Учиться в России!
Регистрация »» // Логин:  пароль:

Федеральный правовой портал (v.3.2)
ПОИСК
+ подробный поиск
Подняться выше » Главная/Все книги/

Источник: Электронный каталог отраслевого отдела по направлению «Юриспруденция»
(библиотеки юридического факультета) Научной библиотеки им. М. Горького СПбГУ

Решения собраний как юридические факты в российском гражданском праве :

АР
К821 Кривушева, С. С. (Ситора Сергеевна).
Решения собраний как юридические факты в российском
гражданском праве : автореферат диссертации на соискание
ученой степени кандидата юридических наук. Специальность 12
.00.03 - гражданское право ; предпринимательское право ;
семейное право ; международное частное право / С. С.
Кривушева ; науч. рук. А. В. Майфат. -Екатеринбург, 2018. -
27 с.-Библиогр. : с. 26 - 27.9 ссылок
Материал(ы):
  • Решения собраний как юридические факты в российском гражданском праве.
    Кривушева, С. С.

    Кривушева, С. С.

    Решения собраний как юридические факты в российском гражданском праве : автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук

    3

    ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

    Актуальность темы диссертационного исследования. Право на участие в собрании рассматривается как ключевое право участника правового сообщества. Прежде всего, право на участие в собрании рассматривается как составляющая права на осуществление управления делами хозяйственных обществ, иных юридических лиц. К тому же, участие в собрании посредством принятия решений является одним из самых эффективных правовых средств контроля над деятельностью правового сообщества. Посредством голосования и принятия решений участник может повлиять на осуществление важнейших изменений, на определение направлений деятельности сообщества. В гражданском праве, в первую очередь, право на участие в собрании является ведущей составляющей корпоративных прав. Вместе с тем, законодателем предоставляется такое право и участникам неправосубъектных образований, осуществляющих управленческие задачи, обладающих наделенными законом и иными актами функциями, определяя, что рассматриваемая модель отношений применима и к иным сообществам, участники которых обладают общностью целей, интересов и правовых связей с этими сообществами. Следует отметить, что реализация возможности управления делами определенного сообщества посредством участия в собрании, голосования и принятия решений далеко не нова и имеет публичные исторические корни.

    Такая модель реализации права стала необходима прежде всего, во-первых, для более эффективного управления средствами, представляющими собой вклад в уставные капиталы юридических лиц, инвестиционные фонды; во-вторых, для предельно рационального управления своим имуществом, находящимся в долевой собственности (в случае сособственности); в-третьих, для разумного и осмотрительного осуществления прав для получения должного по обязательствам. Кроме того, исследуемая конструкция стала необходима в целях учета интересов всех членов гражданско-правового сообщества ввиду их многочисленности. Действительно, объединение лиц, рассматриваемое законодателем как гражданско-правовое сообщество, с принятыми решениями которого норма права связывает

    4

    гражданско-правовые последствия, основано, в первую очередь, на имущественных интересах (будь то собрание кредиторов, собрание собственников жилья или собрание акционеров). Следовательно, участие в управлении делами сообщества обусловлено преимущественно необходимостью извлечения экономической выгоды, пользы, имеет практическую направленность, что позволяет развивать инициативность участников гражданского оборота и совершенствовать весь гражданский оборот в целом, в том числе и регулирование экономических отношений. В этом заключается экономический аспект актуальности диссертационного исследования.

    Эффективность и общность процедурных правил, распространяющихся на правила созыва, подготовки и проведения собраний, определение общих подходов к действительности решений, которые были выработаны в современном законодательстве, позволили увеличить число аргументов в пользу определения единой правовой природы решений собраний. Более того, единство признаков решений собраний позволяет проанализировать само решение собрания как юридический факт, элементы его состава, общие условия его действительности, применимые ко всем собраниям в целом, дать определения понятиям, установить основания признания решений недействительными (доктринальный аспект).

    Кодифицированные нормы, определяющие общие подходы к рассмотрению решения собрания как юридического факта применительно не только к юридическим лицам, но и к неправосубъектным образованиям, позволяют выявить общие научные подходы к изучению решений собраний, а также выявить связанные с этим теоретические и практические проблемы.

    Анализ статистических данных позволяет сделать вывод о стабильно большом количестве ежегодно рассматриваемых корпоративных споров и дел по оспариванию решений органов управления[1]. Это обстоятельство свидетельствует о неустойчивости гражданско-правовых отношений и необходимости выработки правил по сохранению баланса интересов участников гражданского оборота, что

    5

    способствует и социально-политической стабильности правового государства. В первую очередь, это касается решений собраний, принимаемых собственниками многоквартирных домов, результат которых существенно отражается на жизни и деятельности социума, степени доверия гражданского общества к установленным законодателем способам управления и защиты прав и интересов граждан (социально-политический аспект).

    Внесение изменений в Гражданский кодекс РФ в части систематизации норм о решениях собраний и установление для них самостоятельного правового режима не устранило противоречия в правовом регулировании и пробелы, связанные с возможностью применения но аналогии закона правил о сделках. По этим причинам в условиях серьезного реформирования гражданского законодательства возрастает роль теоретических исследований в данной области, в том числе в области теории юридических фактов и исследования решения собрания как нетрадиционного применительно к принятой классификации юридического факта (правотворческий аспект).

