Учиться в России!
Регистрация »» // Логин:  пароль:

Федеральный правовой портал (v.3.2)
ПОИСК
+ подробный поиск
Подняться выше » Главная/Все книги/

Источник: Электронный каталог отраслевого отдела по направлению «Юриспруденция»
(библиотеки юридического факультета) Научной библиотеки им. М. Горького СПбГУ

Причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление, как обстоятельство, исключающее преступность деяния :

АР
К68 Коробицин, И. В. (Игорь Валерьевич).
Причинение вреда при задержании лица, совершившего
преступление, как обстоятельство, исключающее преступность
деяния :Автореферат диссертации на соискание ученой степени
кандидата юридических наук. Специальность 12.00.08 -
Уголовное право и криминология ; Уголовно-исполнительное
право /И. В. Коробицин ; Науч. рук. А. В. Наумов. -М.,2002.
-26 с. -Библиогр. : с. 26.4 ссылок
70,00 руб.
Материал(ы):
  • Причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление, как обстоятельство, исключающее преступность деяния
    Коробицин, И. В.

    Коробицин, И. В.

    Причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление, как обстоятельство, исключающее преступность деяния : Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук

    Общая характеристика работы

    Обоснование выбора темы исследования и ее актуальность.

    Актуальность данного исследования обусловлена целым рядом социально-экономических и политических факторов. Нестабильность, присущая сегодня российскому обществу вследствие непрекращающихся боевых действий на Северном Кавказе, угроз террористических актов, увеличения темпов криминализации общества, а особенно роста количества совершаемых насильственных посягательств против личности и собственности, говорит о неспособности правоохранительных органов в одиночку справиться с подобными негативными тенденциями. Переломить складывающуюся ситуацию, на взгляд диссертанта, возможно только в случае привлечения широких слоев общества к делу борьбы с преступностью. Активная жизненная позиция граждан в борьбе с преступными посягательствами, может проявляться в разнообразных формах. Одной из самых важных и значимых из них на сегодняшний день является деятельность граждан по задержанию лиц, совершивших преступление.

    Уголовный кодекс РФ 1996 г. значительно расширил перечень обстоятельств, исключающих преступность деяния. Помимо ранее известных советскому уголовному законодательству необходимой обороны и крайней необходимости, новый Уголовный кодекс Российской Федерации добавил такие обстоятельства, как обоснованный риск, физическое или психической принуждение, исполнение приказа или распоряжения и причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление.

    Последнее обстоятельство из этого перечня является наименее изученным и наиболее дискуссионным вопросом в теории уголовного права. При этом в настоящее время значительно повысилось его практическое уголовно-правовое значение.

    До недавнего времени в советском уголовном законодательстве отсутствовали нормы о правомерности причинения вреда при задержании лица,

    3

    совершившего преступление. Вопросы о правомерности причинения такого вреда в уголовно-правовом аспекте рассматривались на основе положений о необходимой обороне, что не могло не сказаться на степени их теоретической разработанности. Существующие сегодня в юридической литературе работы по вопросам данного института уголовного права малочисленны, носят описательный характер и затрагивают, как правило, лишь отдельные аспекты проблемы. Монографические труды по данной тематике единичны и датированы 60-70-ми гг. прошлого века.

    Вместе с тем, необходимо дать высокую оценку фундаментального вклада в разработку уголовно-правовых аспектов института причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление, таких известных отечественных криминалистов, как Ю.В. Баулин, С.В. Бородин, Г.В. Бушуев, В.А. Владимиров, В.П. Диденко, В.Ф. Кириченко, В.Н. Козак, Ю.И. Ляпунов, Н.Н. Паше-Озерский, А.А. Пионтковский, Э.Ф. Побегайло, В.П. Ревин, Б.В. Сидоров, И.И. Слуцкий, И.С. Тишкевич, В.И. Ткаченко, М.И. Якубович и других.

    Ранее, в дореволюционный период развития российского уголовного законодательства (до 1917 года), теоретические основы уголовно-правового регулирования данного института можно встретить в трудах С.В. Познышева, П.П. Пусторослева, Н.Д. Сергиевского, Н.С. Таганцева, Г.С. Фельдштейна.

    Вместе с тем, необходимо отметить, что ряд теоретических проблем института правомерности причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление, не может считаться достаточно проработанным. По нашему мнению, недостаточно внимания уделено вопросу историко-социальной обусловленности возникновения, и существования института причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление, социально-правовой сущности действий по задержанию, роли и месту рассматриваемого института в системе обстоятельств, исключающих преступность деяния. Многие положения об условиях правомерности

    4

    причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление, являются дискуссионными, а некоторые - практически не исследованными.

