Учиться в России!
Регистрация »» // Логин:  пароль:

Федеральный правовой портал (v.3.2)
ПОИСК
+ подробный поиск
Подняться выше » Главная/Все книги/

Правовой статус религиозных объединений как института гражданского общества в современной России :

АР
О741 Осипова, Л. В. (Людмила Валентиновна).
Правовой статус религиозных объединений как института
гражданского общества в современной России :автореферат
диссертации на соискание ученой степени кандидата
юридических наук. Специальность 12.00.01 - теория и история
права и государства ; история учений о праве и государстве
/Л. В. Осипова ; Науч. рук. В. В. Лапаева. -М.,2009. -26 с.
-Библиогр. : с. 25.6 ссылок
Материал(ы):
  • Правовой статус религиозных объединений как института гражданского общества в современной России.
    Осипова, Л. В.

    Осипова, Л. В.
    Правовой статус религиозных объединений как института гражданского общества в современной России : автореферат
    диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук

    3

    ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

    Актуальность темы исследования. Формирование правового государства невозможно без гражданского общества, выступающего объективным социальным базисом демократического государства. Степень развитости гражданского общества в значительной мере характеризуется наличием автономных, добровольных объединений, консолидирующих общество и обеспечивающих его эффективное взаимодействие с государством.

    Религиозные объединения были исторически первыми общественно значимыми формами объединения людей на основе мировоззренческих ценностей. Являясь институциональной формой выражения религии и важнейшим условием ее социального бытия, религиозные объединения создаются и действуют с целью удовлетворения религиозных потребностей людей, определяющих сущность и назначение религиозных объединений. Эти объединения занимаются благотворительной, образовательной и иными видами деятельности тем самым, оказывая конструктивное воздействие на гражданское общество. Однако, религиозный фактор способен оказывать дезинтегрирующее воздействие на гражданское общество, являясь источником социальных конфликтов внутри отдельных конфессий, между конфессиями с различной религиозной догматикой, между религиозными объединениями и государством. Переплетение религиозных конфликтов с национально-этническими конфликтами придает им еще большую остроту и напряженность. Кроме того, религиозная идеология может быть использована различными субъектами политического действия (в том числе и экстремистскими организациями) в своих интересах.

    В современной России формирование гражданского общества может стать реальным гарантом демократического характера происходящей в стране глобальной социальной трансформации всех сфер общественной жизни, участниками которой являются в том числе и религиозные объединения, ищущие свое место в системе институтов гражданского общества.

    4

    В многонациональном российском государстве с его поликонфессиональным населением общественное сознание нередко ассоциируют представителей того или иного религиозного направления с определенным этносом, нацией, народностью, в результате чего религиозные отношения проецируются на межнациональные отношения. Кроме того, в России слабы демократические традиции, традиции идеологического плюрализма и свободы совести, незначителен опыт свободного существования общественных и религиозных объединений.

    В настоящее время в отечественной науке получили распространение положения об особом партнерстве государства с «традиционными религиозными объединениями», закреплении особого их правового статуса. Сторонники такого подхода аргументируют свою позицию необходимостью борьбы с экстремизмом и терроризмом, а также с объединениями, культивирующими асоциальное поведение. Между тем, имеются основания утверждать, что ориентация на эти положения опасна ростом национально-религиозной напряженности в обществе, углублением расслоения людей по мировоззренческим ценностям и в конечном итоге дестабилизацией гражданского общества.

    Все это обусловливает значимость религиозных отношений в обеспечении баланса различных социальных интересов гражданского общества. Данное обстоятельство в свою очередь предопределяет важность разработки правовой модели правоотношений государства и религиозных объединений, более адекватной как природе формирующейся правовой государственности, так и существенно изменившейся с советских времен роли религии в жизни российского общества; необходимость теоретического обоснования совершенствования законодательства о религиозных объединениях.

    В связи с этим актуальной является задача исследования правового статуса религиозных объединений как института гражданского общества в современной России; формирования предложений по совершенствованию законодательства о религиозных объединениях для обеспечения баланса различных социальных

    5

    интересов гражданского общества; выявления в законодательстве о религиозных объединениях норм необоснованно ограничивающих права религиозных объединений; установления тенденций развития законодательства о религиозных объединениях.

