Учиться в России!
Регистрация »» // Логин:  пароль:

Федеральный правовой портал (v.3.2)
ПОИСК
+ подробный поиск
Подняться выше » Главная/Все книги/

Изнасилование :

АР
П121 Павлов, А. С. (Артем Сергеевич).
Изнасилование :Уголовно-правовой и криминологический
аспекты : Автореферат диссертации на соискание ученой
степени кандидата юридических наук. Специальность 12.00.08
- Уголовное право и криминология ; Уголовно-исполнительное
право / А. С. Павлов ; Науч. рук. Г. В. Назаренко. -М.,2009
. -26 с.-Библиогр. : с. 26.5. ссылок
Материал(ы):
  • Изнасилование : Уголовно-правовой и криминологический аспекты
    Павлов, А. С.

    Павлов, А. С.

    Изнасилование : Уголовно-правовой и криминологический аспекты : Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук

    1

    ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

    Актуальность темы исследования. Известное с древнейших времен, изнасилование остается одним из самых опасных и наиболее распространенным из половых преступлений. Его общественная опасность определяется как исключительной важностью объекта, на который в данном случае направлено преступное посягательство, - общественных отношений, обеспечивающих половую неприкосновенность и половую свободу, которые являются частью гарантированных Конституцией РФ прав и свобод личности (ч. 1 ст. 22 Конституции), так и физическими, психическими, моральными последствиями данного преступления для потерпевшей. Законодатель справедливо относит основной и квалифицированный составы изнасилования к категории тяжких, а особо квалифицированный состав - особо тяжких преступлений. Четвертая часть изнасилований совершается в группе, почти половина - лицами, ранее совершившими преступление[1], среди жертв этого преступления около 40 % составляют несовершеннолетние[2]. Несмотря на то, что официальная статистика[3] свидетельствует о сокращении числа регистрируемых изнасилований (в 2006 г. зарегистрировано 8871 изнасилование, или на 3, 8 % меньше, чем в 2005 г.; за январь-июнь 2007 г., по данным МВД РФ, совершено на 19, 4 % изнасилований меньше, чем за аналогичный период 2006 г.), а также о сокращении удельного веса изнасилований в структуре всех зарегистрированных преступлений (в 2004 г. -0, 30; в 2005 г. - 0, 26; в 2006 г. - 0, 23; на июнь 2007 г. - 0, 19), изнасилование по-прежнему остается преступлением с высокой степенью латентности, в том числе «искусственного» происхождения. Изъяны действующего УК и не всегда логичные и порой противоречащие уголовному закону разъяснения высшей судебной инстанции приводят к затруднениям в правоприменительной деятельности и спорам в ученой среде. Наличие в УК РФ двух самостоятельных составов преступлений - изнасилования и насильственных действий сексуального характера - порождает определенные парадоксы при квалификации преступлений, что вызывает необходимость создания комплексной статьи, устанавливающей ответственность за совершение сексуального насилия. Однако предлагаемым различными учеными моделям такой статьи присущи определенные недостатки, вынуждающие к продолжению поиска оптимального варианта. Объединение составов, предусмотренных ст. ст. 131 и 132 УК РФ, потребует, в свою очередь, изменения редакций ст. ст. 133, 134 и 135 УК, которые в настоящий момент небезупречны с точки зрения законодательной техники. Нельзя признать удовлетворительными:  предложенные  Пленумом  Верховного  Суда  в

    2

    постановлении от 15 июня 2004 г. «О судебной практике но делам о преступлениях, предусмотренных статьями 131 и 132 УК РФ» определения полового сношения, мужеложства, лесбиянства, иных насильственных действий сексуального характера, особой жестокости; отсутствие в названном постановлении разъяснений относительно квалификации действий субъекта преступления, участвующего в изнасиловании наряду с несубъектами (невменяемыми, не достигшими 14-летнего возраста), а также хотя бы примерного перечня «иных тяжких последствий» изнасилования; ограничение возможной формы вины по отношению к заражению венерическим заболеванием при изнасиловании только умыслом; предлагаемая квалификация убийства, сопряженного с изнасилованием, по совокупности ст. 105 и ст. 131 УК; рассмотрение судебной практикой незаконного лишения свободы и похищения человека в качестве части объективной стороны изнасилования, квалификация действий участников организованной преступной группы, вне зависимости от исполняемых ими ролей, как соисполнительства. Остаются дискуссионными вопросы о видовом объекте преступлений, предусмотренных главой 18 УК РФ, понятии данных преступлений, основном непосредственном и дополнительном объектах изнасилования; о содержании угрозы при изнасиловании; о квалификации действий лица, приведшего потерпевшую в беспомощное состояние посредством введения в ее организм сильнодействующих веществ против или помимо ее воли; о понятиях, относящихся к смежным с изнасилованием составам преступлений (иные насильственные действия сексуального характера, развратные действия); об ответственности соисполнителя изнасилования в случае его добровольного отказа от совершения преступления; о квалификации действий субъекта преступления, совершившего изнасилование совместно с лицами, не подлежащими уголовной ответственности; об уголовно-правовой оценке действий женщин и заведомых импотентов (лиц мужского пола, неспособных, вследствие сексуальной дисфункции, к половому сношению, и знающих об этом), выполнивших часть действий, составляющих объективную сторону изнасилования; о формах вины по отношению к последствиям изнасилования, имеющим квалифицирующее значение; о квалификации изнасилования, повлекшего заражение потерпевшей венерическим заболеванием или ВИЧ-инфекцией; о сопряженности убийства с изнасилованием.

    Степень научной разработанности темы. Проблемы уголовной ответственности за изнасилование освещались в трудах И. Я. Фойницкого (1916), А. А. Жижиленко (1924), П. И. Люблинского (1925), Я. М. Яковлева (1969), А. Н. Игнатова (1966, 1974), Г. Б. Елемисова (1976), В. Н. Сафронова и Н. М. Свидлова (1984), Л. А. Андреевой (1999), С. Ф. Милюкова (2000), Т. В. Кондрашовой (2000). Отдельные уголовно-правовые и криминологические вопросы затрагивались в работах по расследованию изнасилований таких ученых, как Л. А. Андреева, Т. А. Густов, В. Г. Степанов, А. П. Филиппов (1971), Л. В. Пономарева (2002), П. Т. Скорченко (2004). Признаки применения физического, психического насилия, использования беспомощного состояния потерпевшей анализировались Л. Д. Гаухманом (1974), Р. Д. Шараповым

    3

    (2001), Л. В. Сердюком (2002), В. В. Ивановой (2002). Вопросы соучастия при изнасиловании рассматривались П. Ф. Тельновым (1974), Р. Р. Галиакбаровым (1980), Ф. Г. Бурчаком (1986), А. П. Козловым (2001). Поиску оптимальных теоретических  решений  и  выработке  законодательных  предложений посвящались научные публикации П. П. Осипова (1966), К. И. Лыскова (1972), К. С. Степанова (1976), И. Гальперина (1980), В. И. Малыхина (1987), Б. Волженкина (1998), Г. Есакова и А. Рарога (2002), Н. Г. Иванова (2000), А. Арутюнова (2003), Ю. В. Головлева (2004), Е. Г. Веселова (2005),А. Агафонова (2006) и других. Различные варианты решения значимых вопросов квалификации изнасилования и иных преступлений против половой неприкосновенности  и  половой  свободы  обосновывали  авторы многочисленных учебников и пособий по уголовному праву, комментариев к уголовному законодательству, в том числе: Н. Дурманов, В. П. Гришаев, А. В. Корнеева, С. А. Бородин, А. Е. Якубов, В. П. Ревин, О. Ф. Шишов, Н. К. Семернева, С. И. Никулин, Л. Л. Кругликов. Значительный вклад в изучение криминологических особенностей изнасилования, личности сексуального насильника и жертвы изнасилования, причин и условий совершения насильственных половых преступлений внесли Ю. М. Антонян, М. И. Еникеев, В. Е. Эминов, В. П. Голубев, Ю. Н. Кудряков, В. В. Гульдан, А. А. Ткаченко, Б. В. Шостакович, С. Н. Ениколопов, О. А. Кравцова, А. М. Полеев, Д. В. Ривман, В. А. Шаповалов, Л. Е. Богданов, А. Ю. Дышлевой, Г. Б. Дерягин, результаты исследований которых отражены в книгах и статьях разных лет. На диссертационном  уровне  уголовно-правовой  аспект  изнасилования рассматривали Л. А. Андреева (1962), Б. А. Блиндер (1966), Ю. В. Александров (1970), А. П. Дьяченко (1978), А. Г. Хамраева (1989), 3. Г. Готуа (1990). Криминологические особенности изнасилования раскрывались в трудах А. Г. Кальмана (1986), А.В. Варданяна (1996). Вопросы предупреждения изнасилований рассматривались в квалификационных работах В. А. Шубина (1970), М. И. Могачева (2002). Уголовно-правовая борьба с половыми преступлениями, включая изнасилование, являлась объектом исследования диссертаций на соискание степени доктора юридических наук Б. В. Даниэльбека (1970), А. П. Дьяченко (1993). Смежный изнасилованию состав преступления - насильственные действия сексуального характера – подробно проанализирован М. А. Коневой (1999), Н. Н. Изотовым (2000), А. Б. Утямишевым (2001), С. Д. Цэнгэл (2004), А. В. Кулаковым (2004). Таким образом, в центре внимания криминалистов в период после принятия УК РФ 1996 года чаще оказывался состав преступления, предусмотренный ст. 132 УК РФ, в то время как изнасилование было предано относительному «забвению». Как исключение, среди диссертаций последних лет необходимо отметить исследование А. В. Дыдо, посвященное проблемам уголовно-правовой квалификации собственно изнасилования (2006). Однако ряд положений, выдвигаемых указанным ученым (предложение об объединении в единый состав изнасилования и понуждения к действиям сексуального характера, юридическое толкование термина «половое сношение», возвращение в состав изнасилования квалифицирующего признака специальной неоднократности и

