Учиться в России!
Регистрация »» // Логин:  пароль:

Федеральный правовой портал (v.3.2)
ПОИСК
+ подробный поиск
Подняться выше » Главная/Все книги/

Территориальная организация местного самоуправления в России :

АР
М171 Максимов, А. Н. (Андрей Николаевич).
Территориальная организация местного самоуправления в
России :Проблемы совершенствования правового регулирования
: Автореферат диссертации на соискание ученой степени
кандидата юридических наук. Специальность 12.00.02 -
Конституционное право ; муниципальное право /А. Н. Максимов
; Науч. рук. Е. С. Шугрина. -М.,2010. -26 с.-Библиогр. : с
. 25 - 26.15 ссылок
Материал(ы):
  • Территориальная организация местного самоуправления в России : Проблемы совершенствования правового регулирования
    Максимов, А. Н.

    Максимов, А. Н.
    Территориальная организация местного самоуправления в России : Проблемы совершенствования правового регулирования : Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук.

    ВВЕДЕНИЕ

    Актуальность темы. 1 января 2009 года завершился переходный период реализации Федерального закона от 6.10.2003 года № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерацию) (далее по тексту именуется также как Федеральный закон от 6.10.2003 г. № 131-ФЗ) - можно говорить о завершении очередного этапа российской муниципальной реформы, ключевым аспектом которой выступает реорганизация территориальных основ местного самоуправления.

    В Конституции Российской Федерации (ст. 131) установлены принципы территориальной организации местного самоуправления, отражены демократические основы работы местного уровня публичной власти, закреплены ключевые гарантии местного самоуправления. Однако сам характер конституционных норм не предполагает закрепление в них детальных характеристик территориальной организации местного самоуправления, которые должны устанавливаться текущим законодательством, с учетом потребности в адаптации выбранной модели местного самоуправления к меняющимся жизненным реалиям.

    Закономерно, что российское законодательство в течение более чем 15-летнего срока действия Конституции Российской Федерации, принятой 12.12.1993 года, по-разному регулировало вопросы территориальной организации местного самоуправления. В Законе РСФСР от 6.07.1991 г. № 1550 - 1 «О местном самоуправлении в РСФСР» территориальная организация местного самоуправления определялась на основе единообразного для всей страны административно-территориального устройства, оставшегося с советских времен.

    В Федеральном законе от 28.08.1995 г. № 154-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», напротив, были закреплены только самые общие рамки территориальной организации местного самоуправления, в то время как детальное регулирование соответствующих общественных отношений осуществлялось на уровне субъектов Российской Федерации. В результате сложилась крайне разнородная практика муниципально-территориальной организации субъектов Российской Федерации.

    При разработке и принятии Федерального закона от 6.10.2003 г. № 131-ФЗ в качестве основной цели реформы обозначалось приближение власти к населению за счет повсеместного создания на территории Российской Федерации сельских и городских поселений, что, как заявляли разработчики Закона, вытекает из самой логики конституционных норм.

    3

    К настоящему времени соответствующие нормы федерального законодательства можно считать реализованными. За период, прошедший со дня принятия Федерального закона от 6.10.2003 г. № 131-ФЗ, не только были установлены границы и определен статус муниципальных образований, но и рассмотрена основная масса судебных дел, вызванных определением границ и наделением статусом муниципального образования тех или иных территорий.

    Учитывая, что в 46 субъектах Российской Федерации Федеральный закон от 6.10.2003 г. № 131-ФЗ реализуется с 1.01.2006г., а отдельные его положения действуют еще с октября 2003 г., сегодня уже можно оценить качество новых территориальных основ местного самоуправления, диагностировать достоинства и недостатки сложившейся модели территориальной организации местного самоуправления, понять ее перспективы. Современная территориальная организация местного самоуправления вызывает крайне противоречивые оценки ученых и практиков, ее становление сопровождалось многочисленными конфликтами и судебными спорами, а сегодня аналогичные споры сопровождают попытки ее изменения.

    К настоящему времени сложился достаточный массив фактической информации, накоплен значительный массив различных оценок, позволяющих оценить произошедшие в последние годы изменения территориальной организации местного самоуправления и выработать предложения по ее дальнейшему совершенствованию. В то же время, научных работ по юридическим аспектам рассматриваемой проблематике пока недостаточно, разработка проблем осуществляется зачастую без надлежащего теоретического осмысления.

    Поэтому именно сегодня представляется очень своевременной и актуальной подготовка научной базы для дальнейшего развития правовых основ муниципально-территориальной организации.

    Степень научной разработанности темы. Выбранная тема диссертационного исследования является малоразработанной применительно к современному этапу развития законодательства и правоприменительной практики. Учитывая масштабные перемены последних лет, связанные с кардинальным обновлением законодательства о местном самоуправлении, можно констатировать определенное отставание научного осмысления вопросов территориальной организации местного самоуправления. Рассматриваемая проблематика широко обсуждаются в периодической печати, изданиях методического и публицистического характера, однако научных работ, посвященных этой теме довольно мало.

    4

    Теоретическую основу диссертационной работы составляют труды ведущих ученых-юристов, специализирующихся в области теории права, конституционного и муниципального права. Среди них труды С.А. Авакьяна, А.С. Автономова, А.А. Акмаловой, С.С. Алексеева, П.А. Астафичева, И.В. Бабичева, С.Н. Бабурина, М.В. Баглая, Г.В. Барабашева, В.А. Баранникова, Н.С. Бондаря, В.И. Васильева, А.Б.Венгерова, В.А. Витушкина, Е.В. Гриценко, А.Н. Дементьева, А.А. Замотаева, Е.И. Козловой, А.Н. Кокотова, Н.В. Колпакова, Е.И. Колюшина, А.В. Корнева, М.А. Краснова, В.А. Кряжкова, О.Е. Кутафина, В.В. Лазарева, А.В. Мадьяровой, В.В. Маклакова, Э.Э.Маркварта, Н.А. Михалевой, B.C. Мокрого, О.А. Мотяковой, А.С.Муравьева, С.В. Нарутто, Л.А. Нудненко, И.И.Овчинникова, Н.Л. Пешина, А.Е. Постникова, Н.В. Постового, В.В. Пылина, А.С. Саломаткина, А.А. Сергеева, Б.А. Страшуна, В.В. Таболина, Н.С. Тимофеева, А.А. Уварова, Т.Я. Хабриевой, В.И. Фадеева, Ф.Н. Фаткуллина, С.Е. Чакнова, Г.Н. Чеботарева, Е.С. Четвертакова, В.Е. Чиркина, Р.В. Шагаевой, К.Ф. Шеремета, С.В. Шилова, Е.С. Шугриной, Б.С. Эбзеева. Теоретическую базу для работы составили также некоторые классические работы ученых дореволюционного и советского времени, в том числе, А.Д. Градовского, Д.Л. Златопольского, Н.М. Коркунова, В.А. Лужина, В.А. Немцева, В.А. Рянжина, М.А. Шафира, А.А. Югова, Б.Н. Чичерина.

