Учиться в России!
Регистрация »» // Логин:  пароль:

Федеральный правовой портал (v.3.2)
ПОИСК
+ подробный поиск
Подняться выше » Главная/Все книги/

Источник: Электронный каталог отраслевого отдела по направлению «Юриспруденция»
(библиотеки юридического факультета) Научной библиотеки им. М. Горького СПбГУ

Административная ответственность за земельные правонарушения :

АР
К755 Кочерга, М. В. (Михаил Валерьевич).
Административная ответственность за земельные
правонарушения : проблемы правового регулирования и
практики правоприменения : автореферат диссертации на
соискание ученой степени кандидата юридических наук.
Специальность 12.00.14 - административное право ;
финансовое право ; информационное право / М. В. Кочерга ;
науч. рук. И. Е. Нельговский. -СПб., 2008. -22 с.-Библиогр.
: с. 21 - 22.10 ссылок
Материал(ы):
  • Административная ответственность за земельные правонарушения : проблемы правового регулирования и практики правоприменения.
    Кочерга, М. В.

    Кочерга, М. В.
    Административная ответственность за земельные правонарушения : проблемы правового регулирования и практики правоприменения : автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук.

    3

    I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

    Актуальность темы исследования. Роль земли как основы жизнедеятельности людей трудно переоценить. Однако качество этого незаменимого для человечества природного объекта с каждым годом ухудшается. Так, по данным, положенным в основу при принятии Федеральной целевой программы «Сохранение и восстановление плодородия почв земель сельскохозяйственного назначения и агроландшафтов как национального достояния России на 2006-2010 годы», утвержденной постановлением Правительства Российской Федерации от 20 февраля 2006г. № 99 (с последующими изменениями)[1] только сельскохозяйственные угодья, выбывшие из оборота за последние 15 лет, составили более 15 млн. гектаров, более 56 млн. гектаров пашни характеризуются низким содержанием гумуса. Следует отметить, что сам факт принятия названного программного правового акта свидетельствует об обеспокоенности государства состоянием земель в Российской Федерации.

    Одним из инструментов государственного воздействия, способным улучшить ситуацию с состоянием земель, является юридическая ответственность и наиболее часто применяемый ее вид - административная ответственность за нарушение земельного законодательства.

    На сегодняшний день институту административной ответственности присущ ряд проблем, связанных как с правой регламентацией составов административных правонарушений некоторых процессуальных норм, так и с правоприменительной практикой.

    Так, изменение административного и земельного законодательства как на федеральном, так и на региональном уровне вызывает к жизни такие ситуации, когда законодательство в области административной ответственности «не успевает» за изменениями земельного законодательства. Кроме того, терминологическое несоответствие положений административного и земельного законодательства приводит к разночтению при применении норм, предусматривающих административную ответственность за земельные правонарушения в зависимости от органов их применяющих.

    Необходимо отметить и проблемы пробельности законодательства в области установления административной ответственности в сфере использования и охраны земель, которые приводят к попыткам контролирующих органов самостоятельно придать административную деликтность ненаказуемым деяниям путем вынесения предписаний по вопросам соблюдения земельного законодательства с дальнейшим привлечением лиц, не исполнивших таковые, к административной ответственности за неисполнение в срок законного предписания.

    Следует отметить несовершенство нормативно-правовой базы в области установления статуса органов государственной власти и местного самоуправления как субъектов административно-деликтнь1Х отношений. Система органов, осуществляющих контрольные полномочия и привлекающих к административной ответственности за земельные правонарушения, нуждается в изменениях, поскольку, к примеру,

    4

    полномочия контролирующих органов исполнительной власти на федеральном уровне дублируются, у региональных законодателей нет унифицированных подходов к созданию юрисдикционных органов и определению подведомственности административных дел.

    Вызывает тревогу и правоприменительная практика в области контроля за использованием и охраной земель (эффективность земельного контроля). Достаточно упомянуть официальную статистику, приводимую Управлением государственного земельного контроля Роснедвижимости, из анализа которой следует, что признание судами актов земельного контроля и постановлений о привлечении к административной ответственности в этой сфере, не соответствующими закону[2] и недействительными, составляют до 70 процентов. Причинами складывающейся судебной практики являются неверное толкование норм материального права, нарушение процедуры привлечения к административной ответственности и недостаточная доказательственная база, а, в конечном счете - непрофессионализм должностных лиц, осуществляющих земельный контроль.

    В связи с этим особенно актуальными становятся проблемы выработки научно-обоснованного подхода к установлению административной ответственности за земельные правонарушения, ее закрепления в законодательстве и реализации в правоприменительной практике, что и обусловило выбор темы в настоящем диссертационном исследовании.

    Теоретическая основа и степень разработанности темы. Поскольку диссертационное исследование базируется на общетеоретических понятиях, характеризующих административную ответственность в системе юридической ответственности, ценными явились труды таких ученых в области теории государства и права, а также в области административного права, как А.Б. Агапов, С.С. Алексеев, В.К. Бабаев, Д.Н. Бахрах, В.П. Беляев, С.Н. Братусь, К.С. Вельский, В.Г. Бессарабов, И.И. Веремеенко, Б.Н. Габричидзе, Э.Е. Гензюк, В.В. Денисенко, А.С. Дугенец, В.В. Игнатенко, АЛ. Коренев, В.Р. Кисин, Ю.М. Козлов, Н.И. Матузов, А.В. Малько, М.Я. Масленников, А.В. Мицкевич, А.И. Мурзинов, Л.А. Николаева, В.А. Печеницын, Л.Л. Попов, Б.В. Российский, Н.Г. Салищева, В.Д. Сорокин, Ю.Н. Старилов, М.С. Студеникина, И.В. Тимошенко, А.А. Ушацкая, В.М. Чибинев, А.Ю. Якимов и др.

    В связи с тем, что административная ответственность за земельные правонарушения рассматривалась в качестве составной части административной ответственности за экологические правонарушения, значительно обогатили исследование работы таких ученых, как М.М. Бринчук, С.А. Боголюбов, Г.Е. Быстрое, А.К. Голиченков, О.Л. Дубовик, Б.В. Ерофеев, Э.Н. Жевлаков, О.А. Зиновьева, И.А. Иконицкая, В.И. Ивакин, СВ. Калашников, И.О. Краснова, Э.С. Навасардова, Л.Я. Окорокова, В.И. Романов, А.А. Рябов, В.Д. Симухин, Е.А. Сухова, В.В. Федоров, Ю.С. Шемшученко, Д.В. Якунин и др.

