Учиться в России!
Регистрация »» // Логин:  пароль:

Федеральный правовой портал (v.3.2)
ПОИСК
+ подробный поиск
Подняться выше » Главная/Все книги/

Источник: Электронный каталог отраслевого отдела по направлению «Юриспруденция»
(библиотеки юридического факультета) Научной библиотеки им. М. Горького СПбГУ

Обеспечение прав и законных интересов потерпевшего по уголовным делам частного и частно-публичного обвинения в досудебном производстве :

АР
А675 Анишина, Ю, А. (Юлия Александровна).
Обеспечение прав и законных интересов потерпевшего по
уголовным делам частного и частно-публичного обвинения в
досудебном производстве : автореферат диссертации на
соискание ученой степени кандидата юридических наук.
Специальность 12.00.09 - уголовный процесс / Ю. А. Анишина
; науч. рук. А. В. Ендольцева. -М.,2012. -30 с.-Библиогр. :
с. 28 - 29.9 ссылок
Материал(ы):
  • Обеспечение прав и законных интересов потерпевшего по уголовным делам частного и частно-публичного обвинения в досудебном производстве.
    Анишина, Ю, А.

    Анишина, Ю, А.

    Обеспечение прав и законных интересов потерпевшего по уголовным делам частного и частно-публичного обвинения в досудебном производстве : автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук

    ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

    В качестве назначения уголовного судопроизводства Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации[1] определил защиту лиц, потерпевших от преступления, тем самым обозначив первостепенное направление развития современного уголовно-процессуального права России и заострив внимание на проблеме защиты лиц, пострадавших от преступлений.

    Законодатель определил потерпевшего как участника уголовного судопроизводства со стороны обвинения, расширив его возможности в ходе уголовного судопроизводства путем предоставления большего объема прав, наделив его соответствующими полномочиями, допуская самостоятельно реализовать свои процессуальные права. Вместе с тем, несмотря на закрепление в нормативных документах гарантий обеспечения прав потерпевшего, его фактическое положение не позволяет в полной мере защищать свои права и отстаивать законные интересы при вовлечении в уголовный процесс.

    Проблемы обеспечения прав потерпевшего в разной степени исследовались в трудах Л.Д. Кокорева, В.П. Божьева, В.Н. Григорьева, А.В. Ендольцевой, О.А. Галустьяна, О.В. Химичевой, А.В. Победкина, Е.Н. Клещиной, О.В. Волынской, А.В. Гриненко, С.В. Колдина, Н.Н. Василенко, Е.В. Демченко, И.В. Жеребятьева, А.В. Камчатова, И.В. Коркиной, И.В. Мисник, Е.М. Николаева, В.Н. Савинова, Д.В. Шарова, В.Н. Парфенова, С.А. Синенко, А.Н. Фоменко, Д.П. Чекулаева, О.Ю. Шумилиной, П.С. Яни и др.

    Названной проблематике посвящены диссертационные исследования П.С. Яни «Обеспечение прав потерпевшего в уголовном судопроизводстве» (Москва, 1995 год), А.В. Сумачева «Пострадавший как субъект уголовного правоотношения» (Рязань, 1997 год), В.Е. Владыкина «Уголовно-процессуальный механизм защиты конституционных прав и свобод человека

    3

    и гражданина по российскому законодательству» (Ижевск, 2001 год), Д.В. Шарова «Обеспечение прав потерпевшего в досудебном производстве: по материалам практики следователей органов внутренних дел» (Москва, 2006 год), Е.Н. Клещиной «Криминологическое учение о жертве преступления и проблемы его реализации в законодательстве и деятельности органов внутренних дел» (Москва, 2010 год) и др.

    В большей степени несовершенство уголовно-процессуального закона негативно, на наш взгляд, проявляется при обеспечении прав и законных интересов потерпевших по уголовным делам частного и частно-публичного обвинения, производство по которым зависит от активности участия потерпевшего в уголовном преследовании.

    По уголовным делам данной категории предопределяющим значением обладают частный интерес потерпевшего, нарушенный при совершении преступления, осуществление его защиты государством и самим потерпевшим. Проблемам частного интереса, частного и частно-публичного обвинения в юридической литературе уделено значительное внимание. Они освещались в работах известных ученых: А. Фон-Резона, Л.Я. Таубера, Н.А. Неклюдова, Н.Н. Розина, В.Д. Спасовича, И.Г. Щегловитова, И.Я. Фойницкого и др.

    Наиболее обширное исследование природы частного интереса мы находим в работах С.И. Катькало, В.З. Лукашевича, В.В. Дорошкова, Ю.К. Якимовича, А.В. Ленского, М.В. Николаева и др.

    Защите частного интереса в уголовном судопроизводстве посвящены диссертационные исследования В.В. Дорошкова «Материально-правовые и процессуальные аспекты частного обвинения» (Москва, 1997 год), Т.А. Дуйшенбиева «Интересы в уголовном судопроизводстве (по материалам Кыргызской Республики и Российской Федерации)» (Москва, 1999 год), Е.А. Седаш «Частное начало в российском уголовном процессе» (Саратов, 2000 год), Л.И. Ильницкой «Личные интересы участников российского уголовного процесса» (Краснодар, 2002 год), Л.А. Василенко «Производство

    4

    по уголовным делам частного обвинения» (Омск, 2005 год), В.В. Струковой «Уголовное преследование, осуществляемое в частном порядке: теоретические основы и механизм реализации» (Москва, 2011 год) и др.

    Вместе с тем далеко не все вопросы были исследованы в указанных и других научных трудах, и многое осталось за их рамками. По нашему мнению, должного внимания не уделялось обеспечению прав и законных интересов потерпевшего по уголовным делам частного и частно-публичного обвинения.