    В последние годы проблематике, близкой к теме настоящей работы были посвящены и некоторые диссертационные работы. Отдельные вопросы территориальной организации местного самоуправления рассматривались в докторских диссертациях Е.С. Шугриной (через призму гарантий права на местное самоуправление), Н.С Тимофеева (при анализе основ и пределов местного самоуправления в России), Н.Л. Пешина (в контексте взаимоотношений государственной власти и местного самоуправления), а также в кандидатских диссертациях О.Н. Ванеева, А.А. Воронина, Е.А. Гейн, М.В. Гончарова, О.В. Гришиной, Е.А. Сысоевой, О.А. Фризен, A.M. Медведева, В.И. Михайлова, М.С Семеновой, В.А. Черкасова, Л.А. Шарниной, СВ. Шипова. Однако большинство указанных работ разрабатывались на принципиально иной законодательной и правоприменительной базе - в условиях действия Федерального Закона от 28.08.1995 г. № 154-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», либо в условиях подготовки к введению в действие Федерального закона от 6.10.2003 г. № 131-ФЗ.

    Поскольку территориальная организация местного самоуправления тесно связана с социально-экономическим и политическим развитием территорий, рассмотрение ее

    5

    правовых основ нередко требует междисциплинарного подхода, что потребовало от автора обращения к трудам географов, экономистов, политологов, социологов и представителей ряда других отраслей научных знаний.

    Теоретическая и нормативная основа исследования. В процессе исследования автором изучены труды ученых-юристов, в том числе, посвященные вопросам государственного устройства, территории, сущности местного самоуправления, его территориальной организации, территориальному устройству государства, теории федерализма, административно-территориальному устройству, а также правовым вопросам градостроительства и землеустройства.

    Нормативную основу исследования составляют Конституция Российской Федерации, международные и внутригосударственные договоры, федеральное законодательство, нормативные правовые акты Президента России, Правительства России. В процессе подготовки работы проведен сравнительный анализ законодательства 75 субъектов Российской Федерации о территориальной организации местного самоуправления и административно-территориальном устройстве, а также использованы муниципальные правовые акты. Большое внимание в работе уделено анализу судебной практики Конституционного Суда Российской Федерации, Верховного Суда Российской Федерации, а также иных судов общей юрисдикции, арбитражных судов и уставных судов субъектов федерации.

    Объектом исследования являются отношения, связанные с реализацией принципов территориальной организации местного самоуправления в Российской Федерации, определением территорий муниципальных образований, формированием и изменением таких территорий, а также административно-территориальным устройством субъектов Российской Федерации.

    Предметом исследования являются правовые нормы, регулирующие территориальную организацию местного самоуправления в России, отечественный и зарубежный опыт правового регулирования территориальной организации местного самоуправления и административно-территориального устройства, правоприменительная практика в сфере создания, преобразования и упразднения муниципальных образований, определения и изменения их территорий.

    Цель и задачи исследования. Основной целью диссертационного исследования является научное осмысление понятия и содержания территориальной организации местного самоуправления в России, ее места в системе территориальной организации Российского

    6

    государства, правоприменительной практики и особенностей правового регулирования ко времени завершения переходного периода реализации Федерального закона от 6.10.2003 г. № 131-ФЗ, а также выработка предложений по дальнейшему совершенствованию правового регулирования местного самоуправления в Российской Федерации.

    Для достижения указанной цели ставятся и решаются следующие задачи:

    - установить место территориальной организации местного самоуправления в системе территориальной организации государства, уяснить соотношение территориальной организации местного самоуправления и административно-территориального устройства;

    - выявить общие принципы определения территории муниципальных образований и критерии определения территорий муниципальных образований отдельных видов, а также оценить практику их применения;

    - оценить состояние правовых основ территориальной организации местного самоуправления в Российской Федерации и выработать предложения по их развитию;

    - определить особенности правового регулирования производства по делам о преобразовании муниципальных образований и выработать предложения по его совершенствованию.

    Методологическая основа исследования. Основу исследования составили такие общенаучные методы, как диалектический и синергетический методы, методы исторического сравнения, системного анализа, синтеза и моделирования, структурно-функциональный метод. В работе использованы формально-правовой, сравнительно-правовой и историко-юридический, статистический, социологический и сравнительно-лингвистический методы.

    Научная новизна. Настоящая диссертационная работа представляет собой одну из первых попыток комплексного рассмотрения проблем развития территориальной организации местного самоуправления на новом этапе ее развития — после завершения переходного периода реализации Федерального закона от 6.10.2003 г. № 131-ФЗ.

    В работе приводится сравнение территориальной организации местного самоуправления и иных аспектов территориальной организации государства (в частности, административно-территориального устройства), рассмотрена реализация конституционных принципов определения территорий местного самоуправления в текущем законодательстве, выявлены критерии выделения территорий муниципальных образований различных видов.

    Автором обоснована необходимость и правовая возможность принятия федерального закона, регулирующего общие принципы территориальной организации Российской

    7

    Федерации, рассмотрен предмет данного закона и сформулированы ключевые предложения по его содержанию. В работе также сделаны предложения по корректировке критериев определения территорий местного самоуправления, по расширению перечня видов и разновидностей муниципальных образований, по совершенствованию правовых процедур преобразования муниципальных образований.

    На защиту выносятся следующие основные положения и выводы:

    1. Территориальная организация местного самоуправления является одним из видов территориальной организации государства, тесно взаимосвязана с федеративным устройством, административно-территориальным делением, земельно-правовой и градостроительной организацией территории государства, однако автономна и не сводима к ним. Качественное правовое регулирование территориальной организации местного самоуправления предполагает увязку его с правовым регулированием отношений, в которых проявляются иные аспекты территориальной организации государства.

