Учиться в России!
Регистрация »» // Логин:  пароль:

Федеральный правовой портал (v.3.2)
ПОИСК
+ подробный поиск
Подняться выше » Главная/Все книги/

Организованная преступность :

АР
И23 Иванцов, С. В. (Сергей Вячеславович).
Организованная преступность :Системные свойства и связи
: Криминологическая оценка : Автореферат диссертации на
соискание ученой степени доктора юридических наук.
Специальность 12.00.08 - Уголовное право и криминология ;
Уголовно-исполнительное право /С. В. Иванцов ; Науч. конс.
С. Я. Лебедев. -М.,2009. -39 с.-Библиогр. : с. 36 - 39.50.
ссылок
Материал(ы):
  • Организованная преступность : Системные свойства и связи : Криминологическая оценка
    Иванцов, С. В.

    Иванцов, С. В.

    Организованная преступность: Системные свойства и связи : Криминологическая оценка: Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора юридических наук

    ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

    Актуальность темы исследования. Характеризуя современную криминологическую ситуацию в условиях социальных преобразований российского общества, следует учитывать, что на их пути преградой стоит нарастающая криминализация всех сфер жизнедеятельности государства, которая приобрела высокоорганизованные формы, черты самостоятельной социальной (по содержанию, безусловно, антисоциальной) организации жизни в России, формируя свои специфические цели и решая направленные на их достижение задачи, обусловленные криминальными интересами и большей частью противоправными способами и средствами их реализации.

    Известно, что развитие стратегии предупреждения организованной преступности, предусмотренной Конвенцией ООН против транснациональной организованной преступности (2000 г.), предполагает реализацию комплекса многоцелевых и разномасштабных системных мер для установления социального контроля над ней, нейтрализации ее преступного потенциала и минимизации общественно опасных последствий. Именно такой системный криминологический контроль способствует выявлению правоохранительными органами фактов, отражающих сущность современной организованной преступности: вторжения организованных преступных сообществ в официальную политику и сферу государственного управления; лоббирования своих криминальных и околокриминальных интересов во властных структурах всех уровней путем подкупа должностных лиц; влияния с учетом своих противоправных интересов на ход выборов в представительные органы власти; провокаций межнациональных конфликтов и политических скандалов; физического устранения неугодных лиц и др.

    Сегодня не только для специалистов, но и для обычных граждан не является секретом, что в круг противоправных интересов организованных преступных групп и сообществ попадают целые сектора экономики. Современные преступные организации (группы, формирования, объединения, сообщества) ориентированы на системную масштабную и многоаспектную криминальную деятельность. Только в 2008 г. в Российской Федерации было зарегистрировано 36601 лиц, совершивших преступления в составе организованных групп или преступных сообществ, естественный прирост этой категории лиц составил 5,1%. При этом абсолютное большинство из их числа (34939 чел.) совершили тяжкие и особо тяжкие преступления (5,7%). Значительная доля из них имеет корыстно-насильственный характер. По данным МВД России, сейчас на территории Российской Федерации действует свыше 450 организованных преступных формирований, из них 76 этнических, 289 межрегиональных и 8 международных. В результате проведенной органами внутренних дел оперативно-профилактической работы в 2008 г. было выявлено и поставлено на оперативный учет свыше 11 тыс. участников организованных преступных объединений, в том числе более 700 лидеров, почти 3900 активных

    3

    участников, а также около 500 «авторитетов» преступной среды, из которых 118 «воров в законе».

    Так, из числа зарегистрированных преступлений, совершенных преступными организациями (ПО) и преступными сообществами (ПС) в 2008 г. более половины (52%) имели экономическую направленность. Анализ статистических данных свидетельствует, что количество лиц - участников ОГ и ПС только за 5 лет (с 2004 г. по 2008 г.) возросло на 11,8%. Притом, что общее количество выявленных лиц, совершивших преступления за последние 5 лет, возросло на 6,5%.

    Разумеется, у всех этих криминальных «достижений» есть свои социальные причины. Главным образом они связаны с серьезными просчетами и ошибками, допущенными на начальном этапе проведения реформ в экономической, военной, правоохранительной и иных областях государственной деятельности, ослаблением системы государственного регулирования и контроля, несовершенством правовой базы и отсутствием целенаправленной государственной политики в социальной сфере, снижением духовно-нравственного потенциала общества. Последствия этих просчетов проявляются в ослаблении правового контроля за криминологической ситуацией в стране, сращивании отдельных элементов исполнительной и законодательной власти с криминальными структурами, проникновении их в сферу управления банковским бизнесом, крупными производствами, торговыми организациями и товаропроводящими сетями.

    Расширению влияния организованной преступности на общественные отношения в немалой степени способствуют недостатки правоохранительной деятельности. Известно, что основной объем профилактических мероприятий осуществляется органами внутренних дел уже по факту совершенных преступлений, зачастую бессистемно и без учета общественного мнения. Сегодня антикриминальная деятельность органов внутренних дел в отношении организованной преступности по-прежнему осуществляется в виде использования оперативно-разыскных методов исключительно в отношении уже существующих организованных групп и преступных сообществ. Этому способствуют сложившиеся уголовно-правовые приемы и методы определения и описания ПО и ПС, характеристики их признаков и элементов. Действующие статьи УК РФ остаются перегруженными оценочными формулировками, ряд положений норм Особенной части не согласуется с положениями Общей части УК РФ, бессистемное реформирование и казуальное изложение нормативного материала снижает эффективность предупреждения органами внутренних дел образования преступных формирований, а также совершаемых ими преступлений. Не добавляют ясности в этом вопросе и разъяснения Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 июня 2008 г. № 8 «О судебной практике рассмотрения уголовных дел об организации преступных сообществ (преступных организаций)». Поэтому осуществляемые правоохранительными органами мероприятия в отношении лидеров преступной среды в большинстве случаев не имеют реальной перспективы

    4

    привлечения их к уголовной ответственности именно за организационную деятельность. На эти обстоятельства обращают внимание как практические работники, так и ученые-правоведы.

    В этой связи необходимо формирование системного подхода в деятельности правоохранительных органов, в особенности органов внутренних дел, направленного на разработку и реализацию комплексных мер эффективного предупреждения организованной преступности, обеспечиваемых системной научно обоснованной информацией о состоянии организованной преступности и правоохранительных приоритетах, реализация которых способна нейтрализовывать внешние и внутренние факторы эскалации этого антиобщественного явления, минимизировать его криминальные последствия. Формирование такой системы возможно только на основе системного криминологического знания о проблеме организованной преступности, на получение которого и направлено настоящее исследование.

    Смысл криминологической проблемы, а следовательно, и важность темы настоящей научной работы, состоит именно в том, чтобы системному по своей сути явлению организованной преступности была противопоставлена адекватная и оптимальная система целенаправленного правоохранительного контроля, в основу которого должна быть положена системная предупредительная деятельность, в первую очередь определяемая целями, задачами и функциями органов внутренних дел.

    Таким образом, в целом актуальность темы исследования обусловлена его направленностью на определение концептуальных основ обеспечения системности в криминологической оценке и социально-правовой практике предупреждения организованной преступности, необходимостью разработки рекомендаций по совершенствованию системы взаимодействия органов власти и управления, правоохранительных органов, различных институтов гражданского общества в рассматриваемой сфере социально-правового контроля.

    Степень разработанности проблемы. Предметная область криминологического системного анализа преступной деятельности базируется на теоретической и методологической платформе научного анализа теории социальных систем, основу которой заложили B. Г. Афанасьев, Л. Берталанфи, А. А. Богданов, М. Вебер, Н. Винер, Э. Гидденс, Л. Гумплович, Э. Дюркгейм, А. Кетле, Н. Луман, Р. Мертон, Т. Парсонс, В. Н. Садовский, Г. Спенсер и др. В отечественной криминологии применительно к познанию преступности и ее предупреждению эту проблему освещали в своих работах Г. А. Аванесов, Ю. М. Антонян, М. М. Бабаев, Ф. Ю. Бердичевский, Ю. Д. Блувштейн, C. Е. Вицин, Л. А. Волошина, К. Е. Игошев, И. И. Карпец, В. Н. Кудрявцев, А. Я. Минин, Д. А. Ли, В. Я. Рыбальская, Г. А. Туманов, Д. А. Шестаков, А. М. Яковлев и др.

    Научный анализ феномена организованной преступности, отдельных форм ее проявления и системы ее предупреждения получил отражение в

    5

    трудах ведущих российских ученых-правоведов. Теоретические аспекты этой криминологической и уголовно-правовой проблемы рассматривали в своих трудах такие ученые, как А. И. Алексеев, И. И. Басецкий, С. В. Ванюшкин, Н. П. Водько, А. Н. Волобуев, И. М. Гальперин, И. В. Годунов, Л. Д. Гаухман, р. Р. Галиакбаров, А. И. Гуров, В. Г. Гриб, Г. В. Дашков, А. И. Долгова, A. Э. Жалинский, О. Д. Жук, В. С. Комиссаров, В. Н. Кудрявцев, Н. Ф. Кузнецова, С. Я. Лебедев, Н. А. Лопашенко, В. В. Лунеев, С В. Максимов, Г. М. Миньковский, В. А. Номоконов, В. С. Овчинский, B. А. Плешаков, Э. Ф. Побегайло, А. Л. Репецкая, С. А. Солодовников, В. Д. Филимонов, О. В. Филимонов, М. Д. Шаргородский, А. В. Шесслер, А. Н. Элазян, П. С. Яни и др. Вопросам соучастия в преступлении как уголовно-правовой основы познания организованной преступности, были посвящены научные труды таких видных ученых, как Ф. Г. Бурчак, П. И. Гришаев, Г. А. Кригер, М. И. Ковалев, А. А. Пионтковский, Н. С. Таганцев, П. Ф. Тельнов, А. Н. Трайнин и др.

    Анализ криминологической и уголовно-правовой литературы дает основание утверждать, что до последнего времени абсолютное большинство осуществленных российскими специалистами исследований проблемы организованной преступности имело своим предметом лишь выявление закономерностей влияния социальной действительности на развитие этого негативного явления, познание его количественных и качественных характеристик. В этом же направлении сосредоточивались усилия исследователей, разрабатывавших теоретические основы общесоциального и специально-криминологического предупреждения преступности, включая обеспечение профилактического контроля над ее организованными формами.

    Анализ научных трудов показывает, что сегодня имеется неразрешенный комплекс противоречий между существующими положениями правовой науки, правоохранительной деятельностью и потребностями российского общества в применении адекватных и системных мер, направленных на противодействие распространению организованной преступности, разрушение ее системного качества и соответственно минимизацию ее общественно опасных последствий.

    Объектом диссертационного исследования являются социально-правовые отношения, связанные с развитием и современным состоянием организованной преступности, а также обеспечением ее предупреждения мерами криминологического и правового характера.

