Учиться в России!
Регистрация »» // Логин:  пароль:

Федеральный правовой портал (v.3.2)
ПОИСК
+ подробный поиск
Подняться выше » Главная/Все книги/

Источник: Электронный каталог отраслевого отдела по направлению «Юриспруденция»
(библиотеки юридического факультета) Научной библиотеки им. М. Горького СПбГУ

Корыстные должностные преступления, совершаемые сотрудниками органов внутренних дел :

АР
С506 Смирнов, А. Ю. (Андрей Юрьевич).
Корыстные должностные преступления, совершаемые
сотрудниками органов внутренних дел :уголовно-правовая и
криминологическая характеристики : автореферат диссертации
на соискание ученой степени кандидата юридических наук.
Специальность 12.00.08 - уголовное право и криминология ;
уголовно-исполнительное право /А. Ю. Смирнов ; Науч. рук. А
. П. Спиридонов. -Томск,2010. -32 с.-Библиогр. : с. 30 - 31
.6 ссылок
Материал(ы):
  • Корыстные должностные преступления, совершаемые сотрудниками органов внутренних дел : уголовно-правовая и криминологическая характеристики.
    Смирнов, А. Ю.

    Смирнов, А. Ю.
    Корыстные должностные преступления, совершаемые сотрудниками органов внутренних дел : уголовно-правовая и криминологическая характеристики : автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук.

    3

    ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

    Актуальность темы диссертационного исследования. Процессы криминализации общества, особенно активно протекавшие в нашей стране на рубеже XX и XXI столетий, безусловно, охватили и сферу деятельности правоохранительных органов, в том числе, органов внутренних дел, сотрудники которых, совершая различные противоправные действия, вносят определенный «вклад» в общую картину преступности.

    Преступления, совершаемые сотрудниками органов внутренних дел, крайне негативно влияют на результаты борьбы с преступностью в целом, порождают недоверие к правоохранительным органам со стороны населения, отрицательно сказываются на отношении граждан ко всему государству. Особое место среди преступлений данной категории занимают корыстные должностные преступления, к которым должны быть отнесены, прежде всего, такие деяния, как получение взятки, злоупотребление должностными полномочиями, превышение должностных полномочий и служебный подлог, совершаемые из корыстной заинтересованности.

    Данные преступления не только существенно нарушают охраняемые законом интересы общества и государства, дискредитируют органы внутренних дел и все правоохранительные органы в целом, но и влекут за собой нарушение прав и законных интересов граждан и организаций, так или иначе оказавшихся в сфере преступного посягательства. Корыстная мотивация этих деяний, нацеленность их на противоправное извлечение имущественной выгоды, явно расходятся с теми должностными обязанностями, которые возложены на сотрудников органов внутренних дел в соответствии с законом, причем нередко указанные деяния совершаются в совокупности с другими преступлениями, к которым относятся, в частности, преступления против правосудия (незаконное

    4

    освобождение от уголовной ответственности, фальсификация доказательств по уголовному делу), а также и некоторые так называемые «общеуголовные» преступления (включая, например, мошенничество, кражу, грабеж и т.д.). Необходимо особо отметить, что сотрудники органов внутренних дел являются наиболее многочисленными среди всех сотрудников правоохранительных органов (так, численность сотрудников МВД РФ[1] в 16 раз больше количества сотрудников прокуратуры РФ[2], в 20 раз больше количества сотрудников ФСКН РФ[3], в 42 раза больше количества сотрудников МЧС РФ[4], в 18 раз больше количества сотрудников ФССП РФ[5]) и, таким образом, количество совершаемых ими преступлений, в том числе преступлений рассматриваемой группы, намного превосходит число преступных деяний, регистрируемых в других правоохранительных органах. Необходимо отметить, что по результатам некоторых исследований на долю сотрудников МВД приходится до 98 % всех совершаемых в правоохранительной деятельности преступлений[6]. Следует учитывать также специфику деятельности сотрудников органов внутренних дел, затрагивающую самые разные сферы жизни и наиболее широкие слои граждан, при этом именно сотрудники данных органов наиболее часто вступают в непосредственный контакт с лицами, совершающими преступления и иные правонарушения, в связи с чем в

    5

    большей степени подвержены «обратному» негативному влиянию с их стороны.

    В настоящее время корыстные должностные преступления сотрудников органов внутренних дел являются одним из факторов, препятствующих успешному достижению поставленных Президентом России перед МВД РФ[7] задач по борьбе с преступностью и охране правопорядка, а также представляют собой серьезную социальную проблему, затрагивающую различные стороны жизни и деятельности всего нашего общества и государства.

    Сказанное свидетельствует о том, что изучение проблем уголовно-правовой и криминологической борьбы с корыстными должностными преступлениями сотрудников органов внутренних дел требует пристального внимания и подтверждает актуальность темы диссертационного исследования.

    Степень научной разработанности исследуемой проблемы. Различные аспекты уголовно-правовой и криминологической характеристики преступлений, совершаемых сотрудниками органов внутренних дел, освещались, в том числе на монографическом уровне, С.А. Алтуховым, А.Н. Варыгиным, Ю.И. Кулешовым, В.В. Куманеевым, А.А. Купленским, В.А. Мерзляковой, А.И. Мизерий, Л.В. Петелиной, Р.В. Скомороховым, Н.В. Тарасовым и другими авторами. Тем не менее, в рамках настоящего исследования впервые выделяется блок должностных преступлений, совершаемых из корыстных побуждений, что дает возможность вести речь о коррупционных преступлениях.

    Значительную специфику имеют региональные особенности преступности, что, безусловно, относится и к должностным преступлениям, совершаемым сотрудниками органов внутренних дел, что

    6

    также отражено в диссертации, основанной, прежде всего, на практических материалах Сибирского федерального округа.

    Вопросам квалификации преступлений против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления посвящены труды А.А. Аслаханова, Б.В. Волженкина, А.В. Галаховой, П.И. Гришаева, Б.В. Здравомыслова, В.Е. Квашиса, А.К. Квициния, Т.В. Кондрашовой, Н.И. Коржанского, А.И. Марцева, В.Е. Мельниковой, В.В. Прудникова, П.С. Яни и других ученых. Начиная с 2000 г. диссертационные исследования по указанной проблематике были выполнены В.И. Динека[8], Т.Б. Басовой[9], А.В. Шнитенковым[10] (докторские диссертации), А.С. Алтуховым, В.Н. Борковым, Е.В. Краснопеевой, В.А. Мерзляковой, В.Е. Яковенко.