    Учение о юридических фактах, которое длительное время отличалось своей консервативностью, нуждается в дополнении, поскольку современные правовые реалии порождают новые отношения, новые факты, которые не «встраиваются» в классификацию юридических фактов. Детальное исследование решения собрания является важным условием для эффективной реализации прав участников, дальнейшего последовательного правоприменения и исключения ошибок судебной практики. Опять же, практическое применение норм о решениях собраний и необходимость восполнения правовых пробелов вынуждает правоприменителя и субъектов, осуществляющих официальное толкование, определить условия использования по аналогии теоретических конструкций, выработанных в доктрине сделок как наиболее исследованных юридических актов, и определить возможность применения норм о сделках (правоприменительный аспект).

    6

    Степень разработанности научной проблемы. Вопросы, связанные с рассмотрением решения собрания как юридического факта обладают актуальностью, что отражается на многообразии цивилистических исследований.

    В большей степени ученые поднимали вопросы, посвященные определению правовой природы решений собраний применительно к хозяйственным обществам (Козлова Н.В., Ломакин Д.В., Шиткина И.С., Вилкин С.С. Бевзенко Р.С. и мн.др.), проблемам защиты корпоративных прав акционеров и участников обществ с ограниченной ответственностью (Степанов Д.И., Маковская А.А. и др.). Проблемные вопросы принятия решений собраниями рассматривались также в рамках изучения отношений между сособственниками (Филатова У.Б.).

    Вопросы правовой природы решений собраний отчасти были рассмотрены в следующих диссертационных исследованиях: «Акты поднормативного регулирования корпоративных отношений в хозяйственных обществах» (Сирота Е.Г., Екатеринбург, 2004 г.), «Правовой статус общего собрания акционеров по российскому законодательству: порядок организации работы, принятия и обжалования решений» (Хегай Е.М., Москва, 2010 г.), «Теории юридических фактов гражданского и процессуального права: понятия, классификации, основы взаимодействия» (Рожкова М.А., Москва, 2010 г.), «Акты органов управления юридических лиц по российскому гражданскому праву (на примере хозяйственных обществ)» (Ганижев А.Я. Москва, 2012 г.).

    Исследованию обозначенных вопросов посвятили свои работы А.Б. Бабаев. Н.B. Козлова. Д.В. Ломакин, А.А. Маковская, А.В. Майфат, У.Б. Филатова. М.А. Рожкова, В.В. Долинская, Д.В. Новак. Д.И. Степанов и другие.

    Вместе с тем решения собраний как юридические факты в качестве предмета самостоятельного исследования в цивилистике не рассматривались системно, хотя отдельные вопросы правового регулирования так или иначе затрагивались. Возможно, одной из причин явилась длительная дискуссия относительно определения правовой природы решения собрания, а также принятое рассмотрение решения собрания как юридического факта, являющегося основанием движения корпоративных правоотношений.

    7

    Цель и задачи диссертационного исследования. Целью настоящей работы является определение правовой природы решения собрания как юридического факта, комплексное исследование и анализ различных решений собраний, определение элементов состава решения собрания и условий его действительности, правовых последствий недействительности решений собраний.

    Представляемое исследование направлено также на выявление и устранение противоречий и пробелов в действующем законодательстве, проблем правоприменения с целью определения правовых последствий недействительности решений собраний.

    Для достижения обозначенной цели поставлены следующие задачи: осуществить теоретический анализ решения собрания как юридического факта, определить его правовую природу, его состав; рассмотреть варианты его дефектности, выявив и отдельно классифицировав последствия дефектности; исследовать спорные вопросы правовых последствий недействительности решения собрания и защиты прав третьих лиц в условиях необходимости обеспечения стабильности гражданского оборота и соблюдения принципа добросовестности; сформулировать предложения по совершенствованию законодательства.

    Объект и предмет исследования. Объектом исследования являются нормы законодательства, регулирующие отношения, возникающие в связи с принятием решения собрания, влекущего гражданско-правовые последствия, в том числе отношения, возникающие в процессе созыва, подготовки и проведения собрания, а также в случае признания решения собрания недействительным. Предметом исследования выступают выработанные в науке приемы и средства регулирования отношений в процессе созыва, подготовки и проведения собраний, состав решения собрания как юридического факта, конструкции, позволяющие выявить условия действительности решения собрания и его недействительности.

    Методологическую основу диссертации составляет совокупность использованных научных методов исследования. Для решения поставленных задач настоящее исследование проведено с использованием как общенаучных (анализа, синтеза, индукции, дедукции и др.), так и частно-научных (формально-

    догматического, сравнительно-правового и др.) методов. Использование указанных методов позволило провести классификацию решений собраний, сравнить решения собраний с иными юридическими фактами, дать определение понятиям собрание, решение собрания, гражданско-правовое сообщество и другим, определить условия использования по аналогии закона правил о сделках.

    Теоретическую основу исследования составили учения о гражданском правоотношении (О.С. Иоффе, P.O. Халфина, Д.В. Ломакин и др.), учение о юридических фактах (О.А. Красавчиков, В.Б. Исаков, М.А. Рожкова и др.), учение о юридических лицах (Б.Б. Черепахин, И.Т. Тарасов и др.), учение о сделках и их недействительности (М.М. Агарков, Д.О. Тузов, И.Б. Новицкий и др.).

    Основу исследования составили работы представителей классической дореволюционной юридической школы (А.И. Каминка, Г.Ф. Шершеневич, И.Т. Тарасов, Н.Л. Дювернуа и др.), исследователи советского времени (М.М. Агарков, Н.Г. Александров, С.Н. Братусь, В.Б. Исаков. О.С. Иоффе, О.А. Красавчиков, Б.Б. Черепахин и др.), и наши современники (С.С. Алексеев, Б.М. Гонгало, Д.В. Ломакин, А.В. Майфат, А.А. Маковская, М.А. Рожкова. Д.И. Степанов, У.Б. Филатова, В.В. Ярков и др.). В работе также использованы произведения зарубежных авторов А.Манигк, X. Ода, И. Пухан и др.