    Предметом исследования являются теоретические, методологические и историко-правовые предпосылки и условия эффективного применения системного подхода в криминологическом познании организованной преступности; закономерности и тенденции организованной преступности как системного социально-правового явления; криминологические показатели организованной преступности и ее социальных последствий; криминологические особенности процессов внешней и внутренней детерминации организованной преступности, ее обратного влияния на

    6

    развитие общественных отношений как в рамках самой преступности, так и в легальных социально позитивных сферах жизнедеятельности общества; состояние и перспективы развития системы предупреждения организованной преступности.

    Цель исследования состоит в получении нового криминологического знания о проявлениях организованной преступности на основе использования системного подхода к ее изучению, а также в разработке на этой основе комплекса оптимальных мер предупреждения организованной криминальной деятельности.

    На достижение указанной цели направлено решение следующих взаимосвязанных задач:

    -  определение и анализ теоретических, методологических и историко-правовых предпосылок формирования, развития и использования системного подхода в криминологических исследованиях преступности и организованных форм ее проявления;

    -  выявление и анализ комплексных криминологических показателей организованной преступности как системного социально-правового явления и объекта криминологического исследования;

    -          анализ современной системы научного обеспечения изучения организованной преступности, ее детерминации, социально-правовых последствий и практики предупреждения;

    -          анализ взаимосвязей организованной преступной деятельности и иных проявлений современной российской преступности;

    -          выявление и анализ совокупности криминогенных факторов организованной преступной деятельности, криминогенных источников формирования и развития индивидуальных форм участия в организованной преступной деятельности;

    -          разработка теоретико-прикладной модели системного подхода к реализации правовых принципов предупреждения организованной преступности;

    -          анализ современной системы предупреждения организованной преступности;

    -          обобщение опыта использования результатов криминологического прогнозирования организованной преступности в предупредительной деятельности органов внутренних дел;

    -          определение перспектив взаимодействия и координации деятельности специальных субъектов предупреждения организованной преступности;

    -          разработка предложений и рекомендаций, направленных на совершенствование системы криминологического изучения организованной преступности, а также системы ее предупреждения органами внутренних дел.

    Методологическую и методическую основу исследования составляют теоретико-методологические положения юридической и социологической наук о сущности преступности, ее закономерностях и тенденциях, системе криминологической детерминации и предупреждения. Стремясь к получению новой криминологической информации о

    7

    системности явления организованной преступности и процесса ее предупреждения, автор руководствовался объективным методом познания социальных и правовых явлений и процессов, так или иначе относящихся к предмету исследования, в их взаимосвязи и взаимодействии. Разработке проблемы способствовали современные криминологические концепции, основанные на применении частно-научных методов: качественного и количественного анализа, метода классификации социально-правовых явлений, метода сравнительного анализа, метода регионального анализа, метода юридико-аналитической обработки нормативного и иного документального материала и др. В качества интегративного использовался метод комплексного моделирования социальных процессов и явлений.

    Отсутствие в современных криминологических исследованиях и освещающих их литературных источниках нового опыта системного изучения явлений преступности и процессов ее предупреждения, в том числе относящихся к познанию организованной преступности, потребовало от автора разработки соответствующих концептуальных подходов к методологии и методике познания системных проявлений организованной преступности и ее предупреждения, что, помимо решения задачи получения новой информации об этом предмете, способствует совершенствованию методологической основы проведения подобных криминологических исследований в будущем.

    Нормативной базой исследования послужили: Конституция Российской Федерации; международное и национальное законодательство, регулирующее вопросы социально-правового контроля над организованной преступностью; уголовное и уголовно-процессуальное законодательство; ведомственные нормативные акты, относящиеся к деятельности в области обеспечения социально-правового контроля над преступностью и предупреждения преступлений; иные нормативные документы правоохранительных органов. Использовались другие нормативно-правовые источники, затрагивающие вопросы обеспечения общественной безопасности и воздействия на организованную преступность.

    Эмпирическую базу исследования составили результаты анализа данных правовой статистики и конкретного социологического исследования. Автор использовал статистические данные МВД России, отраженные в ведомственных отчетных и информационно-аналитических документах с 1997 г. по 2008 г. Для сбора социальной информации о предмете исследования применялись традиционные методы социологического опроса и экспертных оценок. В ходе исследования были изучены материалы уголовно-правовой следственной и судебной практики, данные обобщения правоохранительной деятельности органов прокуратуры, суда, МВД, материалы уголовных дел по фактам совершения преступлений организованными группами или преступными сообществами, документы о деятельности правоохранительных органов по противодействию организованной преступности. Изучены также результаты исследований, проведенных другими авторами, чьи выводы использованы для

    8

    сопоставления тенденций исследуемой проблемы. По разработанной соискателем анкете опрошено (проинтервьюировано) 420 сотрудников правоохранительных органов, осуществляющих предупреждение организованной преступности со стажем работы более 3 лет, проведен опрос 440 граждан из разных социально-демографических групп населения. В качестве контрольных социологических показателей использовались данные мониторинга общественного мнения о состоянии преступности и деятельности органов внутренних дел, ежеквартально проводимого ВНИИ МВД России. Изучены материалы 245 многоэпизодных уголовных дел, возбужденных по фактам совершения преступлений организованными группами или преступными сообществами. Проанализированы информационно-аналитические материалы, справки, обзоры и иные служебные документы, отражающие результаты деятельности территориальных структурных подразделений по борьбе с организованной преступностью МВД России в гг. Владимире, Москве, Ростове, Смоленске, Твери, Туле. В работе нашел отражение практический опыт деятельности диссертанта. Весь процесс сбора, обработки и анализа статистической и социологической информации осуществлялся на основе соблюдения требований репрезентативности, предъявляемых к подобным социально-правовым исследованиям. В целом объем полученного и проанализированного автором эмпирического материала отвечает требованиям репрезентативности.

    Научная новизна исследования. Диссертация содержит научно обоснованную криминологическую информацию, позволяющую представить ее в качестве новой, не отраженной до настоящего времени в юридической литературе теоретико-прикладной концепции обеспечения системности криминологической оценки и предупреждения организованной преступности. В основу разработки такой концепции автором положен самостоятельный научный опыт криминологического исследования организованной преступности как системного социально-правового феномена, предопределяющего необходимость разработки новой концепции адекватного правоохранительного противодействия, включая формирование оптимального системного превентивного социально-правового контроля, осуществляемого органами внутренних дел. Впервые в криминологической науке на основе признания системных качеств организованной преступности обосновывается необходимость развития соответствующей системы предупреждения организованной преступности, определяются уязвимые места существующего дисбаланса правоохранительной деятельности, выступающего самостоятельным криминогенным фактором развития организованной преступности, демонстрируются приоритеты развития сбалансированной предупредительной практики органов внутренних дел, нацеленной на сокращение организованной преступности и минимизацию общественно опасных последствий расширения ее системных проявлений. Кроме того, новизну авторского исследования подчеркивает представленный в диссертации материал, подготовленный с учетом требований положений

    9

    Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 июня 2008 г. № 8 «О судебной практике рассмотрения уголовных дел об организации преступных сообществ (преступных организаций)». Положения, выносимые на защиту:

    1.         Системный подход в криминологическом изучении организованной преступности предполагает оценку данного социально опасного феномена по реальным проявлениям качественного многообразия видов и высокопрофессиональных способов совершения преступлений, их разносторонним общественно опасным последствиям, личностным особенностям преступников, организационно-структурным трансформациям процессов криминализации общественных отношений, имеющих свои национальные, транснациональные, региональные и местные черты.

    2. Системное криминологическое изучение организованной преступности позволяет оценить ее в целом как сложное самодетерминирующееся и саморазвивающееся социально-правовое явление, что подтверждается следующим:

    -    обнаруживаемой статистической закономерностью, состоящей в повторяемости, устойчивой зависимости ее показателей от определенных, характерных большей частью для детерминации организованной преступности криминогенных факторов;

    -    проявлениями тесной взаимосвязи и взаимозависимости между преступлениями, совершаемыми организованными преступными группами и организациями;

    -          наличием совокупности системообразующих факторов, придающих организованной преступности сложную внутреннюю структуру самообеспечения и самоорганизации;

    - совокупностью социальных последствий организованной преступности.

    3. Системное качество организованной преступности проявляет себя в использовании образующими ее преступными группами (сообществами) для достижения максимального криминального результата современных форм структурной организации, информационного обеспечения, современной техники и высоких технологий, экономических, юридических, психологических и иных услуг, сопровождающихся обменом ресурсами между ее (организованной преступности) представителями и субъектами государственной власти, системной защитой от позитивных форм социально-правового контроля, основным звеном которой выступает коррупция.

    4. Организованная преступность вышла на качественно новый уровень, проникла во многие сферы жизнедеятельности государства, прежде всего в экономическую. Организованная преступность становится мощным средством перераспределения собственности и капиталов, в том числе криминальных, влияния на власть и политику. Расширяющаяся криминализация экономических отношений и, как следствие, возникновение тенденции подчинения экономической политики государства специфическим экономическим интересам криминальных структур означает, что

    10

    предупреждение противоправной деятельности организованных преступных структур, особенно в сфере экономики, входит в число первоочередных задач правоохранительных органов.

    5.         С учетом современного сращивания организованной преступности с террористической и экстремистской деятельностью, в ближайшие 2-3 года следует прогнозировать развитие следующих опасных тенденций:

    - организованная террористическая деятельность будет характеризоваться дальнейшим резким изменением количественных и качественных сторон, при этом наиболее распространенными формами и методами действий террористических организаций будут экологический, ядерный терроризм, терроризм в сфере высоких технологий;

    -          без жестких мер противодействия терроризму и экстремизму в ближайшее время Россия и некоторые страны - участницы СНГ могут превратиться в территорию активной деятельности зарубежных террористических и экстремистских организаций, что уже наблюдается в государствах Центральной Азии;

    - постепенно будут нарастать процессы профессионализации организованной террористической деятельности, сопровождаемые качественным укреплением, активным использованием «передового» террористического опыта;

    - реакция общества на эти тенденции будет носить пассивный характер и сводиться к постепенной адаптации, приспособлению к условиям постоянной опасности;

    - с учетом интернационализации многих социальных процессов в мире и превращения терроризма в глобальную мировую проблему вероятна трансформация постсоветского пространства в одно из звеньев цепи международного терроризма, что уже происходит с организованной преступностью, поэтому приоритетным становится воздействие на те явления и процессы в обществе, которые сегодня обладают террористическим эффектом.

    6.                   Систему организованной преступности существенно укрепляет профессиональная и рецидивная преступность, а также преступность несовершеннолетних. При этом, взаимодействуя с организованной преступностью, они сами приобретают новые негативные тенденции: возрождение опасных криминальных профессий (например, похищение людей, торговля людьми), распространение новых опасных видов криминальной деятельности (например, использование потерпевших для трансплантации органов, незаконное усыновление), повышение образовательного и интеллектуального уровня профессиональных преступников; развиваются новые формы организованности и общественной опасности преступности несовершеннолетних; изменяются не только количественные показатели преступлений, совершаемых несовершеннолетними в составе организованных преступных групп, но и их качественные характеристики. Усиление групповых проявлений остается одной из ведущих тенденций в комплексе криминологических характеристик

    11

    как преступности в целом, так и преступности несовершеннолетних, совершивших преступления в составе организованных преступных групп.