    Поскольку отдельное внимание в работе уделено проблемам правового статуса уполномоченных органов в этой сфере в свете проводимой административной реформы, полезным явилось обращение к трудам таких ученых, как А.Л. Акопов, Г.В. Атаманчук, И.Л. Бачило, И.Н. Барциц, А.В. Безруков, М.И. Васильева, Д.Н. Козак, С.Н. Клепиков,

    5

    И.В.Левакин, А.Ф. Ноздрачев, Н.В. Мельников, И.Ф. Панкратов, С. В. Степашин, Р.И. Тарнапольский, Ю.А. Тихомиров, Т.Я. Хабриева, В.А. Черепанов, А.Н. Чертков и др.

    Из диссертационных исследований можно отметить работы Д.В. Якунина «Административная ответственность за нарушение правил землепользования» (2003 г.), а также Л.А. Мельник «Правовая охрана почв» (2005 г.),

    Нормативная и эмпирическая база исследования. Выводы и предложения, содержащиеся в работе, основаны на исследовании и оценке норм Конституции РФ, административного и земельного законодательства.

    Эмпирической базой исследования послужили более 40 материалов проверок в области земельного законодательства прокуратурами г. Невинномысска и Кочубеевского района Ставропольского края; опубликованные статистические данные; более 60 архивных дел мировых судов города Ставрополя. Автором были проанализированы решения Верховного Суда РФ, постановления Пленума и постановления Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ, Федеральных арбитражных судов округов, Апелляционных арбитражных судов, Арбитражного суда Ставропольского края и др.

    Объект и предмет диссертационного исследования. Объектом исследования является совокупность общественных отношений, возникающих в связи с административной ответственностью за земельные правонарушения.

    Предмет исследования составляют правовые нормы, регулирующие общественные отношения в сфере административной ответственности за земельные правонарушения, а также правоприменительные акты. Исследование основывалось на изучении федерального и регионального административного, земельного законодательства, муниципальных правовых актов (в основном анализировались правовые акты субъектов РФ Южного федерального округа).

    Цель диссертационного исследования - на основе изучения релевантных характеристик института административной ответственности за земельные правонарушения сформулировать предложения по совершенствованию законодательства и повышению эффективности правоприменения в этой области.

    Исходя из намеченных целей, были поставлены следующие задачи:

    - изучить и обобщить имеющиеся теоретические и эмпирические источники исследуемой темы;

    - проанализировать понятие административной ответственности за земельные правонарушения, провести ее отграничение от уголовной ответственности;

    - исследовать тенденции формирования федерального и регионального законодательства в области административной ответственности за земельные правонарушения;

    провести анализ законодательного регулирования административной ответственности за земельные правонарушения в 90-е годы XX столетия Российской Федерацией и ее субъектами;

    проанализировать регулирование административных земельных правонарушений, закрепленных в КоАП РФ (2001 г.);

    - дать характеристику проблемам правовой регламентации административных земельных правонарушений, закрепленных законодательством субъектов Российской Федерации, на примере Южного Федерального округа;

    6

    - провести анализ особенностей, присущих процедуре обнаружения и привлечения виновных к административной ответственности за земельные правонарушения;

    - на основе сравнительно-правового анализа изучить проблемы, характерные для закрепления юрисдикционных полномочий по рассмотрению административных земельных дел в субъектах РФ ЮФО.

    Методологическая основа диссертации. Диссертационное исследование базируется на положениях материалистической диалектики с использованием методов сравнительно-правового, системно-структурного, формально-логического, исторического анализа.

    Применение указанных методов дало возможность комплексно проанализировать правовую базу института административной ответственности за земельные правонарушения, практику ее применения, историческое развитие, современное состояние и наметившиеся тенденции развития в будущем. Избранный методологический инструментарий позволил выявить коллизии в регламентации исследуемых отношений.

    Научная новизна исследования. Диссертационная работа является одним из первых системных, комплексных, логически завершенных научных исследований проблем административной ответственности за земельные правонарушения, включающая анализ правовой регламентации и правоприменительной практики как федерального, так и регионального уровней.

    Результатом исследования избранной темы явились следующие основные выводы и положения, выносимые на защиту.

    1. Законодательство об административной ответственности 90-х годов прошлого столетия характеризовалась следующими основными чертами: множественностью источников, которые наряду с дублированием норм, содержали и правовые коллизии, выражавшиеся в установлении различных размеров штрафов за одни и те же деяния, а также в отсутствии единого субъектного состава административных земельных правонарушений; множественностью органов, применявших меры административной ответственности, полномочия которых в значительной части не были разграничены. Очевидным также было нежелание законодателя до определенного времени консолидировать составы административных земельных правонарушений и упорядочить виды и размеры наказания, унифицировать состав субъектов административной ответственности.

    2. Несмотря на множество источников правового регулирования административной ответственности за земельные правонарушения на федеральном уровне, ряд субъектов РФ ЮФО в 90-годы XX века принимали собственные законодательные акты, регулировавшие указанные отношения. Некоторые субъекты РФ воспроизводили федеральное законодательство, перенося на региональный уровень практически без изменений нормы, установленные федеральными законами, без наличия к тому объективных потребностей. По отдельным же составам размеры штрафов значительно превышали те, что устанавливались на федеральном уровне.

    Как положительное качество исследуемого регионального законодательства следует отметить включение в него составов административных правонарушений действительно направленных на обеспечение правовой защитой ряда обязанностей

    7

    субъектов земельных отношений. Причем часть из них восполняла пробелы законодательства РФ, другие же - имели целью создать административно-правовую защиту собственных региональных правоустановлений.

    3. Анализ современных правовых норм дат основание сгруппировать их по классификационным группам, позволившим выявить все составы административных правонарушений, прямо или косвенно посягающих на общественные земельные отношения, а также выявить пробелы и противоречия в их правовой регламентации. Диссертантом предлагаются следующие классификации:

    - если исходить из деления составов административных правонарушений по главам КоАП РФ, сгруппировавшим составы по родовым и видовым объектам, то можно выделить виды административных правонарушений, в которых объектом посягательства могут выступать и земельные отношения: санитарные, имущественные, экологические, аграрные или сельскохозяйственные правонарушения, транспортные, налоговые и управленческие правонарушения;

    следующая классификация составов административных земельных правонарушений основывается на функциональных признаках земли, указанных в п.1 ст. 1 Земельного кодекса РФ;

    - учитывая социальную функцию земли, предлагается классификация составов, в основе которой лежит критерий обеспеченности публичных интересов в сфере земельных отношений мерами административной ответственности (при этом под публичными интересами подразумеваются закрепленные в законодательстве обязанности субъектов права, исполнение которых в силу их императивного характера должны гарантироваться принудительной силой государства под страхом, в данном случае, административной ответственности).

