Учиться в России!
Регистрация »» // Логин:  пароль:

Федеральный правовой портал (v.3.2)
ПОИСК
+ подробный поиск
Подняться выше » Главная/Все книги/

Источник: Электронный каталог отраслевого отдела по направлению «Юриспруденция»
(библиотеки юридического факультета) Научной библиотеки им. М. Горького СПбГУ

Уголовная ответственность должностных лиц государства за преступления по международному праву :

АР
И37 Измайлова, П. Р. (Пери Расимовна).
Уголовная ответственность должностных лиц государства за
преступления по международному праву : автореферат
диссертации на соискание ученой степени кандидата
юридических наук. Специальность 12.00.10 - международное
право ; европейское право / П. Р. Измайлова ; науч. рук. Г.
Г. Шинкарецкая. -М., 2015. -28 с.-Библиогр. : с. 28. 5
ссылок
Материал(ы):
  • Уголовная ответственность должностных лиц государства за преступления по международному праву.
    Измайлова, П. Р.

    Измайлова, П. Р.
    Уголовная ответственность должностных лиц государства за преступления по международному праву : автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук.

    3

    ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

    Актуальность темы. Вопрос об индивидуальной уголовной ответственности должностных лиц, действующих от имени государства, поднимается в настоящее время в связи с тем, что такая ответственность может стать дополнительным средством обеспечения эффективности международного права, содействуя исполнению его норм. Идея наказания лица, отвечающего за деяния, совершаемые от имени государства, имеет давнюю историю[1]. Но реальное формирование путей к ее практическому воплощению началось только во второй половине XX века, когда в конце второй мировой войны мировое сообщество заявило устами Нюрнбергского трибунала: «Преступления совершаются людьми, а не некими абстрактными единицами. Только путем наказания людей, совершивших преступление, может быть эффективно исполнено международное право».[2]

    Решения Нюрнбергского трибунала были уникальными, поскольку были порождены исключительными по жестокости событиями второй мировой войны. Казалось, что они никогда не повторятся. Однако к концу XX века стало ясно, что нередко конфликты немеждународного характера бывают настолько жестокими и кровавыми, что несут в себе угрозу всему международному миру и безопасности.

    Мировое сообщество снова вернулось к идее ответственности должностных лиц государства за тяжкие массовые нарушения международного права. В качестве механизмов и процедур, обеспечивающих реализацию ответственности таких лиц, было предложено создание, по образцу Нюрнбергского и Токийского трибуналов, международных уголовных трибуналов ad hoc. Трибуналы по Руанде

    4

    и бывшей Югославии[3] дали много материала для дальнейших усилий в этом направлении; на основании их опыта был создан Международный уголовный суд[4]. Впрочем, пока этот суд не оправдывает возлагавшихся на него надежд. В его работе продолжаются традиции медлительности и неэффективности, характерные для названных выше трибуналов ad hoc.

    Появилась новая идея - создать так называемые «смешанные» суды на базе высших судов государств с привлечением международных судей и с целью более широкого использования международного права[5]. Одновременно с этим стали отмечаться случаи привлечения к ответственности в национальных судах должностных лиц, ушедших со своего поста, за преступления, совершенные в период пребывания в должности.

    В каждом случае привлечения к ответственности должностных лиц государства встает вопрос о правомерности преодоления иммунитета этого лица как следствия принципа суверенного равенства государств. Создание международных органов для наказания должностных лиц государств за тяжкие нарушения международного права (Нюрнбергского трибунала, международных трибуналов ad hoc) стали выражением согласия международного сообщества на признание исключительности наказываемых деяний, влекущих за собой правомерность изъятий из действия государственного иммунитета.

    Таким образом, международно-правовое регулирование уголовной

    5

    ответственности должностных лиц государства пока еще только формируется. В данной области пока не заключено ни одного универсального договора. Комиссия международного права ООН, постоянно ведущая работу в сфере ответственности государств[6], пока не смогла предложить общеприемлемый проект статей. Развитие данной области международно-правового регулирования пока идет по линии определения позиций государств и унификации их внутреннего уголовного законодательства, а также практики их судов и иных государственных органов, то есть обычно-правовым путем.

    Цель данной диссертации - обозначить и проследить основные направления развития международной уголовной ответственности должностных лиц государств за международные преступления.

    Степень научной разработанности темы. Решение проблемы уголовной ответственности должностных лиц государств имеет значение для всего мирового сообщества, о чем свидетельствует своеобразный процесс развития исследовательских работ по данной теме: эти исследования представляют собой почти единый поток, в котором почти невозможно установить различия между отдельными национальными или региональными научными школами. Одна и та же мысль нередко формулируется в целом ряде трудов ученых из крупных или небольших стран, относящихся к югу или северу.