    7.    В современном российском обществе существует множество различных по своему содержанию и природе системных факторов, детерминирующих организованную преступность. При этом в дополнение к системе традиционно российского причинного комплекса функционирования преступных организаций следует отнести заинтересованность некоторых западных государств в решении своих экономических проблем за счет прямого или косвенного поощрения криминальной экономической деятельности в России. Отсутствие специального учета системных факторов затрудняет эффективное правоохранительное противодействие этому социально-правовому явлению как со стороны государства, его органов и должностных лиц, так и со стороны самого общества.

    8.          Особенностью структуры современных преступных сообществ (преступных организаций) является объединение нескольких криминальных образований, осуществляющих различные по значимости и содержанию виды криминальной деятельности, которая может иметь направленность от общеуголовной (насильственная, корыстно-насильственная, корыстная) и экономической (отмывание денежных средств, перевод их в легальную экономику и др.) до осуществляемой легально, через созданные коммерческие и иные структуры, благотворительные фонды и другие организации, сопровождаемые развитием коррупционных связей с государственными и правоохранительными органами. Как правило, такие организованные преступные сообщества формируются по региональному принципу и представляют серьезную угрозу безопасности прежде всего регионов. В то же время особенностью криминализации региональных и межрегиональных сообществ является наличие представителей, которые занимают позиции в федеральных и местных органах государственной власти и управления, что принципиально отличает их от ранее функционировавших преступных группировок. В этом случае региональным правоохранительным органам приходится противодействовать «своему» региональному криминальному «организму», зачастую имеющему защиту общенационального масштаба, одновременно обладающему транснациональными связями. Поэтому реализация локальных правоохранительных усилий не позволяет официальным органам самостоятельно влиять на «свою» организованную преступность.

    9.         Оценивая систему криминогенной детерминации развития индивидуальных форм участия в организованной преступной деятельности, можно выделить типологическую криминологическую характеристику лица, являющегося лидером преступной организации:

    1-й тип - традиционные лидеры преступного мира - «воры в законе»; 2-й тип - лидеры или «авторитеты» нового типа - «воры в законе» новой волны;

    3-й тип - лидеры преступных группировок с моноэтническим составом; 4-й тип - лидеры, легализовавшиеся в бизнесе и власти.

    12

    Криминологический портрет лидера организованной преступной группы, в том числе преступного сообщества (преступной организации), существенно отличается от личности «традиционного преступника». Руководители и организаторы преступных объединений обладают способностью воздействовать на других людей, координировать их действия, применять приемы психологического воздействия, свои знания и умения. Их личностные качества играют преобладающую роль в функционировании криминальных структур, что необходимо учитывать оперативным работникам и следователям в выявлении, предупреждении и раскрытии преступных проявлений, относящихся к категории организованной преступности. Это один из основных путей повышения эффективности работы подразделений, в компетенции которых находятся вопросы борьбы с организованными преступными формированиями.

    10.       В целях обеспечения системного предупреждения организованной преступности и нейтрализации криминальной деятельности организованных преступных объединений необходимо: создание объединенных постоянно действующих групп специалистов МВД, ФСБ, ФСКН, Генпрокуратуры, ФСИН, Росфинмониторинга России по антикриминогенной отработке конкретных экономических отраслей и территорий; концептуальное изменение подхода к оценке и характеристике национальной преступности, в которой организованный криминал выступает инициатором конфликта государственных и преступных систем. Профилактическое воздействие на организованную преступность должно заключатся не только в регистрации и раскрытии преступлений, изобличении лиц, их совершивших, но и в интеллектуальном превосходстве правоохранительной системы, в понимании слабости уголовного закона, который допускает возможность сосуществования с криминальными структурами, в разработке концепций и систем опережающего воздействия на организованную преступность со стороны правоохранительных органов.

    11.       Существующая в России правовая система предупреждения организованной преступностью не отвечает в полной мере требованиям стратегии ее предупреждения, предусмотренной Конвенцией ООН против транснациональной организованной преступности от 15 ноября 2000 г. Органами внутренних дел до сих пор используются меры организационного, главным образом ведомственного характера с увеличением государственных расходов, укреплением силовых подразделений и крайне неэффективной реализацией собственно правоохранительных средств, адекватное применение которых возможно только на основе системной информационно-аналитической работы, обеспечивающей владение необходимой информацией об организованной преступности. Для организации эффективной правоохранительной деятельности в части предупреждения организованной преступности требуется:

    - в связи с уязвимостью формулировок отказаться от искусственного деления преступных образований на преступные сообщества и преступные организации, поскольку преступное сообщество - это разновидность

    13

    организации, но только с другой внутренней структурой, а для уголовно-правовой оценки важно не само преступное объединение, а степень его сплоченности и общественной опасности. Поэтому из ч. 4 ст. 35 и из диспозиции ст. 210 УК РФ необходимо исключить дублирование «преступного сообщества» «преступной организацией» и оставить один из этих терминов;

    - изменить законодательное определение преступной организации, из формулировки определения которой исключить специальную цель, а именно: совершение тяжких и особо тяжких преступлений, выделив в ее качестве незаконную деятельность для извлечения материальной или иной выгоды;

    - включить в обстоятельства, исключающие преступность деяния, положение о том, что не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам, если действия осуществляются во исполнение приказа, распоряжения или специального задания в рамках проведения оперативно-разыскных или следственных мероприятий;

    - для успешного противодействия легализации преступных доходов и их использования в легальном секторе экономики усилить правовую ответственность для юридических лиц в случае их привлечения для этих целей преступными объединениями или создания таких юридических лиц, что позволит правоохранительным органам предотвратить сокрытие или перевод криминальных средств за рубеж;

    - для предупреждения случаев избрания ранее судимых лиц, членов организованных преступных групп, которые после избрания остаются активными участниками преступного сообщества, на должности, обладающие особым правовым статусом, и наделения этих лиц иммунитетом от уголовного преследования исключить категорию депутатов и членов выборных органов местного самоуправления, а также выборных глав органов местного самоуправления из главы 52 УПК РФ;

    - внести изменения в главу 15.1 УК РФ в части расширения перечня имущества лиц, обвиняемых в совершении преступлений коррупционной направленности, подлежащего конфискации, в связи с чем в данный перечень включить все имущество коррупционера, а также членов его семьи, что может позитивно повлиять на профилактику не только организованной, но и коррупционной преступности.

    12. В условиях отсутствия специализированного департамента МВД России, ранее координирующего деятельность органов внутренних дел по борьбе с организованной преступностью, сегодня для системной координации совместных действий и возможности решать возникающие задачи специализированных и неспециализированных субъектов, вовлеченных в сферу борьбы с организованной преступностью, целесообразно разработать новое Положение о координации деятельности правоохранительных органов, в котором следует определить механизм осуществления такой координации, порядок выработки решений, взаимоотношения правоохранительных органов в процессе их реализации, отчетность и ответственность должностных лиц за неисполнение или

    14

    ненадлежащее исполнение возложенных обязанностей в рассматриваемой сфере правоохранительного контроля.

    13.                 В целях повышения результативности деятельности правоохранительных органов в предупреждении развития российской и транснациональной организованной преступности предлагается создать в рамках органов внутренних дел самостоятельные подразделения по предупреждению особо опасных форм организованной преступности: преступлений, совершенными организованными группами, затрагивающими интересы Российской Федерации или ее субъектов; преступлений, совершенными государственными должностными лицами федеральных органов государственной и органов государственной власти субъектов РФ (в том числе в рамках национальных проектов); преступлений в сфере незаконного оборота наркотиков, организованной террористической и экстремистской деятельности, отмывания денежных средств, в сфере информационных и телекоммуникационных систем и технологий и др. Эти подразделения должны быть обеспечены всеми необходимыми, прежде всего кадровыми,                 информационно-аналитическими, техническими и материальными, ресурсами для организации эффективной антикриминогенной деятельности над организованной преступностью в целях ее сокращения.

    14.                 Системный анализ социально-экономических реалий и криминогенных процессов, происходящих на территории России, позволяет сделать вывод, что дальнейшее функционирование и развитие преступных организаций будет определяться продолжающейся мировой глобализацией, усилением влияния транснациональной организованной преступности, а также социально-экономической ситуацией в стране. При этом процессы глобализации, технологического прогресса и некоторые другие будут выступать в качестве причин, способствующих вхождению преступных организаций в структуру транснациональной организованной преступности. Поэтому в условиях международной интеграции требует самостоятельной систематизации объединение усилий различных стран в сфере борьбы с организованными формами преступности.

    Теоретическая значимость исследования заключается в том, что полученные выводы и предложения дополняют теоретическую базу современной концепции уголовно-правовой и криминологической политики государства в сфере контроля над организованной преступностью, развивают научные идеи, направленные на развитие системности в криминологической оценке и обеспечении предупреждения организованной преступности. Полученные выводы и обобщения вносят вклад в теорию криминологии и уголовного права, поскольку восполняют пробелы в теоретических положениях и вопросах практического предупреждения деятельности организованных преступных объединений. Результаты исследования призваны восполнить теоретические пробелы в познании криминологией закономерностей формирования системы организованной преступности и развития системного механизма ее предупреждения в деятельности органов

    15

    внутренних дел. Содержащиеся в диссертации положения и теоретические выводы расширяют границы традиционных для криминологии представлений об организованной преступности и системе мер ее предупреждения, что является предпосылкой для последующего научного обеспечения этой правоохранительной деятельности. Материалы исследования могут быть использованы в учебном процессе вузов МВД России при преподавании курсов криминологии, уголовного и уголовно-исполнительного права, а также в иных образовательных учреждениях юридического профиля страны и в дальнейших научных исследованиях рассматриваемой проблемы.

    Практическая значимость работы выражается в авторской концепции характеристики современной российской организованной преступности, а также в разработке системы мер, осуществляемых органами внутренних дел по контролю над преступностью и ее организованными формами. Выводы и результаты диссертации могут иметь практическое значение для разработки отдельных положений и программ социально-правового контроля над организованной преступностью, в развитии системного механизма ее предупреждения в деятельности органов внутренних дел на международном, общероссийском и региональном уровнях, в правотворческой деятельности при совершенствовании российского законодательства в части, касающейся защиты прав и интересов лиц, пострадавших от криминальных посягательств со стороны организованных преступных структур. Практическая значимость диссертации заключается также в решении конкретных задач, стоящих перед правоохранительными органами в предупреждении организованной преступности. Разработанные диссертантом выводы и предложения могут быть использованы: при подготовке правовых актов и методических рекомендаций, регламентирующих деятельность правоохранительных органов по предупреждению совершения преступлений представителями преступных организаций; в разработке мер общесоциального и специально-криминологического предупреждения преступлений, совершаемых преступными объединениями. Результаты исследования могут быть востребованы при формировании научных основ государственно-правовой политики в сфере контроля над организованной преступностью и защиты населения от криминальных посягательств, в практической деятельности правоохранительных органов, непосредственно вовлеченных в сферу контроля над организованной преступностью.