    Не умаляя научной глубины и значимости работ указанных авторов, необходимо заметить, что в течение длительного времени было мало обособленных уголовно-правовых и криминологических исследований преступлений сотрудников органов внутренних дел. Так, в частности, в

    2001 г. была опубликована монография С.А. Алтухова «Преступления сотрудников милиции». В кандидатской диссертации А.А. Купленского приведена криминологическая характеристика преступлений, совершаемых сотрудниками уголовного розыска в связи со служебной деятельностью (Омск, 1991). В кандидатской диссертации В.В. Куманеева анализировались проблемы правонарушений сотрудников органов внутренних (Нижний Новгород, 2000). В кандидатской диссертации Н.В. Тарасова рассматривался криминологический аспект преступлений, совершаемых сотрудниками милиции (М., 2000). Отдельные проблемы

    7

    уголовной ответственности за преступления сотрудников органов внутренних дел и противодействия им представлены в кандидатской диссертации А.Н. Варыгина (Саратов, 2003). В кандидатской диссертации Р.В. Скоморохова рассматривались вопросы криминологической характеристики и специального предупреждения должностных преступлений сотрудников органов внутренних дел - по материалам Иркутской области (Красноярск, 2004).

    Автономное монографическое исследование, посвященное уголовно-правовым и криминологическим особенностям борьбы именно с корыстными должностными преступлениями сотрудников органов внутренних дел, в отечественной юридической науке не проводилось.

    О недостаточности изученности исследуемой темы свидетельствует и судебно-следственная практика по уголовным делам о преступлениях указанной категории, которая ставит перед наукой вопросы, требующие своего разрешения.

    Преступность, будучи мобильным явлением, достаточно быстро адаптируется к изменению социально-экономических и политических условий, находит все новые и новые формы проявления в условиях экономического кризиса, используя несовершенство законодательства, «обходит» установленные правовые запреты. Исходя из этого, диссертант считает вполне своевременным изучение различных аспектов многогранной научно-прикладной проблематики уголовно-правовых и криминологических особенностей корыстных должностных преступлений сотрудников органов внутренних дел. При этом полагает необходимым обратить внимание на то, что вплоть до настоящего времени существуют серьезные трудности при уголовно-правовой оценке некоторых общественно опасных деяний такого рода, в том числе совершаемых сотрудниками органов внутренних дел, что, в частности, относится к ситуации получения денежного вознаграждения не за совершение

    8

    конкретных действий (бездействия) по службе, а в расчете на возможное содействие в будущем, в случае возникновения конфликта с законом.

    Цель диссертационного исследования состоит в монографическом изучении уголовно-правовых и криминологических особенностей корыстных должностных преступлений, совершаемых сотрудниками органов внутренних дел, разработке конкретных рекомендаций по противодействию данным преступным деяниям.

    Достижение указанной цели обеспечивается постановкой и решением следующих задач:

    - провести уголовно-правовой анализ корыстных должностных преступлений, изучить правоприменительную практику их квалификации с целью выявления типичных ошибок и разработки рекомендаций по их устранению;

    - изучить состояние, структуру и динамику корыстной должностной преступности в органах внутренних дел в современных условиях;

    - изучить особенности корыстной должностной преступности в органах внутренних дел, в том числе, причины и условия им способствующие, характеристику личности преступников;

    - обобщить практику предупреждения корыстных должностных преступлений в системе органов внутренних дел;

    - выработать предложения и рекомендации по совершенствованию уголовно-правового механизма предупреждения корыстных должностных преступлений и специально-криминологических мер предупреждения корыстной должностной преступности, в том числе осуществляемой подразделениями служб собственной безопасности органов внутренних дел.

    Объект исследования - общественные отношения, складывающиеся в процессе служебной деятельности сотрудников органов внутренних дел и подвергающиеся посягательствам в результате совершения данными лицами корыстных должностных преступлений: злоупотребления

    9

    должностными полномочиями, превышения должностными полномочиями, получения взятки и служебного подлога; реализации уголовной ответственности за совершение этих преступлений, а также предупреждения вышеуказанных преступных деяний.

    В качестве предмета диссертационного исследования выступают теоретические концепции ученых - специалистов в области уголовного права и криминологии по данной теме, спорные вопросы квалификации корыстных должностных преступлений, соответствующие уголовно-правовые нормы, устанавливающие ответственность за их совершение, содержание этих норм, тенденции развития и практика применения, зарубежное законодательство в сфере регламентации преступлений, совершаемых по службе, практика организации работы по профилактике преступлений со стороны сотрудников органов внутренних дел подразделениями собственной безопасности УВД (ГУВД, МВД, УВДТ) Сибирского федерального округа.

    Методологической основой диссертационного исследования служит система философских воззрений, в том числе диалектический метод познания, обеспечивающий научный подход к изучению различных явлений и процессов общественной жизни как познаваемых и находящихся в постоянном развитии.

    Автором применялись также историко-правовой, формально-догматический, грамматический, сравнительно-правовой, конкретно-социологический, аналитический, статистический, системно-структурный и другие методы научного познания.

    Теоретический основой диссертации являются труды отечественных и зарубежных ученых в области уголовного права и криминологии среди них: С.А. Алтухов, В.Н. Борков, А.Н. Варыгин, В.Б. Волженкин, А.Д. Галахова, Л.Д. Гаухман, П.И. Гришаев, В.И. Динека, Б.Д. Завидов, Б.В. Здравомыслов, С.В. Изосимов, И.И. Карпец, О.Х. Качмазов, В.Е. Квашис, А.К. Квициния, С.Г. Келина, И.А. Клепицкий, А.И.

    10

    Кирпичников, Т.В. Кондрашова, И.И. Коржанский, Ю.И. Кулешов, В.Н. Кудрявцев, Н.А. Лопашенко, С.В. Максимов, А.И. Марцев, В.Е. Мельникова, В.А. Мерзлякова, А.В. Наумов, В.В. Прудников, В.И. Рязанов, А.В. Шнитенков, П.С. Яни и др.

    Нормативно-правовую основу работы составляют Конституция Российской Федерации, действующее российское и зарубежное уголовное законодательство, руководящие разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации.

