Учиться в России!
Регистрация »» // Логин:  пароль:

Федеральный правовой портал (v.3.2)
ПОИСК
+ подробный поиск
Подняться выше » Главная/Все книги/

Источник: Электронный каталог отраслевого отдела по направлению «Юриспруденция»
(библиотеки юридического факультета) Научной библиотеки им. М. Горького СПбГУ

Правовая общность в абсолютных имущественных гражданских правоотношениях :

АР
Г859 Гришечкин, В. В. (Владимир Владимирович).
Правовая общность в абсолютных имущественных гражданских
правоотношениях : автореферат диссертации на соискание
ученой степени кандидата юридических наук. Специальность 12
.00.03 - гражданское право ; предпринимательское право ;
семейное право ; международное частное право /В. В.
Гришечкин ; науч. рук. М. Н. Семякин. -Екатеринбург,2017. -
22 с.-Библиогр. : с. 22.6 ссылок
Материал(ы):
  • Правовая общность в абсолютных имущественных гражданских правоотношениях.
    Гришечкин, В. В.

    Гришечкин, В. В.
    Правовая общность в абсолютных имущественных гражданских правоотношениях : автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук.

    ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

    Актуальность темы исследования. В настоящее время проблема общих положений, регулирующих правоотношения с усложненным субъектным составом, не привлекает должного внимания ученых. Во многом сложившаяся в цивилистической науке ситуация стала следствием отсутствия достаточной нормативной основы, которая бы обеспечила исследователю плодотворную «почву» для его изысканий: действующее законодательство не содержит общих положений, регулирующих «множественность лиц в гражданских правоотношениях».

    Данная проблема поднималась еще в период работы над Концепцией совершенствования гражданского законодательства. Однако соответствующие предложения не попали ни в Концепцию развития гражданского законодательства Российской Федерации, ни в Проект изменений Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - Проект № 47538-6). Однако анализ содержания Проекта № 47538-6 показывает, что полностью без внимания указанная проблема не осталась. В качестве примера следует отметить несколько новелл. Во-первых, правило, распространяющее действие норм об общей собственности на отношения, связанные с принадлежностью одного ограниченного вещного права двум или нескольким лицам (п. 3 ст. 223 Гражданского кодекса Российской Федерации в редакции Проекта № 47538-6). Во-вторых, положения, одинаковым образом относящиеся, как к общей долевой, так и общей совместной собственности (ст. 271-274 Гражданского кодекса Российской Федерации в редакции Проекта № 47538-6). В-третьих, такой правовой институт как «созалогодержание». В настоящее время только последний из них получил закрепление в действующем законодательстве (ст. 335.1 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ).

    Не нашли отражения особенности защиты несколькими субъектами своего общего абсолютного права. Также «остаются без ответа вопросы об определении доли в исключительном праве, о разделе исключительного права между правообладателями, о прекращении совместного режима, а также о несении расходов и распределении доходов и другие вопросы»[1].

    3

    Сложившаяся ситуация дает основания некоторым авторам развивать точку зрения о необходимости применять к совместному обладанию абсолютным имущественным правом отдельных положений об общей собственности. В некоторых случаях на такую возможность прямо указывает сам законодатель (п. 3 ст. 57 Федерального закона от 26.12.1995 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах»). Применительно к исключительному праву подобные идеи нашли поддержку и в судебной практике.

    Вместе с тем в настоящее время подобный вывод должен быть протестирован на соответствие пункту 3 статьи 1227 ГК РФ. В нем сказано, что «к интеллектуальным правам не применяются положения ГК РФ о собственности, если иное не установлено правилами настоящего раздела». Такую формулировку не нужно воспринимать как тотальный запрет использовать для регулирования отношений, возникающих между обладателями одного исключительного права, вещно-правовых конструкций по аналогии. В большей степени данная норма позволяет бороться с автоматическим и некритичным применением к интеллектуальным правам всех положений о праве собственности. Поэтому наличие в законодательстве этого правила также не должно становиться препятствием для поиска универсальных решений, охватывающих различные случаи усложнения субъектного состава абсолютных имущественных гражданских правоотношений.

    Наличие указанных выше проблем, отсутствие единообразного подхода в их решении, а также необходимость обобщения многочисленных доктринальных разработок и соответствующей практики применения гражданского законодательства предопределили актуальность и выбор темы исследования.

