Учиться в России!
Регистрация »» // Логин:  пароль:

Федеральный правовой портал (v.3.2)
ПОИСК
+ подробный поиск
Подняться выше » Главная/Все книги/

Источник: Электронный каталог отраслевого отдела по направлению «Юриспруденция»
(библиотеки юридического факультета) Научной библиотеки им. М. Горького СПбГУ

Специалист как участник уголовного судопроизводства :

АР
Д332 Денисов, А. Э. (Александр Эдуардович).
Специалист как участник уголовного судопроизводства :
автореферат диссертации на соискание ученой степени
кандидата юридических наук. Специальность 12.00.09 -
уголовный процесс, криминалистика ; оперативно-розыскная
деятельность /А. Э. Денисов ; Науч. рук. Ю. Г. Торбин. -М.,
2010. -27 с.-Библиогр. : с. 27.5 ссылок
Материал(ы):
  • Специалист как участник уголовного судопроизводства.
    Денисов, А. Э.

    Денисов, А. Э.
    Специалист как участник уголовного судопроизводства : автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук.

    3

    ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

    Актуальность темы исследования.

    В условиях современной экономической, политической и социальной ситуации в России развитие криминальных процессов и явлений достигает такого уровня, который препятствует позитивному развитию общества и государства в целом. На фоне снижения благосостояния населения, обострения социальных, расовых, национальных и религиозных конфликтов сохраняется чрезвычайно высокий уровень общеуголовной преступности и наблюдается рост иных ее форм. Так, по данным Министерства внутренних дел Российской Федерации, в 2007 году зарегистрировано 3582,5 тыс. преступлений, из которых 1863,9 тыс. остались нераскрытыми (причем 25,1 % нераскрытых составляют тяжкие и особо тяжкие преступления)[1], в 2008 году - 3209,9 тыс. преступлений, из которых не раскрыто 1479,5 тыс. (из них 25,5 % тяжких и особо тяжких преступлений)[2], в нервом полугодии 2009 г. - 1574,6 тыс. преступлений, из которых нераскрытыми остались 610,4 тыс. (26,7 % из них -тяжкие и особо тяжкие)[3]. Следует особо отметить, что значительная часть зарегистрированных преступных посягательств связана с использованием новейших методов и достижений научно-технического прогресса - это преступления экономической направленности (459,2 тыс. преступлений в 2007 г., 448,8 тыс. - в 2008 г. и 283.9 тыс. - в первом полугодии 2009 г.), преступления, связанные с незаконным оборотом наркотиков (231,2 тыс. преступлений в 2007 г.. 232,6 тыс. - в 2008 г., 126,7 тыс. - в первом полугодии 2009 г.) и незаконным оборотом оружия (30.2 тыс. преступлений в 2007 г., 31,9

    4

    тыс. - в 2008 г., 20,6 тыс. - в первом полугодии 2009 г.). Таким образом, для выполнения одной из основных государственных задач - защиты жизни, здоровья, прав и свобод граждан, собственности, интересов общества и государства от преступных посягательств - в выявлении, раскрытии и расследовании преступлений крайне необходимо использование современных средств и методов, которые превышают техническую оснащенность лиц, совершающих посягательства. В связи с этим к участию в уголовном судопроизводстве привлекаются лица, обладающие специальными знаниями, способные оказать техническую, консультативную и иную помощь лицам, ведущим расследование, - специалисты и эксперты.

    Отечественное законодательство с принятием Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации[4] в 2001 году создало необходимые предпосылки для привлечения специалистов с целью оказания помощи при производстве по уголовным делам. Тем не менее новеллы процессуального законодательства, касающиеся статуса специалиста, вызывают дискуссии теоретического плана и трудности практического их применения. Внесенные в УПК РФ в 2003 году изменения и дополнения упрочили процессуальное положение специалиста и возвели даваемые им заключения и показания в ранг доказательств. Вместе с тем специалист практически не привлекается к процессу доказывания, а в случае участия не может полностью реализовать свои возможности ввиду отсутствия определенности положений законодательства, регламентирующих его процессуальный статус. В частности, теоретические и практические проблемы определения содержания заключения специалиста, сущности и предмета показаний специалиста, процессуального порядка получения заключения и показаний специалиста и их взаимосвязи обусловливают крайне редкое обращение следствия и суда к специалисту как источнику информации из области специальных знаний.

    Безусловно, введение в уголовное судопроизводство самостоятельной фигуры специалиста в значительной степени способствует укреплению

    5

    позиций принципа состязательности, однако, расширение перечня функций специалиста вкупе с нечеткой законодательной регламентацией порядка их реализации приводит к возникновению массы трудностей практического плана, связанных с применением новелл законодательства о возможностях использования специальных знаний в уголовном судопроизводстве. На практике все чаще предпринимаются попытки противопоставить заключение специалиста, полученное стороной защиты, заключению судебной экспертизы с целью опровержения ее выводов. Подобная тенденция обусловлена тем обстоятельством, что привлечение специалиста как форма использования специальных знаний в уголовном судопроизводстве в настоящее время не имеет четких рамок и отсутствуют строго определенные критерии ее отграничения от судебной экспертизы по уровню исследования фактических обстоятельств дела и используемых методов.

    В связи с изложенным представляется, что исследование проблем использования специальных знаний, привлечения специалиста к участию в уголовном судопроизводстве, реализации процессуального статуса специалиста является весьма актуальным, поскольку направлено на дальнейшее совершенствование законодательной регламентации и практики использования специальных знаний в уголовном судопроизводстве.