    4. Большое значение для правильной квалификации правонарушения имеет точное определение предмета противоправного посягательства. В качестве предметов административных земельных проступков выступают объекты земельных отношений, названные в ст. 6 Земельного кодекса РФ, как то: земля как природный объект и природный ресурс, земельные участки и их части. Разновидностью предметов рассматриваемых правонарушений, исходя из законодательства об административной ответственности, будут участки прибрежной защитной полосы водного объекта, водоохранные зоны водного объекта либо зоны (округа) санитарной охраны источников питьевого и хозяйственно-бытового водоснабжения (ст. 7.8), лесные участки (ст. 7.9), сенокосы, пастбища (ст. 8.30), мелиорируемые земли (ст. 10.10), полосы отвода автомобильной дороги (ст. 11.21) и др. В некоторых случаях предметом административного правонарушения будет выступать элемент земельного участка, например, плодородный слой почвы (ст. 8.6), который является составной частью земельного участка. В качестве предметов административных земельных правонарушений могут быть и иные предметы материального мира непосредственно связанные с землей, в том числе специальные знаки, ответственность за уничтожение или повреждение которых предусмотрена ст. 7.2 КоАП РФ.

    5. Поскольку большинство составов земельных административных правонарушений носят бланкетный характер, применение соответствующих норм КоАП РФ зависит от качества норм земельного и гражданского законодательства, которые, как показало исследование, не всегда согласованы между собой. Можно также

    8

    констатировать, что земельное и гражданское законодательство страдают пробелами, в результате чего, создаются трудности в правоприменении норм КоАП РФ.

    6. Наличие значительного числа норм, устанавливающих административную ответственность за земельные правонарушения, не всегда оправдано. Излишняя детализация при регулировании некоторых отношений приводит к ситуациям, когда какие-то требования земельного законодательства остаются не обеспеченными зашитой со стороны административного права. Это касается не только формулировок объективной стороны, но и, например, ограничение применения нормы указаниями на субъектный состав.

    7. Сложности в квалификации земельных административных правонарушений создает наличие большого числа смежных составов, причем не только внутри одной главы, но и в других главах Особенной части КоАП РФ. Ситуация осложняется еще и тем, что полномочиями по выявлению земельных административных деликтов наделено множество органов и их должностных лиц.

    8. Диссертантом сформулирован ряд предложений по изменению и дополнению КоАП РФ в части регулирования административно-деликтных земельных отношений с целью его совершенствования, в том числе по введению административно-правовой защиты отношений в области землеустройства для обеспечения требований ФЗ «О землеустройстве» и др.

    9. В целях унификации регионального законодательства об административных правонарушениях, а также гарантированности соблюдения требований рационального использования и охраны земель, необходимо рекомендовать субъектам РФ (возможно в рамках модельного закона субъекта РФ «Об административных правонарушениях») вводить в законы субъектов РФ составы правонарушений, предусматривающие ответственность за нарушение требований градостроительного законодательства, а именно правил землепользования и застройки, требований градостроительных регламентов, а также требований, содержащихся в документах территориального планирования.

    10. Федеральное агентство кадастра объектов недвижимости - это орган государственного земельного контроля. Однако это является неоправданным, поскольку не реализуются приоритетные направления административной реформы и один орган исполнительной власти сосредоточил в своих руках контрольные полномочия и полномочия по оказанию услуг. На наш взгляд, правильнее было бы исключить из перечня полномочий Роснедвижимости контрольные полномочия, передав их уполномоченному контрольному органу, например, Росприроднадзору.

    11. Исходя из анализа судебной практики, свидетельствующей о низком профессиональном уровне должностных лиц, осуществляющих земельный контроль, необходимо законодательно установить в качестве одного из обязательных квалификационных требований к лицам, претендующим на замещение указанных должностей, наличие высшего юридического образования.

    12. Требует совершенствования ряд норм, связанных с регулированием производства по делам об административных правонарушениях в субъектах РФ, в том числе по разделению контрольных и юрисдикционных полномочий, а также по установлению подведомственности административных земельных правонарушений.

    9

    Теоретическая и практическая значимость исследования заключается в том, что основные положения диссертационного исследования могут найти применение: в правотворческой деятельности при совершенствовании законодательства, в процессе правоприменения, в общетеоретических и отраслевых научных исследованиях; в процессе преподавания административного права, земельного права; при разработке курсов, подготовке учебных программ, учебников, учебно-методических пособий по административному праву, земельному праву для юридических вузов.

    Апробация результатов исследования. Основные теоретические положения и практические материалы, содержащиеся в настоящем диссертационном исследовании, использованы в выступлениях на научных конференциях и в опубликованных работах, применены при проведении прокурорских проверок в г. Невинномысске и Кочубеевском районе Ставропольского края. Диссертант участвовал в разработке нескольких проектов законов Ставропольского края, а также является соавтором комментария земельного законодательства Ставропольского края.

    Структура диссертации обусловлена темой исследования и состоит из введения; трех глав, объединяющих восемь параграфов; заключения и списка использованной литературы.

    II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

    Во введении обоснована актуальность темы исследования, показана степень ее научной разработанности, обозначены цели, задачи, предмет и объект исследования. Охарактеризована научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы, сформулированы основные положения, выносимые на защиту.

    Первая глава «Общая характеристика административной ответственности за земельные правонарушения» состоит из четырех параграфов. Она посвящена анализу понятия административной ответственности за земельные правонарушения, правового регулирования административной ответственности за земельные правонарушения, в том числе соотношения федерального и регионального законодательства, а также историко-правовому исследованию федерального и регионального регулирования административной ответственности за земельные правонарушения в 90-е годы XX столетия.

    В первом параграфе «Понятие административной ответственности за земельные правонарушения» предпринята попытка охарактеризовать административную ответственность за земельные правонарушения с теоретико-правовой позиции.

    Действующее законодательство не содержит универсального определения административной ответственности, называя лишь некоторые ее виды, в зависимости от субъектов, совершивших административное правонарушение. В правовой литературе существуют различные определения административной ответственности. Автор считает, что подобные определения, даваемые различными учеными верны в той или иной степени, поскольку и действующее административное законодательство не только закрепляет конкретные виды административных правонарушений, в том числе земельных, но и сводит административную ответственность к реакции государства на правонарушение, выражающейся в применении мер воздействия на правонарушителя. Таким образом, только при наличии совершенного административного правонарушения

    10

    призывается к правоприменительной практике механизм реализации правовой нормы, закрепляющей административную ответственность за земельные правонарушения.

    Административное законодательство дает легальное определение административного правонарушения. Диссертантом предложены различные классификации административных земельных проступков, основывающиеся на делении составов административных правонарушений по главам КоАП РФ, на функциональных признаках земли, указанных в п.1 ст. 1 Земельного кодекса РФ и на критерии обеспеченности публичных интересов в сфере земельных отношений мерами административной ответственности.

