Учиться в России!
Регистрация »» // Логин:  пароль:

Федеральный правовой портал (v.3.2)
ПОИСК
+ подробный поиск
Подняться выше » Главная/Все книги/

Источник: Электронный каталог отраслевого отдела по направлению «Юриспруденция»
(библиотеки юридического факультета) Научной библиотеки им. М. Горького СПбГУ

Международное процессуальное право и международное судопроизводство :

АР
М364 Махниборода, И. М. (Инна Михайловна).
Международное процессуальное право и международное
судопроизводство :особенности взаимодействия : автореферат
диссертации на соискание ученой степени кандидата
юридических наук. Специальность 12.00.10 - международное
право ; европейское право /И. М. Махниборода ; Науч. рук. Л
. И. Волова. -М.,2011. -25 с.-Библиогр. : с. 25.8 ссылок
Материал(ы):
  • Международное процессуальное право и международное судопроизводство :особенности взаимодействия.
    Махниборода, И. М.

    Махниборода, И. М.
    Международное процессуальное право и международное судопроизводство :особенности взаимодействия : автореферат
    диссертации на соискание ученой степени кандидата
    юридических наук.

    3

    ВВЕДЕНИЕ

    Актуальность темы исследовании. Современные международные отношения характеризуются усложнением процесса их регулирования, поскольку многие вопросы, ранее входившие в сферу регулирования национального права, на сегодняшний день регулируются международно-правовыми нормами. Расширение сферы сотрудничества государств и действия международных организаций обусловили необходимость создания определенного механизма осуществления международного судопроизводства, посредством которого государства выполняют свои обязательства по мирному разрешению международных споров, привлечению к ответственности лиц, виновных в совершении международных преступлений, а также защите прав и свобод человека. В последнее время наметилась тенденция создания международных судов для целей унификации и обеспечения действия права итерационных объединений, которым государства передают часть своих суверенных полномочий. Как отмечает Э. Петерсман, «одним из самых важных уроков XX столетия явилось осознание того факта, что в международных отношениях, не в меньшей степени, чем на национальном уровне, действие норм права и механизма мирного разрешения споров зачастую может быть обеспечено только в той степени, в какой согласованное правотворчество дополнено административным правоприменением и возможностью судебного понуждения к исполнению в рамках как национальных, так и международных институтов».[1]

    Международное судопроизводство, изначально развиваясь в рамках материальных норм института мирного разрешения международных споров и процессуальных норм, заимствованных в национальном праве, постепенно превратилось в особую сферу сотрудничества государств и международных организаций, в которой государства, как основные субъекты международного права (МП), реализуют определенные права, защищают свои интересы и выполняют международно-правовые обязательства. Поэтому процессуальные отношения, связанные с международным судопроизводством, постепенно выделились в обособленную группу, правовое регулирование которой осуществляется единообразным составом правовых средств вне зависимости от правовой природы судебного органа, в связи с деятельностью которого они возникают. При этом, в отличие от традиционного внутреннего права международных организаций, основные нормы международного судопроизводства согласовываются государствами и существуют в форме договорных и обычных норм, а также в форме общепризнанных обычаев, наличие которых существенно ограничивает дискреционные полномочия международных судебных органов по принятию решений, регулирующих судопроизводство.

    4

    Причиной усиления международно-правового регулирования процессуальных отношений и поиска способов воздействия на процесс разработки норм, регулирующих судопроизводство, явилось осознание государствами того факта, что применение данных норм может затрагивать их политические интересы. Так, неоднозначная практика Трибуналов ad hoc по Югославии и Руанде, при которой нарушались, в первую очередь, процессуальные гарантии, побудила государства при разработке Римского статута 1998 г. создать в структуре Международного уголовного суда специальный орган, представляющий интересы государств - Ассамблею государств-участников, на который и возложена правотворческая функция по принятию решений международной организации, ограниченная процессуальными нормами, согласованными государствами в Римском статуте 1998 г.

    Изучение основ правового регулирования процессуальных отношений, связанных с международным судопроизводством, определение процессуального положения их участников, выявление особенностей и тенденций развития международных судов может способствовать доктринальному решению вопроса о возможности выделения международного процессуального права (МПрП) в качестве самостоятельной отрасли МП, а также разработке научного материала для решения многих практических проблем, возникающих при проведении международного судебного или арбитражного разбирательства.

    Заинтересованность научного сообщества в изучении вопросов организации и проведения международного судопроизводства проявилась в том, что в 2001 г. в рамках Международной ассоциации международного права была учреждена Рабочая группа по практике и процедуре международных судов и трибуналов,[2] в которую вошли профессора университетов, судьи международных судов и трибуналов, известные практикующие юристы. Помимо этого, проблемы международного судопроизводства изучаются и другими неправительственными организациями, среди которых особое место занимают Институт процессуальных аспектов международного права (The PAIL Institute), Международная ассоциация процессуального права (The IAPL), Американская ассоциация юристов (The ABA), в рамках которой создан и действует Комитет по международным судам. Результатом активной работы ученых на этом поприще явилось и появление в 2010 г. нового научного журнала, посвященного различным аспектам урегулирования международных споров - "The International Dispute Settlement".

    Важность исследования вопросов международного судопроизводства доказывается также тем фактом, что участие Российской Федерации в международном судопроизводстве в качестве стороны по делу обязывает ее к подготовке

    5

    высококвалифицированных кадров, способных защищать интересы России не только с позиции применения материального права, но также и процессуального, действие которого обладает своей спецификой, поскольку организация и проведение международного судопроизводства существенным образом отличается от того, с чем сталкивается правоприменитель в национальных судах.

    Таким образом, всеобъемлющее исследование процессуальных отношений, связанных с международным судопроизводством, представляет большую практическую и теоретическую значимость.

    Степень научной разработанности темы исследования. Настоящее исследование проводилось на основании изучения трудов как отечественных, так и зарубежных ученых, которые в своих работах проанализировали различные аспекты международного судопроизводства. Поскольку в отечественной науке сильны традиции теоретического исследования и глубокого анализа проблем МП, что отразилось и на развитии концепции МПрП, то, в первую очередь, были проанализированы работы ведущих российских юристов-международников: К.А. Бекяшева, И.Ю. Белого, М.М. Бирюкова, П.Н. Бирюкова, Г.М. Вельяминова, А.Г. Волеводза, Л.И. Воловой, Б.Л. Зимненко, Г.В, Игнатенко, Р.А. Каламкаряна, А.Я. Капустина, АА. Ковалева, Ю.А. Колосова, И.И. Лукашука, Е.Г. Ляхова, И.С. Марусина, Н.Г. Михайлова, А.А. Моисеева, Т.Н. Нешатаевой, В.П. Панова, Д.А. Патрина, Э.А. Пушмина, Б.Р. Тузмухамсдова, Г.И. Тункина, ИЗ. Фархутдинова, И.В. Федорова, Д.И. Фельдмана, О.Н. Хлестова, С.В. Черничснко, Г.Г. Шинкарецкой, В.М. Шумилова, М.Л. Энтина и других.