    Степень разработанности темы. Представляется, что тема в объеме диссертационного исследования, в которой сделан акцент на построение единой конструкции правовой общности в абсолютных имущественных гражданских правоотношениях, исследована явно не достаточно. Несмотря на то, что юридические конструкции «общая собственность» и «совместное обладание исключительными правами» по отдельности получили разностороннее и достаточно глубокое освещение в научной литературе, попытки обобщить полученные выводы в рамках единого теоретического учения пока еще являются скорее исключением, чем правилом. Главным об-

    4

    разом ученые уделяют внимание отдельным случаям усложнения субъектного состава в различных видах абсолютных имущественных гражданских правоотношений, в частности:

    1. Работы, посвященные общей собственности или затрагивающие связанные с ней проблемы (В.А. Птетнев, В.Ф. фон Зелер, Н.Н. Товстолес, M.B. Зимелева, Р.П. Мананкова, Н.Н. Пахомова, С.А. Синицын, У.Б. Филатова, А.В. Егоров, Е.А. Суханов, Б.Г Гончикнимаева, К.Б. Ярошенко, О.Р. Зайцев, B.C. Якушев и др.);

    2. Исследования, затрагивающие случаи принадлежности нескольким лицам одного ограниченного вещного права (А.С. Родина, Д.В. Петров, P.C. Бевзенко, М.А. Димитриев);

    3. Работы, описывающие проблемы совместного обладания правом на один результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации (Г.Ф. Шершеневич, С.С. Сидоркин, Э.П. Гаврилов, В. Кастальский, М.Е. Бобров и др.);

    4. Исследования, в которых идет речь об усложнении субъектного состава в отношениях, складывающихся по поводу бестелесного имущества (Д. Степанов, В.В. Байбак, Д.В. Федотов и др.).

    В настоящее время общим правам посвящены только два полноценных диссертационных исследования и несколько научных статей. Авторы считают необходимым говорить о единстве любых случаев обладания правами, усложненными множественностью лиц. При этом ими не учитываются особенности, присущие таким группам имущественных правоотношений как абсолютные и относительные. В результате отсутствует такая научная работа, которая была бы посвящена именно изучению правоотношений, возникающих в связи с обладанием одним объектом гражданских прав разными лицами в абсолютных имущественных гражданских правоотношениях.

    Цель и задачи исследования. Целью настоящей работы является на основании обобщения и анализа существующих представлений о различных случаях усложнения субъектного состава в гражданском праве разработать единые теоретические представления о правовой общности в абсолютных имущественных гражданских правоотношениях, а также об оптимальном регулировании отношений, связанных с обладанием правом на один объект в абсолютных имущественных гражданских правоотношениях.

    5

    В соответствии с поставленной целью представляется целесообразным выделить следующие задачи исследования:

    1. Уяснить научные подходы к учению об абсолютных имущественных гражданских правоотношениях, определить круг абсолютных имущественных гражданских правоотношений;

    2. Проанализировать отечественный и зарубежный опыт построения общих положений, которые регулируют отношения, возникающие по поводу обладания правом на один объект гражданских правоотношений;

    3. Обосновать необходимость создания теоретической юридической конструкции «правовая общность в абсолютных имущественных гражданских правоотношениях», выявить присущие ей функции и описать ее общую характеристику;

    4. Сформулировать общие представления об осуществлении и защите прав участников правовой общности в абсолютных имущественных гражданских правоотношениях, а также о прекращении правовой общности.

    Объектом исследования являются нормы, регулирующие отношения, возникающие по поводу правовой общности в вещных, исключительных и иных абсолютных имущественных гражданских правах, а также практика их применения.

    Предметом исследовании выступают созданные в цивилистической науке конструкции общей собственности, совместного обладания правом на один объект в исключительном праве и иных абсолютных имущественных правах, а также общие черты, позволяющие создать единую теорию правовой общности в абсолютных имущественных гражданских правоотношениях.

    Методологическую основу диссертации составляет совокупность использованных научных методов исследования. Для решения поставленных в работе задач использовались как общенаучные, так и специально-юридические методы. Применены следующие общенаучные методы: анализ, синтез, структурно-функциональный, логический и исторический. Среди специально-юридических методов познания, используемых в работе, следует назвать сравнительно-правовой, формально-юридический и т.д.

    В теоретическую основу исследования легли труды дореволюционных, советских, а также современных российских и зарубежных специалистов в области гражданского права и общей теории права.

    6

    Среди этих авторов М.М. Агарков, С.С. Алексеев, Б.С. Антимонов, ВВ. Байбак, PC. Бевзенко, В.А. Белов, B.C. Белых, Л. Бентли, Э.П. Гаврилов, Д.М. Генкин, Б.М. Гонгало, А.В. Егоров, Г. Дернбург, М.А. Димитриев, В.А. Дозорцев, И.А. Дроздов, Д.Д. Еремеев, С.Н. Ермолаев, О.Р. Зайцев, В.Ф. фон Зелер, M.B. Зимелева, Я.А. Канторович, В. Кастальский, И. Коллер, Л.О. Красавчикова, В.В. Кулаков, А.Н. Латыев, А.Л. Маковский, Р.П. Мананкова, И.Б. Новицкий, Д.И. Мейер, Д.В. Мурзин, ЕА. Павлова, Н.Н. Пахомова, В.А. Плетнев, Д.Е. Пономарев, М.А. Рожкова, С.В. Сарбаш, К.А. Сердюков, С.С. Сидоркин, К.И. Скловский, Д.И. Степанов, Е.А. Суханов, Н.Н. Тарасов, Н.Н. Товстолес, Р.О. Халфина, Б.Б. Черепахин, Д.В. Федотов, У.Б. Филатова, С.Ю. Филиппова, ЕА. Флейшиц, Б. Шерман, Г.Ф. Шершеневич, А.Ф. Черданцев, Л. Эннекцерус, B.C. Якушев, К.Б. Ярошенко и др.

