Учиться в России!
Регистрация »» // Логин:  пароль:

Федеральный правовой портал (v.3.2)
ПОИСК
+ подробный поиск
Подняться выше » Главная/Все книги/

Источник: Электронный каталог отраслевого отдела по направлению «Юриспруденция»
(библиотеки юридического факультета) Научной библиотеки им. М. Горького СПбГУ

Форфейтинг как инструмент финансирования трансграничной торговли :

АР
Б29 Баукин, И. В. (Иван Вячеславович).
Форфейтинг как инструмент финансирования трансграничной
торговли : автореферат диссертации на соискание ученой
степени кандидата юридических наук. Специальность 12.00.03
- гражданское право ; предпринимательское право ; семейное
право ; международное частное право / И. В. Баукин ; науч.
рук. Н. Г. Скачков. -М., 2015. -25 с.-Библиогр. : с. 24 -
25.3 ссылок
Материал(ы):
  • Форфейтинг как инструмент финансирования трансграничной торговли.
    Баукин, И. В.

    Баукин, И. В.
    Форфейтинг как инструмент финансирования трансграничной торговли : автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук.

    ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

    Актуальность темы диссертационного исследования.

    Глобализация современной экономики, форсированное развитие трансграничных торговых отношений, а также вовлечение в обозначенные процессы кредитных организаций и иных финансовых институтов, - все эти факторы привели к созданию системы трансграничных торгово-финансовых отношений, в рамках которой различные механизмы финансирования трансграничной торговли являются неотъемлемой составляющей успешного функционирования международных рынков товаров и услуг. Динамичное развитие непосредственно трансграничных финансовых отношений в рассматриваемой сфере привело к обособлению и структурированию непосредственно международного рынка финансовых услуг, направленных, в свою очередь, на развитие экспортно-импортных отношений. Участие кредитных организаций и финансовых институтов в трансграничных сделках стало не только обслуживающим, но, прежде всего, поддерживающим, а зачастую и ключевым в контексте реализации той или иной трансграничной экспортной сделки. Значение финансовых механизмов, которые предлагают финансовые организации для поддержки и развития бизнеса, особенно в условиях нестабильной экономической ситуации в мире, сложно переоценить. Зарождение профессиональных механизмов финансирования под уступку денежного требования обусловило детализацию условий выкупа задолженностей, особенности самой уступки прав, вытекающих из последней, а в определенных случаях и условия залога прав.

    Сущность обозначенных правоотношений, возникающих в сфере реализации профессиональных механизмов финансирования под уступку денежного требования, заключается в возможности цессии, уступки, передачи долга, как имущественного права под определенное финансирование, что выглядит вполне логичным в условиях динамично

    3

    развивающихся форм интеграции имущественных обязательств в гражданский оборот.

    Среди большого количества таких механизмов именно форфейтинг со второй половины XX века был сформирован как безрегрессный среднесрочный механизм финансирования трансграничной торговли с использованием оборотных инструментов (преимущественно векселей), направленный на обслуживание экспортно-импортных отношений.

    Отсутствие универсального международно-правового регулирования форфейтинговых отношений, непосредственно договора форфейтинга с учетом возрастающей популярности обозначенного механизма финансирования задолженности в международной торговой и финансовой бизнес-среде предопределяют как интенсивность формирования актов негосударственного регулирования в рассматриваемой сфере правоотношений, так и необходимость доктринального развития подходов и концепций правового регулирования трансграничных договоров форфейтинга.

    Актуальность проблематики опосредована и внешней схожестью договора форфейтинга с известным международному частному праву договором факторинга, регулирование которого, в свою очередь осуществляется специальными международными нормами, закрепленными в Конвенции УНИДРУА по международным факторинговым операциям от 28 мая 1988 года, которая вступила в силу в РФ с 1 марта 2015 г.

    Форфейтинговые отношения возникают в результате образования задолженности в совершенно различных сферах международной торговли. Однако наиболее распространенные первоначальные для форфейтинга международные торговые правоотношения связаны преимущественно с куплей-продажей машин, судов, железнодорожных составов и иного транспорта, оборудования, используемого в бизнесе. В свою очередь проблемы, связанные с трансграничной куплей-продажей обозначенных выше объектов, часто осложненные лизинговыми отношениями, привели к

    4

    отдельной регламентации на международно-правовом уровне правил о международных гарантиях подвижного оборудования, а также об уступке дебиторской задолженности в международной торговле (Кейптаунская и Нью-Йоркская конвенции), что также предопределяет актуальность исследования ввиду необходимости рассмотрения вопроса о возможности распространения обозначенных норм на трансграничные договоры форфейтинга.

    Российским законодательством непосредственно договор форфейтинга не предусмотрен. Определение отдельных понятий форфетирования, форфейтинговых операций отсутствует, имеются лишь стыковые с форфейтингом правовые институты.

