Учиться в России!
Регистрация »» // Логин:  пароль:

Федеральный правовой портал (v.3.2)
ПОИСК
+ подробный поиск
Подняться выше » Главная/Все книги/

Источник: Электронный каталог отраслевого отдела по направлению «Юриспруденция»
(библиотеки юридического факультета) Научной библиотеки им. М. Горького СПбГУ

Конституционное право на самозащиту в Российской Федерации :

АР
Г135 Газаева, А. А. (Анна Ахматовна).
Конституционное право на самозащиту в Российской
Федерации : теория и практика : автореферат диссертации на
соискание ученой степени кандидата юридических наук.
Специальность 12.00.02 - конституционное право ;
конституционный судебный процесс ; муниципальное право / А.
А. Газаева ; науч. рук. Н. А. Богданова ; Московский
государственный университет им. М. В. Ломоносова. -М., 2018
. -27 с.-Библиогр. : с. 26 - 27.8. ссылок
Материал(ы):
  • Конституционное право на самозащиту в Российской Федерации : теория и практика.
    Газаева, А. А.

    Газаева, А. А.

    Конституционное право на самозащиту в Российской Федерации : теория и практика : автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук

    3

    ВВЕДЕНИЕ

    Актуальность диссертационного исследования

    Конституция Российской Федерации устанавливает конституционные основы правового статуса личности, закрепляя в статье 2 права и свободы человека в качестве высшей ценностью. Одним из таких прав является право на самозащиту (часть 2 статьи 45 Конституции Российской Федерации)[1], т. е. возможность личности защищать свои права и свободы всеми не запрещенными законом способами.

    Важно, что исследуемый правовой феномен одновременно является и субъективным правом, и гарантией. В качестве гарантии право на самозащиту представляет собой средство, обеспечивающее охрану и защиту иных правомочии, а как субъективное право оно предоставляет личности ресурсы для самореализации и защиты прав и свобод. Задача сделать такую самореализацию действительно возможной является актуальной для науки конституционного права, что требует постоянного внимания к проблемам понимания права на самозащиту, а также его реализации, охраны и защиты, это может быть достигнуто путем совершенствования теории, нормативного регулирования и правоприменительной практики.

    В связи с этим важным является концептуальный анализ конституционной формулы права каждого на самозащиту. Тем более, что его доктринальное освоение, проработка направлений его законодательной конкретизации, а также правоприменительной практики далеки от завершения. Так, в теории отсутствуют системные представления о конституционно-правовой природе данного права, его содержании и соотношении с отраслевыми правомочиями. Следствие такого теоретического пробела - ненадлежащее качество правоприменительной практики, что выражается, в частности, в отсутствии единых подходов и

    4

    выверенной методики в оценке российскими судами действий субъекта права на самозащиту. Все отмеченные несовершенства в теории и практике ставят под сомнение не только эффективность судебно-правовой охраны, но и саму способность судебного органа встать на защиту прав человека. Не помогают решить проблему и те научные исследования, которые применяют в основном отраслевые средства познания и оценки феномена права на самозащиту.

    Обозначенные проблемы обусловили необходимость дальнейшего исследования названного права, его правовой природы, а также характера взаимосвязи с соответствующими отраслевыми правомочиями, включенными в механизм его обеспечения, как важного этапа в деле формирования развитой концепции законодательного регулирования в данной области и соответствующей правоприменительной активности.

    Этим объясняется актуальность диссертационного исследования, призванного на основе национальной практики предложить новый подход к анализу отраслевых правомочий по самозащите, акцентируя внимание на их конституционном смысле. На основе такого подхода могут быть выработаны рекомендации по совершенствованию правоприменительной практики национальных судебных органов.

    Степень научной разработанности темы исследования

    В отечественной науке конституционного права исследование права на самозащиту не является абсолютно новой темой. В учебной и монографической литературе оно рассматривалось в рамках общей проблематики прав человека. Объектом специального научного исследования названное право стало в ряде диссертационных работ[2] , в которых использован подход, соответствующий классической схеме анализа отдельных конституционных прав, но при этом предмет исследования в этих

    5

    работах значительно уже, чем в настоящей диссертации. Кроме того, в силу постоянного развития научной мысли и законодательства изменяется теоретическая и нормативная база исследования, требующая обновления представлений о рассматриваемом праве и подходов к его изучению.

    Теоретическая база исследования

    Право на самозащиту и проблемы его понимания, обеспечения исследовались представителями общей теории государства и права и различных отраслевых наук.

    Вопросы природы, структуры и содержания основных конституционных прав человека, в том числе и права на самозащиту, рассматривали специалисты в области теории права и конституционного права: С. А. Авакьян, С. С. Алексеев, М. В. Баглай, Д. Н. Бахрах, Н. А. Богданова, Н. С. Бондарь, А. Б. Венгеров, Н. В. Витрук, Л. Д. Воеводин, Г. А. Гаджиев, Л. И. Глухарева, В. Д. Зорькин, Е. И. Козлова, В. И. Крусс, О.Н. Кряжкова, В. А. Кряжков, О. Е. Кутафин, В. В. Лапаева, Е. А. Лукашева, В. О. Лучин, А. В. Малько, М. Н. Марченко, Н. И. Матузов, А. М. Осавелюк, В. А. Патюлин, Т. Я. Хабриева, В. Е. Чиркин, Б. С. Эбзеев, Л. С. Явич и др.