    4

    др.), вызывают возражения у автора настоящей работы, имеющего иную точку зрения на пути совершенствования уголовно-правовых норм об ответственности за половые преступления. Кроме того, криминологические особенности изнасилования в названной работе раскрыты только частично, поскольку это и не являлось целью исследования. В диссертации Н. К. Маматазизовой (2006) дана как уголовно-правовая, так и криминологическая характеристики изнасилования, но на базе законодательства и материалов Кыргызской Республики, а не Российской Федерации. Р. А. Семенюк ограничил объект своего исследования (2006) изнасилованиями, совершаемыми группами несовершеннолетних, Е. Ю. Мощицкая (2004) - виктимологической характеристикой сексуального насилия несовершеннолетних, Н. Н. Коновалов (2002) - уголовно-правовыми и криминологическими аспектами потерпевшей от изнасилования. Поэтому само по себе сведение в одном диссертационном исследовании правовых и криминологических сторон изнасилования, предпринятое автором, обладает определенной научной новизной.

    Объектом диссертационного исследования является такой социально-правовой феномен как изнасилование, представляющее собой преступление против половой неприкосновенности или половой свободы женщины и выражающееся в половом сношении с применением насилия или с угрозой его применения к потерпевшей или к другим лицам либо с использованием беспомощного состояния потерпевшей.

    Предметом исследования послужили нормы отечественного и зарубежного уголовного законодательства, регламентирующие ответственность за изнасилование, смежные и сопряженные с ним преступления, судебная практика, связанная с применением данных норм, а также теоретические взгляды ученых юристов.

    Целью диссертационного исследования является полное и всестороннее изучение такого социально-правового феномена как изнасилование (сексуальное насилие) с точки зрения закрепленных норм уголовного законодательства, выявление возникших проблем и возможных направлений усовершенствования законодательной базы, предложение мер, способных нейтрализовать комплекс факторов, детерминирующих изнасилования.

    Задачи исследования с учетом поставленной цели заключаются в том, чтобы:

    1. Выявить основные тенденции и закономерности исторической эволюции законодательства об ответственности за изнасилование, прежде всего, отечественного уголовного законодательства;

    2. Определить преимущества норм действующего российского уголовного закона, устанавливающих ответственность за насильственные половые преступления, и возможные направления использования иностранного законодательного опыта посредством критического рассмотрения уголовных кодексов зарубежных государств, особенно принадлежащих к «семье» континентального права;

    5

    3. Опираясь на анализ диспозиции ст. 131 УК РФ, положения теории уголовного права и сложившуюся судебную практику, представить развернутую характеристику объекта, объективной стороны, субъекта и субъективной стороны изнасилования;

    4. Показав, что изнасилование является специальной разновидностью насильственных действий сексуального характера, и, очертив круг проблем, порождаемых наличием в УК РФ смежных составов ст. ст. 131 и 132, обосновать предложение по созданию нового состава преступления -«Сексуальное насилие»;

    5. Представить уголовно-правовую характеристику квалифицированных видов изнасилования, сделав акцент на недостатках уголовного закона, правоприменения и путях их устранения;

    6. Определить и решить наиболее значимые вопросы квалификации изнасилований, совершенных при особо отягчающих обстоятельствах;

    7. Исследовать проблемы сопряженности изнасилования и иных сексуальных действий с убийством, аргументировав предложения по квалификации данных деяний;

    8. На основе проведенных диссертантом исследований и современной официальной статистики предложить обновленное криминологическое описание изнасилований и лиц, их совершающих;

    9. Выявить комплекс факторов, являющихся причинами и условиями совершения изнасилований в настоящее время;

    10. Обозначить, с учетом актуального состояния сексуальной преступности, основные направления профилактики изнасилований.

    Методология и методика исследования. Методологическую основу исследования составил всеобщий метод материалистической диалектики, позволяющий рассмотреть изучаемое явление в развитии, в конкретной исторической обстановке и взаимосвязи с другими явлениями, проникнуть в его сущность при помощи основных законов и категорий философии. Для решения поставленных задач в диссертации реализованы исторический, междисциплинарный и системный подходы. Использовались общелогические методы (анализ, синтез, индукция, дедукция, обобщение, абстрагирование и другие), а также частнонаучные методы. Среди последних диссертантом применялись: формально-юридический, сравнительно-правовой, конкретно-социологические (беседы, анкетирование, свободное интервьюирование, анализ документов), уголовно-статистические (статистическое наблюдение, группировка, статистический анализ, вычисление обобщающих показателей и др.) методы. Выбор соответствующих приемов исследования базировался на изучении автором специальной литературы по проблемам методологии правопознания и криминологии[4].

    6

    Теоретическую основу работы составили труды по уголовному праву, криминологии, общей и криминальной сексологии, юридической психологии, общей и судебной психиатрии.

    Нормативно-правовую базу исследования составили международные

    правовые акты, Конституция РФ, УК РФ, УПК РФ, иные федеральные законы, подзаконные нормативно-правовые акты, зарубежное уголовное законодательство.

    Эмпирическую базу исследования образовали опубликованная практика Верховных Судов РСФСР и Российской Федерации; материалы обобщения 150 уголовных дел по обвинению в изнасиловании, рассмотренные Орловским областным судом, федеральными судами Советского, Железнодорожного, Северного и Заводского районов г. Орла, федеральным судом Колпнянского района Орловской области в 1988 - 2007 годах; статистические отчеты МВД РФ, УВД Орловской области, Судебного департамента по Орловской области; статистические карточки первичного учета из банка данных Информационного центра УВД Орловской области; показатели социально-экономической, социально-демографической и другой статистики по Российской Федерации и Орловской области за 1996 - 2007 годы; результаты анонимного анкетирования 400 учащихся и студентов Мезенского педагогического колледжа, Орловской Региональной Академии Госслужбы, Орловского Государственного Университета, Орловского Государственного Технического Университета, проведенного диссертантом в 2007 г.; результаты бесед и интервью с сотрудниками прокуратуры и милиции, школьными психологами и потерпевшими от изнасилования; результаты исследований других ученых- криминологов, социологов, психологов и психиатров.

    Научная новизна исследования. В диссертации, выполненной на базе действующего уголовного законодательства России, с привлечением современного зарубежного законодательного опыта, обоснованы оригинальные предложения по совершенствованию норм УК РФ, а именно: представлены новые редакции ст. ст. 117, 121, 131, 133, 134, 135, дополнения или изменения к ст. ст. 31, 61, 63, 69, 122, 244 УК. По-новому сформулированы либо существенно уточнены ключевые для теории и практики борьбы с сексуальной преступностью понятия уклада половых отношений, преступлений против уклада половых отношений, половой неприкосновенности, половой свободы, физического насилия, сексуального насилия, сексуального акта, орально-генитального, анально-генитального, иного сексуального акта, растления (развратных действий), угрозы при изнасиловании, особой жестокости при изнасиловании, «иных тяжких последствий» изнасилования (сексуального насилия). Предложен перечень «иных сексуальных актов» («иных действий сексуального характера», согласно нынешней терминологии Кодекса). Автор обращается к проблемам, недостаточно разработанным в научной литературе, таким как совершение сексуальных преступлений путем использования специально натренированных животных, ответственность за сексуальные действия с телом умершего, антикриминогенный потенциал легализации

    7

    проституции и развития субкультур сексуальных меньшинств. В диссертации обозначены основные проблемы квалификации изнасилований и оптимальные пути их решения, либо найденные диссертантом, либо ранее приводимые в литературе, но с привлечением дополнительных аргументов в их поддержку. В научный оборот впервые внедряются результаты исследования сексуальной преступности (главным образом, изнасилований) в Орловской области. Настоящая работа является одним из немногих исследований юридического аспекта половых преступлений, в которых автор стремится к объективности, не позволяя себе руководствоваться субъективными моральными ценностями, политическими или религиозными предпочтениями в ущерб фактам и логике.

    Основные положения, выносимые на защиту:

    1. Для правильного отражения видового объекта преступлений, предусмотренных главой 18 УК РФ, в названии главы, предлагается переименовать ее следующим образом: «Преступления против уклада половых отношений». При этом имеется ввиду современный (цивилизованный) уклад половых отношений, с присущими ему особенностями.

