Учиться в России!
Регистрация »» // Логин:  пароль:

Федеральный правовой портал (v.3.2)
ПОИСК
+ подробный поиск
Подняться выше » Главная/Все книги/

Источник: Электронный каталог отраслевого отдела по направлению «Юриспруденция»
(библиотеки юридического факультета) Научной библиотеки им. М. Горького СПбГУ

Аффект и его уголовно-правовое значение :

АР
К328 Квитко, Е. А. (Елена Анатольевна).
Аффект и его уголовно-правовое значение :Автореферат
диссертации на соискание ученой степени кандидата
юридических наук. Специальность 12.00.08 - Уголовное право
и криминология ; Уголовно-исполнительное право /Е. А.
Квитко ; Науч. рук. С. И. Улезько ; МВД России. Санкт-
Петербургский университет. -СПб.,2005. -20 с.-Библиогр. : с
. 20.8 ссылок
Материал(ы):
  • Аффект и его уголовно-правовое значение.
    Квитко, Е. А.

    Квитко, Е. А.

    Аффект и его уголовно-правовое значение :Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук.

    3

    I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

    Актуальность темы диссертационного исследования.

    Уголовный кодекс РФ предусмотрел два специальных состава для преступлений, совершаемых под влиянием сильного душевного волнения, - «убийство, совершенное в состоянии аффекта» (ст. 107) и «причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта» (ст. 113).

    Различаются два вида аффекта: физиологический и патологический. Физиологический аффект хотя и обладает большой силой воздействия на психику, однако не лишает человека возможности сознавать и контролировать свое поведение, нести ответственность за него. Патологический аффект приводит к глубокому помрачению сознания. При совершении посягательства на личность в состоянии патологического аффекта уголовная ответственность исключается.

    Определения, которыми оперирует законодатель, очень неточны и подчас дают большую свободу для их толкования. Понятие «внезапно возникшее сильное душевное волнение» в уголовном законе отождествляется с понятием «аффект», хотя с медицинской, психологической точки зрения это неправильно. Следовательно, понятие «аффект» получило в законе сугубо юридическое значение, что дает право практическим работникам трактовать его то как психологическое, то как юридическое понятие.

    Грань между патологическим (влекущим за собой невменяемость и, как следствие, отсутствие уголовной ответственности) и физиологическим аффектами весьма условна, и в литературе по психиатрии и психологии этот вопрос остается спорным, потому что специально придуманный для юридически важного разграничения патологического и непатологического аффектов термин «физиологический аффект» не имеет четкого определения, обрастает все новыми признаками, стадиями и т.д. Следовательно, при проведении судебно-психиатрической (для определения наличия болезненного расстройства психики) и психологической (для установления непатологического аффекта) экспертизы большое влияние на вынесение решения будут иметь компетентность и субъективное отношение к данному вопросу лиц, производящих экспертизу.

    Изучение литературы по уголовному праву, криминологии и смежных отраслей приводит к выводу об отсутствии целостной

    4

    концепции уголовно-релевантных психических состояний. В результате, целый ряд вопросов, касающихся категорий вменяемости, ее степеней, невменяемости и влияния на ответственность состояния физиологического аффекта и аффективных состояний, недостаточно исследованы.

    Исследование уголовных дел показало, что злоупотребление применением понятия «физиологический аффект» и, как следствие, применение норм уголовного права, предусматривающих ответственность за совершение преступления в данном состоянии, приходится на каждое пятое уголовное дело.

    Кроме классического и кумулятивного видов физиологического аффекта, психологи выделяют еще ряд состояний, по своему характеру и течению очень близких физиологическому аффекту, но не имеющих самостоятельного уголовно-правового значения. В данном диссертационном исследовании ставится задача изучения данных состояний: эмоциональное возбуждение, оказывающее существенное влияние на сознание и поведение, и эмоциональное напряжение, оказывающее влияние на сознание и поведение. По мнению опрошенных в процессе исследования 123 практических работников (следователей, адвокатов, экспертов-специалистов), данные состояния содержат в себе порок воли и порок сознания, но с точки зрения законодателя недостаточные, чтобы смягчить уголовную ответственность виновного лица за совершение убийства или причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью под влиянием этих состояний.

    Рассматривая текст закона, установившего точную характеристику виктимности потерпевшего при данных преступлениях, такие действия с его стороны, как насилие, издевательство, тяжкое оскорбление, иные противоправные или аморальные действия (бездействие), длительная психотравмирующая ситуация, возникшая в связи с систематическим противоправным или аморальным поведением потерпевшего, можно сделать вывод, что большинство этих понятий, исключая только понятия насилия и тяжкого оскорбления, которые четко определены законом, носят оценочный характер и определяются в каждом случае непосредственными обстоятельствами дела.