    Степень научной разработанности темы. Проблема правового статуса религиозных объединений как института гражданского общества в России не была предметом самостоятельного исследования в российской правовой науке. Российскими учеными-государствоведами второй половины ХIХ-начала XX веков - Б.А.Кистяковским, Н.М.Коркуновым, С.А.Котляревским, М.А.Рейснером, И.М.Свешниковым и др., изучены отдельные аспекты государственной вероисповедной политики, исследовано правовое положение Русской Православной Церкви и иных религиозных обществ. В советский период вопросы религии и церкви освещались лишь в рамках атеистической пропаганды, в частности, такими авторами, как А.И.Иванов, П.К.Лобазов, М.МЛерсиц и др. Исследование религиозных организаций проводилось в основном с точки зрения социологии, психологии, религиоведения, политологии. Значительный вклад в исследование данной проблематики внесли такие социологи, историки, философы, ученые-религиоведы, как П.М.Ершов, В.В.Залесский, А.Г.Здравомыслов, Н.Б.Костина, И.А.Малахова, В.В.Павлюк, М.Рейснер, К.В.Сергеев, М.А.Сиверцев, И.Н.Яблоков и др.

    В отечественной юридической науке правовым аспектам регулирования статуса религиозных объединений посвящены работы С.А.Бурьянова, Г.П.Лупарева, Е.М.Мирошниковой, С.А.Мозгового, Л.А.Морозовой, И.В.Понкина, А.В.Пчелинцева, В.В.Ряховского.

    Теоретико-правовую базу диссертации составили исследования А.А.Алексеева, М.В.Баглая, П.П.Баранова, А.Б.Венгерова, Н.В. Витрука, Н.А. Власенко, Л.Д. Воеводина, В.В.Ершова, В.Д.Зорышна, Т.В.Кашаниной, В.В.Лапаевой, Н.И. Матузова, М.Н.Марченко, О.В.Орловой, В.М.Сырых, Е.Н.Салыгина, А.С.Тагиева, Б.С.Эбзеева и других ученых советского и современного периодов развития юридической науки.

    6

    Объект диссертационного исследования - правоотношения, возникающие в процессе деятельности религиозных объединений.

    Предметом исследования являются особенности правового статуса религиозных объединений как института гражданского общества в современной России.

    Цель диссертационного исследования состоит в развитии учения о гражданском обществе в части, относящейся к институту религиозных объединений и их правового статуса, обеспечивающего баланс социальных интересов в современной России, выработке предложений по совершенствованию российского законодательства о религиозных объединениях.

    В соответствии с целью и предметом исследования были определены следующие задачи:

    -установить специфику религиозных объединений как института гражданского общества в современной России;

    -исследовать историю формирования института религиозных объединений;

    -проанализировать социальную взаимосвязь между правовым статусом религиозных объединений и их местом в системе институтов гражданского общества России;

    -обосновать наличие самостоятельного института религиозных объединений в правовой системе Российской Федерации;

    -рассмотреть значение различных подходов к трактовке права на свободу совести для формирования теоретических основ правового статуса религиозных объединений;

    -определить критерии (основания и пределы) ограничения федеральным законом права на объединение по религиозному признаку;

    -определить особенности и элементы правового статуса религиозных объединений;

    7

    -установить правовые позиции Европейского суда по правам человека по

    делам, связанным с созданием и деятельностью религиозных объединений;

    -изучить российскую судебную практику по делам, связанным с деятельностью религиозных объединений;

    -выявить и проанализировать состояние и возможные направления совершенствования российского законодательства о религиозных объединениях.

    Методологическую основу исследования составили общенаучные методы познания (анализа, синтеза, индукции, дедукции, восхождения от абстрактного к конкретному, и др.), а также формально-юридический, сравнительно-правовой, структурно-функциональный методы.

    Эмпирическую базу диссертации составили материалы изучения судебной практики: определений Верховного Суда Российской Федерации (16 определений), определений и постановлений Конституционного Суда Российской Федерации (7 определений и постановлений), постановлений Европейского Суда по правам человека (7 постановлений).

    Научная новизна диссертационного исследования заключается в обосновании правовой модели правоотношений государства и религиозных объединений в современной России, установлении тенденций развития законодательства о религиозных объединениях, обосновании деформирующего влияния на гражданское общество современной России норм законодательства о религиозных объединениях необоснованно ограничивающих права религиозных объединений.

    Научные положения исследования, выносимые на защиту.

    1. В многонациональном Российском государстве с его поликонфессиональным населением стабильное развитие гражданского общества может быть осуществлено через регулирование правового статуса религиозных объединений, направленного на исключение религиозного фактора из системы факторов дестабилизирующих гражданское общество.

    8

    2. При определении правовой модели правоотношений государства и религиозных объединений в современной России следует учитывать те социальные процессы, в которые вовлечены религиозные объединения. Основу правовой модели должно составлять нейтральное отношение государства ко всем религиозным объединениям, исключающее дифференцированный подход при регулировании их правового статуса. При данной правовой модели законодательное регулирование процессов создания и деятельности религиозных объединений должно осуществляться в соответствии с правовым принципом формального равенства (независимо от их догматики, традиционности, внесения вклада в историческое наследие России и т.д.).

