Учиться в России!
Регистрация »» // Логин:  пароль:

Федеральный правовой портал (v.3.2)
ПОИСК
+ подробный поиск
Подняться выше » Главная/Все книги/

Источник: Электронный каталог отраслевого отдела по направлению «Юриспруденция»
(библиотеки юридического факультета) Научной библиотеки им. М. Горького СПбГУ

Ответственность туроператора по договору оказания международных туристических услуг :

АР
П388 Плиева, М. Р. (Мадина Робертовна).
Ответственность туроператора по договору оказания
международных туристических услуг :Автореферат диссертации
на соискание ученой степени кандидата юридических наук. 12.
00.03 - Гражданское право ; Предпринимательское право ;
Семейное право ; Международное частное право /М. Р. Плиева
; Науч. рук. Л. П. Ануфриева. -М.,2008. -22 с.-Библиогр. :
с. 22.5. ссылок
Материал(ы):
  • Ответственность туроператора по договору оказания международных туристических услуг
    Плиева, М. Р.

    Плиева, М. Р.
    Ответственность туроператора по договору оказания
    международных туристических услуг :Автореферат диссертации
    на соискание ученой степени кандидата юридических наук.

    Общая характеристика работы

    Актуальность темы исследования. С начала 90-х гг. прошлого столетия в России начал формироваться новый туристский рынок, являющийся неотъемлемой частью международного туризма. Несмотря на новый виток в развитии законодательной базы, ставшей основой для увеличения международных туристских обменов, все еще имеет место множество пробелов и противоречий в регулировании частноправовых отношений международного характера в сфере туризма. Всеобщая глобализация, увеличение количества международных туристских поездок требуют совершенствования и унификации правового регулирования института ответственности туроператора за ненадлежащее оказание туристам международных туристских услуг. Ответственность туроператора занимает особое место в правоотношениях по международному туристскому обслуживанию, поскольку именно институт ответственности стимулирует надлежащее исполнение договорных обязательств туроператором и обеспечивает защиту прав и законных интересов туристов-потребителей, а соответственно, способствует развитию международного туризма. При этом в регулировании именно этого института возникает масса проблем юридического характера.

    Более того, международный характер оказываемых туристу туроператором услуг требует дополнительного внимания законодателя к защите интересов туриста, поскольку оказание этих услуг сопряжено с такими дополнительными трудностями, как соблюдение таможенных, паспортных и визовых формальностей, а также культурные, языковые и нормативные различия. В связи с этим процесс унификации, направленный на единообразное регулирование ответственности туроператора, приобретает первостепенное значение в обеспечении интересов туристов.

    Необходимость сотрудничества государств в самых различных сферах общественной жизни, в том числе и международной туристской деятельности, обусловливается объективными явлениями: интернационализацией хозяйственной деятельности и расширением форм внешнеэкономических связей. Одним из инструментов регулирования международной туристской деятельности в современных условиях выступают универсальные и региональные международные договоры, способствующие единообразному регулированию вопросов в области туризма. В диссертации рассматриваются как международные акты, устанавливающие общие принципы и направления развития международного туризма, так и международные договоры, направленные на защиту прав туристов и регулирующие договорные обязательства в изучаемой области, а также их влияние на национально-правовое регулирование.

    3

    Цель диссертационного исследования заключается в углублении разделов науки международного частного права, относящихся к институту ответственности туроператора по договору оказания международных туристских услуг, на основе анализа существующих международных и национальных правовых норм, с учетом их доктринального толкования, а также сложившейся международной и национальной судебной практики для формирования системно выстроенных теоретических знаний в этой области и совершенствования действующего российского законодательства.

    В соответствии с поставленной целью в работе решаются следующие задачи:

    - анализ взаимного влияния систем национального и международного права на институт ответственности туроператора;

    - выявление содержания понятия «унификации права» и рассмотрение процесса сближения национально-правовых норм, регулирующих оказание международных туристских услуг, на примере развития норм об ответственности туроператора;

    - установление современного состояния международно-договорной унификации норм об ответственности туроператора перед туристом;

    - определение места и роли ГАТС в интернационализации международных туристских услуг и унификации норм об ответственности туроператора;

    - анализ содержания договора оказания международных туристских услуг и влияние его особенностей на институт ответственности туроператора;

    - выявление статуса туроператора как исполнителя по договору оказания международных туристских услуг, а также распределение ответственности перед туристом между туроператором и турагентом;

    - исследование специфики ответственности туроператора по договору оказания международных туристских услуг с учетом влияния его природы на особенности правового регулирования данного вида отношений в рамках международного частного права;

    - определение условий наступления и содержания ответственности туроператора перед туристом по договору оказания международных туристских услуг.

    Объектом исследования являются общественные отношения, возникающие в сфере международных туристских обменов в связи с реализацией договора оказания туристских услуг и ответственности туроператора.

    Предметом исследования выступают международно-правовые акты, нормы национального права отдельных государств, доктрина и правоприменительная практика в области ответственности туроператора по договору оказания международных туристских услуг.

    4

    Степень научной разработанности темы исследования. В последнее время в отечественной доктрине вопросам туризма, в том числе его правовой регламентации, уделяется все больше внимания. Такой интерес объясняется тем, что международный туризм выполняет важные общественно-политические, экономические и культурные функции. Индустрия туризма, располагая огромной материальной базой, развивается стремительными темпами, обеспечивает занятостью миллионы людей и взаимодействует почти со всеми отраслями народного хозяйства. Вместе с тем в российской правовой науке вопросы частноправового регулирования международных туристских обменов, и прежде всего института ответственности туроператора, обеспечивающего надлежащее оказание международных туристских услуг потребителю, который занимает центральное место в сфере обязательственных правоотношений между туристом и туристской организацией, изучаются не слишком активно.

