Учиться в России!
Регистрация »» // Логин:  пароль:

Федеральный правовой портал (v.3.2)
ПОИСК
+ подробный поиск
Подняться выше » Главная/Все книги/

Источник: Электронный каталог отраслевого отдела по направлению «Юриспруденция»
(библиотеки юридического факультета) Научной библиотеки им. М. Горького СПбГУ

Правовое положение иностранцев в России в XVI - XVIII вв. :

АР
К924 Куприянова, О. И. (Ольга Ильинична).
Правовое положение иностранцев в России в XVI - XVIII вв
. :автореферат диссертации на соискание ученой степени
кандидата юридических наук. Специальность 12.00.01 - теория
и история права и государства ; история учений о праве и
государстве /О. И. Куприянова ; Науч. рук. Т. Е. Новицкая.
-М.,2010. -26 с.-Библиогр. : с. 26.3 ссылок
Материал(ы):
  • Правовое положение иностранцев в России в XVI - XVIII вв.
    Куприянова, О. И.

    Куприянова, О. И.
    Правовое положение иностранцев в России в XVI - XVIII вв. : автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук

    Общая характеристика работы

    Актуальность темы исследования.

    В условиях тесных политических, экономических и культурных взаимосвязей России с другими странами мирового сообщества важное значение приобретает миграция населения из одной страны в другую, а следовательно возникает необходимость регулирования статуса иностранца. Иностранцы как носители другой культуры становятся важным фактором развития стран. Распад СССР привёл к тому, что граждане бывшего Советского Союза подчас становились иностранцами (русские в странах Прибалтики, на Украине, в Грузии, Казахстане и т.д.) В связи с этим проблема статуса иностранца в России стала весьма актуальной.

    Государство, в зависимости от того, насколько оно заинтересовано в иностранцах, при регулировании их статуса решает сразу две взаимосвязанные задачи: создаёт им определённые условия для их пребывания и деятельности и организует контроль над ними.

    В этом смысле большой интерес вызывает опыт правового регулирования статуса иностранцев в России в XVI-XVIII веках. В указанный период российское правительство активно привлекало таких специалистов из стран Западной Европы, которые отсутствовали в России: инженеров, архитекторов, оружейных мастеров, геологов («рудознатцев»), военнослужащих и других, деятельность которых способствовала бы укреплению обороноспособности России, развитию промышленности, формированию квалифицированных управленческих кадров. Кроме того, правительство привлекало иностранных купцов, предоставляя им различные привилегии. Приглашённые специалисты в силу своего должностного положения получали доступ к стратегически важным сведениям о России: о наличии у неё полезных ископаемых, об уровне развития военной техники, расположении боевых укреплений и т.д. В этих условиях проблема установления контроля над иностранцами с целью недопущения утечки информации из России стояла особенно остро. В результате был создан довольно эффективный правовой механизм

    3

    регулирования положения иностранцев в России, достойный изучения и осмысления. Желая привлечь иностранцев на российскую службу, правительство предоставляло им комплекс имущественных и личных неимущественных прав, который делал их пребывание в России комфортным. С другой стороны, была налажена система контроля над деятельностью иностранцев.

    Необходимость регулирования статуса иностранцев привела законодателя к важным теоретико-правовым обобщениям. Так, одновременно с оформлением правового института иностранца происходило определение правового положения подданного. Любопытно, что в Своде законов Российской империи 1832 года иностранец определялся как «неподданный»: «Иностранцами признаются все вообще подданные других держав, не вступившие установленным порядком в подданство России»[1].

    Хронологические рамки исследования. Критерием для определения хронологических рамок исследования является наличие более или менее острой заинтересованности российского правительства в иностранцах. Иван III, желая выделить положение Москвы из ряда других крупных русских городов, показать её значение как единственного центра Русского государства, приглашал из Западной Европы инженеров, архитекторов, пушкарей, докторов и других специалистов, отсутствовавших в русских землях. Иностранцы способствовали не только изменению облика Москвы (строились соборы по проектам Аристотеля Фиораванти в конце XV в.), но и укреплению обороноспособности армии Московского княжества благодаря развитию пушечного дела, применению инженерных знаний при строительстве оборонных укреплений, в том числе стен московского Кремля.

    Взаимоотношения правительства с иностранными мастерами в конце XV века дали первый опыт правового регулирования положения иностранцев в России. К XVI веку уже имелась практика регулирования статуса иностранцев. Поэтому XVI век - нижняя граница исследования. На протяжении XVI-XVII веков поток иностранцев в Россию увеличился. Первая четверть XVIII века - время максимальной востребованности иностранцев правительством. Реформы центрального

    4

    государственного аппарата, армии и флота, проведённые в первой четверти XVIII века, происходили при непосредственном участии иностранцев. В области промышленного производства иностранцы были основателями новых, доселе не существовавших отраслей. Однако постепенно формировались специалисты из числа российских подданных, и потребность в присутствии иностранцев в России уменьшалась. Более того, иностранцы становятся помехой для продвижения по службе русских людей. К концу XVIII века правительство перестаёт выражать заинтересованность в присутствии иностранцев: на государственную службу они приглашались с понижением чина, теряли некоторые привилегии в области промышленности и торговли. Отсутствие столь острой потребности правительства в иностранцах привело к принципиальному изменению политики по отношению к ним, поэтому конец XVIII века - верхняя граница исследования.

    Степень научной разработанности темы диссертации. О статусе иностранцев в России существует достаточно большое число работ. Вопрос об иностранцах в нашей стране занимал историческую науку буквально с её зарождения в России. Стоит вспомнить хотя бы «норманнскую теорию» о происхождении Древней Руси. Помимо общеисторических трудов Н.М.Карамзина, С.М. Соловьева, В.О.Ключевского, которых интересовала роль иностранцев в России, многие исследования второй половины XIX - начала XX века были посвящены правовому положению иностранцев в России. Предпринимались попытки комплексных исследований. В 1854 году состоялась защита магистерской диссертации И.Е. Андреевского «О правах иностранцев в России до вступления Иоанна III Васильевича на престол Великого княжества Московского»[2]. Внимания заслуживают также работы А.С. Мулюкина о статусе иностранцев в XVI-XVII вв., Д.В. Цветаева о религиозном положении иностранцев в XVI-XVII вв., А. Лохвицкого о статусе пленных в XV-XVII веках[3]. В начале XX века появились историко-правовые исследования,

    5

    в которых рассматривался статус иностранцев в России[4]. Заслугой науки дореволюционного периода является введение в научный оборот многочисленных источников, постановка проблемы статуса иностранцев и издание солидных трудов, посвященных различным аспектам правового статуса иностранцев в России. В советской исторической и историко-правовой литературе утвердилась концепция исторического материализма, в соответствии с которой основным фактором общественного развития признавались производственные отношения. На их изучение и были направлены основные усилия учёных. А роль иностранцев в России как внешнего фактора развития общества считалась второстепенной, не заслуживавшей серьёзного внимания темой. Статус иностранцев практически перестал быть самостоятельным предметом исследования. Кроме того, целый ряд проблем (религиозный статус иностранцев, статус иностранных колонистов, положение иностранцев на государственной службе) вообще не привлекал внимание исследователей. Наибольший интерес в советский период представляли поселения иностранцев в России[5], а также статус иностранцев в рамках международных экономических связей[6].