    Данная проблема является порождением практически последних десятилетий, хотя первые, весьма крупные шаги к установлению такой ответственности были сделаны во время и после второй мировой войны. Обращает на себя внимание и очень быстрое по темпам развитие этой темы. Еще перед второй мировой войной в литературе было распространено мнение о невозможности создания международного уголовного правосудия (Хадсон МО.,

    6

    Jennings R.Y.). Эта тенденция имела некоторое продолжение после второй мировой войны, когда состоялись процессы над главными военными преступниками, Нюрнбергский и Токийский трибуналы расценивались как отдельный пример эффективного сотрудничества между четырьмя великими державами, что следует из фундаментального труда, написанного международным коллективом ученых[7]. В то время создание этих трибуналов оправдывалось необходимостью наказания таких тяжких нарушений международного права, как преступления против мира и агрессия (Ладыка СИ., Полторак А. И., П.С.Ромашкин, А.Н.Трайнин, Решетов Ю.А., Скуратова А.Ю., Bowett D. W., Kalshoven F.). Тем не менее, содержание и значение так называемого «Нюрнбергского права» продолжали исследоваться, и ученые обращались к ним время от времени, исследуя новые аспекты его влияния на международное право (Валеев P.M., Деханов С.А., Ковалев А.А., ЛяховЕ.Г., Мезяев А.Б., СафиулинаИЛ., Bass G J.,Brownlie I.)

    Развитие международного гуманитарного права по-новому поставило вопрос об ответственности отдельных индивидов, включая должностных лиц, за его нарушения, и был проведен ряд исследований этого вопроса (Аль-Сурани Фахим Рушди, Русинова В. Н., Соколов М.С., Bassiouni M. Cherif, Cassese A., Fleck D.). Еще большее влияние на состояние изучаемой проблемы оказало развитие международного права прав человека. Недопустимость грубых нарушений этого права, сверхценность человека постепенно делали необходимым приспособление всего международного права к установлению ответственности должностных лиц (см. Бирюков П.Н., Валеев P.M., Егоров С.А., Зелинская Н.А., Конь Г.И., Марусин И.С, Матвеева Т.Д., Beeston A., McGreal A., Orakhelashvili A., Paust J. J., Vournas E.).

    7

    Наряду с развитием международного права прав человека в мире шло осознание важности принципов государственного суверенитета и невмешательства во внутренние дела в процессе предъявления ответственности государства и его должностных лиц (ЛукашукИ.И., Ляхов Е.Г., Черниченко СВ.). Возникла идея ограничения суверенитета в качестве меры ответственности за преступления по международному праву (Адельханян Р.А., Bianchi A., Broomhall В., Fox H., Sinclair I.)

    В качестве инструмента привлечения к ответственности индивидов стала развиваться идея универсальной юрисдикции (Королев ГА., Reydams L.)

    В настоящее время исследования данной темы сосредоточились в основном по трем направлениям: иммунитет должностных лиц, особенности судопроизводства в специализированных уголовных (международных и национальных) судах, а также анализ складывающейся отрасли международного права - международного уголовного права.

    Как необычную черту исследования данной темы следует также отметить то, что большая работа здесь ведется Комиссией международного права ООН, которая занималась сначала вопросами ответственности государств, а сейчас занимается иммунитетом должностных лиц и особенно правомерностью неучета иммунитета при уголовном преследовании должностного лица в суде иностранного государства. Роль Комиссии, как всегда, - констатирующая, то есть Комиссия устанавливает наличие или отсутствие соответствующей договорной или обычной нормы, не предлагая путей дальнейшего развития. Последние по времени выводы Комиссии состоят в том, что иммунитет действующего высшего должностного лица государства учитывается всегда; государства считают правомерным не учитывать наличие иммунитета при предъявлении обвинения должностному лицу, ушедшему от должности (см. работы Колодкина РА, который является специальным докладчиком Комиссии по данному вопросу).

    Иммунитету посвящен и ряд работ ученых - написанных довольно давно (Lauterpacht Н., Satow Е.), и современных (Лысык В.М., Марусин И.С., Мезяев А.Б., Никитина О.В., Хлестова И.О., Barker A., Buzzini G. P., Dinstein A., Watts A.,

    8

    Wickremasinghe Ch.) При этом следует отметить, что некоторые авторы сосредоточиваются на процессе учета иммунитета органами государств, уделяя особенно много внимания соотношению прав исполнительной и судебной власти, и оставляя в стороне международно-правовые аспекты (Лукашук И.И., Allott Ph., Drumbl M. A., Jarasch R, Kress C.,OsbomA.)

    Немалую долю исследований составляют различные аспекты организации и деятельности международных трибуналов ad hoc, Международного уголовного суда и смешанных судов (Волеводз А.Г., Гранкин И.В., Кэш, Г.И., Марусин И.С.. Михайлов Н.П., Трикоз Е.Н., Шинкарецкая Г.Г.) В том, что касается международного

    уголовного права, авторы более всего пишут о его принципах и соотношении с общим международным правом и о составах преступлений (Богуш Г.И., Иногамова-Хегай Л.В. Лукашук И.И., Наумов A.B., Bassiouni M. Cherif, Cassese A., Wise E.M., Podgоr E.S.)

    Однако целый ряд важных вопросов, на которых может строиться теория уголовной ответственности должностных лиц, ускользает от внимания исследователей, в частности. правовая природа уголовной ответственности должностных лиц и взаимосвязь такой ответственности с ответственностью государств, а также методы установления объема иммунитета.

    Кроме литературы по специальным вопросам, автор настоящего диссертационного исследования опиралась на классические труды советских и российских ученых по основополагающим вопросам международного права (Колосов Ю.М., Лукашук И.И, Тункин П.И., Усеню Е.Т., Черниченко С.В.)

    Нормативная база диссертационного исследования. Основную эмпирическую базу исследования составили документы: важнейшие договоры, определяющие основы международных отношений; учредительные документы международных уголовных трибуналов, Международного уголовного суда и смешанных судов; решения различных международных и региональных судов. Использованы также национальное законодательство многих государств и решения национальных судов; привлечены данные,

    9

    выложенные на сайты некоторых международных неправительственных организаций, таких, как Международный комитет красного креста и Human Rights Watch.