    Определяя состав административного земельного правонарушения, делается ряд выводов. Так, предлагается подразделить видовые объекты земельных административных правонарушений на отношения в сфере использования и охраны земель сельскохозяйственного назначения; земель населенных пунктов; земель промышленности, энергетики, транспорта, связи, радиовещания, телевидения, информатики, земель для обеспечения космической деятельности, земель обороны, безопасности и земель иного специального назначения; земель особо охраняемых территорий и объектов; земель лесного фонда; земель водного фонда и земель запаса, т.е. в зависимости от категории земель, по поводу которых они возникают.

    В качестве предметов административных земельных проступков можно рассматривать объекты земельных отношений, названные в ст. 6 Земельного кодекса РФ. В виде разновидности предметов рассматриваемых проступков можно считать участки прибрежной защитной полосы водного объекта, водоохранные зоны водного объекта либо зоны (округа) санитарной охраны источников питьевого и хозяйственно-бытового водоснабжения (ст. 7.8), лесные участки (ст. 7.9), сенокосы, пастбища (ст. 8.30), мелиорируемые земли (ст. 10.10), полосы отвода автомобильной дороги (ст. 11.21) и др. В некоторых случаях закон называет в качестве предмета административного правонарушения элемент земельного участка, например плодородный слой почвы (ст. 8.6), который является составной частью земельного участка. Указывается, что в качестве предметов административных земельных правонарушений могут выступать и иные предметы материального мира, непосредственно связанные с землей, в том числе специальные знаки, ответственность за уничтожение или повреждение которых предусмотрена ст. 7.2 КоАП РФ.

    Применительно к административным земельным правонарушениям административным законодательством, для определения субъектов проступков, используется следующая терминология, как то: собственник, владелец или пользователь земельного участка (например, ст. 7.2.). Земельное законодательство детализирует участников земельных отношений: собственники земельных участков, землепользователи, арендаторы земельных участков и обладатели сервитута (ст.5 Земельного кодекса РФ). Добавим также, что субъектами земельных отношений могут быть и иные лица. Так, в частности, это могут быть должностные лица уполномоченных органов исполнительной власти (например, субъекты правонарушения, предусмотренного ст. 8.4 или ст. 19.9 КоАП), это могут быть залогодержатели и залогодатели, доверительные управляющие, получатели ренты и др. Кроме того, субъектами земельных административных отношений могут быть лица, не имеющие

    11

    статуса законных субъектов земельных отношений (например, субъекты правонарушения, предусмотренного ст. 7 Л КоАП РФ).

    Во втором параграфе «Правовое регулирование административной ответственности за земельные правонарушения: общая характеристика и проблемы соотношения федерального и регионального законодательства» дается анализ нормативных источников, регламентирующих административную ответственность в рассматриваемой сфере.

    Административное законодательство является совместным предметом ведения Российской Федерации и ее субъектов. Правовое регулирование административной ответственности на федеральном уровне в превалирующей степени осуществляется Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 года N 195-ФЗ (с последующими изменениями). Его основополагающая роль обосновывается также и тем, что отраслевые законодательные акты, в том числе Земельный кодекс РФ (ст. 74), ФЗ «Об охране окружающей среды» (ст. 75), Градостроительный кодекс РФ (ст. 58), ФЗ «О государственном регулировании обеспечения плодородия земель сельскохозяйственного назначения» (ст. 29) и др., содержат бланкетные нормы об административной ответственности.

    Федеральным законодательством четко установлены исключительные предметы ведения Федерации в рассматриваемой сфере (ст. 3.1. КоАП РФ) и определено распределение приоритетов между федеральными законами и законами субъектов Российской Федерации.

    Ученые в области административного права сводят установление административной ответственности субъектами РФ к административной ответственности за правонарушения, носящие региональный характер (нарушение правил благоустройства населенных пунктов, общественного порядка и т.п.), либо за нарушение норм и правил регионального и муниципального уровня, т.е. находящихся вне предметов ведения Российской Федерации.

    Правовая позиция же Конституционного Суда РФ, выраженная в ряде постановлений и определений, признает и так называемое «опережающее» законодательство, имея в виду право субъекта РФ принимать собственные нормативные правовые акты при отсутствии соответствующих федеральных законов.

    Поскольку административная ответственность призвана принудительной силой государства обеспечить выполнение обязанностей субъектов экологических и земельных отношений, закрепленных в отраслевом законодательстве, в данном случае в законодательстве об охране окружающей среды и рациональном природопользовании, зачастую возникают случаи, когда федеральный законодатель выборочно устанавливает административную ответственность, т.е. обеспечивает ответственностью выполнение лишь некоторых обязанностей субъектов экологических отношений.

    Не обеспечено административной защитой и выполнение ряда обязанностей субъектов собственно земельных отношений. Некоторые диспозиции составов земельных административных правонарушений лишь фрагментарно отражают соответствующие нормы земельного законодательства. Это касается, в частности, диспозиций ст. 8.6 и 8.7 КоАП РФ. На наш взгляд, в подобных случаях на региональном уровне возможно введение административной ответственности в отношении деяний, не охваченных собственно административным законодательством.

    12

    Еще одна ситуация, когда субъект РФ вправе, на наш взгляд, устанавливать административную ответственность за экологические правонарушения, связана с обеспечением выполнений требований, предусмотренных законодательством субъекта РФ и нормативно-правовыми актами органов местного самоуправления. Единственное условие в данном случае - установление дополнительных обязанностей субъектам земельных отношений в соответствии с компетенцией субъекта РФ и органов местного самоуправления.

    Таким образом, причины, побуждающие субъектов РФ устанавливать собственное правовое регулирование в области административной ответственности за земельные правонарушения, кроются, в основном, в несовершенстве федерального законодательства.

    В третьем параграфе «Федеральное регулирование административной ответственности за земельные правонарушения в 90-е годы XX столетия» на основе сравнительного историко-правового анализа дана общая характеристика регламентации административной ответственности за земельные правонарушения в 90-е годы XX века.

    Кодекс об административных правонарушениях РСФСР (1984 г.) содержал ряд составов правонарушений, прямо или косвенно связанных с нарушением земельного законодательства. Особенностью действия норм КоАП РСФСР являлось то, что за период своего существования в силу их бланкетного характера до 1991 года эти нормы применялись в соответствии с земельным законодательством СССР и союзных республик.