    С 1990-х годов правовой статус иностранцев снова стал самостоятельным предметом исследования монографий и статей. В научный оборот вводятся новые источники. В работах И.В. Бреневой, А.В. Дёмкина, В.Н. Захарова, С.П. Орленко, Т.А. Опариной, И.Р. Плеве, Г.В. Шебалдиной и др. исследуется статус иностранных

    6

    купцов, государственных служащих, военнопленных, иностранных колонистов Поволжья, а также поднимаются новые вопросы, например, юрисдикции, статуса иностранных колонистов, различные аспекты статуса иностранцев на государственной службе[7]. К теме иностранцев в России обратились и другие исследователи, ранее занимавшиеся другими вопросами: Н.Б.Голикова, В.А. Ковригина, А.Л. Хорошкевич[8]. Показателем интереса к иностранцам является проведение конференции в 2005 году на тему: «Иноземцы в России в XV - XVII вв.», по результатам которой вышел сборник статей в 2006 г.[9] Следует отметить, что в последние годы интерес к иностранцам проявляется не только со стороны истори­ков, но и историков права. В 2000 году состоялась защита кандидатской диссертации Тесленко A.M.[10] В своей диссертации автор основное внимание уделил положению иностранцев в России XIX - начала XX века, оформлению паспортного контроля над иностранцами, включению России в систему международно-правовых норм об иностранцах. В 2004 г. увидели свет ещё две кандидатские диссертации по специальности 12.00.01, посвященные статусу иностранцев[11].

    Существует также большое количество монографий и статей зарубежных исследователей по данной теме[12].

    7

    Однако, несмотря на значительное число работ, посвященных отдельным аспектам статуса иностранцев, отсутствует комплексное историко-правовое исследование о формировании правового института иностранца в российском праве в XVI-XVIII веках.

    Объектом диссертационного исследования является правовое положение иностранцев в России в XVI-XVIII веках.

    Предметом диссертационного исследования является совокупность нормативных и иных правовых актов, изданных государственной властью, а также документов правоприменительной практики, которые регулируют положение иностранцев в России. Под иностранцами, находящимися в России, понимаются лица, рождённые за пределами России, которые приехали в Россию и не приняли российского подданства, а также их дети, рождённые на территории России. Наряду с выходцами из-за рубежа, являвшимися иностранцами «в чистом виде», и российскими подданными, в России существовали «переходные» категории населения. Во-первых, это евреи. Их нельзя отнести ни к российским подданным, т.к. у них есть право выезда из России, ни к иностранцам, т.к. они не являлись подданными других государств. Их статус является самостоятельным предметом для исследования и поэтому не будет рассматриваться в настоящей работе[13]. Во-вторых, особую категорию составляли иностранные колонисты, въехавшие на основании Манифестов 1762 и 1763 годов. Хотя Манифест 1763 г. обязывал их принести присягу «на верность подданства», они сохраняли право выезда из России, присущее только иностранцам[14]. Поэтому в настоящей работе они будут рассматриваться как иностранцы. Ввиду большого объёма разнородного материала о статусе иностранцев в настоящем диссертационном исследовании не рассматривается

    8

    статус иностранцев, обладавших дипломатическим иммунитетом, членов владетельных фамилий, а также иностранцев на вновь присоединённых территориях.

    Цель диссертационного исследования - изучить формирование правового института иностранца в Российском праве, а также проанализировать эффективность правового механизма регулирования статуса иностранцев.

    Для достижения поставленной цели предполагалось решить следующие задачи:

    -                   обнаружение нормативных правовых актов, а также актов из делопроизводственной и правоприменительной практики, регулирующих статус иностранцев;

    -                   выявление общих элементов правового статуса иностранцев, пребывавших в России в XVI-XVIII вв.;

    -                   рассмотрение правового регулирования деятельности отдельных категорий иностранцев: государственных служащих, предпринимателей (купцов, промышленников, а также лиц, занятых частной практикой), военнопленных, а также иностранных колонистов;

    -                   изучение процесса формирования правового института иностранца в российском законодательстве XVIII в.;

    -                   оценка эффективности механизма правового регулирования статуса иностранцев.

    Методологической основой диссертации являются общенаучные методы познания (анализ и синтез, индукция, дедукция, аналогия, абстрагирование, сравнение и т.д.), принципы объективности, системности, историзма; специальные методы общественных наук (описательный, статистический); частные методы (формально-юридический, сравнительно правовой, методы толкования норм права и т.д.).

    Теоретическую базу диссертационного исследования составляют труды дореволюционных, советских и современных российских и зарубежных учёных о статусе иностранца, его право- и дееспособности. Кроме того, при написании диссертации

    9

    использовались труды по теории государства и права, прежде всего, М.Н. Марченко[15].

    В состав эмпирической базы диссертационного исследования входят нормативные правовые акты, материалы правоприменительной практики (судебные решения, практика делопроизводства в приказах и коллегиях), а также документы личного характера (различные воспоминания, документы переписки) содержащиеся в Полном собрании законов Российской империи (далее - ПСЗРИ)[16], опубликованные в различных иных официальных и неофициальных сборниках, в фондах Российского государственного архива древних актов, Архива внешней политики Российской империи.

    Научная новизна диссертационного исследования состоит в том, что в ней представлено первое комплексное историко-правовое исследование статуса иностранцев в России в XVI-XVIII веках. Некоторые аспекты темы были исследованы впервые, например, религиозный статус иностранцев на территории России, также сделаны существенные дополнения по поводу статуса пленных. Кроме того, обобщены и дополнены положения о юрисдикции и подсудности иностранцев, их праве передвижения, личных и имущественных правах на территории России; также рассмотрено положение отдельных категорий иностранцев. На основе архивных материалов была значительно дополнена теория о натурализации иностранцев. Это дало возможность сделать ряд интересных теоретических обобщений о принципах государственной политики в отношении иностранцев.