    Зарубежные ученые, такие как Ч. Амерасинтхе, Ч. Браун, Я. Броунли, Дж. Джексон, X. Лаутерпахт, М. Казази, Ч. Кармоди, В.-С Мани, Э. Пегерсман, П. Проуз, Ч. Романо, Д. Сандифер, Ф. Сандс, О. Списрманн, Т. Фрэнк, Р. Чандрасехара, Б. Ченг, Ж. Элькинд и другие, напротив, в своих трудах больше акцентировали внимание на практических проблемах международного судопроизводства, а потому их изучение позволило отразить в работе многообразие существующих точек зрения по различным аспектам темы исследования и придать ей завершенный вид.

    Научный интерес к изучению международного судебного разбирательства в последнее время был проявлен и молодыми учеными, в связи с чем были защищены кандидатские диссертации Я.П. Андриенко, M.B. Виноградовым, Д.С. Власовым, С.А. Грицаевым, П.М. Костоевой, М.В. Кривовой, Д.Г. Курдкжовым, Е.С. Обуховой, Ю.М. Орловой, Е.В Пановой и другими специалистами, в которых рассмотрены различные аспекты деятельности отдельных международных судебных органов. Большое практическое и научное значение для исследования специальных вопросов международного судопроизводства в его широком понимании имеет кандидатская

    6

    диссертация Д.А. Патрина «Международное судебное разбирательство: история, понятие, функции».

    В 2010 г. была защищена докторская диссертация Г.Г. Шинкарецкой «Судебные средства разрешения международных споров (тенденции развития)», в которой автор не только комплексно проанализировал тенденции и особенности развития существующей системы международных судебных органов, но и рассмотрел некоторые проблемные вопросы организации судебного процесса в их рамках. Проведение исследования на основании, как серьезных научных разработок, так и собственного практического опыта, позволило Г.Г. Шинкарецкой представить свои научные выводы, доказывающие становление в науке М.П нового этапа в изучении судебного разбирательства как мирного средства разрешения международных споров.

    Исследованию отраслевой принадлежности процессуальных отношений, складывающихся в сфере международного судопроизводства, способствовали труды ученых, обосновывающих юридическую природу МПрП. Впервые вопрос о существовании МПрП был поставлен в монографии Э.А. Пушмина «Международный юридический процесс и международное право». Однако основоположником концепции отрасли МПрП в российской науке необходимо признать К.А. Бекяшева, поскольку он первым в учебнике «Международное право» под своей редакцией выделил отрасль МПрП и обосновал ее существование в системе МП. Впоследствии концептуальный подход к определению МПрП в своем учебнике «Международное право» изложил В.М. Шумилов. Также, авторские главы «Международное процессуальное право» были разработаны для учебников такими специалистами, как В.П. Панов (учебник под ред. Г.М. Мелкова) и И.В. Федоров (учебник под ред. Г.В. Игнатенко и О.И. Тиунова) Существование различных подходов к определению предмета МПрП и места исследуемых международных отношений в его системе обусловило необходимость специального рассмотрения данного вопроса.

    Многоаспектность предмета исследования, связанного с организацией международного судопроизводства, а также необходимость его проведения в противопоставлении с судопроизводством национальных судов, послужило обязывающим фактором к использованию трудов специалистов по внутригосударственным процессуальным отраслям права: В.В. Бутнева, Е.В. Васьковского, М.А. Викут, М.А. Гурвич, Т.Н. Добровольской, В.М. Лебедева, И.А. Пикалова, Н.Н. Полянского, Д.А. Фурсова, Н.А. Чечиной, М.С. Шакарян, П.С. Элькинд, В.В. Яркова и других.

    Широкий спектр используемой литературы объясняется тем, что проблематика темы исследования, касающаяся регулирования только тех процессуальных отношений, которые связаны с международным судопроизводством, непосредственно сопряжена с обширными и сложными темами, не получившими достаточной теоретической разработки

    7

    в науке МП (механизм правового регулирования международных процессуальных отношений, международный юридический процесс, проблема отрасли МПрП и др.). Поэтому настоящая работа может послужить серьезным вспомогательным материалом для дальнейшего изучения других сопряженных тем.

    Объектом исследования являются международные отношения, которые направлены на организацию, проведение и обеспечение эффективности международного судопроизводства как особой сферы сотрудничества субъектов МП.

    Предмет исследовании составляют разнообразные правовые средства регулирования процессуальных отношений, связанных с международным судопроизводством, и их практическое действие в рамках международных судебных органов различной правовой природы. В связи с этим, в работе проанализированы, как международные договоры, обычаи, постановления международных судов, решения международных организаций, нормы национального права, гак и особенности современных международных судов. Признавая тот факт, что многие из проблем, поднятых в работе, нуждаются в самостоятельном исследовании, автор счел целесообразным ограничить настоящий труд выявлением правовых средств воздействия на рассматриваемые процессуальные отношения и установлением их содержания. Все прочие теоретические разработки проведены в рамках исследования и для целей, специально оговоренных в нем.

    Цели и задачи исследовании. Целью исследования является установление особенностей международно-правового регулирования процессуальных отношений, связанных с международным судопроизводством, и подтверждение того, что, возникая в особой сфере межгосударственного сотрудничества, такие отношения характеризуются обособленностью и качественным своеобразием. Также ставится цель выявления пробелов в правовом регулировании исследуемых отношений и определения возможных путей их преодоления

    Названные цели определяют задачи исследования, основными из которых являются следующие: 1) выявление особенностей механизма правового регулирования (МНР) процессуальных отношений, связанных с международным судопроизводством, и определение особенностей правоотношений, возникающих на их основе; 2) установление особенностей правовых средств регулирования процессуальных отношений, связанных с международным судопроизводством; 3) анализ прав и обязанностей государств, составляющих содержание исследуемых процессуальных правоотношений, и выделяющих международное судопроизводство в особую сферу межгосударственного сотрудничества; 4) постановка вопроса о возможности выделения самостоятельной отрасли МП, регулирующей процессуальные отношения, связанные с международным судопроизводством; 5) рассмотрение категории международной процессуальной

    8

    правоспособности как условия участия в рассматриваемых процессуальных правоотношениях; 6) изучение вопроса о применении института ответственности к нарушениям норм, регулирующих международное судопроизводство; 7) выявление влияния особенностей современных международных судов на правовое регулирование процессуальных отношений.

    Методологические и теоретические основы исследования. Общей методологической основой исследования является диалектический метод научного познания. Кроме того, при написании работы автором во взаимосвязи использовались как общенаучные методы (исторический, системный, метод анализа и синтеза, логический), так и частно-научные (формально-юридический, сравнительно-правовой и другие методы).