    Цель исследования: Обозначить и проследить основные направления развития международной уголовной ответственности должностных лиц государств за международные преступления и пути формирования теории международной ответственности должностных лиц.

    Для достижения указанной цели исследования диссертант поставил следующие научные задачи:

    -исследовать общие проблемы уголовной ответственности должностных лиц государства;

    -проследить развитие нормативного регулирования индивидуальной уголовной ответственности в международном праве;

    -установить понятие международного преступления

    -проанализировать понятие должностного лица государства

    -выяснить действие универсальной и экстерриториальной юрисдикции государств в отношении иностранных должностных лиц

    - показать проблемы соотношения ответственности должностного лица и его иммунитета;

    - исследовать общие вопросы иммунитета должностного лица;

    - проанализировать виды иммунитета должностного лица

    -показать действие иммунитета в случае нарушения отдельных категорий норм международного права;

    -проследить соотношение иммунитета ratione materiae, индивидуальный уголовной ответственности и экстерриториальной юрисдикции

    -выяснить действие иммунитета должностного лица в процессе судебного разбирательства в судах различных категорий;

    -установить обычную практику Международного Суда, Международного уголовного суда, международных уголовных трибуналов ad hoc и смешанных

    10

    судов;

    -показать практику национальных судов

    -на основе проведенного исследования сформулировать предложения для возможного выстраивания позиции Российской Федерации относительно уголовной ответственности должностных лиц государства.

    Методологическую основу исследования составляет диалектический метод познания, а также общенаучные методы - сравнение, анализ; специальные методы - исторический, формально - логический, статистический; частные методы науки юриспруденции - сравнительно-правовой, технико-юридический.

    Предмет исследования: тенденции развития международно-правового и национального регулирования привлечения к ответственности должностных лиц государства.

    Объект исследования: правоотношения, складывающиеся между государствами, с одной стороны, и судебными и органами, с другой, а также между государствами и судами других государств в процессе поддержания международного правопорядка.

    Научная новизна диссертационного исследования состоит в том, что в ней сделана попытка определить основания и формы международной уголовной ответственности должностных лиц государств и определить факторы, влияющие на формирование такой ответственности.

    Основные положения, выносимые на защиту.

    1 В процессе диссертационного исследования диссертантом выявлены некоторые тенденции формирования международно-правовых норм, регулирующих ответственность должностных лиц государства:

    - правовая природа уголовной ответственности должностных лиц государства все больше проявляется как составная часть ответственности государства в качестве субъекта международного права; такая ответственность наступает в том случае, если государством грубо нарушаются основополагающие нормы и принципы,

    11

    составляющие международное обязательство государства;

    - объем иммунитета от международного или иностранного судебного преследования должностных лиц государства определяется совместно международным правом и законодательством преследующего государства;

    - происходит унификация оснований для международного или иностранного судебного преследования должностных лиц в практике деятельности международных и национальных судебных органов;

    - методы установления объема иммунитета должностных лиц унифицируются в праве различных государств под влиянием развития соответствующих норм международного права.

    2. Диссертантом установлено, что в процессе формирования уголовной ответственности должностных лиц государства отмечается сложное взаимодействие между договорно-правовым и обычно-правовым методами. В текстах международных договоров отражаются позиции и отдельные положения национального законодательства государств, а также практика национальных судов. Национальное законодательство государств, даже тех, кто не является участником соответствующего международного договора, строится с учетом общих тенденций и отдельных положений, отраженных в договорах. Законодательство государств и основанные на нем решения национальных судов в определенной степени находятся под влиянием учредительных документов и юриспруденции Международного уголовного суда и международных уголовных трибуналов.

    3. Выявлено значение многостороннего регулирования уголовной ответственности должностных лиц государств: источниками являются многосторонние, в основном универсальные договоры, а также документы международных организаций. Двусторонних договоров в данной области нет. По мнению диссертанта, причина этого заключается в том, что международная уголовная ответственность не может

    12

    быть запланированной, целенаправленной деятельностью, и преследование должностных лиц осуществляется ad hoc.

    4. Характерная особенность формирования уголовной ответственности должностных лиц - высокая степень участия международных организаций. Это, прежде всего, Организация Объединенных Наций, особенно такой вспомогательный орган Генеральной Ассамблеи, как Комиссия международного права, которая в течение многих лет планомерно ведет всеобъемлющую работу по кодификации института ответственности в международном праве. Комиссия обобщает позиции государств и предлагает общие нормы на основе норм их законодательства и решений национальных судов. Генеральная Ассамблея ООН, в свою очередь, заслушивает и обсуждает доклады Комиссии международного права. Участие Совета Безопасности определяется тем, что именно по его решению созданы международные уголовные трибуналы в качестве его вспомогательных органов; эти трибуналы внесли значительный вклад в развитие международного уголовного судебного процесса. Совет Безопасности также принимает участие в формировании «смешанных судов».

    5. По мнению диссертанта, формирование ответственности должностных лиц на универсальном, всемирном уровне говорит о том, что эта проблема затрагивает важные вопросы развития международного права. Происходит процесс развития основных, общепризнанных принципов международного права, изменения их объема и соотношения между ними. Например, принцип исключительного суверенитета государства над всеми лицами на его территории и принцип суверенного равенства государств продолжают оставаться одной из основ международного правопорядка, но в то же время методы установления их объема все чаще переносятся на международный уровень.