    2. Административно-территориальное устройство и территориальная организация местного самоуправления представляют собой две различные системы территориального устройства публичной власти, которые нуждаются в законодательном соотнесении их друг с другом и в синхронизации их правового регулирования, но не могут отождествляться.

    В настоящее время вопросы административно-территориального устройства регулируются преимущественно законами субъектов Российской Федерации. Устанавливая схожие системы административно-территориального устройства и однотипные территориальные единицы, субъекты федерации используют разную терминологию и разные критерии для выделения тех или иных территориальных образований. При этом часто презюмируется фактическое совпадение административно-территориальных и муниципальных границ, однако правовых норм, закрепляющих это, не вводится. Населенные пункты в большинстве субъектов федерации административно-территориальными единицами не признаются, однако регулируются законодательством об административно-территориальном устройстве.

    Такой подход к законодательному регулированию административно-территориального устройства размывает единые стандарты территориальной организации местного самоуправления: федеральный закон определяет территории местного самоуправления путем отсылок к территориям населенных пунктов, а порядок их определения регулируется только законами субъектов федерации.

    8

    3. В Федеральном законе от 6.10.2003 г. № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» фактически реализованы 2 конституционных принципа определения территорий местного самоуправления (территорий муниципальных образований): поселенческий и территориальный, в то время как принцип учета исторических и иных местных традиций фактически остался нереализованным и нуждается сегодня в отдельном рассмотрении.

    Вместе с тем, наиболее полная реализация поселенческого принципа требует более четкого определения статуса населенного пункта в качестве универсальной территориальной единицы (в том числе, единицы территориальной организации местного самоуправления), а также закрепления прав жителей на участие в процессах преобразования (объединения, разделения, выделения, присоединения, изменения вида) населенных пунктов. Наиболее полная реализация территориального принципа предполагает более четкое соотнесение территорий муниципальных образований с территориальными единицами иных видов, а также с территориями, отнесенными к землям определенных категорий.

    4. В Федеральном законе от 06.10.2003 г. унифицирована территориальная организация местного самоуправления на всей территории Российской Федерации, в частности, установлены исчерпывающий перечень видов муниципальных образований и единые критерии определения (формирования) территории муниципального образования каждого вида. Однако попытка единообразного правового регулирования критериев определения территорий местного самоуправления в условиях огромного разнообразия местностей в России привела к тому, что установленные критерии оказались и негибкими, и нечеткими одновременно.

    При единообразном регулировании федеральным законом разграничения компетенций между уровнями публичной власти, организационных и финансовых основ местного самоуправления, подобная практика означает снижение гарантий права граждан на осуществление местного самоуправления.

    5. Критерии для наделения статусом муниципальных образований каждого вида, в частности, наделения городских поселений статусом городских округов нуждаются в уточнении. Данные критерии предлагается и в дальнейшем закреплять в федеральном законе. Однако необходимо законодательно соотнести территории муниципальных образований с территориями, имеющими определенный земельно-правовой статус (в качестве пригородных зон, зон населенных пунктов и земель иных категорий). В качестве критерия наделения статусом городского округа целесообразно либо выбрать наличие у

    9

    административного центра городского округа статуса города, либо уставить ориентировочную численность его жителей, при которой город, как правило, наделяется статусом городского округа. Предлагается также установить обязанность закрепления методики пешеходной и транспортной доступности в законах субъектов федерации.

    6. Системное решение вопросов территориальной организации местного самоуправления в соотношении с другими аспектами территориальной организации государства требует принятия отдельного федерального закона «Об общих принципах территориальной организации Российской Федерации». Именно такой подход к регулированию территориальной организации государства в целом, и территориальной организации местного самоуправления, в частности, наиболее полно соответствует конституционным нормам.

    В данном федеральном законе предлагается закрепить статус, виды, порядок создания и упразднения населенных пунктов, а также иных базовых территориальных единиц; особенности правового статуса города и порядок его присвоения; понятия городской и сельской местности, категорий территорий по уровню плотности населения (с высокой, средней, низкой плотностью населения), критерии их выделения, а также общую методику определения отдаленных и труднодоступных местностей. При этом установление конкретных территорий с низкой и высокой плотностью населения, отдаленных и труднодоступных местностей предлагается регулировать законами субъектов Российской Федерации.

    В целях дифференциации правового регулирования применительно к территориям с высокой плотностью населения и развитой инфраструктурой и к малозаселенным, менее развитым территориям, предлагается расширить установленный федеральным законом перечень разновидностей муниципальных образований. В качестве разновидностей муниципальных образований существующих видов (городских округов, муниципальных районов, поселений, внутригородских территорий) предлагается определить городские агломерированные округа, единые муниципальные районы, автономные и внутригородские поселения, внутригородские территории городских округов.

    7. В Федеральном законе от 06.10.2003 г. №131-Ф3 содержатся нормы, регулирующие отношения, связанные с производством по делам о преобразовании муниципальных образований. В Законе указывается на возможность преобразования муниципального образования одного вида в муниципальное образование любого другого вида, однако для

    10

    многих форм преобразования не предусмотрены специальные процедуры, что вызывает попытки злоупотребления правом.

    В связи с этим предлагается расширить перечень процедур преобразования муниципальных образований, регламентация которых осуществляется федеральным законом, включив в него объединение поселений различных муниципальных районов; объединение городских округов; объединение муниципального района и всех поселений в его границах в единый городской округ; разделение городского округа на муниципальный район и находящиеся на его территории поселения; разделение городского округа на два и более городских округов; преобразование сельского поселения в городское и, наоборот, преобразование городского поселения в сельское.

    Теоретическое значение работы заключается в обосновании места территориальной организации местного самоуправления в системе территориальной организации государства, анализе соотношения территориальной организации местного самоуправления и административно-территориального устройства субъектов Российской Федерации в их системной связи. Практическое значение работы состоит в выработке предложений по принятию, изменению и дополнению федеральных законов, рейдирующих отношения по территориальной организации государства и территориальной организации местного самоуправления, а также в возможности использования разработанных диссертантом предложений по принятию, изменению и дополнению законов субъектов Российской Федерации.

    Апробация результатов исследования произведена в ходе осуществления в 2008-2009 гг. исследовательского проекта Института современного развития «Местное самоуправление: нынешнее состояние и пути развития», включающего комплексное изучение российской муниципальной практики и выработку предложений по ее совершенствованию[1]. В ходе проекта некоторые идеи автора апробировались на конференциях и круглых столах с участием ведущих российских ученых и практиков, а также обсуждались с руководителями органов государственной власти и органов местного самоуправления в некоторых субъектах федерации.