    Особенно это важно в целях обеспечения прав и законных интересов лиц, которые являются беспомощными, находятся в зависимом состоянии или по иным причинам не могут самостоятельно защищать свои права и законные интересы и быть активными участниками уголовно-процессуальных отношений. Именно для уголовных дел частного и частно-публичного обвинения эти свойства личности имеют существенное значение, так как возбуждение данных дел, по общему правилу, поставлено в зависимость от волеизъявления потерпевшего или его законного представителя.

    Частью 4 статьи 20 УПК РФ определено, что руководитель следственного органа, следователь, а также с согласия прокурора дознаватель возбуждают уголовное дело о любом преступлении частного и частно-публичного обвинения и без заявления потерпевшего или его законного представителя, если преступление совершено в отношении лица, которое в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам не может защищать свои интересы.

    Вместе с тем процессуальный порядок производства в случаях выявления психических, физических и иных недостатков потерпевшего не получил в УПК РФ достаточной правовой регламентации. Действующее уголовное и уголовно-процессуальное законодательство не раскрывает правовое понятие «беспомощное состояние потерпевшего» и не устанавливает критерии его оценки. При этом отсутствие нормативного

    5

    определения данного понятия приводит к неоднозначному толкованию этой правовой категории правоприменителем, что влечет за собой либо необоснованно расширенное применение, либо, наоборот, сужение сферы его использования. Кроме того, и в юридической литературе не выработано однозначное понимание беспомощного или зависимого состояния потерпевшего, имеющее уголовно-правовое и уголовно-процессуальное значение. Фактически не исследовано процессуальное положение таких лиц. Не рассмотрены вопросы об особенностях представительства таких потерпевших в досудебном производстве и возможности прекращения уголовных дел. Данные и многие другие обстоятельства привели к отсутствию единого мнения должностных лиц, осуществляющих уголовное преследование, о порядке применения части 4 статьи 20 УПК РФ.

    Изучение надзорной практики судебных коллегий по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации и судов субъектов Российской Федерации показало, что наиболее часто встречаются такие основания для отмены судебных решений по уголовным делам частного обвинения, как неверное толкование и применение норм уголовно-процессуального законодательства.

    Важность настоящего исследования подтверждается также проведенным анкетированием практических работников, осуществляющих предварительное расследование, которое свидетельствует об отсутствии единообразия в применении норм УПК РФ, регламентирующих порядок производства по уголовным делам частного и частно-публичного обвинения.

    Значимость разрешения теоретических и правоприменительных вопросов обеспечения прав и законных интересов потерпевших по уголовным делам частного и частно-публичного обвинения в досудебном производстве, недостаточное законодательное регулирование в этой сфере на фоне отсутствия комплексного исследования обозначенных проблем и определяют актуальность и новизну данного диссертационного исследования.

    Целью настоящего диссертационного исследования является разработка теоретических положений, касающихся обеспечения прав и законных интересов потерпевшего по уголовным делам частного и частно-публичного обвинения в досудебном производстве, совершенствования на их основе законодательного регулирования общественных отношений, связанных с обеспечением прав и законных интересов потерпевшего, а также внесение предложений по практическому применению соответствующих норм права на основе комплексного анализа теоретических и практических проблем. Для достижения указанной цели поставлены следующие задачи:

    проанализировать, обобщить и дополнить теоретические знания, накопленные в науке уголовно-процессуального права, по вопросам обеспечения прав и законных интересов потерпевшего по уголовным делам частного и частно-публичного обвинения в досудебном производстве;

    провести анализ следственно-судебной практики по уголовным делам частного и частно-публичного обвинения;

    определить природу частного интереса, его основные характеристики и классификацию;

    исследовать институт частного и частно-публичного обвинения, осуществить сравнительный анализ видов уголовного преследования, осуществляемых в Российской Федерации и странах СНГ;

    исследовать процессуальный статус потерпевшего по уголовным делам частного и частно-публичного обвинения и проблемы реализации его прав и законных интересов в досудебном производстве;

    обосновать необходимость определения в науке уголовно-правовой и уголовно-процессуальной беспомощности потерпевшего, а также критериев ее оценки;

    определить иные состояния потерпевшего, в связи с которыми он не может самостоятельно осуществлять свое право на защиту, и рассмотреть актуальные проблемы обеспечения такой защиты в досудебном

    7

    производстве, в том числе при привлечении к участию в деле представителя или законного представителя;

    разработать новые теоретические положения, направленные на совершенствование правового регулирования вопросов обеспечения прав и законных интересов потерпевшего по уголовным делам частного и частно-публичного обвинения в досудебном производстве;

    разработать предложения, направленные на совершенствование законодательного регулирования вопросов обеспечения прав и законных интересов потерпевшего по уголовным делам частного и частно-публичного обвинения в досудебном производстве, а также на совершенствование практики применения норм права.

    Объектом исследования являются урегулированные и подлежащие урегулированию законодательством общественные отношения, которые складываются в ходе осуществления досудебного производства по уголовным делам частного и частно-публичного обвинения в процессе обеспечения прав и законных интересов потерпевшего.

    Предмет исследования - совокупность норм российского уголовно-процессуального законодательства, регулирующих общественные отношения, которые складываются при обеспечении прав и законных интересов потерпевшего по уголовным делам частного и частно-публичного обвинения; совокупность соответствующих норм законодательства стран СНГ; следственная и судебная практика, отраженная в материалах уголовных дел, материалах Верховного Суда Российской Федерации и судов субъектов Российской Федерации; деятельность правоохранительных органов по обеспечению возможности реализации предоставленных прав; теоретические воззрения на исследуемую проблему.

    Методология и методика исследования. Методологической основой исследования явились общие (логический, исторический и т.д.) и частно-научные (сравнительное правоведение, статистический, толкование закона, анкетирование и др.) методы познания объективной действительности.

    8

    Нормативную базу исследования составили положения Конституции Российской Федерации, уголовного и уголовно-процессуального законодательства России и стран СНГ, гражданского, гражданско-процессуального и семейного законодательства России, решения Конституционного Суда Российской Федерации, Верховного Суда Российской Федерации и судов субъектов Российской Федерации.