    Нормативная база исследования. Законодательство Российской Федерации. В ряде случае также использовалось зарубежное законодательство (Германия, Нидерланды, Франция, Республика Молдова, Туркменистан).

    Эмпирическая база исследования. Практика высших судов Российской Федерации: Конституционного Суда Российской Федерации (далее - КС РФ), Верховного Суда Российской Федерации (далее - ВС РФ), Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (далее - ВАС РФ), а также нижестоящих судов (арбитражных и общей юрисдикции).

    Научная новизна. В исследовании проанализированы и критически осмыслены различные случаи усложнения субъектного состава в абсолютных имущественных гражданских правоотношениях. В результате сделан вывод о целесообразности построения единой теоретической юридической конструкции, которая обобщает в себе наиболее значимые представления относительно обладания несколькими лицами общим абсолютным имущественным правом. Автором сформулированы основные идеи по поводу регулирования отношений лиц, которым принадлежит одно абсолютное имущественное право.

    В результате проведенного диссертационного исследования автором сформулированы и выносятся на защиту следующие основные положения:

    1. Обосновано введение теоретической юридической конструкции - «правовая общность в абсолютных имущественных граждан-

    7

    ских правоотношениях». Данная конструкция позволит объединить в себе единые по своей сути представления и положения об осуществлении несколькими лицами своих общих абсолютных имущественных прав и о специфике отношений субъектов общего абсолютного имущественного права с третьими лицами.

    Сделан вывод, что описанная конструкция включит в себя аспекты, связанные с порядком распоряжения несколькими лицами общим объектом (правом на него), защитой принадлежащего им общего права, а также с прекращением возникающих по поводу этого права отношений.

    В то же время по причине существенных различий между пользованием и использованием конструкция «правовая общность в абсолютных имущественных гражданских правоотношениях» не будет объединять в своем составе единые положения о реализации этих правомочий.

    2. Обоснован подход, согласно которому, неправильно возлагать на третьих лиц риск совершения субъектами общего абсолютного имущественного права недобросовестных действий в тех случаях, когда третьи лица не только не знали, но и не должны были знать о существовании правовой общности или об особенностях порядка согласования ее участниками тех или иных действий.

    Следует предусмотреть общее правило, согласно которому противопоставление содержания отношений в правовой общности допустимо только в тех случаях, когда третьим лицам оно было достоверным образом известно или могло быть известно.

    Таким образом, предлагается, чтобы в основу отношений правовой общности с третьими лицами был положен «принцип локализации негативных последствий внутри правовой общности». При этом речь идет именно о тех последствиях, которые основаны на особенностях организации отношений внутри такой общности

    3. Предложено распространить на все объекты интеллектуальных прав, исключительные права на которые принадлежат нескольким лицам, единый подход относительно использования общего результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, который закреплен в пункте 3 статьи 1229 ГК РФ. В результате использование общего объекта при соавторстве, а также при совместном исполнении в отсутствие руководителя коллектива исполнителей будет осуществляться по единым со всеми остальными объектами правилам.

    8

    4. Дополнительно аргументирован подход, согласно которому участники правовой общности, как правило, будут решать вопросы об определении порядка владения и пользования общей вещью по принцип}' большинства. Это позволит создать условия для того, чтобы обладатели общего вещного права максимально беспрепятственно осуществляли свои правомочия, не упуская шанса пользоваться общей вещью максимально эффективно. Одновременно это дало бы возможность упростить оборот вещей, одновременно принадлежащих нескольким лицам.

    Поскольку у субъектов общего права, имеющих большинство голосов, появляется легальная возможность действовать вопреки воле других субъектов, меньшинство должно иметь возможность противостоять чрезмерному ущемлению своих прав путем судебной защиты, требуя признания решений большинства недействительными. Предоставляя одним участникам правовой общности легальную возможность ограничивать автономию воли других участников, право должно предоставить компенсирующий механизм, который бы позволил избегать необоснованного и чрезмерного ущемления прав заинтересованных лиц, оказавшихся в меньшинстве.

    В отношении отдельных объектов, которые будут специальным образом закреплены в законодательстве (например, жилые помещения), предложено сохранить действие правила о единогласном принятии решения об определении порядка владения и пользования общей вещью.