    2. В целях решения ряда проблем квалификации предлагается исключить из Уголовного кодекса составы преступления, предусмотренные ст. 131 и ст. 132 УК РФ, и ввести вместо них новый состав преступления:

    «Статья 131. Сексуальное насилие

    1. Сексуальное насилие, то есть половое сношение, орально-генитальный, анально-генитальный либо иной сексуальный акт с применением физического насилия или с угрозой применения такового к потерпевшему лицу против его воли, или к другим лицам с целью оказания психического воздействия на потерпевшее лицо, а равно с использованием беспомощного состояния потерпевшего лица, -

    наказывается...»

    3. Совершение действий сексуального характера путем умышленного введения потерпевшего лица в заблуждение относительно личности сексуального партнера грубо нарушает половую свободу потерпевшего и представляет значительную общественную опасность ввиду создания возможности наступления неблагоприятных последствий разной степени тяжести. Однако квазидобровольный характер данного деяния не позволяет рассматривать его как разновидность изнасилования, поэтому его предлагается криминализировать через изменение редакции ст. 133 УК РФ:

    «Статья 133. Понуждение к сексуальному акту либо совершение сексуального акта путем обмана

    Понуждение лица к половому сношению, орально-генитальному, анально-генитальному либо иному сексуальному акту путем шантажа, угрозы уничтожением, повреждением или изъятием имущества либо с использованием материальной или иной зависимости потерпевшего лица, а равно совершение сексуального акта путем умышленного введения потерпевшего лица в заблуждение относительно личности сексуального партнера -

    наказывается...»

    8

    4. Поскольку понуждение к действиям сексуального характера является менее общественно опасным преступлением, чем неквалифицированное изнасилование, предлагается внести ст. 133 УК в перечень, предусмотренный ч. 3 ст. 20 УПК РФ, чтобы уголовное преследование по делам, возбужденным по ст. 133 УК, осуществлялось в частно-публичном, а не публичном, порядке.

    5. Статью 134 УК РФ предлагается изложить в следующей редакции:

    «Статья 134. Совершение сексуального акта с лицом, не достигшим пятнадцатилетнего возраста

    Половое сношение, орально-генитальный, анально-генитальный либо иной сексуальный акт, совершенный лицом, достигшим восемнадцатилетнего возраста, с лицом, заведомо не достигшим пятнадцатилетнего возраста, -

    наказывается...»

    6. Статью 135 УК РФ предлагается изложить в следующей редакции:

    «Статья 135. Растление

    Растление, то есть физические или интеллектуальные действия, способные вызвать у потерпевшего лица сексуальное возбуждение либо преждевременный интерес к половой жизни, совершенные лицом, достигшим восемнадцатилетнего возраста, в отношении лица, заведомо не достигшего четырнадцатилетнего возраста, при отсутствии признаков преступлений, предусмотренных статьями 131, 133 и 134 настоящего Кодекса, -

    наказывается...»

    7. Поскольку одной из форм проявления особой жестокости при изнасиловании является истязание потерпевшей, необходимо обратиться к составу истязания, анализ которого вскрывает ряд недостатков законодательной конструкции ст. 117 УК РФ, в связи с чем предлагается ее новая редакция:

    «Ст. 117 Истязание

    1. Умышленное причинение особых физических или нравственных страданий путем систематического нанесения побоев либо иными насильственными действиями, если это не повлекло последствий, указанных в статьях 111 и 112 настоящего Кодекса, -

    наказывается...

    Примечание. Под пыткой в настоящей статье и в других статьях настоящего Кодекса понимается причинение физических или нравственных страданий должностным лицом, а равно другим лицом с ведома или молчаливого согласия должностного лица, в целях понуждения к даче показаний или иным действиям, противоречащим воле человека, а также в целях наказания либо в иных целях».

    8. Предлагаются изменения и дополнения к ст. 121 УК РФ:

    «Ст. 121 Заражение заболеванием, передающимся половым путем

    1. Умышленное или неосторожное заражение другого лица заболеванием, передающимся половым путем, -

    наказывается...

    Примечание. Лицо, совершившее деяние, предусмотренное частью первой настоящей статьи, освобождается от уголовной ответственности в

    9

    случае, если другое лицо, зараженное заболеванием, передающимся половым путем, было своевременно предупреждено о наличии у первого этого заболевания и добровольно согласилось совершить действия, повлекшие заражение».

    9. П. «в» ч. 2 ст. 131 УК РФ предлагается изложить в следующей редакции: «повлекшее умышленное или неосторожное заражение потерпевшей заболеванием, передающимся половым путем».

    10. В целях усиления уголовно-правовой репрессии в отношении субъектов, осуществивших надругательство над телами умерших, ст. 244 УК РФ следует дополнить частью третьей:

    «3. Надругательство над телом умершего, выразившееся в его умышленном уничтожении или обезображивании, либо в совершении с ним сексуальных актов либо употреблении органов и тканей тела умершего в пищу,

    наказывается лишением свободы на срок до пяти лет».

    11. Преодоление сбоя юридической техники, допущенной законодателем при формулировании п. «б» ч. 3 ст. 131 УК РФ, возможно через изложение названного пункта в новой редакции:

    «повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшей либо иные тяжкие последствия».

    При этом для обеспечения единообразного правоприменения и облегчения процесса квалификации изнасилований ст. 131 УК РФ следует дополнить примечанием следующего содержания:

    «Под иными тяжкими последствиями в статье 131 настоящего Кодекса понимается умышленное или неосторожное заражение потерпевшего лица ВИЧ-инфекцией, возникновение беременности у потерпевшей, обострение заведомо имеющегося у потерпевшего лица психического расстройства, самоубийство либо покушение на самоубийство потерпевшего лица или его близких, если последние совершили данные действия в момент совершения преступления».

    12. Поскольку по своей общественной опасности заражение ВИЧ-инфекцией сопоставимо с причинением тяжкого вреда здоровью, предлагается повысить верхний предел санкции, предусмотренной ч. 2 и ч. 4 ст. 122 УК, до восьми лет лишения свободы, а ч. 3 - до десяти лет.

    13. Для отражения в уголовном законе сложившейся практики оценки в качестве смягчающего наказание обстоятельства наличия у виновного не только малолетних детей, но и других иждивенцев, а также в целях ориентирования судей на установление в каждом конкретном случае лиц, не только нуждающихся в помощи виновного, но и в действительности получающих от него такую помощь, п. «г» ч. 1 ст. 61 УК РФ предлагается изложить в следующей редакции: «наличие на иждивении у виновного лица, неспособного заботиться о себе в силу возраста или болезни».

    14. Учитывая, что состояние опьянения преступника, прежде всего, алкогольного опьянения, является важнейшим условием большинства изнасилований, часть первую статьи 63 УК РФ следует дополнить пунктом «о»

    10

    - «совершение преступления в состоянии добровольного алкогольного, наркотического или токсического опьянения лицом, не страдающим синдромом зависимости от употребленного психоактивного вещества».

    Теоретическая и практическая значимость исследования. Впервые за достаточно длительный период времени в рамках одного диссертационного исследования в комплексе рассматриваются уголовно-правовой и криминологический аспекты изнасилования, с опорой на современное отечественное и зарубежное уголовное законодательство, судебную практику и новые источники криминологически значимой информации. В работе представлен подробный анализ норм УК РФ об изнасиловании и других половых преступлениях, разобраны основные дискуссионные вопросы теоретического характера, сформулированы либо уточнены наиболее значимые уголовно-правовые понятия, имеющие отношение к составам насильственных сексуальных преступлений, предложены законодательные новеллы и практические рекомендации. Помимо решения проблем квалификации изнасилований и авторских интерпретаций, диссертация содержит общепризнанные положения, позволяющие обращаться к ней как к научному комментарию к норме об изнасиловании. Содержащиеся в диссертации положения и выводы могут быть использованы в правотворческой деятельности законодателя, в правоприменительной деятельности судов, при подготовке руководящих разъяснений Верховного Суда РФ, в учебном процессе юридических вузов и факультетов при изучении уголовного права, криминологии, юридической психологии. Результаты, полученные диссертантом при изучении материалов уголовных дел, опросе студентов и учащихся, анализе опубликованной статистики, могут представлять интерес не только для ученых криминалистов, но и для психологов, психиатров, социологов.

    Апробация результатов исследования. Диссертация подготовлена на кафедре уголовного права и криминологии юридического факультета Института Бизнеса и Права Орловского Государственного Технического Университета. Результаты исследований излагались автором на заседаниях кафедры (2006, 2007 гг.), четырех научно-практических конференциях (ОрелГТУ - 2005, 2006, 2007 гг., Орловский юридический институт МВД России - май 2005 г.). Основные положения и рекомендации диссертации отражены в пяти научных публикациях, общим объемом - 1, 4 п. л., в том числе

    - в двух статьях, опубликованных в журналах перечня ВАК, внедрены в учебный процесс Орловского Государственного Технического Университета, где используются при преподавании уголовного права и криминологии.