    Эмпирической базой исследования являются результаты оперативно-служебной деятельности по выявлению и пресечению корыстных должностных преступлений в органах внутренних дел в 2000-2009г.г. подразделений по обеспечению собственной безопасности Министерств, Главных управлений и управлений внутренних дел субъектов Российской Федерации, входящих в Сибирский Федеральный округ. Изучены материалы 131 уголовного дела о корыстных должностных преступлениях, совершенных в указанный период времени сотрудниками органов внутренних дел на территории Сибирского Федерального округа. В ФБУ ИК-3 г.Иркутска проведен опрос путем анкетирования 120 осужденных, отбывающих наказание за совершение преступлений указанной категории. Проводились также опросы сотрудников муниципальных образований, предпринимателей, рабочих и служащих, студентов высших учебных заведений (всего 253 респондента), интервьюирование практических работников правоохранительных органов и судей (86 респондентов).

    Научная обоснованность и достоверность результатов исследования определяется широким кругом нормативных и научных источников, достаточно обширной эмпирической базой и результатами социологических исследований, в своей совокупности обусловивших концепцию диссертанта. Все это свидетельствует о репрезентативности

    11

    изученного материала и позволяет считать сделанные на этой основе выводы и предложения научно обоснованными.

    Научная новизна диссертационного исследования заключается в обобщении новейших эмпирических данных, отражающих уголовно-правовые и криминологические особенности корыстных должностных преступлений, совершаемых сотрудниками органов внутренних дел. Автором выявлены причины, корыстной должностной преступности, проанализированы структура и динамика, дана характеристика лиц, совершивших данные преступления. Опираясь на результаты проведенного эмпирического исследования, автор выявляет новые аспекты квалификации корыстных должностных преступлений, формулирует конкретные предложения по совершенствованию уголовно-правового механизма противодействия данным преступным проявлениям. Предлагается раскрыть содержание признаков: «существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства», применительно к составам преступлений, предусмотренных ст.ст. 285, 286, 292 ч.2 УК РФ; «тяжкие последствия» (ч. З ст.285, п. «в» ч. З ст.286 УК РФ), уточнить понятие вымогательства взятки. Формулируются предложения по изменению и дополнению действующей редакции ст.ст. 285, 286, 290 и 292 УК РФ, включению в главу 30 УК РФ составов бездействия власти и вымогательства взятки, дополнении главы 31 УК РФ «Преступления против правосудия» специальной нормой, предусматривающей уголовную ответственность за сокрытие преступлений от учета. Предлагается уточнить понятие коррупции, приведенное в Федеральном законе от 25.12.2008 № 273-ФЗ «О противодействии коррупции». Сделаны конкретные предложения по совершенствованию специально-криминологических мер предупреждения корыстной должностной преступности.

    На защиту вынесены следующие основные положения и выводы:

    12

    1. Дополнить главу 30 УК РФ статьей 285-3 УК РФ «Коррупционный сговор» следующего содержания:

    1. Коррупционный сговор - умышленное создание устойчивой противоправной связи должностного лица с отдельными лицами, группами лиц или организациями в целях незаконного получения выгод имущественного характера, как для него самого, так и для других лиц, связанное с совершением данным должностным лицом определенных действий (бездействия) с использованием своего служебного положения в интересах указанных лиц, групп лиц или организаций.

    2. То же деяние, совершенное в интересах организованной группы, преступного сообщества (преступной организации), или повлекшее тяжкие последствия.

    2. Дополнить части вторые ст.ст. 285, 286 и ч.З. ст.290 УК РФ, указав в них в качестве субъектов соответствующих квалифицированных составов преступлений должностных лиц, проходящих службу в правоохранительных органах.

    3. Дополнить главу 30 УК РФ статьей ст.285-4 «Преступное бездействие должностного лица»:

    1. Умышленное, вопреки интересам службы неисполнение должностным лицом действий, которое оно должно было и могло совершить в силу своих служебных обязанностей, сопряженное с попустительством умышленному преступлению либо повлекшее существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства.

    2. То же деяние, совершенное из корыстной или иной личной заинтересованности.

    4. Дополнить примечания к ст.285 УК РФ «Злоупотребление должностными полномочиями»:

    Пунктом 6. Под существенным нарушением прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества

    13

    или государства в настоящей статье, а также статьях 286 и 292 УК РФ следует понимать причинение имущественного вреда на сумму, превышающую 2.500 рублей, либо нарушение прав и свобод человека и гражданина, а также организаций, гарантированных общепризнанными принципами и нормами международного права, Конституцией Российской Федерации. Как существенное нарушение вышеуказанных прав и интересов должно рассматриваться также совершение должностным лицом с использованием своего должностного положения иного умышленного преступления, не предусмотренного нормами данной главы, за исключением случаев, когда указанное обстоятельство специально предусмотрено в качестве квалифицирующего признака соответствующего состава преступления.

    Пунктом 7. Под тяжкими последствиями в статьях 285, 286 УК РФ следует понимать причинение по неосторожности смерти или тяжкого вреда здоровью, самоубийство потерпевшего, причинение имущественного вреда на сумму, превышающую 100.000 рублей.

    5. Дополнить главу 30 УК РФ ст.290-1 УК РФ «Вымогательство взятки»:

    1. Вымогательство взятки, то есть требование должностным лицом взятки за выполнение или невыполнение в интересах дающего действий (бездействия), совершенное под угрозой нарушения его законных прав и интересов, а равно иное умышленное поставление такое лицо в условия, которые вынуждают его дать взятку с целью предотвращения наступления вредных последствий его правоохраняемым интересам.

    2. То же деяние, совершенное, -

    а) группой лиц по предварительному сговору или организованной группой;

    б) лицом, занимающим государственную должность Российской Федерации или государственную должность субъекта Российской

    14

    Федерации, а равно главой органа местного самоуправления либо должностным лицом, проходящим службу в правоохранительных органах; в) в целях получения взятки в крупном размере.

    Исключить из ч. 4 ст. 290 УК РФ п. «в», предусматривающий получение взятки, совершенное с вымогательством взятки.

    6. Дополнить главу 30 УК РФ ст.291-1 УК РФ «Посредничество во взяточничестве»:

    1. Посредничество во взяточничестве, то есть непосредственная передача взятки по поручению взяткодателя или взяткополучателя.

    2. Посредничество во взяточничестве, совершенное должностным лицом, а равно посредничество в передаче или получении взятки за совершение заведомо незаконных действий (бездействия), при передаче или получении взятки в крупном размере.

    Примечание: Лицо, совершившее посредничество во взяточничестве, освобождается от уголовной ответственности, если оно добровольно сообщило органу, имеющему право возбудить уголовное дело, о совершении им преступления.

