Учиться в России!
Регистрация »» // Логин:  пароль:

Федеральный правовой портал (v.3.2)
ПОИСК
+ подробный поиск
Подняться выше » Главная/Все книги/

Источник: Электронный каталог отраслевого отдела по направлению «Юриспруденция»
(библиотеки юридического факультета) Научной библиотеки им. М. Горького СПбГУ

Квазигосударства в постсоветском пространстве :

АР
Б483 Бердегулова Л. А. (Любовь Алексеевна).
Квазигосударства в постсоветском пространстве :Историко-
правовое исследование : Автореферат диссертации на
соискание ученой степени кандидата юридических наук.
Специальность 12.00.01 - Теория и история права и
государства ; История учений о праве и государстве /Л. А.
Бердегулова ; Науч. рук. О. Ю. Олейник. -Владимир,2007. -22
с. -Библиогр. : с. 21.6 ссылок
110,00 руб.
Материал(ы):
  • Квазигосударства в постсоветском пространстве :Историко-правовое исследование.
    Бердегулова Л. А.

    Бердегулова Л. А.

    Квазигосударства в постсоветском пространстве :Историко-правовое исследование : Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук

    3

    Общая характеристика работы

    Актуальность темы исследования обусловлена обстоятельствами практического и теоретического характера. С момента распада СССР и по настоящее время на всей территории постсоветского пространства продолжается процесс государственной трансформации, связанный в том числе с возникновением квазигосударств[1].

    Квазигосударства необходимо рассматривать исключительно как явления Нового времени, так как до указанного периода отсутствовали универсальные юридические предписания, позволяющие объявить определенное государственно-подобное образование «вне закона» с точки зрения общепринятых международно-правовых норм. История явления квазигосударств показывает, что через стадию «самопровозглашенного государства» прошло едва ли не большинство государств мира, начиная от Нидерландов (последние получили юридическое признание только в 1648 г., т. е. через 70 лет после обретения фактической независимости), США, государств Латинской Америки и т. д.

    Всплеск «самопровозглашения» произошел на рубеже 1990-х гг. в связи с распадом СССР и связанными с этим этнотерриториальными конфликтами. Однако в данной ситуации международное сообщество заняло жесткую позицию, фактически провозгласив приоритет принципа «нерушимости границ» над принципом «права на самоопределение» и категорически отказавшись признавать новые государственные образования. В результате этого возник феномен постсоветских квазигосударств или государственных образований, претендующих на статус государства, правовое положение которых четко не определено, что способствует росту политико-правовой нестабильности, нарушению прав человека.

    В связи с этим актуальность темы обусловливается и теми обстоятельствами, что в настоящее время Российская Федерация глубоко вовлечена в конфликты, связанные с четырьмя квазигосударственными образованиями на территории бывшего СССР: Автономная Республика Абхазия, Южная Осетия, Нагорно-Карабахская Республика, Приднестровская Молдавская Республика. Абхазия и Южная Осетия непосредственно примыкают к российским границам, поэтому события в этих регионах напрямую затрагивают российские интересы.

    Сам факт появления и существования квазигосударств до настоящего времени свидетельствует об устойчивости подобного феномена в современном обществе. Неопределенный политико-правовой статус подобных государственных образований становится причиной втянутости их в правые конфликты, так как квазигосударственные образования становятся предметом интересов сопредельных государств и центров политической силы. Все вышеперечисленное требует теоретико-правого осмысления с

    4

    учетом ретроспективы указанных процессов для поиска наиболее адекватных моделей государственно-правовой организации рассматриваемых образований и определения места этих моделей в теории государства.

    Таким образом, есть все основания утверждать, что проблема, составляющая предмет настоящего исследования, является актуальной как в практическом, так и научно-теоретическом плане.

    Степень научной разработанности темы исследования. В научной литературе историко-правовая проблематика феномена квазигосударственных образований является недостаточно исследованной.

    Среди отечественных ученых можно отметить лишь несколько авторов, труды которых непосредственно посвящены исследованиям и разработке проблематики квазигосударств на постсоветском пространстве, таких как С. П. Караганов, М. А. Колеров, С. М. Маркедонов, Ю. П. Солобозов, Г. Б. Старушенко, С. Т. Шакарянц, Е. В. Шарапова.