    Ряд деяний, предусмотренных в качестве административных земельных правонарушений КоАП РСФСР, признавались таковыми ст. 50 Основ земельного законодательства Союза ССР и союзных республик (1968 г.), а также ст. 137 Земельного кодекса РСФСР (1970 г.), однако самостоятельного значения источников правовой регламентации административной ответственности за земельные правонарушения названные статьи не имели, поскольку в них не содержалось указаний ни на виды наказания, применяемые за совершение перечисленных в этих статьях правонарушений, ни на органы, которые вправе были налагать административные взыскания.

    В 90-е годы принимается ряд законодательных актов федерального уровня, существенно дополнивших систему источников административной ответственности за земельные правонарушения: Земельный кодекс РСФСР (1991 г.), Закон РФ «Об охране окружающей природной среды», Градостроительный кодекс РФ (1998 г.), Закон РСФСР «Об основах градостроительства в РФ» (1992 г.), ФЗ «Об архитектурной деятельности» (1995 г.), Закон РСФСР «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» (1991 г.), ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» (1999 г.). Эти законы закрепляли не только виды деяний, признаваемых административными правонарушениями, но санкции за их совершение.

    В параграфе основное внимание уделено рассмотрению составов административных правонарушений, либо не включенные в КоАП РФ (2002 г.), либо тех, редакция которых была существенно изменена.

    Отмечаются позитивные изменения, произошедшие к примеру с составом «Порча сельскохозяйственных и других земель» (ст. 51), когда в новом КоАП редакция статьи также именуемой «Порча земли», изменена - наряду с собственно порчей земли,

    13

    установлена ответственность и за самовольное снятие или перемещение, а также уничтожение плодородного слоя почвы.

    Иная ситуация с составом «Несвоевременный возврат временно занимаемых земель или невыполнение обязанностей по приведению их в состояние, пригодное для использования по назначению» (ст. 52). Очевидно, что в диспозиции ст. 52 содержится два состава правонарушения и, если второй состав, а именно: невыполнение обязанностей по приведению их в состояние, пригодное для использования по назначению, правда, в расширенном виде, включен в новый КоАП, то первый не нашел в нем места.

    Представляется также, что исключение из числа составов административных правонарушений административно наказуемого деяния, связанного с нарушением законодательства о землеустройстве, вряд ли обосновано (конечно, норма ст. 53 КоАП РСФСР требовала изменения редакции, применительно к современным социально-экономическим и правовым условиям), тем более, что ФЗ «О землеустройстве» содержит ст. 25, предусматривающую ответственность за нарушение законодательства о землеустройстве, однако в настоящее время специальной статьи нет ни в одном нормативно-правовом акте охранительных отраслей (УК РФ, КоАП РФ).

    Как известно, в апреле 1991 года был принят Земельный кодекс РСФСР, развивший идеи земельной реформы, детализировавший нормы, содержащиеся в Законе РСФСР «О земельной реформе» (1990 г.), целями которой, в первую очередь, являлись разгосударствление собственности на землю, демонополизация государственной собственности, реализация принципа платности землепользования и землевладения (в развитие этого принципа в октябре 1991 года принимается Закон РСФСР «О плате за землю»). В то же время новая правовая регламентация коснулась и иных отношений, возникающих по поводу использования и охраны земель. ЗК РСФСР содержал нормы (институты), связанные с установлением правового режима всех категорий земель. Кодекс включал ст. 125, предусматривающую административную ответственность за нарушение земельного законодательства. Составы административных земельных правонарушений в том или ином виде нашли свое закрепление и в действующем федеральном законодательстве об административной ответственности.

    В декабре 1991 г. принимается Закон РСФСР «Об охране окружающей природной среды»[3]. В нем содержалась ст. 84, регламентировавшая административную ответственность за экологические правонарушения, которая, несмотря на принятие в январе 2002 года ФЗ «Об охране окружающей среды», просуществовала до 1 июля 2002 г., т.е. до введения в действие КоАП РФ. В данном законе впервые был легально закреплен термин «экологическое правонарушение», его законодательное определение как виновного, противоправного деяния, нарушающего природоохранительное законодательство и причиняющее вред окружающей природной среде и здоровью человека.

    Ряд законодательных актов регулировал вопросы административной ответственности в области градостроительства, также связанные с земельными отношениями. К ним относились: Закон РСФСР «Об основах градостроительства в РФ» (1992 г.), ФЗ «Об архитектурной деятельности» (1995 г.), а затем и Градостроительный кодекс РФ (1998 г.) и др.

    14

    Наиболее же значительным по количеству составов административных правонарушений был Градостроительный кодекс РФ (1998 г.). Из составов, не включенных в КоАП (2001 г.), имели, на наш взгляд, важное значение в качестве гарантий соблюдения принципов земельного и градостроительного законодательства: нарушение прав граждан на участие в обсуждении градостроительной документации; предоставление земельных участков с нарушением требований градостроительной документации о застройке территорий городских и сельских поселений и правил застройки; нарушение установленного градостроительной документацией и градостроительными регламентами правового режима использования территориальных зон; нарушение красных линий; нарушение разрешенного использования земельных участков и иных объектов недвижимости; нарушение порядка выполнения инженерных изысканий для осуществления градостроительной деятельности.

    Такое обилие законодательных источников административной ответственности подчас вело к дублированию норм. При этом виды и размеры наказания, круг субъектов, подлежащих административной ответственности за аналогичные правонарушения, могут не совпадать.

    Кроме того, не все обязанности землепользователей были обеспечены мерами административного воздействия.

    Не обеспечивалось административной защитой и систематическая неуплата земельного налога в течение двух лет и непогашения задолженности в течение последующего одного года.

    Таким образом, законодательство об административной ответственности 90-х годов прошлого столетия характеризовалась следующими основными чертами: множественностью источников, которые наряду с дублированием норм, содержали и правовые коллизии, выражавшиеся в установлении различных размеров штрафов за одни и те же деяния, а также в отсутствии единого субъектного состава; множественностью органов, применявших меры административной ответственности, полномочия которых в значительной части не были разграничены. Очевидно также было нежелание законодателя до определенного времени консолидировать составы административных земельных правонарушений, и упорядочить виды и размеры наказания, унифицировать состав субъектов административной ответственности.

    В четвертом параграфе «Регулирование административной ответственности за земельные правонарушения в 90-е годы XX века в субъектах РФ ЮФО» предпринята попытка комплексного сравнительно-правового анализа законодательства субъектов РФ ЮФО в области административной ответственности за земельные правонарушения в 90-х годах XX века.

    Несмотря на обилие федеральных законодательных актов, устанавливавших административную ответственность за земельные правонарушения, до принятия КоАП РФ (2002 г.) в субъектах РФ Южного федерального округа также активно принимались нормативные правовые акты в указанной сфере отношений.

    Нормотворчество субъектов РФ в области установления административной ответственности за земельные правонарушения в указанный период объяснялось несколькими причинами.