    На защиту выносятся следующие основные научные положения:

    1.        В историко-правовой науке начала XX века сложилось мнение, что до XVIII века правового института иностранца в России не существовало: культурно-религиозный разрыв между русскими и иностранцами был столь велик, что не было необходимости в правовом регулировании взаимоотношений между ними. Однако использованные в диссертации архивные документы показывают, что уже

    10

    в начале XVII века существовали правовые различия между русскими и иностранцами, а также существовала процедура принятия российского подданства, после которой иностранец, уже как подданный России, терял право на выезд за рубеж. Приобрести российское подданство на протяжении рассматриваемого периода было достаточно легко по сравнению с натурализацией в странах Западной Европы. Это свидетельствует о заинтересованности российского правительства в притоке иностранцев.

    К концу XVIII века в законодательстве сложились общие правила для иностранцев в отношении въезда, выезда, натурализации, юрисдикции, владения имуществом и отправления религии, а это значит, что к концу рассматриваемого периода в российском праве произошло законодательное оформление института иностранца.

    2.        Веротерпимость российского правительства по отношению к инославным исповеданиям выражалась в политике невмешательства государства в религиозные дела иностранцев. До второй половины XVIII века иностранцы по религиозным спорам не имели судебной защиты. Это было связано не столько с отсутствием государственных органов, компетентных рассматривать соответствующие дела, сколько с принципиальной позицией российского правительства. Ситуация изменилась лишь при Екатерине II, в годы правления которой значительно возросло количество подданных инославных исповеданий. В период её правления были предприняты первые шаги по построению системы органов управления инославными исповеданиями, деятельность которых стала распространяться и на иностранцев.

    3.        Потребность максимально использовать знания и опыт иностранных специалистов на благо российского государства, а также не допустить утечки информации из России, определила особые формы взаимоотношений правительства со служилыми иностранцами. Иностранцы вступали в российскую службу на двух условиях: «на государево имя в вечную службу» и «на наём». Исследователи рубежа XIX - начала XX веков (например, А.С. Мулюкин, Д.В. Цветаев и др.) отождествляли первый способ с принятием российского подданства, а второй - с заключением

    11

    договора на определённых условиях. Однако анализ архивных документов показал, что при приезде иностранцев «на государево имя в вечную службу» они не приравнивались к российским подданным, а отдавали свою судьбу полностью на волю российского правительства, которое могло их не только держать на службе неограниченное количество времени, но и выслать их, когда сочтёт нужным. При «приезде на наём» иностранцы приезжали не на конкретный указанный в договоре срок, а также на неопределённое время, однако правительство обязывалось отпустить их по их просьбе. Таким образом, иностранные специалисты были поставлены в максимально зависимое положение от правительства, которое могло распоряжаться ими по своему усмотрению. Эти правила были своеобразной гарантией того, что секретная информация не «просочится» за пределы России.

    4.        В отношении иностранных купцов политика правительства была двойственной на протяжении всего рассматриваемого периода. Важнейшей составляющей торговой политики правительства являлся протекционизм по отношению к отечественным купцам. Иностранные купцы ограничивались в правилах торговли на территории России, поскольку уравнение их в правах с российским купечеством привело бы к тому, что последние были бы задавлены натиском иностранного капитала.

    С другой стороны, наряду с общими правилами, действовавшими для большинства иностранных купцов, правительство наделяло огромными привилегиями тех из них, которые торговали непосредственно с казной. В этом очевидна заинтересованность российского правительства в развитии международной торговли.

    5.        Особую роль в развитии российской промышленности играют иностранные предприниматели. В XVI - начале XVIII вв. они основывали в России новые, ране не существовавшие отрасли промышленного производства. Стремление правительства развивать промышленное производство потребовало внести изменения принципы государственной политики в отношении иностранцев и распространить правовые нормы о предпринимательской деятельности на всех фабрикантов без учёта их подданства. Однако, поскольку именно иностранцы были основателями

    12

    ряда отраслей российской промышленности (стекольной, горнодобывающей текстильной, фарфоровой и др.), то они и становились основными «пользователями» привилегий.

    6.        В XVII веке правительство стремилось пригласить иностранных фабрикантов в Россию для основания важных отраслей промышленного производства и поэтому предлагало им весьма льготные условия деятельности: безвозмездное предоставление государственных земель для фабрик и заводов, право передачи предприятий по наследству, значительные ссуды из казны, монопольное право на производство продукции в течение длительного срока (15-20 лет). В период правления Петра I основной задачей правительства стало установление жёсткого контроля над производством в условиях военного времени. Поэтому прежние предприятия были отобраны в казну, а новые заводились на казённые средства и передавались иностранцам в управление на определённый срок («на оброк»).

    7.        В XVI-XVII веках законодательство о пленных зависело от взаимоотношений с соответствующими странами, а также от религиозной принадлежности пленных. Так, шведы, поляки и турки, попавшие в плен, имели различный объём личных и имущественных прав. Последние не являлись даже субъектом права, а были лишь объектом имущественных отношений. В XVIII веке российское правительство начинает вырабатывать общее законодательство о пленных, наделяя всех правосубъектностью и предоставляя равные права (на переписку, паёк, отпуск по окончании войны). При этом различия в религиозном статусе пленных-христиан и пленных других конфессий сохранились. В связи с возможностью закрепощения пленных (посредством крещения и записи в крепостные), существовавшей до 70-х годов XVIII века, указанные права на практике не действовали. Екатерина II объявила всех крещёных пленных лично свободными, благодаря чему у частных лиц отпала возможность закрепощения пленных и были созданы условия для соблюдения их прав.

    8.        На протяжении XVI-XVII вв. статус иностранцев зависел от рода их деятельности и был похож на статус аналогичных категорий русских подданных. В XVIII веке, после объявления земли по Указу о единонаследии 1714 года фактически

    13

    собственностью владельца, иностранцы потеряли право владения землёй. Это сделало их статус похожим на статус мещан. Положение иностранных колонистов было близко к положению государственных крестьян.

    Практическая применимость диссертации. Материалы диссертации могут быть использованы при написании учебников и учебных пособий по истории отечественного государства и права, при чтении лекционных курсов и проведении семинарских занятий.