    Специфика заявленной темы диссертации обязала автора проанализировать большое количество международно-правовых актов, регулирующих судопроизводство в рамках различных международных судебных органов Ввиду отсутствия комплексно проведенной кодификации норм, регулирующих международное судопроизводство, особый акцент в работе был сделан на решениях и постановлениях различных международных судов (Международный суд ООН, Трибунал ООН по морскому праву, Комитет ООН по правам человека, Европейский суд по правам человека, Межамериканский суд по правам человека. Орган по разрешению споров ВТО, Трибуналы ad hoc по бывшей Югославии и Руанде, Международный уголовный суд и др.), анализ которых позволяет выявить существующие подходы к восполнению пробелов в международно-правовом регулировании процессуальных отношений. Все названные акты в совокупности составили эмпирическую базу исследования.

    Теоретическую базу исследования составили труды ученых в области теории государства и права: С.С. Алексеева, В.В. Лазарева, Р.З. Лившица, А.В. Малько, М.Н. Марченко, В. И. Червонюка и других, которые нашли свое применение с учетом особенностей, свойственных системе М.П. Решению вопросов, связанных с теорией юридического процесса, процессуальных норм и правоотношений, способствовали работы В.М. Горшенева, Е.Г. Лукьяновой, Ю.И. Мельникова, П.Е. Недбайло, А.А. Павлушиной и других.

    Научная новизна исследования заключается в том, что автором впервые в отечественной науке предпринята попытка комплексного рассмотрения процессуальных отношений, связанных с международным судопроизводством. Такое исследование позволило концептуально обосновать утверждение, что международное судопроизводство, изначально базируясь на нормах, тождественных по содержанию тем, которые применяются в национальном судопроизводстве, постепенно превратилось в самостоятельную сферу международного сотрудничества, которая регулируется нормами

    9

    отрасли МПрП. Кроме того, творческий подход автора позволил рассмотреть проблему кодификации норм, регулирующих рассматриваемые процессуальные отношения, с точки зрения влияния на этот процесс особенностей современных международных судов. Диссертант по-новому подходит и к вопросу выявления наднациональных полномочий международных судов, анализируя их с учетом концепции неотъемлемой компетенции, получившей свое развитие в судебной практике. А наднациональность и субсидиарность рассмотрены как взаимосвязанные правовые явления, чьи проявления в международном судопроизводстве представляют собой юридические факты, в связи с которыми возникают, изменяются или прекращаются процессуальные правоотношения.

    Научная новизна исследования раскрывается в новых теоретических и практических выводах, сформулированных по итогам работы и выносимых на защиту:

    1. Международное судопроизводство является отдельной сферой сотрудничества субъектов МП, в которой государства, посредством организации деятельности международных судебных органов, выполняют обязательства по мирному разрешению международных споров, по привлечению к ответственности лиц, виновных в совершении международных преступлений, а также по защите прав и свобод человека. В рамках данной сферы сотрудничества складываются международные отношения особого рода, вступая в которые, государства реализуют свои основные процессуальные права и обязанности, а также специальные, характер которых зависит от содержания норм судопроизводства конкретного международного судебного органа. При этом в отношении каждого международного судебного органа государства стремятся согласовать перечень правовых средств, применимых в процессе судопроизводства. Решения международных судебных органов, регулирующих судопроизводство, не могут противоречить процессуальным нормам, согласованным государствами, а также общепризнанным принципам, действующим в данной сфере. Процессуальные правоотношения, складывающиеся в сфере международного судопроизводства, характеризуются обособленностью и качественным своеобразием, что обусловлено: 1) особенностями МПР процессуальных отношений; 2) своеобразием средств правового регулирования процессуальных отношений, среди которых особое место занимают презумпции; 3) общими предпосылками к возникновению данных правоотношений; 4) общими особенностями данных правоотношений.

    2. Презумпции являются особым правовым средством регулирования процессуальных отношений в рамках международного судопроизводства. Значение презумпций состоит в том, что они восполняют пробелы в правовом регулировании; служат целям процессуальной экономии; упорядочивают процесс представления доказательств; способствуют распределению бремени доказывания между сторонами;

    10

    унифицируют порядок международного судопроизводства. Данное правовое средство не находит такою широкого и комплексного применения в других сферах межгосударственного сотрудничества.

    3. Современное развитие МП позволяет прийти к выводу о факте становления в его системе самостоятельной отрасли международного процессуального права, критериями выделения которой являются собственный предмет правового регулирования, большой объем источников, регулирующих сферу международного судопроизводства, особый состав отраслевых принципов. Предмет данной отрасли должен определяться с учетом невозможности искусственного объединения в рамках отдельной отрасли процессуальных правоотношений, имеющих разный объект правового регулирования, а также факта того, что традиционно отрасли МП выделяются по критерию сферы сотрудничества субъектов МП, а не исходя из качества правовых норм (их направленности на реализацию прав и обязанностей субъектов). При таком подходе под международным процессуальным правом понимается самостоятельная отрасль МП, состоящая из принципов и норм, комплексно регулирующих международные отношения, складывающиеся в процессе организации и проведения международного судопроизводства, а также обеспечения его эффективности. Анализ развития отрасли МПрП свидетельствует о формировании в его рамках системы, в которой выделяются две подотрасли - международное уголовно-процессуальное право и международное деликтно-процессуальное право, а также отраслевые институты: институт международной процессуальной правоспособности: институт процессуального представительства; институт временных (защитных) мер; институт доказательств и доказывания; институт amicus curiae («друзей суда»). Выделение подотраслей происходит по критерию наличия в МП двух форм международного судопроизводства. Судопроизводство отдельного международного суда относится к одной из подотраслей МПрП и представляет собой самостоятельный процессуальный институт подотрасли.

    4. Большую роль в обеспечении эффективности международного судопроизводства играет возможность привлечения в процесс участника в статусе amicus curiae, под которым необходимо понимать субъект МП или частное лицо, обладающее специальными знаниями, которое, не имея заинтересованности в исходе дела, представляет на рассмотрение судебного органа заключение по вопросам фактов или применимого права. Учитывая высокопрофессиональный уровень докладов amicus curiae по вопросам применения норм МП к спорным правоотношениям, можно прийти к выводу об их несомненном влиянии на развитие МП, а также о необходимости применения института amicus curiae во всех международных судебных органах с предоставлением судебному органу права определять возможность привлечения amicus curiae в конкретный процесс

    11

    5. Все средства правового регулирования процессуальных отношений, связанных с международным судопроизводством, должны применяться и действовать в рамках правоприменительной деятельности международных судов, ограниченной следующими принципами: принцип согласия государства на юрисдикцию международного судебного органа; принцип независимости международного судебного органа; принцип состязательности; принцип процессуального равноправия и принцип запрета non-liquet. Данные принципы являются отраслевыми принципами МПрП, поскольку удовлетворяют критериям императивности, универсальности, всеобщности и конкретности.