    Структура диссертации. Работа включает в себя введение, четыре главы, которые состоят из десяти параграфов, заключение и список использованной литературы. Работа опирается на 324 источника, объем текста составляет 247 страниц.

    11

    СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

    Во введении обоснована актуальность темы исследования, определены степень научной разработанности темы, объект, предмет, цели и задачи диссертационного исследования, описаны методология и методика исследования, его теоретическая, нормативно-правовая и эмпирическая базы, показаны научная новизна, теоретическая и практическая значимость исследования, представлены основные положения, выносимые на защиту.

    Глава 1 «Ответственность за изнасилование: исторический и сравнительно-правовой аспекты» состоит из двух параграфов. В первом из них - «Историческая эволюция законодательства об уголовной ответственности за изнасилование» - на основе анализа большого числа исторических документов исследуется развитие уголовно-правовых норм, регламентирующих ответственность за изнасилование, с древнейших времен (II тыс. до н. э.) по настоящее время, в том числе, начиная с XII века, - на территории  современной  России.  Диссертантом  показан процесс

    последовательного совершенствования уголовно-правовых норм о сексуальных преступлениях. Если первоначально изнасилование считалось посягательством на семейно-имущественные права мужчины (отца или мужа изнасилованной) либо собственность рабовладельца или феодала, то постепенно состав изнасилования отмежевался от состава прелюбодеяния, а приоритетом стала охрана чести, а затем половой свободы или половой неприкосновенности потерпевшей; право наказания виновного перешло от главы семьи или хозяина женщины к церкви и государству, затем став прерогативой исключительно государства; интересы жертвы насилия начали защищаться независимо от ее социального положения, семейного статуса и репутации; ответственность была дифференцирована в зависимости от роли виновного в совершении преступления и стадии преступления; формировалась система квалифицирующих признаков изнасилования; осуществлялась гуманизация наказания.

    Примерно с XIII века расширилось понятие изнасилования, которое стало включать не только принуждение женщины к половому сношению с помощью физической силы, но и применение к ней психического насилия либо использование ее беспомощного состояния. В России Уголовное уложение 1903 г впервые на законодательном уровне четко отграничивало изнасилование от иных насильственных сексуальных действий в отношении женщины; УК РСФСР 1960 г. признал потерпевшим от изнасилования лицом только женщину, исключил из диспозиции статьи об изнасиловании указание на обманный способ использования беспомощного состояния при изнасиловании; предусмотрел значительное число новых отягчающих ответственность за изнасилование обстоятельств. УК РФ 1996 г. определил характер угрозы при изнасиловании, усовершенствовал систему квалифицирующих обстоятельств изнасилования, отказался от применения смертной казни за наиболее тяжкие виды изнасилования, криминализовал ряд общественно-опасных деяний против половой свободы и половой неприкосновенности, обеспечив равную защиту

    12

    личности от сексуальных посягательств независимо от ее половой принадлежности и сексуальной ориентации. Вместе с тем автор отмечает, что действующее уголовное законодательство России несвободно от ряда существенных недостатков, требующих устранения посредством дальнейшего совершенствования норм о сексуальных преступлениях.

    Во втором параграфе главы 1 «Изнасилование в уголовном законодательстве зарубежных стран» автор исследует нормы об изнасиловании действующих уголовных кодексов двадцати государств - западноевропейских, восточноевропейских, азиатских (Израиль, Япония, Корея), латиноамериканских (Аргентина) и образовавшихся в результате распада Советского Союза. В отличие от иных диссертаций, в которых осуществлялся сравнительно-правовой анализ норм о насильственных сексуальных преступлениях, данный раздел носит не чисто описательный характер, а отражает попытку критического осмысления соответствующих норм с целью выявления достоинств и недостатков зарубежного уголовного законодательства в сравнении с УК РФ 1996 г.

    Диссертант приходит к выводу, что при сравнении Уголовного кодекса России с уголовными законами зарубежных стран становятся очевидными его преимущества: использование медицинского, а не уголовно-правового понятия полового сношения; отнесение полового сношения с использованием беспомощного состояния потерпевшей, в том числе возникшего помимо действий виновного, к изнасилованию, а не к самостоятельному менее опасному посягательству; ограничение содержания угрозы при изнасиловании только запугиванием физическим насилием; отказ ограничивать насильственные действия сексуального характера (ст. 132 УК РФ) исключительно случаями сексуального проникновения, а также рассматривать всякий половой контакт с малолетним лицом как насильственный; установление идентичных санкций, как за изнасилование, так и иные виды сексуального насилия, включая гомосексуальное; отсутствие скрытого преследования половых контактов между родственниками и уголовной ответственности за добровольные гомосексуальные акты между вменяемыми взрослыми людьми; наличие стройной и логически выверенной системы квалифицирующих признаков изнасилования. Однако следует учесть, что в уголовных кодексах значительного числа европейских государств (Франции, Голландии, Швеции, ФРГ и др.), насильственное половое сношение не выделяется в самостоятельный состав, а рассматривается как специальная разновидность сексуального насилия, ответственность за которое предусматривается в единой комплексной статье. Заслуживает внимания также законодательный опыт Израиля (смещение акцента с сексуальной ориентации преступника на характер самого сексуального действия; признание беременности, возникшей у потерпевшей в результате изнасилования, тяжким последствием преступления), Латвии (в части усиления ответственности за умышленное заражение ВИЧ-инфекцией и за действия некрофилов и некросадистов), Литвы (конструкция состава «Сексуального насилия»), Беларуси (указание в диспозиции нормы об изнасиловании на применение

    13

    насилия против воли потерпевшей, описание деяния и санкции в составе заражения ВИЧ), Кыргызстана (раскрытие понятия тяжких последствий изнасилования в тексте уголовного закона).

    Глава 2 диссертации «Основной состав изнасилования» включает в себя два параграфа. В первом параграфе главы 2 «Элементы состава изнасилования» представлена развернутая характеристика объекта, объективной стороны, субъекта и субъективной стороны изнасилования по действующему УК РФ.

    Опираясь на традиционное представление об объекте преступления как общественном отношении, охраняемом уголовным законом от преступных посягательств, автор приходит к выводу о неудачном названии главы 18 УК РФ. Видовым объектом преступлений, предусмотренных данной главой, являются не половая неприкосновенность и половая свобода личности, а нематериальные общественные отношения, их обеспечивающие, которые вместе с общественными отношениями, предметом которых выступает охрана нормального физического, сексуального и психического развития лиц, не достигших определенного возраста, являются составными частями уклада половых отношений. Посягая на половую неприкосновенность или половую свободу конкретной личности, преступник тем самым оказывает негативное воздействие на элементы общественного отношения, нарушая тем самым существующий уклад половых отношений, который и выступает действительным видовым объектом половых преступлений, в связи с чем предлагается переименовать главу 18 УК РФ следующим образом: «Преступления против уклада половых отношений».

    Диссертант формулирует наиболее общее понятие уклада половых отношений - это исторически сложившаяся в конкретном обществе (общественной группе) и охраняемая нормами права и морали система отношений по поводу удовлетворения сексуальной потребности его членов. В предложенном названии главы 18 имеется ввиду современный (цивилизованный) уклад половых отношений, которому, по мнению автора, присущи следующие особенности: добровольность полового общения; субъектами полового общения выступают только лица, способные по возрасту и психическому состоянию осознавать характер, значение и последствия сексуальных отношений; регулирование полового общения преимущественно нормами морали с ограниченным применением правовых средств для наиболее эффективного обеспечения половой свободы или половой неприкосновенности личности и поддержания общественного порядка; недопустимость дискриминации по признаку пола или сексуальной ориентации; признание многообразия форм полового общения, не наносящих урон правам и законным интересам других членов общества; обеспечение неприкосновенности частной жизни членов общества. Преступления против уклада половых отношений определяются как запрещенные Уголовным кодексом умышленные общественно опасные действия, посягающие на общественные отношения, обеспечивающие половую неприкосновенность человека, половую свободу личности и нормальное физическое, сексуальное и психическое развитие лиц,

    14

    не достигших установленного законом возраста, как правило, носящие сексуальный характер.

    Непосредственным объектом изнасилования являются общественные отношения, обеспечивающие половую неприкосновенность либо половую свободу женщины. Под половой неприкосновенностью человека следует понимать особое состояние определенных категорий лиц (не достигших установленного законом возраста, не способных по своему психическому состоянию понимать значение своих действий и (или) руководить ими), характеризующееся запретом на вступление с ними в сексуальные отношения. В свою очередь, половая свобода личности есть охраняемая и ограничиваемая законом возможность достигшего 16-летнего возраста (согласно действующей редакции УК РФ) и способного понимать значение своих действий и руководить ими человека самостоятельно, без принуждения выбирать полового партнера и форму удовлетворения сексуальной потребности. Автор полемизирует с учеными, называющими в качестве непосредственного дополнительного объекта изнасилования здоровье, достоинство личности либо телесную неприкосновенность, считая, что дополнительный объект правомерно выделять только в квалифицирующих видах изнасилования.