    Нормативной основой исследования явились положения действующего российского законодательства. Также в порядке сравнительного анализа использовалось иностранное законодательство.

    Информационной базой диссертационного исследования выступила также практика Конституционного Суда РФ, Высшего Арбитражного Суда РФ[2] и других арбитражных судов. Верховного Суда РФ и нижестоящих судов общей юрисдикции.

    Обоснованность и достоверность результатов исследования. Диссертация подготовлена и обсуждена на кафедре гражданского права Уральского государственного юридического университета. Выводы, сделанные в работе.

    9

    обоснованны, подкреплены значительной теоретической и практической основой. Использованные автором данные репрезентативны, результаты проведенных им исследований достоверны.

    Соответствие диссертации паспорту научной специальности. Диссертация является законченной научно-квалификационной работой, которая соответствует Паспорту научной специальности 12.00.03 - Гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право.

    Научная новизна результатов исследования и положения, выносимые на защиту. Диссертация автора представляет собой первое исследование, в котором решение собрания рассматривается комплексно как юридический факт, исследуются различные виды решений собраний. На основе существующих доктринальных разработок диссертантом обосновано, что различные решения собраний содержат тождественные признаки и представляют один юридический факт, что позволяет рассматривать их целостно и системно.

    Диссертация является научной работой, в которой на основании выполненных автором исследований разработана совокупность теоретических положений, являющихся наиболее существенными результатами исследования, обладающими научной новизной и полученными лично соискателем:

    1. Участие в собрании обусловлено наличием законного интереса в принятии собранием решения по вопросу повестки. Обосновано, что отсутствие права голосования по вопросу повестки обусловливается отсутствием законного интереса (залоговые кредиторы в деле о банкротстве; владельцы привилегированных акций; акционеры, не оплатившие принадлежащие им акции).

    2. Обоснована возможность оспаривания решения собрания выгодоприобретателем (бенефициаром) как лицом, осуществляющим фактический контроль и к выгоде которого действует номинальный участник хозяйственного общества. Бенефициар является лицом, имеющим законный интерес в осуществляемой деятельности хозяйственного общества в соответствии с целями его создания, в том числе посредством принятия решения собрания, в связи с чем

    10

    имеет право оспаривать решение гражданско-правового сообщества на правах его участника.

    3. В связи с тем, что принятие решения собрания является способом осуществления управления в гражданско-правовом сообществе, сделан вывод, что правила о решениях собраний могут быть применены при необходимости принятия решений участниками гражданско-правовых сообществ, для которых закон прямо не предусматривает возможность созыва собрания для принятия решения. Возможность принятия решения собрания вытекает из необходимости осуществления прав в отношении одного объекта (решения соавторов, правообладателей по совместному использованию результатов интеллектуальной деятельности; решения участников долевой собственности, если такой порядок осуществления прав предусмотрен соглашением между ними) либо осуществления прав по обязательствам, вытекающим из договоров о совместной деятельности (решения, касающиеся общих дел товарищей, если это предусмотрено договором простого товарищества; решения, принятые при осуществлении прав по договору инвестиционного товарищества).

    В случаях, предусмотренных законом, порядок управления и решение вопросов, касающихся деятельности такого гражданско-правового сообщества, могут осуществляться на основании соглашений между участниками, в связи с чем обоснована возможность осуществления управления в сообществе в силу договора путем принятия решений с правилом подчинения меньшинства воле большинства (решений собраний). К таким решениям непосредственно подлежат применению нормы главы 9.1 ГК РФ «Решения собраний» в части, не противоречащей закону или договору.

    4. Обосновано, что требования о соответствии волеизъявления действительной воле участника собрания относятся к действительности решения собрания опосредованно, поскольку являются характеристикой действительности не самого решения, а голосования как волеизъявления. Пороки воли являются основанием для признания голоса отсутствующим, в связи с чем решение может быть признано недействительным по основаниям отсутствия кворума или

    11

    большинства (а не по мотивам пороков воли). Данный вывод позволяет определить, что условиями действительности решения собрания являются наличие кворума для открытия собрания и принятия решения, соблюдение требований закона к содержанию решения, а также соблюдение порядка созыва, подготовки и проведения собрания.

    5. Доказано, что голосование как выражение воли на принятие решения является юридическим актом и, помимо правового значения в целях подсчета голосов, имеет обязательственные (в том числе деликтные) и процессуальные последствия. В связи с этим обоснована возможность признания голосования как юридического факта недействительным независимо от оспаривания решения собрания с целью защиты прав и интересов лица, имеющего охраняемый законом интерес в признании голосования недействительным. Выделяя тождество в процессах волеобразования и волеизъявления при голосовании и совершении сделки, обосновывается возможность применения по аналогии норм о сделках при оспаривании голосования как самостоятельного юридического факта (применение норм о пороках воли при совершении сделок, норм о представительстве и т.д.), а также в случаях оспаривания решения собрания по причине недействительности голоса.

    6. Предлагается применение такого способа защиты права, как пересчет голосов, в случае оспаривания решения собрания по основаниям недействительности голоса, а также в случае нарушения условий голосования, предусмотренных корпоративным договором. При реализации указанного способа защиты пересчет голосов осуществляется по решению суда в случае установления судом обстоятельств, явившихся основанием для обращения с иском о пересчете голосов, а также в случае, если данные обстоятельства могли повлиять на принятие оспариваемого решения. При этом подчеркивается, что такой способ защиты права не нарушает права иных лиц, поскольку учитывает необходимость присоединения иных участников гражданско-правового сообщества при наличии оснований для оспаривания решения собрания к иску лица, оспаривающего решение собрания.