    Апробация результатов исследования. Материалы диссертации отражены в 50 опубликованных автором научных работах, в том числе: 2 монографиях, 8 учебных и учебно-методических пособиях, 40 статьях, 9 из которых - в изданиях, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки России. Основные теоретические разработки, выносимые на защиту положения диссертации, выводы и предложения, имеющие прикладной характер, докладывались автором на международных, всероссийских и межрегиональных научно-практических конференциях и семинарах: «Взаимодействие ОВД и общественных организаций в реализации

    16

    положений концепции национальной безопасности РФ» (24.11.2006 г., г. Москва); «Взаимоотношение полиции и населения, вопросы совершенствования коммуникаций и управления» (30.1-01.12.2006 г., г. Москва); «Защита прав человека в деятельности милиции (полиции) на современном этапе - образ милиции (полиции) в гражданском обществе» (20-21.02.2007 г., г. Москва); «Обеспечение криминологической безопасности личности, общества, государства в современных условиях» (28.03.2007 г., г. Москва); «Мировые и региональные тенденции современного терроризма. Проблемы сотрудничества правоохранительных органов в сфере антитеррористической деятельности» (27-28.06.2007 г., г. Кишинев, Молдова); «Исламский терроризм» (01-05.10.2007 г., г. Нойс, Северный Рейн-Вестфалия, Германия); «Вопросы борьбы с преступлениями на почве ненависти для сотрудников правоохранительных органов (LEOP))» (18-19.12.2007 г., г. Москва); «Современное состояние и развитие криминологической науки» (26.03.2008 г., г. Москва); «Роль бизнеса в трансформации российского общества-2008» (15-16.04.2008 г., г. Москва); «Экспертиза нормативных правовых актов на коррупциогенность» (16-17.05.2008 г., г. Тюмень); «Совершенствование развития механизма реализации права как основа экономического развития общества» (30.05.2008г., г. Москва); «Борьба с преступным насилием» (26.09.2008 г., г. Москва); «Преступления в сфере незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ или их аналогов: актуальные вопросы теории и правоприменения» (25.02.2009 г., г. Рязань); «Актуальные проблемы борьбы с коррупцией и организованной преступностью» (24.04.2009 г., г. Москва); «Проблемы кодификации российского уголовного законодательства: новый кодекс или новая редакция?» (27.05.2009 г., г. Москва).

    Диссертант неоднократно принимал участие в исследованиях, связанных с криминологическим анализом организованной преступности и разработкой мер ее предупреждения в Центральном федеральном округе (2005-2008 гг.). Материалы исследований заслушивались на заседаниях коллегий и совещаниях УВД по Смоленской области. По ним принимались управленческие решения, а методические рекомендации используются сотрудниками этих органов на практике. Материалы диссертационного исследования используются в учебном процессе Московского университета МВД России в преподавании отдельных тем по курсам «Криминология» и «Предупреждение преступлений и административных правонарушений органами внутренних дел».

    Структура диссертации определена характером исследуемых в ней проблем, поставленными задачами и логикой исследования. Диссертация выполнена в объеме, соответствующем предъявляемым требованиям, и состоит из введения, четырех глав, включающих 14 параграфов, заключения, списка литературы и приложений.

    17

    СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

    Во введении обосновывается выбор темы диссертационного исследования, ее актуальность, степень научной разработанности проблемы, определяются цель, задачи, объект и предмет исследования, методологическая и эмпирическая основа исследования, научная новизна, теоретическая и практическая значимость, формулируются положения, выносимые на защиту, содержатся сведения об апробации результатов диссертации.

    Первая глава - «Теоретические и методологические основы системного криминологического анализа организованной преступности» объединяет три параграфа, посвященных анализу теоретических и исторических предпосылок развития системного подхода в криминологических исследованиях преступности и ее организованных форм как системного социально-правового явления и объекта криминологического исследования. Рассматривается методология и методика криминологического исследования организованной преступной деятельности и ее социально-правовых последствий, а также анализируются мнения ученых относительно содержания понятия «организованная преступность», дается авторское определение.

    Автор, рассматривая проблему сущности преступности как системно-структурного явления, отмечает, что предметная область криминологического системного исследования преступной деятельности базируется на теоретической и методологической платформе теории социальных систем, что, применительно к анализу феномена организованной преступности, отдельных форм ее проявления и системы ее предупреждения, получило отражение в трудах ведущих российских ученых-правоведов.

    В 60-70-е годы XX в. отечественные криминологи указывали на преступность как на совокупность преступлений, а не простое их множество, однако этого оказалось недостаточным, так как связь многих преступлений осуществлялась через субъект преступления, когда один человек совершал несколько преступлений, а одно преступление совершалось несколькими субъектами. Именно тогда и возникло утверждение, что преступность - это сложная совокупность преступлений и их субъектов. В конце 80-90-х годов прошлого века в криминологии стал утверждаться взгляд, согласно которому преступность носит системно-структурный характер, а в определениях преступности отмечалось, что преступность - это сложная совокупность, целостная совокупность преступлений, а не простая их арифметическая сумма. Позднее стало использоваться более точное понятие - «система преступлений».

    Характеризуя организованную преступность, диссертант указывает, что она является неотъемлемой частью преступности в целом, и в ней, во-первых, обнаруживается статистическая закономерность, состоящая в повторяемости, устойчивой зависимости ее показателей от определенных криминогенных факторов, во-вторых, в значительном числе случаев между

    18

    преступлениями, совершенными организованными преступными группами и организациями, а также их членами существует тесная взаимосвязь, в-третьих, организованная преступность обладает совокупностью системообразующих факторов, а потому имеет собственную сложную внутреннюю структуру.

    Сравнительный анализ зарегистрированной, латентной и фактической организованной преступности позволяет автору сделать вывод о том, что это явление, обладающее специфической структурой, особыми внутренними связями и закономерностями развития. Анализ латентной преступности дает возможность выявить неисследованные тенденции криминального феномена организованной преступности, а также неизученные грани этого негативного явления.

    Говоря о масштабах организованной преступности и правоспособности организованных преступных групп в современном российском обществе, автор отмечает, что они достигли такого высокого уровня, что стали конкурировать с легальными общественными институтами.

    Анализ состояния, уровня, структуры, динамики организованной преступности позволяет автору констатировать, что в ближайшем будущем следует ожидать дальнейшего увеличения количества организованных преступных сообществ, их консолидации, роста количества совершаемых преступлений, расширения сфер преступной деятельности, увеличения криминальной активности с использованием финансово-кредитной и банковской систем. Организованные преступные сообщества будут укреплять международные связи с аналогичными формированиями за рубежом.

    Автором проведен анализ спектра мнений относительно содержания понятия «организованная преступность». Опираясь на то положительное, что создано учеными в их опубликованных трудах, диссертант предложил определение организованной преступности как высокоорганизованной экономически рисковой преступной деятельности, осуществляемой субъектами в составе организованных преступных групп, преступных сообществ и иных преступных организаций, систематически, планомерно в целях извлечения материальной и иной выгоды, представляющей значительную опасность для общества в связи с оказанием существенного влияния на различные сферы общественной жизни (политику, экономику и др.), сопряженную с посягательством на жизнь и здоровье граждан, а также на иные объекты уголовно-правовой защиты.

    По мнению автора, основным отличительным признаком современной организованной преступности является функционирование организованных преступных сообществ (организаций). Поэтому важно найти точный критерий этого признака, что позволит отличать организованные криминальные сообщества от других организованных групп, также совершающих преступления по предварительному сговору. Ядром современной российской организованной преступности являются преступные организации, т.е. постоянно действующие, устойчивые объединения с разветвленной

    19

    иерархической структурой, состоящей из криминальных образований, деятельность которых координируется или направляется единоличным или коллегиальным управленческим органом.

    Это означает, что сформировавшиеся преступные организации состоят из нескольких криминальных образований, осуществляющих различные по значимости и содержанию виды деятельности. Как правило, такие организации имеют выраженный региональный характер и в силу этого представляют серьезную угрозу безопасности регионов. Характерной чертой региональных преступных сообществ является возрастающее влияние криминальных авторитетов, активное продвижение во властные структуры своих представителей, вербовка нужных чиновников и представителей правоохранительных органов, перекачка преступных капиталов в легальный бизнес, в том числе в топливно-энергетический комплекс.

    При этом не все региональные ОПГ стремятся выйти на федеральный уровень, опасаясь, что в борьбе с ними другие преступные организации задействуют федеральный ресурс. Поэтому по степени проникновения во власть, объему финансовых ресурсов, контролю за бюджетными средствами известны только самые крупные отечественные преступные сообщества, действующие с конца 1980-х годов, практически легализовавшиеся как в России, так и за рубежом.

    Использование системного подхода в научном исследовании предполагает изучение криминологического объекта (в данном случае организованной преступности и различных форм ее проявления) как целостного единства с познанием степени и характера взаимосвязей, отдельных его элементов (подсистем), входящих в системное образование. Важнейшее назначение этого подхода заключается в том, что его использование позволяет выявить качественные устойчивые стороны интегрального образования, а не просто зафиксировать механическую совокупность составляющих его компонентов. Достоинством данного подхода является и то, что он позволяет использовать всеобщий метод как отправную точку научного познания, а общенаучные и частнонаучные методы - как способы решения конкретных исследовательских задач.

    Примером системы криминологического характера являются причины и условия преступности. Такая система слагается из взаимодействующих подсистем и элементов, представляющих основу преступности. Ей противостоит система предупреждения преступности. Обе системы -криминогенная и антикриминогенная - взаимодействуют в соответствии с законом единства и борьбы противоположностей и, в свою очередь, входят в более общую систему общественных отношений на данном этапе развития общества.

    Использование системного подхода при исследовании организованной преступности предполагает наличие, по меньшей мере, двух методологических моментов при изучении данного негативного явления: расширение исходной теоретический базы, понятийного, категориального аппарата, с одной стороны, и применение современных методов

    20

    количественной обработки соответствующих фактических данных - с другой. Рассматривая современные методы криминологических исследований различных видов преступности, автор считает целесообразным исходить из необходимости перехода от причинно-следственного анализа и объяснения феномена организованной преступности к системному подходу, позволяющему вывести на новый уровень криминологическое познание такого указанного сложного негативного социального образования, как организованная преступность. Центральным моментом здесь выступает переход при объяснении феномена преступности от идеи однонаправленной причинности к понятию взаимодействия между функционально связанными явлениями. Будучи опасным для общества явлением, организованная преступность должна рассматриваться как особый вид социальной патологии с соответствующими причинами и условиями. Именно здесь просматривается криминологический аспект и потенциальная возможность предупреждения этой преступности. В ряду общего, особенного и единичного она занимает промежуточное место, отражая в себе черты как общего (преступность), так и единичного (преступления).

    Автор отмечает, что специалисты в области уголовного права и криминологии традиционно указывали на неразрывную связь общественной опасности преступности с ее социальными последствиями.