    6. Возможность выступать в роли субъекта или участника процессуальных правоотношений, связанных с международным судопроизводством, обусловлена наличием международной процессуальной правоспособности у заинтересованного субъекта или лица, которая носит общий (первичный) характер по отношению к государствам и производный (вторичный) - к международным организациям и частным лицам. Под данной категорией должна пониматься способность субъектов и участников международных процессуальных правоотношений иметь процессуальные права и своими действиями реализовывать процессуальные обязанности, которыми они обладают в процессе международного судопроизводства в силу обычно-правовых или договорных норм МП.

    1. Эффективной организации международного судопроизводства должно способствовать решение трех практических вопросов: 1) преодоление конкуренции юрисдикции международных судов; 2) исключение конкуренции судебной практики; 3) определение необходимости соблюдения досудебного порядка рассмотрения международного спора

    Конкуренция юрисдикции международных судов с учетом сегодняшнего уровня развития МП может быть преодолена двумя способами: 1) политический - принятие в рамках международной организации (желательно в рамках ООН) рекомендации по выбору наиболее приемлемой процедуры урегулирования спора с учетом мнения спорящих сторон и международных должностных лиц судов; 2) нормативно-правовой -формулирование в международных договорах регионального характера условий осуществления юрисдикции региональными судами с учетом судов, действующих на универсальном уровне.

    Преодолению конкуренции судебной практики международных судов (представления разных подходов к регулированию схожих международных отношений) может способствовать наделение международных судов и трибуналов правом обращаться в Международный суд ООН (МС ООН) с запросами о предоставлении консультативных заключений по спорным вопросам МП, возникающим в ходе рассмотрения ими дел. Но, учитывая необходимость процессуальной экономии и эффективной организации

    12

    рассмотрения дела в любом международном суде, подобный запрос должен удовлетворять следующим требованиям: 1) запрос может быть представлен только в случае, если международный суд (трибунал) находит невозможным использовать правовую позицию, разработанную в практике МС ООН, либо если его решение повлияет на толкование норм МП, нашедших универсальное применение; 2) запрос содержит комплексный анализ применимых норм; 3) запрос содержит полный анализ фактических обстоятельств дела; 4) запрос содержит выявленные противоречия между позицией суда (трибунала), запрашивающего консультативное заключение, и правовой позицией МС ООН либо общепринятым толкованием универсальных норм МП со ссылкой на фактические обстоятельства дела, препятствующие их применению.

    Формулирование договорной нормы МП о досудебных процедурах урегулирования международных споров должно осуществляться таким образом, чтобы были определены: 1) конкретные процедуры, подлежащие применению на досудебной стадии; 2) возможные сроки, наступление которых служит юридическим фактом для реализации субъектом МП права на обращение в международный судебный орган в процессуальном смысле, в том случае, если иные, менее затратные в ресурсном плане процедуры, выявляют свою неэффективность.

    Теоретическая и практическая значимость исследования. Теоретическая и научная значимость исследования заключается в возможности использования его результатов в научно-исследовательской работе при разработке вопросов теории международного юридического процесса и системы МПрП, при поиске научного решения проблем, связанных с международным судопроизводством, а также в процессе преподавания курса «Международное публичное право» и спецкурса «Международное процессуальное право» в юридических вузах и на юридических факультетах.

    Представленная работа может иметь практическую ценность непосредственно для Российской Федерации, поскольку активное участие нашего государства в деятельности многих международных организаций предполагает возможность его участия в различных видах международного судопроизводства, что потребует подготовки высококвалифицированных кадров, способных представлять интересы нашей страны в этой сфере. Кроме того, многие вопросы сотрудничества с международными судами до сих пор не урегулированы на законодательном уровне, поэтому представляется, что исследование может послужить теоретической базой и в этой работе.

    Прикладное значение исследования заключается в возможности использования предложений автора по способам повышения эффективности правового регулирования рассматриваемых процессуальных отношений при разработке соответствующих международно-правовых актов.

    13

    Апробация результатов исследования. Материалы исследования были использованы в педагогической и научной деятельности диссертанта на юридическом факультете Южного федерального университета (ЮФУ), в частности, при разработке и чтении спецкурсов «Правовая природа международных судебных учреждений», «Международное процессуальное право». Тезисы диссертационного исследования представлялись на Летной школе по МГП, организованной МККК, в 2006 г. (г. Москва) и на Ежегодной межвузовской научно-практической конференции, посвященной памяти проф. И.П. Блищенко, в 2008 г. (г. Москва). Важнейшие положения диссертации излагались автором и обсуждались на ежегодно проводимых в ЮФУ научных конференциях. Материаны диссертации использовались при подготовке студентов юридического факультета ЮФУ (Ростовского государственного университета) к международным конкурсам, таким как Конкурс по международному праву им. Ф. Джессопа (2005 - 2007 гг.), Конкурс по международному гуманитарному праву им. Ф.Ф. Мартенса (2004 - 2009 гг.), Конкурс работ по международному гуманитарному праву, организованный РАМП и МККК (2004 - 2005 гг.). Кроме того, основные теоретические и методологические положения и выводы, содержащиеся в работе, отражены в научных статьях автора, опубликованных во всероссийских изданиях.

    II. Структура и основное содержание работы

    Диссертационная работа состоит из введения, трех глав, заключения и списка использованной литературы и международно-правовых актов.

    Во введении обосновывается актуальность темы исследования, указываются цели и задачи, объект, предмет исследования, методы его осуществления, теоретическая основа, нормативно-правовая и эмпирическая базы исследования. Также показана научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы, сформулированы положения, выносимые на защиту.

    Первая глава - «Понятие и механизм правового регулирования международных процессуальных отношений», посвящена рассмотрению объективных правовых категорий (МПР, правовые средства, презумпции, процессуальные права и обязанности государств), анализ которых позволяет утверждать, что судопроизводство - это особая сфера межгосударственного сотрудничества.

    Первый параграф озаглавлен «Понятие международных процессуальных отношений». В первую очередь, диссертант указывает, что в работе такие правовые понятия, как «международный суд», «международное судебное учреждение», либо «международный судебный орган» используются для определения институционального образования, созданного на основе норм МП для мирного урегулирования споров или

    14

    рассмотрения дел о совершении международных преступлений, которое в своей деятельности применяет нормы МП и, при этом, действует вне юрисдикции какого-либо государства. Смещение акцента на правовую природу отдельного судебного учреждения делает невозможным комплексное исследование средств правового регулирования международных отношений, связанных с судопроизводством. Учитывая, что в сфере международного судопроизводства действуют, как субъекты МП, так и частные лица, в работе четко разграничиваются следующие понятия: 1) «субъект международных процессуальных правоотношений» - включает в себя всех существующих субъектов МП; 2) «участник международных процессуальных правоотношений» - включает в себя субъектов национального права, наделенных определенными правами и обязанностями в сфере международного судопроизводства; 3) «участник международного судопроизводства» - включает в себя всех лиц, наделенных совокупностью соответствующих прав и обязанностей, необходимых и достаточных для инициирования процесса международного судопроизводства или участия в нем; т.е. данное правовое понятие является настолько широким, что включает в себя два предыдущих.