    6. По наблюдениям диссертанта, Международный уголовный суд пока не занял центрального места в международном правосудии. Государства не проявляют

    13

    готовности строго и скрупулезно признавать его юрисдикцию и его решения. Даже государства-участники Римского статута Международного уголовного суда в процессе имплементации во внутреннее законодательство взятых на себя по Статуту обязательств облекают эти обязательства в такие формулировки, которые в общем оставляют им свободу действия.

    7. Диссертантом установлено, что методами формирования положений, предписывающих возложение на индивидов ответственности за нарушение международных норм, служат международный обычай, а также конвенционный порядок. Подавляющее большинство таких норм формируется в договорах; кроме общепризнанной обычной нормы о борьбе с пиратством, другие положения имеют своим источником договоры, а потому действуют между ограниченным числом государств-участников этих договоров.

    8. Диссертантом доказано, что иммунитет должностных лиц государства в процессе судебного преследования таких лиц за преступления по международному праву по-разному действует в различных судебных учреждениях. Одна тенденция состоит в признании иммунитета и освобождении от судебного преследования лиц за деяния, совершенные в период до или после пребывания в должности; такая правовая позиция характерна для Международного Суда и для национальных судов. Международный уголовный суд, а также международные уголовные трибуналы ad hoc не считают иммунитет препятствием для судебного преследования. Однако нельзя не отметить их крайнюю неэффективность. Практика показывает, что государства только в редких случаях готовы не учитывать иммунитет должностного лица (см., например, Решение Верховного суда Южно-Африканской Республики по делу Президента Судана).

    Практическая значимость работы. Положения и рекомендации исследования могут быть использованы в работе практических органов Российской Федерации, занятых в

    14

    определении внешнеполитической деятельности нашей страны. Работа может также сгать основой для соответствующего спецкурса в преподавании международного права.

    Автором сформулированы предложения для возможного выстраивания позиции Российской Федерации относительно уголовной ответственности должностных лиц государства, составляющие приложение к диссертации (См. Приложение).

    Апробация результатов исследования. Диссертация обсуждалась и подучила одобрение на заседании сектора международно-правовых исследований Института государства и права Российской академии наук. Основные результаты исследования нашли своё отражение в научных статьях автора, опубликованных в Трудах Института государства и права РАН и частично внедрены в учебном процессе.

    Структура диссертации обусловлена целями, задачами, объемом работы. Исследование состоит из введения, трех глав, включающих десять параграфов, заключения, списка использованных материалов и приложения.

    Содержание работы

    В Главе I «Ответственность должностных лиц как элемент ответственности государства» рассматривается развитие нормативного регулирования индивидуальной уголовной ответственности в международном праве, понятие международного преступления, понятие должностного лица государства.

    Параграф первый отведен для анализа соотношения ответственности государства и ответственности должностных лиц. Отмечается, что идея уголовной ответственности государства, возникшая в науке еще до первой мировой войны, не нашла дальнейшего развития. Комиссия международного права вообще не ставила вопрос об уголовной ответственности государства, а напротив, уточнила, чьи именно действия должны оцениваться как действия государства. «Присваиваться» государству, или, иными словами, рассматриваться как его

    15

    поведение, могут поведение его органов, лиц или образований, осуществляющих элементы государственной власти (причем и тех случаях, когда они превышают свои полномочия), поведение лица или групп лиц, фактически осуществляющих элементы государственной власти в отсутствие или несостоятельности официальных властей. Призвание государства к ответственности осуществляется международно-правовыми методами, то есть такими методами, которые исходят из основных общепризнанных принципов международного права.

    Параллельно с развитием института ответственности государства в международном праве шло утверждение тенденции призвания к уголовной ответственности индивидов, виновных в нарушении норм международного права. Особое отношение к преступлениям, совершенным индивидами от имени государства, стало прослеживаться в практике государств не так давно, причем в основном в договорном праве. Единственный пример, который можно привести в качестве нормы об индивидуальной уголовной ответственности, сложившейся в обычном международном праве - это пиратство, что и было констатировано Постоянной палатой международного правосудия в решении по делу парохода «Лотус». За пределами законов и обычаев войны положения об индивидуальной уголовной ответственности получили развитие в области защиты прав человека, как в мирное время, так и во время войны. Третья категория международных преступлений, за совершение которых предусматривается индивидуальная уголовная ответственность - это деяния, характеризующиеся как вызов международному сообществу государств. Это насильственные действия против лиц, пользующихся дипломатической защитой. В четвертую категорию следует выделить группу преступлений, объединяемых в понятие терроризма. Терроризм является тяжким преступлением по уголовному законодательству Российской Федерации. Мировое сообщество также признало необходимость контроля над этим опаснейшим деянием и противодействия ему. Подтверждением этому служат

    16

    13 универсальных антитеррористических конвенций, в которых содержится запрещение целой группы деяний, которые можно отнести к актам международного терроризма.