    Анализируя криминологическую и уголовно-правовую литературу, автор делает вывод о том, что социальные последствия организованной преступности представляют собой реальный вред, причиняемый организованными преступными группами и формированиями, охраняемым общественным отношениям, выражающийся в совокупности причинно связанных с преступным поведением прямых и косвенных, непосредственных и опосредствованных негативных изменений (ущерб, урон, потери, убытки и т. п.), которым, в конечном счете, подвергаются социальные (экономические, нравственные, правовые и др.) ценности, а также совокупность экономических и иных издержек общества, связанных с организацией борьбы с преступностью и социальной профилактикой преступлений.

    Предложенное понятие, по мнению автора, отражает совокупность наиболее существенных признаков (характеристик) социальных последствий организованной преступности и позволяет судить о том, насколько широким и комплексным должен быть подход к анализу и оценке вреда, причиняемого организованной преступностью, если мы хотим увидеть действительную картину во всем ее объеме. Видимо, такое определение создает теоретическую базу, позволяющую обозначить конкретный круг явлений, которые следует считать социальными последствиями преступности вообще, и организованной в частности.

    Стремясь определить социальные последствия организованной преступности, автор пишет, что под ними следует принимать не только последствия, которые имеют значение для наличия состава преступления, но и те, которые могут иметь значение для криминологического прогнозирования.

    21

    Вторая глава - «Криминологическая оценка взаимосвязей организованной преступной деятельности в системе современной преступности» - объединяет пять параграфов, посвященных исследованию коррупции как элемента системы организованной преступности, интеграции организованной преступности в системы жизнедеятельности государства и общества, ее основным неотъемлемым составляющим.

    Сегодняшнюю организованную преступность, отмечает автор, следует рассматривать как вид противоправной деятельности, сущность которой составляет процесс обращения капитала, приобретенного преступными формированиями противоправным путем, в легальных и нелегальных сферах общественной жизни, что оказывает влияние на политическую, экономическую и социальную жизнь страны. Происходит это путем активного лоббирования своих интересов во властных структурах всех уровней путем подкупа представителей власти и должностных лиц, влияния на ход выборов, провоцирования межнациональных конфликтов и политических скандалов, совершения физического устранения и запугивания неугодных лиц и т.д.

    Оценивая состояние организованной преступности, по мнению автора, следует исходить не только из качества организованных преступных формирований, их численности, качества совершенных преступлений, масштаба и направленности, но и из глубины коррумпированных связей с органами власти и правоохранительными структурами.

    Далее автор отмечает, что сегодня лидеры организованных преступных формирований уже не довольствуются своим статусом в криминальной среде, а претендуют на высокое положение в обществе. И не только претендуют, но и, как показывает практика, занимают высокие посты в структурах исполнительной и законодательной власти многих городов и регионов России.

    При этом коррупционная связь является одним из основных рычагов в процессе функционирования преступных структур. К наиболее опасным деяниям, которые связаны с организованной преступной деятельностью и входят в понятие «коррупция», по мнению автора, следует отнести предоставление организованным преступным группам различными государственными органами необходимой информации за вознаграждение; предоставление им фальсифицированных документов прикрытия; использование должностными лицами своих служебных полномочий, привилегий, льгот в интересах организованных преступных группировок, обеспечение алиби членам преступных формирований и т.п.

    Существенное влияние на проникновение организованной преступности в систему государственной службы, отмечает диссертант, оказывают сами правоохранительные органы, поддерживающие коррумпированные связи с преступными структурами.

    По мнению автора, проблемы борьбы с коррупцией заключаются не только в том, что это явление переросло рамки уголовного законодательства, но и в том, что отсутствуют действенные институты, способные создать и

    22

    поддержать жизнеспособное гражданское общество, правовые и нравственные нормы, независимая судебная система и СМИ. Степень безопасности организованной и коррупционной преступности настолько велика, что реализация антикоррупционной политики должна быть тесно связана с реализацией государственной программы в отношении преступности, в том числе ее организованных форм.

    Далее автор отмечает, что в качестве одной из наиболее опасных проявлений организованной преступности следует отметить тенденции ее срастания с преступностью террористического характера. Не подлежит сомнению тезис о том, что терроризм превратился сегодня в серьезную проблему для всего мирового сообщества. Это обусловлено возрастающей террористической активностью в мире, увеличением количества совершаемых террористических актов и числа жертв таких преступлений. Также настораживают неблагоприятные тенденции расширения географии и масштабов терроризма, факты организованного вовлечения в террористическую деятельность все большего числа людей.

    Анализ состояния работы по противодействию организованным формам преступности, терроризму и экстремизму (особенно на территории Северо-Кавказского региона Российской Федерации и в целом Южного федерального округа), свидетельствует о том, что принимаемые меры, несмотря на имеющиеся позитивные результаты, в целом малоэффективны. Более того, в настоящее время с полной уверенностью можно утверждать, что география террористической и экстремистской деятельности не ограничивается Южным федеральным округом. Практически во всех субъектах Российской Федерации, население которых традиционно исповедует ислам, действуют законспирированные ячейки экстремистских организаций, пропагандирующие идеи радикального ислама и ведущие агитацию среди мусульман к вооруженному свержению действующих институтов власти. Финансовая подпитка и идейное вдохновение указанных организаций осуществляются как из-за рубежа, так и из внутренних источников.

    Особым обстоятельством, определяющим актуальность вопроса об организованном терроризме и экстремизме, является нарастающие влияние из-за рубежа на так называемые «горячие точки», на отдельные группы населения России, на беженцев или эмигрантов из других стран. Некоторые общественно-политические, национальные, религиозно-политические объединения допускают использование насильственных методов борьбы для достижения своих конкретных политических целей. Одновременно вызывает опасение обострение уголовного терроризма в России, который приобретает широкий и систематический характер, используется как средство борьбы с конкурентами или втягивания представителей частного бизнеса в различные криминальные связи. Вызывая крайне негативный общественный резонанс, подрывая правопорядок и авторитет власти, эта преступная практика смыкается с терроризмом в собственном смысле слова и ставит под угрозу

    23

    важные национальные интересы страны, ее социально-политическую и экономическую безопасность.

    В связи с этим автор предполагает, что, во-первых, организованная террористическая деятельность будет характеризоваться дальнейшим резким изменением количественных и качественных сторон, при этом наиболее распространенными формами и методами действий террористических организаций будут экологический, ядерный терроризм, терроризм в сфере высоких технологий; во-вторых, без жестких мер противодействия терроризму (в том числе в рамках международного сотрудничества) в ближайшее время Россия и некоторые страны - участницы СНГ могут превратиться в территорию активной деятельности зарубежных террористических и экстремистских организаций, что уже наблюдается в государствах центральной Азии; в-третьих, личность террориста и механизм его преступного поведения, претерпит серьезные изменения, что найдет отражение в профессионализации, превращении организованной террористической деятельности в постоянный источник дохода, в связи с чем террористические организации качественно укрепятся и еще более законспирируются, возрастет «обмен опытом» различных террористических организаций; в-четвертых, реакция общества, по всей вероятности, будет носить пассивный характер и сводиться к постепенной адаптации, приспособлению к условиям постоянной опасности, т.е. борьба с терроризмом целиком ляжет на созданные спецслужбы; в-пятых, вполне вероятна трансформация постсоветского пространства в одно из звеньев цепи международного терроризма, что уже происходит с организованной преступностью. При этом террористы будут прилагать все больше усилий к получению ими доступа к оружию массового уничтожения, проникновению с террористическими целями на стратегически важные объекты, поэтому приоритетным становится воздействие на глобальные явления и процессы в обществе, обладающие террористическим эффектом. Данное направление можно назвать стратегическим, так как ему должно предшествовать долгосрочное прогнозирование наиболее значительной организованной террористической активности, что может быть тесно связано с проблемами мировой глобализации.

    Преступный мир, являясь неотъемлемой частью социального развития, на протяжении веков совершенствовал, «шлифовал» свою деятельность сообразно развитию общества, его экономики и научно-технического прогресса. В результате консолидация преступных элементов, начавшаяся на заре цивилизации с простейших и замкнутых профессиональных преступных групп и прошедшая длительный эволюционный путь развития, завершилась созданием профессиональных преступных синдикатов.

    В связи с возросшей организованностью преступников, появлением большого числа организованных преступных группировок, состоящих из профессиональных преступников, ранее судимых, подразделениям органов внутренних дел необходимо действовать в тесном взаимодействии между собой и другими правоохранительными органами, при этом следует

    24

    учитывать и то, что среди профессиональных преступников появились террористы-профессионалы, участники незаконных вооруженных формирований и другие категории, многие профессиональные преступники и «рецидивисты» хорошо знают приемы и методы деятельности по борьбе с преступностью, поэтому стремятся скрыть не только свои криминальные, но и социальные связи.

    Автор отмечает, что деятельность органов внутренних дел по предупреждению рецидивной и профессиональной преступности должна соответствовать базовой модели государственной системы предупреждения преступности и ее организованных форм. Однако специфика борьбы с этими явлениями проявляется пока только на специально-криминологическом уровне. Автор указывает, что сотрудники органов внутренних дел, наряду с оперативно-разыскными мерами, должны активно использовать специальные меры профилактики рецидивной и профессиональной преступности, к которым следует отнести совершенствование правоприменительной деятельности, методик предупреждения и расследования преступлений, сведение к минимуму безнаказанности лиц, их совершивших, а также участвовать в деятельности государственных органов (федеральных и местного самоуправления) по вторичной социализации лиц, освобожденных из мест лишения свободы. Особое внимание сотрудники органов внутренних дел должны уделять координации усилий органов уголовно-исполнительной системы и органов местного самоуправления, государственных и общественных органов в социальной реабилитации осужденных, в том числе несовершеннолетних, взаимодействовать с представителями различных конфессий, взять под контроль обеспечение условий нормальной жизни, профилактику психических заболеваний, алкоголизма и наркомании.

    В целом деятельность сотрудников органов внутренних дел должна быть направлена на разрушение преступного мира и криминальных традиций, пресечение профессиональной преступной деятельности, задержание преступников, лишение их возможности продолжать преступную карьеру. Повышению эффективности деятельности правоохранительных органов будет способствовать узкая специализация работников уголовного розыска, других подразделений, адекватная криминальной специализации преступников-профессионалов. При этом техническая оснащенность и профессионализм сотрудников органов внутренних дел должны превосходить профессионализм криминальный.

    Использование системного подхода при изучении феномена российской организованной преступности позволяет рассматривать ее в качестве особого явления российского общества, представляющего собой сложное социальное образование, одним из неотъемлемых элементов которого является преступность несовершеннолетних. Автор отмечает, что в настоящее время более половины преступных групп несовершеннолетних характеризуются как временные и неустойчивые социальные образования. В то же время заметна тенденция, которая показывает, что значительная часть

    25

    групп несовершеннолетних преступников ориентирована на длительную преступную деятельность, включая ее организованные формы.