    Внезапность возникновения сильного душевного волнения определяется в результате анализа совокупности поведения потерпевшего и действий, а также индивидуальных особенностей виновного. Такими особенностями могут быть болезненное состоя-

    5

    ние, беременность, немалое значение имеет также, особенно при длительной психотравмирующей ситуации, возрастной фактор. С медицинской точки зрения признаются наиболее уязвимыми от внешних воздействий ситуации, которые обусловливают «сшибку» раздражительного и тормозного процессов психики (скрываемое горе, подавленный гнев и т.д.). Все это еще раз подчеркивает важность индивидуального подхода при изучении всех обстоятельств дела и при определении концептуального законодательного подхода к проблеме аффективных состояний.

    Всё это, наряду с недостаточной теоретической разработкой данной уголовно-правовой проблематики, подчёркивает актуальность избранной темы диссертационного исследования.

    Состояние научной разработанности проблемы. Начало теоретических исследований состояния аффекта положено Антоняном Ю.В., Бородиным С.В., Михеевым Р.И., Назаренко Г.В, Рарогом А.И., Филановским И.Г., Церетели Т.В.

    Концептуальная основа диссертационного исследования построена на трудах Шишкова С.В., Сидорова Б.В., Шавгулидзе Т.Г., Кудрявцева И.А., Рубинштейна С.Л., Ситковской О.Д., Петровского А.В. и других ученых.

    Признавая существенный вклад названных авторов в развитие научной разработки вопросов исследуемой темы, нельзя не отметить, что она не подвергалась ещё комплексному уголовно-правовому и криминологическому исследованию, а затрагивалась лишь фрагментарно или попутно с основным предметом изучения. Выводы и предложения учёных, высказанные в этой связи, требуют осмысления, а порой и переосмысления в новых условиях развития России, с учётом действующего уголовного и уголовно-процессуального законов.

    Цель и задачи исследования. Цель настоящего исследования состоит в выявлении и исследовании социальной и уголовно-правовой сущности преступлений, совершенных в состоянии физиологического аффекта, предложении мер по профилактике данных преступлений. Этим обусловлены следующие задачи диссертационного исследования:

    - рассмотреть общественную опасность форм преступных посягательств в состоянии аффекта, находящихся под уголовно-правовым запретом, и дать характеристику социальной направленности этих деяний;

    6

    - сравнить общепринятое, философское, психологическое, криминалистическое, уголовно-процессуальное и уголовно-правовое значение убийства в состоянии аффекта и причинения тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта;

    - конкретизировать объективные и субъективные признаки данных составов;

    - указать при этом на недостатки и достоинства российских исторических аналогов данных норм и родственных норм зарубежного уголовного законодательства;

    - отграничить убийство в состоянии аффекта и причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта от преступных деяний со сходными объективными и субъективными признаками;

    - проанализировать правоприменительную практику по делам данной категории, провести интервьюирование и анкетирование научных и практических работников, обобщить полученные результаты и использовать их для разработки научно обоснованных рекомендаций прикладного характера;

    - выявить причины убийства в состоянии аффекта и причинения тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта, им способствующие, предложить наиболее оптимальные меры по профилактике и пресечению исследуемого преступления;

    - разработать аргументированные предложения по совершенствованию действующего уголовного законодательства.

    Объект и предмет исследования. Объектом диссертационного исследования являются закономерности правового регулирования общественных отношений, складывающихся в процессе применения норм уголовного права, предусматривающих ответственность за убийство в состоянии аффекта и причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта. Предметом исследования послужили соответствующие нормы действующего отечественного и зарубежного уголовного законодательства и их исторические аналоги, результаты следственной и судебной практики, научная литература по исследуемой теме.

    Методологическую основу исследования составили общетеоретические положения диалектики как всеобщего метода познания и ряд частнонаучных методов: статистический, системно-

    7

    структурный формально-логический, исторический, сравнительно-правовой, метод контент-анализа и др.

    Нормативной базой исследования послужили: Конституция Российской Федерации, действующие российское и зарубежное уголовное законодательство и законодательство других отраслей права, постановления пленумов Верховного Суда Российской Федерации по уголовным делам, ведомственные нормативные акты.