    Апробация результатов диссертационного исследования. Диссертация подготовлена, обсуждена и одобрена на кафедре истории государства и права юридического факультета Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова. Положения и выводы, сформулированные в диссертации, изложены в научных публикациях диссертанта. Материалы диссертации использовались автором при выступлении на конференциях, а также при проведении семинарских занятий со студентами.

    Структура диссертационного исследования. Работа состоит из введения, двух глав, разделённых на 9 параграфов, заключения и библиографии.

    14

    Содержание работы

    Во введении обосновывается актуальность темы диссертации, определяются хронологические рамки исследования, степень научной разработанности выбранной темы, объект, предмет, цели, задачи и методы исследования, его новизна, практическая применимость, формулируются основные научные положения, выносимые на защиту. Кроме того, во введении даётся подробное перечисление теоретической и практической базы диссертационного исследования, приводятся сведения об апробации диссертации и её структура.

    Первая глава «Общие положения об иностранцах» состоит из пяти параграфов.

    В первом параграфе главы - «Понятие иностранца в российском праве» выявляются термины, обозначавшие понятие иностранца («иноземец», «чужеземец», «иностранец», «чужестранец»), а также их правовое содержание. В архивных документах начала XVII века выявлена процедура натурализации: принятие православной веры на территории России с соблюдением некоторых формальностей. Состояние «иноземца» в греческой вере не давало ему прав подданного, он также должен был пройти особую формальную процедуру на территории России. После неё иностранец терял право выезда за рубеж, а, следовательно, приобретал статус российского подданного. Указание о наличии правовых отличий между русскими и иностранцами уже в начале XVII века опровергает сложившееся в исторической науке мнение о том, что институт иностранца зарождается лишь в XVIII веке. Наличие чёткой практики натурализации в начале XVII века даёт основание предполагать, что возникла она ранее, в XVI веке. Выявляются формы натурализации (крещение в греческую веру применительно ко всему рассматриваемому периоду, принесение присяги в XVIII в.). Анализируется понятие «временного подданства», возникшее в российском законодательстве в середине XVIII в. Это состояние позволяло иностранным купцам приобретать торговые права российских подданных в определённом городе, однако никакого отношения к подданству оно не имело - записанные во временное подданство продолжали оставаться иностранцами.

    15

    Во втором параграфе главы - «Порядок въезда, выезда и передвижение иностранцев в России. Удостоверение личности иностранцев» раскрывается общее направление политики по отношению к допуску иностранцев в Россию и установлению над ними контроля. В XVI-XVII веках российские границы были закрыты для свободного въезда иностранцев. Российское правительство было заинтересовано в приезде хороших специалистов и договаривалось об этом с монархом той страны, откуда иностранец должен был приехать. В этих условиях благонадёжность иностранца гарантировал сам монарх страны его подданства. В некоторых случаях принимались иностранцы, приехавшие на границу по своей инициативе, однако принятию на службу предшествовала длительная процедура по установлению его личности и выяснению квалификации, завершавшаяся принятием царского указа по его делу. Иностранцам разрешалось селиться лишь в определённых местах - в городах, запрещалось ездить по России без сопровождения русских должностных лиц. Поскольку в XVI-XVII веках приток иностранцев в Россию был небольшим, не требовалось правил паспортного контроля - их и не было. Практически каждый иностранец находился в ведении Посольского приказа.

    Манифестом 1702 года были открыты границы для свободного въезда иностранцев. Число иностранцев в России увеличилось, и контроль над их пребыванием был возложен на специальный орган в Санкт-Петербурге - Главную Полицмейстерскую канцелярию, а с 30-х годов XVIII века - на органы полиции в других городах России. Иностранцам выдавался паспорт («пас») - внутренний документ, удостоверявший их личность. Несмотря на объявленную в Манифесте 1702 года свободу передвижения иностранцев по России, на практике это положение не действовало.

    Иностранцы в XVI- первой половине XVII в. селились среди русского населения. Под давлением православной церкви в середине XVII в. иностранцы были выселены за городскую черту - были образованы немецкие слободы под Москвой, Архангельском. В начале XVIII века эти ограничения были сняты.

    В третьем параграфе главы - «Правовой режим имущества иностранцев» рассматриваются правомочия иностранцев по владению, пользованию и распоряжению движимым и недвижимым имуществом. В отличие от многих европейских

    16

    стран, Россия на протяжении рассматриваемого периода признавала право наследования за умершими в России иностранцами. Иностранцы могли иметь на праве собственности движимое, а также некоторые виды недвижимого имущества. На протяжении XVI-XVII веков они могли владеть поместьями. Оно выдавалось им за службу и играло роль жалования. В 1653 г. по религиозным мотивам иностранцам было запрещено владение поместьями[17]. Однако фактически это привело не к изъятию всех поместий у иностранцев, а к прекращению верстания поместным окладом новых иностранцев. Указом о единонаследии 1714 года поместье и вотчина утратили свой условный характер и приобрели статус недвижимого земельного владения, передаваемого по наследству. Однако право иностранцев на владение землёй оставалось неурегулированным до 40-х годов XVIII в. Лишь указ Сената от 21 мая 1747 г. провозгласил право собственности на землю с крестьянами привилегией российских подданных[18].

    В диссертации рассматриваются условия, при которых иностранцы могли владеть холопами и крепостными крестьянами.

    Все категории иностранцев, за исключением купцов, могли иметь в собственности дом в городе. Купцы обязаны были проживать и хранить товары на государственных гостиных дворах, поскольку это облегчало контроль над их торговой деятельностью. В XVIII веке появляются условия, дававшие право покупки и найма дома иностранному купцу.

    В четвёртом параграфе главы - «Ведение иностранцев. Юрисдикция над иностранцами» анализируются правила подсудности и юрисдикции иностранцев. В XVI и XVII веках к иностранцам применялись те же правила подсудности и юрисдикции, что и к русским подданным, то есть в зависимости от рода деятельности иностранцев их дела рассматривались специальными приказами. Вопреки этому правилу суд над иностранцами нередко осуществлял Посольский приказ. Отсутствие чёткой практики в вопросе подсудности иностранцев приводило к «убыткам и беспрестанным волокитам», и поэтому в 1664 году все споры с участием иностранцев были переданы Посольскому приказу.

    17

    В связи с большим наплывом иностранцев в начале XVIII века Посольский приказ перестал справляться с этой задачей, и их ведение было передано новым органам отраслевого управления - коллегиям. Купцы в XVIII в. были подведомственны обычным судам, разбиравшим купеческие споры: Главному магистрату в Санкт-Петербурге, магистратам и ратушам в других городах. Эти органы рассматривали, как правило, имущественные споры и незначительные преступления.