    Одновременно проявляется тенденция интеграции и дифференциации групповой преступности несовершеннолетних. С одной стороны, все большее количество преступлений совершается несовершеннолетними с участием ранее судимых взрослых, происходит активное внедрение в подростковую среду "авторитетов" преступного мира. С другой стороны, проявляется тенденция к автономизации преступности несовершеннолетних от преступности взрослых. В результате интересы групп несовершеннолетних преступников сталкиваются с интересами взрослых преступников в сфере наркобизнеса, проституции и т.п. Общественная опасность преступлений, совершаемых несовершеннолетними в составе организованных преступных групп, усугубляется вовлечением подростков в противоправный оборот оружия, связанный с хищением, незаконным ношением, хранением, приобретением, изготовлением и сбытом огнестрельного оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ. В настоящее время несовершеннолетними преступниками все чаще применяется огнестрельное и холодное оружие (в 10% всех совершаемых ими преступлений).

    Учитывая изложенное, о преступности несовершеннолетних как системной составляющей организованной преступности можно говорить в том случае, если имеют место признаки устойчивости, наличие иерархической структуры, специализация членов преступных группировок и дифференциация функций каждого ее члена, расширение сфер преступной деятельности, активное распространение норм и традиций преступного мира и взращивание кадров преступников, централизация власти в руках одного или нескольких членов, а также жесткая внутренняя дисциплина, наличие санкций за нарушение норм преступного сообщества.

    Третья глава - «Система криминогенной детерминации организованной преступности» - состоит из трех параграфов, посвященных криминогенной детерминации организованной преступности как социально-правового явления, системной криминогенной детерминации формирования и развития отдельных видов организованной преступной деятельности, а также вопросам детерминации формирования и развития индивидуальных форм участия в организованной преступной деятельности.

    Исследуя причины и условия, способствующие интеграции преступных сообществ в межрегиональные и международные криминальные корпорации, диссертант отмечает, что в данном вопросе существует определенная специфика, однако в настоящей работе рассматривает лишь те аспекты причинности, которые, по его мнению, способствовали интеграции организованной преступности в современную систему жизнедеятельности российского общества.

    Анализируя системные криминогенные детерминанты организованной преступности, автор приходит к выводу, что она является продолжением общественных противоречий, является самостоятельным и целостным

    26

    явлением. По мнению автора, определяющим фактором формирования, развития и укрепления организованной преступности в России являются причины социального характера, которые в значительной степени обусловлены социальными связями общества. Фактическое неравенство социального, а вслед за ним и экономического статусов членов общества выступает первичной причиной противоречий в обществе.

    Для объяснения причин возникновения системы организованной преступности также справедлива идея пропаганды криминальной идеологии. В этой связи автор отмечает, что возникновение и изменение организованной преступности являются результатом нескольких составляющих: детерминации обществом и самодетерминации, т.е. самовоспроизводства. В последнем случае речь идет о самоорганизации организованной преступности и создании благоприятных условий для ее развития. Сложившийся имидж организованной преступности как силы, способной противостоять государственным институтам, в ряде случаев приводит к такому феномену, как «государство в государстве».

    Кроме того, на организованную преступность влияют нравственные причины. Декларируемая значимость общественного сознания, социально-психологического самочувствия россиян часто не получает надлежащей реализации в повседневной социальной практике. Между тем без понимания современного нравственно-психологического состояния общества любые мероприятия по противодействию преступности будут неэффективны. В сознании значительной части людей преобладают элементарные потребности, мотивы физического выживания, сиюминутные интересы. Неуверенность в завтрашнем дне на фоне мирового экономического кризиса, ощущение перманентной угрозы благополучию, переживание ненадежности, а то и ущербности социального статуса, материального и служебного положения вызывает у многих людей состояние фрустрации, порождает социальную депрессию, апатию, пессимизм.

    Так же к причинным факторам следует отнести неподготовленные надлежащим образом, а порой просто бессистемные или скоротечные кампании по борьбе с организованной преступностью во всех ее формах, видах, сферах и проявлениях. Наряду с этим весьма криминогенна и общая социально-психологическая обстановка в стране, восприятие организованной преступности самим населением. Как фактор существования организованной преступности в современном российском обществе можно считать и все еще достаточно низкий уровень правовой грамотности и правовой культуры населения. По данным проведенного опроса, 29% сотрудников правоохранительных органов, 20% предпринимателей и 21% граждан считают незнание законов населением одной из причин организованной преступности. К сожалению, в обществе, помимо отсутствия культуры и традиции использования права, игнорирования исполнения законов, сложившийся правовой иммунитет приводит к тому, что среди населения практически отсутствует сопротивление организованной преступности, то есть организованная преступность воспринимается как необходимое условие

    27

    существования социума. На укрепление организованной преступности влияет и так называемый «политический фактор», резкое увеличение разрыва между уровнями жизни различных групп населения, а также нарастание антидемократических, националистических, сепаратистских тенденций.

    Основываясь на криминологических исследованиях организованной преступности на национальном уровне и рекомендациях представителей международного сообщества, в качестве причин развития транснациональной организованной преступности автор называет технологический прогресс и процессы глобализации.

    На возрастающую преступную активность преступных организаций влияет ненадлежащее обустройство государственных границ РФ, особенно со странами - участницами СНГ, что способствует контрабанде оружия, транзиту наркотиков, другим криминальным проявлениям транснационального характера, а также заинтересованность западных государств в решении своих экономических проблем за счет прямого или косвенного поощрения организованной криминальной экономической деятельности в России.

    Автор, анализируя комплекс данных, характеризующих организованную преступность, отмечает, что наметились крайне неблагоприятные фактические тенденции качественного изменения самой системы организованной преступности и серьезные просчеты в ее предупреждении, которые, в частности, заключаются в том, что привлекаются к уголовной ответственности и осуждаются преимущественно рядовые участники организованных преступных формирований за отдельные эпизоды преступной деятельности.

    В системной деятельности российских организованных преступных сообществ наблюдаются определенные приоритетные направления, на выбор которых влияет специфика региона и криминальная специализация. Одним из таких направлений по-прежнему остается незаконный оборот наркотических средств и психотропных веществ. Популярна в деятельности организованных преступных групп и организация каналов незаконной миграции, торговля людьми. Не последнюю роль в деятельности ОПГ занимает контрабанда, которая является традиционной для пограничных районов сферой деятельности организованной преступности.

    Наряду с традиционными видами преступной деятельности набирает оборот использование экономики и финансовой сферы для легализации капитала. Кроме того, стремясь получить дополнительные доходы, преступные сообщества активно распространяют свое влияние за рамками национальных границ. Наряду с этим интенсивно происходит процесс проникновения иностранных мафиозных организаций в Россию.

    По мнению автора, все это более чем наглядно подтверждает вывод о том, что организованные преступные формирования продолжают консолидироваться.

    В работе отражены результаты проведенного авторского исследования и данные других исследований, которые позволяют вывести типологическую криминологическую характеристику лица, являющегося лидером преступной

    28

    организации. Первый тип - это традиционные лидеры преступного мира -«воры в законе», второй тип - это лидеры или «авторитеты» нового типа -«воры в законе» новой волны, третий тип - это лидеры преступных группировок с моноэтническим составом, четвертый тип - лидеры, легализовавшиеся в бизнесе и власти.

    Исследуя личность лидера организованной преступной группы, в том числе преступного сообщества (преступной организации), автор отмечает, что его криминологический портрет существенно отличается от личности «традиционного преступника». Это проявляется в том, что руководители и организаторы преступных объединений обладают способностью воздействовать других людей, координировать их действия, применять приемы психологического воздействия, свои знания и умения, т.е. их личностные качества играют преобладающую роль в функционировании криминальных структур, что необходимо учитывать оперативным работникам и следователям в выявлении, предупреждении и раскрытии преступных проявлений, относящихся к категории организованной преступности. Это один из основных путей повышения эффективности работы подразделений, в компетенции которых находятся вопросы борьбы с организованными преступными объединениями.

    В работе представлена типология личности участников организованных преступных групп, преступных организаций: первый тип - «случайный», второй тип - «зависимый», третий тип «активный», четвертый тип - «корыстный».

    Представленная криминологическая характеристика личности участников организованных преступных групп, преступных организаций, по мнению автора, дает дополнительные возможности органам внутренних дел в части активизации своей работы в этой общественно опасной среде и принятия соответствующих предупредительных мер, направленных на разобщение и локализацию преступных групп и сообществ. Для этого целесообразно использовать противоречия, возникающие в результате деления «воров в законе» на «старых» и «новых», противоречия между формальными и неформальными лидерами, постоянные переделы сфер влияния между ОПС, созданными на этнической основе, борьбу за власть внутри группировок, среди активных членов ОПС и т.п. Особенности личности участников необходимо учитывать как в процессе оперативно-разыскной деятельности, в частности при подборе конфидентов, так и во время предварительного расследования (например, при определении роли каждого из участников, выборе тактических приемов проведения отдельных следственных действий).

    Сравнивая личностные характеристики лидеров, организаторов и других участников преступных групп и сообществ, диссертант подтверждает предположение других авторов о том, что в преступной организации, в каждой отдельно взятой организованной преступной группе главенствующую роль играют личностные качества организатора, руководителя и активных участников таких преступных объединений.

    29

    Четвертая глава - «Состояние и перспективы развития системы предупреждения организованной преступности», - состоящая из трех параграфов, посвящена исследованию социально-правовых предпосылок системного предупредительного воздействия на организованную деятельность, проблемам функционирования субъектов предупреждения организованной преступности, а также вопросам совершенствования деятельности органов внутренних дел по предупреждению организованной преступности.

    Исследуя социально-правовые предпосылки системного предупредительного воздействия на организованную деятельность, автор отмечает, что современная теория предупреждения преступности зародилась в нашей стране в начале 60-х годов XX в. На рубеже XX-XXI вв. в России были приняты нормативные правовые акты, программы о противодействии незаконному обороту наркотиков, терроризму, коррупции, легализации (отмыванию) преступных доходов, об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних и др. Отмеченные меры не лишены серьезных недостатков, но в то же время не отрицают наличие в России комплексного государственного подхода в предупреждении преступности. Однако интенсивность противодействия преступности явно не соответствует масштабам и степени общественной опасности криминальных угроз, принявших глобальный характер. Сложившаяся ситуация свидетельствует о неспособности государства удерживать преступность на «социально приемлемом уровне».

    Государство как основной субъект общей предупредительной деятельности должно наряду с уголовной и уголовно-исполнительной политикой определять концептуальные основы государственной политики относительно социально-правового контроля и противодействия преступности. В связи с этим, по мнению автора, основными положениями здесь должны стать научно обоснованные правовые позиции, так или иначе уже нашедшие свое отражение в современной российской действительности. К их числу относятся: во-первых, цивилизованное разрешение социальных конфликтов, достижение общественного согласия через демократические формы правового регулирования социальных отношений, развитие и обеспечение социальной базы, в частности повышение уровня жизни всех слоев населения; во-вторых, признание на государственном уровне приоритетной роли социальных детерминант в криминогенном комплексе с интеграцией деятельности по предупреждению преступности в социальную политику государства; в-третьих, утверждение в общественном сознании правовой культуры через целенаправленную деятельность государственных органов и общественных организаций и др.