    В то же время договор форфейтинга, не нашедший непосредственного терминологического закрепления в российском законодательстве, оценивается российскими участниками рынка финансовых услуг, а также субъектами трансграничной торговли, как реальный механизм оптимизации трансграничной торговли и гарантирования платежей, в частности. Форфейтинг ограниченно признается и применяется в России в силу отсутствия прямого запрета и наличия стыкового законодательства (договор финансирования под уступку денежного требования). В частности, сдерживающим форфейтинг в РФ фактором представляется и российское вексельное законодательство, ввиду того, что вексель как платежный инструмент широко используется в трансграничных форфейтинговых отношениях как простой и эффективный механизм оплаты задолженности. Особую актуальность теме исследования придает традиционный для договора форфейтинга трансграничный характер отношений, так как форфейтинг преимущественно направлен на поддержание экспортно-импортных отношений, что в свою очередь порождает проблемы, связанные с коллизиями законов, выбором применимого права, особенно в условиях отсутствия специального международно-правового регулирования трансграничных форфейтинговых отношений.

    5

    Объектом диссертационного исследования являются общественные отношения, возникающие при заключении и исполнении трансграничных договоров форфейтинга, включая положения о передаче (уступке) прав требований платежа, финансировании задолженности, использовании оборотных инструментов при таком финансировании, определении применимого права к отношениям сторон такого договора. Также объектом исследования являются отношения, складывающиеся между сторонами трансграничных торгово-финансовых отношений на первичном и вторичном рынке форфейтинга.

    Предметом диссертационного исследования являются механизмы правового регулирования трансграничного договора форфейтинга в международной торговле, учитывая требования международно-правовых норм, положений российского законодательства, а также актов негосударственного регулирования. Немногочисленные нормы зарубежного законодательства в сфере форфейтинга рассматриваются через призму сравнительного правоведения и анализа фундаментальных подходов к системе финансирования задолженности, вытекающей из трансграничных торговых контрактов, под уступку денежного требования.

    Степень изученности проблемы в юридической литературе. В отечественной и зарубежной науке международного частного права и гражданского права несмотря на обозначенную тенденцию развития трансграничных форфейтинговых отношений, все более широкое использование трансграничных договоров форфейтинга, как действенного механизма финансирования и поддержки субъектов международной торговли, форфейтингу практически не уделяется внимания. Форфейтинговые отношения становятся объектом исследования в экономической доктрине. Форфейтинг как финансовая операция, используемая кредитными организациями и иными финансовыми институтами обращает на себя внимание представителей экономической науки и рассматривается через призму финансовых инструментов с

    6

    соответствующим экономическими обоснованием. В юридической доктрине имеется небольшое количество исследований, затрагивающих особенности договоров форфейтинга преимущественно в сравнительно-правовом аспекте с договором факторинга. Научные исследования посвящаются преимущественно договору факторинга или договору финансирования под уступку денежного требования.

    Так, отдельные аспекты темы диссертационного исследования были затронуты в работах Бирюкова В.Г., Додон Д.П., Морозовой А.С., Огнева Д.В., Очирова А.Г., Прокофьева А.С., Рудых С.Н., Хачпанова Г.В., Шакировой Э.Р.

    Автором диссертационной работы исследована зарубежная юридическая научная литература следующих авторов: Alexander M.R., Begr Von Karl Blomeyer, Cervantes I.H., Garcimartin E., Kuttner K., Sigman H.C., Smith D.

    При этом лишь научно-практические труды Дональда Смита[1] посвящены непосредственно форфейтингу, ввиду того, что он является Президентом Международного Совета по торговле, главой рабочей группы по разработке унифицированных правил по форфейтингу Международной торговой палаты.

    Цели и основные задачи исследования.

    Целями диссертационного исследования являются:

    1) выработка рекомендаций по совершенствованию источников правового регулирования и унификации понятийного аппарата, выявление направлений дальнейшего совершенствования института «трансграничного договора форфейтинга»;

    7

    2) установление направлений совершенствования российского законодательства на основе анализа положений международных договоров, законодательства и доктрины различных государств;

    3) определение возможности распространения положений российского законодательства о договорах финансирования под уступку денежного требования на трансграничные договоры форфейтинга;

    4) формулирование понятия трансграничного договора форфейтинга, как механизма финансирования трансграничной торговли;

    5) предложение эффективных правовых механизмов регулирования трансграничных форфейтинговых отношений, которые удовлетворяли бы интересы сторон трансграничных договоров форфейтинга.

    Для достижения вышеуказанных целей в работе ставятся следующие задачи:

    - изучение рассматриваемых правовых институтов (цессии, уступки, финансирования задолженности), их правового регулирования.