    Объектом исследования являются общественные отношения, возникающие в процессе привлечения специалиста как лица, обладающего специальными знаниями, для участия в уголовном судопроизводстве.

    Предметом исследования являются уголовно-процессуальные нормы, регламентирующие привлечение специалиста для участия в уголовном судопроизводстве, и практика их применения.

    Целью исследования является раскрытие на основе комплексного системного анализа особенностей использования специальных знаний специалиста посредством его участия в уголовном судопроизводстве, выявление специфики и пробелов законодательного регулирования участия специалиста в производстве по уголовному делу.

    6

    Достижению поставленной цели способствовало решение следующих основных задач:

    1. Определить понятие «специальные знания» и выявить признаки, характеризующие знания как специальные для целей уголовного судопроизводства.

    2. Определить понятие «специалист» и проанализировать признаки специалиста как участника уголовного судопроизводства.

    3. Раскрыть основные этапы становления института участия специалиста в отечественном уголовно-процессуальном законодательстве.

    4. Изучить формы и виды использования специальных знаний в уголовном судопроизводстве и выявить критерии их разграничения.

    5. Проанализировать процессуальный статус специалиста в уголовном судопроизводстве и выявить формирующие его основания.

    6. Выявить особенности заключения специалиста и показаний специалиста как самостоятельных источников доказательств.

    7. Проанализировать практику применения заключения и показаний специалиста для принятия итоговых процессуальных решений.

    8. Разработать конкретные предложения и рекомендации по развитию и совершенствованию уголовно-процессуальных и уголовно-правовых норм об участии специалиста в уголовном судопроизводстве.

    Степень научной разработанности темы.

    Теоретические основы участия специалиста в уголовном судопроизводстве неоднократно анализировались отечественными и зарубежными учеными-юристами.

    Общетеоретической основой исследования участия специалиста в уголовном судопроизводстве послужили труды российских и зарубежных ученых в области философии, общей теории государства и права, уголовного, уголовно-процессуального права, таких как Р.С. Белкин. П.А. Лупинская, С.В. Познышев, Е.Р. Российская, В. Случевский, А.Б. Соловьев, И.Н. Сорокотягин, Ю.Г. Торбин, И.Я. Фойницкий.

    7

    Об истории становления и развития института специалиста в отечественном уголовном процессе писали и пишут многие авторы, такие как Е.Ф. Буринский, М.М. Гродзинский, Я.М. Мазунин, В.Н. Махов, Е.В. Селина.

    Основу диссертационного исследования составили работы современных авторов о сущности и содержании специальных знаний и форм их использования в уголовном судопроизводстве: В.Д. Арсеньева, О.М. Головань, С.Г. Еремина, В.Г. Заблоцкого, Л.М. Исаевой, Т.В. Петровой, И.И. Трапезниковой, Л.Г. Шапиро, А.А. Эксархопуло.

    Особенности заключения и показаний специалиста как источников доказательств нашли отражение в работах А.И. Вельского, Т.В. Аверьяновой, В.И. Зажицкого, Ю.Г. Корухова, И. Овсянникова, А.Н. Петрухиной, Д.В. Попова. О.В. Хитровой.

    Вопросы, связанные с широким использованием специальных знаний в форме участия специалиста в уголовном судопроизводстве приобрели особую актуальность в современный период. В связи с этим следует отметить работы И.В. Абросимова, П. Воробьева, Е.П. Гришиной, Е.А. Зайцевой, Ю.Ф. Закурдаева, Ю.С. Лаптиева, Ю. Орлова, О. Темираева, М. Шалумова.

    Специально отметим работы А.А. Давлетова, Ю.А. Калинкина, В.М. Катревича, А.В. Константинова, А.А. Макарьина, А.Л. Новикова, А.Ю. Ушакова, К.Б. Брушковского, непосредственно исследующих вопросы участия специалиста на различных стадиях уголовного судопроизводства, а также особенностей привлечения специалиста для участия в производстве по той или иной категории уголовных дел.

    Нормативную основу исследования вопросов участия специалиста в уголовном судопроизводстве составили федеральные нормативно-правовые акты Российской Федерации.

    Методологической основой исследования служит общенаучный диалектический метод познания и вытекающие из него частно-научные методы: системно-структурный, конкретно-социологический, технико-юридический, историко-правовой, метод сравнительного правоведения. Их применение

    8

    позволило диссертанту исследовать рассматриваемые объекты во взаимосвязи, целостно, всесторонне и объективно.

    Эмпирическую базу диссертационного исследования составили:

    - данные конкретных социологических исследований - анкетирования 225 следователей следственных управлений при УВД Северного и Центрального административных округов г. Москвы и следственного управления Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации по Московской области;

    - результаты изучения 250 уголовных дел, рассмотренных судами г. Москвы и Московской области, а также Ярославской области в период с 2006 по 2009 г.;

    - обобщенные материалы следственной и судебной практики, в том числе Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Верховного Суда Российской Федерации.

    Научная новизна диссертационного исследования заключается в том, что в нем на основе комплексного изучения уголовно-процессуального законодательства впервые определен процессуальный статус специалиста как участника уголовного судопроизводства, обладающего специальными знаниями, не заинтересованного в исходе уголовного дела, привлекаемого в установленном законом порядке для участия в уголовном судопроизводстве посредством оказания содействия в обнаружении, закреплении и изъятии доказательств, применении технических средств в исследовании материалов уголовного дела, постановки вопросов эксперту, разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию.