    5. Аргументировано, что до того момента пока законодатель не высказался напрямую о возможности существовании у субъектов общего абсолютного имущественного права доли в праве, в основу правовой общности в абсолютных имущественных гражданских правоотношениях по аналогии с общей долевой собственностью должен быть положен долевой принцип.

    Доля в таком случае, предоставляя участнику правовой общности дополнительные возможности, будет обладать следующими функциями: а) являться способом определения объема правомочий каждого из субъектов общего права, б) быть формой выражения ценности, на которую вправе претендовать участник правовой общности, а также в) стать юридическим средством, позволяющим осуществлять контроль над составом участников правовой общности.

    6. Аргументируется, что право должно стремиться к снижению числа общностей как минимум в двух случаях: а) когда они не име-

    9

    ют добровольный характер или, б) когда правовая природа объектов гражданских прав предоставляет возможность сконструировать механизм, который бы позволил избежать образования правовой общности.

    Обосновывается необходимость и возможность создания общих правил о прекращении правовой общности в абсолютных имущественных гражданских правоотношениях: когда общий объект не может быть разделен или доля выделена в натуре, считается допустимым механизм, согласно которому выделяющийся участник правовой общности вправе предложить остальным ее членам выплатить ему реальную стоимость доли, а в случае отказа, требовать реализации общего объекта с торгов и распределения полученных средств между всеми участниками правовой общности.

    7. Обосновано, что по аналогии с институтами исключения из числа участников хозяйственного общества и их вытеснения также стоит ввести подобные правила и для правовой общности в абсолютных имущественных гражданских правоотношениях.

    Те субъекты общего права, чьи права и законные интересы существенным образом нарушены (потерпевшие участники) другим участником правовой общности должны иметь возможность требовать в судебном порядке выдела и распределения между всеми оставшимися потерпевшими доли участника-нарушителя с выплатой ее реальной стоимости («исключение»).

    В ситуации, когда участник правовой общности обладает незначительной долей в праве и не имеет достаточного интереса в осуществлении своего права, субъекты, обладающие большинством, вправе требовать в судебном порядке приобретения этой доли по рыночной цене («вытеснение»).

    Теоретическая и практическая значимость работы. Результаты исследования могут быть использованы в научно - исследовательской, преподавательской и правоприменительной деятельности. Одновременно полученные результаты имеют важное теоретическое значение для дальнейшей разработки общих положений о правах на один объект абсолютного имущественного права, принадлежащий нескольким лицам.

    Апробация результатов. Результаты исследования обсуждались на заседаниях кафедры гражданского права Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего

    10

    образования «Уральский государственный юридический университет». Основные положения работы нашли отражение в научных статьях автора, опубликованных в журналах, которые подлежат рецензированию ВАК, и других изданиях, а также в тезисах и докладах в рамках научных конференций: Всероссийская конференция «Совершенствование гражданского законодательства: итоги и перспективы» (Екатеринбург, 2015) и XI Международная научно-практическая конференция «Современные проблемы юридической науки» (Челябинск, 2015).

    Структура диссертационного исследования обусловлена его целями и задачами. Работа состоит из оглавления, введения, двух глав, объединяющих 7 параграфов, заключения и списка литературы.

    11

    СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

    Во введении обосновывается актуальность темы диссертационного исследования, указывается степень ее научной разработанности, определяются объект, предмет, цели и задачи исследования, рассматриваются методологические и теоретические основы исследования, отражается его научная новизна, формулируются положения, выносимые на защиту, раскрывается практическая и теоретическая значимость проведенного исследования, приводятся данные о степени достоверности и апробации результатов диссертационного исследования, а также его структуре.

    Первая глава «Правовая общность в абсолютных имущественных гражданских правоотношениях» как юридическая конструкция» состоит из трех параграфов.

    Первый параграф «Общая характеристика и значение категории „абсолютные имущественные гражданские правоотношения"» начинается с изложения научных позиций, сформулированных по поводу характерных черт и особенностей абсолютных имущественных гражданских правоотношений. Отмечается, что в настоящее время в научной литературе не сложилось единого мнения по поводу признаков абсолютных имущественных правоотношений.

    Обосновывается, что юридическая природа, а также содержание абсолютных имущественных гражданских правоотношений обладают значительной спецификой, что предопределяет их различие с относительными правоотношениями. В случае с абсолютными имущественными гражданскими правоотношениями субъекты удовлетворяют свои интересы за счет собственных действий без участия третьих лиц, которые в свою очередь обязаны им в этом не препятствовать и в то же время претерпевать в определенных пределах последствия такого самостоятельного осуществления абсолютного имущественного права.

    В параграфе выражена позиция автора о том, что абсолютное имущественное право призвано: 1) обеспечить возможность субъекта удовлетворять свои интересы путем совершения им собственных действий; 2) юридически опосредовать принадлежность ему того или иного объекта (блага), а также 3) определить пределы допустимого навязывания управомоченным субъектом своей воли прочим лицам.