    - анализ на основе международных договоров, национального законодательства РФ и доктрины проблем правового регулирования трансграничных форфейтинговых отношений;

    - выявление особенностей отношений, опосредуемых трансграничными договорами форфейтинга;

    установление основных отличий трансграничных договоров форфейтинга от иных договорных способов финансирования трансграничной задолженности;

    - рассмотрение существующего материального и коллизионно-правового регулирования, затрагивающего трансграничные отношения в сфере уступки задолженности, вытекающей из договоров международной купли-продажи товаров, а также отношения по финансированию трансграничной задолженности.

    Методологическую основу диссертационного исследования составляют общенаучные и частнонаучные методы, применяемые при

    8

    изучении регулирования общественных отношений в международном частном и гражданском праве.

    В работе были использованы такие методы исследования, как диалектический, исторический, системный, логический, сравнительный. Кроме того, применялись частно-научные методы: формально-юридический, метод сравнительного правоведения, анализ и обобщение научных, нормативных и практических материалов, правовое прогнозирование.

    Теоретическая основа диссертационного исследования. В диссертационном исследовании используются доктринальные теоретические разработки по общей теории права, гражданскому праву, международному частному праву.

    Теоретической основой работы стали публикации следующих отечественных исследователей:

    Бабичева С.Н., Бирюкова В.Г., Богуславского М.М., Васильева Е.А., Додон Д.П., Ерпылевой Н.Ю., Ефимовой Л.Е., Маковского А.Л., Марышевой Н.И., Морозовой А.С, Новоселовой Л.А., Огнева Д.В., Очирова А.Г., Покровского И.А., Прокофьева А.С., Рудых С.Н., Хачпанова Г.В., Хлестовой И.О., Шакировой Э.Р., Шамраева А.В., Шургановой Н.П. и других авторов.

    В работе использованы зарубежные исследования рассматриваемого вопроса таких авторов, как Alexander M.R., Begr Von Karl Blomeyer, Cervantes I.H., Garcimartin E., Kuttner K., Sigman H.C., Smith D. и других авторов.

    Нормативная основа исследования. Нормативной основой исследования является Еражданский кодекс РФ.

    Международной нормативно-правовой основой исследования выступили следующие международные договоры: Конвенция УНИДРУА по международным факторинговым операциям 1988 г., Конвенция об уступке дебиторской задолженности в международной торговле 2001 г., Конвенция о международных гарантиях в отношении подвижного оборудования 2001 г., Конвенция о Единообразном законе о переводном и простом векселе 1930 г.,

    9

    Конвенция о разрешении некоторых коллизий законодательств о переводных и простых векселях 1930 г., Конвенция о гербовом сборе в отношении переводных и простых векселей.

    В качестве актов негосударственного регулирования особое значение в целях исследования имеют Унифицированные правила по форфейтингу (URF - 800) 2013 г., разработанные совместно Международной ассоциацией торговли и форфейтинга (ITFA) и Международной торговой палатой (Публикация МТП № 800Е).

    Научная новизна исследования. В настоящем диссертационном исследовании впервые комплексно исследованы вопросы правового регулирования трансграничного договора форфейтинга, сформулировано его понятие, выработаны предложения по коллизионно-правовому регулированию трансграничных форфейтинговых отношений, проведен анализ международных договоров, действующих в сфере финансирования трансграничной задолженности, а также в сфере уступки дебиторской задолженности с выводом о возможности распространения обозначенных международно-правовых норм на трансграничные форфейтинговые отношения.

    Основные выводы, конкретизирующие научную новизну исследования, отражены в следующих положениях, выносимых на защиту:

    1. Трансграничный договор форфейтинга представляется целесообразным определить как осложненный иностранным элементом договор, по которому одна сторона - продавец (экспортер) продает оборотный документ, в котором выражено право денежного требования от покупателя (импортера) по первоначальной внешнеторговой сделке другой стороне - форфейтеру, а форфейтер обязуется уплатить задолженность покупателя продавцу в полном объеме за вычетом вознаграждения, отдельно оговоренного сторонами. В случае неоплаты платежа покупателем форфейтеру, форфейтер не имеет право требовать такой оплаты от продавца.

    10

    2. Под трансграничным форфейтинговым правоотношением предлагается понимать комплексное трехстороннее правоотношение, характеризуемое продажей экспортером (продавцом) форфейтеру оборотного документа, в котором выражено право денежного требования от импортера (покупателя) по первоначальной внешнеторговой сделке в обмен на обязательство форфейтера уплатить задолженность импортера экспортеру в полном объеме за вычетом вознаграждения, отдельно оговоренного сторонами, при условии осложнения такого правоотношения иностранным элементом.