    Признание возможной ответственности индивидов за нарушение международного права создает необычную теоретическую конструкцию: субъекты национального права (индивиды) несут ответственность по обязательствам, принятым субъектами международного права (государствами). Поэтому в международном праве возникла концепция международного уголовного права, которую предлагается признать новой отраслью международного права. Содержание его пока неясно. По мнению диссертанта, невозможно пока считать сформировавшейся отдельную отрасль международного права — международное уголовное право. Налицо лишь отдельные нормы уголовного судопроизводства. Параграф второй посвящен понятию должностного лица государства. Обычное международное право не дает определения «должностного лица государства». Прямого определения нет и в договорном международном праве, хотя сам термин употребляется, начиная с документов Нюрнбергского процесса. Произведен обзор международных документов и сделан вывод о том, что в международном праве не установлено и понятие отдельных категорий должностных лиц. Международный Суд, рассматривая дело О применимости Конвенции о предупреждении и наказании преступления геноцида, столкнувшись с вопросом о том, кто может считаться главой государства распавшейся Югославии, заявил, что решающую роль играет признание, в частности, со стороны ООН. Однако главой государства не может ограничиваться круг лиц, ответственных за международно-противоправные деяния. Международный Суд в консультативном заключении О судебно-процессуальном иммунитете Специального докладчика Комиссии по правам человека заявил, что положение о том, что поведение любого органа государства

    17

    рассматривается как деяние данного государства, является общепринятой нормой обычного международного права. Поэтому в число субъектов ответственности за деяния государства включаются все те лица и образования, которые по национальному праву государства входят в систему органов государственной власти. Изучение практики государств показывает, что некоторые органы правосудия определяли статус рассматриваемого лица как главы государства со ссылкой на функции, которые тот осуществляет во внутренней структуре государства и в международных отношениях этого государства.

    В параграфе третьем излагается понятие международного преступления, которое имеет особое значение, поскольку принудительные действия в отношении должностных лиц принимаются различными учреждениями: специально создаваемыми международными судами и трибуналами или национальными судами. Если должностное лицо преследуется за действия, совершенные в его личном качестве, то к нему будет применяться национальное уголовное право и будут действовать закономерности института выдачи. Если же должностное лицо преследуется за действия, совершенные от имени государства, ex officio, порядок будет другим: такое лицо будет судимо или специально созданным международным судом, или специальной палатой верховного судебного органа его страны (так называемым смешанным судом) или в отношении его будет действовать универсальная юрисдикция, так что принудительные действия могут быть предприняты любым государством с последующим применением принципа aut dedere aut judicare. За время, прошедшее после Нюрнбергского процесса, понятие международного преступления расширилось, но суть его осталась прежняя: это тяжкое нарушение международного обязательства, имеющего основополагающее значение для всего человечества. Неразрывная связь этих событий с

    18

    основополагающими принципами международного правопорядка делают неизбежным признание их нарушением норм jus cogens, которые порождают обязательства erga omnes.

    Таким образом, институт уголовной ответственности должностных лиц государства выделился из общей проблемы ответственности государства за грубые нарушения международного права в силу невозможности возложения такой ответственности на суверенное государство, которое не является ни юридическим, ни физическим лицом. С другой стороны, современное международное право признает, что определенные нормы должны выполняться индивидами, а значит, и могут нарушаться ими, и тогда правомерно наказание таких индивидов.

    В Главе II «Проблемы соотношения ответственности должностного лица и его иммунитета» рассматриваются общие вопросы иммунитета должностного лица; виды такого иммунитета; действие иммунитета в случае нарушения отдельных категорий норм международного права, а также соотношение иммунитета ratione materiae, индивидуальной уголовной ответственности и экстерриториальной юрисдикции.

    В параграфе первом «Понятие иммунитета должностного лица» излагается общепризнанное мнение о том, что должностные лица государства обладают иммунитетом от судебного разбирательства в судах иностранного государства. С другой стороны, признание иммунитета как основание для изъятия из юрисдикции государства расценивается как исключение из общего правила.

    В настоящее время сложились или находятся в стадии формирования несколько видов иммунитета: дипломатический и консульский иммунитет, который означает изъятие из юрисдикции государства определенной части представителей иностранного государства; иммунитет государства, который развивался большей частью в международном частном праве, В отличие от дипломатического иммунитета, для объяснения которого создано множество

    19

    теорий, из них три основных - экстерриториальная, представительская и функциональная - стройной теории иммунитета должностных лиц государства пока не создано.

    Практика показывает, что и внутри государства, и на международной арене в основе предоставления иммунитета должностным лицам лежит целесообразность. В этом случае международное право как бы продолжает то, что начинается законодательством государств: законодательство предоставляет иммунитет своим собственным должностным лицам, а международное право признает его. Однако национальное законодательство может вступить в конфликт с договорной нормой, налагающей обязательство предавать суду и наказывать лиц, совершивших преступления по международному праву. Это противоречие должно разрешаться международным правом, поскольку в данном случае мы имеем дело со столкновением между двумя положениями международного права. По примеру Нюрнбергского трибунала, международные уголовные трибуналы, создаваемые в наше время, построены таким образом, что доктрина «акта государства» не действует a priori. Международный Суд в деле «Об ордере на арест» поставил перед собой задачу установить, действует ли данная доктрина в национальном праве. Суд пришел к выводу о том, что пока невозможно утверждать, что международное обычное право обязывает национальные суды учитывать эту доктрину. Таким образом, в современном международном праве нет нормы, позволяющей должностному лицу укрыться от ответственности за спиной государства, от имени которого оно действует.