    12

    Во втором параграфе «Имущественные гражданские правоотношения с усложненным субъектным составом» указывается, что множественность лиц существует в неразрывной связи с тем гражданским правоотношением, в рамках которого она появляется. Однако сама по себе множественность лиц является количественной, а не качественной характеристикой правоотношения. Другими словами, она лишь свидетельствует об увеличении числа управомоченных или обязанных субъектов.

    В относительных правоотношениях удовлетворение интересов управомоченных субъектов, как правило, происходит за счет действий других лиц. Но в абсолютных правоотношениях третьи лица вынуждены претерпевать последствия осуществления субъектами абсолютного права своих самостоятельных действий. В связи с этим метод регулировании абсолютных имущественных отношений носит императивный характер.

    В результате автор приходит к выводу, что различия абсолютных и относительных имущественных правоотношений не могут не отразиться на особенностях взаимодействия субъектов общего права. Несмотря на то, что усложнение субъектного состава может происходить как в абсолютных, так и в относительных имущественных гражданских правоотношениях, нет оснований согласиться с необходимостью создавать для указанных отношений единое регулирование и вводить общую терминологию.

    По мнению автора, отсутствует необходимость расширять применение термина «множественность субъектов (лиц) в гражданском праве», распространяя его на всю отрасль гражданского права. Это связано с тем, что в доктрине термин «множественность лиц» традиционно используется для обозначения случаев появления нескольких субъектов на одной стороне обязательства, и, как правило, не применяется к имеющим существенные отличия абсолютным имущественным гражданским правоотношениям. Поэтому для ситуаций, при которых происходит усложнение субъектного состава абсолютных правоотношений необходимо ввести другое понятие.

    Аргументируется, что законодатель ни в коем случае не должен отказываться от регулирования отношений, возникающих между обладателями общего абсолютного имущественного права. В противном случае возникла бы ситуация постоянной неопределенности, при которой управомоченные лица, будучи юридически связа-

    13

    ны друг с другом, не имели бы правовых инструментов, позволяющих им осуществлять предоставленные им возможности тогда, когда они не в состоянии достигнуть общего согласия.

    Представляется неверным отдавать регулирование отношений, возникающих по поводу абсолютного имущественного права на один и тот же объект, исключительно на откуп самих субъектов. Значение надлежащей регламентации этой группы отношений заключается в том, что оно должно снижать «степень конфликтности», делать «правила игры» субъектов общего права более определенными, а также ограничивать потенциальное негативное влияние правовой общности на третьих лиц.

    В третьем параграфе «Понятие и основная характеристика правовой общности в абсолютных имущественных гражданских правоотношениях» на основе обобщения отечественного и зарубежного опыта правового регулирования автором делается вывод, что отношения по поводу совместного обладания общим абсолютным имущественным правом требуют не просто специального, но и зачастую универсального правового регулирования, целью которого является обеспечение нормального и бесконфликтного осуществления несколькими лицами своих прав.

    Обосновывается, что характер содержащихся в гл. 9.1 ГК РФ нормативных положений о гражданско-правовых сообществах позволяет при необходимости распространить на различные случаи совместного обладания правом в абсолютных имущественных гражданских правоотношениях единые правила выработки и принятия юридически значимых решений.

    Автором предлагается понимание правовой общности в абсолютных имущественных гражданских правоотношениях как объединения обладающих общим абсолютным правом лиц, для полноценного регулирования отношений которых требуется комплекс правовых средств, призванный, с одной стороны, обеспечивать эффективную и максимально бесконфликтную реализацию имеющихся у этих лиц возможностей (в том числе и по отношению к третьим лицам), а. с другой, в случае необходимости не препятствовать прекращению отношений общности.

    Поскольку различные случаи усложнения субъектного состава абсолютного имущественного гражданского правоотношения обладают схожими характеристиками, представляется, что там, где

    14

    это возможно, для них следует предусмотреть единообразные положения.

    Автор предлагает сформулировать на теоретическом уровне те общие подходы, которые в дальнейшем дадут возможность одинаковым образом регламентировать различные абсолютные отношения с усложненным субъектным составом. Но для этого, по мнению автора, потребуется применение эффективного методологического инструментария, в качестве которого в работе используется теоретическая юридическая конструкция.

    В результате конструкция «правовая общность в абсолютных имущественных гражданских правоотношениях» должна воплотить в себе те правовые средства, которые, во-первых, способствуют сотрудничеству, во-вторых, предотвращают внутренние конфликты или минимизируют их негативные последствия, в-третьих, ограничивают влияние общности на интересы третьих лиц и гражданский оборот в целом.