    3. Нормы законодательства о религиозных объединениях, ограничивающие права части религиозных объединений и устанавливающие различный правовой статус объединений не соответствуют правовому принципу формального равенства, не способствуют достижению баланса различных социальных интересов в России. В соответствии с этим сформулированы предложения о внесении изменений в Федеральный закон от 26 сентября 1997 года № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях».

    4. Правовая модель правоотношений государства и религиозных объединений в различный исторический период России определялась правовым статусом религиозных объединений. В истории формирования и развития религиозных объединений в России можно выделить пять этапов: 1) от начала христианства на Руси до утверждения московского единодержавия в XVI веке; 2) от начала московского единодержавия до Петра Великого; 3) от Петра Великого (или утверждения Святейшего Синода) до Октябрьской революции 1917 года; 4) советский период; 5) постсоветский период.

    5. Социально-правовая специфика религиозных объединений как института гражданского общества определяет правовое содержание элементов правового статуса религиозных объединений, которыми являются права, обязанности, юридические гарантии и юридическая ответственность религиозных объединений, закрепленные в Конституции Российской Федерации,

    9

    общепризнанных принципах и нормах международного права и федеральных законах.

    6. В качестве критерия ограничения федеральным законом права на свободу совести в его коллективной форме (с учетом выработанной Конституционным Судом России правовой позиции, касающейся допустимости ограничений прав и свобод человека) предлагается рассматривать соразмерность ограничений конституционно значимым целям и сохранение существа и реального содержания права на свободу совести и права каждого на объединение. Это означает, что ограничение федеральным законодательством права на свободу совести в его коллективной форме не должно искажать само существо права на свободу совести и права на объединение, а вводимые им ограничения не должны создавать необоснованные препятствия для реализации конституционного права каждого на объединение по религиозному основанию и свободы создания и деятельности таких объединений.

    7. Тенденции развития законодательства о религиозных объединениях заключаются в усилении государственного контроля за деятельностью «нетрадиционных религиозных объединений» и ограничении их миссионерской деятельности, с одной стороны, с другой стороны, - в установлении особого (привилегированного) правового статуса «традиционным религиозным объединениям».

    8. Установление преимуществ религиозным объединениям в сфере экономической деятельности, не соответствующих правовому принципу формального равенства и не являющихся следствием их существа, может привести к злоупотреблению организационно-правовой формой религиозного объединения, и как следствие, к девальвации ценности религиозной идеологии и формированию негативного отношения к религиозным объединениям как к институту гражданского общества. В связи с этим предлагается скорректировать отдельные льготы религиозным организациям, обеспечив их адресное применение при осуществлении религиозной, образовательной,

    10

    благотворительной деятельности религиозных организаций и их нераспространение на предпринимательскую деятельность последних.

    Теоретическая значимость исследования заключается в развитии научных представлений о гражданском обществе и его институтах, определении специфики религиозных объединений как института гражданского общества, исследовании социальной обусловленности правового статуса религиозных объединений их местом и ролью в системе институтов гражданского общества, обосновании критериев ограничения федеральным законом права на свободу совести и права на религиозное объединение.

    Практическая значимость исследования состоит в том, что его положения могут быть использованы в процессе научных исследований, посвященных изучению проблем прав и свобод человека, определению критериев ограничения прав человека на объединение по религиозному признаку. Кроме того результаты исследования могут быть применены в образовательном процессе высших учебных заведений юридического профиля, при подготовке учебных и учебно-методических пособий, посвященных проблематике становления и развития институтов гражданского общества, а также при совершенствовании законодательной политики в области государственно-конфессиональных отношений и судебной практики по защите свободы совести и прав человека на объединение по религиозному признаку.

    Апробация результатов исследования.

    Основные идеи, теоретические и практические положения, изложенные в диссертации, и отражены в научных статьях и обсуждены на пятой Всероссийской научно - практической конференции в Пензенском государственном университете (2006 г.).

    Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения.

    11

    СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

    Во введении обосновывается актуальность диссертационного исследования; анализируется состояние научной разработанности проблемы; раскрываются цели, задачи, объект и предмет исследования; устанавливаются его методологические основы; обозначается теоретическая и практическая значимость, научная новизна диссертации; формулируются основные положения, выносимые на защиту; приводятся сведения об апробации результатов исследования.

    Первая глава «Религиозные объединения как институт гражданского общества: теоретико-правовой анализ», состоящая из трех параграфов, посвящена осмыслению сущности религиозных объединений как института гражданского общества. В главе дана характеристика правовых основ создания и деятельности религиозных объединений в России в контексте конкретно-исторических условий, выявлена правовая и социальная специфика религиозных объединений как института гражданского общества, проанализирован международный опыт правового регулирования в сфере создания и деятельности религиозных объединений.