    При рассмотрении объективной стороны изнасилования отмечается, что под половым сношением в составе изнасилования следует понимать естественное совокупление мужчины и женщины, при котором половой член вводится во влагалище. Определение же полового сношения, предложенное Пленумом Верховного Суда, нельзя признать удовлетворительным. Диссертант формулирует также понятия насилия (умышленное общественно опасное противоправное воздействие на тело или психику другого человека), физического насилия (умышленное общественно опасное противоправное воздействие на организм другого человека, причиняющее вред или создающее реальную угрозу причинения вреда здоровью или жизни потерпевшего), угрозы при изнасиловании (ясно выраженное предупреждение о немедленном, в случае невыполнения предъявленных требований, применении физического насилия, осознаваемом потерпевшим лицом как реально возможное), беспомощного состояния потерпевшей при изнасиловании (постоянная или временная неспособность потерпевшей оказывать сопротивление преступнику, выражать свою волю либо осознавать характер и значение совершаемых с нею действий). Поскольку незаконное лишение свободы само по себе не может рассматриваться как физическое насилие, оно не поглощается составом изнасилования и требует самостоятельной уголовно-правовой оценки. До описания диспозиции ст. 126 УК в тексте Кодекса или до снижения санкции ст. 126 УК, похищение женщины с целью ее изнасилования следует, вопреки сложившейся практике, квалифицировать как отдельное преступление, поскольку изнасилование, как преступление менее опасное, чем похищение человека, не может включать последнее. Необходимо также изменить содержание приложения к ст. 126 таким образом, чтобы исключить освобождение от уголовной ответственности лица, добровольно освободившего похищенного по причине достижения цели похищения. В диспозиции статьи об

    15

    изнасиловании целесообразно указать, что физическое насилие или угроза его применения к другим, помимо потерпевшей, лицам, должно иметь целью оказание психического воздействия на потерпевшую, поскольку совершение данных действий с целью устранения препятствий для совершения преступления, предотвращения возможности его пресечения, не выходит за пределы пособничества изнасилованию, в то время как применение насилия к «другому лицу» должно получать самостоятельную правовую оценку. Для исключения возможности квалификации по ст. 131 УК добровольных половых сношений садомазохистского характера следует дополнить определение изнасилования указанием на применение физического насилия или угрозы против воли потерпевшей.

    В работе предлагается криминализировать совершение действий сексуального характера путем умышленного введения потерпевшего лица в заблуждение относительно личности сексуального партнера путем изменения редакции ст. 133 УК РФ, поскольку данное деяние по степени общественной опасности, по мнению автора, соответствует скорее понуждению к половому сношению, нежели изнасилованию (см. третье основное положение, выносимое на защиту), а также отнести данное преступление к числу дел, уголовное преследование по которым осуществляется в частно-публичном порядке.

    Субъектом изнасилования может быть вменяемое достигшее четырнадцатилетнего возраста физическое лицо, обладающее специальным демографическим признаком - фактической принадлежностью к мужскому полу (за исключением п. «а» ч. 2 ст. 131 УК). С субъективной стороны изнасилование, как преступление с формальным составом, всегда совершается с прямым умыслом. В основе совершения изнасилования лежит, как правило, целый комплекс мотивов, образующих определенную иерархию, в которой сексуальный мотив является хотя и обязательным, но не всегда главным.

    Во втором параграфе главы 2 «Изнасилование как разновидность насильственных действий сексуального характера» обосновывается комплекс предложений по изменению норм УК РФ, определяющих ответственность за совершение преступлений против уклада половых отношений. Наличие в УК РФ двух самостоятельных составов преступлений -изнасилования и насильственных действий сексуального характера - порождает определенные парадоксы при квалификации преступлений. Так, если лицо в процессе изнасилования совершит два половых сношения, его действия будут квалифицироваться по ч. 1 ст. 131 УК; максимальный размер наказания за данное преступление - шесть лет лишения свободы. Но если то же лицо помимо полового акта в естественной форме предварительно совершит хотя бы один половой акт per os или per anum, его действия будут квалифицированы при отсутствии отягчающих признаков по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 131 и ч. 1 ст. 132 УК РФ, в результате чего максимально возможное наказание, которое ему грозит с учетом ч. 3 ст. 69 УК, увеличивается до девяти лет лишения свободы. Между тем, в действующем УК половое сношение признается одним из действий сексуального характера, а изнасилование  является  специальной  разновидностью  насильственных

    16

    действий сексуального характера[5]. Изнасилование и НДСХ имеют общий объект посягательства, совпадают способы достижения преступной цели -совершения сексуального действия, тождественны квалифицирующие признаки, идентичны предусмотренные санкции (то есть, одинакова степень общественной опасности). Исходя из этого, автор предлагает исключить из УК составы изнасилования и НДСХ и ввести новый состав - «Сексуальное насилие» (см. второе основное положение, выносимое на защиту). Данная новелла позволяет решить проблему квалификации действий женщин и лишенных способности к половому сношению мужчин, применяющих к потерпевшей насилие при совершении группового насильственного полового сношения (они однозначно будут оцениваться как соисполнительство, поскольку сексуальное насилие не является преступлением со специальным субъектом), а также проблему квалификации тех случаев, когда одно лицо совершает с потерпевшей насильственное половое сношение, а другое -одновременно иное сексуальное действие (только по п. «а» ч. 2 ст. 131 УК «Сексуальное насилие», в то время как квалификация согласно действующему закону приводит к необоснованному «удвоению» уголовной ответственности). Приводятся аргументы в пользу отказа от употребления в уголовном законе терминов «мужеложство» и «лесбиянство», а также раскрывается значение вводимых диссертантом понятий.

    Под орально-генитальным сексуальным актом понимается стимулирование ртом мужских (минет, фелляция) или женских (куннилингус) гениталий, осуществляемая как потерпевшим под принуждением преступника, так и самим преступником в отношение потерпевшего. Под анально-генитальным сексуальным актом - введение полового члена в анальное отверстие потерпевшего лица. Иной сексуальный акт - это любое другое действие, посредством которого удовлетворяется сексуальная потребность лица (в данном случае, субъекта преступления, который его совершает или в отношении которого оно совершается либо который лишь инициировал данное действие, как в случае принуждения двух потерпевших к его совершению без непосредственного участия виновного). Одновременно в параграфе ведется полемика с другими учеными, выдвинувшими собственные предложения законодательного характера, и осуществляется критический разбор используемого ими терминологического аппарата. Диссертант приводит примерный перечень «иных сексуальных актов» (НДСХ, согласно действующей редакции УК), который может быть помещен в постановление пленума Верховного Суда «О судебной практике по делам о преступлениях против уклада половых отношений».

    Поскольку предлагаемое введение в уголовный закон нового состава преступления требует также внесения изменений в ст. ст. 133 и 134 УК РФ для приведения к единству используемой терминологии, в параграфе предлагаются новые редакции данных статей (см. пятое и шестое основные положения, выносимые на защиту). При этом указывается, что по ст. 133 УК следовало бы

    17

    квалифицировать все действия сексуального характера, а не только половое сношение, мужеложство и лесбиянство, разграничивая тем самым понятия «действия сексуального характера» и «развратные действия». Последние автор предлагает переименовать в «растление», поскольку понятие «разврат» обычно используется для обозначения циничного поведения в сфере сексуальных отношений вообще, а не только направленного на малолетних. К растлению диссертант относит действия преимущественно интеллектуального свойства, поскольку иначе невозможно отграничить данное деяние от действий сексуального характера.

    Опираясь на данные исследований сексуального поведения молодежи, проведенных д. м. н. Г. Б. Дерягиным, а также результаты собственного исследования (анонимного анкетного опроса 400 студентов из трех вузов и учащихся педагогического колледжа), автор подвергает сомнению «порог согласия» на совершение добровольных сексуальных актов, определяемый законодателем в шестнадцать лет, а также возраст, до достижения которого лицо может являться потерпевшим но ст. 135 УК РФ (также шестнадцать лет). Так по итогам анкетирования выяснилось, что 24 % от общего числа опрошенных подростков считают установленный законодателем возраст, с которого человек считается обладающим половой свободой, завышенным; 23 % из тех, кто имел сексуальный опыт на момент заполнения анкеты и согласился ответить на вопрос, начали половую жизнь до достижения 16-летнего возраста; 40 % респондентов мужского пола и 48 % респондентов женского пола полагают, что мужчины в среднем совершают первый сексуальный контакт до достижения шестнадцатилетия. 48 % юношей и 49 % девушек считают, что средний возраст вступления в сексуальную связь женщин также меньше 16 лет. Другими словами, выясняется, что значительная часть подростков получает свой первый сексуальный опыт до 16-летнего возраста, не считая при этом себя жертвой противоправного посягательства, а почти четверть молодых людей полагают предусмотренный законом возраст приобретения половой свободы завышенным. Автор подчеркивает, что партнерская сексуальная активность во Франции, в Швеции, Дании, Монако, Греции, Чехии, Словакии допускается по достижению пятнадцати лет, в Германии, Италии, Канаде, Бельгии, Лихтенштейне - четырнадцати лет, в Японии и Южной Кореи - тринадцати лет. Исходя из вышесказанного, в диссертации предложено определить возраст, до достижения которого лицо может быть потерпевшим по ст. 134, в пятнадцать лет, а по ст. 135 - в четырнадцать лет, что нашло отражение в предложенных автором редакциях указанных статей. При этом несовпадение возраста потерпевших по ст. ст. 134 и 135 УК имеет принципиальное значение, поскольку согласно действующему закону получается, что подросток из асексуального существа, с которым нельзя даже разговаривать на интимные темы, вдруг, одномоментно, превращается в существо сексуальное, с которым можно совершать любые половые акты.