    3. Иностранный элемент в трансграничном договоре форфейтинга (в трансграничных форфейтинговых правоотношениях) выражается в субъекте первоначальной внешнеторговой сделки (экспортер, импортер). Дополнительно иностранный элемент может быть выражен и в субъекте отношений по продаже оборотного документа (форфейтинговые отношения с участием иностранного для продавца форфейтера). Иностранным элементом могут быть осложнены и оборотные документы, традиционно используемые в договорах форфейтинга (например, вексель, выпущенный на территории государства, иностранного для экспортера по первоначальной сделке).

    4. Рекомендация об указании в договорах форфейтинга положения о применимом праве, содержащаяся в ст. 5 Унифицированных правил по форфейтингу (URF 800), позволяет сделать вывод о преимущественно трансграничном характере договора форфейтинга и реализованной в Правилах идеи регламентации именно трансграничных договоров форфейтинга.

    5. Отношения сторон трансграничного договора форфейтинга при отсутствии выбора сторонами применимого права регулируются правом страны, где имеет основное место деятельности экспортер (продавец). Правом страны форфейтера при отсутствии выбора сторонами применимого права должны регулироваться отношения между форфейтером и импортером (покупателем по первоначальному договору), т.к. это правило будет совпадать с общепринятым правилом lex venditoris (право страны продавца),

    11

    которое применимо и в отношении первоначального договора между экспортером и импортером.

    6. Форфейтинг признается и применяется в международной практике и в России в силу отсутствия прямого запрета и наличия стыкового законодательства (в частности, в РФ - это нормы договора финансирования под уступку денежного требования, как правовая основа договора форфейтинга), однако необходимость принятия отдельных нормативных актов как на национальном, так и на международно-правовом уровне (несмотря на наличие стыковых международно-правовых норм, регулирующих факторинг и уступку дебиторской задолженности), которые регламентировали бы саму финансовую операцию, а также права и обязанности сторон договора форфейтинга, предложили бы единую терминологическую основу для регламентации форфейтинговых отношений представляется очевидной ввиду возрастающих запросов субъектов международной торговли, которые сводятся, главным образом, к необходимости формирования стабильного финансового поля международной торговли.

    Теоретическая и практическая значимость диссертационного исследования заключается в том, что его основные положения и выводы могут служить базой для дальнейшего исследования проблемных вопросов, возникающих в процессе применения трансграничных договоров форфейтинга в практике международной торговли.

    Предложенные автором результаты исследования могут быть применены для совершенствования действующих норм российского и зарубежного международного частного и гражданского права, а также для разработки и принятия новых правовых норм. Положения данной работы могут быть полезны для судебных органов, арбитражных институтов и практикующих юристов в процессе определения ими применимого права при рассмотрении споров, вытекающих из трансграничных договоров форфейтинга.

    12

    Основные выводы и предложения диссертации могут найти применение в учебно-педагогической практике, в частности в процессе преподавания и изучения курсов международного частного права, гражданского права и сравнительного правоведения, предпринимательского права, а также спецкурсов «Право международной торговли» в юридических вузах.

    Апробация результатов исследования нашла отражение в публикациях автора, затрагивающих некоторые аспекты исследуемой проблематики, таких как «Эволюция института финансирования под уступку денежного требования в трансграничных отношениях», «Эволюция договора форфейтинга, как механизма кредитования трансграничной торговли», «Становление и развитие правовых основ договора трансграничного форфейтинга в российском праве и доктрине».

    Структура работы построена в соответствии с целями и задачами исследования и состоит из введения, трех глав, заключения, библиографического списка источников и литературы, использованных при написании диссертационного исследования.

    ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

    Во введении обосновывается актуальность выбранной темы исследования, определяются степень научной разработанности, теоретико-правовая основа, объект и предмет исследования, его цель и задачи, методы, показана научная новизна, формулируются основные положения, выносимые на защиту, обосновывается теоретическое и практическое значение полученных выводов, приведены сведения об апробации полученных результатов.

    Первая глава «Эволюция развития трансграничного договора форфейтинга в международной торговле » состоит из 3 параграфов.

    13

    Первый параграф «Эволюция института финансирования под уступку денежного требования в трансграничных отношениях»

    посвящен исследованию исторических процессов развития правового института уступки прав требования. Проведенный анализ позволяет выделить следующие этапы формирования юридических основ обозначенного института.

    Первый этап - «римский» (VI-V века до н.э.), - становление юридической основы уступки прав требования, - института цессии в римском праве. Цессия, как механизм уступки прав требования формировался со времен Дигест Юстиниана (534 г. до н.э.), - перевод долга, вытекающий из стипуляции. Детализировали регламентацию цессии Законы XII таблиц (451 г. до н.э.). Что касается трансграничного характера таких сделок, то римское право уже в те времена предполагало правовое регулирование отношений, осложненных иностранным элементом. Так, Преторы в своей деятельности формулировали правила, регламентирующие отношения между гражданами Римской империи и лицами, не являющимися таковыми.