    На общетеоретическом и концептуальном уровнях тем или иным аспектам проблемы посвящены труды Ю. Г. Барсегова, С. Ю. Барсукова, Д. Н. Барышникова, А. И. Вольского, Я. А. Гордина, Н. И. Демидова, А. Г. Здравомыслова, А. М. Лебедева, В. Ф. Пряхина, А. А. Тащияна, Л. Л. Хоперской, С. В. Черниченко и др.

    Вместе с тем комплексного теоретико-правового и историко-правового анализа рассматриваемой проблематики не проводилось.

    Объектом исследования является совокупность общественных отношений, возникающих в связи с образованием и функционированием квазигосударств.

    Предмет исследования составляют квазигосударства, возникшие и функционирующие на территории постсоветского пространства (в границах бывшего СССР).

    Цель диссертационного исследования заключается в установлении закономерностей возникновения и функционирования, а также определении перспектив развития квазигосударств на территории постсоветского пространства и разработке на этой основе научно-практических предложений в правотворческую и правореализующую деятельность государств и межгосударственных объединений по преодолению негативных последствий, вызванных возникновением квазигосударственных образований.

    Достижению поставленной цели способствовало решение следующих задач:

    -  выявить сущность квазигосударственных образований;

    -  установить общие закономерности возникновения квазигосударственных образований, основываясь на исследовании истории их создания;

    -  определить организационно-правовые основы функционирования квазигосударственных образований;

    -  вывести специфику возникновения квазигосударственных образований на территории бывшего СССР;

    5

    -  установить степень легитимности квазигосударств на постсоветском пространстве;

    -  выявить основные направления дальнейшей трансформации квазигосударств в современных условиях;

    -  выработать предложения по преодолению конфликтов, связанных с функционированием квазигосударств на территории бывшего СССР и попытками формирования квазигосударственных образований на территории современной России.

    Хронологические рамки исследования. Нижняя граница периода - начало политики перестройки в СССР (1985 г.), приведшей к распаду Советского государства и образованию квазигосударств на его территории. Верхняя граница - 2006 г., когда Совбезом ООН формально разрешен вопрос о Косовском квазигосударственном образовании[2]. На основании данного решения создан прецедент, который может быть использован Россией и странами СНГ при урегулировании проблемы квазигосударств, находящихся на территории бывшего СССР. Данную позицию 2 июня 2006 г. подтвердил президент РФ В. В. Путин. На встрече с руководителями ведущих информационных агентств «большой восьмерки» он заявил, что Россия никогда не ставила целью присоединение каких-либо территорий за ее пределами. Однако, сославшись на пример Черногории и Косово, В. В. Путин призвал международное сообщество выработать единые подходы к решению территориальных проблем, «иначе будет хаос»[3]. Это первый случай, когда Россия официально поставила под сомнение территориальную целостность стран СНГ.

    Методологическая основа исследования. В решении поставленных задач диссертант опирался на современные методы познания, разработанные теорией права и апробированные в юридической практике. Основу исследования составили диалектические принципы познания социальных явлений, позволяющие отразить взаимосвязь теории и практики, формы и содержания предмета исследования, процесса развития и качественных изменений рассматриваемых правовых явлений.

    С учетом характера и направленности работы в ходе исследования основной акцент делался на исторический метод. Описание и исследование квазигосударственных образований (с точки зрения новейшей истории) позволяет проследить причины возникновения «самопровозглашенных» государств на постсоветском пространстве, что, в свою очередь, влечет за собой более глубокое понимание природы явления квазигосударственных образований и способствует более обоснованной оценке перспектив их развития.

    6

    Сравнительно-правовой метод использовался в процессе выявления основных тенденций правового регулирования функционирования квазигосударственных образований и их взаимоотношений с государствами постсоветского пространства.

    Социологический и психологический подходы позволили раскрыть механизм трансформации квазигосударств и определить правовые основы процедуры их признания.

    В работе также использованы приемы анализа, синтеза, индукции, дедукции, обобщения, классификации, толкования, формально-логического сопоставления, формально-юридического исследования, статистики и др.