    Результаты исследования неоднократно докладывались автором и обсуждались на различных мероприятиях, проводимых Советом Федерации и Государственной Думой

    11

    Федерального Собрания России, Министерством регионального развития Российской Федерации, Общероссийским конгрессом муниципальных образований, Всероссийским советом местного самоуправления, Союзом российских городов. Кроме того, предложения диссертанта были использованы при разработке Стратегии развития Красноярской агломерации, а также обсуждались автором с руководителями органов государственной власти и местного самоуправления субъектов Российской Федерации (Республик Дагестан, Карелия, Приморского края, Новгородской, Саратовской, Ульяновской областей и др.).

    Результаты исследования обсуждались на кафедре конституционного и муниципального права МГЮА имени О.Е. Кутафина и нашли свое отражение в 15 научных работах автора, в том числе в 3-х работах, опубликованных в ведущих рецензируемых изданиях, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки Российской Федерации для опубликования научных результатов диссертаций.

    Структура диссертации определена целью и задачами исследования. Работа состоит из введения, трех глав, шести параграфов, заключения и библиографического списка.

    ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

    Во введении обосновывается актуальность избранной темы, формулируются основные положения работы, отражающие новизну и практическую значимость предпринятого научного исследования.

    Глава I «Территориальная организация местного самоуправления в системе территориальной организации государства» состоит из двух параграфов.

    В первом параграфе «Понятие территориальной организации местного самоуправления и ее место в системе территориальной организации государства» рассматривается место территориальной организации местного самоуправления в территориальной структуре государства, при этом государство рассматривается как территориальная система, устанавливается ее состав (элементы), определяется, как эти элементы связаны с местным самоуправлением и его территориальными основами.

    Автор обосновывает несостоятельность отождествления территориального устройства государства с административно-территориальным, национально-государственным, национально-территориальным, государственно-территориальным и федеративным устройством. Федеративное и административно-территориальное устройство предлагается рассматривать в качестве видов территориального устройства государства, а национально-

    12

    государственное и национально-территориальное устройства - в качестве отдельных аспектов федеративного устройства.

    В работе обосновывается, что наиболее приемлемыми для обозначения пространственного устройства государства могут быть термины «территориальная организация государства», «территориальное устройство государства», «территориальное деление государства». Реализуя принцип территориального верховенства и наделяя (в качестве суверена) какую-либо часть своей территории определенным правовым статусом, государство устанавливает и изменяет свое территориальное устройство. При этом территориальное устройство государства выходит далеко за рамки территориальной организации публичной власти в целом, и государственной власти - в частности. Оно включает все формы упорядочения пространства при помощи целенаправленного юридического воздействия. Диссертанту представляется, что все обозначенные выше термины должны относиться к организации именно территории государства. Государство как социальное и юридическое явление не сводится только к государственному аппарату -системе органов, обеспечивающих выполнение функций государства. Оно, прежде всего, является политико-территориальной организацией народа Российской Федерации, который является носителем суверенитета и источником власти всех органов государственной власти. В качестве видов территориального устройства Российской Федерации автор рассматривает:

    федеративное устройство — разделение государства на автономные государственно-территориальные образования - субъекты федерации, систему их взаимоотношений между собой и с федеральным государством;

    административно-территориальное устройство - деление государства на части, ограниченные территориальными пределами деятельности различных органов исполнительной власти и не являющиеся субъектами Российской Федерации или муниципальными образованиями;

    территориальная организация местного самоуправления - деление государства на самоуправляющиеся единицы (муниципальные образования);

    военно-территориальное устройство государства - деление государства на части, в рамках которых нормируется дислокация воинских частей и объединений, обеспечивающих оборону государства;

    земельно-правовое устройство территории - упорядоченное распределение земель по категориям (например, земли сельскохозяйственного назначения, земли населенных

    13

    пунктов, земли лесного фонда), зонирование земель различных категорий и наличии особого правового режима для земель каждой категории и зоны (согласно Земельному кодексу Российской Федерации);

    градостроительное устройство территории - упорядочение пространства на основе территориального планирования, градостроительного зонирования и градостроительных регламентов.

    Каждый из обозначенных видов территориального устройства государства отражает тот или иной способ организации пространства с учетом необходимости осуществления публичной власти. Такой способ означает в одних случаях выбор гражданами территориальных пределов осуществления государственной или муниципальной власти в целом и выполнения отдельных управленческих функций, а в других случаях - определение самой властью пространственных пределов действия своих органов и границ территорий, особенности которых специально учитываются в публичном управлении.

    Территориальная организация местного самоуправления, по мнению автора, является одним из видов территориального устройства государства в целом. Разделение публичной власти на государственную и муниципальную не перечеркивает единство системы публичной власти в целом. Одновременно территориальная организация муниципального образования является и уровнем территориальной организации государства.

    Во втором параграфе первой главы «Административно-территориальное устройство и территориальная организация местного самоуправления: подходы к соотношению и их реализация в законодательстве» диссертант анализирует соотношение административно-территориального устройства и территориальной организацией местного самоуправления. Рассматривая позиции ученых по данному вопросу, автор приходит к выводу, что административно-территориальное устройство и территориальная организация местного самоуправления - две различные системы территориального устройства публичной власти, а возможность соотнесения (и даже совпадения территорий) административно-территориальных единиц и муниципальных образований отнюдь не означает их тождества. Административно-территориальное устройство отражает территориальную структуру государственной власти (прежде всего, исполнительной ее ветви), а территориальная организация местного самоуправления - территориальную структуру местного самоуправления. Только такой подход соответствует конституционным положениям, нашедшие свое развитие в правовых позициях Конституционного Суда Российской

    Федерации.

    14

    Именно реализацией данного подхода на практике обусловлено то, что сегодня вопросы административно-территориального устройства регулируются законами субъектов Российской Федерации. Сравнительный анализ соответствующих законов 73 субъектов Федерации показывает, что большинство законов субъектов Российской Федерации связывают существование административно-территориального деления не только с организацией государственной власти, но и местного самоуправления, либо вообще не связывают наличие административно-территориального устройства с необходимостью формирования территориальной структуры каких-либо органов власти. Таким образом, вопреки правовым позициям Конституционного Суда России в законодательстве большинства субъектов федерации до настоящего времени четко не разделяются административно-территориальное устройство, территориальная организация местного самоуправления и территориальная организация субъекта Российской Федерации в целом.