    Второй этап - «романо-германский» (XVI век) становление института уступки прав требования во Франции и Германии. Особого внимания заслуживает сформированный в этих странах подход, согласно которому передается возможность осуществлять право, а не само право. Акцент делается на индивидуальной особой связи сторон обязательств при общем условии о запрете перемены лиц в обязательстве. Лишь к началу XIX века нормативно закрепляется возможность материально-правовой уступки прав требования во французском Гражданском кодексе 1804 г.

    Третий этап - «англо-саксонский». В англо-саксонской системе права становление института цессии связано прежде всего с правом справедливости. Согласно нормам общего права цессия (помимо передачи оборотных документов) как правовой институт не признавалась. Уступка прав требования кредитором предполагалась лишь в процессуальном смысле (прежде всего как уступка права представлять требования в суд). В то же

    14

    время отдельные механизмы кредитования задолженности использовались в Великобритании уже в XVII веке при торговле между подданными колоний, что свидетельствовало о необходимости детального регулирования уступки прав требования за денежное вознаграждение первоначально в трансграничных отношениях. В XVIII в. развитие трансграничной торговли, а именно экспорт товаров, британскими производителями в Северную Америку привело к формированию механизмов исключительно финансового обеспечения сделок, через кредитование долгов. Уже к XIX веку как в Англии, так и в США уступка прав требования как механизм кредитования долга начинают признавать суды и появляются нормативное закрепление такой возможности (например, английский закон о собственности 1925 г.; ст. 9-102, 9-106, абз. 2 ст. 2-210 ГТК США)

    Четвертый этап - «этап становления профессиональных механизмов кредитования под уступку денежного требования» (вторая половина XX века). Данный этап уступки прав требования характеризуется разработкой первых специальных финансовых механизмов кредитования под уступку денежного требования.

    Во втором параграфе «Эволюция договора форфейтинга как профессионального механизма кредитования трансграничной торговли» рассматривается процесс развития непосредственно форфейтинга (в контексте трансграничных договоров и операций), который позволяет выделить два этапа формирования юридических основ современного трансграничного договора форфейтинга и механизма трансграничных форфейтинговых операций в целом, отражающие эволюцию трансграничного договора форфейтинга:

    Первый этап - «этап глобальной финансово-торговой кооперации» (вторая половина XX века), характеризующийся детальной разработкой и внедрением профессиональных (финансовых) механизмов уступки прав требования, - а именно уступки прав требования под кредитование (финансирование). Обозначенный этап включает в себя в силу исторических

    15

    причин два периода: период формирования рынка факторинговых услуг и, как следствие, системы правового регулирования факторинга и, собственно, период формирования форфейтинговых услуг, в ответ на те требования экспортеров, которым не отвечал договор факторинга.

    Второй этап - «этап саморегулируемой деятельности в сфере форфейтинговых операций» (последняя четверть XX века). Данный этап характеризуется как активной деятельностью Международной торговой палаты (ICC), так и созданием специализированной организации в сфере форфейтинга - Международной ассоциации форфейтинга (IFA), деятельность которой выразилась в разработке и принятии акта негосударственного регулирования, регулирующего трансграничные договоры форфейтинга (Унифицированных правил по форфейтингу URF 800).

    В третьем параграфе «Становление и развитие правовых основ договора форфейтинга в российском праве» проводится исторический анализ российского законодательства в рассматриваемой сфере правоотношений, который позволяет сделать вывод о том, что положения ГК РСФСР 1964 г. представляются исторически первой в советском и российском праве правовой основой современных договорных конструкций форфейтинга ввиду того, что отражали кредитный характер отношений по уступке прав требования (в отношениях первоначального кредитора и должника) и носили по общему правилу именно безрегрессный характер.

    Дальнейшее развитие правовых основ договора форфейтинга связано с принятием части второй Гражданского кодекса РФ, введенной в действие с 1 марта 1996 года. Несмотря на то, что в российском праве так и не появилось определение форфейтинга, глава 43 Гражданского кодекса РФ закрепила нормы о договоре финансирования под уступку денежного требования, являющиеся, по нашему мнению, юридической основой форфейтинговых операций.

    Вторая глава «Особенности правового режима трансграничного договора форфейтинга как инструмента финансирования

    16

    трансграничной торговли» посвящена анализу трансграничного договора форфейтинга. Рассматривается правовая природа трансграничных договоров форфейтинга, приводятся отличия трансграничных договоров форфейтинга от иных трансграничных механизмов финансирования задолженности. Особое внимание уделяется коллизионно-правовому регулированию трансграничных договоров форфейтинга.