    К числу основных направлений общего предупреждения со стороны государства автор относит деятельность по разработке нормативно-правовой базы, закрепляющей на законодательном уровне порядок, организацию, а также содержание мер по предупреждению преступности с определением компетенции федеральных, региональных и местных органов власти в

    30

    области регулирования общественных отношений по предупреждению преступности; деятельность специализированных комплексных и целевых программ по конкретным проблемам противодействия преступности, а также специальным методам предупреждения отдельных групп преступлений; деятельность основных стандартов безопасности по устранению угроз правам и свободам, а также законным интересам личности, осуществление виктимологической профилактики; концепции правового воспитания населения, основанной на принципе уважения закона и социальной стимуляции активной формы правопослушного поведения; деятельность системы информирования населения о приоритетности предупредительной деятельности и привлечение общественности к подобной деятельности, в том числе общественных объединений правоохранительной направленности.

    Автор, анализируя существующую правовую систему предупреждения организованной преступности, отмечает, что она по-прежнему не отвечает в полной мере требованиям стратегии ее предупреждения. Разъяснения Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 июня 2008 г. № 8 «О судебной практике рассмотрения уголовных дел об организации преступных сообществ (преступных организаций)», содержащие принципиально новые положения, имеющие важное практическое и теоретическое значение, не восполняют в полном объеме существующих пробелов в определении организованных форм преступной деятельности. На основании этого предлагается отказаться от искусственного деления преступных образований на преступные сообщества и преступные организации, изменить законодательное определение преступной организации, в формулировку которой включить специальную цель -незаконную деятельность для извлечения материальной или иной выгоды; включить в обстоятельства, исключающие преступность деяния, положение о том, что не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам, если действия осуществляются во исполнение приказа, распоряжения или специального задания в рамках проведения оперативно-разыскных или следственных мероприятий; усилить правовую ответственность для юридических лиц в случае их привлечения для легализации преступных доходов и их использования в легальном секторе экономики преступными объединениями; для предупреждения случаев избрания членов организованных преступных групп, которые остаются активными участниками преступного сообщества, на должности, обладающие особым правовым статусом и наделения этих лиц иммунитетом от уголовного преследования исключить категорию депутатов и членов выборных органов местного самоуправления, а также выборных глав органов местного самоуправления из главы 52 УПК РФ; расширить перечень имущества лиц, обвиняемых в совершении преступлений коррупционной направленности, подлежащего конфискации, в связи с чем в данный перечень включить все имущество коррупционера, а также членов его семьи, что может позитивно повлиять на профилактику не только организованной, но и коррупционной преступности (глава 15.1 УК РФ).

    31

    В работе отмечается, что при отсутствии единой федеральной общероссийской программы борьбы с преступностью на ближайшие годы отдельные задачи государственной политики все же нашли свое отражение в реализуемых целевых программах. Однако от фрагментарных действий в сфере профилактики правонарушений необходимо переходить к более наступательной и четко выверенной стратегии, и в этой связи стратегия государства наряду с определением оптимальных путей и системой наступательных мер борьбы с преступностью в целом, и организованной в частности, должна получить отражение в специальном политико-правовом документе, принятом на самом высоком уровне.

    Круг субъектов, вовлеченных в «орбиту» предупреждения и социально-правового контроля над организованной преступностью, достаточно широк. Таковыми являются органы государственной власти и органы местного самоуправления, различные ведомства, должностные лица, общественные организации и граждане. Вместе с тем все элементы предупреждения преступлений, его уровни, формы и виды в реальной действительности проявляются не сами по себе, а лишь в результате активной и целенаправленной деятельности определенных субъектов.

    Профилактическая деятельность правоохранительных органов как специализированных субъектов предупреждения преступлений, совершаемых организованными группами и преступными сообществами, реализуется, как правило, на уровне специального предупреждения преступлений, но в ряде случаев включает решение задач общесоциального предупреждения. Меры, направленные на коррекцию личности, а также предупреждение рецидива преступлений, осуществляются самими правоохранительными органами с использованием в необходимых случаях помощи других субъектов.

    Органы внутренних дел занимают особое место в системе предупреждения преступности. Из всех органов, ведущих борьбу с преступностью, органам внутренних дел чаще других приходится иметь дело с непосредственной реализацией соответствующих предупредительных мер. Связано это прежде всего с тем, что первоначальные сведения о преступлениях, как правило, поступают в органы внутренних дел, которые выполняют основной объем работы по предупреждению преступлений со стороны конкретных лиц. При этом органы внутренних дел опираются в своей деятельности на помощь других государственных органов, коллективы трудящихся и общественность.

    В качестве основной меры повышения эффективности такой деятельности должно выступать четкое нормативное регулирование координационного процесса субъектов воздействия на преступность и ее организованных структур, прав и обязанностей субъектов координационной практики, форм координационного взаимодействия и т.п. Кроме того, необходимы меры по усилению контроля за исполнением координационных решений, в том числе установление ответственности за их неисполнение или ненадлежащее исполнение, а также стимулирование субъектов такого

    32

    предупреждения. Проблема может быть разрешена приведением в конституционное русло координационной функции прокуратуры за деятельностью правоохранительных органов. Прокуратура по своей правовой природе - орган надзора за соблюдением законности при уголовном преследовании, и возложение на нее функции координации деятельности не подчиненных и не подотчетных ей органов правоохраны в борьбе с преступностью теоретически не обоснованно, а практически не выполнимо. Являясь формально руководящей в процессе координации и не обладая властными полномочиями по воздействию на других субъектов предупреждения, прокурорская деятельность в этой области превращается в формальную и зачастую дублирующую деятельность других органов исполнительной власти. В этой связи представляется целесообразным нормативно закрепить возможность оказания административного воздействия на других членов координационной деятельности при раскрытии и расследовании преступлений, совершенных членами организованных преступных групп.

    Кроме того, предупреждение организованной преступности предполагает единство общеорганизационной и специальной правоохранительной деятельности. Большое количество специализированных и неспециализированных субъектов, вовлеченных в сферу предупреждения организованной преступности, и многоаспектность их деятельности требуют сосредоточения основного внимания на согласовании и объединении усилий правоохранительных органов по обеспечению законного и обоснованного уголовного преследования указанных лиц с момента обнаружения виновных, пресечения их преступной деятельности, привлечения к уголовной ответственности, осуждения и контроля за отбыванием ими уголовного наказания, а иногда и постпенитенциарного контроля.

    В рамках системы общего предупреждения организованной преступности, совместного участия субъектов предупреждения в правотворчестве, информационно-аналитического обеспечения и других направлений координации эта деятельность должна строиться на условиях тесного взаимодействия с органами государственной власти, местного самоуправления, общественными объединениями и другими субъектами с четким закреплением прав и обязанностей каждого из участников этой деятельности.

    Для решения этих вопросов потребуется внести необходимые изменения в нормативные правовые документы, в частности, целесообразно разработать Положение о координационной деятельности правоохранительных органов, в котором определить механизм осуществления координации, включающий в себя порядок выработки решений, взаимоотношения правоохранительных органов в процессе реализации их функций, отчетность и ответственность должностных лиц за неисполнение или ненадлежащее исполнение возложенных обязанностей.

    33

    В заключении автор подводит итоги проведенного исследования и формулирует основные выводы и предложения по ключевым направлениям научного поиска.

    Основные положения исследования изложены автором в следующих научных публикациях:

    Монографии, учебные, учебно-методические пособия

    1.         Иванцов С. В. Обеспечение органами внутренних дел системного подхода в изучении и предупреждении организованной преступности: монография / под ред. С. Я. Лебедева. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2009. - 16 п.л.

    2.      Иванцов С. В. Предупреждение органами внутренних дел организованной преступности // Предупреждение преступлений и административных правонарушений органами внутренних дел: учебник для студентов вузов, обучающихся по специальностям «Юриспруденция» и «Правоохранительная деятельность» / под ред. В. Я. Кикотя, С. Я. Лебедева. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2008. - 1,5 п.л.

    3.      Иванцов С. В. Предупреждение органами внутренних дел профессиональной и рецидивной преступности // Предупреждение преступлений и административных правонарушений органами внутренних дел: учебник для студентов вузов, обучающихся по специальностям «Юриспруденция» и «Правоохранительная деятельность» / под ред. В. Я. Кикотя, С. Я. Лебедева. М: ЮНИТИ-ДАНА, 2008. - 1,5 п.л.

    4.    Иванцов С. В. Правовое предупреждение создания преступных организаций (преступных сообществ) в республике Беларусь: монография. М.: МосУ МВД России, 2005. - 6 п.л.

    5.    Иванцов С. В. Правовые и организационные меры борьбы с незаконным оборотом наркотиков: учебное пособие / под общ. ред. Н. В. Тарасова. Смоленск : Смоленский регион IP А, 2004. - 3,25 п.л.

    6.    Иванцов С. В. Вопросы обеспечения противодействия созданию преступных сообществ, преступных организаций в государствах -участниках Союза Беларуси и России: учебное пособие / под общ. ред. Н. В. Тарасова. Смоленск: Смоленский регион IPA, 2003. - 3,75 п.л.

    7. Иванцов С. В. Ответственность за создание преступной организации по уголовному законодательству Республики Беларусь: учебное пособие. Смоленск: Смоленский регион IP А, 2002. - 3,6 п.л.

    8.   Иванцов С. В., Тарасов Н. В. Ответственность несовершеннолетних по Уголовному кодексу Российской Федерации и Уголовному кодексу Республики Беларусь // Проблемы преступности несовершеннолетних : курс лекций / под общ. ред. Соловьева Л. А. Смоленск: Смоленский регион IPA, 2002. - 0,6 п.л.

    9. Иванцов СВ. Историография противодействия незаконному обороту наркотиков // Правовые и организационно- тактические меры борьбы с

    34

    незаконным оборотом наркотиков : курс лекций / под общ. ред. Л. А. Соловьева. Смоленск: Смоленский регион IPA, 2001. - 2 п.л.

    10.       Иванцов С. В., Конарев В. А. Характеристика отдельных институтов Уголовного кодекса Республики Беларусь и Уголовного кодекса Российской Федерации. Преступное сообщество, преступная организация // Уголовное законодательство Республики Беларусь и Российской Федерации: сравнительный анализ: учебное пособие. М.-Мн.: Российская академия юридических наук, Юридический институт МВД России, Академия МВД Республики Беларусь, 2000. - 0,25 п.л.

    Статьи, опубликованные в периодических изданиях, рекомендованных

    ВАК Министерства образования и науки России для публикаций

    по диссертациям на соискание ученой степени доктора наук

    11.       Иванцов С. В., Лебедев С. Я. Системный подход в криминологических исследованиях преступности и организованных форм ее проявления // Российский криминологический взгляд. 2009. № 1. - 0,5 п.л.