    7. Уточнить понятие коррупции, приведенное в ст.1 Федерального закона от 25.12.2008 № 273-ФЗ «О противодействии коррупции», которое в нынешнем своем виде не в полной мере отражает суть данного негативного социально-правового явления. По нашему мнению, будет правильным определить коррупцию как «злоупотребление должностными полномочиями, превышение должностных полномочий, получение взятки, служебный подлог, а также иное умышленное незаконное использование должностным лицом своего должностного положения, совершенное вопреки законным интересам общества и государства, в целях получения выгод имущественного характера, как для себя лично, так и для других лиц».

    8. Корыстные должностные преступления, совершаемые сотрудниками органов внутренних дел, образуя относительно

    15

    самостоятельную совокупную группу преступлений, занимают доминирующее положение в структуре преступности этой категории лиц, а также сотрудников правоохранительных органов в целом. Рассматриваемым преступлениям присущи собственные системные характеристики, проявляющиеся в наличии внутренней структуры и динамики, отличных от соответствующих показателей корыстных должностных преступлений, регистрируемых в масштабах страны, что позволяет рассматривать их как особую разновидность преступности, существующей в обществе. Подчиняясь общим закономерностям развития преступности, они имеют и свои специфические закономерности, в том числе, обусловленные негативными факторами в организации деятельности самих органов внутренних дел. Одним из признаков рассматриваемой группы преступлений является наличие устойчивых противоправных связей сотрудников органов внутренних дел с отдельными лицами, группами лиц и организациями, сопряженных с использованием своего служебного положения в их интересах в целях незаконного получения имущественной выгоды.

    9. Характерными чертами личности преступников, совершающих корыстные должностные преступления в системе органов внутренних дел, являются: возраст, в основном, до 35 лет, недостаточная адаптированность к прохождению службы, нередкое отсутствие юридического образования. На состояние, динамику и структуру корыстных должностных преступлений в органах внутренних дел существенно влияют экономические, социальные, правовые и организационные факторы, что, в свою очередь, определяет необходимость осуществления комплекса мер по их профилактике. При этом, с учетом конкретных особенностей работы органов внутренних дел, имеются основания вести речь о наличии устойчивых криминогенных факторов в самой их деятельности, требующей в связи с этим коренного переустройства.

    16

    10. Предупреждение корыстной должностной преступности в органах внутренних дел (коррупционной преступности) необходимо базировать на:

    - постоянном мониторинге и анализе корыстных должностных преступлений и причин, им способствующих; определении стратегии и тактики противодействия данному явлению проводить с учетом реальных социально - экономических и политических условий жизни, состояния общественного сознания и системы МВД; систематической оценке результатов проведенной работы и корректировке необходимых мер;

    - разработке целевых программ по противодействию коррупции в подразделениях системы МВД РФ;

    - использовании помощи населения и различных институтов гражданского общества;

    - специализированной подготовке кадров и совершенствовании работы подразделений ДСБ МВД РФ.

    Теоретическая и практическая значимость исследования состоит в комплексном изучении (с позиций теории и практики уголовного права, российского и зарубежного уголовного законодательства, криминологии) уголовно-правовых и криминологических особенностей корыстных должностных преступлений сотрудников органов внутренних дел.

    Основные положения, рекомендации и выводы, содержащиеся в настоящей диссертационной работе, могут способствовать решению вопросов квалификации рассматриваемой группы преступлений, совершенствованию организации работы по борьбе с ними. Определенным вкладом в теорию уголовного права является проведенный автором юридический анализ элементов и признаков составов преступлений, предусмотренных ст.ст.285, 286, 290 и 292 УК РФ, рассмотрение ряда сложных и дискуссионных вопросов, связанных с квалификацией данных преступлений.

    17

    Диссертационное исследование расширяет научные представления об уголовно-правовых и криминологических особенностях корыстных должностных преступлений сотрудников органов внутренних дел. Выводы и результаты диссертационного исследования могут быть использованы в процессе совершенствования уголовного законодательства, практической деятельности служб собственной безопасности органов внутренних дел, а также в учебном процессе высших учебных заведений МВД Российской Федерации. Положения, изложенные в диссертации, кроме того, возможно, использовать при проведении дальнейших исследований проблемы коррумпированности должностных лиц, в том числе органов внутренних дел, с позиций криминологии, криминалистики, теории оперативно-розыскной деятельности.

    Апробация результатов исследования: Полученные научные результаты исследования используются в практической деятельности Отдела Обеспечения Собственной Безопасности по Сибирскому федеральному округу ОРБ №16 МВД России, а также отдела коррупции Оперативно-розыскного бюро ГУ МВД РФ по Сибирскому федеральному округу и УСБ ГУВД по Новосибирской области.

    Основные результаты проведенного исследования изложены в одном учебном пособии и в 5-ти опубликованных статьях диссертанта, в том числе одна из них была опубликована в ведущем рецензируемом научном журнале, указанном в перечне ВАК.

    Структура диссертации. Диссертационное исследование выполнено в соответствии с требованиями ВАК. Работа состоит из введения, трех глав, восьми параграфов, заключения, библиографического списка и приложений.

    18

    СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

    Во введении обосновывается актуальность, степень научной разработанности избранной темы, определяются цель и задачи, объект и предмет диссертационного исследования, его методологическая, теоретическая, нормативно-правовая и эмпирическая базы, доказана научная новизна, формулируются теоретические положения и практические рекомендации, выносимые на защиту, показана теоретическая и практическая значимость исследования, приводятся сведения об апробации полученных результатов.

    Первая глава «Уголовно-правовая характеристика корыстных должностных преступлений» состоит из трех параграфов.

    В первом параграфе «Объективные признаки корыстных должностных преступлений» определяется круг преступных посягательств, входящих в указанную группу преступлений, к которым, по мнению автора, следует относить злоупотребление должностными полномочиями (ст.285 УК РФ), превышение должностных полномочий (ст.286 УК РФ), получение взятки (ст.290 УК РФ) и служебный подлог (ст.292 УК РФ), имеющие корыстную мотивацию (корыстные цели). Проводится анализ объектов и объективной стороны названных составов преступлений, которые, как отмечает автор, характеризуются наличием общего для них непосредственного объекта, при этом в составах получения взятки и основном составе служебного подлога объект присутствует в единственном числе, в составах злоупотребления должностными полномочиями, превышения должностных полномочий и квалифицированного служебного подлога, кроме того, имеются дополнительные объекты. В составе служебного подлога четко выделяется предмет преступления. В диссертации обосновывается вывод о том, что данный объективный признак присутствует и в составе получения взятки, при этом автор не разделяет точку зрения о том, что

    19

    имущественные ценности и выгоды, получаемые в качестве взятки, представляют собой средство преступления. При этом, по мнению диссертанта, взяткой может быть признана только такая имущественная выгода, которая способна реально воздействовать на решение должностного лица, обеспечив контроль за его волей и служебным поведением. Формулируется предложение о закреплении в законе минимально возможной суммы взятки, составляющей 3.000 рублей. Уголовная ответственность за вымогательство взятки должна наступать независимо от суммы.