    Эмпирическую базу исследования составили:

    - материалы 173 уголовных дел об убийствах в состоянии аффекта и причинении тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта, прекращённых производством и рассмотренных федеральными судами г. Астрахани и Астраханской области за 1994-2004 гг.;

    - опубликованная практика судов СССР и РФ (РСФСР), разъяснения пленумов верховных судов СССР и РФ (РСФСР);

    - результаты проведённого автором интервьюирования 50 работников правоохранительных органов, адвокатов и учёных-юристов, а также анкетирования 123 лиц названных категорий по специально разработанным анкетам.

    Научная новизна заключается в том, что в отечественной уголовно-правовой науке нет работы монографического характера, посвященной точному определению юридического термина «физиологический аффект». Элементы новизны придают диссертационному исследованию сама постановка ряда общетеоретических вопросов избранной темы и авторские варианты их решения.

    Известную новизну представляют и содержащиеся в работе результаты проведённого автором конкретно-социологического исследования, а также сформулированные на этой основе отдельные предложения по совершенствованию действующего уголовного законодательства об ответственности за убийство в состоянии аффекта и причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта.

    Научной новизной характеризуются и основные положения, выносимые на защиту:

    1. Физиологический аффект - психическое состояние виновного, которое определяется кратковременной, интенсивной эмоцией, связанной с инстинктивной и безусловно-рефлекторной деятельностью, характеризующееся существенным сужением созна-

    8

    ния и пороком воли. Иные психо-эмоциональные состояния, оказывающие сходное влияние на психику виновного, не могут быть достаточны в смысле уголовного закона для облегчения ответственности за содеянное.

    2. Необходимо исключить из диспозиции ст. 107, 113 УК РФ следующую формулировку «... совершенное в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения», и изложить диспозицию ст. 107 УК следующим образом: «Убийство, совершенное в состоянии физиологического аффекта, вызванного насилием, издевательством или тяжким оскорблением со стороны потерпевшего либо иными противоправными или аморальными действиями (бездействием) со стороны потерпевшего, а равно длительной психотравмирующей ситуацией, возникшей в связи с систематическим противоправным или аморальным поведением потерпевшего наказывается...», а диспозицию ст. 113 УК: «умышленное причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью, совершенное в состоянии физиологического аффекта, вызванного насилием, издевательством или тяжким оскорблением со стороны потерпевшего либо иными противоправными или аморальными действиями (бездействием) со стороны потерпевшего, а равно длительной психотравмирующей ситуацией, возникшей в связи с систематическим противоправным или аморальным поведением потерпевшего наказывается...».

    3. Особый вид физиологического аффекта - кумулятивный аффект предполагает более протяженный отрезок времени между воздействием раздражающего фактора противоправного или аморального характера и ответной аффективной реакцией виновного.

    4. Аффектогенную ситуацию, состоящую из одного противоправного или аморального эпизода со стороны потерпевшего, закончившуюся совершением виновным преступления в состоянии кумулятивного аффекта, не следует причислять к числу аффектогенных ситуаций, состоящих из систематических противоправных или аморальных действий потерпевшего, вызвавших состояние классического физиологического аффекта.

    5. Закрепленные в диспозиции статьи действия, способные с точки зрения законодателя вызвать аффект у виновного лица: насилие, издевательство, тяжкое оскорбление со стороны потерпевшего либо иные противоправные или аморальные действия (бездействие) потерпевшего, а равно сложившаяся в связи с ни-

    9

    ми длительная психотравмирующая ситуация в основном носят оценочный характер, требующий при критерии их оценки учитывать как объективные, так и субъективные факторы.

    6 Для возникновения аффекта достаточно просто противоправных и даже аморальных действий (бездействия). При оценке аморальности совершенного деяния в основе должно лежать не субъективное отношение виновного лица к данным действиям (бездействию) потерпевшего, а непреходящие моральные ценности, понятия совести, чести и бесчестия, которые у большинства членов общества одинаковы.

    7. При оценке субъективных свойств психики виновных в данных преступлениях лиц, никакой взаимосвязи между их темпераментом и переживаемым состоянием аффекта не обнаруживается. Важную роль в данном случае играла их социальная установка и свойства характера.

    8. Длительная психотравмирующая ситуация, вследствие которой виновный совершает преступление, должна быть непосредственно обусловлена противоправными или аморальными действиями (бездействием) потерпевшего.

    9. Физиологический аффект может быть признан наличным безусловно, когда провоцирующие действия потерпевшего направлены против самого виновного. В законе не упоминаются прямо не только близкие виновного, но и сам виновный.

    10. Необходимо признать, что противоправные или аморальные действия (бездействие) потерпевшего, вызвавшие аффект у виновного, могут распространяться не только на виновного и лиц, в судьбе которых он заинтересован, но и на посторонних ему лиц.