    Основное внимание в отечественной науке было посвящено основам туристской деятельности в Российской Федерации и правовой природе договора по туристскому обслуживанию, что объясняется существовавшими до недавнего времени расхождениями в регулировании, содержащимися в ГК РФ, который квалифицировал договор как возмездное оказание услуг, и Федеральном законе от 24.11.1996 № 132-ФЗ «Об основах туристской деятельности в Российской Федерации», определяющем его как розничную куплю-продажу. Длительная подготовка проекта внесения изменений в Федеральный закон «Об основах туристской деятельности в Российской Федерации» и наконец введение в российское законодательство в 2007 г. института финансового обеспечения гражданской ответственности туроператоров активизировали исследования в этой области с учетом уже имеющегося европейского опыта регламентации.

    Правовому регулированию туристской деятельности, договору оказания туристских услуг в гражданском праве России посвящены монографии и статьи Е. Л. Писаревского, С. Е. Корнеева, Я. Е. Парция, В. И. Сергеева, Н. В. Сирик, Д. М. Сорк, К. А. Филатова и др. Тематика защищенных диссертационных исследований, как правило, ограничивается гражданско-правовыми аспектами регулирования туристской деятельности, договора оказания туристских услуг (Е. Л. Писаревскии, К. С. Свиридов, Н. В. Сирик, О. В. Ткаченко, А. Е. Толстова, Ю. А. Чеченов). По международным аспектам туристской деятельности были подготовлены диссертационные исследования А. Н. Ошнокова и И. А. Чеботаревой, касающиеся соответственно проблем гражданско-правовых договоров в сфере международного туризма и сотрудничества государств

    5

    по правовому регулированию международной туристской деятельности. Вопросам правового регулирования международного туризма также отведено центральное место в монографиях Н. С. Барчуковой и К. Г. Борисова, датируемых 90-ми гг. XX в. Что касается литературы советского периода, то значительную роль в развитии доктрины сыграла научная работа А. П. Иванова, чьи логические выводы относительно теоретических основ международных туристских отношений сохраняют актуальность и в настоящее время. Однако в отечественной науке отсутствуют специальные исследования института ответственности туроператора как одной из центральных проблем международного частноправового регулирования туристской деятельности.

    Немало работ посвящено исследованию проблемы ответственности туристских организаций в зарубежной доктрине, среди которых можно отметить таких авторов, как Г. Вэйсон, Т. А. Дикерсон, С. Нэир, Ф. Соти, Ю. Стензель, К. Тонер, Д. В. Те Вельд и др. При этом, несмотря на изучение практической стороны вопроса о правовом регулировании ответственности туроператора, за пределами внимания ученых остается взаимодействие международного и национально-правового регулирования ответственности туроператора, выявление специфических черт института ответственности туроператора, отличающих его содержание от иных видов частноправовой ответственности.

    Теоретическая основа исследования. Исследование базируется на общих теоретических положениях, изложенных в трудах отечественных и зарубежных правоведов, научной и учебной литературе по международному частному праву, выводах, содержащихся в специальных изданиях, посвященных правовому регулированию международных отношений в области туризма, а также периодических публикациях, касающихся исследуемой проблемы.

    В частности, при написании диссертации использовались труды Л. П. Ануфриевой, Н. С. Барчуковой, М. М. Богуславского, М. И. Брагинского, Г. М. Вельяминова, Н. Г. Вилковой, В. В. Витрянского, Г. К. Дмитриевой, В. П. Звекова, О. С. Иоффе, С. Е. Корнеева, СБ. Крьшова, И. И. Лукашука, Л. А. Лунца, А. Н. Макарова, Н. С. Малеина, Т. Н. Неша-таевой, И. С. Перетерского, Е. Л. Писаревского, Я. Е. Парция, М. Г. Розен-берга, Н. В. Сирик, Е. А. Суханова, Е. Т. Усенко, И. А. Чеботаревой и др.

    При исследовании проблематики привлекались работы таких зарубежных ученых, как: Т. Бендевский, М. Дж. Бонелл, М. Вольф, Г. Вэйсон, Р. Давид, Т. А. Дикерсон, П. Норт, С. Нэир, Ф. Соти, Ю. Стензель, К. Тонер, Д. В. Те Вельд, Дж. Чешир и др.

    Методологическая основа исследования. При написании исследования автором использовались общенаучный диалектический

    б

    метод познания, методы логического исследования и историко-ретроспективного анализа, а также специальные юридические методы: формально-юридического анализа, сравнительного правоведения, и правового моделирования.

    Нормативная и эмпирическая базы исследования. Правовую основу исследования составляют такие международные универсальные и региональные акты, направленные на регулирование обязательственных отношений в сфере международных туристских обменов, в том числе института ответственности туроператора, как: Международная конвенция по контракту на путешествие 1970 г., Манильская декларация по мировому туризму 1980 г., Гаагская декларация по туризму 1989 г., Глобальный этический кодекс туризма 1999 г., Директива Совета ЕС № 90/314/ЕЭС «О комплексных путешествиях, отпусках и поездках» 1990 г. (далее — Директива № 90/314/ЕЭС), Модельный закон СНГ о туристской деятельности 2006 г., Международная гостиничная конвенция касательно заключения контрактов владельцами гостиниц и турагентами 1979 г. и др. Положения международных соглашений рассматриваются во взаимодействии с нормами российского права и национального законодательства Австрии, Белоруссии, Бельгии, Германии, США, Украины, Франции, Японии, регулирующими вопросы ответственности туроператора перед туристом. Для анализа действующих нормативных правовых актов автором использовалась российская и зарубежная судебная и арбитражная практика их применения.