    Сформулированы дополнительные признаки, характеризующие специальные знания, в совокупности определяющие сущность этого понятия, по-новому установлены границы специальных знаний и критерии разграничения специальных и неспециальных (обычных) знаний.

    Предложена периодизация этапов развития и реформирования процессуальных норм об участии в уголовном судопроизводстве лиц.

    9

    обладающих специальными знаниями, определены характерные для каждого из этапов черты и особенности законодательного регулирования и практики использования специальных знаний в производстве по уголовным делам.

    Разработан правовой механизм привлечения специалистов для участия в уголовном судопроизводстве, получения заключения и показаний специалиста, а также использования полученных с участием специалиста доказательств для принятия процессуальных решений.

    Внесены предложения по совершенствованию уголовно-процессуального законодательства, регламентирующего деятельность специалиста.

    На защиту выносятся следующие выводы и предложения:

    1. Авторское определение понятия специальных знаний: «Специальные знания - система знаний, включающих в себя умения, навыки и опыт, не являющихся общеизвестными, которыми обладает ограниченный круг людей в силу имеющегося у них специального образования, саморазвития и совершенствования, необходимых для занятия определенным видом деятельности и используемых в определенных уголовно-процессуальным законом рамках для достижения целей уголовного судопроизводства».

    2. Авторское определение понятия специалиста: «Специалист - участник уголовного судопроизводства, обладающий специальными знаниями, не заинтересованный в исходе уголовного дела, наделенный определенным процессуальным статусом, привлекаемый в установленном законом порядке для участия в уголовном судопроизводстве посредством оказания содействия в обнаружении, закреплении и изъятии доказательств, применении технических средств в исследовании материалов уголовного дела, постановки вопросов эксперту, разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию».

    3. Вывод о том, что процессуальный статус специалиста есть комплексное понятие, представляющее собой законодательно регламентированную совокупность прав, обязанностей, ответственности и процессуальных 1арантий деятельности специалиста как участника уголовного

    10

    судопроизводства, основанную на целях, задачах функциях и принципах его вовлечения в уголовное судопроизводство.

    4. Процессуальный механизм привлечения специалиста к участию в уголовном судопроизводстве, заключающийся в совокупности процессуальных действий, осуществляемых следователем.

    5. Вывод о том, что защитник обладает правом получить заключение специалиста в рамках своей деятельности по собиранию доказательств в порядке, предусмотренном ч. 3 ст. 86 УПК РФ, и ходатайствовать о приобщении полученного им заключения специалиста в качестве доказательства к материалам уголовного дела либо представить полученное заключение в судебном заседании в порядке, предусмотренном ст. 274 УПК РФ.

    6. Процессуальный порядок, отражающий особенности проведения допроса специалиста об обстоятельствах, изложенных в его заключении, участии в следственных действиях, а также иных вопросах, обусловленных кругом его полномочий.

    7. Вывод о том, что заключение специалиста может быть представлено сторонами в суд кассационной инстанции в качестве дополнительных материалов.

    Теоретическая значимость исследования состоит в научном осмыслении важных аспектов теории использования специальных знаний в уголовном судопроизводстве, определении признаков и выявлении сущности ее краеугольных понятий, изучении причин и условий недостаточной эффективности новелл процессуального законодательства, касающихся использования специальных знаний. Настоящая работа представляет собой комплексное монографическое исследование проблем участия специалиста в уголовном судопроизводстве, определения его процессуального статуса. Положения, сформулированные в диссертации, могут послужить основой для дальнейшего научного исследования указанных проблем.

    11

    Полученные в ходе исследования выводы развивают и дополняют понятийный материал, сопутствующий формированию концепции понимания научного содержания категорий «специальные знания», «специалист», «процессуальный статус специалиста».

    Практическая значимость исследования проявляется в том, что полученные в ходе исследования выводы и выработанные на их основе предложения и рекомендации могут быть применены в правотворческой и правоприменительной деятельности по совершенствованию действующего законодательства, закрепляющего основы участия специалиста в уголовном судопроизводстве.

    Положения диссертации могут быть использованы в процессе преподавания уголовного процесса, основанных на нем спецкурсов и семинаров, а также в практической деятельности государственных органов и должностных лиц.

    Апробация результатов исследования происходила в форме обсуждения диссертационных материалов на всероссийских, научно-практических, международных конференциях, на международных, экспертных, учебно-практических семинарах, на «круглых столах», в частности: на Международной научно-практической конференции «Пробелы в российском законодательстве» (Нижний Новгород, 14-15 сентября 2007 г.), II Международной научно-практической конференции студентов и аспирантов «Россия и регионы в XXI веке: проблемы и перспективы развития законодательства и правоприменительной практики» (Казань, 16 ноября 2007 г.), ежегодной научно-практической конференции молодых ученых и студентов «Правовая реформа в России» (Екатеринбург, 21 марта 2008 г.), Общероссийской научно-практической конференции «Современные вопросы юридической науки и практики» (Тамбов, 14-15 ноября 2008 г.), заседании «круглого стола» по проблемам уголовно-процессуального доказывания (Москва, 16 января 2009 г.).

    12

    Работа обсуждалась на заседании отдела проблем прокурорского надзора за исполнением законов при осуществлении оперативно-розыскной деятельности и участия прокурора в уголовном судопроизводстве Научно-исследовательского института Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации.