    Существование теоретических проблем правового регулирования причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление, и связанных с этим затруднений при практическом применении норм данного института уголовного права, а также необходимость дальнейшего глубокого и всестороннего исследования уголовно - правовой оценки причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление, обуславливает проведение исследования, посвященного комплексному анализу возникновения, существования и применения института причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление.

    Цель и задачи исследования. Целью настоящего исследования является проведение комплексного анализа института причинения! вреда при задержании лица, совершившего преступление, в качестве самостоятельного обстоятельства, исключающего преступность деяния, и практики применения уголовно-правовых норм, образующих рассматриваемый институт уголовного права.

    Цель диссертационного исследования достигается через решение следующих задач:

    1.Изучение социальной обусловленности возникновения института причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление, и законодательного конструирования его норм в УК РФ;

    2.Проведение анализа отечественного уголовного законодательства на предмет обнаружения и изучения норм, регламентирующих право на причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление;

    3.Проведение сравнительно-правового анализа норм уголовного права зарубежных государств, регламентирующих причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление;

    4.Определение места рассматриваемого института в системе

    5

    обстоятельств, исключающих преступность деяния по российскому уголовному законодательству;

    5.Определение и изучение условий правомерности причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление;

    6.Определение понятия превышения мер, необходимых для задержания, и уголовно-правовых последствий причинения вреда при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление;

    7.Установление особенностей конструкций составов преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 108 и ч. 2 ст. 114 УК РФ, и обобщение практики их применения;

    8.Обоснование правил квалификации противоправных действий, совершенных при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление.

    Объектом диссертационного исследования является совокупность общественных отношений, возникающих в процессе причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление, с целью доставления его органам власти и пресечения возможности совершения им новых преступлений.

    Предмет исследования - выявление особенностей отношений, связанных с действиями по причинению вреда при задержании лица, совершившего преступление.

    Методологической основой диссертационного исследования являются логико-правовой, сравнительно-правовой, историко-правовой, системно-структурный, социологический методы. Теоретической основой исследования явились труды по конституционному праву, общей теории права, уголовному праву, криминологии, уголовному процессу, гражданскому праву, административному праву, социологии, философии. При работе над диссертацией автор руководствовался принципами научности, полноты, объективности, достоверности. Нормативной основой исследования явились

    6

    положения, закрепленные в Конституции РФ, действующее уголовное, уголовно-процессуальное, уголовно-исполнительное законодательство и нормы других отраслей права, подзаконные нормативные источники, решения высших органов государственной власти по вопросам борьбы с преступностью, обеспечения прав и законных интересов граждан, постановления пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (РФ), международные нормативно-правовые акты, ратифицированные Российской Федерацией, законодательство зарубежных государств, в т. ч. США, Великобритании, Франции, Германии, Испании, Японии, Китая, Голландии, Дании, Швеции, Болгарии, Украины и др. Эмпирической основой диссертации стали данные, полученные в ходе конкретно-социологического исследования в Москве и Московской области, Вологодской и Рязанской областях, проведенного в 2000-2001 гг. С учетом требований репрезентативности проведен опрос 100 сотрудников  правоохранительных органов (следователей, прокуроров, оперативных работников органов внутренних дел, судей) и 200 граждан, не являющихся специалистами в области уголовного права.

    Основные положения, выносимые на защиту:

    1. Социальная сущность действий, направленных на задержание лица, совершившего преступление, заключается в том, что указанные действия не только не являются общественно опасными, а являются социально ценными.

    2. Понятие причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление, как самостоятельного вида общественно полезного поведения граждан.

    3. Историко-социальная обусловленность возникновения института • причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление.

    4. Правомерность . причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление по уголовному праву зарубежных государств.

    5. Обоснованность выделения причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление, в качестве самостоятельного обстоятельства.

    7

    исключающего преступность деяния.

    6. Институт причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление, в системе обстоятельств, исключающих преступность деяния в российском уголовном праве.

    7. Условия правомерности причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление, и уголовно-правовая оценка превышения мер, необходимых для его задержания.

    Научная новизна исследования заключается в том, что на монографическом уровне проведено комплексное научное исследование уголовно-правового института причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление как одного из обстоятельств, исключающих преступность деяния. Настоящее исследование является одним из первых после вступления в действие нового УК РФ, в котором проведен сравнительно-правовой анализ законодательства зарубежных государств по данному вопросу, рассмотрен вопрос историко-социальной обусловленности возникновения института причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление, и законодательного конструирования соответствующих правовых норм, определены место, роль и самостоятельное значение рассматриваемого института в системе обстоятельств, исключающих преступность деяния, а также социальная сущность действий по задержанию лица, совершившего преступление. Исследован вопрос об условиях правомерности причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление, и превышении необходимых для задержания мер.