    Научная новизна исследования. Научная новизна настоящей диссертационной работы заключается в том, что впервые проведен всесторонний анализ проблем, связанных с институтом ответственности туроператора по договору оказания международных туристских услуг, который основан на современном национально-правовом и международно-правовом регулировании, исследовании его теоретических и прикладных аспектов, а также накопленной правоприменительной практике, как самостоятельный предмет науки международного частного права.

    Несмотря на то что доминирующую роль в регламентации обязательственных отношений между туристами и туристскими организациями по-прежнему играют национально-правовые источники, со второй половины XX в. прослеживается возрастающее влияние международных источников на внутреннее законодательство. В связи с этим исследована проблема взаимосвязи систем международного права и национального права, а также механизм их взаимодействия в конкретной сфере оказания международных туристских услуг, в том числе в вопросе ответственности туроператоров.

    7

    В работе впервые в российской науке прослежен процесс унификации норм, регулирующих обязательственные отношения между туроператором и туристом, в том числе проанализирована наметившаяся тенденция сближения норм об ответственности туроператора в национальных системах различных государств, проводимая как напрямую, путем международно-договорной унификации, так и косвенно, посредством рецепции разработанных подобным образом норм странами, не участвующими в международных соглашениях. Кроме того, рассмотрение вопроса об унификации норм, регламентирующих ответственность туроператора перед туристом, осуществляется в его взаимосвязи с развитием норм о защите прав потребителей, оказавших безусловное влияние на обязательственные отношения в сфере международных туристских обменов.

    Основные положения диссертации, выносимые на защиту:

    1. Состояние правового регулирования ответственности туроператора по договору оказания международных туристских услуг характеризуется взаимодействием, т. е. взаимным влиянием положений национально-правовых норм отдельных государств на содержание положений международных актов, и наоборот, что отражает общую природу соотношения двух самостоятельных, но взаимосвязанных систем права — международного и внутригосударственного права. При этом рассматриваемая область регулирования отличается тем, что, несмотря на наметившуюся со второй половины XX в. тенденцию к международно-договорной унификации положений об ответственности туроператора, доминирующую роль в регламентации обязательственных отношений между туристами и туристскими организациями по-прежнему играют нормы национально-правовых источников, принятых государствами автономно.

    2. Существующие различия в нормах национальных правовых систем отдельных государств, регулирующих международный обмен в области туризма, в том числе вопросы ответственности туроператора по договору оказания международных туристских услуг, значительно осложняют развитие международных частноправовых отношений по туризму. Для устранения соответствующих расхождений и противоречий необходима унификация национально-правовых норм об ответственности туроператора, наиболее эффективным и, следовательно, предпочтительным способом осуществления которой является заключение международного договора.

    3. Унификация юридических норм об ответственности туроператора, как показывает анализ международных и национально-правовых источников, может осуществляться государствами как напрямую (путем

    8

    заключения международного договора, содержащего материально-правовые или коллизионные нормы), так и без него (с помощью косвенной унификации, в частности односторонней рецепции). Именно второй путь получил наибольшее распространение в сфере юридической регламентации международного туризма.

    4. Несовершенство результатов современной унификации материально-правовых норм, регулирующих ответственность туроператора по договору оказания международных туристских услуг, обусловливает действенность коллизионно-правового метода регулирования соответствующих отношений. Однако специальные коллизионные нормы, применимые к существу данного частноправового отношения международного характера, пока в рассматриваемом разделе международного частного права отсутствуют. Ввиду этого и в данной сфере сохраняют свою значимость общие начала коллизионно-правового регулирования сделок международного характера.

    5. Ответственность туроператора по договору оказания международных туристских услуг наряду с общими для всех видов гражданско-правовой ответственности чертами обладает такими специфическими характеристиками, как: 1) ответственность за действия третьих лиц, привлекаемых им к договору оказания международных туристских услуг; 2) дифференциация ответственности туроператора и турагента; 3) ограничение действия выбранного сторонами применимого права по вопросам ответственности туроператора императивными нормами, прежде всего страны места жительства туриста, касающимися защиты прав потребителей.

    6. Содержание института ответственности туроператора предопределяется сложным составом предоставляемых туристу международных услуг, обусловливающим возможность привлечения туроператором к их непосредственному исполнению третьих лиц (поставщиков услуг), которые находятся в самостоятельных договорных отношениях с ним. В рамках ответственности туроператора по договору оказания международных туристских услуг имеет место отступление от общего правила об ответственности туроператора за оказание стороне (туристу) всех услуг, входящих в туристский продукт, вне зависимости от того, кем они фактически оказывались. Такое отступление рассматривается как ущемление интересов туриста-потребителя.

    7. Ответственность туроператора и турагента в различных национальных правовых системах дифференцируется по-разному. Ввиду отсутствия в унификационных актах разрешения существующей коллизии представляется, что общим правилом должно быть положение об ответственности туроператора за качество услуг, входящих в туристский

    9

    продукт, поскольку именно туроператор занимается формированием туристского продукта и является исполнителем по договору. В случае же реализации турагентом туристского продукта иностранного туроператора необходимо нормативное закрепление возможности возложения на него ответственности как на туроператора, в том числе в законодательстве Российской Федерации.

    8. В доктрине распространено мнение о «составе гражданского правонарушения» как необходимом основании гражданско-правовой ответственности. Для наступления ответственности туроператора перед туристом по договору оказания международных туристских услуг не требуется наличия всех четырех элементов состава гражданского правонарушения, так как в ряде случаев допускается ответственность без вины либо не требуется доказательство причинной связи между противоправным деянием туроператора и наступившими вредоносными последствиями. С учетом этого целесообразно вести речь не о составе гражданского правонарушения, а об отдельных условиях частноправовой ответственности туроператора.