    Рассмотрением тяжких преступлений иностранцев, как и русских людей, занимались специальные органы: Преображенский приказ в первой четверти XVIII века, далее - Верховный Тайный Совет. С 1731 г. - Канцелярия Тайных розыскных дел, а с 1762 г. - Сенат[19], при котором учреждалась Тайная экспедиция. Воинские преступления рассматривались кригсрехтами - военными судами.

    Общины армянских, индийских и персидских купцов в Астрахани имели автономию по внутриобщинным спорам на протяжении всего рассматриваемого периода, а по вопросам торговли, предпринимательства и преступлениям были подсудны общегосударственным учреждениям.

    Российское законодательство об имущественных спорах распространялось на иностранцев в полном объёме. Нормы о преступлениях действовали для них с некоторыми изъятиями, что в целом несколько облегчало их положение. Во второй половине XVIII века в международных договорах начинают вырабатываться общие принципы уголовной ответственности иностранцев.

    В пятом параграфе главы - «Религиозная принадлежность. Вступление в брак. Получение образования» исследуются личные неимущественные права, предоставляемые иностранцам в России.

    Исторически в России сложилось терпимое отношение к иностранцам различных исповеданий: иноверцы всегда могли отправлять религиозный культ домашним способом. Этим Россия выгодно отличалась от стран Европы, в которых в XVII веке господствовала религиозная нетерпимость.

    Положение христианских и иных религий различалось. Так, миссионерство католиков и протестантов среди православного населения наказывалось высылкой

    18

    их из России на протяжении всего периода, а аналогичная деятельность мусульман и иудеев приводила к их сожжению вплоть до 30-х годов XVIII века.

    Российское правительство нуждалось в различных специалистах из Европы, и пыталось их привлечь в том числе и правом публичного отправления религиозного культа. Наиболее тесные экономические и культурные связи России сложились с протестантскими странами - Англией, Голландией, Данией, северонемецкими землями. Этим и было обусловлено привилегированное по сравнению с другими инославными исповеданиями положение протестантов в России. Ещё с конца XVI века протестанты могли строить в России кирхи и приглашать пасторов. С католическими странами, наоборот, у России были напряжённые отношения. Император Священной римской империи германской нации не пропускал через свою территорию специалистов в Россию, запрещал провозить железо. Кроме того, католическая церковь стремилась проникнуть в Россию с миссионерскими целями, поэтому в России было запрещено не только строительство костёлов, но и пребывание католических священников вплоть до конца XVII в. Пётр I, открыв границы для свободного въезда всех иностранцев, в Манифесте 1702 г. уравнял католиков и армян в религиозных правах с протестантами.

    Первые попытки создания органов управления иностранными исповеданиями принадлежат Петру I. Суперинтендант всех евангелическо-лютеранских церквей России, назначенный в 1711 г., и Начальник католической церкви в Санкт-Петербурге, назначенный в 1724 г., получили контролирующие полномочия над другими священнослужителями их конфессий в России. Однако религиозные споры между иностранцами не имели судебной защиты. Это было связано не только с отсутствием специальных органов соответствующей компетенции, но и с принципиальной позицией невмешательства правительства в духовные дела иностранцев. Лишь при Екатерине II были предприняты первые шаги по построению системы органов управления инославными исповеданиями в общероссийским масштабе. В местах поселения иноверцев были созданы специальные консистории, деятельность которых распространялась и на иностранцев.

    Браки иностранцев с русскими до начала XVIII века были запрещены. Для вступления в брак требовалось состояние обоих врачующихся в православной вере. Во время Северной войны российское правительство, заинтересованное в присутствии

    19

    шведских военнопленных в Сибири, разрешило им вступать в брак, не меняя ни подданства, ни веры. Однако опыт оказался неудачным, т.к. после окончания войны мужья получили право уехать на родину, что привело к разрыву семей.

    Браки между иностранцами, в том числе различных исповеданий, в России заключались на протяжении всего рассматриваемого периода, однако правовое регулирование этот вопрос получил лишь во второй половине XVIII века наряду с другими вопросами внутренней религиозной жизни иноверцев.

    В поселениях иностранцев было принято создание народных школ - начальных ступеней образования для детей с целью освоения основ веры и прохождения конфирмации. Народные школы не давали профессиональных знаний, а были именно элементом религиозной культуры. Правовое регулирование их деятельности стало осуществляться лишь в последней трети XVIII в. в связи с приглашением иностранных колонистов в Поволжье и другие регионы России.

    В диссертации рассматриваются также возможности иностранцев при получении профессионального и высшего образования в России.

    Диссертант производит также обзор законодательства стран Западной Европы об иностранцах и делает вывод о том, что наличие заинтересованности Российского правительства в присутствии иностранцев вынуждало его предоставлять им различные имущественные и личные права, не характерные для иностранцев в других странах.

    Во второй главе «Правовой статус отдельных категорий иностранцев» рассматриваются особенности правового положения иностранцев в зависимости от рода их деятельности в России: государственных служащих, предпринимателей, иностранных колонистов и пленных.

    В первом параграфе главы - «Иностранцы на государственной службе» изучаются порядок и условия поступления в службу к российскому монарху, а также особенности регулирования служебных отношений иностранцев с российским правительством. В XVI-XVII вв. существовали два вида условий принятия иностранцев на службу: «на государево имя» и «на наём». Приезд на государево имя означал, что иностранец полностью вверял свою судьбу государю и соглашался

    20

    на любое жалованье и срок службы. В отличие от российского подданного, правительство всегда могло уволить такого иностранца и выслать из России. Приезд «на наём» в науке принято было сравнивать с договором, в котором указывался срок и размер жалованья[20]. Однако фактически единственным условием приезда «на наём» являлась обязанность государства отпустить иностранца на родину по его требованию. Российское правительство явно предпочитало приезду «на наём» выезд «на государево имя». В XVII веке воеводам направлялись указания о приёме только тех иностранцев, которые выехали «на государево имя в вечную службу».

    Потребность в найме большого числа военнослужащих во второй половине XVII века привела к разработке типовых контрактов - договоров с чётко прописанными условиями о сроке службы, должностных обязанностях, размере жалованья. В XVIII веке иностранец мог устроиться на российскую службу как пожизненно, так и на определённый срок. В обоих случаях отношения оформлялись контрактом, но если служащий желал остаться на всю жизнь, он приносил присягу на «вечное подданство». В эпоху правления Петра I, как и в предыдущий период, предпочтение отдавалось иностранцам, остающимся в России пожизненно[21]. Со второй половины XVIII века, когда появились военные специалисты и мастера среди российских подданных, с иностранцами стали заключать договоры на небольшой срок – 2-5 лет.