    Важно также обратить внимание на соотношение иммунитета от иностранной уголовной юрисдикции и личной уголовной ответственности. Трое судей Международного Суда в своем особом мнении в деле «Об ордере на арест» заявили о том, что в международном сообществе растет осознание важности обеспечить устранение безнаказанности виновников серьезных международных

    20

    преступлений, и благодаря этому меняется отношение к институту иммунитетов, которыми высшие сановники пользовались согласно традиционному обычному праву.

    В параграфе втором показаны особенности иммунитета ratione personae и иммунитета ratione materiae. Лица, занимающие то или иное положение в органах государственной власти, получают статус должностного лица в силу именно нахождения в должности и лишь на тот период, когда они находятся на этой должности. И в национальном и в международном праве они при определенных условиях приобретают иммунитет, который относится не к каждому из них лично, но фактически к этой должности. Такой иммунитет часто называют иммунитетом ratione personae. Кроме того, положениями различных международных договоров примерно одинаковый режим иммунитета предоставляется дипломатам, представителям государств при международных организациях, а также иным должностным лицам, находящимся на территории иностранного государства. Такое распространение иммунитета оправдывается, прежде всего, их важной ролью в межгосударственных отношениях: они обеспечивают благополучное развитие международных связей и представляют государство. Без такого представительства и без обеспечения надежных связей между государствами международное сотрудничество было бы невозможно. Этот тип иммунитета рассматривается как налагающий абсолютный запрет на осуществление над такими лицами уголовной юрисдикции другим государством. Суть этого иммунитета делает также неизбежным освобождение от уголовной ответственности лица за действия, совершенные не только в период нахождения в должности, но и до вступления в должность. Здесь важна не природа подозреваемых действий или время их совершения, но скорее факт того, что юридические действия со стороны иностранного государства направлены на подчинение данного лица уголовной юрисдикции этого иностранного государства

    21

    в период обладания им иммунитетом. Поэтому попытки арестовать или подвергнуть расследованию действия такого лица будут нарушением его иммунитета, а приглашение его иностранным государством к добровольной даче информации не будет таким нарушением. Однако, поскольку данный тип иммунитета присваивается, по крайней мере, частично, с целью предоставить должностному лицу возможности для свободного исполнения своих функций, данный тип иммунитета действует только тогда, когда лицо находится в должности.

    По общему правилу иммунитет должностных лиц государства имеет функциональный характер, то есть они имеют право на освобождение от уголовной ответственности при исполнении служебных обязанностей. Поскольку иммунитет ratione materiae связан не со статусом лица, а с категорией совершаемых им действий, он доступен всем людям, действующим от имени государства. Поэтому его защита может распространяться на должностных лиц, ушедших от должности, в отношении актов, совершенных в период пребывания в должности, а также и на действующих должностных лиц. Предоставление должностным лицам иммунитета чаще совершается в гражданских, чем в уголовных делах. Уголовная юрисдикция государств имеет по преимуществу территориальный характер, а должностные лица государства обычно не осуществляют свои официальные функции на территории другого государства. Важное исключение здесь - это вооруженный конфликт, в котором комбатанты нередко осуществляют свои служебные функции (служащие вооруженных сил принимают участие в сражениях на территории вражеского государства). Правда, согласно международному гуманитарному праву, этим лицам не должно предъявляться уголовное обвинение в случае плена только за участие в вооруженном конфликте, если ими не нарушаются законы и обычаи войны. Поэтому довольно редко можно представить себе обстоятельства, в которых

    22

    иностранное должностное лицо окажется перед уголовным обвинением за действия, совершенные им в официальном качестве.

    Относительно иммунитета ratione materiae следует высказать два соображения. Во-первых, этот тип иммунитета указывает на то, что индивид не должен нести ответственность за деяния, фактически совершенные государством. Эти деяния должны вменяться только государству, и иммунитет ratione materiae -это фактически средство переложить ответственность на государство. Во-вторых, иммунитет должностного лица не совпадает по объему с иммунитетом государства, но шире его. Должностное лицо неприкосновенно не только в отношении суверенных актов, в отношении которых неприкосновенно государство, но это лицо неприкосновенно и в отношении актов, не являющихся суверенными, но совершаются лицом по должности. Кроме того, иммунитет должностного лица от иностранного судебного разбирательства предотвращает отклонение иммунитета государства путем возбуждения разбирательства против лица, которое действовало от имени государства.

    Параграф третий посвящен анализу действия иммунитета в случае нарушения отдельных категорий норм международного права.

    Международное преступление или преступление по международному праву - это деяние, непосредственно запрещенное нормами договора или обычной нормой международного права, вне зависимости от того, совершается ли оно субъектом международного права или индивидом.

    Наличие системы норм, которые государства не вправе нарушать, означает, что если государство действует в нарушение такой нормы, его действие не может считаться суверенным актом. Совершая такой акт, государство лишает себя международно-правовой защиты в виде принципа государственного суверенитета и, конечно, не может претендовать на иммунитет. Акты государственной власти, заведомо нацеленные на совершение международного преступления, не могут

    23

    рассматриваться как суверенные акты, или, другими словами, акты законной суверенной власти. Заведомая неправомерность этих актов ведет к тому, что международное право не может считать их допустимыми.

    В литературе неоднократно утверждалось, что в силу высшего положения норм jus cogens в системе норм международного права они должны

    превалировать над нормами, регулирующими предоставление иммунитета. Норма jus cogens - это запрещение определенных действий, а не предписание судебного преследования со стороны третьих государств. Именно государство, которое совершило соответствующий акт, является нарушителем нормы jus cogens, а не государство, которое не провело судебного преследования или не предоставило средства гражданского возмещения. Если бы обязательство расследовать имело характер jus cogens, оно бы превалировало над другими нормами международного права, и тогда бы существовало обязательство расследовать даже в ситуацию, когда расследование нарушало бы права индивида либо других государств.