    Теоретическая и практическая значимость исследования определяется его актуальностью, а также теоретическими выводами и предложениями по совершенствованию действующего законодательства. Изложенные в диссертации положения могут быть использованы в законотворческой и правоприменительной деятельности, а также в учебном процессе по курсу «Международное частное право». Кроме того, полученные автором результаты проведенного исследования могут содействовать обобщению, углублению и развитию существующих научных знаний в области правового регулирования ответственности туроператора по договору оказания международных туристских услуг и могут составить теоретическую базу для дальнейших разработок в рамках отечественного правоведения.

    Апробация результатов исследования. Диссертация выполнена и обсуждена на кафедре предпринимательского права, гражданского и арбитражного процесса Российской правовой академии Министерства юстиции Российской Федерации. Основные положения настоящего исследования изложены в опубликованных статьях и доложены на научных конференциях, а также использованы диссертантом в педагогической работе, в частности при проведении семинарских и практических занятий по курсу международного частного права в Российской правовой академии Министерства юстиции Российской Федерации.

    Структура диссертации построена в соответствии с целью и задачами исследования и включает в себя введение, три главы, заключение и библиографический список.

    10

    Содержание работы

    Во введении обосновывается актуальность темы исследования, определяются цель и задачи, объект и предмет исследования, анализируется степень научной разработанности темы, раскрываются теоретическая и методологическая основы, нормативная и эмпирическая базы исследования, обосновывается научная новизна, формулируются основные положения, выносимые на защиту, определяется теоретическая и практическая значимость работы, приводятся сведения об апробации результатов и структуре исследования.

    Глава первая «Основы взаимодействия систем национального и международного права в регулировании ответственности туроператора» посвящена теоретическим и практическим вопросам взаимодействия международно-правового и национально-правового регулирования ответственности туроператора по договору оказания международных туристских услуг, современному состоянию, проблемам и перспективам унификации в исследуемой сфере.

    В первом параграфе «Национально-правовое и международно-правовое регулирование ответственности туроператора при оказании международных туристских услуг: влияние и взаимодействие» исследован процесс развития национально-правового и международно-правового регулирования ответственности туроператора по договору оказания международных туристских услуг, которое характеризуется взаимным влиянием положений национально-правовых норм отдельных государств на содержание положений международных актов, и наоборот, что отражает общую природу соотношения двух самостоятельных, но взаимосвязанных систем права — международного и внутригосударственного права. При этом анализ национально-правовых и международных источников позволил автору сделать вывод о том, что доминирующую роль в регламентации обязательственных отношений между туристами и туристскими организациями по-прежнему играет национальное законодательство. Несмотря на это, была выявлена и наметившаяся со второй половины XX в. тенденция к унификации положений об ответственности туроператора, проводимой как путем межгосударственного сотрудничества на многосторонней и двусторонней основе, так и посредством координации деятельности специализированных правительственных и неправительственных организаций, а также объединений профессионалов турбизнеса. В связи с этим определяется значение воздействия на национальные нормы отдельных государств актов международных конференций и совещаний, актов международных организаций, и прежде всего актов Всемирной туристской организации (ЮНВТО). В качестве основной цели разрабатываемых

    11

    ЮНВТО международных актов подчеркивается последующее совершенствование и гармонизация государствами-членами внутреннего законодательства в рамках выработанных совместными усилиями принципов и рекомендаций.

    Во втором параграфе «Унификация правового регулирования ответственности туристских организаций» автором исследуются основные теоретические подходы к унификации правовых норм в международном частном праве, связанные прежде всего с различным толкованием терминов «унификация», «гармонизация» и «международная кодификация», а также значение унификации ответственности туроператора по договору оказания международных туристских услуг.

    Часто в доктрине используется различная терминология применительно к рассматриваемому процессу, в связи с чем возникают сложности с разграничением таких понятий, как «унификация», «гармонизация» и «кодификация», которые в ряде случаев воспринимаются как заменяющие и дополняющие друг друга. Вместе с тем подобная подмена терминов способна значительно осложнить изучение столь значимого процесса и даже в ряде случаев привести к неверным заключениям в процессе исследования.

    При этом, принимая общую позицию о такой цели разноименных процессов, как приведение национально-правовых норм к единообразию, делается вывод об определенной искусственности разграничения понятий унификации и гармонизации. В диссертации показано, что в качестве основного критерия дифференциации указанных терминов и понимания сущности процесса выделяют такие факторы, как способы достижения единообразия (посредством заключения международного договора и без него) и получаемые результаты (полное или частичное совпадение унифицированных норм). На примере норм об ответственности туроператора высказывается мнение о том, что международно-договорная унификация, осуществляемая посредством сотрудничества государств, является наиболее предпочтительным, однако не единственным способом создания единообразных норм. Единообразие может быть также достигнуто и вне такого сотрудничества, посредством односторонней практики государств, что происходит в случаях рецепции национальным правом одного государства правовых норм другого либо положений международных соглашений, в которых оно не участвует. В сфере международного туризма такой способ получил наибольшее развитие. Относительно результатов унификации и гармонизации, диссертант полагает, что разведение процессов на том основании, что унификация создает одинаковые нормы во внутреннем, праве разных государств, а гармонизация приводит лишь к некоторому сближению права, не может быть столь однозначным. Надо учитывать,

    12

    что и международно-договорная унификация в силу различных причин не всегда позволяет достичь полного текстуального совпадения норм национального права и снять коллизионную проблему.