    Теоретической основой являются научные труды по философии, общей теории права, уголовному праву, уголовно-процессуальному праву, психологии, медицине, а также по другим отраслям знаний.

    Эмпирическая база исследования представлена результатами изучения в период с 2009 года по 2012 год 180 уголовных дел частного и частно-публичного обвинения, по которым проводилось предварительное расследование в г. Москве, Брянской и Калужской областях, а также 25 материалов предварительной проверки о преступлениях частного обвинения и 31 материала об отказе в возбуждении уголовного дела. Проведены опросы 183 следователей, дознавателей органов внутренних дел и следователей Следственного комитета Российской Федерации, а также 14 мировых судей г. Москвы, Брянской и Смоленской областей. В качестве экспертов по проблемам, рассматриваемым в диссертационном исследовании, опрошены 57 специалистов в области уголовного и уголовно-процессуального права (профессорско-преподавательский состав кафедр уголовного процесса и предварительного расследования Московского университета МВД России).

    В работе использована опубликованная судебная практика Верховного Суда Российской Федерации и судов субъектов Российской Федерации, а также статистические данные ГИАЦ МВД России. Диссертантом использован личный опыт работы в следственных подразделениях органов внутренних дел.

    Научная новизна проведенного исследования заключается в том, что проблемы обеспечения прав и законных интересов потерпевшего,

    9

    возникающие в досудебном производстве по уголовным делам частного и частно-публичного обвинения, рассмотрены с точки зрения комплексного внутриотраслевого института, охватывающего теоретические вопросы природы частного интереса и его классификации, определения потерпевшего по уголовным делам частного и частно-публичного обвинения, понятия в правовом значении беспомощности жертвы преступления и иных состояний, при наличии которых потерпевший не может самостоятельно осуществлять свое право на защиту и нуждается в поддержке со стороны государства, с разработкой теоретических и научно-практических положений и выводов, которые имеют важное значение для теории уголовного процесса. Внесены предложения по изменению и дополнению ряда уголовно-процессуальных норм, регламентирующих досудебное производство по уголовным делам частного и частно-публичного обвинения, разработаны рекомендации по применению соответствующих положений УПК РФ.

    Основные положения, выносимые на защиту:

    1. Обеспечение прав и законных интересов потерпевшего по уголовным делам частного и частно-публичного обвинения осуществляется с учетом специфики указанных видов уголовного преследования, а также личности потерпевшего, который по той или иной причине может оказаться неспособным самостоятельно реализовать принадлежащие ему права и нуждается в дополнительной защите. Введение законодателем части 4 статьи 20 УПК РФ открывает возможности для решения проблем обеспечения частных интересов указанных потерпевших и служит гарантией их защиты.

    2. Авторское определение частного интереса как возникшего у отдельного лица осознанного стремления к удовлетворению признанных государством и обеспеченных правом потребностей, связанных с защитой прав и законных интересов, побуждающего его к конкретным юридически признанным действиям.

    3. Вывод о том, что под беспомощным состоянием потерпевшего необходимо понимать психофизическое состояние жертвы преступления,

    10

    которое на момент совершения виновного общественно опасного и уголовно наказуемого деяния не позволяет ей принять меры по самозащите и (или) препятствует самостоятельному осуществлению защиты своих прав и законных интересов в уголовном судопроизводстве.

    4. Обстоятельствами, которые могут повлечь беспомощное состояние потерпевшего, являются: психические заболевания, лишающие способности правильно воспринимать происходящее; физические недостатки, обусловливающие неспособность защищать свои права и законные интересы или самостоятельно воспользоваться принадлежащими ему правами (инвалиды, немые, глухие, слепые, тяжелобольные); несовершеннолетие и престарелый возраст; беременность; неграмотность и речевые расстройства.

    5. Вывод о том, что при решении вопроса о допуске к участию в уголовном деле законного представителя или представителя потерпевшему, который не является малолетним и не страдает психическими расстройствами, целесообразно разъяснять право на отказ от конкретного представителя и выбор представителя (из перечня, определенного законодательством) по собственному усмотрению. Согласие представителя потерпевшего на осуществление деятельности, связанной с защитой прав и законных интересов потерпевшего, и согласие самого потерпевшего на представление его интересов конкретным представителем необходимо отразить в постановлении о допуске представителя (законного представителя).

    6. Положение о том, что прекращение уголовного преследования, осуществляемого в порядке частного или частно-публичного обвинения, в связи с деятельным раскаянием лица, совершившего преступление, возможно только при согласии на это потерпевшего.

    7. Предложения, направленные на совершенствование практики применения уголовно-процессуального законодательства:

    - по уголовным делам частного обвинения орган дознания, дознаватель, следователь, руководитель следственного органа должны не

    11

    только принять и зарегистрировать заявление о преступлении, преследуемом в порядке частного обвинения, но и провести его предварительную проверку, разъяснив пострадавшему сущность и особенности уголовного преследования по уголовным делам частного обвинения;

    - если преступление, отнесенное законом к категории частного обвинения, совершено в совокупности с иными преступлениями, то при наличии письменного заявления потерпевшего о привлечении лица к уголовной ответственности содеянное в целом расследуется в публичном порядке;

    - при переквалификации преступления, влекущей за собой изменение вида уголовного преследования (с публичного на частное), следует разъяснить потерпевшему сущность уголовного преследования по делам частного обвинения и его право на волеизъявление о привлечении лица к уголовной ответственности. Если потерпевший не желает привлечения лица к уголовной ответственности, следует прекратить уголовное дело по основанию, предусмотренному пунктом 5 части 1 статьи 24 УПК РФ. В случае если потерпевший выразил желание привлечь лицо к уголовной ответственности, предоставив соответствующее заявление, то следователь или дознаватель продолжают расследование уголовного дела.