    Практическая значимость исследования состоит в том, что его результаты и выводы могут быть использованы:

    в практической правоприменительной работе в связи с уголовно-правовой оценкой причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление;

    при подготовке методических материалов, законодательных и

    8

    ведомственных правовых актов, регламентирующих вопросы причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление;

    при осуществлении дальнейших научных исследований уголовно-правовых, социальных и иных аспектов причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление.

    Апробация результатов исследования. Результаты исследования нашли отражение в четырех публикациях автора, в том числе в сборнике научных трудов Института международного права и экономики имени А.С. Грибоедова «Политика. Право. Экономика» за 2000-2001 гг., а также в журнале «Право: теория и практика» № 4, 2002 г. и статье «Исторический аспект проблемы причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление» (изд-во «МАКС Пресс», Москва).

    Результаты проведенного исследования нашли практическое применение в деятельности Восточной транспортной прокуратуры Московской области, Юридического агентства Коллегии адвокатов «Московский юридический центр» и учебно-методическом процессе Института международного права и экономики имени А.С. Грибоедова, что подтверждается актами внедрения.

    Структура диссертации отвечает цели и предмету исследования. Диссертация состоит из введения, двух глав, содержащих семь параграфов, заключения и библиографии.

    9

    Содержание работы

    Во введении обоснована актуальность исследуемой темы, определены цели, задачи, предмет и объект диссертационного исследования, его методологические, Эмпирические и нормативные основы, показана его научная новизна и практическая значимость, сформулированы положения, выносимые на защиту, формы апробации результатов исследования.

    Глава 1. «Социальная обусловленность возникновения и существования уголовно-правового института причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление».

    В § 1 раскрываются понятие и социальная сущность причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление.

    По мнению диссертанта, необходимо разделять «уголовно-процессуальное» задержание подозреваемого в совершении преступления, порядок осуществления которого указан в главе 12 УПК РФ (ранее ст. 122 УПК РСФСР), и «уголовно-правовое» задержание лица, совершившего преступление. Именно последнее является обстоятельством, исключающим преступность деяния, и предметом регулирования ст. 38 УК РФ.

    Уклонение лица, совершившего преступление, от уголовной ответственности существенно затрудняет выполнение задач правосудия. При этом нормами института причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление, прежде всего, охраняются от нарушения интересы личности, общества и государства, интересы правосудия, задачи которого не могут быть выполнены без привлечения лица, совершившего преступление, к уголовной ответственности. Исходя из этого, автором делается вывод о том, что причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление, имеет общественно полезное значение и поэтому представляет собой предметную социальную ценность.

    Под причинением вреда при задержании лица, совершившего преступление, следует понимать самостоятельный вид общественно полезного

    10

    и правомерного поведения граждан, выражающийся в причинении физического или имущественного вреда лицу, совершившему преступление, при его задержании с целью доставления в органы власти и пресечения возможности совершения им новых преступлений, исключающий; общественную опасность и противоправность, а, следовательно, уголовную и иную ответственность за причиненный вред.

    Общественная полезность действий по причинению вреда при задержании лица, совершившего преступление, состоит в том, что эта деятельность, во-первых, способствует осуществлению принципа неотвратимости уголовной ответственности за преступление, во-вторых, устраняет опасность совершения задерживаемым лицом новых преступлений и, в-третьих, укрепляет сознание устойчивости правопорядка.

    Таким образом, социальная сущность причинения вреда при задержании, лица, совершившего преступление, заключается не только в высокой степени общественной полезности, но и в наличии социальной ценности указанных действий, что определяется совокупностью объективно полезного результата и ценностной ориентации задерживающего лица, правильно отражающего в своем сознании результат осуществляемой деятельности.

    В § 2 раскрывается историко-правовой аспект проблемы причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление.

    Проведенный диссертантом всесторонний анализ научных работ и публикаций, существующих в настоящее время и посвященных исследуемой проблеме, показывает, что на сегодняшний день отсутствует цельное, системное представления об истории возникновения и развития рассматриваемого уголовно-правового института.

    Большинство ученых полагают, что право на причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление, берет свое, начало в обычае кровной мести, сформулированном еще в Ветхом завете и гласившем: «око за око и зуб за зуб». Этот обычай, сформировавшийся в период родоплеменных

    11

    отношений, позволял самоуправно лишать жизни человека за нанесение им тяжелой обиды, убийства или ранения.

    Первое упоминание о причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление, встречается в нормах договора Руси с Византией (911г.).