    В первом параграфе «Религиозные объединения - специфический институт гражданского общества» осуществлен анализ понятия «религиозное объединение» с позиций религиоведческого, социологического и юридического подходов, а также установлено правовое содержание данного понятия в дореволюционном, советском и постсоветском законодательстве, выявлена специфика религиозных объединений.

    В диссертации аргументируется тезис о том, что особая значимость религиозных объединений как института гражданского общества определяется многонациональным характером российского государства и поликонфессиональным составом населения. Среди этих объединений есть такие, которые связаны с экстремистскими организациями, использующими различия в религиозных идеологиях для осуществления своих террористических целей. В условиях роста экстремистских настроений в

    12

    обществе важно, с одной стороны, определить экстремистски ориентированную группировку, использующую организационно-правовую форму религиозного объединения, а с другой - избежать необоснованных ограничений свободы совести, приводящих к росту дезинтеграционных тенденций в развитии гражданского общества.

    В исследовании установлена специфика религиозных объединений среди иных институтов гражданского общества, которая выражается: 1) в исторической устойчивости и неизменности внутренних взаимоотношений, их многообразии, специфичности в зависимости от конфессиональной принадлежности; 2) в субординации с жестким подчинением единоличному главе, который наделяется божественным непререкаемым авторитетом; 3) в особенностях имущественного положения религиозных объединений, связанного с необходимостью использования ими в своей деятельности имущества религиозного, в том числе богослужебного назначения; 4) в целях создания (удовлетворение религиозных потребностей человека).

    При анализе признаков религиозных объединений в диссертации обосновывается вывод о том, что такой признак как «распространение веры», определенный Федеральным законом от 26 сентября 1997 года № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях», не может считаться основополагающим при определении понятия религиозного объединения, т.к. «распространение веры» - это скорее функция религиозных объединений, нежели цель. Кроме перечисленных в законе признаков предлагается признаком религиозного объединения считать и самоуправляемость, т.к. религиозные объединения строятся на принципах иерархии и самоуправляемости.

    В параграфе дается развернутая аргументация положения о том, что формирование надлежащего правового статуса религиозных объединений является фактором предотвращения возможных межконфессиональных конфликтов, преодоления религиозного (и связанного с ним национального) экстремизма, подрывающего основы гражданского общества.

    13

    Во втором параграфе «Формирование правовых основ создания и деятельности религиозных объединений» обозначены и рассмотрены основные этапы формирования и развития религиозных объединений как института гражданского общества, определена правовая модель правоотношений государства и религиозных объединений в различный исторический период.

    В диссертации отмечается ряд особенностей положения религиозных объединений в дореволюционной России, явившихся следствием отсутствия гражданского общества. Для этого периода характерна регламентация со стороны государства структуры и деятельности религиозных объединений, отсутствие единого правового статуса религиозных объединений. В исследовании установлено, что законодательство дореволюционной России выстраивало четкую систему иерархии религий и религиозных организаций, в соответствии с которой господствующей религией считалось православие в лице Русской Православной Церкви, а остальные вероисповедания подразделялись на «терпимые», т.е. признанные законом, и «нетерпимые», причастность к которым была уголовно наказуемой. Внеконфессиональное состояние государством не признавалось.

    Отсутствие гражданского общества в советский период предопределило разрыв между формально-правовым статусом религиозных объединений и фактическим их положением.

    С принятием Закона РСФСР от 25 октября 1990 года № 267-1 «О свободе вероисповеданий», Закона СССР от 1 октября 1990 года №1689-1 «О свободе совести и религиозных организациях» религиозные объединения получили право приобретать правоспособность юридического лица, что позволило им интегрироваться в правовое поле и стать субъектами права. Вместе с тем, указанные законы, не были лишены определенных недостатков. Так, Закон СССР от 1 октября 1990 года №1689-1 «О свободе совести и религиозных организациях», гарантировав право на свободу совести гражданам, не содержал норм, регулирующих соответствующие отношения, возникающие с участием иностранных граждан, апатридов, иностранных религиозных объединений, не

    14

    давал четкого определения понятия «религиозной организации». Закон РСФСР от 25 октября 1990 года № 267-1 «О свободе вероисповеданий» не упоминал о правах иностранных религиозных организаций на открытие представительств на территории Российской Федерации.

    С принятием Конституции Российской Федерации 1993 года были сформированы конституционные основы создания и деятельности религиозных объединений, заложенные, прежде всего, в статьях 14, 28 и 30 Конституции.

    В диссертации установлено, что в правовой системе Российской Федерации выстраивается обособленное регулирование отношений по созданию и деятельности религиозных объединений. В этой связи в диссертации предлагается формулировка статьи 117 Гражданского кодекса Российской Федерации и статьи 6 Федерального закона от 12 января 1996 года № 7-ФЗ «О некоммерческих организациях», закрепляющая в отдельных правовых нормах понятия о религиозных и общественных организациях.

