказывания по делу, а также установление круга доказательств и доказательственных фактов, необходимых для его разрешения по существу;

    2. определение заинтересованных в деле лиц и обеспечение юс реального участия в Судебном заседании;

    3. принятие мер, связанных с достижением максимального воспитательного воздействия процесса рассмотрения таких дел на его участников и лиц, присутствующих в зале судебного заседания.

    При характеристике предмета доказывания по делам о признании гражданина ограниченно дееспособным признается необходимым уточнить редакцию ст.16 ГК, указав "если вследствие злоупотребления наркотизирующими веществами (алкоголь, его суррогаты, наркотики и т.д.) ставит себя и свою сенью в тяжелое материальное положение.

    Так как наличие у лица психического заболевания и его неспособность в связи с этим отдавать отчет в своих действиям и руководить ими являются медицинскими критериями, которым закон придает правовое значение (А.Т. Боннер), следует более четко отразить это в от. 15 ГК: "гражданин, страдающий психическим заболевание, которое характеризуется отсутствием способности понимать значение своих действий или руководив ими, может быть признан судом недееспо-

    20

    собным" и далее по тексту.

    В качестве одного из необходимых доказательств по делам о признании гражданина недееспособный закон предписывает заключение судебно-психиатрической экспертизы. Постельку ее проведение требует довольно продолжительного времени и на практике ведет к нарушению сроков рассмотрения дела по существу, представляется оправданным наделение судьи правом решать вопрос о приостановлении производства по делу в рамках его досудебной подготовки (М.С. Шакарян, Д.В. Мороз). Уместно это делать одновременно с вынесением определения о назначении экспертизы.

    Некоторые ученые (Р.Ф. Каллистратова, И.А. Полонская) считают возможным включение в орбиту экспертного исследования вопроса о необходимости назначения опеки. Во-первых, что чисто правовой вопрос и к разряду медицинских отнесен быть не может. Во-вторых, опека является правовой категорией второго порядка в том смысле, что она за неизбежностью вытекает из факта признания гражданина недееспособным. В принципе не отрицается разрешение экспертизой вопроса о способности лица принимать фактическое участие в разбирательстве дела, хотя и подчеркивается целесообразность его решения на более ранних этапах подготовки дела к судебному разбирательству. При этом окончательное суждение по данному вопросу в любом случае должно исходить от суда.

    Проблема определения предмета доказывания по делам о признании гражданина безвестно отсутствующим или объявлении умершим в литературе является дискуссионной (А.К. Юрченко, Ю.А. Попова и др.). Диссертант включает в круг искомых фактов следующие обстоятельства:

    1. факт безвестного отсутствия;

    2. истечение определенного установленного законом срока безвестного отсутствия лица.

    Исключение последнего обстоятельства из числа необходимых для

    21

    признания гражданина безвестно отсутствующим или объявления умершим (Е.А. Прянишников) вызывает возражения. Существование срока, только после истечения которого возможно удовлетворение такого требования, оправдано, поскольку признание лица безвестно отсутствующим или объявление умерим сопряжено с существенным вторжением в сферу его неотъемлемых прав. При определении в законе его продолжительности надлежит учитывать целый ряд факторов экономического, политического, социального, географического плана.

    Следует признать неприемлемым предложение Ю.А. Поповой предусмотреть в ГПК обязательный розыск безвестно отсутствующего лица через газету, так как значительно и неоправданно усложнится сам процесс разбирательства дела по существу (увеличение сроков подготовки дела, дополнительные денежные расходы).

    В этом же параграфе содержится обоснование необходимости привлечения в качестве органа опеки и попечительства по делам о признании гражданина ограниченно дееспособным исполкома сельского (поселкового) Совета народных депутатов.

    На основе судебной практики в диссертации рассматриваются проблемы организации и проведения выездных судебных заседаний по делам о признании гражданина ограниченно дееспособны. Здесь же анализируются ситуации, при которых их проведение представляется недопустимым.

    Предметов исследования в четвертом параграфе главы II стали особенности разбирательства дел о принудительном изменении правового статуса гражданина.