    В первом параграфе «Нормативная основа трансграничного договора форфейтинга в РФ. (Правовая природа трансграничных договоров форфейтинга)» на основе анализа норм российского права сделан вывод о том, что системной нормативной базы как для договора форфейтинга, так и для форфейтинговых операций, а также четкого определения форфейтинга в законодательстве РФ не существует. Тем не менее форфейтинг используется и воспринимается участниками экспортных сделок, а также рынка финансовых услуг не только по сложившейся практике, но и ввиду признания в законодательстве РФ возможности осуществления форфейтинговых операций и, как следствие, возможности заключения форфейтинговых договоров.

    Отдельного внимания в контексте регулирования договоров форфейтинга за неимением отдельных норм по форфейтингу в российском законодательстве представляют положения главы 43 ГК РФ о договорах финансирования под уступку денежного требования. Согласно статье 824 ГК РФ по договору финансирования под уступку денежного требования одна сторона (финансовый агент) передает или обязуется передать другой стороне (клиенту) денежные средства в счет денежного требования клиента (кредитора) к третьему лицу (должнику), вытекающего из предоставления клиентом товаров, выполнения им работ или оказания услуг третьему лицу, а клиент уступает или обязуется уступить финансовому агенту это денежное требование.

    Денежное требование к должнику может быть уступлено клиентом финансовому агенту также в целях обеспечения исполнения обязательства

    17

    клиента перед финансовым агентом. Обязательства финансового агента по договору финансирования под уступку денежного требования могут включать ведение для клиента бухгалтерского учета, а также предоставление клиенту иных финансовых услуг, связанных с денежными требованиями, являющимися предметом уступки.

    Форфейтинг же согласно Унифицированным правилам по форфейтингу (URF - 800) - это продажа (посредством уступки) экспортером права требования платежа от импортера форфейтеру без права регрессного требования. Как видим, предмет договоров практически совпадает. Традиционной особенностью договора форфейтинга, не отличающей его от договора финансирования под уступку денежного требования, а лишь конкретизирующей его в широком спектре договоров финансирования под уступку денежного требования представляется трансграничный характер договора форфейтинга. В то же время глава 43 ГК РФ не ограничивает возможности заключения именно трансграничных договоров финансирования под уступку денежного требования. Более того, на наш взгляд, положения ГК РФ (после соответствующих изменений) лишь способствуют заключению именно трансграничных договоров, опосредующих выкуп задолженностей под уступку прав требований. Так, в качестве финансового агента договоры финансирования под уступку денежного требования могут заключать любые коммерческие организации (ст. 825 ГК РФ). Отметим, что до изменений, внесенных в 2009 г. в статью 825 ГК РФ в качестве финансовых агентов, в частности форфейтера, могли выступать лишь банки и иные кредитные организации, а также другие коммерческие организации, имеющие разрешение (лицензию) на осуществление деятельности такого вида. Безусловно дополнительные административные процедуры, широкое распространение в мире форфейтинговых организаций, не являющихся кредитными и банковскими организациями, сдерживали рынок трансграничных форфейтинговых услуг в

    18

    РФ. В настоящее время эта проблема решена в ст. 825 ГК РФ, допускающей к форфейтинговым операциям любые коммерческие организации.

    Общепринятое в мировой практике отличительное свойство форфейтинга, сводящееся к отсутствию возможности форфейтера выступать с регрессным требованием к экспортеру, в случае, если импортер не удовлетворил требования форфейтера, не противоречит требованиям главы 43 ГК РФ. Данный вывод можно сделать на основе анализа ст. 827 ГК РФ, в которой речь идет об ответственности клиента перед финансовым агентом. Так, согласно ч. 3 ст. 827 ГК РФ клиент не отвечает за неисполнение или ненадлежащее исполнение должником требования, являющегося предметом уступки, в случае предъявления его финансовым агентом к исполнению, если иное не предусмотрено договором между клиентом и финансовым агентом. Таким образом, договор финансирования под уступку денежного требования по регрессным требованиям ближе как раз к договору форфейтинга, поскольку по общему правилу (если стороны не договорились об ином) не предполагает возможности предъявления в регрессном порядке требований финансового агента к клиенту при неисполнении действительных обязательств должника.

    Еще одна статья ГК РФ подтверждает содержательную схожесть договора финансирования под уступку денежного требования и договора форфейтинга. Так, согласно положениям ст. 829 ГК РФ возможность последующей уступки денежного требования, хотя и не презюмируется по общему правилу, но допускается к согласованию в договоре. Обозначенное правило отражает широко сложившуюся практику переуступки прав от одного форфейтера другому, чем опосредуется т.н. вторичный рынок форфейтинга.

    Таким образом, делается вывод, что договор финансирования под уступку денежного требования, закрепленный в ГК РФ может быть юридической основой форфейтинговых сделок, заключаемых по российскому праву.