    В третьем параграфе «Правовое положение религиозных объединений: зарубежный опыт» анализируется зарубежный опыт формирования правовой модели правоотношений государства и религиозных объединений. В результате исследования выделяется три группы стран, в которых сложились принципиально разные подходы к правовой модели правоотношений, правовому положению религиозных объединений. Для первой группы характерно полное устранение государства из религиозной сферы, режим отделения религиозных организаций от государства, продиктованный чаще всего стремлением лишить религиозные объединения монополии в выполнении идеологической и интеграционных функций по воздействию на сознание людей. При этом религиозные объединения независимо от их качественных (догматика, историческая роль) и количественных (число приверженцев) характеристик наделяются равными правами и обязанностями. Государственные органы не вмешиваются в их внутреннее управление, в том числе в финансовую деятельность, направленную на удовлетворение религиозных нужд. Одновременно религиозные объединения не выполняют

    15

    функций государственных органов, а их конфессиональная принадлежность не может служить основанием для материальной и иной поддержки со стороны государства. Однако такой режим отделения религиозных организаций от государства не означает отсутствие контроля со стороны государства за деятельностью религиозных организаций, государство охраняет законную деятельность религиозных организаций, определяет их правовой статус, что обеспечивает определенный баланс государственно-конфессиональных отношений.

    Ко второй группе относятся страны, в которых религиозные организации не отделены от государства. Данные отношения характеризуются как партнерство особого вида. Религиозная свобода при этом целиком и полностью сохраняется: каждый может свободно выбирать свою религиозную и мировоззренческую ориентацию, не рискуя подвергнуться никакой дискриминации. В то же время государство оставляет за собой право дифференцированного отношения к различным конфессиональным сообществам, наделяемым разным объемом полномочий. В рамках подобного партнерства государства и религиозных объединений можно выделить три вида правового положения последних: статус государственной церкви, договорный (консенсуальный) статус и статус официально признанных (традиционных) конфессий. При этом в главе отмечено, что выделение указанных типов во многом условно, т.к. статус традиционных конфессий может, например, включать в себя отдельные элементы статуса государственной церкви.

    В диссертации показано, что различия между этими двумя группами государств в их взаимоотношениях с религиозными организациями определены не степенью развитости гражданского общества и демократических форм государственного устройства, а исторически сложившимися особенностями развития религиозных объединений.

    Принципиально иную группу составляют теократические исламские государства с неразвитым гражданским обществом, в которых регламентация социальной жизни осуществляется не правовыми нормами, а религиозными

    16

    предписаниями. Теократическая основа власти (стержневым элементом которой является обожествление фигуры правителя) определяет жесткую иерархию и централизацию государственного аппарата, сосредоточение огромных полномочий у главы государства, бесконтрольность администрации.

    Вторая глава диссертации «Особенности правового статуса религиозных объединений в современной России, обусловленные их местом в системе институтов гражданского общества» состоит из двух параграфов.

    В первом параграфе «Конституционное право человека на свободу совести и на объединение - основа правового статуса религиозных объединений» рассмотрены основы права на свободу совести, институциональной формой выражения которого являются религиозные объединения. Основной акцент при этом сделан на проблематике свободы совести, актуальность разработки которой во многом является следствием отсутствия нормативного закрепления понятия «свобода совести» в российском законодательстве. В параграфе подвергнуты анализу различные точки зрения, высказанные в процессе дискуссий по данному вопросу, сформулирована и обоснована авторская позиция. Специальное внимание уделено в работе проблеме ограничения свободы совести, определению критериев ограничения свободы совести и права человека на объединение по религиозному признаку, а также обоснованию правовой модели правоотношений государства и религиозных объединений.

    В диссертации предлагается трактовать свободу совести во взаимосвязи со свободой мысли (что согласуется с практикой Европейского Суда по правам человека) и понимать ее как свободу человека придерживаться любых соответствующих действующему законодательству взглядов (которые имеют ценность сами по себе, а не только в качестве одной из форм отношения к религии), действовать в соответствии с этими взглядами, пропагандировать их и т.д. С позиции такого подхода коллективная форма реализации свободы

    17

    совести выражается посредством создания и деятельности объединений по мировоззренческому признаку, в том числе - и религиозных объединений.