    Во-первых, отсутствие полноценного земельного и связанного с ним законодательства, а также обновленного законодательства об административных

    15

    правонарушениях вынуждало субъектов РФ формировать собственное законодательство. При этом в ряде субъектов административно-правовую защиту получали собственные (региональные) нормы земельного законодательства.

    Во-вторых, этот период характеризовался еще не преодоленными центробежными процессами, которые в данной ситуации позволяли субъектам РФ даже при наличии федеральных правоустановлений дублировать составы административных правонарушений, изменяя размеры штрафов в сторону их увеличения.

    В-третьих, федеральные законы, устанавливавшие административную ответственность за земельные правонарушения, достаточно вольно обращались с определением субъектного состава, в результате чего по некоторым из них устанавливалась ответственность юридических лиц и граждан, тогда как ответственность должностных лиц не предусматривалась. Этот пробел восполняли субъекты РФ.

    Источники регионального регулирования административной ответственности имели различную тематику.

    Так, в Ставропольском крае действовали законы Ставропольского края от 30 ноября 1994 г. № 8-кз «Об административной ответственности за нарушение земельного законодательства в Ставропольском крае», от 7 апреля 1995 г. № 4-кз «О сохранении почв и земель, предотвращении их деградации»; от 9 декабря 1995 г. № 19-кз «Об особо охраняемых природных территориях Ставропольского края». Кроме того, действовали законы Ставропольского края от 9 июня 1994 г. № 2-кз «Об административной ответственности за правонарушения в области благоустройства» и от 18 декабря 1996 г. № 40-кз «Об административной ответственности предприятий, учреждений, организаций и объединений за правонарушения в области строительства».

    Что касается тематических отличий, то, например, в Ростовской области и Краснодарском крае были приняты соответственно законы от 4 февраля 1998 г. № 67-ЗС «Об использовании и охране земель сельскохозяйственного назначения» и от 2 декабря 1996 г. № 54-кз «Об охране земель сельскохозяйственного назначения», т.е. законы, регулирующие лишь определенную группу общественных земельных отношений, тогда как в Кабардино-Балкарской Республике действовал Земельный кодекс от 15 мая 1992 г. . 1117-ХИ-К, в Волгоградской области - Закон от 5 февраля 1997 г. № 101-ОД «О правовом обеспечении земельных отношений на территории Волгоградской области», в Республике Калмыкия, наряду с Законом от 20 февраля 1991 г. N 155-ГХ «О земле», были приняты также Закон от 6 января 2000 г. № 42-П-З «Об изъятии земельных участков на территории Республики Калмыкия» и Закон от 14 февраля 1992 г. «О статусе региона Черные Земли».

    Все указанные акты являлись источниками института административной ответственности.

    В силу бланкетного характера норм об административной ответственности, ценным для правоприменения, как представляется, являлся понятийный аппарат, приданный рядом региональных законов (Краснодарского края и Ростовской области). Определения, включенные в законы, распространялись не только на региональные, но и на федеральные нормы.

    Как положительное качество исследованного регионального законодательства отмечается включение в него составов административных правонарушений,

    16

    действительно направленных на обеспечение правовой защитой ряда обязанностей субъектов земельных отношений. Причем часть из них восполняла пробелы законодательства РФ, другие же - имели целью создать административную правовую защиту собственных региональных правоустановлений.

    Вторая глава «Современная регламентация административной ответственности за земельные правонарушения на федеральном и региональном уровне» состоит из двух параграфов, освящающих проблемы правового регулирования составов административных земельных правонарушений по федеральному законодательству и законодательству субъектов Российской Федерации.

    В первом параграфе «Классификация и общая характеристика составов административных земельных правонарушений по КоАП РФ» соответственно исследуются основные проблемы правового регулирования составов административных земельных правонарушений по КоАП РФ.

    Рассмотрение составов административных земельных правонарушений в настоящем исследовании проводилось, исходя из классификации, в основе которой лежит видовой и непосредственный объекты административных правонарушений.

    С охраной земельных отношений связано значительное число составов, включенных в КоАП РФ, в то же время, как видится, не всегда их расположение в соответствующих главах Особенной части соответствует родовому объекту административного деликта.

    Несмотря на то, что в доктрине административного права не все авторы выделяют видовой объект, представляется, что объединение в главах Особенной части разнородных составов административных правонарушений, позволяет группировать земельные правонарушения по видовому объекту.

    Поскольку большинство составов земельных административных правонарушений носят бланкетный характер, применение соответствующих норм КоАП РФ зависит от качества норм земельного и гражданского законодательства, которые, как показало исследование, не всегда согласованы между собой. Можно также констатировать, что земельное и гражданское законодательство страдает пробелами, в результате чего создаются трудности в правоприменении норм КоАП РФ.

    Наличие значительного числа норм, устанавливающих административную ответственность за земельные правонарушения, не всегда оправдано. Регулирование отдельных частных отношений приводит к ситуации, когда какие-то требования земельного законодательства остаются не обеспеченными защитой со стороны административного права. Это касается не только формулировок объективной стороны, но и, например, ограничение применения нормы указаниями на субъектный состав.

    Сложности в квалификации земельных административных правонарушений создает и наличие большого числа смежных составов, причем не только внутри одной главы, но и в других главах Особенной части КоАП РФ. Ситуация осложняется еще и тем, что полномочиями по выявлению земельных административных деликтов наделено множество органов и их должностных лиц.

    Что касается отдельных составов административных деликтов, то, на наш взгляд, требуется внести изменения в формулировки некоторых из них.

    17

    Представляется целесообразным дополнить диспозицию ст. 8.3 КоАП РФ, а также изменить ее название: «Нарушение правил обращения с пестицидами, агрохимикатами и органическими удобрениями».

    Требует изменений и ст. 8.8 КоАП. Она может быть сформулирована следующим образом: «Использование земель не по целевому назначению, не в соответствии с разрешенным использованием, неиспользование земельного участка, предназначенного для сельскохозяйственного производства либо жилищного или иного строительства, в указанных целях в течение срока, установленного федеральным законом, а равно невыполнение установленных требований и обязательных мероприятий по улучшению земель и охране почв от ветровой, водной эрозии и предотвращению других процессов, ухудшающих качественное состояние земель».

    Несоответствие терминологии, употребляемой в ст. 7.10 КоАП РФ, правовым конструкциям, используемым в гражданском и экологическом (в широком смысле) законодательстве, позволяет говорить о необходимости принятия новой редакции исследуемой статьи. Представляется, что она могла бы быть сформулирована следующим образом: «Статья 7.10 Незаконные сделки с земельными и лесными участками, незаконная передача права пользования участками недр и водными объектами».