    Поскольку единственным международным договором, регулирующим обязательственные отношения в сфере туризма и вопросы ответственности туроператора, является Международная конвенция по контракту на путешествие 1970 г., имеющая весьма ограниченный круг участников, актуальным в области туризма остается и опосредованное влияние на унификацию национально-правовых норм деклараций Межпарламентских конференций по туризму, актов Генеральной ассамблеи Всемирной туристской организации и др.

    В России и других странах постсоветского пространства в последние годы, когда осуществлялось формирование и развитие правовых систем, соответствующих условиям рыночной экономики, широкое распространение приобрел такой исторический способ создания норм права и согласования национально-правовых и международно-правовых предписаний, а равно и национально-правовых норм иностранных государств между собой, как рецепция права. В частности, анализ последних изменений в российском законодательстве о туризме свидетельствует о широком заимствовании положений Директивы № 90/314/ЕЭС.

    Таким образом, унификация норм об ответственности туроператора проводится на универсальном и региональном уровнях, при этом наиболее эффективным средством в современных условиях остается региональная унификация.

    Во второй главе «Договор оказания международных туристских услуг и ответственность туроператора» исследуется специфика договора оказания международных туристских услуг, характера и состава международных туристских услуг, безусловно влияющих на институт ответственности туроператора, а также анализируются протекающие в современном обществе процессы интернационализации торговли туристскими услугами, в том числе в аспекте предстоящего вступления России во Всемирную торговую организацию (ВТО).

    В первом параграфе «Особенности оказания туристских услуг международного характера и их влияние на институт ответственности туроператора» подвергается рассмотрению ведущаяся в последние годы в российской юридической литературе дискуссия по поводу существа договора, заключаемого между туроператором и туристом, обусловленная в немалой степени существующими до недавнего времени расхождениями внутри российского законодательства. На основании анализа международных и национально-правовых актов различных государств обосновывается правовая природа договора как возмездного оказания услуг.

    13

    Объективное присутствие в оказании международных туристских услуг, которые могут составить туристский продукт, а соответственно, и предмет договора, таких факторов, как множественность и разнохарактерность, подразумевает активное привлечение туроператором третьих лиц к исполнению договора. При этом исполнителем услуг по договору оказания международных туристских услуг остается туроператор, а участие третьих лиц в осуществлении этого обслуживания не освобождает его от ответственности по договору.

    Определяя круг услуг, составляющих предмет договора оказания международных туристских услуг, диссертант приходит к выводу, что любая услуга, предлагаемая туроператором и входящая в предмет договора, будет рассматриваться как туристская, за надлежащее исполнение которой туроператор несет ответственность. При этом согласно действующему российскому законодательству минимальный набор услуг в туристском продукте составляют услуги по перевозке и размещению. Федеральный закон «Об основах туристской деятельности в Российской Федерации» (в ред. от 05.02.2007) в этой части повторяет положения Директивы № 90/314/ЕЭС, в соответствии с которыми комплексный тур должен сочетать такие два компонента, как перевозка и размещение, а также включать иные услуги, не связанные с ними. Все услуги оказываются туроператором по общей цене за период времени не менее 24-х часов либо включают ночевку в месте временного пребывания. При этом попытки туроператора выставления отдельных счетов за входящие в туристский продукт услуги не освобождают его от возложенных на него специальным законодательством обязательств.

    Диссертант считает, что определение состава туристских услуг, составляющих предмет договора, имеет принципиальное значение, поскольку квалификация сочетания предлагаемых туристу услуг как туристского продукта (комплексного тура) может влиять на регулирование ответственности туроператора специальными нормами. В частности, это касается практически значимого вопроса о том, кто является субъектом ответственности по перевозке в составе туристского продукта, а именно: должен ли туроператор нести ответственность за ненадлежащее выполнение услуг по перевозке либо перед туристом отвечает непосредственно перевозчик? Руководствуясь положениями российского права и международных актов, автор аргументирует необоснованность мнений о возможности договорного переложения туроператором ответственности за услуги перевозки на перевозчика, поскольку перевозка, как и любая иная услуга, входящая в комплексный тур, оказывается туристу в комплексе за единую цену и подпадает под сферу ответственности туроператора. Аналогичные положения действуют при оказании гостиничных и любых иных услуг, составляющих туристский продукт.

    14

    Во втором параграфе «Правовое регулирование оказания международных туристских услуг и ответственности туроператора в рамках ГАТС» рассматривается процесс интернационализации туристских услуг и тенденции правового регулирования данной сферы, в том числе в рамках ВТО, основная из которых заключается в создании на многосторонней основе свода принципов и правил по торговле услугами, а также установлении в Генеральном соглашении по торговле услугами (ГАТС) обязательств по режиму иностранных поставщиков услуг.

    Анализ показывает, что, несмотря на провозглашаемое государствами стремление к либерализации торговли услугами, на практике большинством государств применяются различного рода ограничения для защиты интересов национальных поставщиков услуг, в связи с чем в ГАТС были предусмотрены правила применения допустимых ограничений. В частности, при либерализации международных туристских услуг сохраняются барьеры, связанные с паспортными, визовыми, таможенными, валютными правилами, а также условиями деятельности туроператоров на территории иностранного государства.

    В третьем параграфе «Правовой статус туроператора как исполнителя по договору оказания международных туристских услуг» рассматривается статус туроператора как исполнителя по договору оказания международных туристских услуг, в связи с чем анализируется деление организаций на туроператоров и турагентов. Дифференциация туристских организаций имеет принципиальное значение в решении вопроса об их ответственности в юридическом плане, поскольку необходимо влечет за собой различные подходы к основаниям и установлению содержания, равно как и объема, ответственности каждого из указанных видов.