    11. Необходимо дополнить ст. 113 УК частью второй, в которую включить квалифицированный состав данного преступления, предусматривающий уголовную ответственность за причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта двум или более лицам.

    12. Умысел при убийстве в состоянии аффекта и при причинении тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта может быть как прямым, так и косвенным.

    13. Включение в ст. 107 УК части второй об убийстве в состоянии аффекта двух и более лиц дает основания для вывода о том, что применение в таких случаях п. «а» ч. 2 ст. 105 УК об убийстве двух и более лиц как обстоятельства, отягчающего убийство, исключается. Из этого следует сделать вывод о том, что и в других

    10

    случаях совершения убийства в состоянии сильного душевного волнения (например, при наличии в убийстве также признаков, указанных в пп. «г», «д», «е», «н» ч. 2 ст. 105 УК) убийство должно квалифицироваться по ч. 1 ст. 107 УК.

    Содержание этих и других положений конкретизируется в тексте диссертации и автореферата.

    Теоретическая и практическая значимость исследования состоит в том, что сделанные в нём выводы и предложения развивают теорию уголовного права в области регламентации ответственности за убийство в состоянии аффекта и причинения тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта и могут быть учтены в дальнейших теоретических разработках, посвященных исследуемой теме.

    Предложения и выводы, содержащиеся в диссертации, могут быть использованы в процессе совершенствования уголовного законодательства об ответственности за убийство в состоянии аффекта и причинения тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта, а также при подготовке учебно-методической литературы по рассматриваемому вопросу и в процессе преподавания курса уголовного права, в частности по теме «Преступления против жизни и здоровья».

    Апробация результатов исследования. Диссертация подготовлена на кафедре уголовного права Санкт-Петербургского университета МВД России, где проводилось её рецензирование и обсуждение. Основные положения диссертационного исследования обсуждены также на кафедре уголовного права Кисловодского института экономики и права и на кафедре уголовно-правовых и гражданско-правовых дисциплин Северо-Кавказского государственного технического университета (филиал г. Кисловодск); изложены в четырех научных публикациях автора.

    Кроме того, результаты проведенного исследования докладывались автором на научных семинарах аспирантов и соискателей в КИЭП, проводившихся в 2002-2003 гг., а также внедрены в учебный процесс на юридическом факультете Кисловодского института экономики и права и в Санкт-Петербургском университете МВД России.

    По предложению диссертанта в учебно-тематические планы юридического факультета включены темы рефератов и спецкурсов с учетом результатов настоящего исследования. Некоторые выводы и рекомендации исследования внедрены в практику про-

    11

    куратуры и ОВД г. Кисловодска в виде «Методических рекомендаций для практических работников прокуратуры, органов следствия и дознания».

    Структура исследования. Диссертация состоит из введения, трёх глав, включающих семь параграфов, заключения, библиографии и приложений.

    II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

    Во введении обосновывается актуальность темы диссертационного исследования, причины её выбора и степень теоретической разработки в уголовно-правовой науке, определяются объект, предмет, цель и задачи исследования; раскрываются методологические основы и методика его проведения, теоретическая и практическая значимость, указывается научная новизна, формулируются основные положения, выносимые на защиту, приводятся сведения об апробации результатов.

    Первая глава - «Исторический аспект развития уголовного законодательства об убийстве в состоянии аффекта и причинении тяжкого и средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта» - включает в себя пять параграфов.

    Первый параграф «Генезис понятия «аффект» и его уголовно-правовое значение».

    Историко-правовое исследование генезиса уголовно-правовой нормы, устанавливающей ответственность за преступления, совершенные в состоянии аффекта, позволяет проследить за изменением обстоятельств совершения преступления, носящих с точки зрения общества и государства извинительный характер и превративших убийство в состоянии аффекта и причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта в привилегированные составы преступлений.

    При анализе древнейшего правового источника Древней Руси - Русской Правды и существовавших параллельно с ней других источников права, содержащих уголовно-правовые нормы, можно прийти к следующим выводам: во-первых, еще на заре российского уголовного права законодатель допускал существование обстоятельств, которые могут несколько оправдать и смягчить даже такое тяжкое преступление, как убийство. Именно к разряду таких обстоятельств принадлежит то состояние лица, совершившего убийство, которое гораздо позже наши законодатели-