    Глава 3 диссертационного исследования «Отягчающие признаки изнасилования» состоит из трех параграфов. В первом параграфе главы 3 «Квалифицированные виды изнасилования» дается уголовно-правовая

    18

    характеристика изнасилования, совершенного при наличии квалифицирующих признаков. Положительно оценивая исключение из уголовного закона института неоднократности преступлений, диссертант возражает против действующей редакции ч. 3 ст. 69 УК РФ. Максимум, к чему может быть осужден в настоящее время серийный насильник, совершивший изнасилования без квалифицирующих признаков (а ведь их может быть и пять, и десять) - это девять лет лишения свободы, меньше, чем по исключенному п. «а» ч. 2 ст. 131 УК РФ. Если же вернуться к редакции ч. 3 ст. 69 УК, существовавшей до внесения изменений в данную статью Федеральным законом № 162-ФЗ, что и предлагается в диссертации, он сможет быть осужден на лишение свободы на срок до 25 лет.

    Анализируя п. «а» ч. 2 ст. 131 УК, автор останавливается на проблеме добровольного отказа соисполнителя от совершения преступления, полагая, что соисполнитель, подобно пособнику, не должен подлежать уголовной ответственности, если он предпринял все зависящие от него меры, чтобы предотвратить доведение преступления до конца, даже если вопреки этому преступление все же было совершено. Данное положение целесообразно поместить в ч. 4 ст. 31 УК РФ, что, с одной стороны, позволит преодолеть пассивность раскаявшегося соисполнителя и подвигнуть его на конкретные действия по пресечению начавшейся преступной деятельности прочих участников, а с другой - исключит его ответственность в том случае, когда добросовестно предпринятые им меры оказались недостаточными для достижения желаемого результата по причинам, не зависящим от лица, например, если оно было нейтрализовано другими соучастниками.

    При рассмотрении вопросов квалификации действий участников организованной группы, совершивших изнасилование, обращается внимание на то, что содержащееся в п. 10 постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам об убийстве» требование считать действия всех участников группы, независимо от выполняемой ими юридической роли, соисполнительством, представляет собой запрещенную аналогию закона, так как рассматривает в качестве соисполнителей лиц, в соответствии с УК РФ таковыми не являющихся. Поэтому пособники и подстрекатели, входящие в организованную группу, должны отвечать за преступления, в подготовке или совершении которых они участвовали, по соответствующим статьям Кодекса со ссылкой на ст. 33. Так же и лицу, создавшему организованную группу либо руководившему ею, следует вменять все совершенные данной группой преступления, если они охватывались его умыслом, но именно как организатору преступлений, а не соисполнителю.

    Анализируя предлагаемые в юридической литературе варианты квалификации действий субъекта преступления, совершившего изнасилование совместно с лицами, не подлежащими уголовной ответственности в силу возраста или невменяемости, диссертант приходит к выводу, что оптимальным является предложение С. Ф. Милюкова легализовать уголовно-правовое явление сопричинения, отличное от соучастия и представляющее собой непосредственное совершение общественно опасного деяния двумя и более

    19

    лицами, из которых лишь одно способно нести уголовную ответственность, путем дополнения ст. 32 УК РФ частью второй. Вместе с тем до внесения соответствующего дополнения действия субъекта в рассматриваемом случае надлежит, в соответствии с уголовным законом и вопреки сложившейся судебной практике, квалифицировать по ч. 1 ст. 131 УК, как единоличное совершение преступления.

    При совершении преступления посредством использования специально натренированных для сексуального контакта с человеком животного, животное является орудием преступления. При этом использование такого орудия для сексуального надругательства над женщиной не может признаваться изнасилованием, поскольку половое сношение предполагает связь только человека с человеком, а не с животным. Такие действия предлагается квалифицировать по статье 132 УК РФ, а при возникновении последствий для потерпевшей, выходящих за пределы вреда здоровью средней тяжести, - как преступления против жизни и здоровья в зависимости от установленных объективных и субъективных признаков, вплоть до убийства. По ст. 132 УК можно оценивать и принуждение мужчины к активному сношению с животным. Даже не повлекшие тяжких последствий, подобные действия в отношении потерпевшего лица всегда связаны с причинением ему особых нравственных страданий, поэтому должны рассматриваться как совершенные с особой жестокостью.

    Действия женщин и импотентов, заключающиеся в применении насилия к потерпевшей для подавления ее воли и для облегчения деятельности собственно насильника, необходимо квалифицировать по п. «а» ч. 2 ст. 131 УК; посредственное причинение, осуществленное данными лицами, а также сопричинение (до помещения в УК соответствующей нормы) - по ч. 1 ст. 131 УК. Вопреки существующей в ученой среде точки зрения, ч. 4 ст. 34 УК РФ не является препятствием для данной квалификации, поскольку ст. 131 УК не содержит специального указания на специальный субъект преступления.

    Исследуя такой квалифицирующий признак изнасилования, как особая жестокость по отношению к потерпевшей или к другим лицам, диссертант предлагает следующее определение особой жестокости при изнасиловании -умышленное причинение в процессе изнасилования особых физических или нравственных страданий потерпевшей или другим лицам. Поскольку одним из главных проявлений особой жестокости при изнасиловании является истязание потерпевшей, в диссертации рассматривается состав истязания (ст. 117 УК РФ). При этом указывается на ряд недостатков законодательной конструкции данного состава, преодолеваемых в предлагаемой новой редакции ст. 117 УК (см. седьмое основное положение, выносимое на защиту), в которой, в частности, определение пытки приводится в соответствие с Конвенцией против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания, принятой Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1984 года.

    При анализе изнасилования, повлекшего заражение потерпевшей венерическим  заболеванием,  отмечая  неудовлетворительный  характер

    20

    разъяснения пленума Верховного Суда, допускающего только умышленную форму вины по отношению к названному последствию, автор высказывает мнение, что заражение потерпевшей может осуществляться не только умышленно или по легкомыслию, но и по небрежности. Можно, например, смоделировать следующую ситуацию: лицо вступает в добровольное половое сношение с субъектом, страдающим венерическим заболеванием, о чем ему становится известно. При этом данное лицо не обращается в медицинские учреждения, явные симптомы заболевания у него отсутствуют, поэтому оно, посчитав, что «болезнь прошла стороной», вступает в сексуальные отношения с потерпевшей, в частности, совершает изнасилование. Данное лицо достоверно не может знать о наличии у него болезни. Оно, считая себя здоровым, не предвидит общественно опасных последствий своего деяния, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло их предвидеть, т. е. налицо как раз преступная небрежность. С учетом этого, а также поддержав предложение М. А. Коневой в части замены термина «венерическое заболевание» термином «заболевание, передающееся половым путем», автор предлагает изменения к ст. 121 УК РФ, а также п. «в» ч. 2 ст. 131 УК (см. восьмое и девятое основные положения). Учитывая распространенность случаев добровольного заражения заболеваниями, передающимися половым путем, а также меньшую, в сравнении с заражением ВИЧ-инфекцией, общественную опасность данного деяния, ст. 121 УК предлагается дополнить примечанием, аналогичным по содержанию примечанию к ст. 122 УК РФ.

    Во втором параграфе главы 3 «Особо квалифицирующие признаки изнасилования» рассматриваются проблемы квалификации изнасилования, совершенного с особо отягчающими обстоятельствами. По мнению автора, наступление смерти потерпевшей в результате ее собственных неосторожных действий в процессе сопротивления насилию или при неудачной попытке спастись от нападения (например, сорвалась с окна многоэтажного дома), когда доказана непосредственная связь произошедшего с изнасилованием, следует рассматривать в качестве причинения смерти по неосторожности (п. «а» ч. 4 ст. 131 УК). Насильник, идущий на преступление, как правило, предвидит, что выбранная жертва окажет сопротивление или будет пытаться избежать насилия, хотя и не знает, в каких конкретных формах это выразится. Он ставит потерпевшую в такие условия, когда она способна пойти даже на смертельный риск, и может и должен предвидеть возможные последствия этого.

    Отмечается неудачность предложенной законодателем формулировки п. «б» ч. 3 ст. 131 УК: «повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью, заражение ее ВИЧ-инфекцией или иные тяжкие последствия». Из нее нельзя сделать определенного вывода, что только тяжкий вред здоровью должен причиняться при наличии неосторожной формы вины, в то время как отношение виновного к иным последствиям может быть как неосторожным, так и умышленным. Устранение допущенного разработчиками УК сбоя в юридической техники может быть осуществлено через принятие предложения автора по изменению редакции п. «б» ч. 3 ст. 131 УК, а также дополнения ст.