    Теоретическую основу работы составили классические и современные исследования в области теории, философии и истории права и государства, сравнительного правоведения, юридической социологии, конституционного права и других наук об обществе. Проведенное исследование основывалось на работах современных отечественных и зарубежных ученых: С. С. Алексеева, В. К. Бабаева, В. М. Баранова, Ф. X. Банхаевой, М. И. Байтина,    В. В.    Барчука,    Ж. Л.     Бержеля,    А. А.    Демичева,

    A. Б. Венгерова,   С. Ю.   Витте,   Э. А.   Вознесенского,   Ю. И.   Гревцова,

    B. Н. Карташова, Дж. Кейнса, Д. А. Керимова, А.П.Коренева, Г. Н. Ку-цури, В.В.Лазарева, М. Н. Марченко, П. И. Матузова, А. В. Малько, В. М. Морозова, В. О. Миронова, В. С. Нерсесянца, Т. Н. Радько, М. В. Романовского, В. П. Сальникова, В. Н. Синюкова, А. Смита, П. А. Сорокина, Ю. А. Тихомирова, Б. Н. Топорнина, В. А. Толстика, Ж. Фурнье, В. Е. Чиркина, Б. Н. Чичерина, Г. Ф. Шершеневича и др.

    Эмпирическую базу исследования составили международно-правовые акты; внутренние нормативные правовые акты государств, образованных на постсоветском пространстве; правовые акты, принимаемые квазигосударственными образованиями; результаты социологических исследований, опубликованные в научных изданиях; фактический материал, нашедший отражение в средствах массовой информации, касающийся организации и деятельности квазигосударств, в том числе и на постсоветском пространстве.

    Теоретические, нормативные, социологические и прикладные источники, взятые в совокупности, стали той информационной базой, которая способствовала достижению научной обоснованности и достоверности формулируемых в диссертации положений.

    Научная новизна диссертационного исследования состоит в круге поставленных проблем, полученных результатах историко-правового, теоретического и прикладного значения. С позиции теории и истории государства и права в отечественной юриспруденции проведено комплексное монографическое исследование феномена квазигосударств на постсоветском пространстве. Автором обобщен исторический и юридический материал, раскрывающий причины возникновения квазигосударственных образований

    7

    на территории бывшего СССР и дальнейшие перспективы их развития, направленные на правовое признание и подтверждение их легитимности.

    В исследовании сформулированы практические рекомендации, направленные на преодоление негативных последствий, вызванных возникновением квазигосударственных образований.

    Научная новизна диссертационного исследования нашла свое отражение в положениях, выносимых на защиту.

    Основные положения, выносимые на защиту:

    1.  Определение квазигосударства: политико-территориальное образование, которое, обладая основными признаками государства, в то же время лишено международно-правового признания, вследствие чего не обладает внешним суверенитетом.

    2.  Признаки квазигосударств, отграничивающие их от полноправных государств: а) самопровозглашение в качестве государства; б) отсутствие внешней легитимации, т. е. отсутствие признания в качестве независимого государства и возможностей вступать в соответствующие отношения с другими государствами; в) наличие признанного международным сообществом права какого-либо государства-претендента на поглощение квазигосударства.

    3. Квазигосударства обладают суверенитетом. Вместе с тем их суверенитет носит половинчатый характер. Данные государственные образования в той или иной степени легитимны, власть в них носит публично-правовой характер, имеет возможность принимать общеобязательные предписания для всего населения, проживающего на территории квазигосударств, взимает налоги. Однако территориальная несамостоятельность (нахождение в пределах государства-носителя) и юридическое непризнание государством-носителем, а также иным международным сообществом лишает возможности квазигосударства поддерживать полноценные отношения с внешним миром, заключать межгосударственные договоры, защищать права своих граждан и в целом пользоваться стандартным набором преимуществ, имеющихся у полностью суверенных государств.