    12.       Иванцов С. В. Координация правоохранительной деятельности субъектов предупреждения организованной преступности // Вестник Московского университета МВД России. 2008. № 8. - 0,5 п.л.

    13.       Иванцов С. В. Оценочные признаки организованных форм преступной деятельности: вопросы квалификации // Вестник Московского университета МВД России. 2008. № 3. - 0.4 п.л.

    14.       Иванцов С. В.Криминальный профессионализм в системе российской организованной преступности и вопросы его предупреждения органами внутренних дел // Человек: преступление и наказание. 2008. № 3. - 0,5 п.л.

    15.       Иванцов С. В.Экологический терроризм как новое проявление современной организованной преступности // «Черные дыры» в российском законодательстве. 2008. № 1. - 0,4 п.л.

    16.       Иванцов С. В. Социально-демографическая характеристика участников организованных преступных формирований // Человек: преступление и наказание. 2007. № 2. - 0,3 п.л.

    17.       Иванцов С. В. Преступные сообщества (преступные организации): характеристика основных показателей 2000-2005 гг. // «Черные дыры» в российском законодательстве. 2007. № 2. - 0,3 п.л.

    18.       Иванцов С. В.Основные тенденции российской организованной преступности XXI века // Вестник Московского университета МВД России. 2007. № 2. - 0,3 п.л.

    19.       Иванцов С. В. Криминологическое предупреждение организованной преступности // Вестник Московского университета МВД России. 2006. №10.-0,3п.л.

    35

    Статьи в иных изданиях

    20.       Иванцов С. В. Некоторые аспекты уголовно-правового регулирования борьбы с организованной преступностью в России и Республике Беларусь // Наркотизм и организованная преступность : материалы - научно-практической конференции. Смоленск: Смоленский филиал Юридического института МВД России, 1999. - 0,2 п.л.

    21.       Иванцов С. В. Особенности уголовной ответственности за организованные формы преступной деятельности по УК РСФСР 1926 г. Проблемы профилактики преступлений, совершаемых сотрудниками правоохранительных органов: материалы межвузовского научно-практического семинара. Смоленск: Смоленский филиал Юридического института МВД России, 2000. - 0,2 п.л.

    22.   Иванцов С. В. Вопросы борьбы с организованной преступностью в условиях образования Союзного государства Российской Федерации и Республики Беларусь // Власть: криминологические и правовые проблемы. М.: Российская криминологическая ассоциация, НИИ проблем укрепления законности и правопорядка, 2000. - 0,2 п.л.

    23.   Иванцов С. В. Преступления в сфере незаконного оборота оружия по УК РФ и УК РБ (сравнительный анализ). Проблемы борьбы с незаконным оборотом оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и их использованием в преступных целях: материалы научно-практической конференции. Москва -Тула: ЮИ МВД России, 2000. - 0,3 п.л.

    24.   Иванцов С. В. Некоторые особенности истории развития уголовной ответственности за организованные формы преступной деятельности по законодательству Беларуси // Унификация законодательства, борьба с преступностью в условиях союзного государства: материалы международной научно-практической конференции. М.: РАКШ, ЮИ МВД России, Смоленск: Универсум, Мн.: Академия МВД Республики Беларусь, 2000. - 0,4 п.л.

    25.       Иванцов С. В. О совершении преступлений лицами, употребляющими наркотические средства и психотропные вещества // Противодействие незаконному обороту наркотиков и злоупотреблению ими: теория и практика: материалы научно-практической конференции. Смоленск: Смоленский регион IPA, 2002. - 0,15 п.л.

    26.       Иванцов С. В. Влияние Модельного УК для стран СНГ на уголовное законодательство России, Беларуси, Казахстана и Молдовы, устанавливающее ответственность за незаконный оборот наркотических средств // Противодействие незаконному обороту наркотиков и злоупотреблению ими: теория и практика: материалы научно-практической конференции. Смоленск: Смоленский регион IPA, 2002. - 0,2 п.л.

    27.       Иванцов С. В. Уголовно-правовые средства борьбы с незаконным оборотом наркотиков по законодательству Республики Беларусь // Правовые и организационно-тактические меры борьбы с незаконным оборотом наркотиков: материалы научно-практической конференции. Смоленск: Смоленский филиал МосУ МВД России, 2002. - 0,2 п.л.

    36

    28.       Иванцов С. В. Некоторые вопросы уголовной ответственности за создание преступных организаций по законодательствам зарубежных стран // Проблемы борьбы с преступностью в Центральном федеральном округе Российской Федерации: материалы научно-практической конференции. Москва - Брянск: ЮИ МВД России, 2002. - 0,3 п.л.

    29.       Иванцов С. В. Проблемы разграничения насильственных корыстных преступлений и бандитизма // Актуальные проблемы реформирования правовой системы РФ: сборник межвузовской научно-практической конференции. Смоленск: Юниверсум, 2003. - 0,6 п.л.

    30.   Иванцов С. В. Проблемы законодательной и правоприменительной деятельности в сфере регулирования оборота наркотических средств и психотропных веществ // Вопросы права в третьем тысячелетии : материалы межвузовской научно-практической конференции вузов МВД РБ и МВД России / под ред. А. Я. Гришко, Ю. С. Ефимчика, В. М. Козлова. Брянск -Мн.: БФ МосУ МВД России, 2003. - 0,15 п.л.

    31.Иванцов С. В. О различии уголовно-правовых понятий «терроризм» и «бандитизм» // Актуальные проблемы деятельности правоохранительных органов в современных условиях: материалы научно-практического семинара. Смоленск: СФ МосУ МВД России - Смоленский регион IP А, 2003. - 0,8 п.л.

    32.       Иванцов С. В. Криминологический аспект взаимосвязи организованной преступности и незаконного оборота наркотиков // Правовые и организационно-тактические меры борьбы с незаконным оборотом наркотиков: материалы научно-практической конференции. Смоленск: Смоленский филиал МосУ МВД России - Смоленский регион IP А, 2003. - 0,3 п.л.

    33.       Иванцов С. В. Организованная преступность и незаконный оборот наркотиков. Правовые и организационно-тактические меры борьбы с незаконным оборотом наркотиков // Материалы научно-практической конференции (30 октября 2003 г.). Смоленск: Смоленский филиал МосУ МВД России - Смоленский регион IPA, 2004. - 0,25 п.л.

    34.          Иванцов С. В. Уголовная ответственность за соучастие в преступлении по законодательству Украины // Правовые и организационно-тактические меры борьбы с незаконным оборотом наркотиков: материалы научно-практической конференции. Смоленск: Смоленский филиал МосУ МВД России - Смоленский регион IPA, 2005. - 0,25 п.л.

    35.    Иванцов С. В. Особенности ответственности за создание преступной организации по украинскому законодательству // Правовые и организационно-тактические меры борьбы с незаконным оборотом наркотиков: материалы научно-практической конференции. Смоленск: Смоленский филиал МосУ МВД России - Смоленский регион IPA, 2005. -0,2 п.л.

    36.    Иванцов С. В. Правовое регулирование борьбы с организованной преступностью // Современный мир: безопасность и права человека:

    37

    материалы межвузовской научно-практической конференции. Смоленск: Манджента, 2006. - 0,3 п.л.

    37.  Иванцов С. В. Вопросы правового предупреждения организованной преступности в законодательствах зарубежных государств // Криминологический журнал. 2006. № 1 (9). - 0,3 п.л.

    38.  Иванцов С. В. Некоторые вопросы общественного контроля над организованной преступностью // Криминологический журнал. 2006. №2(10).-0,3 п. л.

    39.       Иванцов С. В. Организованная преступность и коррупция как фактор криминализации российской экономики. Экономическое развитие современной России и глобализация: сборник материалов международной конференции. М.: МФПА, 2007. - 0,3 п.л.

    40.       Иванцов СВ. Терроризм и организованная преступность: вопросы международного предупреждения // Мировые и региональные тенденции современного терроризма. Проблемы сотрудничества правоохранительных органов в сфере антитеррористической деятельности: сборник материалов международной научно-практической конференции. Кишинев, 2007. - 0,8 п.л.

    41.       Иванцов С. В. Предупреждение организованной преступной деятельности в сфере оборота недвижимости как условие криминологической безопасности рынка жилья // Управление Федеральной регистрационной службы по Смоленской области. 2008. Бюллетень № 1 (5). - 0,3 п.л.

    42.       Иванцов С. В. Международно-правовое сотрудничество в сфере предупреждения хищений культурных ценностей, совершенных преступными организациями // Правовое обеспечение сохранности культурных ценностей: сборник материалов международной научно-практической конференции. М.: МФПА, 2008. - 0, 4 п.л.

    43.  Иванцов С. В. Социально-правовые предпосылки предупредительного воздействия на организованную преступность // Социально-правовой контроль над преступностью как гарантия криминологической безопасности: сборник материалов круглого стола. М., 2008. - 0,5 п.л.

    44.       Иванцов С. В. Обеспечение криминологической безопасности оборота недвижимости и предупреждение деятельности организованной преступности на жилищном рынке // Совершенствование механизма реализации права как основа экономического развития: сборник материалов международной научно-практической конференции. М.: МФПА, 2008. - 0,4 п.л.

    45.       Иванцов С. В. Правовое совершенствование определений организованных форм соучастия в условиях качественных изменений организованной преступности // Основные направления современной уголовной политики: сборник научных статей по итогам научно-практического семинара, посвященного 90-летию со дня рождения профессора Н. И. Загородникова / под ред. Н. Г. Кадникова и М. М. Малыковцева. М.: МосУ МВД России, 2008. - 0.4 п.л.

    38

    46.       Иванцов С. В. Сплоченность и организованность как признаки преступного сообщества // Современные проблемы российского права и государственности: сборник материалов научно-теоретической конференции. Тверь, 2008. - 0,3 п.л.

    47.       Иванцов С. В. Криминологические трансформации организованной преступности // Современное состояние и развитие криминологической науки: материалы конференции. М.: ИМПЭ им. А. С. Грибоедова, 2008. -0,25 п.л.

    48.       Иванцов С. В. Личностные свойства лидеров организованных преступных формирований // Юридическая психология. 2008. № 4. - 0.4 п.л.

    49.           Иванцов С. В. Экстремизм и организованная преступная деятельность // Уголовно-правовой запрет и его эффективность в борьбе с современной преступностью: сборник научных трудов / под ред. Н. А. Лопашенко. Саратов: Сателлит, 2008. - 0,25 п.л.

    50.    Иванцов С. В. Социальные последствия организованной преступной деятельности // Криминологический журнал. 2008. № 1 (13). -0,4 п.л.

    39

Информация обновлена:14.07.2009


Сопутствующие материалы:
  | Персоны | Защита диссертаций 
 

Если Вы не видите полного текста или ссылки на полный текст книги, значит в каталоге есть только библиографическое описание.

Copyright 2002-2006 © Дирекция портала "Юридическая Россия" наверх
Редакция портала: info@law.edu.ru
Участие в портале и более общие вопросы: reception@law.edu.ru
Сообщения о неполадках и ошибках: system@law.edu.ru