    21

    131 УК примечанием, в котором бы, по примеру кыргызского УК, приводился перечень «иных тяжких последствий» изнасилования (см. одиннадцатое положение, выносимое на защиту). При этом к «иным тяжким последствиям» относится и наступление у потерпевшей беременности, как естественного следствия полового сношения преступника с потерпевшей. Такая позиция объясняется тем, что нежелательная беременность, наступившая в результате надругательства, является тяжелейшим испытанием даже для взрослой и ранее рожавшей женщины, способным навсегда разрушить ее семейное счастье, побуждающим потерпевшую прибегнуть к ее искусственному прерыванию (а опасность абортов для здоровья женщины, нежелательность такого социального явления очевидны). «Иным тяжким последствием» следует считать также покушение на самоубийство потерпевшего лица или его близких (в процессе изнасилования), поскольку в ст. ПО УК «Доведение до самоубийства» законодатель приравнял покушение на самоубийство к состоявшемуся суициду по степени общественной опасности. В диссертации также уделяется внимание недооценке российским законодателем степени общественной опасности заражения ВИЧ-инфекцией, в связи, с чем предлагается повысить верхние пределы санкций, предусмотренных ч. 2 и ч. 4 ст. 121 УК РФ; при этом делается ссылка на зарубежный опыт (уголовные законы Беларуси, Литвы, Грузии и др.).

    При анализе п. «б» ч. 4 ст. 131 УК РФ, автор вступает в полемику с теми учеными, которые признают изнасилованием по признаку использования беспомощного состояния даже добровольное половое сношение с лицом, не достигшим 14-летнего возраста, полагая, что такое лицо не способно понимать характер половых отношений и возможные последствия совершаемых с ними действий. Представление об асексуальности малолетних опровергается приводимыми в диссертации данными.

    Третий параграф главы 3 «Проблемы сопряженности изнасилования и иных сексуальных действий с убийством» посвящен анализу комплекса вопросов, связанных с толкованием и применением п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ. По мнению диссертанта, при убийстве, сопряженном с изнасилованием, во внимание следует принимать наличие связи убийства и изнасилования, а также временной фактор: убийство совершается в ходе выполнения действий, образующих объективную сторону изнасилования, непосредственно после изнасилования или вскоре после него. Убийство, осуществленное по прошествии значительного времени после надругательства, хотя бы и по мотиву мести за сопротивление или с целью сокрытия преступления путем причинения смерти потерпевшей, не является сопряженным с изнасилованием. Отмечается, что Пленум Верховного Суда, давая в постановлении от 15 июня 2004 г. исчерпывающий, по сути, перечень видов убийств, сопряженных с изнасилованием, упускает из внимания то, что такое убийство возможно и из садистских побуждений, что характерно для некоторых сексуальных маньяков. Исходя из ст. 17 УК РФ в редакции Федерального закона от 21 июня 2004 г. № 73-ФЗ, при убийстве, сопряженном с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера, содеянное полностью охватывается п. «к»

    22

    ч. 2 ст. 105 УК и дополнительной квалификации по ст. 131 или 132 УК не требует, поэтому положение, содержащееся в п. 16 постановления Пленума Верховного Суда «О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 131 и 132 УК РФ», в соответствие с которым данное деяние следует квалифицировать по совокупности преступлений, противоречит уголовному закону и не подлежит применению. Однако оценка содеянного только по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ тоже имеет существенные недостатки, в связи, с чем автор поддерживает предложение Б. В. Волженкина изменить конструкцию статей Особенной части УК с тем, чтобы квалифицирующие обстоятельства, например, убийства, характеризовали признаки объективного состава именно данного преступления, а не являлись самостоятельными преступлениями со своими специфическими объектами и отягчающими признаками. Вместе с тем делается оговорка, что отказ от использования в качестве квалифицирующего обстоятельства наличия в деянии признаков иного преступления должен коснуться только реальной совокупности преступлений, но не учтенной законодателем в качестве единого преступления идеальной совокупности (например, п. «в» ч. 2, п. «б» ч. 3, п. «а» ч. 4 ст. 131 УК). В случае убийства с целью совершения полового акта с трупом виновное лицо в настоящее время следует привлекать к ответственности по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК, поскольку убийство имеет целью облегчить совершение другого преступления, предусмотренного ст. 244 УК - надругательства над телами умерших. В случае реального осуществления такого надругательства, ст. 244 должна применяться дополнительно, так как будет присутствовать совокупность преступлений.

    Обосновав необходимость усиления уголовно-правовой репрессии в отношении субъектов, осуществивших надругательство над телами умерших в виде их умышленного обезображивания, либо совершения актов некрофагии или некрофилии, диссертант предлагает дополнить ст. 244 УК РФ частью третьей (см. десятое положение, выносимое на защиту), а также предлагает следующие формулы квалификации деяний, совершенных лицами, страдающими парафилиями и психическими расстройствами, не исключающими вменяемости: 1) убийство с целью совершения сексуального акта с трупом потерпевшего, при достижении цели, - по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ и ч. 3 ст. 244 УК (в предложенной редакции); 2) убийство с целью совершения сексуального акта с агонизирующей жертвой - по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ; 3) совершение акта некрофилии, акта некросадизма либо акта некрофагии - по ч. 3 ст. 244 УК РФ; 4) убийство с целью каннибализма - по п. «м» ч. 2 ст. 105 УК и ч. 3 ст. 244 УК РФ.

    Глава 4 диссертации «Криминологический аспект изнасилования» состоит из трех параграфов. В первом параграфе 4 главы «Криминологическая характеристика изнасилования и лиц, его совершивших» на основе изучения официальной статистики и материалов уголовных дел представлена социологическая картина изнасилований. Делается вывод, что динамика насильственных сексуальных преступлений, включая изнасилования, носит волнообразный характер, официальная статистика

    23

    отражает не столько изменения фактической сексуальной преступности, сколько изменения практики ее регистрации. В действительности уровень изнасилований достаточно стабилен. За период 1997 - 2005 гг. в РФ всего было зарегистрировано 76983 изнасилования, или примерно 8554 изнасилования в год. Удельный вес изнасилований в обшей преступности составляет 0, 2 - 0, 3 %, в структуре преступлений против половой неприкосновенности и половой свободы личности - 50 - 62 %. В Орловской области в период 1997 - 2006 гг. в среднем регистрировалось 45, 1 изнасилований, выявлялось 34, 1 лиц, совершивших изнасилование, удельный вес изнасилований составлял в среднем 0, 26 % от всех преступлений, в структуре половых преступлений изнасилование занимало в среднем 52, 7 %. Изнасилование относится к высоколатентным преступлениям. Исходя из экспертных оценок, можно предположить, что реально в России совершается почти 60 тысяч изнасилований в год, в то время как регистрируется не более 9 тысяч. Проведенное автором исследование показало, что около 10 % девушек и 5 % юношей либо сами становились жертвами сексуального насилия, либо имеют родственника, в отношении которого совершалось посягательство; 11 % лиц мужского пола считают допустимым для себя совершить сексуальное насилие при условии избегания ответственности; 23 % девушек, в случае, если станут жертвами сексуального насилия, не намерены обращаться в правоохранительные органы. Поскольку не происходит кардинальных изменений в системе основных детерминирующих изнасилования факторов, нет оснований ожидать изменения данной ситуации в обозримом будущем. Наибольшее число изнасилований совершается летом, в вечернее и ночное время, в помещениях, среди которых преобладают жилые. Около 40 % насильников действуют в составе группы лиц, преимущественно состоящей из двух человек. В 41 % случаев сексуальные акты с потерпевшей в естественной форме чередуются с насильственными действиями сексуального характера. В отношении каждой седьмой потерпевшей изнасилование сопровождается совершением иных преступлений, главным образом, грабежей и разбоев. Большинство изнасилований совершается лицами в возрасте 16-23 лет; образовательный уровень насильников существенно ниже, чем у мужского населения в целом; насильники чаще среднестатистических граждан мужского пола являются холостыми; 70 % имеют низкий уровень доходов, 44 % нигде официально не работают и не учатся, 82, 5 % совершают преступление в состояние опьянения. Почти 40 % ранее совершали преступления, около четверти на момент совершения изнасилования имеют судимость. Среди потерпевших преобладают незамужние лица подросткового и молодого возраста, ранее знакомые с преступником; по каждому третьему делу их поведение носит явно провоцирующий характер.