    Далее диссертант рассматривает различные виды процессуальных отношений, возникающих в связи с организацией и проведением международного судопроизводства, и указывает, что, будучи облеченными в правовую форму, они представляют собой международные процессуальные правоотношения, связанные с судопроизводством. Их однородный характер подтверждается наличием общих предпосылок к их возникновению, а качественное своеобразие проявляется в присущих им особенностях. От всех иных процессуальных правоотношений в системе МП исследуемые международные правоотношения отграничиваются наличием у них общего объекта правового регулирования, который составляют отношения, складывающиеся в связи с деятельностью международного судебного органа и направленные на установление обстоятельств дел, подлежащих рассмотрению, и обеспечение эффективности работы такого органа.

    Все процессуальные правоотношения, реализующиеся в рамках международных судов различной правовой природы, объединены диссертантом в две основные формы международного судопроизводства: 1) судопроизводство по делам, связанным с совершением международных преступлений (международное уголовное судопроизводство); 2) судопроизводство по делам, связанным с нарушением прав или правовых интересов, защита которых гарантирована на международном уровне (международное деликтное судопроизводство). Каждая из названных форм судопроизводства характеризуется некоторым внутренним единством, поскольку основывается на определенной международно-правовой процессуальной форме, отграничивающей названные формы от видов международного судопроизводства.

    15

    которыми являются: 1) международное судебное разбирательство, и 2) международное арбитражное разбирательство. В отличие от форм, разграничение видов международного судопроизводства обусловлено особенностями правовой природы институциональных учреждений, созданных в качестве международных судов или арбитражей. Выделение форм международного судопроизводства, напротив, имеет приоритетное значение для исследования специфики рассмотрения дел международными судебными органами.

    Второй параграф - «Механизм правового регулирования международных процессуальных отношений», посвящен анализу совокупного действия различных правовых средств регулирования исследуемых процессуальных отношений, который позволил выделить следующие особенности их МПР: комплексность; полисистемность, институциональность; регламентированность; диспозитивность; присутствие казуальности, стадийность. Отмечено, что особенности МПР международных процессуальных отношений выявляют себя и в пространственной сфере регулирования, где выделяется многостороннее (универсальное и региональное) и двустороннее регулирование. Двустороннее регулирование в данной сфере межгосударственного сотрудничества может проявляться в различных формах, а именно: подписание специального соглашения о передаче дела в суд; изъятие дела из компетенции международного суда в двустороннем договоре; достижение соглашения сторон спора по процессуальному вопросу непосредственно в ходе международного судопроизводства; подписание двустороннего договора, регулирующего отдельные вопросы судопроизводства, носящие общий характер, и не связанные с рассмотрением какого-либо дела. Немаловажное значение имеет и индивидуально-правовое регулирование, проявляющееся в принятии международным судом разнообразных актов применения права, а также в односторонних действиях государств.

    Диссертант приходит к выводу, что особенности МПР рассматриваемых международных отношений позволяют выделить международное судопроизводство в отдельную сферу сотрудничества государств, в которой складываются международные правоотношения особого рода, что свидетельствует об их обособленном характере.

    Третий параграф посвящен процессуальным правам и обязанностям государств, являющимся содержанием основной части процессуальных правоотношений, связанных с международным судопроизводством. В связи с отсутствием нормативно закрепленного перечня основных процессуальных прав и обязанностей государств, выявление их совокупности представилось возможным только на основании изучения прецедентной практики международных судов. Проведенное таким образом исследование позволило выявить следующие основные процессуальные права государств: право на обращение в международный суд; право государств на согласие или отказ от рассмотрения спора международным судом; право на определение процессуального порядка международного

    16

    судопроизводства; право на определение места проведения международного судопроизводства; право на обращение к суду с ходатайствами, право на представление встречного требования. В свою очередь, основными процессуальными обязанностями государств названы следующие: обязанность сотрудничать с международным судом; обязанность воздерживаться от любых неблагоприятных действии, влияющих негативным образом на ход международного судопроизводства; обязанность соблюдать установленную процедуру судопроизводства; обязанность нести судебные расходы.

    Приведенный перечень процессуальных прав и обязанностей государств не является исчерпывающим. В международно-правовых актах, регулирующих деятельность различных судебных органов, могут предусматриваться и иные права и обязанности сторон и международном судопроизводстве, имеющие специальный характер.

    Четвертый параграф посвящен рассмотрению презумпций как особых правовых средств регулирования международных процессуальных отношений. Диссертант отмечает, что отсутствие в МП четких критериев приемлемости презумпций может привести к возникновению проблем, связанных с их применением в международном судопроизводстве. Поэтому для выявления правовой природы презумпций в параграфе дается их определение, раскрывается практика применения в деятельности различных международных судов, и на основе проведенного анализа представляется вывод о критериях приемлемости презумпций в международном судопроизводстве.

    На основании практики различных международных судов был обоснован факт того, что практическое применение презумпций в МП получило широкое распространение Специально отмечено, что фундаментальное значение для международною судопроизводства имеет презумпция добросовестности (презумпция невиновности), применение которой обусловливает и обеспечивает применение всех других презумпций, имеющих специальный характер (презумпции аннулирования или сокращения выгод, презумпции добросовестного выполнения обязательств по защите нрав и свобод человека, территориальных презумпций и др.).

    Диссертант приходит к выводу, что обязательность либо возможность применения презумпций в международном судопроизводстве может быть установлена в нескольких случаях: 1) когда презумпция является общеправовой (обычно-правовой) и признается таковой субъектами МП; 2) когда презумпция непосредственным образом закреплена в международно-правовом акте, либо международный судебный орган, исходя из содержания договорных или обычных норм МП, устанавливает наличие презумпции, применимой в каком-либо текущем процессе.

    Глава вторая - «Формирование международного процессуального права как комплексной отрасли современного международного права», состоит из четырех параграфов, в которых последовательно раскрываются концепции правовой природы

    17

    МПрП и рассматриваются его отраслевые характеристики. Первый параграф посвящен современным подходам к определению сущности МПрП, на основании которых диссертант формулирует свою концепцию Указывается, что исследование международных процессуальных норм и правоотношений юристы-международники проводят в трех основных направлениях:

    1. Выделение международных процессуальных норм и правоотношений в их противопоставлении с материальными нормами и правоотношениями вне рамок рассмотрения правовой природы МПрП (П.Н. Бирюков, В.А. Василенко, С.В. Черниченко и др.) - общесистемный подход.

    2. Исследование юридической природы МПрП при применении различных подходов к его определению (К.А. Бекяшев, В.М. Шумилов, В.П. Панов, Э.А. Пушмин, И.В. Федоров и др.) - системный или отраслевой подход.

    3. Рассмотрение отдельных процессуальных нормативных образований (отраслей, подотраслей, институтов) без их научного и практического соотношения с МПрП (И.П Блищенко, Н.И. Костенко, И.И. Лукашук, А.В. Наумов, Ю.А. Решетов, И.В. Фисенко, Н.М. Юрова и др.) - фрагментарный подход.