    Проведенная сравнительная характеристика прежней и действующей редакций Федерального закона «Об основах туристской деятельности в Российской Федерации» свидетельствует о произошедших под влиянием мировых тенденций значительных преобразованиях в вопросах распределения обязанностей между туроператорами и тура-гентами, объема их ответственности, а также о введении нового для российского законодательства института финансового обеспечения ответственности туроператоров. Согласно действующей редакции названного Федерального закона туроператор отвечает перед туристами или иными заказчиками как за действия третьих лиц, так и за действия (бездействие), совершенные от его имени турагентами в пределах своих полномочий. Правило об ответственности туроператора за все услуги, входящие в туристский продукт, оказываемые им самостоятельно или с привлечением третьих лиц, логично вытекает из предложенного в ст. 1 рассматриваемого Федерального закона определения туропера-

    15

    торской деятельности и объема осуществляемых туроператором функций. Обосновывается, что, поскольку формированием туристского продукта занимается туроператор, а не турагент, именно туроператор является исполнителем по договору, а соответственно, и ответственным перед туристом лицом за качество услуг, входящих в турпродукт. Законодательным подтверждением суждения служит также закрепленное в ст. 10.1 Федерального закона «Об основах туристской деятельности в Российской Федерации» требование к содержанию заключаемого между туристом и турагентом договора, который должен содержать информацию о том, что лицом (исполнителем), оказывающим туристу или иному заказчику услуги по договору о реализации туристского продукта, является туроператор.

    При этом диссертантом рассматривается возможность перераспределения ответственности туристских организаций в ситуациях, когда турист приобретает комплексный тур у турагента в своем государстве, в то время как туроператор имеет национальность иного государства, что в случае возникновения проблемы позволит потребителю обратиться непосредственно к турагенту, находящемуся в стране места его жительства, а не к расположенному за границей туроператору.

    Таким образом, сложный состав международных туристских услуг, предполагающий наличие самостоятельных договорных связей между туроператором и поставщиками туристских услуг, послужил основанием для возложения законодателем большинства государств на туроператора (как исполнителя по договору) ответственности за действия третьих лиц, привлекаемых им к исполнению договора. Норма об ответственности туроператора перед туристом за действия (бездействие) привлекаемых им к исполнению договора третьих лиц, содержащаяся как в российском законодательстве, так и международных актах, призвана в большей мере способствовать интересам туристов-потребителей как более слабой стороны в договоре.

    Третья глава «Материально-правовое и коллизионно-правовое регулирование ответственности туроператора по договору оказания международных туристских услуг» состоит из трех параграфов.

    В первом параграфе «Общее и особенное в юридической ответственности туроператора по договору оказания международных туристских услуг» излагаются общие положения юридической ответственности, анализируются мнения ученых-юристов о понятии и содержании юридической ответственности и гражданско-правовой ответственности как ее разновидности.

    Автор пишет, что ответственность туроператора по договору оказания международных туристских услуг регулируется нормами международного частного права и представляет собой основанное на нарушении условий договора правоотношение между туроператором и туристом, которое выражается в форме установления неблагоприятных для

    16

    нарушившей стороны имущественных последствий. В работе подчеркивается, что ответственность туроператора по договору оказания международных туристских услуг, обладая рядом общих для юридической ответственности в целом черт, и прежде всего для гражданско-правовой ответственности, характеризуется и специфическими чертами, отличающими данный тип правоотношений, которые обозначены в работе.

    Помимо общих признаков, присущих всем видам юридической ответственности (государственное принуждение или его возможность; общественное осуждение правонарушения и его субъекта; наличие неблагоприятных последствий для правонарушителя и восстановление нарушенных отношений), и таковых для всех видов гражданско-правовой ответственности, в диссертации выделяются такие отличительные черты ответственности туроператора, которые вытекают из сущности договора оказания международных туристских услуг.

    Во-первых, это дифференциация ответственности туроператора и турагента. Диссертант констатирует, что развитие законодательства, призванного максимально урегулировать сферу туристской деятельности и направленного главным образом на защиту прав туриста как наименее защищенной стороны в договоре по туристскому обслуживанию, привело к раздельной регламентации ответственности туроператора и турагента, объем которой в каждом случае отражает степень участия и финансовые возможности каждого вида туристских организаций. В этом смысле ответственность туроператора является более полной по сравнению с ответственностью турагента. Так, туроператор несет ответственность за неоказание или ненадлежащее оказание туристам услуг, входящих в туристский продукт, независимо от того, кем должны были оказываться или оказывались эти услуги, а также отвечает за действия (бездействие), совершенные от имени туроператора его турагентами в пределах своих полномочий. Однако в случае если турагент действует от имени зарубежного туроператора, обосновывается возможность возложения на него ответственности, предусмотренной для туроператора.

    Во-вторых, ответственность туроператора за действия третьих лиц. В отличие от общего правила о личном исполнении услуг договор оказания международных туристских услуг предполагает, как правило, активное привлечение туроператором третьих лиц к исполнению договорных обязательств, из чего вытекает ответственность туроператора за все услуги, входящие в тур, вне зависимости от того, кем они непосредственно оказываются. Таким образом, туроператор несет перед туристом ответственность за действия третьих лиц, выбранных им контрагентов.