    8. Предложения, направленные на совершенствование уголовно-процессуального законодательства:

    - внести в часть 4 статьи 20 УПК РФ следующие изменения: «... К иным причинам относится также случай совершения преступления неизвестным лицом. Заявление лица, содержащегося под стражей или отбывающего наказание в виде лишения свободы в исправительном учреждении, о совершении в отношении него преступления частного обвинения следует рассматривать как основание для применения данной нормы»;

    - дополнить статью 45 УПК РФ пунктом 2.1. следующего содержания: «По уголовным делам частного и частно-публичного обвинения

    12

    для защиты прав и законных интересов потерпевших, являющихся беспомощными или находящихся в зависимом состоянии, к обязательному участию в уголовном деле привлекаются адвокаты. Участие адвоката в производстве предварительного расследования осуществляется по назначению дознавателя, следователя. Расходы на оплату его труда компенсируются за счет средств федерального бюджета».

    Теоретическое значение диссертационного исследования состоит в том, что на основе обобщения и анализа современных научных познаний, действующего законодательства Российской Федерации и стран СНГ, следственной и судебной практики разработаны теоретические положения, направленные на совершенствование научных представлений об обеспечении прав и законных интересов потерпевшего при реализации уголовного преследования, осуществляемого в порядке частного и частно-публичного обвинения в ходе досудебного производства. Результаты исследования могут быть использованы для последующей научной разработки путей решения проблем обеспечения прав и законных интересов частных лиц и других актуальных вопросов уголовно-процессуальной науки.

    Практическая значимость заключается в разработке комплекса предложений по совершенствованию правоприменительной практики и норм уголовно-процессуального закона, связанных с обеспечением прав и законных интересов потерпевшего по уголовным делам частного и частно-публичного обвинения, и определяется возможностью использования основных предложений и рекомендаций автора в практической деятельности дознавателей, следователей, прокуроров и суда, а также в учебном процессе высших учебных заведений.

    Апробация результатов исследования. Основные положения диссертации прошли апробацию на научно-практических конференциях по проблемам уголовного и уголовно-процессуального права: научно-практической конференции «Проблемы предварительного расследования», 12 декабря 2009 года, г. Брянск; V Всероссийской научно-практической

    13

    конференции «Правопорядок в России: проблемы совершенствования», 23 апреля 2010 года, г. Москва; V Московской межвузовской научно-практической конференции «Студенческая наука», 2011 год, г. Москва; Международной научной конференции «Международная и внутригосударственная правовая политика в условиях глобализации: проблемы теории и практики», 13-15 октября 2011 года, г. Тамбов.

    Выводы и предложения диссертационного исследования внедрены в практическую деятельность следственных управлений Следственного комитета России по Брянской области, органов дознания Главного управления МВД России по Московской области, мировых судей Брянской области, а также в учебном процессе Московского университета МВД России.

    Диссертант является автором девяти научных работ, непосредственно отражающих содержание диссертационного исследования, три из которых опубликованы в журналах, рекомендованных Высшей аттестационной комиссией Министерства образования и науки Российской Федерации для публикации основных результатов диссертаций.

    Структура диссертации определена в соответствии с целями и задачами исследования. Диссертация состоит из введения, двух глав, объединяющих пять параграфов, заключения. В конце работы приводятся список использованной литературы и приложения.

    СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

    Во введении обоснованы выбор темы диссертационного исследования, ее актуальность, определены цели, задачи, объект и предмет исследования, раскрывается его научная новизна, аргументирована теоретическая и практическая значимость работы, раскрыта методика проведенного исследования и эмпирическая база, сформулированы основные положения, выносимые на защиту, приведены сведения о структуре работы, апробации и внедрении результатов исследования.

    14

    Первая глава «Особенности правового положения потерпевшего по уголовным делам частного и частно-публичного обвинения в досудебном производстве» состоит из трех параграфов.

    В первом параграфе «Частный интерес и его защита в уголовно-процессуальном праве» отражено исследование вопросов, составляющих содержание параграфа. Прежде всего, определены понятие и роль интереса в жизни человека как одной из основных социологических и юридических категорий, с помощью которой раскрывается связь между объективными закономерностями и действиями людей, так как именно интересы определяют направления деятельности субъекта, формируют мотивы его поступков и социального поведения.

    Категория и виды интересов рассмотрены с точки зрения философии, психологии, педагогики, социологии, юриспруденции. В приведенных классификациях наиболее важным, с точки зрения уголовного процесса, является деление интересов по их носителям (субъектам) на частные и публичные. Различая два этих понятия, диссертант отмечает, что частный интерес - это охраняемый правом интерес, присущий гражданам и другим лицам, его целью является удовлетворение потребностей конкретной личности, тогда как публичный интерес - это признанный государством и обеспеченный правом общественный интерес, его целью является обеспечение существования общества как единого целого.

    Анализируя имеющиеся в науке уголовного процесса взгляды о соотношении частного и публичного интереса, диссертант приходит к выводу о необходимости баланса между этими интересами с целью укрепления правового положения обеих сторон.

    Проведенное исследование, позволило диссертанту сформулировать авторское понятие частного интереса как возникшего у отдельного лица осознанного стремления к удовлетворению признанных государством и обеспеченных правом потребностей, связанных с защитой прав и законных интересов, побуждающего его к конкретным юридически признанным

    15

    действиям. При этом неотъемлемыми характеристиками частного интереса в уголовном процессе являются его осознанность и конкретность проявления.

    На основании изученной литературы и собственного мнения автора предложена классификация частных интересов в уголовном судопроизводстве: в зависимости от участников, стремящихся реализовать частный интерес; от природы интереса; по отношению к интересам правосудия; по значимости для индивида; характеру; продолжительности; степени устойчивости.

    Исходя из понятий частного интереса и диспозитивности, а также характеристики видов уголовного преследования, осуществляемого в Российской Федерации, установлено, что диспозитивное начало в уголовном судопроизводстве России более четко выражено категорией уголовных дел частного и частно-публичного обвинения.