    В случае принятия должностным лицом взятки при проведении в отношении него оперативного эксперимента, с последующим задержанием виновного сразу после получения ценностей, содеянное образует только покушение на преступление, так как не причиняется и не может быть причинен реальный ущерб объекту уголовно-правовой охраны. На практике не получают однозначной оценки факты, когда должностное лицо правоохранительных органов, принимает на себя функции «крыши» в отношении какого-либо лица, чаще всего, предпринимателя, выплачивающего ему материальное вознаграждение. По мнению автора, подобные действия представляют собой разновидность покровительства по службе, в связи с чем подвергается критике позиция Пленума Верховного Суда РФ о том, что в таком случае взяткодатель должен обязательно находиться в служебной зависимости от взяткополучателя.

    Второй параграф «Субъективные признаки корыстных должностных преступлений» посвящен анализу признаков, характеризующих субъекта рассматриваемой группы преступлений и их субъективную сторону.

    Субъекты корыстных должностных преступлений - должностные лица, а в составе служебного подлога - еще и государственные служащие, служащие органа местного самоуправления, не являющиеся должностными лицами. По своим субъективным признакам все эти

    20

    преступления предполагают умышленную форму вины (при этом в составе получения взятки и в основном составе служебного подлога умысел может быть только прямым).

    По всем исследованным делам преступные посягательства совершались с прямым умыслом, субъектами преступлений являлись аттестованные сотрудники органов внутренних дел, являющиеся должностными лицами, как правило, осуществлявшие функции представителя власти.

    Установление и доказывание корыстной заинтересованности в составах злоупотребления должностными полномочиями и служебного подлога сопряжено с определенными сложностями, требует сбора конкретных доказательств, свидетельствующих о том, что противоправное деяние должностного лица было обусловлено стремлением извлечь именно выгоду имущественного характера. В составе получения взятки, который, безусловно, также имеет корыстную направленность, корыстные мотив и цель не выделяются законодателем в качестве обязательных признаков, однако правоприменитель воспринимает это как аксиому. По делам о превышении должностных полномочий, где и мотивы, и цели могут носить различный характер, не влияя на квалификацию, факультативные признаки субъективной стороны, как правило, должным образом вообще не выясняются.

    В третьем параграфе «Проблемы квалификации уголовной ответственности за корыстные должностные преступления», в том числе на основе' рассмотрения конкретных судебных постановлений, анализируются дискуссионные вопросы уголовно-правовой оценки данных преступлений и их соотношения с другими составами преступлений, при этом особое внимание уделено отграничению получения взятки от мошенничества. Указываются основные недостатки, допущенные при конструировании уголовно-правовых норм об ответственности за корыстные должностные преступления, сопоставляемых с нормами

    21

    действующего зарубежного уголовного законодательства, предлагаются меры по совершенствованию соответствующих норм УК РФ.

    По итогам этого параграфа и главы в целом формулируются выводы о том, что корыстные должностные преступления сотрудников органов внутренних дел выражаются, прежде всего, в противоправной реализации субъектом имеющихся у него полномочий представителя власти, что, в сочетании с корыстной мотивацией действий (бездействия) определяет общую антисоциальную направленность данных деяний, затрагивающих такие, безусловно, значимые сферы деятельности, как борьба с преступностью, иными правонарушениями, обеспечение защиты прав и законных интересов граждан и организации, а также условий, гарантирующих допуск к правосудию. В то же время, действующая редакция ст.ст.285, 286, 290 и 292 УК РФ не в полной мере учитывают специфику правоохранительной деятельности. Законодателем не принят во внимание и тот факт, что совершение указанных деяний сотрудником правоохранительного органа значительно повышает их общественную опасность. В некоторых из этих норм (ст.ст. 285, 286, 292 ч.2 УК РФ) при описании общественно опасных последствий, являющихся обязательным признаком данных составов, используются расплывчатые, оценочные категории, во многом представляющие собой своего рода «дань традиции», имея в качестве отправной точки уголовное законодательство советского периода, откуда в УК РФ и перешли эти социологизированные признаки, не содержащие четких параметров, позволяющих определить «существенность» нарушения, влекущего наступление именно уголовной ответственности. Действующие дефиниции указанных норм не соответствуют принципу законности, de facto оставляя вопрос о признании конкретного деяния должностного лица преступным - на усмотрение правоприменителя, безусловно, подверженного конъюктурным воздействиям. В свою очередь, в ст.290 УК РФ не раскрываются признаки вымогательства взятки, тогда как разъяснения, данные в Постановлении

    22

    Пленума Верховного Суда РФ, по мнению автора, не учитывают все варианты, при которых возможно совершение данного преступного посягательства.

    Вторая глава «Криминологическая характеристика корыстной должностной преступности в органах внутренних дел» состоит из трех параграфов, в которых корыстная преступность рассматривается как объект криминологического исследования, дается характеристика ее состояния, структуры и динамики, в том числе, применительно к Сибирскому федеральному округу, показаны основные особенности личности преступника.

    В первом параграфе «Состояние, структура и динамика корыстной должностной преступности» автор исходит из того, что корыстные побуждения являются одними из наиболее значимых в числе мотивов, определяющих преступное поведение человека и это необходимо учитывать при оценке преступных деяний, совершаемых сотрудниками органов внутренних дел.

    Должностная преступность получила значительное распространение в органах внутренних дел, сотрудники которых являются безусловными лидерами по количеству совершаемых преступных деяний среди всех правоохранительных органов, что обусловлено не только их численностью, но и наличием специфических негативных факторов в организации работы, а также и непосредственно внутри «милицейской» микросреды.