    12

    7. Ввиду многообразия вопросов, по которым принимается решение собрания, признание его недействительным не влечет безусловную недействительность всех последующих юридических актов, совершенных на его основе, в связи с чем с учетом правоприменительной практики автором предлагается следующий универсальный подход (механизм) к определению таких последствий. Последующие действия подлежат оценке в зависимости от того, какие правовые последствия решения собрания оспариваются. Недействительность решения собрания влечет недействительность правовых последствий, наступивших для участников гражданско-правового сообщества, принявшего такое решение. Оспаривание сделки, совершенной неуполномоченным единоличным исполнительным органом юридического лица происходит с учетом принципа публичной достоверности государственного реестра. В случае совершения сделок с лицами, которые не являлись участниками собрания, основанных на недействительном решении собрания, действительность сделки подлежит оценке с учетом добросовестности контрагента (ст. 10 ГК РФ и др.) и принципов, лежащих в основе истребования имущества из чужого незаконного владения (ст. 302 ГК РФ).

    8. Сделан вывод, что применение к решениям собраний приемов и средств, аналогичных сделкам, и сходство правового регулирования (общие требования к действительности юридического акта, разделение случаев недействительности юридического акта на случаи ничтожности и оспоримости и др.) для целей правоприменения позволяет при отсутствии правового регулирования соответствующих отношений применять к решениям собраний по аналогии закона нормы о сделках, если соответствующие правила неприменимы к оценке голосования непосредственно и иное не вытекает из существа решения собрания как юридического факта.

    Указанный вывод подтверждается возможностью выделения мнимых и притворных решений собраний: применения правил о конвалидации к решениям собраний; отказа в защите права при оспаривании решения собрания в случае, если из поведения участника гражданско-правового сообщества или третьего лица, имеющего право оспорить решение, явствует воля сохранить его регулятивное

    13

    действие при оспаривании по основанию, о котором этот участник или третье лицо знали или должны были знать при проявлении воли (принцип эстоппель).

    Теоретическая и практическая значимость исследования. Исследование имеет как теоретическое, так и правотворческое и правоприменительное значение. Выводы, полученные в результате исследования, могут служить основанием для дальнейшего регулирования отношений и определения предпочтительного к рассматриваемому юридическому факту режима правового регулирования, дальнейшего совершенствования законодательства. Защищаемые в работе положения могут быть положены в основу правового регулирования, в том числе регулирования корпоративных отношений. Предлагаемое автором толкование норм может быть использовано в правоприменительной деятельности не только судебными органами, но и при осуществлении защиты гражданских прав в судах общей юрисдикции и арбитражных судах. Теоретические положения диссертации могут быть использованы в преподавательской деятельности, разработке законопроектов.

    Апробация результатов исследования. Результаты исследования обсуждались на заседаниях кафедры гражданского права Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего образования «Уральский государственный юридический университет». Основные положения работы нашли отражение в научных статьях автора, опубликованных в журналах, которые подлежат рецензированию ВАК, а также в тезисах и докладах в рамках научных конференций: «Неожиданная современность: меняющиеся реалии XXI века. Мир - Россия - Урал» (Екатеринбург, 2010); XIV Всероссийская научная конференция молодых ученых и студентов «Эволюция Российского права» (Екатеринбург, 2016).

    Публикация результатов исследования. Диссертантом опубликовано 9 научных статей, отражающих основные направления научного исследования, в их числе 6 статей в изданиях, включенных в перечень ведущих рецензируемых научных журналов и изданий, рекомендованных ВАК при Министерстве образования и науки РФ.

    14

    Структура диссертации обусловлена предметом, целью и задачами исследования. Диссертация состоит из введения, трех глав, объединяющих двенадцать параграфов, заключения и списка литературы.

    15

    ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

    Во введении обосновывается актуальность темы исследования, указывается степень ее разработанности, методологическая и теоретическая основа исследования, определяются его цели и задачи, определяется объект и предмет исследования, обосновывается научная новизна исследования и отражаются положения, выносимые на защиту, обозначается теоретическая и практическая значимость работы, а также приводятся сведения о достоверности и апробации результатов диссертационного исследования.

    Глава первая «Место решения собрания среди иных юридических фактов» состоит из четырех параграфов и посвящена анализу понятий собрание, право на участие в собрании, решение собрания, а также анализу особенностей решения собрания как юридического факта и отличий решения собрания от иных юридических фактов.

    В первом параграфе «Собрание как гражданско-правовая категория. Право на участие в собрании» рассматривается понятие собрания в законодательстве и научной литературе, которое содержит в себе следующие признаки: 1) необходимость совместного присутствия (в случае заочного голосования к решению применяются правила о собраниях); 2) в собрании участвуют лица, связанные наличием определенных правоотношений в отношении одного объекта или в связи с определенной деятельностью; 3) собрание проводится в заранее определенном месте или по заранее определенным каналам доступа и связи; 4) в определенное время; 5) в целях коллективного обсуждения какой-либо проблемы (вопроса); 6) результатом обсуждения является принятие решения либо его непринятие; 7) принятие решения достигается посредством голосования. Также существенным признаком собрания является его правомочность (кворум).