    В диссертационном исследовании установлено, что не способствуют достижению баланса социальных интересов в России некоторые нормы законодательства о религиозных объединениях как неправомерно ограничивающие право на свободу совести в его коллективной форме. В их числе: норма, регулирующая отношения по распространению права на свободу совести на иностранцев и апатридов в зависимости от режима пребывания на территории России; норма о пятнадцатилетнем временном цензе как одном из условии создания религиозной организации; норма, предусматривающая при регистрации религиозных организаций проведение религиоведческой экспертизы; норма, запрещающая иностранным религиозным организациям осуществлять свою деятельность в России; норма, определяющая различные правовые последствий в зависимости от наличия документа, подтверждающего существование религиозных организаций на соответствующей территории не менее пятнадцати лет; норма, устанавливающая право на создание религиозной организации только гражданами России.

    Особое внимание уделено в диссертации правовому анализу преамбулы закона «О свободе совести и о религиозных объединениях», закрепляющей «особую роль» православия в истории России, провозглашающей уважение к христианству, исламу, буддизму, иудаизму. Данные положения, по нашему мнению, создают правовые предпосылки для законодательных преференций в пользу названых конфессий. В диссертации аргументируется тезис о том, что реализация такого подхода ведет на практике к нарушению правового принципа формального равенства и способствует обострению межконфессиональных, межнациональных отношений, нестабильности и конфликтности в развитии общества.

    Специальный акцент в параграфе сделан на одной из наиболее острых и широко обсуждаемых в науке проблем - на проблеме правомерности ограничения прав новых религиозных движений, в отношении которых нередко

    18

    применяют термин «нетрадиционные религиозные объединения», «тоталитарные секты». В исследовании доказывается, что введение в правовую систему понятия «традиционные религиозные объединения», чреватое неправомерным ограничением свободы совести, не является гарантией успешной борьбы с культивируемой некоторыми религиозными объединениями асоциальностью, а тем более экстремизмом. Напротив, это может быть использовано экстремистскими группировками для разжигания религиозной розни.

    В работе аргументируется вывод о том, что федеральное законодательство в целом обладает достаточным количеством правовых норм, позволяющим эффективно бороться с указанными негативными явлениями. В связи с этим представляется необходимым совершенствовать правоприменительную практику, повышать ее эффективность, а не пытаться решить проблему путем ограничения прав религиозных объединений, что, в конечном итоге, означает ограничение прав и свобод человека.

    В главе обосновывается позиция, согласно которой основу правовой модели правоотношений государства и религиозных объединений должно составлять нейтральное отношение государства ко всем религиозным объединениям, исключающее дифференцированный подход при регулировании их правового статуса. Это предполагает недопустимость дискриминационного законодательства о религиозных объединениях, связанного с предоставлением преимуществ одним религиозных объединений и необоснованным ограничением права на свободу совести и права на объединение по религиозному признаку другим.

    Во втором параграфе «Понятие и элементы правового статуса религиозных объединений» проанализирована категория «правовой статус» субъекта права в отечественной юридической науке, определено содержание правового статуса религиозных объединений как субъекта права.

    В параграфе доказывается тезис о том, что специфика религиозных объединений как института гражданского общества определяет правовое

    19

    содержание элементов правового статуса религиозных объединений, которыми являются юридические гарантии, права и обязанности, юридическая ответственность религиозных объединений, закрепленные в Конституции Российской Федерации, специальном и отраслевом законодательстве.

    При анализе юридической ответственности религиозных объединений сделан акцент на ее особенностях, отличной от мер юридической ответственности, применяемых к другим юридическим лицам. В частности, норма Федерального закона от 26 сентября 1997 года № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях», регламентирующая приостановление деятельности религиозного объединения, ликвидацию религиозной организации, запрет на деятельность религиозного объединения в случае нарушения ими законодательства Российской Федерации и норма, согласно которой на движимое и недвижимое имущество богослужебного назначения не может быть обращено взыскание по претензии кредиторов. Применительно к первой норме обращается внимание на то обстоятельство, что конституционно-правовой институт запрета по существу превращается в институт ликвидации для тех религиозных объединений, которые не имеют статуса юридического лица. Между тем институт запрета того или иного объединения - это жесткое средство конституционно-правового воздействия, которое должно иметь адекватные правовые последствия, отличные от последствий применения гражданско-правового института ликвидации юридического лица. Одним из таких последствий должен быть запрет на воссоздание запрещенного объединения без каких-либо оговорок относительно срока действия такого запрета. При рассмотрении второй нормы указано на ее правомерность, т.к. в данном случае иное (т.е. взыскание на имущество богослужебного назначения) означало бы фактически блокирование деятельности религиозных объединений.

    В диссертации отмечено, что правоспособность религиозных объединений может быть ограничена в пределах, очерченных частью 3 статьи 55 Конституции России. Эта конституционная норма конкретизирована

    20

    Федеральным законом от 26 сентября 1997 года № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях», в соответствии с которым религиозные организации не участвуют в деятельности политических партий и политических движений, не имеют права оказывать им материальную поддержку, не могут участвовать в выборах в органы власти и в органы местного самоуправления, не выполняют функции органов государственной власти и других государственных органов, государственных учреждений и органов местного самоуправления. Правомерность таких ограничений вытекает из существа религиозных объединений, их назначения, связанного с удовлетворением религиозных потребностей и интересов людей. В данном случае речь идет о правомерных ограничениях прав религиозных объединений, которые направлены на сохранение религии как фактора консолидирующего общество.