    Данными лицами совершаются корыстные преступления, как «общеуголовного» характера, так и непосредственно связанные с осуществлением своих должностных полномочий. По данным ДСБ МВД РФ, именно последние преобладают в структуре преступности сотрудников ОВД (так, за 9-ть месяцев 2009г. доля должностных преступлений составила 62,84%). В то же время, такое «общеуголовное» корыстное преступление, как мошенничество, совершаемое в правоохранительной сфере с использованием лицом своего служебного

    23

    положения, достаточно часто вплотную пересекается с получением взятки, фактически превратившись в одно из проявлений коррупции со стороны сотрудников ОВД (при получении незаконного материального вознаграждения за совершение действий или бездействия, которые должностное лицо не могло или изначально не намеревалось предпринять, а также за так называемое «естественное развитие событий»).

    Специфика корыстной должностной преступности в органах внутренних дел определяется, прежде всего, тем, что с учетом реально создавшейся ситуации в обществе, указанные преступления по существу ставят под сомнение само предназначение данных правоохранительных органов, призванных осуществлять борьбу с преступностью, дают основания вести речь о криминализации самой правоохранительной деятельности. В результате совершения таких преступлений, грубо нарушается конституционный принцип справедливости, определенная часть преступников остается безнаказанной, что влечет за собой дальнейшую криминализацию общества, создает условия для развития организованной преступности, терроризма. Многие граждане стараются по возможности избегать контактов с представителями органов внутренних дел, причем даже, когда они сами стали жертвою преступления. К настоящему времени сложилось устойчивое недоверие большей части населения к органам внутренних дел. На этом фоне происходит утрата доверия и к государственной власти.

    Прослеживая прямую связь между корыстной должностной преступностью и коррупцией, автор рассматривает сформулированные в разное время определения коррупции. Анализируя определение коррупции в ст.1 Федерального закона №273-Ф3 «О противодействии коррупции», обосновывается вывод о том, что оно не четко раскрывает сущность данного негативного социально-правового явления, включая в себя злоупотребление полномочиями и коммерческий подкуп, являющиеся преступлениями против интересов службы в коммерческих и иных

    24

    организациях, субъектами которых не могут быть должностные лица. В то же время, коррупция традиционно ассоциируется, прежде всего, с продажностью государственного аппарата, на что и следовало сделать акцент законодателю. В данном определении не упоминаются превышение должностных полномочий и служебный подлог, несмотря на то, что многие такие деяния имеют коррупционную направленность. По мнению автора, не может расцениваться как коррупция и дача взятки в «чистом виде», так как субъектом этого преступления является любое физическое лицо, в то время как из определения коррупции усматривается, что она предполагает, прежде всего, незаконное использование должностного положения. Вряд ли в этом определении следовало указывать и на предоставление выгоды лицу, незаконно использующему свое должностное положение, другими физическими лицами, так как основное значение имеет фактическое получение такой выгоды самим должностным лицом. Также, рассматриваемое определение не соотносится с категориями, предусмотренными конкретными нормами УК РФ, тогда как изложенный в нем подход к коррупции позволит заявлять об «успехах» в борьбе с нею и в тех случаях, когда вместо выявления и пресечения действительно коррупционных преступлений должностных лиц, будут устанавливаться факты совершения деяний, не имеющих такой направленности (например, покушение на дачу взятки при отсутствии намерения должностного лица принять материальное вознаграждение). Исходя из этого, автор формулирует конкретные предложения по внесению уточнений в законодательное определение коррупции.

    Обращается внимание на то, что одной из основных особенностей преступности сотрудников органов ОВД является преобладание в ее структуре должностных преступлений, в том числе и корыстной направленности, при этом многие другие совершаемые ими преступления (включая, «общеуголовные») нередко тесным образом связаны с данной группой преступлений, занимая на их фоне подчиненное, второстепенное

    25

    положение. За период 1999-2008гг. наблюдалась устойчивая тенденция роста числа сотрудников ОВД, совершивших именно должностные преступления, количество же «общеуголовных» преступлений снижалось. В последние 3 года при общем сокращении числа преступлений, совершенных сотрудниками ОВД (-15,9 %) и практически оставшихся без изменения «общеуголовных» преступлениях (-0,52 %), должностные преступления также сократились на 23%, но, тем не менее, по-прежнему занимают лидирующее положение в структуре преступлений, совершаемых этими лицами. Серьезной проблемой остается высокая латентность рассматриваемой группы преступлений, о чем свидетельствуют, в частности, и результаты опроса граждан.

    По изученным делам о корыстных должностных преступлениях сотрудников органов внутренних дел, совершенных в различных субъектах Сибирского федерального округа, 69,6% таких деяний приходится на республиканские, краевые, областные центры; 17,4% - иные города и поселки городского типа; по 6,5% - населенные пункты сельской местности и транспорт. 45% преступлений совершено непосредственно в служебных помещении ОВД. Подавляющее большинство преступлений были совершены одним лицом (78%), в 10% случаев присутствовала группа лиц по предварительному сговору, в состав которой входили только сотрудники милиции, численность группы всегда составляла 2 человека. По 12% дел признаки группы отсутствовали, однако, наряду с исполнителем имелся другой соучастник преступления.

    В 91% случаев осужденными было получено материальное вознаграждение в денежной форме, при этом начальной суммой были 100 рублей; относительно редко - лишь в 9% случаев материальное вознаграждение было предоставлено в виде иного имущества.

    Чаще всего обвиняемые совершали свои преступные деяния при рассмотрении вопросов, касающихся административной практики - 43%, осуществлении предварительного расследования по уголовному делу -

    26

    15%, проведении оперативной проверки - 13%, доследственной проверки -8,7%, В 7,8% случаев использовались угрозы подбросить предметы, запрещенные в гражданском обороте, в 4,5% случаев выполнялись функции «крыши». Как правило, по делам устанавливалось разовое совершение преступлений обвиняемыми (72%), однако почти каждый десятый из них (9,7%) систематически занимался преступной деятельностью.

    Обращает на себя внимание, что в 82% случаев по данной категории дел судами назначалось условное осуждение, что не способствует эффективной борьбе с корыстными должностными преступлениями в ОВД.

    Во втором параграфе «Причины корыстной должностной преступности» рассмотрены основные детерминанты, обусловливающие совершение преступлений данной группы. Отмечается, что они подвержены влиянию общих для всей преступности в стране криминогенных социально-экономических, политических, социально-психологических и других факторов. Тем не менее, для них характерны и собственные, специфические причины и условия существования, воспроизводства и развития, связанные с особенностями прохождения службы в ОВД, их нынешним состоянием, теми проблемами и противоречиями, которые в них сложились и существуют. Определенную роль играет «забюрократизированность» этих органов, отсутствие действенного социального контроля за их работой.