    Значительный интерес представляют работы, посвященные конституционно-правовому исследованию права на защиту, так как оно имеет тесную связь с изучаемым правомочием - это труды Е. А. Адзиновой, А. В. Автономова, А. М. Бабикова, С. Г. Барановой, О. Я. Белявской, В. В. Бойцовой, О. Н. Бондарь, А. А. Васильева, Г. Н. Комковой, Н. А. Косолаповой, И. Ю. Крылатовой, Е. С. Любовенко, Е. С. Медведевой, A. Л. Миронова, А. С. Плетень, О. А. Снежко, Е. А. Торкуновой, Н. Ю. Хаманевой, Н. М. Чепурновой, И. Г. Чернякова, Е. Л. Шабалиной и др.

    Теоретической основой нашей диссертации послужили также труды о способах реализации права на самозащиту в отдельных отраслях права (уголовном, административном, гражданском, трудовом и семейном) М. В. Антокольской, Ю. Г. Васина, К. К. Борисовой, В. Н. Винокурова, B. П. Грибанова, С. А. Канунникова, М. С. Кораблевой, С. П. Маврина, i

    6

    В.И. Миронова, А. В. Музлова, А.А. Пастухова, В. В. Прибывалова, П. П. Пусторослева, Д. Д. Репринцева, М. Б. Смоленского, Ю. Н. Старикова, Э. Л. Страунинга, Н. С. Таганцева, В. И. Ткаченко, М. И. Усенко, А. В. Феоктистовой. А. М. Эрделевского и др.

    Однако при всей теоретической и практической значимости вышеназванных трудов анализ свойств правовой природы и содержания права на самозащиту проводится в них, как правило, на основе узкоотраслевого подхода к пониманию его конструкции, в связи с чем их авторы затрагивают лишь отдельные аспекты исследуемой темы. Такие работы, где названное право исследовалось бы, прежде всего, в контексте раскрытия его конституционно-правового смысла, особенностей правовой природы и анализа связи конституционного права на самозащиту с отраслевыми средствами его реализации, практически отсутствуют.

    Нормативной и эмпирической базой исследования являются Конституция Российской Федерации 1993 г., федеральные конституционные законы, федеральные законы, иные федеральные нормативные правовые акты федеральных органов государственной власти. Эмпирический материал диссертации включает постановления и определения Конституционного Суда Российской Федерации, постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации, материалы практики Верховного Суда Российской Федерации и судов общей юрисдикции.

    Объектом диссертационного исследования стали общественные отношения, в сфере которых складывается и реализуется право на самозащиту, а также нормативные и теоретические источники, касающиеся данного права.

    Предметом исследования является юридическая природа права на самозащиту и его конституционно-правовой смысл, раскрывающий доктринальное понимание и нормативное содержание вытекающих из данного права отраслевых правомочий по самозащите, что обеспечивает их конституционализацию.

    7

    Цель и задачи исследования Цель настоящего диссертационного исследования обусловлена его объектом и предметом и заключается в том, чтобы на основе комплексного правового исследования права на самозащиту теоретически обосновать ценность конституционного содержания изучаемого феномена, а также его влияние на отраслевые правомочия по самозащите и правоприменительную практику. Для достижения данной цели были поставлены следующие задачи:

    1) изучить и обобщить конституционный и отраслевой научные подходы в исследовании права на самозащиту;

    2) раскрыть понятие права на самозащиту как конституционно-правового явления;

    3) определить место конституционного права на самозащиту в системе конституционных прав;

    4) выявить структуру, содержание, особенности отраслевых правомочий по самозащите, показав их соотношение с исследуемым конституционным правом, опираясь на теорию конституционализции;

    5) раскрыть особенности отраслевого нормативного регулирования, направленного на конкретизацию конституционного права на самозащиту;

    6) показать специфику практики Конституционного Суда Российской Федерации по рассмотрению дел, касающихся права на самозащиту;

    7) изучить и обобщить российскую судебную практику рассмотрения дел, связанных с реализацией права на самозащиту, и сформулировать предложения по ее совершенствованию;

    Научная новизна диссертационного исследования определяется тем, что особенности права на самозащиту как субъективного права исследуются в рамках комплексного подхода, исходя из предложенной в работе интерпретации названного права. В работе изложено многоаспектное понимание права на самозащиту как сложного конституционно-правового явления. Предлагаемое автором понимание конституционного содержания

    8

    права на самозащиту позволило раскрыть всю полноту правозащитного потенциала, заключенного в изучаемом праве. На основе широкого взгляда на сущность права на самозащиту как возможности самореализации личности уточняется его место в системе конституционных правомочий.

    В работе обоснованы предложения по выделению подходов к пониманию юридической природы и содержания права на самозащиту как конституционного субъективного права и отраслевых правомочий. Предлагается концепция соотношения исследуемого права и отраслевых правомочий по самозащите, основанная на теории конституционализации.

    В работе обозначены дефекты судебной защиты исследуемого правомочия, предложены пути их преодоления.

    Теоретическая и практическая значимость работы

    Теоретическая и практическая значимость настоящего диссертационного исследования заключается в том, что сформулированные в нем выводы дополняют и расширяют доктринальные представления о конституционном праве на самозащиту, о его содержании, роли, месте в системе конституционных прав и о соотношении с вытекающими из него отраслевыми правомочиями. Также в исследовании сформулированы предложения по совершенствованию правоприменительной практики, в основе которых лежит идея о сочетании конституционного и отраслевых аспектов права на самозащиту. Кроме того, материалы диссертации могут быть использованы для совершенствования образовательных программ высшего образования в области юриспруденции.