    В рамках диссертационного исследования проведен сравнительный анализ видов уголовного преследования, осуществляемых в Российской Федерации и иных странах Содружества Независимых Государств, приведены основания выделения уголовных дел частного и частно-публичного обвинения.

    В результате исследования вопроса о расширении частных начал в российском уголовном судопроизводстве диссертантом предложено включить в перечень преступлений, преследуемых в порядке частного обвинения, такие составы преступлений, как неквалифицированное истязание (часть 1 статьи 117 УК РФ), неквалифицированное заражение лица венерической болезнью (часть 1 статья 121 УК РФ), воспрепятствование осуществлению права на свободу совести и вероисповедания (статья 148 УК РФ), разглашение тайны усыновления (удочерения) (статья 155 УК РФ), злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей (статья 157 УК РФ), кража (статья 158 УК РФ), мошенничество (статья 159 УК РФ), причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием (статья 165 УК РФ),

    16

    умышленное и неосторожное уничтожение или повреждение имущества (статьи 167 и 168 УК РФ). При этом уголовные дела о преступлениях, направленных против собственности, подлежат преследованию в частном порядке в случае, если совершены родственником потерпевшего.

    Круг преступлений, преследуемых в порядке частно-публичного обвинения, также предложено расширить такими составами преступлений, как угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью (статья 119 УК РФ), а также понуждение к действиям сексуального характера (статья 133 УК РФ).

    Во втором параграфе «Правовой статус потерпевшего по уголовным делам частного и частно-публичного обвинения» раскрывается правовое положение потерпевшего по уголовным делам частного и частно-публичного обвинения в соответствии с действующим российским законодательством, определяются основания и порядок признания лица потерпевшим по уголовным делам данной категории.

    Анализируя положения статьи 20 УПК РФ, диссертант обращает внимание на некорректные формулировки законодателя: во-первых, в части указания на заявление потерпевшего, а, во-вторых, на примирение потерпевшего с обвиняемым. Так, в соответствии с частью 2 и частью 3 статьи 20 УПК РФ уголовные дела частного и частно-публичного обвинения возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего. Однако УПК РФ наделяет лицо статусом потерпевшего только после вынесения следователем, дознавателем соответствующего постановления. Что касается обвиняемого, то согласно части 1 статьи 47 УПК РФ обвиняемым признается лицо, в отношении которого вынесено постановление о привлечении его в качестве обвиняемого или вынесен обвинительный акт.

    На основе уголовно-правового анализа преступлений, отнесенных уголовно-процессуальным законодательством к категории уголовных дел, по которым уголовное преследование осуществляется в частном и частно-публичном порядке, автор приходит к выводу о том, что потерпевшим по

    17

    делам частного и частно-публичного обвинения является физическое лицо, которому преступлением причинен физический, имущественный, моральный вред, а также иной вред его правам и законным интересам, или имелась реальная угроза его причинения, а также юридическое лицо при совершении в отношении него преступлений, предусмотренных частью 1 статьи 146 и частью 1 статьи 147 УК РФ, в случае причинения ему имущественного вреда в крупном размере, предъявившие требование о возбуждении уголовного дела частного или частно-публичного обвинения.

    В третьем параграфе «Беспомощное или зависимое состояние потерпевшего и их правовое значение» автор уделяет внимание раскрытию сущности беспомощного и зависимого состояния потерпевшего, а также определению критериев их правовой значимости для уголовных дел частного и частно-публичного обвинения.

    Частью 4 статьи 20 УПК РФ определено, что руководитель следственного органа, следователь, а также с согласия прокурора дознаватель возбуждают уголовное дело о любом преступлении частного и частно-публичного обвинения и без заявления потерпевшего или его законного представителя, когда данное преступление совершено в отношении лица, которое в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам не может защищать свои интересы.

    Вместе с тем в действующем уголовном и уголовно-процессуальном законодательстве России отсутствует правовое понятие беспомощного состояния, а также не разъяснен механизм определения такого состояния. Диссертант отмечает, что отсутствие законодательного определения беспомощного состояния и причин, по которым потерпевший не способен защищать свои права и законные интересы, порождает немало практических трудностей у правоприменителей и не может способствовать единообразному пониманию беспомощного состояния, становлению единой правоприменительной практики.

    18

    Определением понятия беспомощности озадачены не только процессуалисты, этому понятию посвящено множество работ специалистов в области уголовного права. Это связано с тем, что в статьях УК РФ также имеются упоминания о беспомощности лиц. Беспомощное состояние потерпевшего является элементом трех составов преступлений. В ряде статей Особенной части УК РФ беспомощное состояние потерпевшего является обстоятельством, влияющим на квалификацию совершенного уголовно наказуемого деяния, с определением более строгого наказания виновному. В Общей части УК РФ на данное состояние потерпевшего указано как на обстоятельство, отягчающее наказание.

    Под беспомощным состоянием, имеющим уголовно-правовое значение, принято понимать психосоматический статус жертвы (состояние психического и физического здоровья), не позволяющий ему понимать характер и значение совершаемых действий виновного или оказывать ему сопротивление в момент совершения преступления.[2]

    Под беспомощным состоянием потерпевшего в уголовно-процессуальном значении автор предлагает понимать психофизическое состояние жертвы преступления, которое на момент совершения в отношении нее виновного общественно опасного и уголовно наказуемого деяния, не позволяет ей принять меры к самозащите и (или) лишает возможности самостоятельно осуществлять защиту своих прав и законных интересов в уголовном судопроизводстве.

    Помимо отсутствия в юридической литературе единой позиции относительно смыслового содержания «беспомощного состояния», также нет и точного определения круга потерпевших, состояние которых может быть признано беспомощным.