    Исходя из этого, автором выделяются различные уровни причин корыстной должностной преступности в органах внутренних дел, а также способствующих им условий: действующие в масштабах всей страны; на уровне собственно ОВД и на уровне конкретных подразделений. Свои причины и условия имеет и каждое конкретное преступление, при этом, действуя на индивидуальном уровне, именно они непосредственно порождают возникновение у сотрудника мотивации к совершению

    27

    преступления. Специфическими детерминантами обладают также преступления, совершаемые представителями конкретных «милицейских» профессий.

    На криминальную ситуацию в органах внутренних дел значительное влияние оказали негативные процессы в социально-экономической сфере, которыми сопровождался переход к рыночным отношениям в 90-е гг. XX столетия. Произошло «вымывание» квалифицированных кадров, которые, будучи не удовлетворены низкой зарплатой, переходили на работу в коммерческие структуры, а отчасти, в органы прокуратуры, где уже тогда был намного более высокий уровень денежного содержания. Другие сотрудники ОВД находили альтернативные варианты улучшения материального положения, подрабатывая «на стороне», что негативно сказывалось на качестве основной работы. Некоторые же сотрудники искали и устанавливали контакты с представителями криминальной среды, оказывая им за материальное вознаграждение услуги, непосредственно связанные с их служебным положением, либо, опять же за материальное вознаграждение, выполняли функции «крыши» в отношении предпринимателей и коммерческих структур. Произошла неизбежная утрата «преемственности поколений», когда вновь принимаемые на службу молодые работники уже мало что могли получить, с точки зрения позитивных навыков профессиональной деятельности, от своих, более старших коллег. В ОВД стали приходить случайные люди, часто не имеющие профильного образования, либо изначально ориентированные на незаконное извлечение имущественной выгоды за счет служебной деятельности. Очевидно, что последствия данных негативных процессов полностью не преодолены и до настоящего времени. Серьезной проблемой, по-прежнему, является низкий уровень денежного содержания в ОВД (половина респондентов в числе первоочередных причин и условий совершения данных преступлений указали низкую заработную плату их сотрудников).

    28

    В качестве одного из основных условий, способствующих совершению сотрудниками ОВД корыстных должностных преступлений, автор выделяет отсутствие постоянного и действенного контроля за законностью их служебной деятельности, в том числе при проведении оперативно-розыскных мероприятий. Большое значение в системе детерминант данной группы преступлений имеют негативные личностные характеристики самих сотрудников, влияние микросреды, внутри которой в течение многих лет складывалось лояльное отношение или даже скрытое одобрение к подобным фактам. Среди сотрудников ОВД имеются лица с высоким уровнем материального достатка, достигнутого за счет противоправной и преступной деятельности, на которых стараются ориентироваться и многие другие (особенно, когда эти лица длительное время остаются безнаказанными). Определенное криминогенное значение имеет также «дефицит культуры» у многих сотрудников ОВД, подверженность их профессиональной деформации, восприятие своей профессии как не престижной. Обращается внимание на то, что в России до сих пор так и не создана «замкнутая» система правоохранительных органов, как это организовано во многих зарубежных странах, в связи с чем скомпрометировавшие себя сотрудники ОВД, в том числе, даже те, которые были уволены в связи с возбуждением уголовных дел, могут устроиться в иные правоохранительные структуры.

    В третьем параграфе «Криминологическая характеристика лиц, совершивших корыстные должностные преступления», анализируются данные о личности преступников, полученные при изучении материалов уголовных дел и проведении опроса осужденных, отбывающих наказание в ФБУ ИК-3 г.Иркутска. Автор приходит к выводу, что сотрудники органов внутренних дел, совершающие корыстные должностные преступления, выделяются своим возрастом - в основном до 35 лет, недостаточной адаптацией к прохождению службы в органах внутренних дел, нередким отсутствием юридического образования. Все лица, привлеченные к

    29

    уголовной ответственности, являются мужчинами. Однако сами по себе эти личностные признаки вряд ли можно рассматривать как решающие, применительно к возникновению криминальной мотивации у конкретного должностного лица, пусть и находящегося в этой достаточно условной «группе риска». Можно даже предположить, что более зрелые и опытные сотрудники в основной своей массе уже научились совершать противоправные деяния таким образом, чтобы они не выявлялись, оставаясь латентными.

    Представляют интерес результаты опроса осужденных, отбывающих наказание в ФБУ ИК-3 г. Иркутска, поскольку значительная их часть (32%) считают, что ничего незаконного не допустили, в местах лишения свободы оказались по сфабрикованным уголовным делам (один из опрошенных даже заявил, что «во всем виновато государство, преступное с 1918г., так как в нем установлена воровская власть»). Большинство опрошенных (78,8 %) целью своей жизни видели достижение высокого материального положения (приобретение престижной квартиры, дома, автомашины); 14,7 % из них пришли работать в ОВД, поскольку не смогли подыскать другую более достойную, на их взгляд, работу; 11,7 % - из-за относительно стабильной заработной платы; 8,8 % - с целью улучшить свое материальное положение путем использования властных полномочий сотрудника.

    При изучении уголовных дел установлено, что никто из лиц, привлеченных к ответственности, не характеризовался по службе отрицательно. В 93% случаев в делах имелись положительные характеристики и лишь в 7% случаев - посредственные. В нарушение п.З ч.1 ст.73 УПК РФ, данные о личности, привлекаемых к уголовной ответственности, собирались и исследовались недостаточно. Представления следователей об устранении причин и условий, способствующих совершению преступлений, обычно носили формальный характер, включая в себя лишь описание самого деяние, частные

    30

    постановления судов в адрес руководителей ОВД выносились в единичных случаях.

    Третья глава диссертации «Предупреждение корыстных должностных преступлений, совершаемых сотрудниками органов внутренних дел» включает в себя два параграфа.