    Результаты диссертационного исследования нашли отражение в пяти научных статьях, в том числе в трёх - рекомендованных Высшей аттестационной комиссией Министерства образования и науки Российской Федерации.

    Материалы диссертационного исследования используются в учебном процессе (Московский гуманитарный университет) и практической деятельности (коллегия адвокатов «Адвокат» г. Москвы).

    Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, двух глав, включающих восемь параграфов, заключения, списка использованной литературы и нормативно-правовых актов и приложения.

    ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

    Во введении обосновывается актуальность темы, определяются объект, предмет, цели и задачи исследования, описываются методологические и методические основы диссертации, раскрывается научная новизна и формулируются положения, выносимые на защиту, дается характеристика теоретического и практического значения работы, приводятся сведения об апробации полученных результатов.

    Первая глава диссертационного исследования «Правовое регулирование и формы использования специальных знаний специалиста при его участии в уголовном судопроизводстве» посвящена определению сущности и признаков понятий «специальные знания» и «специалист», анализу исторических тенденций развития института участия специалиста в уголовном

    13

    судопроизводстве России и характеристике процессуального статуса специалиста как участника уголовного судопроизводства.

    В первом параграфе первой главы «Понятие и признаки специальных знаний в уголовном судопроизводстве» проведен анализ научных позиций по вопросу о сущности понятия «специальные знания» и выработана единая концепция ею восприятия.

    Ретроспективность исследования в уголовном процессе предопределяет такую его специфическую черту, как обязательное применение специальных, в том числе лабораторных, методов исследования для восстановления картины преступления. Это связано в первую очередь с тем обстоятельством, что некоторые данные о действиях и событиях, исследуемых в рамках уголовного судопроизводства следователем, дознавателем и судом, обладают признаками или включают в себя процессы, доступные для выявления и наблюдения только лицами, имеющими соответствующие специальные знания и опыт их применения.

    Несмотря на широкое использование специальных знаний в уголовном, гражданском, административном, арбитражном судопроизводстве, ни один нормативный акт, регламентирующий порядок судопроизводства в России, не дает определения такого понятия, как «специальные знания». Исследуя этот вопрос, диссертант приходит к выводу, что отсутствие единства терминологии в процессуальном законодательстве недопустимо, в связи с чем необходимо вывести единое определение понятия «специальные знания» и распространить его на все процессуальные отрасли российского законодательства.

    УПК РФ при определении процессуального статуса специалиста оперирует двумя понятиями - «специальные знания» (ст. 58 и иные) и «специальные познания» (ч. 4 ст. 80), создавая, таким образом, правовую коллизию, вызванную, скорее всего, технической недоработанностью законодательства, в связи с чем встает вопрос о соотношении этих двух понятий. В научной литературе высказано множество мнений по поводу приоритетности одного из указанных понятий и их соотношения.

    14

    Проанализировав существующие позиции по указанному вопросу, диссертант делает вывод о том, что наиболее оптимальным для целей уголовного процесса представляется использование термина «специальные знания», включающего в себя совокупность информации в определенной области (знания в узком смысле), умения и навыки, а также практический опыт, который позволяет на основе имеющихся знаний выработать умения и навыки. В целях унификации уголовно-процессуального законодательства следует использовать в УПК РФ единый термин «специальные знания».

    Диссертант отмечает, что содержание термина «специальные знания» можно определить посредством выделения его имманентных признаков. К числу таких признаков в работе отнесены следующие:

    1) знания включают в себя собственно знания в узком смысле (т.е. совокупность информации в определенной сфере), умения и навыки, представляющие собой единую систему;

    2) знания не являются общеизвестными;

    3) знаниями должен обладать ограниченный круг людей;

    4) знания должны быть приобретены этими лицами в результате специального образования, особой профессиональной подготовки, саморазвития и самосовершенствования в какой-либо области;

    5) знания необходимы для работы по определенной профессии либо занятия каким-либо определенным видом деятельности и используются в расследовании преступлений и уголовном судопроизводстве для рассмотрения и решения вопросов, относящихся к данной конкретной области человеческой деятельности;

    6) к числу лиц, обладающих специальными знаниями, не могут относиться такие участники уголовного процесса, которые наделены правом привлекать специалистов (либо экспертов);

    7) использование специальных знаний в уголовном процессе регламентировано УПК РФ и может осуществляться только в предусмотренных законом формах;

    15

    8) специальные знания используются в уголовном процессе для достижения целей уголовного судопроизводства, в том числе для оказания содействия лицам, наделенным УПК РФ правом осуществления уголовного судопроизводства.

    На основе выведенных признаков в работе сформулировано определение понятия «специальные знания» и вынесено предложение о его законодательном закреплении посредством его включения в ст. 5 УПК РФ.

    В рамках рассмотрения вопроса о целесообразности отнесения отдельных правовых вопросов к числу специальных знаний диссертант находит вполне обоснованным привлечение специалистов для дачи заключения по правовым вопросам, касающимся различных сфер права (международного, налогового, гражданского, экологического, трудового, авторского, патентного и т.д.), за исключением уголовно-правовых и процессуальных вопросов, которые в силу закона разрешаются следователем или судом.

    В работе отмечается, что применение специальных знаний для разрешения некоторых вопросов в рамках уголовного судопроизводства возможно только лицами, обладающими процессуальным статусом эксперта или специалиста.

    Второй параграф главы первой «Формы и виды использования специальных знаний в уголовном судопроизводстве Российской Федерации» посвящен исследованию форм и видов использования специальных знаний, их разграничения и соотношения с формами участия специалиста в производстве по уголовному делу.