    В-третьих, правила об ответственности туроператора содержатся как в международных, так и национально-правовых нормах. Однако

    17

    в силу статуса и ограниченной территориальной сферы действия международных актов в сфере туризма основное значение сохраняет внутригосударственная регламентация защиты прав туриста по договору оказания международных туристских услуг. Международный характер оказываемых туроператором услуг обусловливает связь регулирования оснований и мер юридической ответственности туроператора с правопорядком не одного, а двух и более государств и ставит необходимость решения вопроса о применимом праве, который имеет важное практическое значение. Вместе с тем, поскольку второй стороной по договору оказания международных туристских услуг является турист-потребитель (т. е. более слабая сторона по договору), даже в случае выбора сторонами применимого права сохраняют силу императивные нормы страны места жительства туриста о защите прав потребителей.

    Во втором параграфе «Условия наступления и содержание ответственности туроператора по договору оказания международных туристских услуг» анализируются основание и условия, при наличии которых наступает частноправовая ответственность туроператора.

    Поскольку ответственность туроператора перед туристом по договору оказания международных туристских услуг представляет собой разновидность гражданско-правовой ответственности, основанием ее наступления является совершение гражданского правонарушения.

    Большинство цивилистов считает необходимым условием для привлечения лица к гражданской ответственности одновременное наличие четырех условий, образующих в совокупности состав гражданского правонарушения. К ним относятся: 1) противоправный характер поведения лица, на которое предполагается возложить ответственность; 2) наличие у потерпевшего лица вреда или убытков; 3) причинная связь между противоправным поведением нарушителя и возникшим вредом; 4) вина правонарушителя.

    При этом учение о составе гражданского правонарушения как о совокупности общих признаков правонарушения, необходимых для привлечения нарушителя к гражданско-правовой ответственности, получившее широкое развитие еще в советской доктрине, было основано на теории уголовного права. Вместе с тем, по мнению диссертанта, подобная аналогия с теорией уголовного права представляется недопустимой, поскольку строится на чуждых для частноправовой отрасли принципах.

    В связи с этим диссертант считает, что правильнее говорить не о составе гражданского правонарушения, а об отдельных условиях гражданско-правовой ответственности, поскольку часто для наступления гражданско-правовой ответственности не требуется наличия всех четырех элементов так называемого состава гражданского правонаруше-

    18

    ния (например, когда допускается ответственность без вины либо не требуется доказательство причинной связи между противоправным деянием и наступившими вредоносными последствиями).

    Обращаясь к такому условию ответственности, как противоправный характер поведения туроператора, автор анализирует возложенные на туроператора обязанности.

    Делается вывод, что противоправным будет признаваться любое действие или бездействие туроператора, нарушающее возложенную на него законом либо договором оказания международных туристских услуг обязанность. В связи с этим исследуется объем обязанностей, возложенных на туроператора национальным законодательством, а также в соответствии с международными универсальными и региональными актами.

    Анализ правового регулирования обязательственных отношений в сфере международных туристских обменов позволяет условно выделить следующие виды обязательств туроператора, нарушение которых является основанием для привлечения его к гражданско-правовой ответственности: обязательства туроператора в отношении состава и качества услуг и информационные обязательства туроператора.

    Информационные обязательства в свою очередь делятся на преддоговорные, помогающие туристу выбрать определенный туристский продукт и прекращающиеся в момент его выбора туристом, и договорные, касающиеся условий заключенного договора и потребительских свойств выбранного туристского продукта. При этом чаще говорят о преддоговорных информационных обязательствах турагента и договорных информационных обязательствах, которые лежат на туроператоре, однако вопрос до сих пор не получил однозначного нормативного решения.

    Исследуя такое условие, как наличие вреда, диссертант констатирует право туриста требовать от туроператора как возмещения убытков, так и компенсации морального вреда в случае невыполнения последним условий договора. При этом вопрос о компенсации туристу морального вреда, как показывает изучение нормативных актов и судебных решений, получил закрепление не во всех государствах. Компенсация туристу как материального, так и морального вреда производится в денежном выражении.

    Рассматривая причинную связь как условие наступления ответственности, автор делает вывод, что при взыскании установленной договором или законодательством о защите прав потребителей неустойки туристу достаточно подтвердить соответствующими доказательствами лишь сам факт неисполнения или ненадлежащего исполнения туроператором обязательства. А наличие причинной связи между противоправным поведением туроператора и наступившими вредоносными для туриста последствиями будет

    19

    необходимо для взыскания понесенных туристом убытков. Причинная связь будет необходимым условием ответственности туроператора и при нарушении преддоговорных информационных обязательств, поскольку согласно ст. 12 Закона РФ от 07.02.1992 № 2300-1 «О защите прав потребителей» отвечать за ненадлежащую информацию туроператор будет в том случае, если предоставление недостоверной информации об услуге или исполнителе повлекло приобретение услуги, не обладающей необходимыми потребителю свойствами. В этом случае потребитель вправе расторгнуть договор и потребовать полного возмещения убытков.

    Вина, по мнению автора, не является необходимым условием наступления ответственности туроператора. Поскольку туристские организации осуществляют предпринимательскую деятельность, а их контрагентом по договору является турист-потребитель, они несут повышенную ответственность за нарушение обязательств по договору. Следовательно, ответственность туроператора наступает независимо от вины, а единственным основанием его освобождения от ответственности является наличие обстоятельств непреодолимой силы. Положение о безвиновной ответственности туроператора за действия третьих лиц, привлеченных им к исполнению обязательств, предусмотренных договором оказания международных туристских услуг, предусмотрено как международными актами, так и национальными законами большинства развитых государств.