    12

    современники назовут состоянием аффекта. Во-вторых, прямых указаний на то, что виновное в убийстве или членовредительстве лицо находилось в состоянии сильного душевного волнения, под влиянием острой эмоциональной вспышки гнева, душевного запала, ограничивающего способность нормально оценивать свои действия, в тексте законов и в работе исследователей, изучавших данные правовые акты того исторического этапа, нет. Перечисляются в законе и закрепляются в нем лишь те обстоятельства, действия потерпевшего, совершая которые, он признавался лицом, спровоцировавшим направленное против него деяние виновного (удар ножнами, вырывание бороды и т.п.). Артикул Воинский 1715 года интересен тем, что в данном нормативном акте впервые встречается прямое указание на состояние сильного душевного волнения (аффекта), и это существенно уменьшало наказание за совершенное преступление. Понятие «сильное душевное волнение» появилось в российском Уголовном уложении 22 марта 1903 года, взамен прежнего, выполнявшего аналогичные функции, «запальчивость и раздражение». Например, ч. 2 ст. 458 Уголовного уложения 1903 года предусматривала ответственность за убийство, задуманное и выполненное под влиянием сильного душевного волнения, вызванного противозаконным насилием над личностью или тяжким оскорблением со стороны потерпевшего.

    С тех пор термин «сильное душевное волнение» прочно вошел в теорию уголовного права. Руководящие начала по уголовному праву РСФСР от 12 декабря 1919 года содержали следующую трактовку исследуемого нами преступления (п. 14 гл. III): «Суду и наказанию не подлежат лица, совершившие деяние в состоянии душевной болезни или вообще в таком состоянии, когда совершившие его не отдавали себе отчета о своих действиях». То есть, наряду с невменяемостью лица, совершившего преступление в таком состоянии, признавалось существование такого психологического состояния, под влиянием которого виновный не мог полностью объективно оценивать свои действия, руководить ими и оценивать их последствия.

    Разъяснения в поставленные вопросы внес Уголовный кодекс РСФСР 1922 года, который содержал две нормы (ст. 144, 151), предусматривающие уголовную ответственность за совершение преступления в состоянии физиологического аффекта. Разумеется, в теории уголовного права термина «физиологический аф-

    13

    фект» еще не существовало, он войдет в нее гораздо позже, на рубеже 60-70-х годов, и УК РСФСР 1922 года, так же как и Уголовное уложение 1903 года, оперировал понятием «сильное душевное волнение». Уголовный кодекс РСФСР 1960 года содержал две статьи, предусматривающих ответственность за совершение преступления в состоянии физиологического аффекта: ст. 104 «Умышленное убийство, совершенное в состоянии сильного душевного волнения» и ст. 110 «Умышленное тяжкое или менее тяжкое телесное повреждение, причиненное в состоянии сильного душевного волнения».

    При проведении сравнительного анализа норм предыдущего Уголовного кодекса 1960 года с изменениями и дополнениями по состоянию на 1 сентября 1993 года и действующего 1996 года можно сделать следующие выводы. В диспозиции ст. 107, 113 действующего кодекса введено понятие «аффект», что существенно конкретизирует данные составы преступлений.

    Как видно из текста ныне действующего закона, в нем дана более точная характеристика виктимности потерпевшего, который своим поведением провоцирует совершение виновным преступления в состоянии сильного душевного волнения. Ранее состав виктимности определялся как «... вызванного насилием или тяжким оскорблением со стороны потерпевшего, а равно иными противозаконными действиями потерпевшего...» (ст. 104, 110 УК РСФСР). Сейчас к характеристике виктимности добавлены такие признаки, как издевательство, а понятие «противозаконные действия» расширено понятием «противоправные или аморальные действия».

    В Уголовном кодексе 1996 года при рассмотрении таких провоцирующих действий виновного, как противоправных или аморальных деяний, оговаривается, что данные деяния могут совершаться в виде бездействия, необходимым условием является только то, что оно должно носить издевательский, циничный, глубоко оскорбительный для виновного характер. В предшествующем кодексе данной оговорки не было, следовательно, можно предположить, что возникновение аффективной реакции на бездействие потерпевшего не допускалось. Кроме того, в новом УК отсутствуют имевшиеся в ст. 104, 110 УК РСФСР условия признания наличия сильного душевного волнения: «...если эти действия повлекли или могли повлечь тяжкие последствия для виновного или его близких». Из этого можно сделать два вывода: важен сам

    14

    факт провоцирующего поведения потерпевшего и сильное душевной волнение может быть признанным наличным безусловно, когда провоцирующие действия потерпевшего направлены против самого виновного.

    Второй параграф «Физиологический аффект как особенное психо-эмоциональное состояние».