    По мнению автора, состояние потерпевших можно признать беспомощным в случаях, если преступление совершено в отношении: лица,

    19

    страдающего психическим заболеванием, лишающим способности правильно воспринимать происходящее; лица с наличием физических недостатков, обусловливающих неспособность защищать свои права и законные интересы или самостоятельно воспользоваться принадлежащими ему правами (инвалиды, немые, глухие, слепые, тяжелобольные); несовершеннолетнего или престарелого; беременной женщины; неграмотного или страдающего речевыми расстройствами. Однако наличие у потерпевшего какого-либо обстоятельства, образующего беспомощность, не может автоматически свидетельствовать об уголовно-процессуальной беспомощности, для этого необходимо руководствоваться дополнительными обстоятельствами (невозможность понимать характер и значение совершаемых виновным действий, оказания сопротивления, неспособность самостоятельно пользоваться своими процессуальными правами и быть полноценным участником уголовного процесса).

    Зависимое состояние потерпевшего может определяться отношениями, сложившимися между ним и лицом, совершившим указанные посягательства. Зависимость может сложиться на почве родственных отношений, быть обусловлена подчиненностью по службе, определяться групповыми взаимоотношениями, характеризоваться материальной подчиненностью и т.п. Как наиболее распространенные виды автор выделяет материальную, служебную, медицинскую или психологическую зависимости (остальные виды можно отнести к иным) и аргументирует свою позицию.

    Вторая глава «Деятельность дознавателей и следователей по обеспечению прав и законных интересов потерпевшего по уголовным делам частного и частно-публичного обвинения» включает в себя два параграфа.

    Первый параграф «Обеспечение прав и законных интересов потерпевшего при решении вопроса о возбуждении уголовного дела частного или частно-публичного обвинения» посвящен рассмотрению вопросов обеспечения прав и законных интересов потерпевшего, которые возникают у него на стадии возбуждения уголовного дела частного и частно-публичного обвинения.

    20

    Диссертант отмечает, что стадия возбуждения уголовного дела служит юридическим основанием и начальным моментом судопроизводства по каждому уголовному делу. Она образует рубеж, отделяющий общество от уголовно-процессуального принуждения, и обеспечивает непременное реагирование со стороны компетентных органов на ставший им известным преступный акт. Данная стадия представляет собой этап уголовно-процессуальной деятельности с самостоятельными задачами, кругом участников правоотношений, процессуальными средствами, сроками, решениями, на котором соответствующим органам и должностным лицам надлежит решить вопрос о начале предварительного расследования, основываясь на анализе предусмотренных УПК РФ поводов и оснований.

    На стадии возбуждения уголовного дела начинается процессуальная защита прав и законных интересов потерпевших лиц, где особую роль играют следователи и дознаватели, осуществляющие уголовное преследование лиц, совершивших преступления, на которых в досудебном производстве возложены основные обязанности по защите потерпевшего.

    В уголовно-процессуальном праве защита потерпевшего рассматривается не только как обязанность государства предотвратить и пресечь в установленном законом порядке посягательства, способные причинить вред и нравственные страдания личности, но и обеспечить права и законные интересы потерпевшего в уголовном судопроизводстве, а также предоставить ему возможность самостоятельно отстаивать свои права и законные интересы любыми не запрещенными законом способами. В уголовных делах частного и частно-публичного обвинения это выражено тем, что на первоначальном этапе применения уголовно-процессуальных норм потерпевшему предоставляется право выбора между привлечением или непривлечением лица, совершившего в отношении него преступление, к уголовной ответственности, а, следовательно, зависит и сам вопрос о начале производства по делу.

    21

    В данном параграфе автор уделяет особое внимание проблемным вопросам, с которыми сталкиваются следователи и дознаватели при возбуждении уголовных дел частного и частно-публичного обвинения и несовершенству уголовно-процессуальных норм, регулирующих данную деятельность.

    Анализ уголовно-процессуального законодательства показал, что им предусмотрено несколько вариантов поступления в правоохранительные органы информации о совершении преступления частного и частно-публичного обвинения, которым соответствует и различный порядок принятия решения о начале производства по делу:

    1) возбуждение уголовных дел данной категории при наличии волеизъявления потерпевшего или его законного представителя о привлечении лица к уголовной ответственности, выразившееся в оформлении и передаче в правоохранительные органы соответствующего заявления;

    2) возбуждение уголовных дел данной категории при отсутствии заявления потерпевшего или его законного представителя, если данное преступление совершено в отношении лица, которое в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы (при этом, по нашему мнению, не имеет значения, что являлось поводом для возбуждения уголовного дела);

    3) возбуждение уголовного дела данной категории в случае совершения преступления лицом, данные о котором потерпевшему неизвестны;

    4) возбуждение уголовного дела частного обвинения в отношении лица, указанного в части 1 статьи 447 УПК РФ.

    Вместе с тем процесс возбуждения данных уголовных дел детально в уголовно-процессуальном законодательстве не регламентирован, поэтому на него преимущественно наложила отпечаток правоприменительная практика.

    22

    Кроме того, некоторое непонимание вносят существующие неточности в формулировках проанализированных статей.

    Диссертант предлагает обратить внимание на формулировку части 3 статьи 247 УПК РФ, которую во избежание непонимания со стороны правоприменитетеля целесообразно изложить в следующей редакции: «Уголовные дела о преступлениях, указанных в части третьей статьи 20 настоящего Кодекса, возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего или его законного представителя, после чего следователь приступает к производству предварительного следствия».

    В качестве повода для возбуждения уголовных дел частного и частно-публичного обвинения автор детально рассматривает явку с повинной и делает вывод о том, что по уголовным делам частного и частно-публичного обвинения, которые предусмотрены частями второй и третьей статьи 20 УПК РФ, явка с повинной не будет считаться поводом для возбуждения уголовного дела даже в той ситуации, если именно в результате ее поступления стало известно о совершенном преступлении, но она будет основанием для проведения предварительной проверки, в ходе которой следует выяснить, желает ли пострадавший привлечь к уголовной ответственности лицо, совершившее в отношении него преступление. По уголовным же делам частного и частно-публичного обвинения о преступлениях, совершенных в отношении лица, которое в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы (часть 4 статьи 20 УПК РФ), явка с повинной будет являться полноправным поводом для возбуждения уголовного дела.