    Автор приходит к выводу, что законодатель использует понятие «собрание» в нескольких значениях: как совместное (очное) присутствие участников; как способ управления гражданско-правовым сообществом (непосредственное управление многоквартирным домом) и как орган управления (общее собрание акционеров). Различные значения понятия «собрание» отражают, по сути, одно и то же явление -

    16

    способ осуществления управленческой функции, выражающийся в деятельности органа юридического лица либо в деятельности лиц, осуществляющих управление без образования постоянных организационных форм.

    Под гражданско-правовым сообществом понимается совокупность всех потенциальных участников собрания. Рассматривая категорию «интереса» участия в собрании, делается вывод, что интерес в принятии решения по вопросу повестки обусловливает наличие права на участие в собрании, в частности, право голоса (одобрение сделки с заинтересованностью, залоговые кредиторы в деле о банкротстве, владельцы привилегированных акций), а также обусловливает возможность оспаривания решения собрания, в связи с чем обосновывается возможность оспаривать решение собрания бенефициаром как лицом, имеющим интерес в управлении делами общества, а не как третьим лицом.

    Проанализировав правовую природу права на участие в собрании, признается, что право на участие в собрании является абстрактной правовой возможностью, способной реализовываться только при наступлении ряда обстоятельств.

    Во втором параграфе «Место решения собрания в классификации юридических фактов» приводится множество точек зрения на рассмотрение природы решения собрания как юридического факта, выделяются признаки, отличающие решения собраний от иных юридических фактов (сделок, административных актов, юридических поступков), проводятся сравнения по ряду признаков. Обосновывается, что решения собраний представляют собой самостоятельную группу юридических актов, отличных от сделок и административных актов.

    В параграфе третьем «Особенности содержания решений собраний» обращается внимание на то, что многообразие вопросов, которые могут быть разрешены на собрании, определяет содержательное различие решений собраний, имеющее правовое значение. Проводя сравнение с договорным регулированием, обращается внимание на неоднородность и корпоративных актов. Решение собрания может содержать в себе признаки выдачи доверенности (уполномочивание), являться согласием органа на совершение сделки. Решения собраний могут иметь

    17

    как нормативный, так и ненормативный характер, обладать свойством регулятивное или не обладать таковым, и быть направлены на возникновение прав и обязанностей для самого сообщества или юридического лица, третьих лиц или принятие обязательств самими участниками. О содержательных различиях свидетельствуют и различия между решениями корпораций и решениями собраний сообществ, не являющихся корпоративными.

    Именуемые решениями собраний локальные документы не всегда содержат признаки решений собраний. В сообществе могут быть приняты решения, которые не влекут гражданско-правовых последствий, в связи с чем не могут быть рассмотрены как решения собраний в исследуемом смысле. Напротив, решение собрания о создании юридического лица по правовой природе является двусторонней или многосторонней сделкой.

    В параграфе четвертом «Принятие решения собрания как способ осуществления управления в гражданско-правовом сообществе» автор рассматривает решение собрания как результат применения определенной правовой модели, обусловливающей возможность принятия необходимых для сообщества решений. Таким образом, решение собрания представляет собой результат реализации права на участие в управлении делами общества или сообщества. Механизмом достижения такого результата является принятие решения путем учета голосов и определения необходимого большинства, обеспечивающего баланс интересов участников собрания (согласование волеизъявлений). Учитывая это, делается заключение, что те же модель и механизмы могут быть использованы при необходимости принятия решений иными сообществами, для которых такая возможность не предусмотрена законом прямо (при ведении дел по договору простого товарищества, принятие решений соавторами произведений, сособственниками и т.д.), и непосредственное применение к таким решениям собраний норм главы 9.1 «Решения собраний».

    Глава вторая «Условия действительности решения собрания» состоит из пяти параграфов. В параграфе первом «Действительность юридического факта в теории гражданского права и действительность решения собрания»

    18

    анализируются условия действительности юридических фактов в целом, научные воззрения относительно условий действительности юридических фактов и их применимость к решениям собраний, в том числе условия действительности сделок. В работе определяется, что в качестве условий действительности решений собраний могут быть рассмотрены следующие условия: 1) соблюдение порядка созыва, подготовки и проведения собрания: 2) надлежащий субъектный состав собрания: 3) соблюдение правил о форме фиксации и удостоверения проводимого собрания и решений, принятых на нем; 4) действительность голосования как волевого акта: 5) соответствие содержания решения собрания предъявляемым к нему законом и локальными нормативными актами требованиям.

    В параграфе втором «Соблюдение порядка созыва, подготовки и проведения собрания» рассматриваются процедурные требования, обусловливающие созыв, подготовку и проведение собрания. Совокупность юридических фактов, опосредующих указанную процедуру, рассматривается как юридический состав, образующий эффект поглощения, в связи с чем при недействительности одного юридического факта, образующего юридический состав, необходимо рассматривать вопрос о недействительности решения собрания в целом. При этом для наступления правовых последствий решения собрания, в т.ч. для третьих лиц в ряде случаев необходимо наличие иных юридических фактов (внесение изменений в ЕГРЮ,. ЕГРН, определение суда и т.д.).

    В работе выделяются процедурные нарушения, влекущие оспоримость решения собрания, а также нарушения, влекущие его ничтожность. При этом в случае если на собрании присутствовали все участники гражданско-правового сообщества, нарушение порядка созыва, подготовки и проведения собрания нельзя a-priori рассматривать как основание для признания решения собрания недействительным. Критерием разграничения правовых последствий нарушения процедурных требований явились существенность нарушения, его устранимость и влияние на волеизъявление участников собрания.