    При помощи описываемой конструкции должны быть выявлены наиболее походящие решения по поводу согласования различных (зачастую противоречивых) интересов субъектов общего права. Другими словами, конструкция воплотит в себе механизмы, обеспечивающие поддержание взаимоприемлемых отношений среди правообладателей путем создания условий для координации их деятельности при наличии постоянно существующей угрозы возникновения конфликта. Одновременно с ее помощью будут определены пределы допустимого взаимодействия правовой общности и внешних по отношению к ней субъектов.

    По мнению автора, регламентация порядка взаимоотношений между правовой общностью и третьими лицами является достаточно важной. Для решения проблемы распределения эффекта правовых последствий того или иного метода организации отношений в правовой общности между участниками правовой общности и третьими лицами, автор предлагает исследовать вопрос о добросовестности лица, вступившего в отношения с участниками общности по поводу общего объекта. В таком случае должно быть выяснено, знал или должен был знать внешний по отношению к правовой общности субъект о существовании этой общности и особенностях принятия ею решений, влекущих правовые последствия.

    15

    Глава вторая «Содержание юридической конструкции „правовая общность в абсолютных имущественных гражданских правоотношениях"» включает в себя четыре параграфа.

    В первом параграфе «Порядок осуществления своих правомочий участниками правовой общности в абсолютных имущественных гражданских правоотношениях» на основании исследования правомочий «владения», «пользования», «использования» и «распоряжения» автор приходит к выводу о возможности частичной унификации правил об осуществлении участниками правовой общности принадлежащих им правомочий.

    Различия между правомочиями «пользования» и «использования» создают существенные препятствия для построения единых теоретических положений, касающихся согласования участниками правовой общности порядка осуществления этих правомочий. В связи с этим автор предлагает рассматривать их отдельно.

    В отличие от сособственников каждый из обладателей исключительного права, как правило, получает возможность самостоятельно совершать действия в отношении общего объекта, не препятствуя в этом всем остальным (п. 3 ст. 1229 ГК РФ).

    Автору видится неоправданным закрепление специального правила относительно порядка использования произведения его соавторами (абз. 1 п. 2 ст. 1258 ГК РФ). В настоящее время вполне возможно отказаться от положения о совместном использовании произведения, приведя нормы о соавторстве в соответствие с общим правилом, закрепленным в пункте 3 статьи 1229 ГК РФ. В качестве обоснования такого предложения допустимо выделить следующие обстоятельства:

    Во-первых, законодательство не содержит четкий механизм противодействия необоснованному запрету использовать произведение со стороны кого-либо из соавторов.

    Во-вторых, правило о совместном использовании созданного в соавторстве произведения, напротив, способно повлечь неразумное ограничение возможностей правообладателей воплотить в реальность свои экономические ожидания.

    В сфере вещных правоотношений в настоящее время ГК РФ напрямую регулирует только порядок осуществления своих правомочий сособственниками и созалогодержателями. Однако эта проблема является преодолимой. По своему содержанию ограниченные

    16

    вещные права представляют собой часть правомочий, которыми собственник поделился с иными лицами. Как видится автору, такой подход позволит сконструировать максимально унифицированные правила осуществления правомочий «владения» и «пользования» несколькими обладателями одного вещного права.

    Автором достаточно подробно исследуются три основных подхода к регулированию отношений по поводу владения и пользования общим имуществом: правило о том, что владение и пользование общим имуществом осуществляется сообща; правило единогласия; и правило большинства. По итогам рассмотрения этих правил автор приходит к вывод}', что в настоящее время допустимо говорить о необходимости изменения сложившихся в праве подходов к определению порядка владения и пользования общей вещью. Другими словами, следует признать за «правилом большинства» значение общего положения.

    При применении правила большинства оформление порядка владения и пользования произойдет при помощи правоприменительного акта, имеющего общеобязательную силу и подлежащего принудительному исполнению. Однако содержание данного акта будет зависеть от усмотрения конкретного судьи, рассматривающего дело. Но вряд ли кто-то компетентнее собственника сможет учесть все нюансы при определении порядка владения и пользования общей вещью.

    Конечно, при применении «правила большинства» суд также наделен полномочиями, рассматривать споры о соответствии решений участников правовой общности закону и интересам меньшинства. Однако в этом случае суд не выносит итоговый акт, которым устанавливаются особенности взаимоотношения сторон, он лишь осуществляет последующий судебный контроль (ex post) за тем как действия большинства отражаются на имущественном положении меньшинства. Следовательно, суд не подменяет собой остальных участников, а обеспечивает соблюдение их интересов.

    В свою очередь закрепленное в ГК РФ «правило единогласия» стоит использовать в тех случаях, когда объект общего права обладает какими-нибудь особыми характеристиками, предопределяющими необходимость предоставить каждому из субъектов «возможность своим «veto» приостановить всякое действие, предпринимаемое его товарищами по отношению к общему имуществу». На-

    17

    пример, автор считает, что такое правило следовало бы применить к общей собственности на жилое помещение. Это связано с тем, что само жилое помещение признается особо значимым объектом гражданских прав, отношения по поводу которого требуют специального правового регулирования (гл. 18 ГК РФ, гл. 35 ГК РФ, раздел II Жилищного кодекса Российской Федерации).