    Диссертант отмечает, что исследование теоретиками МП процессуальных норм и правоотношений, свойственных всей системе МП, подтверждает факт того, что в МП существует механизм реализации права. Но, учитывая общесистемное значение их научных трудов, в них не рассматривается частный вопрос о возможности выделения отдельной отрасли МПрП. Современное недостаточное развитие системного подхода пока не позволяет утверждать о становлении самостоятельной отрасли МП, так как при широком толковании предмета МПрП, ставшим традиционным для современной науки, невозможно выделить общие особенности процессуальных правоотношений, отграничивающие их от предметов других отраслей, а указание на то, что они возникают в сфере применения материальных норм, может подтвердить только выделение двух условных подсистем - права материального и процессуального, не имеющих определенного предмета правового регулирования. Фрагментарное исследование отдельных процессуальных нормативных образований в МП без четкого определения их связи с МПрП позволяет рассмотреть только специфику судопроизводства в отдельных судах. Но при таком подходе нельзя выделить общие процессуальные институты, которые применяются в любой форме международного судопроизводства.

    В итоге, диссертант отмечает, что, несмотря на разнообразный характер отраслей МП, объективное существование которых признано в доктрине, анализ их сущности выявляет одну очевидную тенденцию: выделение отраслей в МП всегда базируется на критерии правового регулирования международных отношений, складывающихся в определенной сфере международного сотрудничества субъектов МП. Поэтому вопрос о

    18

    становлении в системе МП новой отрасли может решаться только на основе изучения международных отношений, которые такая отрасль призвана регулировать. Тем более, что в теории права давно утвердилась аксиома, воспринятая и теоретиками МП, о том, что отрасль права - это совокупность относительно обособленных юридических норм, регулирующих определенную сферу общественных (межгосударственных) отношений. С учетом особенностей и общих предпосылок к возникновению международных процессуальных правоотношений, складывающихся в рамках и в связи с международным судопроизводством, диссертант отстаивает их обособленный характер и формулирует понятие отрасли МПрП, которое выносится на защиту. В предмет данной отрасли диссертант включает две группы международных отношений, имеющих различные варианты проявления: I) международные отношения, складывающиеся в связи с установлением международными судебными органами обстоятельств дел, подпадающих под их юрисдикцию; 2) международные отношения, складывающиеся в связи с сотрудничеством субъектов МП, направленным на организацию и обеспечение эффективности международною судопроизводства.

    Во втором параграфе рассмотрен вопрос об источниках и системе отраслевых принципов МПрП. Диссертант отмечает, что главенствующую роль в регулировании МПрП играют международные договоры различной правовой природы: многосторонние (универсальные и региональные) и двусторонние. Указывается на распространенное применение джентльменских соглашений в международном судопроизводстве, сторонами которого являются государства. Специально отмечается, что самостоятельный характер отрасли МПрП подчеркивает наличие в ней двух особых видов международных договоров, которые не применяются ни в одной другой сфере межгосударственного сотрудничества, кроме как в сфере организации судопроизводства: 1) компромисс (арбитражное соглашение); 2) договор о правилах процедуры.

    Процессуальные отношения в сфере международного судопроизводства регулируются и международными обычаями. Однако, если они не находят своего нормативного закрепления в международно-правовых актах, регулирующих судопроизводство, либо не являются общепризнанными, то их роль, и как правового средства регулирования, и как формы права, существенно минимизируется, поскольку установление факта существования обычая и признания его заинтересованными государствами является сложным и долгим процессом. Пробелы в правовом регулировании процессуальных отношений международные суды имеют возможность преодолевать следующими способами: 1) воспользоваться своим правом на разработку норм судопроизводства, которое делегируется им государствами на основании договорной нормы права; 2) воспользоваться своей неотъемлемой компетенцией, которая

    19

    включает в себя возможность разработки норм судопроизводства на основании общепризнанного обычая.

    Немаловажное значение для регулирования процессуальных отношений имеют решения международных организаций, которые диссертант делит на три основные группы: 1) решения международных организаций, регулирующие международное судопроизводство на общих началах; 2) индивидуально-определенные акты (определения, запросы, ордеры, судебные приказы и др.); 3) решения по делу (прецеденты). Источниками МПрП в прямом смысле этого слова являются только решения международных организаций, регулирующие судопроизводство на общих началах, поскольку индивидуально-определенные акты и прецеденты - это акты применения права; только первые - процессуального права, а вторые - материального.

    Все источники отрасли МПрП базируются на определенных принципах, являющихся отраслевыми. В работе выделены пять отраслевых принципов МПрП, перечень которых выносится на защиту. Учитывая, что действие данных принципов четко отграничивает международное судопроизводство от иных видов правоприменительной деятельности и предопределяет его содержание, диссертант под международным судопроизводством предлагает понимать деятельность независимых международных судебных органов (принцип независимости международного суда) по выполнению судебных функций, связанных с установлением факта (возможности) нарушения нормы МП, либо интереса, которые возложены на них суверенными государствами, изъявившими на то свое согласие (принцип согласия государства на юрисдикцию международного суда), в порядке, обеспечивающим баланс интересов сторон рассматриваемого дела при предоставлении им равных возможностей на совершение процессуальных действий (принципы состязательности и процессуального равноправия), с установлением ответственного субъекта или лица в решении, вынесенном в определенном международными нормами порядке (принцип запрета non-liquet).

    Третий параграф посвящен субъектам и участникам МПрП. Диссертант высказывает мнение, что обязательной предпосылкой наличия у субъекта или участника процессуальных правоотношений прав и обязанностей в сфере международного судопроизводства является категория международной процессуальной правоспособности, определение которой выносится на защиту. Первичный характер данной категории по отношению к государствам, объясняется следующим: во-первых, только государства наделены правом на создание международных судебных органов; во-вторых, именно государства наделяют некоторые международные организации правом (обязанностью) на создание и/или поддержание деятельности международных судебных органов, путем закрепления в их учредительных документах определенных сфер компетенции; в-третьих,

    20

    только государства могут наделить частных лиц правом обращения в международные судебные органы для защиты нарушенных прав.

    Факт того, что частные лица обладают международной процессуальной правоспособностью, не может являться основанием признания их субъектами МП, ввиду ограниченного (производного) характера данной правовой категории, поскольку, во-первых, реализовать свои процессуальные права и обязанности данные лица могут и должны именно на национальном уровне, и только при неэффективности внутригосударственных судебных институтов они могут инициировать международное судопроизводство; во-вторых, в международных судебных органах данные лица могут защитить только те права и интересы, механизмы защиты которых созданы на международном уровне, а не все права, закрепленные в международном и внутригосударственном праве; в-третьих, возникновение права данных лиц на обращение в международный судебный орган за защитой нарушенного права поставлено в зависимость о того, является ли государство их гражданства или принадлежности участником соответствующего международного договора. Участие частного лица в международном уголовном судопроизводстве также обусловлено наличием согласия заинтересованных государств. В итоге обосновывается вывод, что тот факт, что физические лица могут быть участниками международного судопроизводства, не позволяет признать их субъектами МП ввиду специального характера их международной процессуальной правоспособности, источником возникновения которой является сложный состав юридических фактов, а именно: правосубъектность индивида по национальному праву и волеизъявление соответствующих государств.