    19

    Во втором параграфе «Гармонизирующая основа трансграничного договора форфейтинга» рассматриваются акты негосударственного регулирования в области трансграничных договоров форфейтинга. Делается вывод о том, что Унифицированные правила по форфейтингу (URF 800), разработанные Международной торговой палатой и Международной ассоциацией форфейтинга (ICC Publication No 800E) имеют особое значение для уяснения сути форфейтинговых операций и современных особенностей непосредственно трансграничных договоров форфейтинга. Правила вступили в силу 1 января 2013 года и представляют собой сборник практик по осуществлению форфейтинговых операций, предусматривают четкие определения и практикоориентированные типовые модели договоров по различным аспектам форфейтинга.

    Анализ вышеуказанных правил позволяет дать определение трансграничного договора форфейтинга как осложненного иностранным элементом договора, по которому одна сторона - продавец (экспортер) продает оборотный документ, в котором выражено право денежного требования от покупателя (импортера) по первоначальной внешнеторговой сделке другой стороне - форфейтеру, а форфейтер обязуется уплатить задолженность покупателя продавцу в полном объеме за вычетом вознаграждения, отдельно оговоренного сторонами. В случае неоплаты платежа покупателем форфейтеру, форфейтер не имеет право требовать такой оплаты от продавца. Иностранный элемент в трансграничном договоре форфейтинга выражается в субъекте первоначальной внешнеторговой сделки (экспортер, импортер). Дополнительно иностранный элемент может быть выражен и в субъекте отношений по продаже оборотного документа (форфейтинговые отношения с участием иностранного для продавца форфейтера). Также иностранным элементом могут быть осложнены платежные инструменты, традиционно используемые в договорах

    20

    форфейтинга (например, вексель, выпущенный на территории государства, иностранного для экспортера по первоначальной сделке).

    В третьем параграфе «Отличие трансграничного договора форфейтинга от иных трансграничных механизмов финансирования задолженности» проводится сравнительный анализ с другими механизмами финансирования задолженности: факторинг, проектное финансирование, секьюритизация. В качестве отличительных особенностей форфейтинга отмечается его среднесрочный характер финансирования,

    свидетельствующий о длящихся отношениях как между импортером и форфейтером, так и между форфейтером и экспортером. Кроме того, договоры форфейтинга оформляются с использованием оборотных платежных инструментов, которыми чаще всего выступают векселя. Безрегрессный характер получаемых форфейтером требований, - также отличительная черта договоров форфейтинга. Особенностью договора форфейтинга представляется и его традиционно трансграничный характер, что связано с преимущественным обслуживанием договоров международной купли-продажи товаров (экспортно-импортных отношений).

    В четвертом параграфе «Коллизионно-правовое регулирование трансграничных договоров форфейтинга» анализируются проблемы коллизионно-правового регулирования. Отмечается, что отдельное коллизионно-правовое регулирование трансграничных договоров форфейтинга не закреплено ни на международном, ни на национально-правовом уровне. В то же время общие коллизионные правила, применяемые к трансграничным сделкам в целом, положения национальных норм в сфере международного частного права, действующих в отношении договоров финансирования под уступку денежного требования или отдельно уступки прав, представляется возможным применять к трансграничным договорам форфейтинга по аналогии права и закона.

    Однако в целях избежания проблем правоприменения в сфере коллизионно-правового регулирования трансграничных форфейтинговых

    21

    отношений представляется целесообразным закрепление как на международно-правовом, так и национально-правовом уровне коллнзионно-правовой нормы, согласно которой отношения сторон трансграничного договора форфейтинга при отсутствии выбора сторонами применимого права регулируются правом страны, где имеет основное место деятельности экспортер (продавец). Правом страны форфейтера при отсутствии выбора сторонами применимого права должны регулироваться отношения, возникающие между форфейтером и импортером (покупателем по первоначальному договору), т.к. это правило будет совпадать с общепринятым правилом lex venditoris (право страны продавца) и в отношении первоначального договора между экспортером и импортером.

    Третья глава «Унификация правового регулирования отношений, связанных с трансграничным договором форфейтинга» состоит из 3 параграфов.

    В первом параграфе «Конвенция УНИДРУА по международным факторинговым операциям 1988 г. и трансграничный договор форфейтинга» анализируются положения Конвенции на предмет возможности рассматривать ее как некую международно-правовую основу трансграничных отношений по финансированию задолженности. Представляется возможным распространять ее действие и на трансграничные договоры форфейтинга за неимением специальных международных норм о договорах форфейтинга.