    Во втором параграфе главы 4 «Причины и условия, способствующие совершению изнасилований» исследуется комплекс факторов, детерминирующих совершение изнасилований, кратко излагаются психоаналитическая, тендерная и социобиологическая теории сексуального насилия.  По  мнению диссертанта,  причины  преступного поведения

    24

    насильников следует искать в психотравмирующих переживаниях их детства, особенностях формирования их личности, происходящего в неблагоприятных семейных условиях. Отчужденность ребенка от родителей приводит к дезадаптированности, незавершенности половой самоидентификации, компенсируемой гипермаскулинным поведением, фрустрации и агрессивности. Для одних насильников женщина может олицетворять собой «кастрирующую» мать, для других - собственные психологические особенности, их внутреннюю женственность, которую они стремятся преодолеть, или, напротив, вытеснив в себе, обрести во внешней реальности, для третьих - загадочность и предполагаемую враждебность окружающего мира, который они хотят познать и которым жаждут обладать. Автор полагает, что можно выделить, как минимум, следующие семь условных психологических типов насильников: 1) «похотливый», которым движет невозможность или значительная затрудненность удовлетворить сексуальную потребность правомерным способом вообще либо с конкретной женщиной; 2) «конформный», насилующий для подтверждения своего статуса в малой группе; 3) «подражательный», следующий поведению лидера группы; 4) «мстящий», осуществляющий в акте изнасилования месть женскому полу; 5) «самоутверждающийся», которому изнасилование позволяет удостовериться в своей принадлежности к мужскому полу; 6) «властный», стремящийся к самоупоению от полного подчинения другого человеческого существа; 7) «метафизический», примыкающий к серийным маньякам-убийцам; для него женщина символизирует весь мир, сам поток жизни, над которым он господствует, который разрушает и одновременно растворяется в нем.

    К условиям совершения изнасилований следует отнести: 1) биологическую предрасположенность части мужчин к совершению изнасилований (акцент на которой делается в социобиологической теории сексуального насилия); 2) негативное воздействие существующих в обществе стереотипов маскулинности и феминности, а также коллективных мифов, обосновывающих мнимое превосходство мужчин над женщинами (наиболее подробно раскрываемое в рамках тендерной теории); 3) усвоение подростками образцов поведения, принятых в малых группах с антиобщественной направленностью; 4) наличие у лиц, совершивших изнасилование, психических аномалий (в диссертации выявлена зависимость между совершением изнасилований и наличием у преступников таких форм аномалий, как синдром зависимости от алкоголя, умственная отсталость легкой степени, эмоционально неустойчивое расстройство личности, органическое психическое расстройство); 5) алкоголизацию населения; 6) психологические особенности потерпевших, способствующие созданию криминогенной ситуации; 7) слабую информированность граждан о проблемах сексуального насилия (исследование диссертанта, результаты которого отражены в диссертации, показало почти полное отсутствие каких-либо знаний уголовно-правовых норм у студентов и учащихся); 8) назначение лицам, признанным виновными в изнасиловании, наказаний, не учитывающих в полной мере характер и степень общественной опасности содеянного (отсутствие у судей дифференцированного подхода к

    25

    оценке общественной опасности покушений на изнасилование и оконченных преступлений; назначение наказаний в пределах, явно не сопоставимых с опасностью деяний, а также неоправданно широкое применение условного осуждения; учет судами при назначении наказаний смягчающих обстоятельств без их проверки и со злоупотреблением предоставляемыми ч. 2 ст. 62 полномочиями по их определению, чем объясняется, в частности, предлагаемое изменение редакции п. «г» ч. 1 ст. 61 УК РФ - см. положение, выносимое на защиту, № 13) 9) неэффективность мер принудительного лечения, применяемых судами к лицам, совершившим общественно опасные деяния сексуального характера в состоянии невменяемости; 10) низкий уровень доверия к правоохранительным органам со стороны населения; 11) бедность и слабую образованность населения; 12) влияние средств массовой информации, создающих в обществе «эффект нечувствительности» к насилию. Вместе с тем, автор возражает против отнесения к числу условий совершения изнасилований распространенности в обществе порнографической продукции и проституции, указывая, что роль порнографии в генезе сексуального насилия незначительна, а проституция могла бы стать антикриминогенным фактором в случае ее легализации.

    В третьем параграфе главы 4 «Профилактика изнасилований» намечены основные направления выявления и устранения либо ослабления действия причин и условий изнасилований. На общесоциальном уровне профилактика изнасилований заключается в разрешении основных общественных противоречий, движении к обществу равных стартовых возможностей, через снижение социального расслоения, тендерное выравнивание, повышение образовательного и культурного уровня, улучшение здоровья и материального благосостояния населения, ликвидацию безнадзорности, поддержку позитивных форм досуговой деятельности, укрепление правосознания граждан. Государство, признав в Конституции приоритет прав и свобод человека, обязано создавать реальные механизмы, гарантирующие их соблюдение, в том числе обеспечивающие половую свободу, прежде всего на законодательном уровне. Например, назрела необходимость введения уголовной ответственности за дискриминацию по признаку сексуальной ориентации путем дополнения ч. 1 ст. 136 УК РФ. Направленность на повышение уровня толерантности в российском обществе предполагает создание условий для развития субкультур сексуальных меньшинств. Предотвращения изнасилований со стороны садистов и раптофилов можно добиться через их приобщение к зародившемуся БДСМ-сообществу, где они смогли бы реализовать свои сексуальные потребности в рамках своеобразной этики, выработанной садомазохистами, которая основана на принципах безопасности, разумности и добровольности.

    Среди направлений профилактики изнасилований также можно выделить: научно обоснованное сексуальное просвещение населения, в том числе осуществляемое через общеобразовательные школы; выявление неблагополучных семей и проведение мероприятий по оздоровлению психологического климата в этих семьях; решение вопроса трудовой занятости

    26

    несовершеннолетних, разобщение неформальных молодежных групп с антисоциальной направленностью; выявление лиц, по своему психическому состоянию представляющих опасность для окружающих, сосредоточение медицинской науки на разработке эффективных средств коррекции психических и сексуальных патологий; усиление уголовной ответственности за преступления, совершаемые в состоянии добровольного опьянения (в связи с чем ч. 1 ст. 61 УК РФ предлагается дополнить п. «о» - см. четырнадцатое положение, выносимое на защиту). Отдельными направлениями профилактики, с учетом состояния преступности, являются меры по предупреждению совершения изнасилований в общественных местах, а также со стороны лиц, ранее совершивших преступление, и мигрантов. Виктимологическая профилактика изнасилований требует повсеместного создания телефонов доверия, кризисных центров, приютов и убежищ для женщин и детей.

    В заключении диссертации подводятся итоги исследования, выдвигаемые предложения по совершенствованию норм уголовного закона обобщаются в модели главы 18 УК «Преступления против уклада половых отношений», а также определяются перспективные для дальнейшей исследовательской деятельности направления.

    Основные положения диссертации отражены в следующих работах автора:

    1. Павлов А. С. Изнасилование в уголовном законодательстве зарубежных стран / А. С. Павлов // Известия ОрелГТУ : Серия «Управление, экономика, право». - 2005. - № 1 (13). - 0, 3 п. л.

    2. Павлов А. С. К вопросу о субъекте группового изнасилования / А. С. Павлов // Наука и практика : Журнал Орловского юридического института МВД России. - 2005. - № 2 (26). - 0, 3 п. л.

    3. Павлов А. С. Некоторые проблемы квалификации серийных изнасилований / А. С. Павлов // Следователь. Федеральное издание. - 2005. - № 8.-0,2 п. л.

    Статьи, опубликованные в изданиях перечня ВАК:

    4. Павлов А. С. Убийство, сопряженное с изнасилованием / А. С. Павлов // Российский следователь. - 2007. - № 1. - 0, 3 п. л.

    5. Павлов А. Уголовная ответственность за преступления, совершенные лицами с сексуальной перверсией // А. Павлов, А. Ситникова // Уголовное право. - 2007. - № 1. - 0, 3 п. л.



    [1] См.: Состояние и тенденции преступности в Российской Федерации: Криминологический и уголовно-правовой справочник / НИИ проблем укрепления законности и правопорядка при Генер. прокуратуре РФ ; ВНИИ МВД России, Департамент уголовного розыска МВД России ; под общ. ред. А. Я. Сухарева. С. И. Гирько. - М.: Экзамен, 2007. С. 39.

    [2] См.: Антонян Ю. М. Криминальная сексология / Ю. М. Антонян. А. А. Ткаченко, Б. В. Шостакович ; под ред. Ю. М. Антоняна. - М. : Спарк, 1999. С. 180-181.

    [3] См.: Статистика Министерства внутренних дел Российской Федерации II http://www.mvdinform.ru/stats/

    [4] Керимов Д. А. Методология права. Предмет, функции, проблемы философии права / Д. А. Керимов. - М. : Изд-во СТА, 2003; Назаренко Г. В. Методология правопознания : учебно-методическое пособие /Г. В. Назаренко. - Орел : ОрелГТУ, 2002; Панкратов В. В. Методология и методика криминологических исследований / В. В. Панкратов. - М. : Юрид. лит., 1972.

    [5] Здесь и далее НДСХ - Павлов.

Информация обновлена:02.10.2009


Сопутствующие материалы:
  | Защита диссертаций 
 

Если Вы не видите полного текста или ссылки на полный текст книги, значит в каталоге есть только библиографическое описание.

Copyright 2002-2006 © Дирекция портала "Юридическая Россия" наверх
Редакция портала: info@law.edu.ru
Участие в портале и более общие вопросы: reception@law.edu.ru
Сообщения о неполадках и ошибках: system@law.edu.ru