    Во всех субъектах Федерации вводятся административно-территориальные единицы, определение территорий которых выявляет фактическое совпадение с территориями определенных муниципальных образований. Тем не менее, соотношение административно-территориальных единиц и муниципальных образований, а также соотношение их территорий, прямо регулируется только в законах некоторых субъектов федерации. Так, в 57 субъектах федерации административно-территориальной единицей является район, район области, сельский или административный район, но только в Алтайском крае и Тверской области территории районов четко отождествлены с территориями муниципальных районов как единиц территориальной организации местного самоуправления. В абсолютном большинстве субъектов федерации существует административно-территориальная единица (образование), адекватная городскому округу как муниципальному образованию. В 34 субъектах такой единицей является город республиканского (краевого, областного, окружного) значения, в Курганской и Тульской областях - город областного подчинения. Однако в законах субъектов РФ, как правило, не закрепляется соответствие территории городского округа и города республиканского (краевого, областного, окружного) значения (подчинения). Предметом регулирования всех законов субъектов Российской Федерации по вопросам административно-территориального устройства, кроме закона Ненецкого автономного округа, является определение понятия «населенный пункт», классификация населенных пунктов, установление порядка их образования, преобразования и упразднения, при этом в большинстве субъектов Российской Федерации населенные пункты административно-территориальными единицами не признаются. По мнению диссертанта,

    15

    именно отсутствие иного правового регулирования статуса территориальных единиц (населенных пунктов), заставляет законодателей субъектов РФ восполнять существующий пробел.

    Проведенный автором сравнительный анализ показывает очевидную неоднородность в регулировании статуса населенных пунктов, разграничения их видов, выделения городских и сельских населенных пунктов, наделения статусом города, поселка (городского типа).

    Также отмечаются прямые расхождения в терминах, обозначающих тождественные объекты административно-территориального устройства, что является основой для регулятивной, терминологической и управленческой путаницы и создает предпосылки для злоупотребления правом.

    Глава 2 «Особенности правового регулирования территориальной организации местного самоуправления в России» состоит из двух параграфов.

    В первом параграфе второй главы «Принципы определения территорий муниципальных образований» автор рассматривает особенности определения территорий, установленные в действующем законодательстве для всех видов муниципальных образований. При этом основное внимание уделено реализации конституционных принципов определения территорий местного самоуправления, в качестве которых диссертант рассматривает поселенческий, территориальный принципы, а также принцип учета исторических и иных местных традиций.

    Поселенческий принцип, согласно которому в основу муниципально-территориального деления положено разграничение территорий между исторически сложившимися поселениями (населенными пунктами) характеризуется как традиционный для России и нашедший прямое закрепление в Конституции Российской Федерации. В диссертационной работе рассматривается эволюция смысловой нагрузки терминов «поселение», «населенное место», «населенный пункт» в российском законодательстве; автор приходит к выводу, что Федеральный закон от 06.10.2003 г. № 131-ФЗ хоть и развел термины «поселение» и «населенный пункт», но не разорвал естественной связи между территориями поселения как муниципального образования и населенного пункта как первичной единицы расселения. Вместе с тем, регламентация этой связи сегодня недостаточно конкретна, как ввиду неопределенности на федеральном уровне статуса населенного пункта, так и недостаточной четкости соотношения поселения и населенного пункта.

    Территориальный принцип понимается диссертантом как воплощение правовой связи между территориальными пределами местного самоуправления и границами иных

    16

    территорий (земель) с определенным юридическим статусом. Определяя территории муниципальных образований. Федеральный закон от 06.10.2003 г. № 131-ФЗ ссылается, по сути, на земельно-правовое, градостроительное и иное юридическое разграничение территорий (например, используются термины «рекреационные земли», «земли общего пользования», «территории традиционного природопользования населения

    соответствующего поселения», «земли для развития поселений»). Однако при детальном рассмотрении обнаруживается несоотнесенность территорий муниципальных образований с территориями, статус которых определен Земельным кодексом Российской Федерации и Федеральным законом от 07.05.2001 г. №49-ФЗ «О территориях традиционного природопользования Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации» (территориями традиционного пользования, пригородными зонами, землями рекреационного назначения). Соответственно, требуется устранение противоречий норм различных отраслей права при регулировании территорий местного самоуправления.

    Конституционный принцип учета исторических и иных местных традиций, по мнению автора, применительно к территориальным основам местного самоуправления не реализован в действующем законодательстве и основанной на нем правоприменительной практике.

    Во втором параграфе второй главы «Критерии определения территорий муниципальных образований отдельных видов» через призму действующего законодательства и правоприменительной практики рассматриваются критерии определения территорий муниципальных образований конкретных видов - сельских и городских поселений, городских округов, муниципальных районов, внутригородских территорий городов федерального значения.

    В основу выделения территорий сельских поселений положены географические (пешеходная доступность, текущие и перспективные границы населенных пунктов), а также демографические (пороговые значения численности жителей населенных пунктов применительно к территориям с различной плотностью населения) критерии. Экономические (наличие финансов и имущества, достаточного для оказания муниципальных услуг) или организационные (работоспособность системы управления, прежде всего, дееспособность органов местного самоуправления) факторы в качестве юридически значимых критериев определены не были.

    Ключевое значение было придано пешеходной доступности до административного центра поселения, что вызвало критику ученых и практиков, поскольку в условиях

    17

    интенсивного развития транспортной системы, средств связи и информационно-телекоммуникационных механизмов взаимодействия значимость физического расстояния как фактора территориальной организации публичной власти имеет тенденцию к неуклонному снижению. Критерий пешеходной доступности не учитывает и наличие территорий, с которыми в силу физико-географических причин нет и не может быть пешеходного сообщения (острова, высокогорные хребты и др.). Однако, Федеральный закон от 06.10.2003 г. № 131-ФЗ не указывают на какие-либо количественные характеристики пешеходной доступности. Поэтому данный критерий рассматривается как, с одной стороны, неопределенный, а с другой - архаичный, не соответствующий современным реалиям.