    Рассмотрев различные подходы к определению физиологического аффекта, автор формулирует следующие выводы: с точки зрения психологии, физиологический аффект не является, в отличие от патологического аффекта, психическим расстройством, оба эти понятия «аффект» и «психическое расстройство» имеют самостоятельное уголовно-правовое значение.

    Физиологический аффект хотя и обладает большой силой воздействия на психику, однако не лишает человека возможности сознавать и контролировать свое поведение, нести ответственность за него. Состояние физиологического аффекта не исключает вменяемости, хотя и существенно воздействует на сознание лица, значительно сужая его, а также на поведение лица, однако, ничуть не лишая его «свободы воли», то есть способности руководить своими действиями (волевой признак вменяемости) и осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (интеллектуальный признак вменяемости). Действительно, физиологический аффект существенно ограничивает возможности субъекта осознавать свои действия, но полной потери контроля над собственной волей констатировать здесь нельзя.

    Классический аффект - стремительная, бурно протекающая эмоциональная реакция взрывного характера. Следует сразу же за противоправным действием потерпевшего (провокатора аффекта), длится крайне короткий период времени, после чего наступает спад.

    Кумулятивный аффект встречается гораздо реже, но это особенное состояние также имеет уголовно-правовое значение, особенно в свете Уголовного кодекса 1996 г., допускающего возникновение аффекта вследствие длительной психотравмирующей ситуации, возникшей в связи с систематическим противоправным или аморальным поведением потерпевшего.

    15

    Третий параграф «Близкие к физиологическому аффекту эмоциональные состояния, не включаемые уголовным законом в понятие "физиологического аффекта", достаточные в смысле ст. 107, 113 УК РФ»

    Соискателем отстаивается тезис, что никакие другие эмоциональные состояния по своему действию не должны приравниваться к переживаемому лицом физиологическому аффекту и, как следствие, не должны иметь самостоятельного значения в рамках уголовного права.

    Кроме классического и кумулятивного видов физиологического аффекта, психологи выделяют еще ряд состояний, по своему характеру и течению очень близких физиологическому аффекту, но не имеющих самостоятельного уголовно-правового значения. При переживании субъектом таких состояний, у него так же происходит сужение сознания и ограничение воли. Но вопрос диагностики таких аффектов до сих пор дискутируется специалистами-психологами. Например, такие эмоциональные состояния, как эмоциональное возбуждение, оказывающее существенное влияние на сознание и поведение, эмоциональное напряжение, оказывающее влияние на сознание и поведение. Все они содержат в себе порок воли и порок сознания, но с точки зрения законодателя недостаточные, чтобы смягчить уголовную ответственность виновного лица за совершение убийства или причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью под влиянием этих состояний.

    Например, эмоциональное возбуждение, оказывающее существенное влияние на сознание и поведение, может возникать у личностей робких, нерешительных, склонных выражать агрессию (в необходимых случаях) в социально допустимой форме. Указанное эмоциональное состояние возникает при условии затяжного течения конфликтной ситуации, накопления эмоционального напряжения в течение нескольких лет (сильное сходство с кумулятивным аффектом), как правило, в сфере семейных отношений, в условиях строго регламентированной военной службы. Нередко на протяжении стадии накопления у обвиняемого прослеживаются суицидальные тенденции, депрессия, попытки любыми путями уйти от конфликтной ситуации, не пытаясь как-либо разрешить ее.

    На таком фоне затяжного течения конфликта пик эмоционального возбуждения происходит часто неожиданно для самих ви-

    16

    новного и потерпевшего и, как правило, может быть спровоцирован под влиянием совсем незначительного воздействия со стороны потерпевшего. Главное отличие этого эмоционального состояния от кумулятивного аффекта в том, что нарастание эмоционального возбуждения происходит более сглаженно. Однако, не смотря на то, что на высоте пика происходит явное сужение сознания, это состояние не может быть признанно физиологическим аффектом.

    Эмоциональное напряжение, оказывающее существенное влияние на сознание и волю, также не имеет самостоятельного уголовно-правового значения. Оно характеризуется меньшей интенсивностью, чем при эмоциональном возбуждении, и требуется стечение многих влияющих факторов, чтобы у субъекта возникло сужение сознания.

    По нашему мнению, приведенные выше эмоциональные состояния, сходные с физиологическим аффектом, ни в коей мере нельзя причислять к психолого-эмоциональным состояниям, могущим иметь значение для смягчения уголовной ответственности, так как эти эмоциональные состояния в гораздо большей мере, чем физиологический аффект, сохраняют способность осознания, оценки значения собственного поведения, оставляют возможность руководить им в рамках нормального течения эмоциональных процессов здорового человека. Даже за преступления, совершенные в состоянии физиологического аффекта, уголовное законодательство лишь облегчает ответственность, а не полностью освобождает от нее.