    В первом параграфе «Совершенствование уголовно-правового механизма предупреждения корыстных должностных преступлений» обоснуются предложения по совершенствованию действующего уголовного законодательства и практики его применения. Наряду с предложениями о внесении изменений и дополнений в УК РФ, обозначенных в качестве положений, выносимых на защиту, автором предлагается, в частности, решить вопрос о включении в главу 31 Особенной части УК «Преступления против правосудия» специальной нормы об ответственности за сокрытие преступлений от учета, совершенное сотрудником правоохранительного органа, указать в уголовном законе минимально возможный размер взятки, определив его в размере одного минимального размера труда, не распространяя это положение на вымогательство взятки, когда уголовная ответственность наступает независимо от стоимости ее предмета. Ставится вопрос о внесении изменений в Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10.02.2000 № 6 «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе» в части указания на возможность проведения оперативно-розыскных мероприятий по информации о предстоящем получении взятки при наличии инициативы на это со стороны должностного лица; квалификации действий должностного лица, принявшего взятку в ходе проведения оперативного эксперимента, как покушения на преступление; включения в понятие общего покровительства по службе совершения должностным лицом действий не только в отношении непосредственно подчиненных по службе лиц, но

    31

    также подконтрольных или зависимых от него в силу других обстоятельств, связанных с его должностным положением.

    Во втором параграфе «Совершенствование специально-криминологических мер предупреждения корыстной должностной преступности» формулируются предложения об улучшении материального обеспечения сотрудников ОВД, более глубокой дифференциации оплаты их труда в зависимости от отношения к службе, совершенствовании кадровой работы, повышении качестве проверок кандидатов, вновь поступающих на службу, нейтрализации последствий профессиональной деформации, восстановлении системы воспитательной работы, осуществлении мониторинга материального благосостояния сотрудников и их близких, принятии специальных мер, направленных на стимулирование соблюдения законности, в том числе, за счет повышения по службе, организации системы общественного контроля за деятельностью ОВД.

    В заключении диссертации содержатся итоговые результаты проведенного исследования. В приложениях представлены график и таблицы, отражающие динамику сотрудников органов внутренних дел, привлеченных к уголовной ответственности и осужденных за совершение должностных преступлений.

    Выводы и основные положения диссертации отражены в следующих опубликованных работах автора:

    Статьи, опубликованные в ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях, указанных в перечне ВАК:

    1. Смирнов А.Ю. Актуальные проблемы квалификации получения взятки // «Черные дыры» в Российском законодательстве: Юридический журнал. - 2007. - №1. - С.424 - 426 (0,5 п. л.).

    32

    Иные публикации

    2. Смирнов А.Ю. Квалифицированные и особо квалифицированные виды получения взятки: некоторые проблемы уголовно-правовой оценки //Вестник Восточно-Сибирского Института МВД России: Научно-практический журнал. - 2005. - №3 (34). - С.20 - 26 (0,4 п. л.).

    3. Смирнов А.Ю. Конструктивные признаки составов корыстных должностных преступлений // Подходы к решению проблем законотворчества и правоприменения: Сборник научных трудов адъюнктов и соискателей Омской Академии МВД России. - 2007. - Выпуск 14. - С.61 - 67 (0,4 п. л.).

    4. Смирнов А.Ю. Некоторые проблемы квалификации злоупотребления должностными полномочиями сотрудниками органов внутренних дел // Вестник Новосибирского государственного университета: Серия «Право». Том 4. Выпуск 2. - 2008. - С.56 - 62 (0,5 п. л.).

    5. Смирнов А.Ю. Детерминанты корыстных должностных преступлений, совершаемых сотрудниками органов внутренних дел и их предупреждение // Подходы к решению проблем законотворчества и правоприменения: Сборник научных трудов адъюнктов и соискателей Омской Академии МВД России.  2009. - Выпуск 16. - С.66 - 74 (0,4 п. л.).

    6. Смирнов А.Ю.; Метельский П.С. Уголовно-правовая характеристика корыстных должностных преступлений, совершаемых сотрудниками органов внутренних дел.// Пособие. Издательство СибАГС, 2009. - 131с. (7,5 п. л.)



    [1] Численность сотрудников МВД РФ установлена Указом Президента России от 03.11.2005 г. в количестве 821268 чел. (661275 - сотрудников ОВД и 159993 - федеральных гражданских служащих и работников МВД РФ) (Электронный ресурс)

    [2] Численность сотрудников органов прокуратуры РФ установлена Указом Президента России от 31.07.2002 г. № 823 в количестве 51021 чел.//Справочно-правовая система «Консультант+».

    [3] Численность сотрудников ФСКН РФ установлена Указом Президента России от 28.07.2004 г. № 976 в количестве 40000 чел. //Справочно-правовая система «Консультант+».

    [4] Численность военнослужащих войск гражданской обороны РФ установлена Указом Президента России от 20.12.2005 г. № 1478 в количестве 19500 чел. //Справочно-правовая система «Консультант+».

    [5] Численность сотрудников ФССП РФ установлена Указом Президента России от 13.12.2004 г. № 1316 в количестве 45046 чел. //Справочно-правовая система «Консультант+».

    [6] Как отмечает М. Королева, в общей структуре преступлений, совершенных сотрудниками правоохранительных органов с использованием служебного положения, составляют преступления, направленные против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления. При этом общее количество привлеченных к уголовной ответственности сотрудников органов внутренних дел значительно выше в сравнении с другими субъектами правоохранительной деятельности, что, по ее мнению, объясняется многими факторами и, прежде всего, их большей общей штатной численностью (См.: Королева М. Роль коррупции в криминализации правоохранительной деятельности // Уголовное право. 2007. № 1. С.107, 108).

    [7] Выступление Д.А. Медведева на Коллегии МВД РФ // Российская газета Федеральный выпуск № 5115 (36) от 19.02.2010 г.

    [8] Динека В.И. Ответственность за должностные преступления по уголовному праву России (уголовно-правовой и криминологический аспект): Автореф. дисс. д-ра юр. наук. М., 2000.

    [9] Басова Т.Б. Уголовная ответственность за должностные преступления: проблемы правотворчества и правоприменения в условиях административной реформы Российской Федерации: Автореф. дисс. д-ра юр. наук. Владивосток, 2005.

    [10] Шнитенков А.В. Ответственность за преступления против интересов службы: Автореф. дисс. д-ра юр. наук. Омск, 2006.

Информация обновлена:05.07.2010


Сопутствующие материалы:
  | Защита диссертаций 
 

Если Вы не видите полного текста или ссылки на полный текст книги, значит в каталоге есть только библиографическое описание.

Copyright 2002-2006 © Дирекция портала "Юридическая Россия" наверх

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
Rambler's Top100 Яндекс цитирования

Редакция портала: info@law.edu.ru
Участие в портале и более общие вопросы: reception@law.edu.ru
Сообщения о неполадках и ошибках: system@law.edu.ru