    Правительство всегда заботилось о качестве приглашаемых специалистов. В XVI веке специалисты имели, как правило, личную характеристику отправившего их монарха. Рост числа иностранцев в России в XVII - начале XVIII вв. сделал прежние способы проверки знаний неприменимыми. Квалификация иностранца стала подтверждаться специальными документами - рекомендательными письмами. В 1722 году была утверждена Табель о рангах, установившая систему военных, гражданских и придворных чинов. Для подтверждения чина иностранец должен был представить патенты на чины и «абшиты», а также пройти «освидетельствование»[22]. Анализируются также способы освидетельствования медицинских

    21

    работников, а также мастеров различных специальностей. При вступлении в российскую службу иностранцы, как правило, сохраняли свой прежний чин. Во второй половине XVIII века иностранцы стали составлять российским подданным серьёзную помеху при продвижении по службе. На это отреагировал указ Екатерины II, по которому приём в службу иностранных офицеров осуществлялся с понижением одного чина[23].

    Несмотря на важные функции, которые выполняли иностранцы при строительстве вооружённых сил, перестройке государственного аппарата, они никогда не занимали ответственных постов. Так, иностранным офицерам в XVII-XVIII вв. не доверяли командование армией, а чиновникам в петровское время - руководство коллегией. В диссертации рассматриваются формы контроля правительства над карьерным ростом иностранцев в XVII-XVIII вв.

    При Петре I для поступающих на государственную службу иностранцев, как и для русских подданных, вводится институт присяги. Принесение присяги распространяло на иностранца российское право.

    Анализируется законодательство о жалованье в XVI-XVIII веках. Для российского права XVI-XVII веков была характерна множественность источников жалованья: «подённый корм», основной денежный «оклад», а для военнослужащих и «поместный оклад». Кроме того, иностранцам выделялось жильё в виде дома или его части. Многочисленность источников жалованья была вызвана ненадёжностью каждого из них. Поместное право служилых иностранцев не отличалось от права русских людей. Однако правительство с середины XVII века перестало увеличивать поместный фонд для иностранцев, поэтому вновь прибывшие в службу получали денежное жалованье. В XVIII веке, в связи с реформой армии иностранцы, как и русские подданные были переведены на денежное жалованье. Жалованье иностранных специалистов в целом было выше жалованья русских людей, поскольку это было одним из способов привлечения иностранцев в Россию. В диссертации анализируется динамика изменений жалованья для русских и иностранцев различных специальностей: военнослужащих, врачей, инженеров, мастеров, учёных в XVII-XVIII вв. В 30-е гг. уравнивается жалованье иностранных

    22

    и русских военнослужащих, а к концу XVIII века стираются различия в жалованье и среди других категорий государственных служащих. Высокие оклады предоставлялись лишь немногим иностранцам редких, не существующих в России специальностей.

    Одной из основных обязанностей иностранцев, имевших какую-либо квалификацию, было обучение русских учеников. Рассматриваются способы вознаграждения иностранцев за обучение учеников, формы содержания учеников и размер их жалованья. Поскольку государство нередко финансировало процесс обучения русских учеников, можно говорить о его заинтересованности в сохранении профессий в России.

    В диссертации анализируются основания и условия отставки (увольнения) со службы. Набор большого числа иностранцев на службу при Петре I привёл к массовым увольнениям иностранцев по инициативе правительства уже в 20-30-е годы XVIII в. При массовых «чистках» государственного аппарата от иностранцев нередко пренебрегали условиями контрактов, срок которых не окончился.

    В XVIII веке возникает первая практика обеспечения иностранцев по старости. Анализируются формы такого обеспечения. Нормы об обеспечении семьи погибшего на службе иностранца не отличались от норм для обеспечения русских вдов и сирот.

    Один из основных выводов главы заключается в том, что к концу XVIII в. интерес к иностранцам снижается, поскольку уже появились образованные управленческие кадры, учёные и мастера различных специальностей среди российских подданных.

    Во втором параграфе главы - «Иностранные предприниматели» рассматривается три блока вопросов: статус иностранных купцов, фабрикантов, а также вольнопрактикующих специалистов.

    В пункте А изучается правовое положение иностранных купцов в XVI-XVIII веках. Российское правительство было заинтересовано в развитии международной торговли. Однако, предоставляя иностранцам различные привилегии в области торговли, оно тут же наталкивалось на противодействие отечественного купечества, которое было обременено тяжёлыми повинностями в пользу государства и поэтому не выдерживало конкуренции с иностранным капиталом. Это вынуждало

    23

    правительство вести протекционистскую политику по отношению к российскому купечеству, ограничивая торговые права иностранных купцов. В данном пункте исследуется изменение правил торговли для иностранных купцов на протяжении XVI-XVIII вв., их прав по владению недвижимостью, форм контроля над их деятельностью, а также особенности судопроизводства в торговых судах.

    В пункте В изучается правовое положение иностранцев - основателей заводов и фабрик. Первые предприятия появились в России во второй половине XVI века, и основателями их были иностранцы. Фактически до второй половины XVII века только иностранцы занимались подобной деятельностью в России. В конце XVII - начале XVIII вв. стали появляться и российские фабриканты, но у иностранцев была особая роль - они специально приглашались правительством для основания новых, ранее не существовавших отраслей промышленности. Выживание промышленного предприятия в российских условиях XVI-XVII вв. было возможно только при предоставлении значительных льгот и финансовых вливаний со стоны государства. Российскому правительству, заинтересованному в развитии отечественной промышленности, пришлось распространить законодательство о фабриках в равной мере на русских и иностранных предпринимателей. Но поскольку иностранцы были новаторами, они были и основными пользователями привилегий. В данном пункте анализируется характер и размер льгот для предпринимателей в XVI-XVIII вв. Диссертант приходит к выводу, что по мере развития российской промышленности объём льгот уменьшается, а у государства появляется задача установления жёсткого контроля над производством и использованием казённых средств.

    В пункте С рассматривается правовой статус вольнопрактикующих специалистов. Как отдельная категория они появились лишь в конце XVII в., когда иностранным врачам, уволенным с государственной службы, разрешено было остаться в России «на своих проторях» и обслуживать частных клиентов. В XVIII веке число лиц, занимающихся частной практикой, увеличилось. Среди них были архитекторы, врачи, пекари, портные, ювелиры и т.д. Основной задачей правительства было установление контроля за качеством оказываемых ими услуг. В диссертации рассматриваются формы и способы проверки квалификации специалистов,

    24

    удостоверения их знаний и умений, а также последствия невыполнения ими требований контролирующих органов.