    Из конструкции состава ст. 19.21 КоАП следует исключить указание на субъектный состав правонарушения, чтобы под действие статьи подпадали и лица, осуществляющие государственную регистрацию прав на недвижимое имущество.

    Было бы целесообразным ввести в КоАП РФ статью, предусматривающую ответственность за нарушение порядка предоставления земель, находящихся в муниципальной и государственной собственности.

    Во втором параграфе «Обитая характеристика составов административных земельных правонарушений, включенных в законодательство некоторых субъектов РФ» исследуются основные тенденции формирования регионального законодательства в этой области. Однако из-за ограниченности объема диссертационного исследования в данном параграфе в основном исследовано законодательство субъектов РФ, входящих в Южный федеральный округ.

    Как реализацию полномочий субъектов РФ в области административно-деликтного нормотворчества следует признать закрепление в региональном законодательстве норм, обеспечивающих охрану региональных и местных правоустановлений, принятых во исполнение федерального законодательства.

    В законодательстве субъектов РФ, входящих в Южный федеральный округ, просматриваются несколько разные подходы к установлению административной ответственности в области охраны и использования земель и связанных с ними иных отношений.

    Как и в федеральном законодательстве, в законодательстве субъектов РФ земельные административные правонарушения регулируются прямо либо косвенно (земельные отношения выступают дополнительным объектом посягательства). В основном структура законодательных актов, устанавливающих административную ответственность в субъектах РФ, входящих в ЮФО, схожа. Как правило, она включает специальную главу, предусматривающую ответственность за административные правонарушения в области охраны окружающей среды и природопользования. Кроме

    18

    того, составы, где земельные отношения, выступают основным либо дополнительным объектом, содержатся в иных главах соответствующих законов. Говоря об источниках правового регулирования административной ответственности за земельные правонарушения, следует сказать, что ими, в первую очередь, являются законы об административных правонарушениях. В некоторых субъектах РФ Южного федерального округа административно-деликтные отношения дополнительно регулируются иными законодательными актами. Кроме того, в силу бланкетности норм, устанавливающих административную ответственность за земельные правонарушения, в качестве источников выступают также федеральные, региональные и муниципальные нормативные правовые акты.

    Наряду с реализацией права субъекта РФ обеспечивать административно-правовой защитой нормы собственных законов и иных нормативных правовых актов, а также правила, установленные органами местного самоуправления в пределах определенной для них компетенции, в ряде субъектов Федерации Южного федерального округа введена административная ответственность за нарушение положений, содержащихся в федеральных законах.

    В то же время представляется, что нормы федеральных законов, имеющие общегосударственное значение, должны обеспечиваться административно-правовой защитой на федеральном уровне. В связи с этим предлагается ввести в КоАП РФ новые составы.

    В частности, это норма, признающая административно наказуемым нарушение процедуры предоставления земельных участков. В главу 19 КоАП РФ, по нашему мнению, необходимо ввести статью «Нарушение порядка предоставления земельных участков».

    В целях унификации регионального законодательства об административных правонарушениях, а также гарантированности соблюдения требований рационального использования и охраны земель, необходимо рекомендовать субъектам (возможно в рамках модельного закона субъекта РФ «Об административных правонарушениях») вводить в законы субъектов РФ составы правонарушений, предусматривающие ответственность за нарушение требований градостроительного законодательства, а именно за несоблюдение правил землепользования и застройки, требований градостроительных регламентов, а также требований, содержащихся в документах территориального планирования.

    Третья глава «Федеральные и региональные органы государственной власти как субъекты отношений в области административных земельных правонарушений: проблемы правового регулирования» состоит из двух параграфов, посвященных правовому регулированию статуса федеральных органов государственной власти, а также органов государственной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления как субъектов административно-деликтных отношений в рассматриваемой сфере.

    В первом параграфе «Федеральные органы государственной власти как субъекты отношений в области административных земельных правонарушений» предпринята попытка проанализировать основные проблемы правового регулирования, присущие полномочиям названных органов по осуществлению компетенции в исследуемых отношениях.

    19

    Контрольные и юрисдикционные функции в области земельных административных отношений принадлежат различных органам, как то: органам исполнительной власти, судам и прокуратуре. Однако правовое регулирование их статуса достаточно несовершенно и требует значительных изменений.

    Так, нормативное изложение полномочий Роснедвижимости, Росприроднадзора и Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору в области земельного контроля предполагает «наложение» полномочий названных органов, т.е. осуществление государственного контроля за одной и той же сферой общественных отношений несколькими уполномоченными органами.

    Большая часть полномочий в области земельного контроля принадлежит Роснедвижимости, являющейся федеральным агентством, обладающим государственным информационным ресурсом в области использования и охраны земель, статус которого изначально не предполагает возложение на него контрольных функций. Однако названный орган является также юрисдикционным органом, выполняющим квази-судебные функции по привлечению виновных лиц к ответственности за совершенные административные земельные правонарушения. Сосредоточение множества управленческих функций негативно сказывается на эффективности правоприменения в рассматриваемой области, и проведенный анализ позволяет сделать вывод о необходимости передачи контрольных полномочий органам Росприроднадзора, а полномочий по рассмотрению административных земельных дел - судебным инстанциям.

    Представляется, что в редактировании нуждаются и нормы ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при проведении государственного контроля (надзора)» в целях упорядочения терминологического законодательного определения сферы его действия.

    Кроме того, в связи с разночтением ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при проведении государственного контроля (надзора)», КоАП РФ и Положения о государственном земельном контроле следует принять единообразную нормативную модель вынесения предписания по вопросам нарушения земельного законодательства.

    Следует также отметить и существенную роль прокуратуры при осуществлении надзора и производстве по делам об административных земельных правонарушениях, заключающуюся в принятии мер прокурорского реагирования, однако в некоторых случаях возможно «наложение» контрольной и надзорной форм деятельности, что в большей степени касается лиц, осуществляющих деятельность, не связанную с государственным или муниципальным контролем, поскольку возможны ситуации, когда в отношении одного и того же лица будут произведены как мероприятия по прокурорскому надзору, так и по государственному или муниципальному контролю.

    Во втором параграфе «Органы государственной власти субъектов Российской Федерации и органы местного самоуправления как субъекты отношений в области административных земельных правонарушений (на примере Южного Федерального округа)» на основе анализа нормативно-правовых актов субъектов РФ в указанной области определены основные тенденции формирования таковых и даются рекомендации по совершенствованию действующей нормативно-правовой базы.

    20

    При производстве по делам об административных земельных правонарушениях в субъектах Федерации, как правило, полномочия между органами и должностными лицами - субъектами административной юрисдикции разделены следующим образом: во-первых - по проведению муниципального контроля за использованием земель и составлением акта; во-вторых - по составлению протокола об административных правонарушениях; в-третьих - по рассмотрению дел об административных правонарушениях и привлечению виновных лиц к ответственности. Однако если отделение третьей стадии (рассмотрение дел) представляется целесообразным, то деление первых двух не является таковым.