    Методология исследования включает систему методов познания, выбор которых обусловлен предметом диссертационной работы. В основу исследования положен универсальный метод - диалектический. Также использованы такие общенаучные методы познания, как логический, системный, функциональный, структурный, социологический. Широко применялись необходимые для правового исследования методы анализа судебной практики, формально-юридический, сравнительно-правовой.

    9

    Положения, выносимые на защиту

    1. Обоснован вывод о том, что для исследования права на самозащиту необходимо опираться на современные концепции познания правовых явлений, среди которых наиболее существенный вклад может внести теория конституционализации, которая имеет важное методологическое значение. Она предполагает последовательное сочетание доктринальных и нормативных средств и усилий, направленных на обеспечение действенности конституционных установлений в сфере правового регулирования и правоприменительной деятельности, обеспечивает процесс конкретизации и актуализации нормативных положений Конституции Российской Федерации. Такой подход позволяет более адекватно передать содержание права на самозащиту, имеющего ярко выраженный конституционный компонент, и привнести понимание ценности рассматриваемого конституционного субъективного права в другие отрасли права с целью приведения отраслевых представлений об изучаемом феномене в соответствие с заданным Конституцией вектором.

    2. Доказано положение о том, что конституционное право на самозащиту следует относить к категории личных прав. Такой подход отличается от распространённой в науке точки зрения о классификации прав, согласно которой исследуемое право входит в отдельную группу конституционных правомочий по защите других прав и свобод. Утверждается, что конституционная суть права на самозащиту проявляется не только в правомочии каждого самостоятельно охранять свои интересы. В его основе лежит возможность личной самореализации человека в сфере защиты собственных прав и свобод. Речь идет об индивидуальной свободе, предполагающей возможность выбора средств и способов самозащиты, не противоречащих закону.

    3. Представлено авторское понимание содержания конституционного права на самозащиту, которое включает в себя несколько основных аспектов. Во-первых, речь идет о свободе выбора человеком правовых средств и

    10

    способов защиты его прав. Такой выбор основан на осознанных, самостоятельных, инициативных усилиях личности. Во-вторых, очевидна многовариантность правовых возможностей по самозащите, предполагающая сочетание двух групп правовых возможностей: нормативно закрепленных и не получивших нормативного отражения. Нормативные - это конкретные юридические средства самозащиты, регламентированные нормами российского законодательства. Они включают в себя как юрисдикционные механизмы, например, возможность обращения к государственным органам за защитой, так и неюрисдикционные, т.е. возможность совершения самостоятельных действий по защите. Законодательно не закрепленные способы и средства реализации права на самозащиту - это нормативно не конкретизированные, однако охватываемые содержанием конституционного права возможности по осуществлению самозащиты, не противоречащие закону, т. е. варианты, предложенные человеком самостоятельно.

    При этом перечень средств и способов реализации конституционного права на самозащиту отличается своей широтой и по определению не может быть закрытым, поскольку в процессе реализации этого права человек максимально задействует свой психофизиологический ресурс.

    4. Развиты положения о том, что конституционное право на самозащит}' и отраслевые правомочия по самозащите имеют различные характеристики. При этом их нельзя ни отождествлять, ни противопоставлять друг другу.

    С позиции конституционного подхода право на самозащиту имеет следующие характеристики: многовариантность составляющих его правовых возможностей и форм их реализации; соответствие форм реализации критерию правомерности; особая значимость в защите прав и законных интересов личности; широкий спектр защищаемых благ; субъект права - человек; неотъемлемый и неотчуждаемый характер; право реализуется в рамках общерегулятивных отношений.

    С точки зрения отраслевого подхода право на самозащиту рассматривается как отраслевое правомочие и имеет иные характеристики:

    11

    возможность совершения конкретных действий (бездействия); соответствие установленных форм реализации специфике отраслевых правоотношений; объект - определённый вид социального блага; наличие специальных требований к правовым качествам и свойствам субъекта; определённость способов и средств самозащиты; право реализуется в рамках конкретных правоотношений.

    5. Обоснованы положения о том, что конституционное право на самозащиту особым образом взаимосвязано с обеспечивающими его реализацию отраслевыми правомочиями. Они служат одной цели - предоставить человеку возможность самостоятельно защищать свои права и законные интересы и обеспечить ресурс ее реализации.

    В рамках научной доктрины конституционализации конституционный смысл права на самозащиту универсальным образом определяет содержание отраслевых возможностей по самозащите, предопределяя их связанность. Исследуемое право следует рассматривать как ценностное начало, соответствие которому является важным критерием конституционности отраслевых правомочий. Эти правомочия призваны обеспечить конституционное правопользование в рамках конкретных правоотношений, а также нормативно конкретизировать порядок и условия правопользования.

    6. На основе анализа решений Конституционного Суда Российской Федерации утверждается, что конституционное право на самозащиту не является абсолютным, а составляющие его возможности могут быть ограничены правомерным образом при условии соблюдения принципа пропорциональности. Под пределами конституционного права на самозащиту понимаются границы заложенных в нем возможностей, очерчивающие его исходное юридическое содержание и означающие, что ряд возможностей, на которые могли бы претендовать индивиды, этим правом не охватываются. Таким образом, в самой базовой конструкции нормы заложены обшие критерии правопользования исследуемым правом. Норма устанавливает цель правопользования - защита каждым его прав и

    12

    свобод и его внешние пределы - законные способы и средства защиты прав.