    Вторая глава - «Уголовно-правовая характеристика убийства в состоянии аффекта и причинения тяжкого и средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта» - включает в себя три параграфа.

    Первый параграф - «Объективные признаки деяний, предусмотренных ст. 107, 113 УК РФ» - содержит разъяснение авторской позиции относительно объективных признаков исследуемых преступлений.

    По мнению автора, юридическая оценка преступления, совершенного в состоянии аффекта, не может ограничиваться установлением аффекта вообще, а предполагает наличие так называемого «оправданного», физиологического аффекта, вызванного извинительными с позиции нашего общества обстоятельствами.

    17

    Такие обстоятельства исчерпывающе перечислены в законе. Это применяемое против виновного физическое насилие, состоящее в причинении побоев, телесных повреждений, лишении свободы с применением физической силы, связывании и тому подобных действий. Психическое насилие состоит в угрозе причинить физическое насилие, огласить заведомо клеветнические, позорящие сведения и тому подобные действия.

    Следующим признаком, составляющим виновность потерпевшего, выступает издевательство - чаще всего те же насильственные действия, если они характеризуются цинизмом и растянуты во времени.

    Насилие или издевательство могут проявляться в психическом давлении и в угрозах расправы или оглашением каких-либо существующих или вымышленных сведений, компрометирующих виновного либо других лиц, в судьбе которых он заинтересован.

    Противоправные действия виновного могут быть спровоцированы нанесением ему тяжкого оскорбления, под которым в уголовном законе понимается грубое унижение чести и достоинства личности, которое по обстоятельствам явилось достаточным поводом для возникновения сильных эмоциональных переживаний. Признание оскорбления тяжким зависит от конкретной ситуации и индивидуальных особенностей виновного (болезненное состояние, беременность и т.д.), для этого необходимо рассмотрение всех обстоятельств дела в их совокупности.

    Понятия «издевательство» и «оскорбление» различны по содержанию. В отличие от тяжкого оскорбления, которое всегда выражается в неприличной форме, издевательство может осуществляться в пристойном виде, но быть в то же время циничным и оскорбительным, глубоко ранящим психику человека. Кроме того, издевательство может быть растянуто во времени.

    Возникновение аффективной реакции может быть следствием противоправных и аморальных действий потерпевшего, которые грубо нарушают как нормы права, так и моральные нормы. Не только противоправные и аморальные действия могут повлиять на возникновение аффектогенной ситуации, но и противоправное или аморальное бездействие потерпевшего, которое может носить издевательский, циничный, глубоко оскорбительный для виновного характер, способный вызвать сильное душевное волнение. Такое же возможно в условиях психотравмирующей ситуации.

    18

    Относительно понятий «тяжкое оскорбление» и «аморальные действия (бездействие)» следует заметить, что это понятия оценочные и в каждом случае определяются с учетом всех обстоятельств дела. Любое аморальное действие (бездействие) можно рассматривать как оскорбление и практически во всех случаях как тяжкое.

    Перечень неправомерных, незаконных, аморальных возможных действий потерпевшего, которые явились непосредственным поводом аффекта, имеет целью ограничить случаи признания аффекта смягчающим ответственность обстоятельством.

    Второй параграф «Субъективные признаки деяний, предусмотренных ст. 107, 113 УК РФ».

    Общественно опасное действие или бездействие только тогда может быть признано преступлением, когда оно совершено при определенном психическом отношении лица к своему деянию, т.е. при наличии вины в форме умысла и неосторожности.

    В исследуемом составе убийства субъективная сторона характеризуется определенными особенностями, коренящимися в самом характере этих преступлений. Так как субъект совершает это преступление, находясь в особом эмоциональном состоянии, именуемым аффектом, последний является конструктивным признаком субъективной стороны ст. 107 УК РФ и подлежит обязательному доказыванию.

    Учитывая, что при указанном эмоциональном состоянии сфера сознания (интеллекта) у виновного значительно сужается, затрудняется волевой самоконтроль и критическая оценка сложившийся ситуации. Это накладывает особый отпечаток на все элементы субъективной стороны преступления, и она предстает в некотором «усеченном» виде.

    Прежде всего, это эмоциональное состояние сказывается на формировании и реализации преступного умысла. В ст. 107 УК РФ прямо определена форма вины - умысел. Некоторые криминалисты характеризуют его как аффектированный. Аффектированный умысел возникает внезапно, в ответ на отрицательные действия потерпевшего и, как правило, реализуется немедленно, стремительно, с непредвиденными последствиями для самого виновного.