    Рассматривая правомочие «распоряжения», автор приходит к выводу, что вне зависимости от той или иной группы абсолютных имущественных прав, важнейшей его характеристикой является то, что последствием осуществления этого правомочия может быть переход права на объект к другому субъекту, прекращение этого права без подобного перехода, а также установление иных прав на объект при сохранении первоначального права. Поэтому независимо от того, что именно является объектом распорядительных действий, распоряжение в любых абсолютных имущественных правоотношениях способно повлечь одни и те же юридические последствия.

    Распоряжение в различных видах абсолютных имущественных прав обладает общими чертами, которые должны позволить сконструировать универсальные положения, направленные на определение порядка осуществления данного правомочия при усложнении субъектного состава. Наличие общих характеристик позволяет предложить наиболее рационального решения проблемы осуществления распоряжения при усложнении субъектного состава абсолютного имущественного правоотношения.

    Автором предлагается сохранить общее согласие правообладателей при распоряжении, влекущем прекращение общего права на объект, транслятивное правопреемство (например, отчуждение) или конститутивное правопреемство (в том случае, когда оно влияет на свободную и самостоятельную реализацию своих правомочий участниками правовой общности, оказавшимися в меньшинстве). Если распоряжение не влечет описанные выше последствия, было бы уместно взять за основу именно «принцип большинства». В результате, не ограничивая чрезмерно права каждого из участников правовой общности, законодатель дат бы возможность обеспечить доступ к ограниченному благу и для третьих лиц.

    Параграф второй «Значение для правовой общности в абсолютных имущественных гражданских правоотношениях категории „доля в праве"» охватывает проблему использования при

    18

    построении конструкции правовая общность в абсолютных имущественных гражданских правоотношениях долевого принципа.

    Признание того, что в большинстве случаев абсолютное имущественное право, обладателями которого являются несколько лиц имеет долевой характер, будет полезно для оборота, для участников общности и третьих лиц. Оно позволит формализовать объем прав и обязанностей субъектов общего права, а также даст возможность создать систему правил, обеспечивающих контроль за персональным составом участников. При этом присущая доле ценность наиболее ярко проявляется в оборотоспособности самой доли, формальным выражением которой становится допустимость распоряжения ею.

    В результате формализации доли каждый из правообладателей приобретает достаточно высокую степень самостоятельности, а соответствующая конструкция - дополнительную гибкость, поскольку при появлении необходимости участники вправе покинуть правовую общность, не разрушая ее.

    По мнению автора, введение долевого принципа повлечет необходимость закрепления к правовой общности в абсолютных имущественных гражданских правоотношениях правила о преимущественной покупке доли.

    Одновременно автор предлагает считать право преимущественной покупки в качестве инструмента, который способен оградить участников правовой общности от нежелательного с их точки зрения появления посторонних лиц. Это связано с тем, что установление порядка осуществления некоторых правомочий происходит на основании решения всех участников (большинством или по единогласию). По этому причине персональный состав членов правовой общности имеет достаточно важное значение для ее сохранения.

    В то же время гарантируются и имущественные интересы того, кто решил покинуть правовую общность, не прибегая к нормам о выделе (в отличие от положений о необходимости получения от остальных участников согласия на отчуждение).

    В третьем параграфе «Особенности прекращения правовой общности в абсолютных имущественных гражданских правоотношениях» автор рассматривает принудительные и обычные способы прекращения правовой общности.

    Используя аналогию с корпоративным законодательством, автор предлагает ввести в гражданское законодательство механизм ис-

    19

    ключения субъекта общего права, существенным образом и (или) систематически нарушающего права остальных участников удовлетворять свои интересы за счет общего объекта и (или) оказывающего негативное влияние на состояние это объекта.

    Одновременно автор считает допустимым закрепить институт «вытеснения» участников правовой общности, не совершивших каких-либо нарушений, но обладающих незначительной долей в праве на общий объект.

    Несмотря на отсутствие соответствующих положений в ГК РФ и противоречие с позицией КС РФ, в настоящий момент ВС РФ фактически допустил возможность принудительной выплаты участнику долевой собственности денежной компенсации за его долю, а следовательно, и утраты им права на долю в общем имуществе.

    Сформированная ВС РФ позиция, хотя и не в полной мере соответствует буквальному тексту ГК РФ, является обоснованной, поскольку направлена на снижение высокого потенциала конфликтности внутри правовой общности в частности и уменьшение количества самих общностей в целом.

    В тех случаях, когда участник общей собственности, имеющий незначительную долю, не обладает достаточным интересом в осуществлении своих правомочий или, кроме того, действует в противовес остальным субъектам общего права, последние должны иметь возможность защищать свои права, требуя принудительного выкупа доли. Но в отличие от ситуации с исключением вытесняемый участник не обязательно должен совершать какое-либо неправомерные действия, существенным образом отражающиеся на участниках правовой общности и объекте общего права.