    В структуре содержания исследуемого права можно выделить несколько групп правовых возможностей: 1) конституционные правомочия, составляющие ресурс реализации исследуемого права; 2) отраслевые правомочия - обеспечивающие реализацию права на самозащиту в рамках конкретных правоотношений; 3) возможности (средства), не имеющие детальной нормативной юридической формализации. За пределами содержания конституционного права на самозащиту остаются возможности, которые с конституционно-правовой точки зрения оцениваются как злоупотребление этим правом.

    7. Установлено, что в практике национальных судебных органов нет единства подходов к пониманию юридической природы права на самозащиту в отраслевом его восприятии и в конституционном смысле, что влечет отсутствие единообразия в правоприменении. При принятии решения суды общей юрисдикции, как правило, апеллируют к отраслевой норме, закрепляющей один из возможных способов реализации самозащиты, и не всегда учитывают конституционный смысл права на самозащиту. Такой узкий подход не только является причиной снижения эффективности использования личностью права на самозащиту, но и может трактоваться как его незаконное ограничение, а, следовательно, - нарушение соответствующего конституционного права.

    Конституционализация правоприменительной практики в контексте права на самозащиту заключается в том, что судье необходимо сочетать широкий (конституционный) и узкий (отраслевой) подходы при разрешении дел, связанных с реализацией права на самозащиту. В оценке оснований и пределов права на самозащиту ключевую роль играет конституционный смысл рассматриваемого права. При решении вопроса о соблюдении порядка и условий реализации конкретного правомочия по самозащите следует обращаться к норме отраслевого законодательства, отражающей специфику его реализации. Такой подход позволит улучшить режим правовой защиты

    13

    личности, т. е. обеспечить ее всестороннюю защищенность и достичь той цели, ради которой исследуемое право было закреплено в Конституции Российской Федерации.

    8. Сформулированы предложения по совершенствованию судебной практики, по рассмотрению дел, связанных с реализацией права на самозащиту. На основе конституционного понимания отраслевых правомочий по самозащите предложена методика судебной аргументации, которую можно представить следующим образом.

    Прежде всего, следует исходить из конституционного смысла права на самозащиту, а при оценке способов его реализации учитывать их соответствие, во-первых, правовым пределам, т.е. границам конституционного содержания исследуемого правомочия; во-вторых, правовым основаниям (наличие угрозы нарушения прав и свобод или уже имеющиеся их нарушения); в-третьих, требованиям соразмерности и пропорциональности.

    Выстраивание отраслевой аргументации предполагает оценку фактических обстоятельств дела (способа, характера посягательства и причиненного или возможного вреда) и решение вопроса о соответствии совокупности совершенных действий (бездействий) по самозащите прав и их последствий способу и характеру нарушения, исходя из требований отраслевого законодательства. При этом важно соотнести причиненный вред с предотвращенным, а при принятии решения учитывать степень грозящей опасности и степень адекватности восприятия ее личностью, а также субъективные мотивы личности при выборе того или иного средства. Апробация результатов исследования

    Основные положения научного исследования апробированы путем публикации пяти научных статей в ведущих рецензируемых научных изданиях, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки Российской Федерации. Автор имеет также три публикации по теме диссертационного исследования в журналах, входящих в РИНЦ.

    t4

    Результаты исследования представлены в докладах на XXIII Международной научной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов-2016» (11-15 апреля 2016 года, г. Москва), межрегиональной научно-практической конференции «Проблемы становления, развития и модернизации гражданского общества в Российской Федерации: исторический, экономический, юридический аспекты» (8 декабря 2016 года, г. Иваново), ежегодной научной конференции преподавателей и студентов юридического факультета ИвГУ «Наука в классическом университете» (1-5 февраля 2017 года, г. Иваново), XXIV Международной научной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов-2017» (10-14 апреля 2017 года, г. Москва), XVII Международной научно-практической конференции «Современное российское право: взаимодействие науки, нормотворчества и практики» в рамках XIII Международной научно-практической конференции «Кутафинские чтения» (21-23 ноября 2017 года, г. Москва), Межрегиональной научно-практической конференции «Права человека в условиях глобальной миграции (к 24-й годовщине принятия Конституции Российской Федерации)» (8-9 декабря 2017 года, г. Иваново), ежегодной научной конференции преподавателей и студентов юридического факультета ИвГУ «Наука в классическом университете»

    (1-5 февраля 2018 года, г. Иваново), XXV Международной научной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов-2018» (9-13 апреля 2018 года, г. Москва) и др.

    Структура исследования

    Структура работы соответствует кругу вопросов, раскрывающих тему и обеспечивающих последовательное освещение анализируемого материала, источников и представление полученных результатов. Диссертация состоит из введения, трех глав, включающих семь параграфов, заключения, списка литературы.

    15

    ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

    Во введении обоснована актуальность и научная новизна темы диссертационного исследования, описаны его методологическая и эмпирическая основы, сформулированы основные положения, выносимые на защиту, указана теоретическая и практическая значимость исследования, степень достоверности результатов проведенного исследования, а также представлены сведения об апробации полученных результатов.

    Глава первая «Право на самозащиту: конституционный и отраслевые подходы» включает в себя три параграфа, в которых раскрываются понятие, структура, особенности права на самозащиту.

    В первом параграфе «Конституционное понимание права на самозащиту» проводится анализ права на самозащиту с конституционно-правовых позиций, формулируется авторский подход к его пониманию, дается характеристика его юридической природы, основного содержания, а также обосновывается место исследуемого феномена в системе конституционных прав.

    Установлено, что конституционное право на самозащиту, закрепленное в ч. 2 ст. 45 Конституции Российской Федерации, является естественным, неотчуждаемым правом человека, относящимся к группе личных прав и свобод. Показана его конституционная ценность как правового принципа и ориентира для отраслевого регулирования и деятельности правоприменительных органов.