    Кворум определяется как процедурное условие наступления правовых последствий решения собрания. Поскольку итог голосования по каждому вопросу

    19

    повестки является отдельным решением собрания, необходимо определение числа явившихся (присутствующих) для принятия конкретного решения, в связи с чем представляется необходимым закрепление принципа определения кворума явившихся по каждому вопросу повестки отдельно, а не только в случае, если в повестку включены вопросы с разным составом голосующих.

    В третьем параграфе «Воля и волеизъявление участников собрания. Пороки субъектного состава» подчеркивается, что решение собрания не представляет собой процесс согласования воль, для решения собрания имеет значение внешняя форма выражения воли - голосование как волеизъявление. Правовые последствия для участника может повлечь не только решение собрания, но и непосредственно голосование (голосование может иметь обязательственные и процессуальные последствия). В работе обосновывается, что голосование является юридическим актом, отличным от сделки, в связи с тем, что порождает правовое последствие в виде учета голоса при подведении итогов голосования, но не обладает регулятивной функцией. Вместе с тем, представляется, что к голосованию по аналогии применимы положения главы 9 ГК РФ «Сделки», поскольку голосование обладает всеми ее сущностными характеристиками (исходит от граждан и юридических лиц абсолютно тождественен процесс волеобразования и волеизъявления, сходны формы волеизъявления, выражающиеся в письменных, устных актах и конклюдентных действиях).

    В отличие от сделок, нарушение волеизъявления участника закон, в первую очередь, рассматривает не как основание признания решения собрания недействительным, а как основание обращения в суд с требованием о признании решения собрания недействительным, поскольку нарушение волеизъявления не является прямым условием недействительности решения собрания, так как при нарушении волеизъявления решение собрания признается недействительным в связи с отсутствием необходимого большинства голосов или кворума.

    В связи с несовпадением воли и волеизъявления участника собрания признается обоснованным выделение мнимых и ничтожных решений собраний. В отличие от сфальсифицированных протоколов, на основании мнимого решения

    20

    собрания фактически не наступают те правовые последствия, которые указаны в решении, при сфальсифицированном протоколе, как правило, правовые последствия наступят или наступили, но лица осуществляют фальсификацию для придания правомерности тем правовым последствиям, ради которых были осуществлены действия по фальсификации.

    Учитывая необходимость присоединения к иску лица, оспаривающего решение собрания, в работе предлагается в случае нарушения волеизъявления предусмотреть в законодательстве такой способ защиты гражданских прав, как пересчет голосов: в случае нарушения условий голосования, предусмотренного корпоративным договором, участник договора вправе требовать в судебном порядке пересчета голосов таким образом, как если бы договор был исполнен.

    В четвертом параграфе «Фиксация решения собрания и ее формы» рассматриваются такие способы фиксации решения собрания, как ведение протокола как обязательный способ фиксации, нотариальное удостоверение, удостоверение лицом, осуществляющим ведение реестра, а также иные технические способы, как ведение аудио- и видеозаписи.

    Нотариальное удостоверение принятия собранием решения является отличным от ведения протокола способом фиксации решения собрания. Автор приходит к выводу, что нотариальное удостоверение является не квалифицированной письменной формой решения собрания, а самостоятельным способом фиксации юридического факта наряду с протоколированием. Поскольку фиксации нотариусом подлежит информация о составе присутствующих участников сообщества и итогах голосования, учитывая задачи удостоверительной деятельности нотариуса, имеющей главное доказательственное значение, удостоверению подлежит и факт того, что решение собрания не состоялось (несостоявшиеся решения собраний).

    В работе отмечается, что решение собрания, как и сделка (договор)[3], употребляется в нескольких значениях: решение как форма (протокол) и решение

    21

    как юридический факт. В гражданском обороте решение собрания употребляется также в значении документа, в котором зафиксированы обстоятельства принятия решения и принятые решения[4]. В отличие от сделок, решение собрания невозможно рассматривать как самостоятельное обязательство или правоотношение, поскольку решение собрания не обладает той степенью регулятивности. которой обладают сделки, в частности, договор.

    Отсутствие протокола, несоблюдение требований к форме и порядку ведения протокола ведет к оспоримости решения собрания. Несоблюдение обязательных требований об удостоверении принятия решения собрания нотариусом или регистратором влечет ничтожность решения собрания.

    Вместе с тем, автором также выделяется группа первоначальных (первичных) форм фиксации, осуществляемой непосредственно в процессе принятия решения собрания, а также формы последующей (вторичной) фиксации (фиксация в различных реестрах, в процессе дополнительной эмиссии акций, принятие судом определений на основании решений собраний кредиторов и т.д.). Перечисленные формы являются не способами реализации решения собрания, а формами фиксации, поскольку не порождают новые правоотношения на основании данных решений.

    В пятом параграфе «Законность содержания решения собрания» рассматриваются юридические и фактические требования к содержанию юридического акта. Под юридическими требованиями понимается соответствие содержания требованиям нормативных актов (например, компетенция собрания принимать решение по вопросу, требования о соответствии содержания решения публичному порядку государства и требованиям нравственности). Фактические требования к содержанию предполагают возможность осуществления субъектами, которым адресовано решение собрания, вытекающих из него обязательств.

    Глава 3 «Дефектность решения собрания как юридического факта» состоит из трех параграфов.

    22

    В первом параграфе «Дефектность решения собрания: понятия, виды» рассматривается понятие дефектности, под которым понимаются нарушения, при наличии которых юридический факт можно признать недействительным и несовершенным. Правовые последствия дефектности юридических фактов зависят от существенности нарушений, в связи с чем решение собрания можно признать ничтожным или оспоримым.