    Более подробную регламентацию вопрос причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление, получил в важнейшем памятнике древнерусского права - Русской правде. В соответствии с ее положениями допускалось безнаказанное причинение вреда вору, если он был застигнут ночью на месте совершения преступления, вместе с тем, Русская правда содержит запрет на убийство вора, пойманного днем, в светлое время суток, а также связанного вора, то есть обезвреженного и лишенного возможности скрыться.

    Следующим важным источником древнерусского права является - Псковская Судная Грамота (1471 г.), действовавшая на территориях Псковской и Новгородской феодальных республик вплоть до конца XV века. Обращают на себя внимание статьи 34 и 35, которые предоставляли право жителям Пскова и Новгорода, пострадавшим от кражи, самостоятельно вести розыск преступника, задерживать его и только после этого прибегать к помощи органов власти - вести задержанного «к присяге».

    Дальнейшее развитие институт причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление, получил в Уложении царя Алексея Михайловича (1649 г.), известном как Соборное Уложение. Нормы Соборного Уложения допускали убийство вора тогда, когда он «изымати себя не дает», то есть в случаях активного уклонения преступника от задержания. Положения статей 8, 88-91 главы XXI Уложения «О разбойных и татиных делах» регламентировали порядок и условия задержания лица, совершившего преступление, и причинение ему при этом вреда. По мнению диссертанта, в Уложении впервые определена конечная цель задержания лица, совершившего

    12

    преступление, - доставление его в органы власти для решения вопроса наказании. Статья 88 Уложения признавала право каждого, в доме которого совершена кража, убить воров, пойманных с поличным на месте совершения преступления или в ходе погони, если вор оказывал сопротивление. Если же вор не пытался уклониться от задержания, причинять ему вред и тем более лишать его жизни запрещалось.

    Важный вклад в развитие учения о причинении вреда лицу, совершившему преступление, при его задержании внесло Уложение о наказаниях уголовных и исправительных (1845 г.). Анализируя статьи 98-109 отдела 2 главы III Уложения, диссертант приходит к выводу о том, что законодатель рассматривает ситуацию, связанную с задержанием преступника как допускающую возможность причинения ему вреда.

    На рубеже XIX и XX вв., значительный вклад института уголовного права внесли такие специалисты, как Н.С. Таганцев, С.В. Познышев, В.Д. Спасович, Г.С. Фельдштейн, Н.Д. Сергиевский, А.Ф. Кистяковский. Случаи причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление, рассматривались ими в рамках таких понятий, как «правомерное самоуправство», «осуществление права», «незаменимая саморасправа» и т. п.

    Начавшаяся после октября 1917 г. реализация идеологических политических и экономических целей, поставленных Октябрьской социалистической революцией, потребовала от созданного советского государства проведения ревизии дореволюционного уголовного права и образования уголовно-правовых норм, регулирующих причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление.

    УК РСФСР 1922 г. предусматривал ответственность необходимых для задержания лица, совершившего преступление. Согласно ст. 145 наказуемым признавалось убийство застигнутого на месте преступления лица, совершившего преступление (при наличии факта превышения права

    13

    задержания). Аналогично решался вопрос о наказуемости тяжких телесных повреждений, причиненных при тех же обстоятельствах (ст. 152).

    Впоследствии нормы, регламентирующие причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление, не нашли отражения ни в Основных началах уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик (1924 г.), ни в уголовных кодексах союзных республик (1926-1935 гг.), что, по словам И.С. Тишкевича, «вносило неопределенность в этот вопрос». Однако в дальнейшем, устраняя явный пробел в законе, судебная практика приравняла указанные действия к действиям, совершённым в состоянии необходимой обороны.

    Аналогичные образом вопрос причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление, решался в Постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 23 октября 1956 г. «О недостатках судебной практики по делам, связанным с применением законодательства о необходимой обороне», где указывалось, что «действия, предпринятые потерпевшим или другими лицами по задержанию преступника... приравниваются к необходимой обороне».

    ;В части 3' статьи 17 проекта УК РСФСР 1960 г. и соответствующих статьях проектов УК Эстонской ССР, Украинской ССР и Узбекской ССР предусматривалась" правомерность совершения действий, направленных на задержание преступника, которые приравнивались к необходимой обороне. Однако в окончательной редакции УК РСФСР и УК ЭССР этот вопрос не был решен/и только в ч. 3 ст. 13 УК УзССР и ч. 3 ст. 15 УК УССР было предусмотрено, что «действия, совершённые потерпевшим или другими лицами... с целью задержания преступника... приравниваются к необходимой обороне...».