    Обзор законодательной, судебной и доктринальной практики различных государств в сфере установления ответственности туроператора позволил диссертанту сделать вывод, что содержание и условия ответственности туроператора в разных странах имеют определенные расхождения, а основная проблема заключается в том, наступает ли ответственность туроператора в силу самого факта неисполнения обязательства либо необходимым условием ее наступления является наличие вины туроператора. Поскольку правовое регулирование в рассматриваемой сфере не стоит на месте, о чем свидетельствуют материалы регулярно проводимых на внутригосударственном и международном уровнях конференций, заседаний рабочих групп, делается предложение о том, что в качестве общего правила для туроператора как лица, осуществляющего предпринимательскую деятельность, должен оставаться принцип объективной ответственности, ответственности без вины, наступающей в силу самого факта неисполнения обязательства, а единственным основанием для его освобождения от ответственности может быть доказательство обстоятельств непреодолимой силы, чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях.

    Исследование коллизионных норм различных государств в третьем параграфе «Коллизионно-правовые аспекты в регулировании

    20

    ответственности туроператора перед туристом» показало, что специальных коллизионных норм, применимых к данному частноправовому отношению международного характера, еще не выработано, а это в свою очередь означает обращение к общим началам коллизионно-правового регулирования сделок международного характера.

    Несмотря на главенствующую роль принципа lex voluntatis в регулировании договорных обязательств международного характера, действие выбранного сторонами права к договору оказания международных туристских услуг ограничивается прежде всего императивными нормами права страны места жительства туриста-потребителя. При этом в силу ст. 1212 ГК РФ применение специальных норм о защите прав потребителей необходимо лишь в случаях, когда нормы выбранного сторонами права ухудшают положение потребителя по сравнению с российским законодательством. Однако данные положения не должны влечь за собой выводы о недействительности соглашения о выборе права в целом. Не будет регулировать избранный сторонами закон и вопросы их личного статуса, в том числе вопросы правосубъектности туроператора, а также придания туристу статуса потребителя, которые оказывают непосредственное влияние на содержание института ответственности туроператора. Эти вопросы определяются в соответствии с личным законом соответствующей стороны договора.

    В случае отсутствия между туроператором и туристом соглашения о применимом к договору праве необходимо обращаться к содержащимся в коллизионном регулировании привязкам, направленным на поиск компетентного правопорядка, основное значение среди которых отводится принципу «наиболее тесной связи». Одной из распространенных привязок для определения таковой выступает lex venditoris. Используя lex venditoris в широком смысле к договору оказания международных туристских услуг, подлежащим применению правом будет признаваться право страны туроператора. Однако, принимая во внимание сложную схему оказания международных туристских услуг, диссертант считает, что привязка lex venditoris не всегда точно отражает наиболее тесную связь с правоотношением, особенно в случаях, когда турист и туроператор принадлежат разным государствам, а основное исполнение имеет место на территории третьего государства. В связи с этим возможно применить принятый в конвенции Мехико 1994 г. при определении этого критерия подход, принимающий во внимание любые объективные и субъективные моменты. Таким образом, судом должна учитываться реальная связь между объектом регулирования и соответствующим правопорядком, что позволит избрать наиболее подходящие к правоотношению нормы.

    Подводя итоги, автор обосновывает целесообразность разработки для договоров по оказанию международных туристских услуг уни-

    21

    версальных коллизионных привязок в рамках унификации коллизионных норм наряду с проведением в рассматриваемой области унификации материально-правовых норм. При этом в трудоемких процессах по созданию специальных международных соглашений по унификации коллизионных норм в сфере туризма нет необходимости, ввиду чего вполне достаточным будет включение таких положений в уже имеющиеся универсальные акты, содержащие предписания материально-правового характера, либо в акты, посвященные общим проблемам выбора применимого к обязательственным отношениям права.

    В заключении кратко подводятся итоги и формулируются выводы по результатам исследования.

    Основные положения диссертации нашли отражение в следующих научных публикациях автора:

    Статьи, опубликованные в ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях,

    указанных в перечне Высшей аттестационной комиссии

    1. Унификация частноправовых норм, регулирующих ответственность туристских организаций / М. Р. Плиева // Вестник Российской правовой академии. — 2006. — № 4. — 0,4 п. л.

    2. Национально-правовое и международно-правовое регулирование оказания международных туристических услуг / М. Р. Плиева // Право и государство: теория и практика. — 2007. — № 5 (29). — 0,8 п. л.

    3. ГАТС и правовое регулирование международных туристских услуг / М. Р. Плиева // Московский журнал международного права. — 2007. — № 4 (68). — 0,7 п. л.

    Другие публикации

    4. Унификация законодательства, регулирующего международный туризм / М. Р. Плиева // Первые Всероссийские Державинские чтения (Москва, 12 октября 2005 года): сб. ст. : в 4 кн. — Кн. 2 : Проблемы публичного права / отв. ред. Ю. А. Крохина. — М. : РПА МЮ РФ, 2005. — 0,5 п. л.

    5. Взаимодействие национально-правового и международно-правового регулирования в области оказания международных туристских услуг / М. Р. Плиева // Вторые Всероссийские Державинские чтения (Москва, 9—10 ноября 2006 года) : сб. ст. : в 8 кн. — Кн. 2 : Проблемы конституционного и международного права / отв. ред. В. А. Виноградов ; ГОУ ВПО РПА Минюста России. — М. : РПА МЮ РФ, 2007. — 0,4 п. л.

     

     

Информация обновлена:15.09.2008


Сопутствующие материалы:
  | Персоны | Защита диссертаций 
 

Если Вы не видите полного текста или ссылки на полный текст книги, значит в каталоге есть только библиографическое описание.

Copyright 2002-2006 © Дирекция портала "Юридическая Россия" наверх

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
Rambler's Top100 Яндекс цитирования

Редакция портала: info@law.edu.ru
Участие в портале и более общие вопросы: reception@law.edu.ru
Сообщения о неполадках и ошибках: system@law.edu.ru