    4. Классификационная модель квазигосударств. В зависимости от их происхождения:

    -  в результате распада многонационального государства (Абхазия, Приднестровье и т. п.);

    -  самоопределения региона с особой этнической и этнокультурной структурой населения (Северный Кипр, Палестина);

    -  гражданской войны или вооруженного вмешательства (Северный Афганистан, Босния);

    -  в связи с географическим положением квазигосударства: окраинные (Приднестровье, Абхазия и т. д.) и внутренние (Татарстан, Босния);

    -  в зависимости от целей создания квазигосударства: для решения национальных вопросов и решения социально-политических проблем;

    8

    - в зависимости от способов взаимодействия публичной власти квазигосударств с населением и государством-носителем: конструктивные и деструктивные.

    5. Предпосылки возникновения квазигосударств. Чаще всего возникновение квазигосударств обусловлено распадом крупных государств преимущественно со сложной формой государственного устройства. В случае политической нестабильности квазигосударство может образоваться и в монолитном государстве, которое существует не распадаясь. К предпосылке формирования квазигосударства можно отнести и образование нового политического или национального центра силы, который обладает собственными интересами, не совпадающими с политикой материнского государства, а также юридически политикой того государства, на территории которого формируется рассматриваемое государственное образование. Внешне квазигосударство развивается путем отделения части территории и народа от некого крупного государства либо через объединение государственных территорий и народов.

    6. Историко-правовой принцип права народов па самоопределение в рамках действующих простых и сложных форм государственного устройства имеет силу в пределах конкретного государства только в виде автономии или субъекта федерации. Свободному выходу из состава суверенного государства препятствует принцип нерушимости границ, который в последние два десятилетия активно поддерживается мировым сообществом, что мешает квазигосударствам стать полностью легитимными, в том числе на территории бывшего СССР.

    7. Трансформация квазигосударств на территории бывшего Советского Союза, как свидетельствует историко-правовой анализ их функционирования, а также современная геополитическая ситуация, в настоящее время возможна путем их имплантации в систему государства-носителя на правах автономного или федеративного государственного образования либо присоединения к России на тех же условиях. Вместе с тем подобный вариант трансформации квазигосударств не снимает в полной мере возникающих конфликтов.

    8. Оптимальная модель трансформации квазигосударств - это их юридическое признание государством-носителем, а также международным сообществом на основе принципа равноправия и самоопределения народов. Данная модель, по сравнению с другими, в наибольшей степени способна повлиять на более эффективное предотвращение и урегулирование конфликтов, а также защиту прав человека.

    9. Существующее на постсоветском пространстве надгосударственное образование СНГ не является самостоятельной формой государственного устройства, так как в большей степени представляет собой международную, преимущественно экономическую организацию, поэтому в рамках СНГ не удается решить проблему признания либо упразднения квазигосударств на постсоветском пространстве.

    9

    10. Одним из возможных путей развития отношений квазигосударств и государств, входящих в СНГ, является их реинтеграция в новую форму государственного устройства по типу наднационального объединения «Европейский Союз».

    Теоретическая значимость работы заключается в том, что историко-правовые обобщения диссертационного исследования создают теоретико-методологические предпосылки для решения ряда проблем, связанных с правосубъектностью квазигосударств на постсоветском пространстве. В работе предлагаются и обосновываются положения, способствующие выработке теоретико-правовых критериев признания «самопровозглашенных» государств.

    Выводы исследования могут иметь значение для общей теории государства и права, международного публичного права, истории государства и права, общей теории прав человека и быть использованы в дальнейших научных разработках, касающихся форм государственного устройства.

    Практическая значимость исследования состоит в возможности использования его результатов:

    - в научно-исследовательской работе при анализе проблем, связанных с образованием и функционированием государств в современном мире;

    - преподавании дисциплин теории государства и права, истории государства и права, международного публичного права, общей теории прав человека, а также специальных курсов;

    - возможности использования результатов исследования при урегулировании проблем, связанных с судьбой квазигосударств на постсоветском пространстве.

    Апробация результатов исследования. Основные теоретические положения и практические выводы диссертации неоднократно обсуждались на заседаниях кафедры государственно-правовых дисциплин Владимирского юридического института ФСИН России, юридического факультета Владимирского государственного педагогического университета, Уфимского юридического института МВД России; излагались на научно-практических конференциях и научно-методических семинарах; используются в процессе проведения занятий с курсантами и слушателями; отражены в шести опубликованных автором работах.

    Структура диссертации. Работа состоит из введения, двух глав, включающих шесть параграфов, заключения и библиографического списка.