    Анализ практической реализации указанных критериев показывает, что политика субъектов Федерации по установлению границ этого типа муниципальных образований отличалась существенным разнообразием. При этом одни субъекты Российской Федерации основывались на сложившемся административно-территориальном делении, а другие -пытались обеспечить управленческую и финансовую дееспособность вновь создаваемых муниципальных образований. Автор приходит к выводу, что помимо собственно законодательных критериев определения территорий сельских поселений некоторые субъекты Российской Федерации руководствовались и определенными экономическими критериями, которые нормативно закреплены не были.

    При установлении критериев определения территории городского поселения законодатель демонстрирует насколько иной подход, чем применяемый к сельским поселениям. В качестве критерия отнесения к городским поселениям был обозначен статус административного центра поселения в качестве населенного пункта (к городским поселениям относятся город или поселок, с территорией, предназначенной для развития социальной, транспортной и иной инфраструктуры города или поселка). Однако критерии наделения статусом города или поселка, а равно критерии образования на базе поселка городского или сельского поселения, законодательно определены не были. В результате субъекты Российской Федерации получили возможность практически самостоятельно определять то, какие поселения относить к городским, а какие - к сельским. В одних субъектах федерации основой для городских поселений стали только города, в других -города и поселки городского типа, в третьих - города и все поселки.

    Аналогичная ситуация сложилась и с городскими округами. В основу выделения территорий городских округов положены не географические или демографические, а экономико-организационные факторы (наличие инфраструктуры, необходимой для решения

    18

    вопросов местного значения и осуществления отдельных государственных полномочий). Более того, возможность наделения поселения статусом городского округа прямо увязана и с экономико-организационной дееспособностью прилегающих к нему муниципальных районов - последние должны в случае обособления территории городского округа также сохранить самодостаточную для решения вопросов местного значения социальную, транспортную и иную инфраструктуру.

    Вместе с тем, и критерии определения городских округов сформулированы достаточно неопределенно (размыто): не определено, какая инфраструктура является необходимой (достаточной) для решения вопросов местного значения и осуществления отдельных государственных полномочий; не ясно, какими качественными характеристиками должен обладать населенный пункт, служащий основой для выделения городского округа; не понятно, что понимается под «перспективами развития городского поселения» (возможные варианты: расширение городской застройки; развитие тех или иных составляющих инфраструктуры; демографический рост; изменение архитектурного ландшафта) и в каких конкретных формах планы такого развития могут быть формализованы в генеральном плане поселения. Поэтому названные критерии не стали надежным ориентиром ни при наделении муниципальных образований статусом городских округов законами субъектов Федерации, ни при разрешении споров судами Российской Федерации.

    Наряду с городскими округами, сосредоточивающими более чем миллионное население, были образованы и совеем маленькие городские округа, инфраструктурная самодостаточность и перспективы развития которых могут быть поставлены под сомнение. В то же время многие крупные города с населением более 150-200 тыс. чел. и развитой инфраструктурой статуса городских округов не получили (например, Ангарск Иркутской области, Балаково и Энгельс Саратовской области, Мытищи и Люберцы Московской области). Ряд субъектов Федерации наделил статусом городских округов территории районов (такая практика характерна, например, для Свердловской, Сахалинской, Калининградской областей).

    Авторский анализ позволяет утверждать, что закрепленные в Федеральном законе критерии определения территории городского округа послужили основой для противоречивой судебной практики, для принятия судами при аналогичных обстоятельствах различных по содержанию судебных решений.

    Закрепленные законом требования к территориям муниципальных районов также носят одновременно и ограничительный, и расплывчатый характер. Необходимость учета

    19

    транспортной доступности, очевидно, ограничивает свободу установления территориальных пределов муниципальных районов, даже если механизмы решения вопросов местного значения межпоселенческого характера и выполнения отдельных государственных полномочий в рамках подобных (довольно компактных) территорий оказываются неоптималъными.

    Однако практика наделения территорий статусом муниципальных районов показывает, что ориентиром при разграничении территорий муниципальных образований данного вида для субъектов Российской Федерации послужили не столько обозначенные критерии (в частности, транспортная доступность до административного центра), сколько наличный административный и муниципально-правовой статус территории. Сложившееся в итоге разграничение муниципальных районов никак не соотносится с требованием Федерального закона от 06.10.2003 г. №131-Ф3 об образовании достаточно компактных, имеющих устойчивую транспортную связность территорий.

    Наконец, к определению территорий внутригородских муниципальных образований в городах федерального значения федеральный закон не предъявляет никаких специальных требований, кроме необходимости учета мнения населения.

    Анализируя практику реализации законодательных критериев, диссертант приходит к выводу, что попытка единообразной в масштабе страны регламентации территориальной организации местного самоуправления не позволила выработать достаточно конкретные требования к муниципальным образованиям различных видов, чему препятствовало огромное разнообразие российских территорий. Критерии определения территорий муниципальных образований оказались одновременно и негибкими, не позволяющими в должной мере учитывать местную специфику, и размытыми, не позволяющими создать действенные гарантии права на осуществление местного самоуправления.

    Глава 3 «Направления совершенствования правового регулирования территориальной организации местного самоуправления России на современном этане» включает два параграфа.

    В первом параграфе третьей главы «Проблемы совершенствования правового регулирования территорий муниципальных образований» обозначаются цели, задачи и направления дальнейшего совершенствования правового регулирования территориальной организации местного самоуправления, которые выступают основой для определения территорий муниципальных образований.

    20

    Отмечая, что правовое регулирование территориальной организации местного самоуправления не может основываться исключительно на потребностях и закономерностях развития правовой системы, а должно опираться также на учет экономико-географических, демографические и социально-политических процессов, автор дает обзор основных закономерностей общественного развития, которые сегодня существенно влияют на территориальную организацию местного самоуправления. В частности, в работе обозначается высокий уровень урбанизации в России (73,08%), наметившиеся тенденции к субурбанизации и формированию городских агломераций одновременно с интенсивной депопуляцией периферийных зон (малоосвоенных, отдаленных и неперспективных территорий). В этих условиях, по мнению диссертанта, нынешняя унификация правового регулирования территориальной организации местного самоуправления может рассматриваться как избыточная, требуется усиление дифференциации в организации местного самоуправления применительно к интенсивно развивающимся (прежде всего, городским) и отстающим (преимущественно, сельским) территориям.

    С другой стороны, в условиях только что завершенной серьезной территориальной реорганизации местного самоуправления новое кардинальное изменение территориальных основ местного самоуправления представляется неоправданным. Автор отмечает, что именно регулирование территориальных основ местного самоуправления федеральным законом позволяет закрепить гарантии для реализации права на местное самоуправление на всей территории страны, избежать субъективного подхода со стороны органов государственной власти субъектов Российской Федерации, не всегда заинтересованных в организационном и политическом укреплении муниципальных образований.