    В третьем параграфе главы - «Пленные» рассматривается статус пленных военнослужащих, а также захваченного в плен мирного населения. В XVI-XVII веках статус пленных в России зависел от их подданства. Так, в русско-турецких отношениях была принята торговля пленными - пленные Османской империи не являлись субъектом права. Пленные польско-литовского происхождения имели некоторые элементы правосубъектности: их можно было продать в холопы, но только лицам христианского исповедания. Шведские пленные имели статус субъекта права. Торговля ими, как правило, не производилась, они находились в ведении правительства, которое устанавливало для них нормы довольствия. Однако, несмотря на государственный контроль, шведские пленные могли передаваться во дворы к частным лицам для работ, что сближало их фактическое положение с другими категориями пленных. В начале XVIII века в России начинает вырабатываться единое законодательство о пленных, в котором они переходят под покровительство государства и наделяются статусом субъекта права. Они получают ряд личных и имущественных прав. Рассматриваются также правовые механизмы, с помощью которых правительство гарантировало соблюдение прав пленных.

    В четвёртом параграфе главы - «Иностранные колонисты» изучается статус иностранцев, приглашённых на поселение для освоения новых земель. Идея заселения российских окраин издавна интересовала российских монархов, однако целенаправленные действия по освоению этих земель иностранцами начала проводить лишь Екатерина II. В диссертации рассматриваются органы, занимавшиеся приглашением, транспортировкой и расселением колонистов, а также условия, на которых иностранцы приглашались на поселение: размер предоставляемого им имущества: земельного надела, дома; гарантии публичного отправления религии и т.д. Первоначально колонисты имели привилегии в виде освобождения от налогов, однако впоследствии их статус сильно приблизился к статусу государственных крестьян.

    В заключении диссертант обобщает сведения, изложенные в работе, подводит итоги, делает вывод о том, что государство, заинтересованное в притоке

    иностранных специалистов, наделяло их особенными имущественными и личными

    25

    правами, не характерными для иностранцев в других странах. По мере освоения в России новых знаний и умений, полученных посредством иностранцев, воспитания собственных, русских специалистов, интерес к присутствию иностранцев уменьшается, и к концу XVIII века иностранцы лишаются практически всех своих особых привилегий: увеличенного жалованья, помощи при заведении фабрик и заводов и т.д. С другой стороны, накопленный в приказном делопроизводстве XVI-XVII вв. опыт отношений с иностранцами позволил в XVIII веке на законодательном уровне обобщить и урегулировать положения об иностранцах. К концу XVIII века институт иностранца в российском праве был достаточно подробно проработан. Иностранцы к концу указанного периода представляли собой самостоятельную категорию населения с присущими ей особенностями: правилами о натурализации, о въезде, выезде, свободе вероисповедания, подсудности и юрисдикции, а также с особыми имущественными правами.

    Следует отметить, что опыт регулирования статуса иностранцев в условиях нуждаемости в них российского правительства был достаточно успешным: были созданы не только относительно благоприятные условия для пребывания иностранцев, но и эффективная система контроля над их пребыванием и деятельностью в России.

    Список работ, опубликованных по теме диссертации:

    1.        Куприянова О.И. К вопросу о наследовании иностранцев, умерших в России (XVII - начало XIX в.). // Вестник Московского университета. Серия 11. Право. № 2,2007. С. 113-117 (0,25 п.л.)

    2.        Куприянова О.И. Иностранцы на государственной службе в России в XVIII в.: правовой статус. // Вестник Московского университета. Серия 11. Право. № 5,2008. С. 78-90 (0,7 п.л.)

    3.        Правовой статус иностранных купцов в XVIII веке // Вестник Московского университета. Серия 11. Право. № 4,2009. С.76-85 (0,5 п.л.)



    [1] Свод законов Российской империи. В 15 т. Т. IX. О состоянии людей в государстве. СПб, 1832. Ст.890.

    [2] Андреевский И.Е. О правах иностранцев в России до вступления Иоанна III Васильевича на престол Великого княжества Московского. Магистерская диссертация. - СПб: Б.и., 1854.

    [3] Мулюкин А. С. Приезд иноземцев в московское государство. Из истории русского права XVI и XVII веков. СПб, 1909; Мулюкин А. С. Очерки по истории юридического положения иностранных купцов в Московском государстве. Одесса, 1912; Цветаев Д. В. Из истории иностранных исповеданий в России в XVI-XVII веках. М., 1886; Цветаев Д. В. Положение протестантов в России до Петра Великого. СПб, 1890; Цветаев Д. В. Протестанство и протестанты в России до эпохи преобразований. М., 1890 и др.; Лохвицкий А. О пленных по древнему русскому праву. (XV, XVI, XVII века). М., 1855.

    [4] Дебольский H.H. Гражданская дееспособность по русскому праву до конца XVII века. Спб 1903; Гессен В.М. Подданство, его установление и прекращение. Том I. Спб., 1909.

    [5] Вершинина Н.Г. Иноземцы и иноземные слободы в Москве. Канд. дисс. М., 1948; Звягинцев Е. Слободы иностранцев в Москве XVH в. // Исторический журнал. № 2-3. М., 1944; Голикова Н.Б. Очерки по истории городов России конца XVII - начала XVIII в. M., 1982; Она же. Численность, состав и источники пополнения гостей в конце XVI-первой четверти XVIII в. В кн.: Русский город. Вып.8. M., 1986, с.83-114; Зимин А.А. Состав русских городов XVI в. // Исторические записки, т.64, 1959, с.233-254; Снегирев В.Л. Московские слободы. Очерки по истории Московского посада XIV-XVIII вв. M., 1956; Беленькая Д.А. Английский двор в Москве. / В кн.: Древняя Русь и славяне. M., 1978. с.310-316.