    В параграфе четвертом рассматривается действие универсальной и экстерриториальной юрисдикции государств в отношении иностранных должностных лиц. С давних пор твердо сложившееся правило о том, что государство вправе осуществлять свою уголовную юрисдикцию только в пределах своей территории, создавало некоторые возможности преступнику скрыться на чужой территории и избежать, таким образом, преследования. Только в конце XX века путем договорного регулирования сформировался один из особых видов экстерриториального распространения уголовной юрисдикции - универсальная юрисдикция, то есть право любого государства задерживать лицо, подозреваемое в совершении преступления, специально предусмотренного международным правом. Концепция универсальной юрисдикции снова встала в центре внимания научной общественности после дела Пиночета в Великобритании. В

    24

    настоящее время она понемногу становится частью формирующейся системы международного правосудия. В подтверждение этого приводится ряд актов национального законодательства различных государств, а также ссылки на дипломатические документы, циркулирующие в международных отношениях.

    Однако пока универсальная юрисдикция не стала общепризнанным институтом международного права, хотя уже заключен ряд соглашений, и государствами приняты законодательные акты. Вряд ли в ближайшем будущем универсальная юрисдикция получит широкое распространение и будет регулярно использоваться. Для приобретения этим видом юрисдикции действительной универсальности необходимо ее самое широкое признание. Очевидно, что норма о допустимости универсальной юрисдикции должна стать частью обычного права. Пока говорить об этом еще рано.

    В Главе III «Действие иммунитета должностного лица в процессе судебного разбирательства» показано, как воспринимается и применяется норма об иммунитете различными судебными органами.

    В параграфе первом прослеживается рассмотрение дел, связанных с иммунитетом, в Международном Суде.

    К настоящему времени в юриспруденции Международного Суда насчитывается уже три дела, при рассмотрении которых Суд уделял специальное внимание иммунитету должностных лиц государства. Примечательно, что все эти дела приходятся уже на XXI век, и рассмотрение последнего из них завершилось только в июле 2012 г.

    В деле «Об ордере на арест» Международный Суд заключил, что сам факт выдачи ордера на арест министра правительства иностранного государства нарушает международные обязательства Бельгии перед Конго. В качестве возмещения Суд распорядился отменить ордер и известить об отмене соответствующие власти.

    25

    Особенность «О некоторых вопросах взаимной помощи в уголовных делах» состоит в том, что вопросы, относящиеся к иммунитету и неприкосновенности должностных лиц, рассматривались в связи с актами, которые хотя и принимались в рамках судебных процессов, адресовались должностным лицам, которые не были обвиняемыми, но суды проявляли к ним такое же отношение, как к «обычным» свидетелям и применяли к ним уголовное законодательство Франции.

    Суд в целом отверг претензии Джибути на предоставление иммунитета прокурору и главе службы безопасности. По нашему мнению, его позицию следует одобрить: установленных в международном порядке определений должностных лиц не существует, и государство, берущее под свою защиту лицо, которое по его внутреннему праву защищено иммунитетом, должно сообщить об этом другому государству, принимающему или готовящемуся принять принудительные меры против этого лица. Вывод Международного Суда состоял в том, что повестка суда -это не акт властного органа, и направление повестки само по себе не есть нарушение международных обязательств Франции.

    Дело «Вопросы, относящиеся к обязательству «выдай или накажи» более широко известно под названием «дело Хиссена Хабре» (бывшего президента Чада), поскольку именно в отношении этого человека стоял вопрос о выдаче или наказании на основании обвинения в совершении массовых пыток во время нахождения его у власти. Международный Суд пришел к выводу о том, что Сенегал обязан в возможно ближайшее время передать дело Хиссена Хабре своим компетентным органам для проведения расследования, если не выдаст его запрашивающему государству.

    Параграф второй отведен делам в Международном уголовном суде, в международных трибуналах ad hoc и в уголовных судах государств. Практика этих судов наибольшее значение придается вопросам передачи подозреваемого международному уголовному учреждению. Если встает вопрос о передаче

    26

    подозреваемого его собственным государством, то в силу принципа дополняемости Римский статут фактически ставит государства перед выбором: если само государство не осуществит принудительные действия в отношении своего должностного лица, сам МУС вправе сделать это. Поэтому государствам выгоднее внести соответствующие изменения в свое законодательство. Несмотря на довольно значительное число государств, признавших Римский статут Международного уголовного суда, эффективность его чрезвычайно низка, хотя иммунитет не является для его деятельности препятствием.

    Международные уголовные трибуналы - это очень своеобразные судебные учреждения, и исследователями даются очень неоднозначные оценки их деятельности. Такой вопрос, как иммунитет должностных лиц в качестве подсудимых также невозможно оценить однозначно. Эти трибуналы не получили всеобщего признания, и не воспроизводились в других ситуациях.