    Определение форм использования специальных знаний имеет большое теоретическое и практическое значение, поскольку позволяет выявить возможные случаи их использования, определить недостатки, а также пути совершенствования их применения и законодательного регулирования. Классификация способствует также правильному и более широкому использованию различных форм специальных знаний всеми субъектами в процессе их правоприменительной деятельности.

    16

    В процессе проведенного исследования диссертант приходит к выводу, что в классификации «формы и виды использования специальных знаний» категории «форма» и «вид» выступают как равнозначные, не зависящие и не подчиненные друг другу, с самостоятельными критериями классификации.

    Под формой использования специальных знаний в уголовном судопроизводстве следует понимать совокупность внешних признаков, характеризующих процедуру и результат применения специальных знаний, отражающих содержание процесса использования специальных знаний в связи с предотвращением, пресечением, выявлением и расследованием преступлений, а также судебным рассмотрением уголовных дел. Вид использования специальных знаний в диссертации определяется как определенная группа процедур, связанных с применением специальных знаний в уголовном судопроизводстве, объединенных сходными, характерными только для этой группы признаками.

    На основании определений формы и вида использования специальных знаний диссертантом предлагается выделять процессуальную и непроцессуальную форму в зависимости от стадий, на которых специальные знания применяются; характера правовой регламентации; правового регулирования процедуры привлечения лиц, обладающих специальными знаниями, и использования специальных знаний в судопроизводстве, и процессуального значения результатов использования специальных знаний.

    В рамках предложенной классификации в исследовании предлагается проводить разграничение таких форм использования специальных знаний, как экспертиза и участие специалиста в судопроизводстве по следующим основаниям:

    - субъекту, обладающему специальными знаниями.

    - объему прав и обязанностей субъектов,

    набору средств и методов, используемых субъектами при осуществлении своей деятельности,

    - результатам применения специальных знаний.

    17

    В зависимости от того, предусмотрено ли УПК РФ участие лица, обладающего специальными знаниями, в конкретном процессуальном действии либо его самостоятельное производство таким лицом, в работе выделены обязательные, факультативные и дополнительные виды использования специальных знаний.

    Диссертант отмечает, что формы использования специальных знаний в уголовном судопроизводстве не идентичны формам участия специалиста, а скорее являются более общей ступенью классификации по отношению к последним. Участие специалиста в уголовном судопроизводстве является одной из форм использования специальных знаний. Однако если в основу выделения форм использования специальных знаний положен критерий субъекта, его полномочий и результатов его деятельности, то основой выделения форм участия специалиста выступают функции, реализуемые специалистом в процессе его участия в судопроизводстве. Таким образом, формами участия специалиста в уголовном судопроизводстве выступают участие в следственном действии, дача заключения, дача показаний и консультационная деятельность специалиста.

    Третий параграф первой главы «История развития института участия специалиста в уголовном судопроизводстве России» представляет собой ретроспективное исследование исторических тенденций развития института участия специалиста в отечественном уголовном судопроизводстве.

    Первые систематизированные законодательные акты в сфере судопроизводства не содержали прямых упоминаний о необходимости обращения за помощью к сведущим лицам, хотя на практике такие случаи уже имели место. В большей степени это касалось привлечения врачей по делам о преступлениях против жизни и здоровья, однако анализ норм Судебника 1550 г. и Соборного уложения 1649 г. позволил диссертанту сделать вывод о существовании и развитии методик выявления поддельных денег и документов.

    Воинский артикул 1715 г. и Свод законов Российской империи 1832 г. впервые в истории развития судопроизводства в России объединяют понятием

    18

    «сведущие люди» не только врачей, но и представителей иных профессий, обладающих «особенными сведениями или опытностью в какой-либо науке, искусстве или ремесле». Однако формы участия сведущих лиц четко не определены и не разграничены, в связи с чем участие «сведущих людей» является скорее не аналогом современной экспертизы либо участия специалиста в уголовном судопроизводстве, а самостоятельной формой использования специальных знаний в судопроизводстве.

    Термин «экспертиза» в отечественном законодательстве появляется после реформы 1864 г., внесшей кардинальные изменения в концепцию уголовного судопроизводства в России, обусловленные отменой формального подхода к оценке доказательств и введения состязательных принципов в уголовный процесс.

    Советское уголовно-процессуальное законодательство не продолжает тенденцию развития института сведущих лиц, вводя термины «эксперт» и «экспертиза» и признавая экспертизу единственной формой применения специальных знаний в уголовном судопроизводстве. Заключение эксперта признается доказательством, допускается участие эксперта в осмотрах и освидетельствованиях, проводимых следователем, причем это участие осуществляется по правилам производства экспертизы.

    Возвращение специалиста как участника уголовного судопроизводства, хотя и с весьма ограниченным кругом функций, происходит с принятием Уголовно-процессуального кодекса РСФСР 1960 г., в котором начинается законодательная дифференциация лиц, обладающих специальными знаниями, на экспертов и специалистов.

    УПК РФ 2001 г. расширил круг функций, реализуемых специалистом в уголовном судопроизводстве, предоставил право привлекать специалиста стороне защиты, тем самым сделав значительный шаг на пути к практической реализации принципа состязательности. По мнению диссертанта, придание заключению и показаниям специалиста статуса доказательств в российском

    19

    уголовном процессе заложило основу для процессуально значимого использования специальных знаний в форме привлечения специалиста.