    Также, диссертант указывает, что обоснованным является деление всех участников международного судопроизводства на три группы: 1) субъекты, разрешающие дела, связанные с нарушениями норм МП или интересов; 2) стороны международного судопроизводства; 3) участники международного судопроизводства, содействующие его проведению (свидетели, эксперты, специалисты, переводчики и др.). Современное развитие МПрП позволяет прийти к выводу о становлении в его системе отраслевого института amicus curiae, определение которого выносится на защиту. Немаловажное значение для развития МПрП имеет институт процессуального представительства, который должен получить свое дальнейшее развитие в связи с распространенной практикой привлечения частных адвокатов в процесс международного судопроизводства. Четвертый параграф направлен на исследование особенностей применения института международной ответственности к нарушениям норм МПрП. Диссертант выделяет несколько оснований, по которым усложняется процесс применения института ответственности в данной отрасли и предлагает следующую классификацию процессуальных правонарушений: 1) по субъектам правонарушения: правонарушения

    21

    государств, правонарушения международных организаций; правонарушения частных лиц; 2) по характеру нарушенной нормы: нарушение нормы международного договора, нарушение нормы международного обычая и нарушение нормы решения международной организации; 3) по тяжести наступивших последствий: преступления и деликты.

    В параграфе указывается, что без каких-либо особенностей ответственность в МПрП должна применяться в отношении деяний государств, нарушающих договорную или обычную норму, т.е. международное обязательство. Сложность возникает в определении обязательств международных судов. Диссертант отстаивает мнение, что каждый международный судебный орган должен соблюдать, как минимум, две основные процессуальные обязанности, имеющие характер международного обязательства: 1) обязанность по рассмотрению дела, переданного ему заинтересованными государствами или лицами; 2) обязанность соблюдать процедуру рассмотрения дела, исходя из принципов международного судопроизводства, а также норм международных обычаев и договоров.

    При исследовании нарушений норм решений международных организаций указывается, что их пресечение осложнено не только возможным отсутствием санкционного механизма в рамках организации (международного суда), но и возможным незначительным характером таких нарушений, что исключает целесообразность применения мер принуждения. В параграфе анализируется и самый серьезный вид правонарушений - преступления против отправления международного правосудия.

    В итоге, диссертант заключает, что в традиционном понимании институт ответственности может применяться только по отношению к государствам и международным организациям. В связи с невозможностью применения ответственности в отношении нарушений норм многих внутренних актов судебных органов в отрасли МПрП сформировался особенный механизм принуждения к их соблюдению, который проявляется в возможности применения к нарушителям определенных санкций, выражающихся в отказе совершить процессуальные действия в пользу или по ходатайству участника судопроизводства, нарушившего процессуальные нормы. Однако применение данных санкций не вменяется в обязанность суду, а тем более, не осуществляется в безусловном порядке.

    Глава третья - «Современные международные суды и трибуналы как институциональные процессуальные механизмы» посвящена рассмотрению институциональных правовых средств регулирования рассматриваемых международных отношений, под которыми понимаются международные органы, в рамках и в связи с деятельностью которых данные отношения возникают, изменяются или прекращаются. В первом параграфе исследуются особенности международных судебных органов как институционального механизма реализации процессуальных отношений. В работе

    22

    выделены следующие особенности существующих международных судов: 1) отсутствие иерархии международных судов; 2) регионализация деятельности международных судов; 3) спецификация юрисдикции международных судов; 4) усложнение внутренней структуры международных судов и их связей с субъектами МП; 5) отсутствие единого центра кодификации международных процессуальных норм. Последняя особенность международных судов представляет особый научный интерес, поскольку в настоящее время кодификация МПрП ведется каждым международным судом отдельно.

    Диссертант отмечает, что фрагментарный подход к кодификации МПрП не может являться эффективным. Поэтому делается вывод, что эффективной на поприще кодификации и прогрессивного развития МПрП могла бы явиться деятельность Комиссии МП ООН, поскольку разработка авторитетными учеными-международниками свода процессуальных норм, единообразно применимых в различных судебных органах, будет способствовать не только развитию отрасли, но и уменьшению политического давления на суд посредством установления сторонами определенной, выгодной для себя процедуры. Документарным результатом работы Комиссии могли бы стать Модельные правила международного судопроизводства со следующей внутренней структурой:

    Часть I - «Общие вопросы международного судопроизводства» (кодификация процессуальных прав и обязанностей субъектов МП и отраслевых институтов МПрП, которые действую! в двух формах международного судопроизводства).

    Часть II - «Специальные вопросы международного судопроизводства» (кодификация специальных институтов и рекомендации по применению спорных процессуальных норм с раздельным представлением материала по двум формам международного судопроизводства).

    Во втором параграфе диссертант исследует соотношение явлений субсидиарное™ и наднациональности в деятельности международных судов и их роль в регулировании процессуальных отношений Анализ деятельности международных судов позволяет прийти к выводу, что их наднациональные полномочия могут иметь различные проявления и выражаться в следующем: 1) установление по некоторым категориям дел приоритетной юрисдикции международных судов по отношению к судам национальным; 2) возможность применения международными судами временных мер до решения вопроса о наличии юрисдикции; 3) право международных судов представлять судебные ордеры (или запросы), обязательные для исполнения на территории государств, без принятая соответствующих внутригосударственных актов. Источником наличия названных полномочий является т.н. «неотъемлемая компетенция» («inherent power»), сущность которой состоит в том, что в своей деятельности международный суд обладает определенной совокупностью полномочий, необходимых и достаточных для выполнения им своих функций, связанных с его природой судебного органа. Поэтому диссертант

    23

    отмечает, что определенный содержательный объем властных полномочий является необходимым условием осуществления судом своих функций.

    Субсидиарный характер международного судопроизводства может проявляться в нескольких случаях: 1) при закреплении принципа субсидиарное™ как условия осуществления юрисдикции международным судом (МУС, суды по правам человека); 2) при установлении обязательного «досудебного» порядка рассмотрения международного спора, если такое требование закреплено в международном договоре. Под субсидиарностью международного судопроизводства в процессуальном смысле необходимо понимать ситуацию, при которой субъект международного или внутригосударственного права обладает обязательством или возможностью защитить свое право, урегулировать разногласие о праве или рассмотреть дело о нарушении нормы МП в порядке процедур, являющихся менее затратными по человеческим и материальных ресурсам, использование которых позволяет заинтересованным лицам получить приемлемое решение без инициирования международного судопроизводства. В случае, если субсидиарность применяется в качестве принципа, то ее соблюдение является обязательным. Сложности возникают на практике в связи с вопросом о необходимости соблюдения субсидиарности, когда норма, закрепляющая «досудебный» порядок рассмотрения международного спора, прямым образом не устанавливает его обязательность. Способы преодоления такой ситуации вынесены на защиту.