    Указ Президиума Верховного Совета СССР от 26 июля 1966 г. «Об усилении ответственности за хулиганство», предпринял новую попытку урегулировать вопрос правомерности причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление. В ст. 15 было установлено, что «действия

    14

    граждан, направленные на пресечение преступных посягательств и задержания преступника, являются в соответствии с законодательством Союза ССР и союзных республик правомерными и не влекут уголовной и иной ответственности, даже если этими действиями вынужденно был причинен вред преступнику». Таким образом, Указ не приравнивал меры по задержанию преступника к необходимой обороне. Разъяснив, что действия граждан по задержанию преступника являются правомерными в соответствии с законодательством Союза ССР и союзных республик, Указ отсылал к общесоюзному закону, где не существовало нормы, регулирующий задержание лица, совершившего преступление, и к УК союзных республик, большинство из которых также не определяло этого института. Именно поэтому, Пленум Верховного Суда СССР в постановлении от 4 декабря 1969 г. (как и в ранее действовавшем постановлении от 23. октября 1956 г.) был вынужден выйти за рамки полномочий, предоставленных ему Положением о Верховном Суде СССР и вместо судебного толкования законодательных норм в пределах их содержания, прибегнуть, по существу, к «законотворческой» деятельности, предложив рассматривать действия граждан по задержанию преступников как совершенные в состоянии необходимой обороны.

    В п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 16 августа 1984 г. «О применении судами законодательства, обеспечивающего право на необходимую оборону от общественно опасных посягательств» также указывалось, что «Действия народных дружинников и других граждан... причинивших вред лицу в связи с пресечением его общественно опасного посягательства и задержанием... должны рассматриваться как совершенные в состоянии необходимой обороны».

    2 июля 1991 г. общесоюзный парламент принял один из своих последних законодательных актов - Основы уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик, в которых причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление, рассматривалось как самостоятельное

    15

    обстоятельство, исключающее преступность деяния. Однако в связи с распадом Союза ССР Основы так и не вступили в силу.

    Последующие законодательные изменения и дополнения, внесенные в УК РСФСР I960 г., ничего нового в вопрос о самостоятельном существовании института причинения вреда лицу, совершившему преступление, не внесли. Тем не менее, теория и практика российского уголовного права за последующие десятки лет пришла к однозначному выводу о целесообразности включения в уголовное законодательство РФ нормы о правомерности причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление, в качестве самостоятельного обстоятельства, исключающего преступность деяния. В результате чего в статье 38 Уголовного Кодекса РФ были впервые в истории российского уголовного законодательства сформулированы основные положения рассматриваемого уголовно-правового института.

    В § 3 раскрываются основные положения института причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление, в законодательстве зарубежных государств и проводится их сравнительно-правовой анализ.

    Автор отмечает, что институт причинения вреда лицу, совершившему преступление, при его задержании, в уголовном праве зарубежных стран имеет свои особенности, что обусловлено спецификой исторического развития их правовых систем.

    Причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление, рассматривалось как обстоятельство, исключающее преступность деяния, еще римским правом. Право на подобное причинение вреда, однако, существовало в рамках права на неприкосновенность частной собственности.

    Упоминание о действиях по причинению вреда при преследовании лица, совершившего преступление, содержится и в Англосаксонских Правдах (VII - начало XI вв.) средневековой Англии.

    На сегодняшний день вопрос, касающийся права на задержание лица, совершившего преступление, обойден молчанием в английской судебной

    16

    доктрине и практике. В тоже время такое обстоятельство, как предупреждение преступления, в определенной мере отражает право лица на применение силы, а вместе с тем и право на причинение вреда в целях предупреждения преступления или произведения ареста.

    В американском уголовном праве, как и в английском, существует понятие различных видов «защит» от уголовного преследования.

    Вопросы применения физической силы служащими полиции США регламентируются специальными нормативно-правовыми актами. Так, основания, условия и пределы причинения вреда в процессе правоохранительной деятельности полицейскими Вашингтона установлены в Муниципальных Правилах округа Колумбия, где, в частности, говорится, что полицейский во всех случаях должен применять минимально возможную силу, которая необходима для выполнения им своей, задачи, и должен воспользоваться всеми другими разумными средствами предупреждения или обороны, прежде чем обратиться к использованию огнестрельного оружия.

    В странах романо-германской системы права (Германия, Франция, Испания и др.), характеризующихся высоким уровнем нормативных обобщений, достигнутых при помощи кодифицированных нормативных актов, имеется специфика в регламентации применения рассматриваемого уголовно-правового института.

    Первое упоминание об институте причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление, содержится в Уголовно-судебном уложении «Священной Римской империи германской нации», именуемом «Каролина» в честь императора Карла V и опубликованном в 1533 г.

    В современной Германии право граждан на задержание преступника регламентируется не уголовным, а уголовно-процессуальным кодексом ФРГ 1877 г. (с послед. изм. и доп. в ред. Закона от 7 апреля 1987 г.). Вместе с тем, правомерность причинения вреда лицу, совершившему преступление, при его задержании рассматривается немецкими юристами по правилам необходимой

    17

    обороны.