    В рамках четвертого параграфа первой главы работы «Понятие специалиста и формы его участия в уголовном процессе» диссертант обращается к рассмотрению сущности еще одного ключевого понятия - «специалист». Специалист как участник уголовного судопроизводства обладает следующими признаками:

    - является лицом, обладающим специальными знаниями;

    - не заинтересован в исходе уголовного дела;

    - привлекается в соответствии с процессуальными нормами теми участниками уголовного судопроизводства, которые наделены таким правом;

    - представляет собой самостоятельную процессуальную фигуру, обладающую определенным правовым статусом;

    - не может выступать в качестве иного участника уголовного судопроизводства по делу, по которому привлечен в качестве специалиста;

    - принимает участие в следственных действиях, рассмотрении уголовного дела судом и в иных стадиях уголовного судопроизводства;

    - осуществляет свою деятельность только по следующим направлениям: разъяснение сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию, постановка вопросов эксперту, оказание содействия в применении технических средств в исследовании материалов уголовного дела, оказание содействия в обнаружении, закреплении и изъятии доказательств.

    Перечисленные признаки позволяют вывести определение понятия «специалист», качественно отличающееся от закрепленного в действующей редакции УПК РФ, в связи с чем в работе предложено изменить редакцию ч. 1 ст. 58 УПК РФ.

    Параграф пятый главы первой «Процессуальный статус специалиста в уголовном судопроизводстве» посвящен исследованию вопросов понятия, содержания и формирующих оснований процессуального статуса специалиста как участника уголовного судопроизводства.

    20

    Специалист как участник процесса представляет собой самостоятельную процессуальную фигуру, наделенную определенным процессуальным положением - статусом.

    Процессуальный статус является комплексным понятием, объединяющим в себе ряд компонентов, которые представляется возможным сгруппировать в несколько категорий, которые диссертант определяет как формирующие статус основания. К таким основаниям в работе отнесены:

    - цель привлечения специалиста, которая заключается в реализации в уголовном судопроизводстве возможностей, которые дает применение специальных знаний для выявления истины по уголовному делу;

    - задачи, решаемые специалистом в рамках его участия в уголовном судопроизводстве, которыми выступают оказание технической и консультативной помощи участникам уголовного судопроизводства и обеспечение прав участников уголовного судопроизводства в предусмотренных законом случаях;

    - функции специалиста, к которым относятся участие в производстве процессуальных действий, дача письменных консультаций (заключения) сторонам по вопросам, требующим применения специальных знаний, и дача показаний по вопросам, требующим применения специальных знаний;

    - принципы участия специалиста в уголовном судопроизводстве (компетентность, независимость и незаинтересованность в исходе дела).

    На основании детального анализа формирующих оснований в диссертации предложено следующее определение понятия «процессуальный статус специалиста»: это комплексное понятие, представляющее собой законодательно регламентированную совокупность прав, обязанностей, ответственности и процессуальных гарантий деятельности специалиста как участника уголовного судопроизводства, основанную на целях, задачах функциях и принципах его вовлечения в уголовное судопроизводство.

    Диссертант высказывает мнение, что для более полной регламентации процессуального статуса перечень прав и обязанностей специалиста должен

    21

    быть расширен посредством закрепления дополнительных прав специалиста, таких как давать заключение и показания по результатам проведения документальных проверок и ревизий либо по вопросам, поставленным перед специалистом сторонами или их представителями, в пределах своей компетенции, а также давать показания по уголовному делу; отказаться от дачи заключения в случаях, когда поставленные перед ним сторонами вопросы выходят за рамки его специальных знаний; знать о цели своего вызова, о том, для участия в каких процессуальных действиях он привлекается и какого рода специальные знания от него требуются. Предлагается также установить дополнительную обязанность специалиста путем закрепления запрета на отказ от дачи заключения либо показаний по уголовному делу, за исключением случаев, прямо предусмотренных в законодательстве. В целях приведения в соответствие уголовно-процессуальных и уголовно-правовых норм об ответственности специалиста в работе отражена идея о необходимости установления ответственности не только за дачу специалистом заведомо ложного показания, но и за дачу заведомо ложного заключения, а также за отказ от дачи показания.

    С целью фиксации процессуального положения специалиста при привлечении лица обладающего специальными знаниями, для участия в уголовном судопроизводстве и закрепления гарантий реализации его прав в диссертации предложено законодательно закрепить требование о вынесении следователем постановления о привлечении лица в качестве специалиста. В постановлении следователем должны быть указаны основания привлечения специалиста фамилия, имя, отчество специалиста, его место работы, вид деятельности, квалификация, специальность, опыт работы, а также вопросы, поставленные перед специалистом (в случае привлечения специалиста для дачи заключения).

    Глава вторая «Заключение и показания специалиста как формы его участия в уголовном судопроизводстве» посвящена исследованию проблем практического использования результатов применения специальных знаний для

    22

    расследования и судебного рассмотрения уголовных дел и принятия итоговых процессуальных решений.

    В первом параграфе главы второй «Заключение специалиста» рассматриваются вопросы о содержании, форме и сущности заключения специалиста, его отграничении от экспертного заключения.

    Диссертант отмечает, что участие в производстве процессуального действия является самостоятельной функцией специалиста, в рамках которой он не осуществляет собственного исследования, а на основе своих специальных знаний оказывает помощь в проведении исследования следователем, дознавателем (либо судом). Результатом такого исследования является протокол следственного действия. При реализации иной функции - дачи письменных консультаций сторонам по вопросам, требующим применения специальных знаний, - результатом выступает заключение специалиста, в связи с чем никакое исследование в основу суждений, изложенных специалистом в заключении, положено быть не может.