    Когда стало ясно, что международные уголовные трибуналы ad hoc, как и Международный уголовный суд, не могут достаточно эффективно исполнять функцию международного правосудия, начались поиски новых судебных средств. В мировом сообществе явно ощущалась потребность в разработке мер ответственности для военных преступников, совершающих преступления против человечности. Поэтому на свет появилась новая категория судов, носящих в определенной степени экспериментальный характер — смешанные суды. Их еще называют «гибридными», или «интернационализированными», поскольку в них соединяются международные судебные учреждения, и судебные институции той страны, где были совершены соответствующие преступления. В последние годы был создан целый ряд таких судов: в Восточном Тиморе, в Косове, в Сьерра-Леоне, в Боснии-Герцеговине; три других смешанных суда работают в Камбодже, Бурунди, в Ливане. Вопрос об иммунитете в этих судах почти не встает, за исключением Сьерра-Леоне, где разбиралось дело президента Тейлора и был

    27

    сделан вывод, что международное преследование действующего главы государства создает меньший риск для международного мира, чем преследование в суде иностранного государства, потому что это проявление коллективного решения и создание необходимых гарантий от потенциально разрушительного одностороннего решения национального суда.

    Наиболее частым средством принуждения остаются национальные суды {параграф третий). В этом случае серьезным, даже решающим, элементом разбирательства становится право обвиняемого должностного лица на иммунитет. На основе анализа практики судов различных государств делается вывод о том, что законодательство государств и основанные на нем решения национальных судов в определенной степени находятся под влиянием учредительных документов и юриспруденции Международного уголовного суда и международных уголовных трибуналов. Это есть свидетельство обычно-правового развития тенденций, заложенных созданием этих судебных учреждений. Однако прямых случаев суда над действующими иностранными должностными лицами нет; дело Аугусто Пиночета показывает, что возможно преследование лица, покинувшего свой официальный пост.

    В Заключении подведены итоги анализа, зафиксированы выводы.

    К диссертации приложены рекомендации для возможного выстраивания позиции Российской Федерации относительно уголовной ответственности должностных лиц государства.

    28

    Список публикаций

    I. Публикации в рецензируемых ВАК изданиях:

    1. П.Р. Измайлова. Проблема иммунитета должностных лиц государства в международном праве // Статьи аспирантов и стажеров Института государства и права» (Труды Института государства и права РАН. № 1. 2010.) стр. 65.

    2. П.Р. Измайлова. Проблемы экстрадиции в международном публичном праве // «Статьи аспирантов и стажеров Института государства и права» (Труды Института государства и права РАН. № 5. 2010.) стр. 46

    3. П.Р. Измайлова. Международные преступления // Труды Института государства и права РАН. № 5/2011 - М.: ИГП РАН, 2011. Тема выпуска: «Статьи аспирантов и стажеров Института государства и права» Стр. 180

    II. Публикации в других изданиях:

    1. П.Р. Измайлова. Об индивидуальной уголовной ответственности должностных лиц государства за международные преступления. Новые вызовы и международное право / Отв. ред. А.Г. Лисицын-Светланов. - М.: ИГП РАН. 2010. Стр. 219

    2. П.Р. Измайлова. Уголовная ответственность должностных лиц государства за преступления по международному праву. Монография. LAP LAMBERT Academic Publishing, 2013



    [1] См., в частности, материалы Венского конгресса 1815г. Коровин Е.А. О международных организациях мира и безопасности. М., 1945. С.27.

    [2] Международный уголовный трибунал для судебного преследования лиц, ответственных за геноцид и другие серьезные нарушения международного гуманитарного права, совершенные на территории Руанды, и граждан Руанды, ответственных за геноцид и другие подобные нарушения, совершенные на территории соседних государств, в период с 1 января 1994 года по 31 декабря 1994 года. Создан тремя резолюциями Совета Безопасности ООН: №955 от 8 ноября 1994 года (S/RES/955 (1994), №978 от 27 февраля 1995 года (S/RES/978 (1995),№ 1165 от30 апреля 1998 года(S/RES/1165 (1998).

    [3] Международный трибунал для судебного преследования лиц, ответственных за серьезные нарушения международного гуманитарного права, совершенные на территории бывшей Югославии с 1991 года, учрежден резолюцией 827 (1993) Совета Безопасности от 25 мая 1993г.

    [4] Rome Statute of the International Criminal Court, U.N.Doc A/Conf. 183/9, My 17, 1998

    [5] Такие суды в разной форме были созданы для расследования событий в Сьерра-Леоне, в Восточном Тиморе, в Камбодже и в Ливане. См.: Волевода А.Г. Международные правоохранительные организации. Учебное пособие. М., 2011. С.223 — 352.

    [6] Комиссия международного права — вспомогательный орган Генеральной Ассамблеи ООН, созданный специально для кодификации обычного международного права. См. Официальный сайт Комиссии международного права: [Электронный ресурс] URL http://www.un.org/russian/law/ilc/programme.htm (дата обращения 11 августа 2012)

    [7] См.: Нюрнбергский процесс. Право против войны и фашизма. Под ред. И.А. Ледях и И.И. Лукашука. М., 1995. С.8-9.

Информация обновлена:06.04.2018


Сопутствующие материалы:
  | Защита диссертаций 
 

Если Вы не видите полного текста или ссылки на полный текст книги, значит в каталоге есть только библиографическое описание.

Copyright 2002-2006 © Дирекция портала "Юридическая Россия" наверх

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
Rambler's Top100 Яндекс цитирования

Редакция портала: info@law.edu.ru
Участие в портале и более общие вопросы: reception@law.edu.ru
Сообщения о неполадках и ошибках: system@law.edu.ru