    УК Франции не предусматривает причинение вреда лицу, совершившему преступление, при его задержании в качестве отдельного обстоятельства, исключающего преступность деяния. Поэтому вопросы правомерности подобных действий рассматриваются во Франции по правилам «правомерной» защиты.

    Уголовное законодательство Испании расценивает действия, направленные на задержание лица, совершившего преступление, и причинение ему при этом вреда, как правомерные в рамках исполнения приказа, как выполнение «профессиональных или должностных обязанностей», освобождающее причинителя вреда от уголовной ответственности (ч. 7 ст. 21 УК Испании).

    Ст. 35 УК Японии определяет, что «действие, совершенное в соответствии с законодательством либо в осуществлении правомерного занятия, ненаказуемо». УК Японии не регламентирует вопрос причинения вреда при задержании преступника, но рассматривает его по правилам о правомерной обороне.

    Право на причинение вреда, в том числе и при задержании лица, совершившего преступление, закреплено в ст. 42 УК Голландии, где говорится что «лицо, которое совершает правонарушение, выполняя законные требования, не подлежит уголовной ответственности». Круг лиц, которые вправе выполнять законные требования, в данной статье не определен, вместе с тем судебная практика в Голландии склоняется к ограничению этого круга сотрудниками правоохранительных органов и другими категориями государственных служащих, трактуя положения ст. 42 как «полицейское правоприменение».

    Глава 24 УК Швеции «Об общих основаниях освобождения от уголовной ответственности» не включает причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление, в число обстоятельств, освобождающим от

    18

    уголовной ответственности. В Акте о полиции (1984 г.), в статье 10, предусмотрено право сотрудников правоохранительных органов на задержание лиц, совершивших преступление, и причинение при этом «необходимого» вреда. Далее в ст. 5 данной главы говорится о том, что положения ст. 2 распространяются «... на любого, кто содействовал» лицу, осуществляющему свои полномочия в соответствии с указанной статьей УК Швеции и положениями Акта о полиции.

    В ст. 12а главы II УК Болгарии содержатся положения, согласно которым: «Не является общественно опасным причинение вреда лицу, совершившему преступление при его задержании...». Диссертант считает, что конструкция норм института причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление, используемая УК Болгарии, выглядит наиболее предпочтительно по сравнению с правовой регламентацией указанного института в уголовно-правовых актах большинства европейских государств.

    Раздел VIII УК Украины «Обстоятельства, исключающие преступность деяния» включает в себя ст. 38 «Задержание лица, совершившего преступление». Автор отмечает, что в ч. 1 ст. 38 УК Украины предусмотрена единственная цель предпринимаемых действий по задержанию - доставление лица, совершившего преступление, соответствующим органам власти. Следовательно, украинский законодатель не допускает причинение смерти при задержании лица, совершившего.

    В ст. 131 Уголовного кодекса Эстонской республики содержится норма о том, что не является преступлением «действие, хотя и подпадающие под признаки деяния, предусмотренного настоящим кодексом, но направленное на задержание преступника».

    В УК Республики Узбекистан право на причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление, закреплено в разделе III «Обстоятельства, исключающие преступность деяния». УК Узбекистана, указывая лишь единственную цель причинения вреда при задержании - передачу лица,

    19

    совершившего преступление, органам власти, как и УК Украины, исключает возможность причинения смерти при задержании.

    Особое внимание диссертант уделяет вопросу правомерности причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление в уголовном законодательстве Республики Беларусь. По мнению автора, в настоящий момент положения ст. 35 УК Республики Беларусь «Причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление» наиболее точно и определенно, по сравнению с законодательными уголовно-правовыми актами большинства других зарубежных государств, регламентируют данную ситуацию.

    Анализ уголовного законодательства зарубежных государств дает основание говорить, что в большинстве из них институт причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление, не нашел самостоятельной регламентации в качестве обособленного обстоятельства, исключающего преступность деяния.

    В § 4 диссертант рассматривает вопрос о. роли и месте института причинение . вреда при. задержании лица, совершившего преступление, в системе обстоятельств, исключающих преступность деяния по российскому уголовному праву.

    С социальной точки зрения, действия граждан по причинению вреда при задержании лица, совершившего преступление, могут быть охарактеризованы только как желательные для общества, т.е. общественно полезные, а с правовой точки зрения указанные действия граждан «не только непреступны, но и не являются ни административным, ни гражданским, ни каким-либо другим правонарушением» (Ю.В. Баулин). Поэтому, по мнению автора, было бы целесообразно законодательно закрепить положение об общественной полезности действий граждан, направленных на задержание лица, совершившего преступление. Подобное положение, несомненно, имело бы существенное воспитательное, стимулирующее и предупредительное значение.