    В Заключении исследования автор систематизирует общие научные выводы, содержащиеся в работе, содержание которых выглядит следующим образом:

    Вывод по Главе I. Несмотря на многообразие и различия в правовой природе существующих международных судов, в рамках которых процессуальные правоотношения возникают, изменяются или прекращаются, все они имеют тождественный объект правового регулирования, возникают в результате действия одной совокупности правовых средств, их содержание обусловлено целями конкретного судопроизводства, и на всех них оказывает значительное влияние, как судебная природа органов, с которыми они связаны, так и особенности всей институциональной структуры международных судов. Усиление роли тех правовых средств регулирования исследованных процессуальных отношений, которые согласованы непосредственно государствами, и необходимость следовать им в процессе судопроизводства, не позволяют отождествлять процессуальные нормы, регулирующие международное судопроизводство, с традиционным внутренним правом международных организаций. Тем более, что нормы, регулирующие судопроизводство, призваны способствовать выполнению государствами своих международных обязательств, а не установить порядок решения внутриорганизационных вопросов международной организации.

    24

    Вывод по Главе II. Качественное своеобразие, а также однородный и обособленный характер рассмотренных процессуальных отношений объективно позволяют выделить их в отдельную группу, составляющую предмет самостоятельной отрасли МП, которой также присущи все остальные отраслевые характеристики: источники, принципы, субъекты/участники, возможность применения ответственности (мер принуждения). Помимо этого, в этой сфере действует lex specialis нрава международных договоров (два самостоятельных вида договоров) и права международной ответственности (ответственность за совершение преступлений против правосудия). Данная отрасль характеризуется определенной внутренней системой, находящейся в развитии. Выделение отрасли МПрП в системе международного права происходит в связи с объективным обособлением сферы сотрудничества субъектов МП, направленной на организацию и обеспечение деятельности международных судебных органов. Учитывая, что государства по отношению к каждому судебному органу согласовывают примерно одинаковый перечень правовых средств, то регулирование процессуальных отношений в сфере международного судопроизводства характеризуется некоторым единообразием. В рамках отрасли МПрП не происходит искусственного смешения норм судопроизводства различных судебных органов. Деятельность отдельного международного судебного органа представляет собой институт подотрасли МПрП, на действие которого оказывают влияние отраслевые институты и принципы, сложившиеся в результате межгосударственной практики в этой сфере. Поэтому судопроизводство отдельного судебного органа соотносится с отраслью МПрП так же, как соотносится содержание отдельного международного договора с отраслью права международных договоров, либо деятельность отдельной международной организации с отраслью права международной организации.

    Вывод по Главе III. Особенности создания и деятельности современных международных судов обусловливают существование фрагментарной кодификации процессуальных норм в сфере международного судопроизводства, что оставляет большое количество пробелов в регулировании и не способствует устранению разногласий государств по поводу содержания данных норм. Преодолению такой ситуации может способствовать работа Комиссии МП ООН в этой сфере. Существенное влияние на регулирование рассмотренных процессуальных отношений оказывают явления наднациональности и субсидиарности в деятельности международных судов, значение которых заключается в том, что с ними связывается наличие юридических фактов (например, принятие решения о временных мерах, наличие вынесенного решения внутригосударственного суда, отсутствие внутригосударственного суда, способного осуществлять функции по отправлению правосудия и др.), влияющих на возникновение, изменение или прекращение некоторых групп международных процессуальных

    25

    правоотношений. Кроме того, соотношение рассматриваемых явлений состоит в обеспечении наличия определенной системы сдержек и противовесов в деятельности международных судебных органов в целях уважения суверенитета государств и подтверждения равенства их прав как субъектов МП.

    По теме диссертационного исследования автором опубликованы следующие работы,

    общим объемом более 5 п.л.:

    Публикации в ведущих рецензируемых журналах, перечень которых утвержден ВАК:

    1. Махниборода И.М. Сравнительный анализ юридической природы Международного уголовного суда и трибуналов ad hoc II Московский журнал международного права -2004.-№3.-0,9 п.л.

    2. Махниборода И.М. Роль Статута Международного уголовного суда в механизме имплементации норм МГП // Московский журнал международного права. - 2005. - № 3. - 0,8 п.л.

    3. Волова Л.И., Махниборода И.М. Концепция международного процессуального права // Северо-Кавказский юридический вестник. - 2008 - № 2. - 0,7 п.л. (авторство не разделено).

    4. Махниборода И.М. Процессуальные права и обязанности государств как участников международного судопроизводства // Евразийский юридический журнал. - 2009. - № 2. - 0,8 п.л.

    5. Махниборода И.М. Роль и значение презумпций в механизме правового регулирования международного судопроизводства //' Евразийский юридический журнал. - 2010. - № 3. - 0,9 п.л.

    6. Махниборода И.М Характеристика международной процессуальной правоспособности // Современное право. - 2010. - № 11. - 0,5 п.л.

    Публикации в иных изданиях:

    7. Махниборода И.М. Особенности применения института ответственности к нарушениям международных процессуальных норм права // Актуальные проблемы современного международного права: Материалы ежегодной межвузовской научно-практической конференции кафедры международного права. Москва, 11-12 апреля 2008 г. / Под ред. А.Я. Капустина, Ф.Р. Ананидзе. - М.: РУДН, 2009. - 0,6 п.л.

    8. Махниборода И.М. Понятие и особенности механизма правового регулирования процессуальных правоотношений, связанных с международным судопроизводством // Актуальные проблемы современного международного права: Материалы ежегодной межвузовской научно-практической конференции кафедры международного права. Москва, 9-10 апреля 2010 г. / Под ред. А.Я. Капустина, Ф.Р. Ананидзе. - М.: РУДН, 2011.-0,8 п.л.



    [1] Ottino F., Petersmann E. - U. The WTO Dispute Settlement System, 1995-2003. Studies in Transnational Economic Law (Issue 18). Kluwer Law International, 2004. P. 5

    [2] International Law Association Study Group on the Practice and Procedure of International Courts and Tribunals [ILA Study Group URL: http://www.pict-pcti.org/activities/ILA_study_grp.html]

Информация обновлена:24.05.2011


Сопутствующие материалы:
  | Персоны | Защита диссертаций 
 

Если Вы не видите полного текста или ссылки на полный текст книги, значит в каталоге есть только библиографическое описание.

Copyright 2002-2006 © Дирекция портала "Юридическая Россия" наверх
Редакция портала: info@law.edu.ru
Участие в портале и более общие вопросы: reception@law.edu.ru
Сообщения о неполадках и ошибках: system@law.edu.ru