    Анализ правоприменительной практики показал, что информация о совершении преступления частного обвинения, как правило, поступает не к мировому судье, а в территориальные органы МВД России. Несмотря на то, что в юридической литературе неоднократно поднимался вопрос о необходимости ликвидации незаконной практики проведения проверочных

    23

    мероприятий до возбуждения уголовного дела, диссертант полагает, что по уголовным делам данной категории заявление должно быть принято и проверено, а потерпевшему разъяснена сущность и особенности уголовного преследования по данной категории дел.

    Статья 20 УПК РФ предусматривает, что уголовные дела частного и частно-публичного обвинения возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего или его законного представителя. Диссертант провел анализ норм российского законодательства для определения категорий потерпевших, имеющих право на законного представителя, на основании которого делает вывод, что законодательно установлено обязательное привлечение законных представителей для участия в уголовном судопроизводстве только в случае, если потерпевший является несовершеннолетним или признан судом недееспособным вследствие психического расстройства с установлением опеки. Следовательно, во всех остальных случаях для обязательного участия в уголовном судопроизводстве необходимо привлекать представителей, которыми в соответствии с частью 1 статьи 45 УПК РФ могут быть адвокаты. При этом заявление законного представителя можно признать самостоятельным поводом для возбуждения уголовного дела только в тех случаях, когда несовершеннолетний потерпевший в силу своего возраста не может самостоятельно реализовать свои права, отстаивать интересы и нести уголовно-процессуальные обязанности или потерпевший не может защищать свои права и законные интересы по своему психическому состоянию. В остальных случаях при проведении предварительной проверки необходимо учитывать мнение самого потерпевшего.

    Проблемным вопросом для следователей и дознавателей является наличие в материале проверки совокупности преступлений, по одному из которых уголовное преследование осуществляется в публичном порядке, а по другому в порядке производства по делам частного обвинения. Правоприменительная практика не пришла к единому способу принятия

    24

    решения в данной ситуации. По мнению диссертанта, если преступление, отнесенное законом к категории частного обвинения, совершено в совокупности с иными преступлениями, то при наличии письменной просьбы пострадавшего о привлечении лица к уголовной ответственности содеянное в целом должно расследоваться и рассматриваться в публичном порядке.

    Рассматривая вопрос о роли прокурора на стадии возбуждения уголовного дела частного или частно-публичного обвинения, диссертант приходит к обоснованному выводу о том, что согласие прокурора на возбуждение уголовных дел данной категории в случаях, указанных в части четвертой статьи 20 УПК РФ, необходимо, как при возбуждении уголовных дел дознавателем, так и при возбуждении уголовных дел руководителем следственного органа или следователем.

    В соответствии с частью 4 статьи 20 УПК РФ руководитель следственного органа, следователь, а также с согласия прокурора дознаватель возбуждают уголовное дело о любом преступлении частного или частно-публичного обвинения в случае, если оно совершено лицом, данные о котором неизвестны. При этом изучение соответствующих уголовных дел показало, что данная норма в правоприменительной практике нашла достаточно широкое применение, однако остается непонятным, о каких данных лица идет речь. Аналогичная неточность наблюдается и в тексте статьи 318 УПК РФ, которой предусмотрено, что в заявлении по делу частного обвинителя заявителем должны быть указаны данные лица, совершившего преступление.

    Диссертант предлагает в часть 4 статьи 20 УПК РФ внести следующие изменения: «... К иным причинам относится также случай совершения преступления неизвестным лицом».

    Диссертант обращает внимание также на то, что существуют ситуации, при которых потерпевший по независящим от него причинам не имеет возможности осуществлять обязанности частного обвинителя, и самым ярким примером того является случай, когда потерпевшим является лицо,

    25

    содержащееся под стражей или отбывающее лишение свободы в исправительных учреждениях. Очевидно, что лицо, содержащееся под стражей, не может самостоятельно явиться к мировому судье, подать заявление в установленном порядке, обладать правами и нести обязанности частного обвинителя. Данное обстоятельство автор исследования предлагает рассматривать как один из поводов для применения части 4 статьи 20 УПК РФ.

    Во втором параграфе «Обеспечение прав и законных интересов потерпевшего по уголовным делам частного и частно-публичного обвинения в ходе производства предварительного расследования» автор рассматривает вопрос обеспечения прав и законных интересов потерпевшего по уголовным делам частного и частно-публичного обвинения на следующей после возбуждения уголовного дела стадии уголовного судопроизводства -стадии предварительного расследования. Здесь диссертант рассматривает наиболее важные моменты, возникающие на стадии предварительного расследования, в большей степени характерные именно для уголовных дел частного и частно-публичного обвинения.

    Автору представляется, что по уголовным делам частного и частно-публичного обвинения особый интерес имеет право потерпевшего на представителя, поскольку УПК РФ предусмотрено возбуждение уголовных дел данной категории без заявления потерпевшего или его законного представителя в случае, если преступление совершено в отношении лица, находящегося в зависимом или беспомощном состоянии, либо оно по иным причинам не способного осуществлять защиту своих прав и законных интересов.

    В связи с тем, что УПК РФ не содержит ни одной нормы, которая бы определяла процессуальное положение, права и обязанности представителя потерпевшего, находящегося в беспомощном состоянии, или предусматривала бы процессуальные механизмы его участия в ходе предварительного расследования, автор предлагает закрепить обязательное

    26

    профессиональное представительство потерпевшего по уголовным делам, предусмотренным частью 4 статьи 20 УПК РФ, где потерпевший является беспомощным или находится в зависимом состоянии, с предоставлением такому потерпевшему права отказа от представителя и самостоятельного его выбора.