    К сожалению, как показывают проведенные автором социологические

    20

    исследования, значительное число сотрудников правоохранительных органов (68%) не разделяют позиции УК РФ 1996 г. и считают нецелесообразным выделять причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление, в качестве отдельного самостоятельного обстоятельства, исключающего преступность деяния.

    Наиболее близко институт причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление, связан с необходимой обороной и крайней необходимостью. Автор, анализируя соответствующие положения УК РФ, проводит основные отличия необходимой обороны и крайней необходимости от причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление.

    Глава 2. «Условия правомерности причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление».

    В § 1 раскрываются условия правомерности причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление, относящиеся к задерживаемому лицу и совершенному им преступлению.

    В соответствии со ст. 38 УК РФ условия правомерности причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление, можно разделить на две группы: относящиеся к задерживаемому лицу и совершенному им преступлению и относящиеся к действиям по задержанию указанного лица.

    Первым условием правомерности причинения вреда при задержании является совершение задерживаемым преступления. Таким образом, совершение лицом административного, дисциплинарного и иного правонарушения, не запрещенного уголовным законом под угрозой наказания, не является условием правомерности причинения вреда при его задержании. Вместе с тем, ненасильственное задержание и доставление в органы власти лиц, совершивших указанные правонарушения, правомерно.

    В ст. 38 УК РФ 1996 г. используется понятие «лицо, совершившее преступление», это связано с тем, что новое уголовное законодательство России, основывается на Конституции РФ 1993 г., содержащей в ст. 49 принцип

    21

    презумпции невиновности, в соответствии с которым лицо, обвиняемое в совершении преступления, считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.

    Ст. 38 УК РФ формально не устанавливает ограничений в круге преступлений, совершение которых дает право на причинение вреда при задержании лиц, их совершивших. Отсюда можно было бы заключить, что причинение вреда допустимо при задержании лица, совершившего любое оконченное или неоконченное преступление. Однако, на взгляд диссертанта, право граждан на причинение вреда при задержании должно быть разумно ограничено с целью недопущения случаев произвола и необоснованного ущемления прав личности.

    Вторым условие правомерности причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление, относящимся к задерживаемому лицу и совершенному им преступлению, является время, в течение которого сохраняется возможность правомерного причинения вреда лицу, совершившему преступление с целью его задержания. По мнению автора, право на причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление, возникает с момента совершения им приготовительных действий, образующих самостоятельный состав преступления, существует в момент посягательства и непосредственно после него. При определении конечного момента, до наступления которого возможно задержание лица, совершившего преступление, и причинение ему вреда, диссертант исходит из того, что основная цель причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление, заключается в доставлении его органами власти для предания суду. Поскольку российское уголовное законодательство устанавливает, что лицо может быть привлечено к уголовной ответственности с момента приготовления к преступлению (тяжкому и особо тяжкому) и до истечения сроков давности уголовного преследования или давности исполнения

    22

    обвинительного приговора, постольку причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление допустимо в названных пределах во времени.

    В § 2 раскрывается содержание условий правомерности причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление, относящихся к действиям по задержанию.

    По мнению диссертанта, ненасильственное задержание лица, совершившего преступление, задержание, не сопряженное с причинением ему вреда, всегда предпочтительно. Ненасильственное задержание возможно в случаях, если лицо, совершившее преступление, не оказывает сопротивление задерживающим и не пытается скрыться от них, а также когда лицо, производящее задержание, имеет возможность задержать даже противодействующее лицо, совершившее преступление, без причинения ему вреда. В других случаях гражданин вынужден причинить вред лицу, совершившему преступление, с целью его задержания.

    Своеобразие вынужденного причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление, определяется тем, что. гражданин лишен возможности без применения насилия задержать преступника, противодействующего задержанию. Следовательно, в данной обстановке причинение вреда выступает для конкретного гражданина вынужденным средством задержания лица, совершившего преступление, и доставления его соответствующим органам власти. На взгляд диссертанта, сущность института причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление, как одного из обстоятельств, исключающих преступность деяния, заключается в том, что причинение вреда является единственным способом задержания преступника, противодействующего задержанию.

    Таким образом, первым условием правомерности причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление, относящимся к действиям по задержанию, является вынужденность причинения вреда.

    Вторым условием правомерности причинения вреда при задержании

    23

    лица, совершившего преступление, относящимся к исследуемой группе, является цель предпринимаемых действий. В уголовном законе, в ст. 38 УК РФ четко сформулированы две цели причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление. Это - доставление лица, совершившего преступление органам власти и пресечение возможности совершения им новых преступлений.