    Еще одним спорным моментом, нашедшим свое разрешение в процессе проведенного исследования, является вопрос о круге лиц, которые имеют право ставить перед специалистом вопросы, ответы на которые он может изложить в своем заключении. Диссертант приходит к выводу, что следует признавать право задавать специалисту вопросы в рамках своих процессуальных полномочий за всеми участниками уголовного судопроизводства, представляющими сторону обвинения или сторону защиты как на стадии досудебного производства, так и на стадии производства в суде. Однако получение письменного суждения по поставленным вопросам - заключения специалиста как доказательства в соответствии с ч. 2 ст. 74 УПК РФ - предоставлено только тем участникам уголовного судопроизводства, которые наделены правом собирать доказательства. К числу этих лиц отнесен и защитник, поэтому на основании положений ч. 3 ст. 86 УПК РФ в диссертации сделан однозначный вывод о том, что защитник наделен правом получать заключение специалиста в рамках своей деятельности по собиранию

    23

    доказательств и ходатайствовать о приобщении его к материалам уголовного дела.

    В диссертации сформулированы критерии разграничения заключения специалиста и экспертного заключения, на основе которых диссертант высказывает свое отрицательное отношение к складывающейся практике противопоставления мнения специалиста, изложенного в заключении, выводам эксперта. Фактически такая негативная практика приводит к тому, что специалист привлекается для оценки заключений эксперта. Однако законом специалист наделен лишь правом оказывать помощь следователю и суду в формулировании вопросов для эксперта при назначении экспертизы, но не оценивать ее результаты. Оценка заключения эксперта, как и любого другого доказательства, в соответствии со ст. 17 УПК РФ является исключительной прерогативой суда, следователя, дознавателя, прокурора.

    В процессе проведенного исследования были сделаны предложения по реформированию процессуального законодательства в части регламентации процедуры получения заключения специалиста, а также предпринята попытка определения формы заключения специалиста. Заключение специалиста, по мнению диссертанта, должно иметь соответствующую структуру и состоять из вводной, описательной и заключительной частей.

    Второй параграф второй главы «Показания специалиста» посвящен рассмотрению спорных вопросов законодательного регулирования и практической реализации положений о допросе специалиста и показаниях специалиста как о самостоятельном источнике доказательств.

    Проведя анализ высказанных в науке мнений о соотношении показаний специалиста с данным им заключением, диссертант обращает внимание на то, что предмет показаний специалиста ограничивается компетенцией специалиста, пределами его специальных знаний, недопустимостью проведения специалистом исследований и соблюдением процессуального порядка получения показаний специалиста Специалист может быть допрошен как об обстоятельствах, изложенных в его заключении, так и о его участии в

    24

    следственных действиях, и по иным вопросам, входящим в область его специальных знаний, для получения соответствующих разъяснений, имеющих значение для расследования и разрешения уголовного дела.

    В диссертации особо подчеркивается, что процедура допроса специалиста обладает своей спецификой, нуждающейся в отражении в нормах процессуального законодательства. Диссертант не разделяет позицию тех ученых и практиков, которые считают допрос специалиста аналогичным допросу свидетеля. Это связано с тем, что цели и основания допроса специалиста и свидетеля различны. Свидетель допрашивается с целью получения сведений об обстоятельствах, которые ему стали известны в результате их эмпирического восприятия. Специалист привлекается для участия в уголовном судопроизводстве с целью реализации возможностей, которые дает применение специальных знаний для выявления истины по уголовному делу. Наличие специального образования и профессиональных навыков у свидетелей не выделяет их в самостоятельную категорию лиц, процессуальный статус которых нуждается в особом закреплении.

    Допрос специалиста с целью получения показаний должен соответствовать как общим правилам производства следственных действий, предусмотренным ст. 164 УПК РФ, общим правилам допроса (ст. 189 УПК РФ), так и особым правилам допроса специалиста, которые не находят в настоящий момент отражения в процессуальных нормах. В связи с этим в диссертации предложено дополнить УПК РФ статьей 191.1 «Особенности допроса специалиста» и ст. 281.1 «Допрос специалиста».

    Параграф три главы второй диссертации «Применение заключения и показаний специалиста при принятии процессуальных решений» посвящен рассмотрению практических трудностей реализации такой формы использования специальных знаний, как участие специалиста в уголовном судопроизводстве.

    Заключение и показания специалиста, наряду с другими доказательствами, указанными в ч. 2 ст. 74 УПК РФ, являются той основой,

    25

    которая в совокупности с внутренним убеждением следователя, дознавателя, прокурора, судьи позволяет сделать итоговый вывод и принять процессуальное решение, завершающее работу вышеуказанных субъектов по конкретному уголовному делу.

    В работе сформулирован вывод о необходимости разграничения понятий «процессуальное решение» и «процессуальный акт», соотносящихся между собой как содержание и форма. Предложено рассматривать процессуальное решение как результат мыслительно-волевой деятельности уполномоченного субъекта, представляющий собой ответ на правовые вопросы и подводящий итог либо определяющий направление дальнейшего производства по делу в установленных уголовно-процессуальным законодательством рамках. Процессуальный акт следует понимать как предусмотренную уголовно-процессуальным законодательством форму, в которую должно быть облечено процессуальное решение.