    В параграфе детально рассмотрена ситуация, которая носит достаточно распространенный характер в правоприменительной практике, не имеет законодательной регламентации, а, следовательно, и единообразного порядка принятия решения. Данная ситуация возникает в случае, если при расследовании уголовного дела появляется необходимость в переквалификации преступления, что влечет за собой изменение вида уголовного преследования с публичного на частное. Самым распространенным примером здесь является переквалификация части 1 статьи 112 УК РФ (умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью) на часть 1 статьи 115 УК РФ (умышленное причинение легкого вреда здоровью). Диссертант предлагает порядок принятия решения в данной ситуации, который заключается в том, что при переквалификации преступления, влекущей за собой изменение вида уголовного преследования с публичного на частное (особенно когда поводом к возбуждению уголовного дела являлось не заявление потерпевшего), следует разъяснить потерпевшему сущность уголовного преследования по делам частного обвинения и его право на волеизъявление о привлечении лица к уголовной ответственности. Если потерпевший не желает привлечения лица к уголовной ответственности, следует прекратить уголовное дело по основанию, предусмотренному пунктом 5 части 1 статьи 24 УПК РФ. В случае если потерпевший выразил желание привлечь лицо к уголовной ответственности, предоставив соответствующее заявление, то следователь или дознаватель продолжают расследование уголовного дела.

    УПК РФ предусмотрел несколько форм окончания предварительного расследования, в том числе и прекращение уголовных дел. Данная форма

    27

    окончания предварительного расследования особенно значима для уголовных дел частного и частно-публичного обвинения, так как при выделении указанных видов уголовного преследования законодатель акцентировал внимание именно на этапах возбуждения и прекращения этих уголовных дел. Следует отметить, что статья 28 УПК РФ, как и статья 75 УК РФ, не рассматривает согласие потерпевшего на прекращение уголовного дела в связи с деятельным раскаянием как обязательное условие для применения данных норм. Вместе с тем автор, анализируя основания и условия прекращения уголовных дел, приходит к выводу о том, что прекращение уголовных дел частного и частно-публичного обвинения в связи с деятельным раскаянием лица, совершившего преступление, не допустимо без согласия на то потерпевшего. Поскольку данные уголовные дела возбуждаются только при наличии волеизъявления потерпевшего или его законного представителя, постольку и прекращению в связи с деятельным раскаянием, по нашему мнению, они также подлежат только при согласии потерпевшего.

    В заключении подводятся итоги работы, формулируются основные теоретические выводы и положения проведенного диссертационного исследования.

    Приложения включают в себя опросные листы следователей (дознавателей), а также специалистов в области уголовно-процессуального права.

    Основные положения диссертации опубликованы в следующих работах:

    I. В изданиях, рекомендованных Высшей аттестационной комиссией Министерства образования и науки Российской Федерации:

    1. Анишина Ю.А. Уголовное преследование и его виды в Российской Федерации и иных странах Содружества Независимых Государств // Вестник Брянского государственного университета. - 2011. - № 2. - С. 214-218 (0,5 п.л.).

    2. Анишина Ю.А. Является ли беременность обстоятельством, определяющим беспомощное состояние женщины - жертвы преступления? //

    28

    Вестник Московского университета МВД России. - 2011. - № 2. - С. 75-78 (0,3 п.л.).

    3. Анишина Ю.А. Потерпевший по уголовным делам частного и частно-публичного обвинения // Российский следователь. - 2011. - № 21. - С. 4-7 (0,4 п.л.).

    II. Статьи, опубликованные в иных рецензируемых научных изданиях:

    4. Анишина Ю.А. Частный интерес // Сб. тезисов V Московской межвузовской научно-практической конференции «Студенческая наука». М., 2011.- С. 624-625 (0,04 п.л.).

    5. Анишина Ю.А. Частно-публичное обвинение в российском уголовном судопроизводстве // Сборник статей по материалам Международной научной конференции «Международная и внутригосударственная правовая политика в условиях глобализации: проблемы теории и практики (13 - 15 октября 2011 г.) / Российская академия наук. - Тамбов, 2011. - С. 155-158 (0,2 п.л.).

    6. Анишина Ю.А. Беспомощное состояние потерпевшего по делам частного и частно-публичного обвинения // Сборник статей «Правопорядок в России: проблемы совершенствования».- М.: Московский университет МВД России, 2011. - С. 136-138 (0,08 п.л.).

    7. Анишина Ю.А. Особенности расследования уголовных дел при наличии совокупности преступлений // Уголовный процесс. - 2011. - № 12. -С. 48-51 (0,3 п.л.).

    8. Анишина Ю.А. Частное и частно-публичное обвинение в уголовно-процессуальном законодательстве Российской Федерации // Вопросы гуманитарных наук. -2011. -№6 (56).-С. 118-122 (0,3 п.л.).

    9. Анишина Ю.А. Определение беспомощного состояния потерпевшего при производстве по делам частного и частно-публичного обвинения // Уголовный процесс. - 2012. - № 6. С. 38-47 (0,8 п.л.).

    24



    [1] Далее-УПК РФ.

    [2] Сарсенбаев Т.Е. Теория и практика охраны прав и законных интересов беспомощных жертв преступления в досудебном производстве (по материалам Казахстана и России) // Дисс... док. юр. наук. - М, 2005. - С. 34.

Информация обновлена:03.04.2013


Сопутствующие материалы:
  | Защита диссертаций 
 

Если Вы не видите полного текста или ссылки на полный текст книги, значит в каталоге есть только библиографическое описание.

Copyright 2002-2006 © Дирекция портала "Юридическая Россия" наверх
Редакция портала: info@law.edu.ru
Участие в портале и более общие вопросы: reception@law.edu.ru
Сообщения о неполадках и ошибках: system@law.edu.ru