    В диссертации сформулировано авторское определение понятия права на самозащиту как конституционно-правового явления: это открытый набор правовых возможностей, в рамках которых личность наделена свободой делать осознанный, самостоятельный, инициативный выбор правовых средств и способов самозащиты своих прав и свобод, включающих в себя как конституционные средства, так и отраслевые, а также иные средства, не имеющие нормативной юридической формализации.

    16

    Критически осмысливается диссертантом неоднозначно решаемый в литературе вопрос о месте права на самозащиту в классификации основных прав и свобод. Сложившееся понимание сути конституционной возможности, заключенной в праве на самозащиту, предполагает, что в правовой литературе его относят к группе прав по защите других прав и свобод[3]. Диссертант придерживается иной точки зрения и присоединяется к Л. Д. Воеводину и другим авторам, которые включают право на самозащиту в группу личных (гражданских) прав, складывающихся в сфере личной безопасности и частной жизни[4]. Данная позиция обоснована тем, что исследуемое право, во-первых, является одним из проявлений свободы человека, заключающейся в возможности распоряжаться личной свободой в известных правовых пределах; во-вторых, оно отражает биосоциальную природу человека; в-третьих, индивидуализирует личность каждого и обеспечивает самореализацию в сфере защиты собственных прав и свобод, а именно: позволяет максимально задействовать свой психофизиологический ресурс для этих целей

    Во втором параграфе «Отраслевой подход к пониманию права на самозащиту» анализируются и сравниваются определения права на самозащиту, сложившиеся в юридических отраслевых науках, а также предлагаются характеристики этого права, выделяются особенности его субъектов и объекта в аспекте специфики отраслевого понимания.

    Установлено, что многообразие отраслевых подходов к интерпретации содержания права на самозащиту обусловлено более узкой в отличие от конституционно-правовой предметной сферой, в которой складывается и реализуется данное право. В каждой отрасли право на самозащиту наделяется чертами, характерными для конкретного вида отраслевых

    17

    правоотношений. Например, в отечественной уголовно-правовой доктрине право на самозащиту определяется как предпринимаемые лицом самостоятельные меры по обеспечению сохранности законных прав и интересов личности, общества и государства, выражающиеся в причинении уголовно значимого вреда при совершении действий по предупреждению и пресечению общественно-опасных посягательств.[5] В гражданском праве под самозащитой понимаются действия, направленные на защиту своих гражданских прав, существующих во внедоговорных и договорных отношениях.[6] В литературе по трудовому праву содержание права на самозащиту обозначается как самостоятельные действия (бездействие) работника, направленные на защиту принадлежащих ему трудовых прав и др[7]

    В этом разделе диссертации даются характеристики субъектов права на самозащиту и его объектов, рассмотрены их виды. Сформулирован вывод о том, что субъектом права могут быть как физические, так и юридические лица, свойства которых получили закрепление в нормах отраслевого законодательства. Объект права на самозащиту рассматривается как определённые правоохраняемые блага и интересы, детализация которых будет связана со спецификой складывающихся в рамках той или иной отрасли правоотношений. Так, в уголовном праве в качестве объекта самозащиты рассматривают жизнь и здоровье человека, в гражданском праве - материальные и нематериальные блага, в трудовом - труд и его гарантии.

    18

    Приведенные примеры доказывают, что отраслевое понимание права на самозащиту сконцентрировано лишь на тех или иных формах и средствах его реализации, продиктованных особенностями общественных правоотношений в которых они складываются. Право на самозащиту рассматривается как возможность совершения конкретных действий или бездействия, проявляющаяся в определенной установленной отраслевым законодательством форме, присущей соответствующим правоотношениям, и наделяется их чертами.

    В третьем параграфе «Конституционализация как метод анализа соотношения конституционного права на самозащиту и отраслевых правомочий по самозащите» сформулирован и раскрыт тезис о том, что правовая природа конституционного права на самозащиту и средств его реализации (отраслевых правомочий) характеризуется по-разному. Их нельзя ни отождествлять, ни противопоставлять. Для правильного понимания связи между ними, а также для разрешения вопроса об их соотношении следует обратиться к методологии конституционализации[8].

    Конституционализация позволяет выявить и уточнить параметры взаимосвязи конституционных установлений и вытекающих из их смысла норм, созданных в результате конкретизации таких установлений на отраслевом уровне. Использование конституционализации как метода анализа соотношения конституционного нрава на самозащиту и отраслевых правомочий по самозащите подтверждает их связь. Однако такая связь не должна пониматься как соотношение части и целого. Конституционное право на самозащиту является общей исходной предпосылкой возможности самозащищаться, содержит в себе базовое нормативное закрепление, предопределяющее основу содержания отраслевых правомочий. В свою очередь, отраслевые правомочия по самозащите должны рассматриваться как содержательные конкретизации конституционного права на самозащиту. Они развивают общую идею, сформулированную в конституционном праве на

    19

    самозащиту, превращая его в реальную возможность в условиях конкретных правоотношений. Без учета специфики этих правоотношений реализовать исследуемое право будет затруднительно.

    Конституционное право на самозащиту следует рассматривать как общую правовую идею, раскрывающуюся в содержании и определяющую пределы отраслевых возможностей по его реализации. Такое видение значения рассматриваемого права, основано на применении конституционализации как метода анализа. Входящие в противоречие с идеей конституционализации нарушение или искажение смысла конституционных установлений о праве на самозащиту влечет нелегитимность законодательства и основанной на нем правоприменительной практики. Следовательно, производные от исследуемого конституционного права отраслевые правомочия должны восприниматься и оцениваться в конституционном контексте.