    Закон требует обязательной явки в судебное заседание лица, в отношении которого решается вопрос ограничении дееспособности. Некоторые авторы (И.М. Пятилетов, А.В. Усталова, В. Степалин) предлагают предусмотреть принудительный привод уклоняющегося от явки в суд ответчика в качестве процессуального средства реализации данного предписания закона.

    22

    Подобную меру следует признать излишней, а требование обязательной явки ответчики - противоречащим принципам диспозитивности и состязательности. В числа других аргументов указывается на то, что ценой отказа стороны, от фактического участия в деле должна быть вероятность его проигрыша. В силу этого нельзя согласиться и с предложением о распространении возможности привода ответчика на все гражданские дела (М. Фоминов).

    Основываясь на позиции Я.Л. Штутина, диссертант обосновывает необходимость признания за обстоятельствами, раскрывающими содержание относительно-определенных норм (ст.ст.15,16,18,21 ГК), значения доказательственных фактов.

    Отдельные процессуалисты, в частности Ю.А. Попова, считают, что вывод суда о признании гражданина безвестно отсутствующим или объявлении умершим подпадает под действие презумпции.

    Окончательное суждение суда о признании гражданина таковым должно строго основываться на всесторонне и полно исследованных в судебном заседании обстоятельствах дела. В этом смысле такой вывод всегда достоверен, а не предположителен, как утверждает Ю.А. Попова. Пленум Верховного суда РСФСР (п.9 постановления № 4- от 4 мал 1990 г.) рекомендует при наличии согласия заявителя рассмотрение дела отловить для проверки истинности намерений лица, обязующегося прекратить употребление спиртных напитков.

    Реализация указанной рекомендации приведет только по затягиванию процесса. В такой ситуации дело производством должно прекращаться (п.4 ст.219 ГПК), что, однако не исключает обращения в суд с аналогичным требованием, если лицо будет продолжать злоупотреблять спиртными напитками и ставить в связи с этим семью в тяжелое материальное положение.

    Довольно часто возникающую на практике коллизию между заявителем, возражающим против рассмотрения дела по существу, и проку-

    23

    рором, возбудившим дело, следует решать по общему правилу в пользу заявителя, прекращая дело производством (п.4 ст.219 ГПК). Иное решение вопроса не только противоречит принципу диспозитивности, но и не учитывает очень важной особенности - заявитель, как правило; является потенциальным попечителем такого лица.

    Возможность отказа заявителя от заявленного требования о признании гражданина недееспособным исключается, так как суд призван в случае предъявления необоснованного требования подтвердить судебным решением незыблемость правового статуса такого лица, предотвратив тем самым возможные неблагоприятные для него моральные, психологические, социальные последствия.

    На примерах из практики подробно в работе анализируются допускаемые судами при разбирательстве дел названных категорий процессуальные ошибки.

    Заключительный параграф диссертации посвящен особенностям судебных решений по делам о принудительном изменении правового статуса гражданина.

    Диссертант, основываясь на материалах судебной практики, анализирует типичные ошибки, встречающиеся в деятельности судов при вынесении решений.

    В работе выражается отрицательное отношение к высказанному в юридической литературе предложению отказаться от изложение в судебном решении описательной и мотивировочной частей. Реализация этого предложения по сути исключает возможность ознакомления заинтересованных лиц с фактическими и правовыми доводами суда, положенными в основу решенья, сводит на нет право на подачу кассационной жалобы и принесение надзорного протеста, делает невозможным установление тождества дел и т.д.

    Следует согласиться с учеными, признающими целесообразным изложение содержательной стороны ограничения дееспособности в ре-

    24

    зультативной части решения (И.М. Пятилетов, Д.М. Чечот и др.). При этом высказывается мнение, что должен существовать дифференцированный подход к объему ограничения лица в дееспособности, учитывающий заслуживающие внимания обстоятельства (с.7). Положение о том, что указанный вопрос должен решать в каждом конкретном случае сам суд, надо отразить в ст.262 ГПК.