    [6] Альтман M.M. Из истории торгово-дипломатических связей Москвы и Ширвана. / В кн.: Институт Истории им. Бакиханова. Баку. Труды... Т.1. Баку, 1947, с. 150-166; Громыко М.М. Русско-нидерландская торговля на Мурманском берегу в XVI в. / В кн.: Средние века. Вып.17. Сборник. М., 1960. с.224-258; Дорошенко В.В Русские связи таллиннского купца в 30-х годах XVI в. / В кн.: Экономические связи Прибалтики с Россией. Рига, 1968 с 47-58; Иванов А.Н. К вопросу о начальном этапе англо-голландского торгового соперничества в России Вкн Коми пед. Ин-т Ученые записки. Вып. 34. Сыктывкар, 1968, с.76-103; Казакова Н.А. Русско-ганзейский договор. 1514 г Труды Ленинградского отделения Института Истории (Акад. Наук СССР), вып. 5, 1963 с 557-586; Она же Русско-ливонские и русско-ганзейские отношения. Конец XIV - начало XVI в. Л., 1975; Она же Русско-датские торговые торговые отношения  в конце XV - начале XVI в. / В кн. : Институт истории. Москва. Ленинградское отделение. Труды. Вап. 11. Л., 1970, с. 89-104; Клейненберг И. Э. Кораблекрушение в русском морском праве. В кн.: Международные связи России до XVII в. М., 1961 и др.

    [7] Орленко С. П. «Выходцы из Западной Европы в России XVII века. Правовой статус и реальное положение», M.: «Древнехранилище», 2004; Опарина Т.А. Иноземцы в России XVI-XVII вв. Очерки исторической биографии и ге­неалогии. M., 2007; Бренева И.В. История Инструментальной палаты Петербургской Академии наук (1724-1766). Спб., 1999; Захаров В.Н. Западноевропейские купцы в российской торговле XVIII века. - M.: «Наука», 2005; Дёмкин А.В. Британское купечество в России XVIII века. M., 1998; Плеве И.Р. Немецкие колонии на Волге во второй половине XVIII века. - М.; «Готика», 2000; Шебалдина Г.В. Шведские военнопленные в Сибири. Первая четверть XVIII века. Серия «История и память». M.: Российский государственный гуманитарный университет, 2005. 210 с.

    [8] См.: Голикова Н.Б. Привилегированные купеческие корпорации России XVI - первой четверти XVIII в. M., 1998; Ковригина В.А. Немецкая слобода Москвы и её жители в конце XVII - первой четверти XVHI вв. - М.: «Археографический центр», 1998; Хорошкевич А.Л. «Дружба» и «Ссора» в бытовом общении русского и иностранного купечества XVI - первой половины XVII в. // Россия и мировая цивилизация. К 70-летию чл.-кор. РАН А.Н.Сахарова. M., 2000. С.141-151.

    [9] Иноземцы в России в XV-XVII вв. М.: «Древлехранилище», 2006.

    [10] Тесленко A.M. Правовой статус иностранцев в России (вторая половина XVII - начало XX вв.). Екатеринбург, 2000.

    [11] Лавров П.В. Механизм регулирования правового режима иностранцев в контексте эволюции государственно-правовой системы России в период IX-начала XX в. (историко-правовой аспект). Спб., 2004, Назаренко Н.И. Правовое положение иностранцев в отечественном законодательстве XI-первой половины XVII вв. М., 2004.

    [12] Angermann N., Ulrike Endell. Die Partnerschaft mit der Hanse // Deutsche und Deutschland aus russischer Sicht. 11.-17. Jahrhundert. Munchen, 1988. S.85-115; Angermann N. Die Hanse und Russland in den Jahren 1584-1603. In: HansischeGeschichtsblatter. 102 Jahrgang. Kbln, Wien, 1984.S.79-90;BaronS.H. DieUrspriinge'derNerneckajasloboda. //Deutsche und Deutschland aus russischer Sicht. 11.-17. Jahrhundert. Munchen, 1988. S. 217-237; Sommer E.F., Munchen. Die Moskauer deutsche Sloboda im Wandel der jilngsten Forschung // Die Deutschen in der UdSSR in Geschichte und Gegenwart. Baden-Baden, 1990. S.29-43; Bartlett Rodger P., London. Die Einwanderung von Auslandern und die staatlichen Urbanisierungsplane in Russland im 18. und fruhen 19. Jahrhundert // Die Deutschen in der UdSSR in Geschichte und Gegenwart. Baden-Baden, 1990. S. 45-61.

    [13] На этой позиции стоял И.Г. Оршанский. В своём труде «Русское законодательство о евреях. Очерки и исследо­вания И.Г. Оршанского» (Спб., 1877) он приводил другие черты особого статуса евреев: разрешительный характер законодательства о евреях в противовес запретительному принципу законов обо всех подданных; ограничение права проживания определённой территорией, невозможность вступления еврея, прибывшего из-за границы, в российское подданство.

    [14] Иностранцы приглашались на поселение и в первой половине ХУШ века. Пётр I в Манифесте 1702 года призывал иностранных служащих, купцов и промышленников в Россию, однако они не приносили присяги на подданство и продолжали считаться иностранцами. Елизавета Петровна в 1751 году призвала в Россию на поселение сербских военнослужащих с семьями, проживавших на землях Османской империи, однако они были обязаны принести присягу на «вечное подданство» и приобретали после этого статус российских подданных. В этом смысле статус поселенцев, приглашённых при Екатерине II, особый: в документах они именуются подданными, однако имеют статус иностранцев.

    [15] Марченко М.Н. Проблемы общей теории государства и права. T.2. М., 2008. Общая теория государства и права. Академический курс в 3-х т. / Отв. Ред. М.Н. Марченко. М., 2001.

    [16] Собрание первое. СПб, 1830.

    [17] ПСЗРИ. T.I, № 103. Подробнее об этом см. §1 главы II. «Жалованье».

    [18] «О позволении покупать деревни только тем иноземцам, кои в России на вечное подданство обяжутся» // ПСЗРИ. Т.12.№9406

    [19] ПСЗРИ.Т.16.№ 11687.

    [20] См.: Мулюкин А.С. Приезд иноземцев в Московское государство. Из истории русского права XVI и XVII веков. Спб., 1909. С.152.

    [21] Именной указ от 28 февраля 1722 г. // ПСЗРИ. Т.VI. № 3913.

    [22] ПСЗРИ. T.VIII № 5504.

    [23] Законодательство Екатерины П. Т. I. M., 2000. С.647.

Информация обновлена:24.01.2011


Сопутствующие материалы:
  | Персоны | Защита диссертаций 
 

Если Вы не видите полного текста или ссылки на полный текст книги, значит в каталоге есть только библиографическое описание.

Copyright 2002-2006 © Дирекция портала "Юридическая Россия" наверх
Редакция портала: info@law.edu.ru
Участие в портале и более общие вопросы: reception@law.edu.ru
Сообщения о неполадках и ошибках: system@law.edu.ru