    Вся совокупность доказательств, собранных по делу, должна находить отражение в итоговом процессуальном решении. Основой принятия процессуального решения выступает оценка как отдельно взятого доказательства с точки зрения его допустимости, относимости и достоверности, так и всей совокупности доказательств на предмет их достаточности для разрешения уголовного дела.

    В диссертации изложена идея о двоякой роли заключения и показаний специалиста в процессе оценки доказательств и принятии итоговых процессуальных решений.

    Во-первых, заключение и показания специалиста являются самостоятельными доказательствами в соответствии с ч. 2 ст. 74 УПК РФ, способствующими установлению обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу, и подлежат оценке наравне с иными доказательствами. Во-вторых, заключение и показания специалиста, основанные на специальных знаниях, могут позволить сделать вывод об относимости, допустимости.

    26

    достоверности и достаточности иных собранных по делу доказательств для целей принятия законного и обоснованного процессуального решения.

    Диссертант особо отмечает, что использование специальных знаний в форме участия специалиста в уголовном судопроизводстве возможно и на кассационной стадии. Несмотря на то, что такая возможность прямо не предусмотрена УПК РФ, на основе анализа положений ст. 58, ч. 3 ст. 80 и ст. 377 УПК РФ в их системной взаимосвязи диссертант приходит к выводу, что представление сторонами мнения специалиста в суде кассационной инстанции в виде заключения специалиста в качестве дополнительных материалов, прилагаемых к кассационной жалобе, возможно.

    При этом заключение специалиста, представляемое в суд кассационной инстанции, должно отвечать определенным требованиям, включающим в себя как общие требования ст. 80 УПК РФ, так и специальные требования кассационного производства, закрепленные в ст. 377 УПК РФ:

    1) оно должно содержать ответы на вопросы, поставленные перед специалистом сторонами;

    2) оно должно быть дано в рамках профессиональной компетенции специалиста;

    3) для его составления не должно требоваться проведения каких-либо исследований;

    4) оно должно быть дано в соответствующей форме (письменно и иметь соответствующую структуру);

    5) оно не может быть получено путем производства следственных действий.

    В целях распространения на представляемое в суд кассационной инстанции заключение специалиста общих требований ст. 80 УПК РФ в диссертации обосновывается необходимость дополнить ст. 377 УПК РФ следующим положением: «Стороны вправе представить в суд кассационной инстанции заключение специалиста в порядке, предусмотренном частями 5 и 6

    27

    настоящей статьи. Заключение специалиста должно отвечать всем требованиям, предъявляемым частью третьей статьи 80 настоящего Кодекса».

    В заключении подводятся итоги исследования и формулируются основные обобщающие теоретические выводы и предложения по совершенствованию законодательства и практики его применения.

    В конце работы приведен список использованной литературы и нормативных правовых актов.

    Основные положения диссертации опубликованы в следующих работах автора:

    Статьи, опубликованные в ведущих рецензируемых журналах и изданиях, указанных в перечне Высшей аттестационной комиссии Министерства образования и науки Российской Федерации:

    1. Денисов, А.Э. Показания специалиста как источник доказательств / А.Э.Денисов //Современное право.-2009.-№5(1) - С. 106- 115.- 1,21 п.л.

    2. Денисов, А.Э. Применение заключения и показаний специалиста при подготовке итоговых процессуальных решений / А.Э. Денисов // Адвокат. -2009. - № 10. - С. 24 - 33. - Библиогр.: с. 33. - 1,07 п.л.

    3. Денисов, А.Э. Процессуальный статус специалиста в уголовном судопроизводстве / А.Э. Денисов // Современное право. - 2010. - № 2 (1). -1,07 п.л.

    Публикации в иных изданиях:

    4. Денисов, А.Э. Понятие и признаки специалиста как участника уголовного судопроизводства / А.Э. Денисов // Право и жизнь. - 2009. - № 134 (8).-С. 184-194.- 0,54 п.л.

    5. Денисов, А.Э. Понятие специалиста и формы его участия в уголовном процессе/А.Э. Денисов//Образование и право.-2010.-№ 3 (7).- 0.7 п.л.



    [1] См.: Краткая характеристика состояния преступности за январь-декабрь 2007 г. // Официальный сайт МВД России, http://www.mvd.ru/content/11/10000033/10000147/5194/ (дата обращения 08.02.2008).

    [2] См.: Краткая характеристика состояния преступности за январь-декабрь 2008 г. // Официальный сайт МВД России, http://www.mvd ru/content/11/10000148/10000230/6166/ (дата обращения 20.02.2009).

    [3] См.: Краткая характеристика состояния преступности за январь-июнь 2009 г. // Официальный сайт МВД России, http://www.mvd.ru/status/10000231/10000277/6674/ (дата обращения 13.07.2009). См.: Краткая характеристика состояния преступности за январь-июнь 2009 г. // Официальный сайт МВД России, http://www.mvd.ni/status/10000231/10000277/6674/ (дата обращения 13.07.2009).

    [4] Далее - УПК РФ

Информация обновлена:31.05.2010


Сопутствующие материалы:
  | Защита диссертаций 
 

Если Вы не видите полного текста или ссылки на полный текст книги, значит в каталоге есть только библиографическое описание.

Copyright 2002-2006 © Дирекция портала "Юридическая Россия" наверх

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
Rambler's Top100 Яндекс цитирования

Редакция портала: info@law.edu.ru
Участие в портале и более общие вопросы: reception@law.edu.ru
Сообщения о неполадках и ошибках: system@law.edu.ru