    Одновременно автором был дан ответ на вопрос относительно того, можно ли считать право на выдел доли и раздел имущества универсальными, то есть применимыми к любому абсолютному имущественному правоотношению с усложненным субъектным составом.

    По мнению автора, если общее благо может быть разделено и это не противоречит существу регулируемых отношений, то раздел общего объекта является способом прекращения правовой общности, доступным не только обладателям права собственности, но и применимым в некоторых других случаях.

    20

    Но поскольку не все объекты подлежат разделу, право должно выработать альтернативный механизм прекращения правовой общности. В связи с этим автор предлагает более четко описать возможность реализации имущества с торгов в тех случаях, когда субъекты общего права не желают выкупать долю своего выделяющегося «товарища».

    В первую очередь это связано с тем, что возможность выдела не должна обеспечиваться безусловной обязанностью оставшихся правообладателей приобрести долю. Во-первых, эти правообладатели могут быть не заинтересованы в приобретении доли. Во-вторых, у них может отсутствовать финансовая возможность для выкупа.

    В четвертом параграфе «Защита своего субъективного права участниками правовой общности в абсолютных имущественных гражданских правоотношениях» автор подробным образом останавливается на проблеме защиты участниками правовой общности как от «внешних», так и от «внутренних» посягательств.

    Применительно к «внутренним посягательствам» автором видится целесообразным предусмотреть, что каждый из субъектов общего права имеет возможность защищать общее право вне зависимости от позиции остальных. Для предотвращения злоупотреблений предлагается закрепить механизм оповещения всех правообладателей об инициировании судебного спора. При «внутренних посягательствах» потерпевший субъект общего права имеет те же самые возможности по отношению к субъектам-нарушителям, что и индивидуальный правообладатель.

    В заключении подводятся итоги исследования; приводится ряд замечаний, которые позволили сформулировать выносимые на защиту положения; обозначаются перспективы дальнейшего исследования затронутых в работе проблем.

    21

    По теме диссертации опубликованы следующие работы

    Статьи, опубликованные в ведущих рецензируемых научных изданиях, указанных в перечне ВАК

    1. Гришечкин, В.В. Доктринальные основания теоретической юридической конструкции совместного обладания правами в абсолютных гражданских правоотношениях / В.В. Гришечкин // Бизнес, менеджмент и право. - 2015. - № 1. - С. 150-153 (0,3 п. л.).

    2. Гришечкин, В.В. Зарубежный опыт правового регулирования отношений общности прав / В.В. Гришечкин // Электронное приложение к «Российскому юридическому журналу». - 2016. - № 1. - С. 17-30; URL: http://electronic.ruzh.org/?q=ra/node/546 (0,7 п. л.).

    3. Гришечкин, В.В. Особенности зашиты участниками правовой общности в абсолютных гражданских правоотношениях своих прав от внешних посягательств / В.В. Гришечкин // Юрист. - 2016. -№21.-С. 32-35 (0,3 п. л.).

    Статьи, опубликованные в иных научных изданиях

    4. Гришечкин, В.В. Отдельные вопросы конструкции множественности лиц на стороне залогодержателя, связанные с внесением изменений в Гражданский кодекс Российской Федерации / В.В. Гришечкин // Тезисы докладов XII ежегодной всероссийской научной конференции молодых ученых и студентов «Эволюция российского права». - Екатеринбург, 2014. - С. 486-489 (0,1 п. л.).

    5. Гришечкин, В.В. Отдельные аспекты развития законодательства об общей долевой собственности / В.В. Гришечкин // Материалы конференции «Совершенствование гражданского законодательства: итоги и перспективы». - Екатеринбург, 2015,- № 1. - С. 27-31 (0,3 п. л.).

    6. Гришечкин, В.В. О понимании совместного обладания правами на один объект гражданских прав в абсолютных правоотношениях как теоретической юридической конструкции / В.В. Гришечкин // Материалы XI Междунар. науч.-практ. конф. молодых исследователей. - Челябинск, 2015. - С. 53. (0,1 п. л.).



    [1] Сидоркин С. С. Отдельные проблемы субъектного состава в «интеллектуальных правоотношениях» II «Пробелы в российском законодательстве». 2012. № 1. С. 101.

Информация обновлена:15.08.2017


Сопутствующие материалы:
  | Защита диссертаций 
 

Если Вы не видите полного текста или ссылки на полный текст книги, значит в каталоге есть только библиографическое описание.

Copyright 2002-2006 © Дирекция портала "Юридическая Россия" наверх
Редакция портала: info@law.edu.ru
Участие в портале и более общие вопросы: reception@law.edu.ru
Сообщения о неполадках и ошибках: system@law.edu.ru