    Следующим условием правомерности причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление, является соразмерность вреда, причиненного преступлением, и вреда, причиненного с целью задержания указанного лица.

    Пределы возможного причинения вреда лицу, совершившему преступление, зависят от характера и степени общественной опасности совершенного им преступления и обстоятельств его задержания. Общественная опасность преступления определяется прежде всего характеристиками объекта посягательства, при этом чем выше социальная ценность объекта, тем более общественно опасным признается посягательство на него.

    Причиненный лицу, совершившему преступление, вред должен признаваться правомерным, если он соответствовал, был равен в каком-то отношении, иными словами, соразмерен с обстановкой задержания и опасностью совершенного преступления. По мнению диссертанта, правомерным следует признавать и такой вред, который несколько не соответствовал характеру и степени общественной опасности совершенного преступления и обстоятельствам задержания, если при этом указанное несоответствие не носило резкого, явно выраженного характера. Сходная точка зрения встречается и в работах Ю.В. Баулина, Г.В. Бушуева, И.С. Тишкевича и других специалистов, а также в материалах судебной практики. Эта позиция основывается также и на законе. В части 1 ст. 38 УК РФ указывается, что причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление, правомерно, если при этом не было допущено превышение необходимых для

    24

    этого мер. В части же 2 ст. 38 УК РФ превышением мер, необходимых для задержания, признается лишь их явное несоответствие характеру и степени общественной опасности совершенного преступления и обстоятельствам задержания.

    В § 3 рассматриваются вопросы, связанные с превышением мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление.

    Превышение мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, - это следствие нарушения тех из условий, несоблюдение которых хотя и не превращает содеянное в обычное преступление против личности, но в то же время лишает его признака общественной полезности (Г.В. Бушуев).

    По мнению автора, возможны нарушения следующих условий правомерности причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление:

    1.Причинение вреда лицу, совершившему преступление, без цели его задержания.

    2.Причиненный лицу, совершившему преступление, вред (хотя и с целью его задержания) явно не вызывается необходимостью.

    З.Лицу, совершившему преступление, причиняется вред хотя и вынужденный, но не соответствующий опасности совершенного преступления.

    4.Вред причиняется лицу при отсутствии твердой уверенности в том, что именно оно совершило конкретное преступление.

    Таким образом, превышение мер необходимых для задержания лица, совершившего преступление, может иметь место лишь тогда, когда нарушается условие о недопустимости причинения лицу, совершившему преступление, вреда, явно несоразмерного с характером и степенью общественной опасности совершенного преступления или условия о вынужденности причиняемого с целью задержания вреда. Следовательно, превышение мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, существует в двух формах:

    25

    1. Вред, причиняемый задерживаемому, по своей степени тяжести не соответствует характеру и степени общественной опасности совершенного преступления.

    2. Лицу, совершившему преступление, причиняется вред, явно не соответствующий обстоятельствам задержания.

    Автор затрагивает проблему квалификации преступлений, совершенных при превышении мер, необходимых для задержания посягавшего, давая при этом характеристику признаков составов преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 108 и ч. 2 ст. 114 УК РФ (согласно статистическим данным в 1997 г. в России за совершение преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 108 УК РФ, было осуждено 13 человек, в 1998 г. - 19, в 1999 г. - 18. За совершение преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 114 УК РФ, в 1997 г. было осуждено 16 человек, в 1998 г.-3, в 1999 г.-3).

    В заключении автор представляет основные выводы, сформулированные в ходе исследования.

    По теме диссертации опубликованы следующие работы:

    1. Коробицин И.В. Социальная, сущность причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление// Политика. Право. Экономика: Сборник научных трудов ИМПЭ им. А.С. Грибоедова. - М., 2000. - 0,1 п.л.

    2. Коробицин И.В. Институт причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление в законодательных актах зарубежных государств// Политика. Право. Экономика: Сборник научных трудов ИМПЭ им. А.С. Грибоедова. - М., 2001. - 0,1 п.л.

    3. Коробицин И.В. Условия правомерности причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление// Право: теория и практика. -2002.- №4. -0,5 п.л..

    4. Коробицин И.В. Исторический аспект проблемы причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление. - М.: МАКС Пресс, 2002. -0,6 п.л.

Информация обновлена:08.08.2008


Сопутствующие материалы:
  | Защита диссертаций 
 

Если Вы не видите полного текста или ссылки на полный текст книги, значит в каталоге есть только библиографическое описание.

Copyright 2002-2006 © Дирекция портала "Юридическая Россия" наверх
Редакция портала: info@law.edu.ru
Участие в портале и более общие вопросы: reception@law.edu.ru
Сообщения о неполадках и ошибках: system@law.edu.ru