    Отмечается, что в качестве одного из важнейших принципов в основу оспаривания решений собраний в ГК РФ положен принцип каузальности нарушения, определяющий одну из главных особенностей решения по сравнению со сделками, - если голосование лица, права которого нарушены оспариваемым решением, не могло повлиять на его принятие, оспоримое решение не должно признаваться судом недействительным. При этом дефекты, которые возможно устранить, позволяют «исцелять» решение и применять к ним правовой механизм конвалидации, который возможен путем одобрения предыдущего решения на новом собрании, одобрения действий неуполномоченного участника представляемым, внесения изменений, подтверждения ранее принятого решения собрания при соблюдении прав третьих лиц.

    Различая ничтожные и оспоримые решения собраний, рассматривается вопрос о необходимости выделения действий, не состоявшихся как решения собраний («несостоявшихся» решений собраний), таких решений, которые не обладают теми признаками, свойствами, которые входят в состав юридического факта.

    В работе обосновывается возможность оспаривания голосования и признание его недействительным отдельно от решения собрания, поскольку голосование имеет следующее самостоятельное правовое значение:

    1) Наличие или отсутствие голосования, а также голосование «против» принятия конкретного решения является критерием для рассмотрения участника как субъекта ответственности за причинение убытков, возникших в связи с принятием решения. Голосование как юридический факт, независимо от признания его недействительным, может являться как правомерным, так и неправомерным действием, поскольку может быть рассмотрено как основание для привлечения

    23

    проголосовавшего лица к ответственности. При этом правовое значение имеет не только положительный и отрицательный голос, но и его отсутствие;

    2) Наличие или отсутствие голосования, а также голосование «против» является основанием для возникновения определенных гражданских прав (право выхода из общества, право на получение акций создаваемых при реорганизации в форме разделения или выделения обществ, предоставляющих те же права, что и принадлежащие ему акции реорганизуемого общества, пропорционально их числу (п. 3.3 ст. 18 и п. 3.3 ст. 19 Закона об акционерных обществах; право требовать выкупа акций (п.1 ст. 75 Закона об акционерных обществах) и т.д.);

    3) Отсутствие голосования или голосование против принятого решения дает процессуальное право на оспаривание принятого решения. Голосование «за» принятие решения или воздержание от голосования является основанием для оспаривания решения только по мотивам нарушения волеизъявления;

    4) Содержание голоса может являться основанием для привлечения участника к ответственности за нарушение корпоративного договора;

    5) Содержание голоса может являться основанием для изменения обязательственных отношений участника собрания с третьими лицами.

    При этом в случае оспаривания голосования возможно применение по аналогии закона норм о сделках, в связи с чем автором выделяются следующие условия применения норм по аналогии закона:

    1) Нормы о недействительности сделок (в том числе в части, не противоречащей существу односторонних сделок) подлежат применению в случае, если отсутствуют специальные нормы, регулирующие соответствующие отношения, и общие нормы, подлежащие применению ко всем действиям.

    2) Нормы о недействительности сделок подлежат применению в случае, если к голосованию невозможно применить по аналогии закона нормы о решениях собраний.

    Во втором параграфе «Правовые последствия недействительности решений собраний» исследуется вопрос о возможности выделения общих и универсальных правовых последствий недействительности решений собраний.

    24

    Наряду с прямыми правовыми последствиями необходимо рассматривать вопрос о недействительности «отсроченных» правовых последствий.

    Анализ судебной практики позволяет выделить наиболее частые ситуации правовой неопределенности, возникающие в связи с недействительностью решения собрания, и «отсроченные» правовые последствия. Также анализ судебной практики позволяет определить закономерности и универсальные подходы к рассмотрению вопроса о правовых последствиях недействительности решения собрания. Последующие действия подлежат оценке в зависимости от того, какие правовые последствия решения собрания оспариваются. Недействительность решения собрания влечет недействительность правовых последствий, наступивших для участников гражданско-правового сообщества, принявшего такое решение. Оспаривание сделки, совершенной неуполномоченным единоличным исполнительным органом юридического лица происходит с учетом принципа публичной достоверности государственного реестра. В случае совершения сделок с лицами, которые не являлись участниками собрания, основанных на недействительном решении собрания, действительность сделки подлежит оценке с учетом добросовестности контрагента (ст. 10 ПК РФ) и принципов, лежащих в основе истребования имущества из чужого незаконного владения (ст. 302 ГК РФ).

    Необоснованность оспаривания решений собраний и злоупотребление правом позволяет предложить меры по защите прав добросовестных участников собраний и применить нормы о недопущении злоупотребления правом в случае оспаривания решений собраний, а также ввести в научный оборот понятие «корпоративного эстоппеля».

    В третьем параграфе «Несостоявшиеся решения собраний как юридические факты» рассматриваются правовые последствия несостоявшихся решений собраний. При этом отмечается, что несостоявшиеся решения собраний являются отрицательными юридическими фактами, и, в то же время, могут повлечь определенные правовые последствия, но отличные от тех. для создания которых созывалось собрание. Прежде всего, несостоявшиеся решения собраний являются основанием для повторного созыва собрания. В ряде случаев законодатель

    25

    предусматривает наступление правовых последствий в связи с неоднократной несостоятельностью решения собрания, в связи с чем основанием движения правоотношения является юридический состав в виде, как минимум, двух несостоявшихся решений. Ввиду наличия конфликта в гражданско-правовом сообществе и ввиду отсутствия единых взглядов на принятие конкретных управленческих решений сообществом могут возникнуть ситуации, когда принятие решений собранием невозможно (дедлока), что так же необходимо рассматривать как правовое последствие несостоявшегося решения собрания.