    19

    Третий параграф «Ответственность за убийство и причиненный тяжкий и средней тяжести вред здоровью в состоянии аффекта».

    Большое значение для суда и следствия имеет практический вопрос разграничения аффективных преступлений от сложных видов умышленных преступлений. При этом решающим фактором разграничения указанных составов, по мнению автора, является содержание субъективной стороны преступления, вернее, те качественные изменения, которые вносит в него состояние физиологического аффекта, в особенности, в содержание и характер проявления побуждений и целей человеческого поведения в этом состоянии.

    Третья глава «Криминологическая характеристика и предупреждение преступлений, предусмотренных ст. 107, 113 УК РФ».

    Изучение уголовных дел, возбуждённых по ст. 107, 113 УК РФ в Астраханской области, показало, что чаще всего обстоятельством, в определенной мере способствующим возникновению аффекта виновного и его решимости совершить преступное деяние, выступает наличие неприязненных отношений с потерпевшим, при этом автором отмечается незначительная (в сравнении с неправомерными действиями потерпевшего) роль этого обстоятельства в выборе преступного варианта поведения. В 60% случаев совершения умышленных убийств и причинения тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта, возникновению последнего предшествовала длительная психотравмирующая ситуация, в 25% случаев - расстроен обстоятельствами, связанными с неправильными действиями потерпевшего, еще в 3% случаев - взволнован обстоятельствами, непосредственно не связанными с поведением потерпевшего, и т. д.

    В заключении диссертационного исследования сформулированы основные выводы и предложения по совершенствованию уголовного законодательства об ответственности за убийство и причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта, вытекающие из проведённого исследования темы и получившие своё отражение в автореферате и соответствующих разделах диссертации.

    В приложениях представлены: результаты проведённого социологического исследования, анкета для изучения материалов

    20

    уголовного дела, а также акты о внедрении результатов диссертационного исследования.

    Основные положения диссертационного исследования изложены в следующих работах соискателя:

    1. Длительная психотравмирующая ситуация как новелла в уголовном праве // Научные исследования: экономика и право. Кисловодск: Кисловодский институт экономики и права, 2003. № 2. 0,2 п.л.

    2. Провоцирующее противоправное или аморальное поведение потерпевшего как обязательное условие признания наличия физиологического аффекта с точки зрения уголовно-правовой науки // Научные исследования: экономика и право. 2003. № 3. 0,3 п.л.

    3. Квитко Е.А. Тактика адвокатской защиты по уголовным делам об убийстве в состоянии физиологического аффекта // Научные исследования: экономика и право. Кисловодск: Кисловодский институт экономики и права, 2003. № 1. 0,4 п.л.

    4. Кумулятивный аффект как особый вид физиологического аффекта // Современные научные исследования. М.: МИСОН. 2004. №1. 0,3 п.л.

    5. Криминологическая характеристика личности потерпевшего от преступления, предусмотренного ст. 107, 113 УК РФ // Современные научные исследования. М.: МИСОН. 2004. № 2. 0,5 п.л.

    6. Квитко Е.А. Криминологическая ситуация в семье как предпосылка совершения преступлений в состоянии аффекта // Современные научные исследования. М.: МИСОН. 2005. № 1. 0,4 п.л.

    7. Генезис понятия эффект и его уголовно-правовое значение // Правовое и социальное государство: проблемы становления в России. Сб. трудов докторантов, адъюнктов и соискателей. Вып. 21. Часть 1 / Под общ. ред. В.П. Сальникова. СПб.: Санкт-Петербургский университет МВД России, 2005. 0,1 п.л.

    8. Субъективные признаки деяний, предусмотренных ст. 107, 113 УК РФ // Деятельность государства и правоохранительных органов: отечественный и зарубежный опыт. Сб. трудов докторантов, адъюнктов и соискателей. Вып. 22. Часть 1 / Под общ. ред. В.П. Сальникова. СПб.: Санкт-Петербургский университет МВД России, 2005. 0,1 п.л.

Информация обновлена:24.12.2009


Сопутствующие материалы:
  | Защита диссертаций 
 

Если Вы не видите полного текста или ссылки на полный текст книги, значит в каталоге есть только библиографическое описание.

Copyright 2002-2006 © Дирекция портала "Юридическая Россия" наверх
Редакция портала: info@law.edu.ru
Участие в портале и более общие вопросы: reception@law.edu.ru
Сообщения о неполадках и ошибках: system@law.edu.ru