    В параграфе выявлена и подвергнута анализу особенность государственной регистрации религиозных организаций, отличающая ее от регистрации других юридических лиц вообще. Это предусмотренный законодательством пятнадцатилетний срок существования, а также фактически разрешительный порядок государственной регистрации.

    В третьей главе «Совершенствование законодательства Российской Федерации, регулирующего правовой статус религиозных объединений, и практики его применения» осуществлено рассмотрение основных направлений совершенствования законодательства о религиозных объедениях в обеспечении баланса социальных интересов гражданского общества в России, проанализирована соответствующая практика Европейского суда по правам человека, а также отечественная судебная практика по применению законодательства о религиозных объединениях и выработаны предложения по ее совершенствованию.

    В первом параграфе «Основные направления развития законодательства о религиозных объединениях» обращено внимание на то, что важным шагом в совершенствовании законодательства о религиозных объединениях могло бы

    21

    стать исключение из преамбулы Федерального закона от 26 сентября 1997 года № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» фразы «признавая особую роль православия в истории России, в становлении и развитии ее духовности и культуры, уважая христианство, ислам, буддизм, иудаизм и другие религии, составляющие неотъемлемую часть исторического наследия народов России».

    Требует уточнения целый ряд норм необоснованно ограничивающих права религиозных объединений. В частности, предусмотренный в законе пятнадцатилетний временной ценз, как необходимое условие создания религиозной организации, является, по нашему мнению, навязыванием религиозным общинам членства в централизованных религиозных организациях (догматика которых может и не совпадать), что противоречит принципу свободы совести, предполагающему добровольность участия каждого в религиозных объединениях. В этой связи предлагается внести соответствующие изменения в пункт 1 статьи 9 и пункт 5 статьи 11 Федерального закона от 26 сентября 1997 года № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях».

    В главе аргументируется необходимость исключения из Федерального закона от 26 сентября 1997 года № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» абзаца 4 пункта 3 статьи 27, устанавливающего различные правовые последствия (в зависимости от наличия документа, подтверждающего существование религиозной организации на соответствующей территории не менее пятнадцати лет) для субъектов права, образованных в целях совместного исповедания и распространения веры.

    Одной из проблем, требующей правового регулирования в соответствии с нормами международного права, является проблема «иностранного источника» в религиозном объединении (учредителей религиозной организации). По данному вопросу сформулирована позиция Европейского суда по правам человека не совпадающая с нормами законодательства о религиозных объединениях. Закон устанавливает различное отношение государства к российским и иностранным гражданам, с точки зрения их способности

    22

    публично осуществлять право на свободу совести посредством участия в деятельности религиозных объединений. Между тем, согласно Конституции Российской Федерации свобода вероисповедания, включающая «право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию», гарантируется каждому.

    Другой вопрос, заслуживающий внимания законодателя, касается уточнения понятия «централизованная религиозная организация». Централизованные и местные религиозные организации являются разновидностями религиозной организации как самостоятельной организационно-правовой формы юридических лиц (статья 8 Федерального закона от 26 сентября 1997 года № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях»). При этом правовое положение централизованных религиозных организаций неопределенно: Федеральный закон от 26 сентября 1997 года № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» называет их собственно религиозными организациями, которые опять же состоят из религиозных организаций. Это не соответствует положению, сформулированному в пункте 1 статьи 8 Федерального закона от 26 сентября 1997 года № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях», согласно которому религиозной организацией является «объединение граждан Российской Федерации, иных лиц, постоянно и на законных основаниях проживающих в Российской Федерации». Соответственно централизованные религиозные организации не могут признаваться разновидностью религиозных организаций.

    В диссертации доказывается положение о том, что установление преимуществ религиозным объединениям в сфере экономической деятельности (не вытекающих из их существа как института гражданского общества) может привести к злоупотреблению организационно-правовой формой религиозного объединения, и как следствие, к девальвации ценности религиозной идеологии и формированию негативного отношения к религиозным объединениям как к институту гражданского общества. В связи с этим необходимо

    23

    откорректировать некоторые льготы религиозным организациям в налоговой сфере, направленные на обеспечение их адресного применения при осуществлении религиозной, образовательной, благотворительной деятельности религиозных организаций. При этом следует исключить распространение налоговых льгот на предпринимательскую деятельность последних. В частности, предлагается пересмотреть соответствующие положения части 3 статьи 2 Федерального закона от 22 мая 2003 года № 54-ФЗ «О применении контрольно-кассовый техники», отменив освобождение предприятий религиозных организаций от применения контрольно-кассовой техники при реализации предметов религиозного назначения культа и религиозной литературы; освободить от налога на имущество организаций не все имущество религиозных организаций, а только непосредственно используемое в религиозных целях не связанного с извлечением прибыли; нормативно определить понятие «религиозная деятельность» в целях применения льготы по налогу на добавленную стоимость.