    Глава вторая «Правовая формализация права на самозащиту в Российской Федерации» включает в себя два параграфа, в которых дается характеристика содержания конституционного закрепления исследуемого права и законодательного регулирования, направленного на конкретизацию конституционных положений о праве каждого на самозащиту.

    В первом параграфе «Конституционное закрепление права на самозащиту» анализируется конституционная формула исследуемого феномена, в которой заключается возможность осуществления личностью самостоятельной защиты прав и свобод.

    На основе анализа конституционных положений ч.2 ст. 45, а также позиций Конституционного Суда Российской Федерации сделан вывод о том, что Конституция Российской Федерации содержит широкое понимание права на самозащиту. Исследуемое право характеризуется как основное, поскольку оно складывается в важнейшей для индивида сфере - сфере личной безопасности и частной жизни, опосредуя отношения между государством и человеком. Предполагается, что ядро содержания права на самозащиту

    20

    составляет идея о возможности свободного, осознанного волеизъявления человека в выборе правовых средств и способов защиты, а также поливариантности форм ее реализации. Утверждается, что при осуществлении самозащиты человек может задействовать как юрисдикционные механизмы, например, обратиться к государственным органам за защитой, так и неюрисдикционные, т.е. совершать самостоятельные действия по защите.

    В нормах Конституции Российской Федерации определены пределы права на самозащиту, установленные по кругу не только правомочий, но и субъектов и объектов этого права. Сформулирован вывод о том, что субъектом исследуемого права является человек, а объект права понимается очень широко и охватывает весь спектр возможностей и благ, необходимых для жизнедеятельности человека.

    В качестве пределов конституционного права на самозащиту предложено понимать границы заложенных в нем возможностей. Определена структура содержания исследуемого права. Выделено несколько групп правовых возможностей, составляющих конституционное право на самозащиту: 1) конституционные правомочия, составляющие ресурс реализации исследуемого права; 2) отраслевые правомочия - обеспечивающие реализацию права на самозащиту в рамках конкретных правоотношений; 3) возможности (средства), не имеющие детальной нормативной формализации. За пределами содержания конституционного права на самозащиту остаются возможности, которые с конституционно-правовой точки зрения оцениваются как злоупотребление этим правом.

    В диссертации показано взаимосвязь исследуемого права с другими конституционными правами, часто выступающими неотъемлемыми элементами либо его содержания, либо конституционно-правового механизма его обеспечения.

    Во втором параграфе «Отраслевое регулирование права на самозащиту» характеризуется законодательство, которое на уровне

    21

    отраслей права закрепляет право на самозащиту, наполняя содержание соответствующего конституционного права.

    Показано, что система нормативных актов направленных на регулирование анализируемого права, строится на положениях Конституции Российской Федерации. Это означает, что юридическая конструкция конституционного права на самозащиту получила многовариантную конкретизацию в виде отраслевых законодательных установлений. Каждое такое установление отличается особым содержанием.

    В отраслях самозащитное поведение субъекта права рассматривается как совокупность разрешенных законом действий. Правомерность таких действий определяется путем сравнения поведенческого акта субъект и конкретной отраслевой нормы. Важно, что отраслевые нормы, содержат разный набор специфических признаков, характеризующих самозащитное поведение (акт) субъекта в качестве правомерного. Например, в уголовном и гражданском праве внешней формой проявления самозащиты как правомерного поведения является совершение соответствующих активных действий субъектом права. В свою очередь, в рамках трудового права такой формой, напротив, представляется отказ от совершения действий, т.е. бездействие. При этом юридическое содержание таких действий (бездействия) различно.

    Несмотря на отсутствие текстуального совпадения содержания отраслевых правомочий по самозащите закреплённых в разных отраслях, можно утверждать, что между ними существует связь. Именно конституционный смысл права на самозащиту является связующим началом отраслевых правомочий по самозащите. Он проникает в ткань правовой материи и насыщает ее «конституционным духом». Такое воздействие распространяется на все отрасли права без исключения. Поэтому и нормы права, создаваемые в рамках той или иной области права, занимают свое место в системе отраслевых правомочий по самозащите, а не образуют разрозненных правовых явлений.

    22

    Можно говорить о ярко выраженной синхронизации отраслевых правомочий по самозащите на основе конституционного смысла. По содержанию отраслевые правомочия отличаются друг от друга, но в действительности образуют единство, основанное на конституционной идее.

    Глава третья «Практика реализации права на самозащиту в Российской Федерации» включает в себя два параграфа, в которых раскрывается роль, содержание и особенности правоприменительной деятельности судебных органов, направленной на охрану и защиту права на самозащиту.

    В первом параграфе «Конституционное право на самозащиту в практике Конституционного суда Российской Федерации» проанализированы правовые позиции Конституционного суда Российской Федерации, раскрывающие конституционное значение права на самозащиту, закрепленное в ч. 2 ст. 45 Конституции Российской Федерации, рассмотрен вопрос об основаниях ограничения исследуемого права.

    Конституционное право на самозащиту нечасто становится предметом рассмотрения Конституционного Суда РФ. Однако его практика по данному вопросу представляет особую значимость, так как в ней раскрывается доктринально-нормативное содержание исследуемого права. На основе анализа решений Суда, касающихся права на самозащиту, выделены общие параметры пользования этим правом. Целью такого правопользования является самостоятельная защита человеком его прав, свобод и законных интересов, а условием - соответствие используемых форм реализации самозащиты критерию правомерности. При этом Конституционный Суд РФ отмечает, что вопрос о правомерности избранной индивидом формы реализации самозащиты, непосредственно связан с ее соразмерностью нарушению. Не должно быть выхода за пределы действий, необходимых для пресечения нарушения.