    Необходимо отметить, что Россия принимала участие в составлении проекта Конвенции о факторинге, но в дальнейшем долгое время не присоединялась к ней. В то же время положения Конвенции были использованы разработчиками Гражданского кодекса РФ при подготовке гл. 43 "Финансирование под уступку денежного требования" ГК РФ. 5 мая 2014 г. Россия присоединилась к Конвенции, согласно Федеральному закону от 05.05.2014 N 86-ФЗ "О присоединении Российской Федерации к Конвенции УНИДРУА по международным факторинговым операциям"

    22

    (Конвенция вступила в силу для РФ с 1 марта 2015 г.). Представляется, что присоединение РФ к Конвенции ознаменовало новый этап развития законодательства о факторинге и правовой основы для форфейтинга, и продемонстрировало возрастающее значение факторинговых и форфейтинговых операций в современном международном торговом обороте.

    Во втором параграфе «Правовое регулирование финансирования дебиторской задолженности как предмета договора форфейтинга в Конвенции ООН об уступке дебиторской задолженности 2001 г.» анализируется всеобъемлющий характер Конвенции, рассматривается регулируемый ею спектр договорных отношений по уступке дебиторской задолженности и закрепленное коллизионно-правовое регулирование. Отмечается, что в условиях отсутствия унифицированных международных норм, которые бы непосредственно регулировали условия трансграничного договора форфейтинга, положения Конвенции ООН об уступке дебиторской задолженности 2001 г. могут служить международной правовой основой для регулирования форфейтинговых операций и общих положений трансграничных договоров форфейтинга.

    Несмотря на тот факт, что Конвенция не вступила в силу, ее всеобъемлющий характер, регулирование большого спектра договорных отношений по уступке дебиторской задолженности, в том числе отношений, вытекающих из трансграничных договоров форфейтинга, четко прослеживающийся трансграничный характер отношений, регламентация которых содержится в конвенции, отсылки к международному частному праву, отдельное коллизионно-правовое регулирование соответствующих отношений, привели к реальному достижению целей конвенции, сводящихся к развитию новых видов практик в сфере уступки дебиторской задолженности.

    В третьем параграфе «Трансграничный договор форфейтинга и Конвенция о международных гарантиях в отношении подвижного

    23

    оборудования 2001 г.» анализируется возможность отнесения договора форфейтинга к обеспечительным сделкам в контексте гарантийных мер Кейптаунской конвенции, что в свою очередь позволяет распространить действие положений Конвенции на форфейтинговые отношения в сфере подвижного оборудования.

    Четвертый параграф «Международно-правовые основы векселей и их роль в регулировании трансграничных форфейтинговых отношений» посвящен изучению форм международных расчетов посредством использования различных долговых инструментов, среди которых наиболее часто используемым инструментом является вексель. Проводится сравнительный анализ вексельного обращения, основанного на Женевских конвенциях, и подходов распространенных в странах англо-саксонской системы права.

    Отмечается, что действующие международные основы правового регулирования вексельного обращения, достаточная гибкость и диспозитивность норм в рассматриваемой сфере правоотношений, удобство при использовании вексельной формы расчетов для сторон форфейтинговых отношений, позволяют заключить об оптимизирующем международную торговлю характере векселей и их значимой роли в трансграничных расчетах между сторонами первоначальных сделок и форфейтерами.

    В заключении подводятся итоги проведенного исследования, формулируются основные выводы и предложения по совершенствованию законодательства в сфере трансграничных договоров форфейтинга.

    Основные научные результаты диссертации Баукина И.В. опубликованы в 3 научных статьях общим объемом - 1,6 п.л.

    1. Баукин И.В. Эволюция договора форфейтинга как механизма кредитования трансграничной торговли // Актуальные проблемы

    24

    российского права. 2015 №2(51). С. 171-175. (0,5 п.л.)

    2. Баукин И.В. Становление и развитие правовых основ договора трансграничного форфейтинга в российском праве и доктрине // Актуальные проблемы российского права. 2015 №5(54). С. 150-155. (0,6 п.л.)

    3. Баукин И.В. Эволюция института финансирования под уступку денежного требования в трансграничных отношениях // ПРАВО И ГОСУДАРСТВО: теория и практика 2015 №4(124). С. 128-132. (0,5 п.л.)



    [1] gfmag.com; Donald Smith. Interview by Paula L. Green. Trade & Supply Chain Finance 2011: Forfaiting. 2011 <hltp://www.gfmag.com/magazine/october-2011/trade-a-supply-chain-finance-2011-forfaiting> (Последнее посещение - 4 марта 2015 г.).

Информация обновлена:05.05.2016


Сопутствующие материалы:
  | Защита диссертаций 
 

Если Вы не видите полного текста или ссылки на полный текст книги, значит в каталоге есть только библиографическое описание.

Copyright 2002-2006 © Дирекция портала "Юридическая Россия" наверх

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
Rambler's Top100 Яндекс цитирования

Редакция портала: info@law.edu.ru
Участие в портале и более общие вопросы: reception@law.edu.ru
Сообщения о неполадках и ошибках: system@law.edu.ru