    В параграфе установлены тенденции развития законодательства о религиозных объединениях, заключающиеся в усилении государственного контроля за деятельностью «нетрадиционных религиозных объединений» и ограничении их миссионерской деятельности, с одной стороны, с другой стороны, - в установлении особого (привилегированного) правового режима «традиционным религиозным объединениям».

    В параграфе аргументируется позиция, согласно которой введение понятие «традиционная конфессия» и связанное с этим ужесточение регулирования деятельности так называемых «нетрадиционных религиозных объединений», в конечном итоге, будет способствовать закреплению доминирующего положения «самого традиционного» религиозного объединения, что неизбежно спровоцирует ответную защитную реакцию со стороны иных религиозных объединений. Все это может явиться фактором усиления межконфессиональной напряженности, дисбаланса социальных интересов в обществе.

    24

    Во втором параграфе «Судебная практика по применению законодательства о религиозных объединениях» установлено, что в период до окончания срока перерегистрации религиозных объединений (не позднее 31 декабря 2000 года) именно дела, связанные с отказом в перерегистрации вызывали наибольшие споры и чаще всего возникали в судебной практике. Значительная категория дел, рассматриваемых российскими судами сегодня – это инициированные органами прокуратуры, органами государственной регистрации или органами местного самоуправления дела о ликвидации религиозных организаций и запрете на деятельность религиозных организаций или религиозных групп. Как показывает анализ этих дел, общим их недостатком является неподготовленность и необоснованность заявленных требований.

    В параграфе проанализирована правовая позиция Европейского Суда по правам человека по вопросу перерегистрации российских религиозных организаций, созданных до 1997 года, указавшего на нарушение статей 9,11,14 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

    В главе отмечено, что до настоящего времени Верховный Суд Российской Федерации не обращался к обобщению практики применения законодательства о свободе совести и о религиозных объединениях. Между тем, обобщение подобной судебной практики (в котором были бы сформулированы правовые позиции по вопросу ограничения прав новых религиозных объединений, по вопросу ликвидации религиозной организации и запрета на деятельность религиозного объединения и т.д.) позволит выявить наиболее типичные нарушения прав при реализации свободы совести и права на религиозное объединение, как органами власти, так и самими религиозными объединениями для единообразного правового решения наиболее спорных проблем, связанных с определением критериев ограничения прав религиозных объединений (особенно новых религиозных движений).

    В Заключении кратко сформулированы выводы и подведены итоги диссертационного исследования.

    25

    Список опубликованных работ, отражающих основные положения диссертации:

    Статьи, опубликованные в ведущих рецензируемых научных журналах, рекомендованных ВАК Минобрнауки РФ

    1. Осипова Л.В. Правовое регулирование статуса религиозных объединений // Современное право. 2008. № 3. 0,7 п.л.;

    2. Осипова Л.В. Свобода совести как основа правового статуса религиозных объединений в России // Современное право. 2007. № 10. 0,6 п.л.;

    Статьи в иных изданиях

    3. Осипова Л.В. Правовые основы становления религиозных объединений как института гражданского общества в России // Вестник Коми республиканской академии государственной службы и управления при Главе Республики Коми. Государство и право. 2007. № 10. 0,7 п.л.;

    4. Осипова Л.В. Религиозные объединения как институт гражданского общества в России // Федерация. 2007. № 7 (38). 0,4 п.л.;

    5. Осипова Л.В. Понятие и элементы правового статуса религиозных объединений // Право: теория и практика. 2007. № 7 (96). 0,3 п.л.;

    6. Осипова Л.В. Гражданское общество как предмет правового исследования / Актуальные проблемы Российского права на современном этапе: сборник статей V Всероссийской научно-практической конференции //Под ред. В.В. Гошуляка. Пенза. 2006. 0,2 п.л.

Информация обновлена:25.02.2011


Сопутствующие материалы:
  | Персоны | Защита диссертаций 
 

Если Вы не видите полного текста или ссылки на полный текст книги, значит в каталоге есть только библиографическое описание.

Copyright 2002-2006 © Дирекция портала "Юридическая Россия" наверх
Редакция портала: info@law.edu.ru
Участие в портале и более общие вопросы: reception@law.edu.ru
Сообщения о неполадках и ошибках: system@law.edu.ru