    Предлагается авторская классификация методов разрешения дедлока на превентивные, последующие и исключительные. Исключение участника из состава участников, принудительная реорганизация в форме разделения или выделения, ликвидация организации рассматривается как разновидность изменения или расторжения договора и прекращение обязательства (исключительные меры).

    В заключении сформулированы итоги, отражаются основные выводы, сделанные в работе, рекомендации и перспективы развития исследования решений собраний. Так, автором заложены основы для дальнейшего теоретического изучения решений собраний в гражданском праве с точки зрения условий их действительности, для развития правовых институтов, применимых исключительно к решениям собраний, определения необходимого интереса как условия участия в собрании, предлагается внести изменения в действующее законодательство и расширить случаи конвалидации решений собраний, возможности представлять замечания на протокол и т.д.

    26

    Автором опубликованы следующие работы по теме диссертации

    Статьи, опубликованные в рецензируемых научных журналах и изданиях, указанных в Перечне Высшей аттестационной комиссии при Министерстве образования и науки Российской Федерации

    1. Кривушева, С.С. Правовые проблемы признания решений собраний хозяйствующих субъектов недействительными / С.С. Кривушева // Международный научно-практический журнал «Современное право». - 2017. -№3.-С. 40-48- 1,Гп.л.

    2. Кривушева, С.С. Правовые проблемы признания решений собраний недействительными / С.С. Кривушева // Вестник арбитражной практики. - 2016. - № 6.-С. 29-42-1,1 п.л.

    3. Кривушева, С.С. Особенности решения собрания как юридического факта / С.С. Кривушева // Вопросы российского и международного права. -2016.-№10.-С. 105-117-0,8 п.л.

    4. Кривушева, С.С. Собрание как гражданско-правовая категория. Интерес участия в собрании / С.С. Кривушева // Евразийский юридический журнал. -' 2016. -№ 11 (102). -С. 136-139 -0,5 п.л.

    5. Тиммерманс, В., Поротникова, Е.А., Каримов, Д.А., Халлиева, С.С. Методики осуществления судебного контроля за действиями и решениями налоговых органов, завершающими процедуру государственной регистрации юридического лица при создании / В. Тиммерманс, Е.А. Поротникова, Д.А. Каримов, С.С. Халлиева // Вестник Федерального арбитражного суда Уральского округа. - 2011. - № 4 (20). - С. 166-180 - 1,1 п.л. /0,5 п.л.

    6. Тиммерманс, В., Поротникова, Е.А., Каримов, Д.А., Халлиева, С.С. Особенности осуществления судебного контроля за действиями и решениями налоговых органов, завершающими процедуру государственной регистрации юридического лица при создании / В. Тиммерманс, Е.А. Поротникова, Д.А. Каримов, С.С. Халлиева // Натоги и финансовое право. - 2011. - № 11. - С. 207-222- 1,1 п.л./0,5 п.л.

    Статьи, опубликованные в иных научных изданиях

    7. Халлиева, С.С. Некоторые аспекты содержания и условий заключения акционерных соглашений / С.С. Халлиева // Материалы XIII Всероссийской научно-практической конференции Гуманитарного университета «Неожиданная современность. Меняющиеся реалии XXI века. Мир - Россия - Урал. - Т.2. - 2010. - С. 246-250 - 0,3 п.л.

    8. Халлиева, С.С., Каримов, Д.А. Ответственность банков за нарушение порядка созыва, подготовки и проведения общих собраний / С.С. Халлиева, Д.А. Каримов // Юридическая работа в кредитной организации. - 2012. - № 4. -С. 32-41 - 0,4 п.л. / 0,3 п.л.

    27

    9. Кривушева, С.С. Место решения собрания в системе юридических фактов / С.С. Кривушева // Тезисы докладов XIV Всероссийской научной конференции молодых ученых и студентов «Эволюция российского права». - Екатеринбург. -2016. -С. 682-685 -0,2 п.л.



    [1] Данные судебной статистики на сайте Судебного департамента при Верховном суде Российской Федерации за 2014-2016. URL: http://www.cdep.ru/index.php?id=79. Дата обращения: 29.09.2017.

    [2] Разъяснения по вопросам судебной практики применения законов и иных нормативных правовых актов арбитражными судами, данные Пленумом ВАС РФ, сохраняют свою силу до принятия соответствующих решений Пленумом Верховного Суда РФ (часть первая статьи 3 Федерального конституционного закона от 04.06.2014 № 8-ФКЗ).

    [3] Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга первая: Общие положения. М.: Статут, 1997. С 10-14 (автор главы -M.И. Брагинский).

    [4] См. Мельникова Т.В. К вопросу о правовой природе внутренних документов юридического лица // Юрист. 2014. № 16. С. 7 - 10; Илюшина М.Н. Решения общих собраний собственников жилья: новейшее законодательство и его первое применение в актах Конституционного и Верховного Судов Российской Федерации // Семейное и жилищное право. 2015. №5. С. 29-32.

Информация обновлена:31.05.2018


Сопутствующие материалы:
  | Защита диссертаций 
 

Если Вы не видите полного текста или ссылки на полный текст книги, значит в каталоге есть только библиографическое описание.

Copyright 2002-2006 © Дирекция портала "Юридическая Россия" наверх
Редакция портала: info@law.edu.ru
Участие в портале и более общие вопросы: reception@law.edu.ru
Сообщения о неполадках и ошибках: system@law.edu.ru