    В связи с этим диссертант обосновывает необходимость: сохранения в федеральном законе перечня видов муниципальных образований, критериев определения территории муниципального образования каждого вида; уточнения критериев определения территории муниципального образования каждого вида, чтобы исключить пробелы в праве, нечеткое и противоречивое правовое регулирование, одновременно создав условия для большей гибкости (вариативности) территориальной организации местного самоуправления; создание условий для синхронизации (координации) территориальной организации местного самоуправления и административно-территориального устройства, других видов территориальной организации государства; рассмотреть вопрос о расширении перечня видов

    21

    муниципальных образований с учетом потребностей в учете региональных особенностей и современных тенденций в развитии системы расселения.

    В диссертационной работе обосновывается необходимость установления четкой взаимосвязи в правовом регулировании административно-территориального устройства и территориального устройства местного самоуправления, а также соотнесения их и с другими видами территориальной организации государства (прежде всего, с градостроительной его составляющей). По мнению автора, это вполне возможно в рамках существующей конституционной системы.

    Согласно п. «б» ст. 71 Конституции Российской Федерации вопросы территории государства относятся к предметам исключительного ведения Федерации, а в соответствии с п. «н» ст. 72 Конституции РФ к совместному ведению Российской Федерации и ее субъектов отнесено установление «общих принципов организации системы органов государственной власти и местного самоуправления». Диссертант обосновывает позицию, что из данных конституционных норм вытекает необходимость закрепления общих принципов соотношения территориальных пределов действия органов государственной власти и местного самоуправления: 1) в рамках одной ветви и различных ветвей власти (законодательной, исполнительной, судебной); 2) в рамках одного уровня публичной власти или различных его уровней (Российской Федерации, субъектов федерации, муниципальных образований). Напротив, регламентация только одного из видов территориального деления (например, территориальной организации местного самоуправления) в отрыве от регулирования других его составляющих не может рассматриваться как адекватная реализация конституционных установлений.

    В связи с этим, автором обосновывается необходимость разработки и принятия Федерального закона «Об общих принципах территориальной организации Российской Федерации». Предлагаемый Закон должен регламентировать только базовые, системообразующие взаимосвязи территориальных единиц, а также содержать отсылки к правовым актам, конкретизирующим его положения - в рамках других отраслей права либо принимаемых на других уровнях публичной власти (законы субъектов РФ, муниципальные правовые акты). Одновременно Закон должен официально признать утратившим силу Указ Президиума Верховного Совета РСФСР от 17.08.1982 г. «О порядке решения вопросов административно-территориального устройства РСФСР», относительно действия которого сегодня существует неопределенность.

    22

    В данном Законе предлагается установить виды территориального деления Российской Федерации; определить понятие, виды и возможные наименования населенных пунктов; конкретизировать порядок создания и упразднения населенных пунктов, установления и изменения их границ; критерии их отнесения к тем или иным видам, в том числе - к городским и сельским населенным пунктам, установить порядок присвоения статуса «город», «город регионального значения», «город районного значения»; установить критерии определения территорий городских агломераций, их соотносимость с муниципальными образованиями и другими территориальными единицами; установить существование на всей территории страны базовых административно-территориальных единиц, единообразно определив их наименования (например, «район» («административный район»), «город регионального значения», «город районного значения», «сельский округ»), а также обеспечить некоторую унификацию административно-территориальных единиц межрайонного (субрегионального) уровня; предусмотреть возможность создания специальных округов (школьных, пожарных, милицейских и пр.); закрепить понятия городской и сельской местности, категории территорий по уровню плотности населения (с высокой, средней, низкой плотностью), критерии их выделения, а также общую методику определения отдаленных и труднодоступных местностей.

    В работе обосновываются и формулируются также предложения по уточнению критериев определения территории муниципальных образований различных видов, установленных ст. 11 Федерального закона от 06.10.2003 г. № 131-ФЗ, а также согласование их с нормами земельного и градостроительного законодательства. Для уточнения критериев наделения городских поселений статусом городского округа предлагается либо закрепить, что статусом городских округов наделяются все города, в то время как иные городские населенные пункты (например, поселки городского типа) населяются статусом городских поселений, входящих в состав муниципальных районов, либо установить количество жителей города, при достижении которого он, как правило, наделяется статусом городского округа (например, 50 или 100 тыс. жителей).

    Для учета специфики отдельных территорий предлагается рассмотреть вопрос о расширении перечня разновидностей муниципальных образований и регламентировать особенности правового статуса специальных видов городских округов, муниципальных районов, поселений и внутригородских муниципальных образований.

    Такими специальными видами могут стать: городские агломерированные округа (муниципальные образования «второго уровня», объединяющие территории существующих

    23

    городских округов и прилегающих к ним «пригородных» поселений); единые муниципальные районы (территории которых могут не включать поселения - в отдаленных и труднодоступных местностях, где в силу естественных причин невозможно формирование финансово обеспеченных и управленчески эффективных поселений); автономные поселения (не входящие в состав территорий муниципальных районов закрытые административно-территориальные образования, которые по своим признакам фактически не соответствуют критериям городских округов); внутригородские муниципальные образования городских округов.

    Во втором параграфе третьей главы «Проблемы совершенствования правовых процедур преобразования муниципальных образований» рассматривается потребность и возможность совершенствования правовых основ изменения территориальной организации местного самоуправления, прежде всего, путем преобразования муниципальных образований.

    В качестве ключевой проблемы диссертант отмечает двойственность толкования ст. 13 Федерального закона от 06.10.2003 г. №131-Ф3, в ч. 1 которой перечень форм преобразования муниципальных образований обозначен широко, а в ч.ч. 2-8 перечень разновидностей преобразования муниципальных образований, по которым предусмотрены правовые процедуры, существенно сужен. Подобная коллизия истолковывается таким образом, что другие разновидности объединения и разделения муниципальных образований возможны, однако осуществляются вне специальных процедур, что является причиной противоречивой правоприменительной практики. В одних случаях, при наличии объективных предпосылок для объединения или разделения муниципальных образований в формах, прямо не предусмотренных ч.ч. 2-8 ст. 13 Федерального закона от 06.10.2003 г. №131-Ф3, заинтересованные лица воздерживаются от инициирования и реализации соответствующих процедур. В других случаях, напротив, органы государственной власти пытаются реализовать определенные процедуры объединения муниципальных образований, которые прямо законом не предусмотрены и правомерность которых оспаривается.