    Автором диссертации исследуется вопрос о возможности отнесения конституционного права на самозащиту к категории абсолютных прав. Суд,

    23

    выражая свою правовую позицию, определил, что исследуемое право может быть ограничено. Ограничение права на самозащиту, как и других конституционных прав должно отвечать требованиям ч. 3 ст. 55 Конституции Российской Федерации. Оно должно быть адекватным, пропорциональным, соразмерным и не затрагивать существо права. Конституционный Суд РФ, рассматривая вопрос о нарушении конституционного права на самозащиту нормами отраслевого законодательства, закрепляющего процедуру и условия его реализации в рамках конкретных правоотношений, неоднократно акцентировал внимание участников процесса не том, что недоступность определённого средства самозащиты не нарушает конституционного существа права. Суд, аргументируя свою позицию, подчеркивал, что у заявителей сохранялась возможность осуществить самозащиту с помощью иных, доступных средств, что свидетельствует об отсутствии нарушения свободы выбора средств и способов защиты.

    Анализ практики Конституционного Суда РФ позволяет сделать вывод о том, что право на самозащиту предполагает поливариантность правовых возможностей и разумное распоряжение свободой выбора человеком: это составляет ядро конституционной возможности. Но, несмотря на естественный и неотчуждаемый (в конституционно-правовом смысле) характер права на самозащиту, реализация данного права, как и большинства других прав и свобод человека, не является абсолютной. Однако принципиально важно строить доводы о пределах защиты конституционного права на самозащиту, опираясь на принцип пропорциональности и сбалансированности публичного интереса с интересом частным (а также групповым), чтобы частные интересы не были ущемлены в пользу интересам публичным.

    Во втором параграфе «Право на самозащиту в судебных решениях Верховного Суда Российской Федерации и судов общей юрисдикции» обосновывается, что убедительная, логически выстроенная аргументация, основанная на сочетании широкого (конституционного) и узкого

    24

    (отраслевого) подходов к пониманию права на самозащиту судами общей юрисдикции и Верховным Судом Российской Федерации, при разрешении дел о реализации исследуемого права имеет принципиальное значение, поскольку, во-первых, позволяет правильно выявить юридическое содержание отраслевых правомочий по самозащите, ставших предметом рассмотрения суда, в контексте отраслевого законодательства и верно квалифицировать деяние человека, во-вторых, позволяет решить вопрос об отсутствии злоупотребления правом, в-третьих, придает решениям ясности, в-четвертых, создает необходимые ориентиры для актуального правопонимания.

    Автор считает, что конституционализация судебной практики в контексте права на самозащиту заключается в том, что в ситуациях выраженной нормативной вариативности именно конституционный смысл должен предопределять судебную оценку конкретных юридических фактов. Конституционно-правовое видение сущности права на самозащиту позволяет судье адекватно выявить волю законодателя, выраженную в отраслевой норме, правильно истолковать и уяснить ее смысл, что обусловливает верную оценку всей совокупности обстоятельств и доказательств по делу, а также вынесение правосудного решения.

    В контексте рассматриваемых в диссертационном исследовании проблем алгоритм построения аргументации понимается как упорядоченный комплекс доказательств и юридически значимых выводов, свидетельствующих о необходимости не оказывать предпочтение широкому или узкому (отраслевому) подходам к пониманию права на самозащиту в правоприменительной деятельности суда, а использовать комплексный подход, предполагающий их сочетание. Для конституционно обоснованного разрешения юридического спора связанного с правом на самозащиту методика судебной аргументации должна строиться следующим образом. В оценке оснований и пределов применения права на самозащиту ключевую роль играет конституционный смысл рассматриваемого права. При решении

    25

    вопроса о соблюдении порядка и условий реализации конкретного правомочия по самозащите следует обращаться к норме отраслевого законодательства, отражающей специфику его реализации.

    Анализ судебной практики дает основания утверждать, что подход к определению права на самозащиту оказывает прямое влияние на сам процесс правовой оценки судами фактических обстоятельств дела. Примеры из практики судов разного уровня позволяют выявить тенденцию к тому, что суды общей юрисдикции первой и второй инстанции чаще придерживаются узкого (отраслевого) подхода к пониманию права на самозащиту. Пленум Верховного Суда РФ в целях унификации судебной практики принял ряд постановлений[9] с специальными рекомендациями, где подчеркнул, что конструкции отраслевых установлений о праве на самозащиту являются не чем иным, как механизмом реализации исследуемого конституционного права. Суд указывает на конституционную первооснову данного правового явления, тем самым обосновывая необходимость применения широкого подхода судьями при отправлении правосудия. Суды не вправе ограничить свободу личности в выборе средств своей самозащиты, если имело место посягательство представляющее реальную опасность для прав, свобод и законных интересов человека.

    В заключении подведены итоги диссертационного исследования, сформулированы основные выводы, предложения по совершенствованию правоприменительной практики и очерчены перспективы дальнейшей разработки проблемы права на самозащиту в конституционном праве.

    26

    Публикации автора по теме диссертации Список работ опубликованных в рецензируемых научных изданиях, рекомендованных для защиты в диссертационном совете МГУ по специальности 12.00.02 «Конституционное право; конституционный судебный процесс; муниципальное право»

    1. Газаева А. А. К проблеме понимания юридической природы права на самозащиту: общетеоретический подход // Юридический мир. - 2017. - № 12. -С. 40-42. (0,5 печ. л.).