    Вступающее в законную силу решение суда о принудительном изменении правового статуса гражданина, на наш взгляд, наряду с другими обладает свойством исполнимости. Специфика его проявления состоит в том, что, с одной стороны, судебное решение, имея отчетливо преобразовательный характер, с момента вступлений в законную силу удовлетворяет интерес лица в принудительной изменении правового статуса гражданина, а с другой стороны, предполагает последовательное совершение целого комплекса действий, порой на протяжении весьма длительного отрезка времени, за рамками собственно гражданского процесса, имеющих своей целью реализацию содержащихся в решении предписаний. Игнорирование этого обстоятельства на практике зачастую ведет к тому, что решение суда так и остается нереализованным.

    Далее характеризуется деятельность органов опеки и попечительства по исполнению решений о признании гражданина ограниченно дееспособным, указываются причины ненадлежащего осуществления названными органами функций опеки и попечительства.

    В заключительной части диссертации подводятся итоги предпринятому исследованию и определяются два кардинальных направления, по которым должна идти реформация института ограничения лица в дееспособности:

    1. Расширение оснований признания гражданина расточителем. Такая необходимость предопределена наметившимися радикальными изменениями в экономической сфере общества: становление рыночных отношений, складывающийся плюрализм форм собственности и т.д. В та-

    25

    ких условиях неизбежно возникает потребность в признании расточителям не только граждан, злоупотребляющих спиртными напитками или наркотическими веществами и ставящих в связи с этим семью в тяжелое материальное положение, но и лиц, непомерно расходующих средства на другие цели во вред семье и себе самому.

    2. Применение института ограничения в дееспособности к лицам, страдающим алкоголизмом или наркоманией, а при определенных обстоятельствах и к психически больным. Правовой режим ограничения таких лиц в дееспособности призван не только защитить их права и интересы, но и создать необходимые условия для их социально-психологической адаптации и реабилитации.

    С учетом сказанного предлагается измененная редакция ст. 16 ГК: "Признание гражданина ограниченно дееспособным.

    Гражданин, который вследствие злоупотребления наркотизирующими веществами (алкоголь, его суррогаты, наркотики и т.д.) ставит себя и свою семью в тяжелое материальное положение, может быть признан судом расточителем в порядке, установленном Гражданским процессуальным кодексом РСФСР.

    В таком же порядке ограниченно дееспособным может быть признано лицо, страдающее алкоголизмом или наркоманией.

    Объем ограничения в дееспособности в каждом конкретном случае определяется судом, исходя из установленных по делу обстоятельств.

    Лицо, страдающее психическим заболеванием и лишенное способности понимать значение отдельных действий или руководить ими, может быть в судебном порядке лишено возможности их самостоятельно осуществлять.

    Над лицами, ограниченными в дееспособности, устанавливается попечительство".

    26

    По теме диссертации опубликована следующая работа:

    О видах гражданского судопроизводства в советской гражданском процессуальном праве // Актуальные проблемы теории и практики: правосудие по гражданским делам / Под общ. ред. М.С. Шакарян. - М.: ВЮЗИ, 1990, 1,2 п.л. (в соавторстве).

     



    [1] Социальное развитие СССР. Статистический сборник. - М., 1990, с.268.

    [2] См., например: Боковкин В., Ганжин В., Лисицын С, Сидоров П. Трезво о трезвости. - Коммунист, 1989, № 7, с.49.

    [3] Комсомольская правда,1991, 1 марта.

    [4] Известия, 1990, 29 августа.

    [5] Лиханов Д. Без вести... - Огонек, 1989, № 19, с.31.

Информация обновлена:14.08.2012


Сопутствующие материалы:
  | Персоны | Защита диссертаций 
 

Если Вы не видите полного текста или ссылки на полный текст книги, значит в каталоге есть только библиографическое описание.

Copyright 2002-2006 © Дирекция портала "Юридическая Россия" наверх
Редакция портала: info@law.edu.ru
Участие в портале и более общие вопросы: reception@law.edu.ru
Сообщения о неполадках и ошибках: system@law.edu.ru