    Констатируется различный подход к закреплению юрисдикционных полномочий в области административных земельных правонарушений, поскольку таковыми обладают мировые судьи, административные комиссии и различные должностные лица органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации. В связи с нестабильностью системы органов исполнительной власти все законодатели не называют конкретное наименование органа, а лишь указывают на его специальные полномочия, что в свете проводимой административной реформы представляется логичным.

    Однако в рассмотренном законодательстве существуют и определенные коллизии. Так, наиболее несовершенным с точки зрения установления компетенции по рассмотрению описываемых дел является закон Краснодарского края от 23 июля 2003 года N 608-КЗ «Об административных правонарушениях», так как в нем вообще нет четкого компетенционного разграничения по установлению подведомственности рассмотрения дел об административных правонарушениях. Кроме того, исходя из буквального толкования, он вообще предполагает передачу юрисдикционных полномочий от органов исполнительной власти субъекта РФ к учреждениям которые созданы таким органом, что не соответствует принципу законности.

    Думается, что обеспечению законности в большей степени соответствовало бы создание специальных административных судов, или хотя бы передача юрисдикционных функций существующим судебным органам. Действующее же законодательство субъектов ЮФО большую часть юрисдикционных полномочий в области административных земельных дел возложило на административные комиссии.

    Их статус определяется исключительно региональным законодательством. Как правило, некоторые субъекты Федерации определяют лишь общие критерии статуса административных комиссий, законодательно делегируя право определять порядок их образования органам местного самоуправления или органам исполнительной власти. В других случаях административные комиссии образовываются высшими исполнительными органами субъектов Российской Федерации. Второй подход предполагает законодательное закрепление наиболее развернутого статуса административных комиссии, с целью исключения «подзаконного» порядка образования административных комиссий.

    В заключении излагаются выводы, сделанные в ходе диссертационного исследования, а также рекомендации и предложения по совершенствованию современного законодательства в области административной ответственности за земельные правонарушения.

    21

    III. ПУБЛИКАЦИИ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИОННОЙ РАБОТЫ

    Статьи, опубликованные в рекомендованных ВАК изданиях:

    1. Кочерга М.В. Пробелы в федеральном законодательстве как основания установления административной ответственности за земельные правонарушения субъектами РФ // Вестник Северо-Кавказского государственного технического университета. - 2006. № 4. (0,4 п.л.).

    Статьи, опубликованные в прочих научных изданиях:

    2. Кочерга М.В. Проблемы регулирования административной ответственности за нарушение земельного законодательства в Ставропольском крае. Материалы научно-практической конференции «Правовое регулирование экологических отношений: история и современность». — Ставрополь: Ставропольсервисшкола, 2003. (0,2 пл.)

    3. Кочерга М.В. К вопросу о разграничении административной и уголовно-правовой ответственности за нарушение земельного законодательства. // Проблемы понимания и тенденции развития государства и права в XXI веке: Сборн. науч. тр. - Ставрополь: Ставропольсервисшкола, 2004. (0,25 п.л.)

    4. Кочерга М.В. К вопросу о признаках административного правонарушения в сфере экологии //Актуальные проблемы юридической науки: Материалы международной научно-практической конференции (17 сентября 2004г.). - Старвополь: Сервисшкола, 2004. (0,3 п.л.)

    5. Кочерга М.В. Правоприменительная практика в сфере экологии - проблемы и решения (на материалах регионов Южного Федерального округа): Учебное пособие / Навасардова Э.С., Суркова И.С., Чабанянц М.Б., Кочерга М.В. - Ставрополь: Изд-во «Сервисшкола», 2004 (1,3/11,6)

    6. Кочерга М.В. К вопросу о содержании правового понятия «порча земли» // Тенденции развития юридической науки: материалы международной научно-методической конференции, проводимой в рамках юбилейной 50-й научно-методической конференции преподавателей и студентов «Университетская наука - региону», посвященной 60-летию Победы в Великой Отечественной войне. -Ставрополь: Сервисшкола, 2005. (0,3 п.л.)

    7. Кочерга М.В. Некоторые проблемы разграничения полномочий Российской Федерации и ее субъектов в области установления административной ответственности за земельные правонарушения. //Закон и право: история и современность: материалы международной научно-практической конференции, посвященной 75-летию Ставропольского государственного университета и 10-летию юридического факультета (16 декабря 2005 года). - Ставрополь: Сервисшкола, 2005. (0,4 п.л.)

    8. Кочерга М.В. Некоторые проблемы установления административной ответственности в области охраны земель сельскохозяйственного назначения в субъектах РФ Южного федерального округа. Материалы научно-методической конференции «Общество, право и государство: ретроспективы и перспективы». - Ставрополь: Сервисшкола, 2006. (0,3 п.л.)

    9. Кочерга М.В. Комментарий к ст. 4 Закона Ставропольского края «Об упорядочении выпаса и прогона сельскохозяйственньгх животных и птицы на территории Ставропольского края». В книге Сборник законодательных актов Ставропольского края по вопросам землепользования, недропользования,

    22 природопользования с комментарием к земельному законодательству/под общ. ред. Э.С. Навасардовой. - 2-е изд., перераб. и доп. - Ставрополь: АГРУС, 2007. (0,2/8,7 п.л.)

    10. Кочерга М.В. Регулирование административной ответственности за земельные правонарушения в 90-е годы XX века в субъектах РФ ЮФО // Природоресурсное и экологическое право: ретроспективы и перспективы. Материалы научно-практической конференции (г. Ставрополь, 15 мая 2007г.) / Под общ. ред. Э.С. Навасардовой. - Ставрополь: Ставропольское книжное издательство, 2007. (1п.л.)



    [1] Собрание законодательства РФ, 06.03.2006, N 10, ст. 1101; Собрание законодательства РФ, 11.06.2007, N 24, ст. 2915.

    [2] www.kadastr.ru

    [3] Ведомости СНД и ВС РФ. 05.03.1992. N 10. ст. 457


     

Информация обновлена:11.06.2019


Сопутствующие материалы:
  | Защита диссертаций 
 

Если Вы не видите полного текста или ссылки на полный текст книги, значит в каталоге есть только библиографическое описание.

Copyright 2002-2006 © Дирекция портала "Юридическая Россия" наверх

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
Rambler's Top100 Яндекс цитирования

Редакция портала: info@law.edu.ru
Участие в портале и более общие вопросы: reception@law.edu.ru
Сообщения о неполадках и ошибках: system@law.edu.ru