    2. Газаева А. А. Право на самозащиту в интерпретации Европейского суда по правам человека и Конституционного суда Российской Федерации // Конституционное и муниципальное право. - 2018. - № 4. - С. 21-24. (0,5 печ. л.).

    3. Газаева А. А. К проблеме понимания объекта и субъекта: отраслевой подход // Юрист. - 2018. - № 5. - С. 36-43. (0,5 печ. л.).

    4. Газаева А. А. Право на самозащиту: проблемы конституционализации отраслевых правомочий // Юридический мир. - 2018. - № 7. - С. 20-23. (0,5 печ. л.).

    Список работ, в рецензируемых изданиях, рекомендованных Высшей аттестационной комиссией при Министерстве образования и науки Российской Федерации для публикации диссертационных исследований

    1. Газаева А. А. Особенности правовой природы самозащиты как конституционного и отраслевого правомочия и механизм их влияния на практику применения // Вестник Костромского государственного университета. - 2017. - Т. 23, - № 1. - С. 234-237. (0,5 печ. л.).

    2. Газаева А. А. К проблеме определения сущностных характеристик юридической природы права на самозащиту // Государственная власть и местное самоуправление. - 2017. - № 5. - С. 8-11. (0,5 печ. л.).

    3. Газаева А. А. Право на самозащиту: проблемы юридической лингвистики /7 Современное право. - 2018. - № 5. - С. 8-11. (0,5 печ. л.).

    27

    Список работ, опубликованных в других научных изданиях

    1. Газаева А. А. Право на самозащиту как конституционная ценность // Научный поиск. - 2016. - № 1.2. - С. 77-79. (0,5 печ. л.).



    [1] Конституция Российской Федерации (принята всенародный голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 №6-ФКЗ, от 30.12.2008 №7-ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ, от 21.07.2014 J6 11-ФКЗ) // Собрание законодательства Российской Федерации. 2014. № 15. Ст. 1691.

    [2] См., например: Усанова В. А. Конституционное право человека на самозащиту в Российской Федерации. - Волгоград, 2003; Гончарова Е. И. Самозащита гражданских прав и свобод человека и гражданина: конституционно-правовой аспект. - Волгоград, 2006; Орбинский А. Ю. Конституционное право человека и гражданина Российской Федерации на самозащиту прав и свобод - М., 2009.

    [3] См.: Баглай М. В. Конституционное право Российской Федерации : учеб. для вузов, б-е изд., изм. и доп. М.. 2007. С 295; Авакьян С. А. Конституционное право России. Учебный курс : учебное пособие. В 2 т. Т. 1. 5-е изд., перераб. и доп. М., 2014. С. 7S5-786; Мархгейм М. В. Защита прав и свобод человека и гражданина в современной России: системная конституционная модель, проблемы ее функционирования и совершенствования : монография. Ростов н/Д 2005. С. 28; Горбачева С. В. Самозащита прав по российскому законодательству : дне. ... канд. юрид. наук. И. Новгород, 2005. С. 85.

    [4] См.: Воеводин Л. Д. Юридический статус личности в России: учебное пособие. М., 1997. С. 191.

    [5] См.: Звечаровский И., Чайка Ю. Законодательная регламентация института необходимой обороны // Законность. 1995. № 8. С. 34; Сидоренко Э. Л. Институт самозащиты личности в уголовном праве России. С. 20.; Бабурин В. В., Буевич Е. И. Содержание элементов состава правомерного причинения вреда при необходимой обороне как основания исключения уголовной ответственности // Вести. Омского университета. 2014. № 2. С. 188-189.

    [6] Грибанов В. П. Пределы осуществления и защиты гражданских прав. М., 1972. С. 168; Клейн Н. И. Возникновение гражданских прав и обязанностей, осуществление и защита гражданских прав // Комментарий к Гражданскому кодексу РФ, части первой / отв. ред. О. H. Садиков. М., 1995. С. 35; Эрделевский А. М. Самозащита гражданских прав // Юридический мир. 1998. № 8. С. 47; Страунинг Е. Л. Теория самозащиты гражданских прав : [монография]. М., 2007. С. 8.

    [7] Миронов В. И. Трудовое право России : учебник. М., 2005. С. 42; Кануинихов С. А., Канунников А. Б., Пастухов А. А. Правовая культура самозащиты работниками своих трудовых прав // Трудовое право. 2007. № 2. С. 1; Репринцев Д. Д. Самозащита работниками трудовых прав // Трудовое право. 2009. № 3. С. 2.

    [8] Крусс В. И. Конституционализация права: основы теории. М, 2016. С. 19, 34, 48 и др.

    [9] Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 сентября 2012 № 19 «О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2012. № 11; Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. №2 «О применении судами Российской Федерации Трудового Кодекса РФ»// Бюллетень Верховного Суда РФ. 2007. №3; Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 июня 2015 г. №25 «О применении судами некоторых положений раздел 1 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» // Российская газета. 2015. 30 июня. № 140. С. 4-5.

Информация обновлена:04.12.2018


Сопутствующие материалы:
  | Защита диссертаций 
 

Если Вы не видите полного текста или ссылки на полный текст книги, значит в каталоге есть только библиографическое описание.

Copyright 2002-2006 © Дирекция портала "Юридическая Россия" наверх
Редакция портала: info@law.edu.ru
Участие в портале и более общие вопросы: reception@law.edu.ru
Сообщения о неполадках и ошибках: system@law.edu.ru