    В связи с этим, диссертантом предлагается закрепить в Федеральном законе от 06.10.2003 г. №131-Ф3 процедуры: преобразования городского округа в муниципальный район или муниципального района (с поселениями на его территории) в городской округ; объединения (двух и более) и разделения (на два и более) городских округов; объединения имеющих общие границы поселений различных муниципальных районов; изменения

    24

    статуса городского поселения на сельское и наоборот. В работе обосновывается возможный порядок осуществления обозначенных форм преобразования муниципальных образований.

    Кроме того, автор предлагает определить в федеральном законодательстве о местном самоуправлении общий порядок организации функционирования вновь создаваемых муниципальных образований.

    В заключении кратко сформулированы основные выводы проведенного диссертационного исследования.

    В приложение вынесена текстовая таблица, поясняющая и конкретизирующая отдельные положения параграфа второго главы 1 диссертации.

    ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ ДИССЕРТАЦИИ НАШЛИ ОТРАЖЕНИЕ В СЛЕДУЮЩИХ ПУБЛИКАЦИЯХ АВТОРА:

    Научные статьи в ведущих рецензируемых научных журналах, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки Российской Федерации для опубликования научных результатов диссертаций:

    1. Максимов А.Н. Проблемы правового регулирования административно-территориального устройства и территориальной организации местного самоуправления в Российской Федерации /А.Н. Максимов //Конституционное и муниципальное право. 2009. № 14. (1,0 п. л.).

    2. Максимов А.Н. Проблемы реализации поселенческого и территориального принципов организации местного самоуправления в российском законодательстве и судебной практике /А.Н. Максимов //Сравнительное конституционное обозрение. 2009. № 5. (0,8 п. л.).

    3. Максимов А.Н. Административно-территориальное устройство субъектов Российской Федерации: понятие и проблемы правового регулирования /А.Н. Максимов //Актуальные проблемы российского права. 2009. № 4. (0,6 п. л.).

    Иные научные статьи и публикации:

    4. Максимов А.Н. (в соавт.) Основные проблемы и перспективы организации местного самоуправления на уровне поселений Ульяновской области /Д.А. Абросимов, Д.В. Еремеев, А.Н. Максимов, Д.П. Соснин. Ульяновск, 2004. (1,6/0,4 п.л.).

    5. Максимов А.Н. (в соавт.) Основные проблемные вопросы и предложения по совершенствованию нормативно-правовой базы и правоприменительной практики по вопросам организации местного самоуправления в Российской Федерации /Д.А. Абросимов, А.Н. Максимов, А.Е. Озяков, Д.П. Соснин. Ульяновск, 2006. (2,0/0,5 п, л.).

    6. Максимов А.Н. (в соавт.) Основные проблемные вопросы и предложения по совершенствованию нормативно-правовой базы и правоприменительной практики по вопросам организации местного самоуправления в Российской Федерации /Д.А. Абросимов, А.Н. Максимов, А.Е. Озяков, Д.П. Соснин // Вопросы местного

    25

    самоуправления: стратегия и практика муниципального управления. - 2006. № 4. (2,0/0,5 п. л.).

    7. Максимов А.Н. Основные проблемы муниципальной реформы и возможные перспективы корректировки действующего законодательства /А.Н. Максимов // Муниципальная власть. 2008. № 4. (0,5 п. л.).

    8. Максимов А.Н. (в соавт.) Российское местное самоуправление: итоги муниципальной реформы 2003-2008 гг. и пути совершенствования / Б.И.Макаренко, А.Н. Максимов, Н.И. Миронов, С.А. Михеев, Д.Ф. Шавишвилли. М.: Институт современного развития, 2008. (5,5/1,1 п.л.).

    9. Максимов А.Н. Правовые проблемы совершенствования территориальной структуры местного самоуправления после муниципальной реформы 2003-2008 гг. /А.Н. Максимов // Муниципальное право. 2008. № 4. (1,5 п. л.).

    Ю.Максимов А.Н. Возможности применения правовых моделей управления городскими агломерациями в российских условиях /А.Н. Максимов //Городское управление. 2008. № 12. (0,8 п. л.).

    П.Максимов А.Н. Территориальная организация местного самоуправления / А.Н. Максимов // Российская муниципальная практика. 2008. № 10-11. (0,5 п. л.)

    12. Максимов А.Н. (в соавт.) Российское местное самоуправление: нынешнее состояние и пути развития. Сводный доклад по результатам полевых исследований (июнь-декабрь 2008 г.) /О.Г. Зевина, А.Э. Ковалевский, Б.И. Макаренко, А.Н. Максимов. М.: Институт современного развития, 2008. (6,0/1,5 п. л.).

    13. Максимов А.Н. (в соавт.) Российское местное самоуправление: итоги муниципальной реформы 2003-2008 гг. и пути совершенствования / Б.И. Макаренко, А.Н. Максимов, Н.И. Миронов, С.А. Михеев, Д.Ф. Шавишвили // Муниципальная власть. 2008. № 6.; 2009. № 1. (5,5/1,1 п. л.).

    14. Максимов А.Н. Единство правового регулирования и территориальные особенности местного самоуправления в России /А.Н. Максимов //Муниципальная власть. 2009. №3. (0,4 п. л.).

    15. Максимов А.Н. (в соавт.) Местное самоуправление в России: состояние, проблемы, пути совершенствования. Итоговый доклад /О.А.Зевина, А.Э. Ковалевский, Б.И. Макаренко, А.Н. Максимов, Н.И. Миронов, С.А. Михеев, Д.Ф. Шавишвили. М.: Институт современного развития, 2009. (12,4/6,9 п. л.).

    26



    [1] Диссертант выступал как руководитель и эксперт данного проекта.

Информация обновлена:05.04.2010


Сопутствующие материалы:
  | Защита диссертаций 
 

Если Вы не видите полного текста или ссылки на полный текст книги, значит в каталоге есть только библиографическое описание.

Copyright 2002-2006 © Дирекция портала "Юридическая Россия" наверх
Редакция портала: info@law.edu.ru
Участие в портале и более общие вопросы: reception@law.edu.ru
Сообщения о неполадках и ошибках: system@law.edu.ru