    Основное содержание работы

    Во введении обосновывается актуальность выбранной темы исследования, характеризуется степень ее научной разработанности, определяются объект и предмет исследования, формулируются его цели и задачи, методологическая, теоретическая и эмпирическая основы, научная новизна и положения, выносимые на защиту, указывается теоретическая и практи-

    10

    ческая значимость полученных результатов, приводятся сведения об апробации результатов исследования.

    Первая глава «Общая характеристика квазигосударств» посвящена изучению сущности, исторических аспектов возникновения и организационно-правовых основ функционирования квазигосударственных образований в современном мире.

    В первом параграфе «Сущность квазигосударств» изучаются понятийно-сущностные свойства квазигосударственных образований и место, занимаемое ими в мировом сообществе.

    Основываясь на проведенном исследовании теоретических работ, автор констатирует, что проблема квазигосударств в последнее время получила большое развитие в политологических работах, освещающих различные аспекты безопасности и этнических конфликтов, что лишний раз подтверждает значимость этих новых «реальных игроков» на международной арене. Одновременно при анализе состояния и статуса квазигосударственных образований сложность восприятия проблемы сводится к историко-правовому и формально-юридическому формату. Вместе с тем не рассматриваются исключительно история вопроса и правовые казусы, речь идет о комплексном межотраслевом исследовании, поскольку квазигосударственные образования как феномен не могут быть изучены и осмыслены лишь в терминах формальной юриспруденции. Таким образом, изучается соотношение формально-правовых и фактических аспектов форм государственного устройства, при этом учитывается такой важный элемент, как признание их в качестве полноправных субъектов правоотношений.

    Основываясь на междисциплинарном подходе и анализе основных концепций, так или иначе касающихся предмета исследования, автор выводит признаки квазигосударств, позволяющие отличить их от полноправных государств. К ним относятся: г) фактический суверенитет (преимущественно внутренний), под которым понимается обладание ключевыми атрибутами государства и прежде всего способностью к эффективному и обычно «внутренне легитимированному» контролю над территорией; б) отсутствие внешней легитимации суверенитета, т. е. отсутствие признания в качестве независимого государства и возможностей вступать в соответствующие отношения с другими государствами; в) наличие признанного международным сообществом права некого государства-претендента на поглощение или «реинтеграцию» соответствующей территории, т. е. фактическое уничтожение квазигосударственного образования. В соответствии с выявленными признаками в работе сформулировано определение квазигосударства: политико-территориальное образование, которое, обладая основными признаками государства, в то же время лишено международно-правового признания, вследствие чего не обладает внешним суверенитетом.

    11

    Обращаясь к классификации квазигосударств образований, диссертант берет за основу критерий их происхождения, в связи с чем предлагает выделять квазигосударства, возникшие:

    - в результате распада многонационального государства (Абхазия, Приднестровье и т. п.);

    - самоопределения региона с особой этнической и этнокультурной структурой населения (Северный Кипр, Палестина);

    - гражданской войны или вооруженного вмешательства (Северный Афганистан, Босния);

    - в связи с географическим положением квазигосударства: окраинные (Приднестровье, Абхазия и т. д.) и внутренние (Татарстан, Босния);

    - в зависимости от целей создания квазигосударства: для решения национальных вопросов и социально-политических проблем;

    - в зависимости от способов взаимодействия публичной власти квазигосударств с населением и государством-носителем: конструктивные и деструктивные.

    Выработав определение и сформулировав основные признаки квазигосударственных образований, автор обращается к анализу основных проблем, связанных с их существованием. К ним относятся следующие обстоятельства: 1) проблема суверенитета (проблема самоопределения), которая предусматривает ответы на вопросы о содержании категории «право на самоопределение»; субъектах самоопределения и субъектах, которые могут именоваться «нацией»; «модальностях» суверенитета, позволяющих совместить интересы государства-носителя и квазигосударственного образования; 2) проблема признания, решение которой требует определения критериев признания новых государств; 3) проблема границ, предусматривающая выработку методов реинтеграции со стороны признанного государства-претендента и критериев блокирования попыток международной интервенции; 4) проблема международного правопорядка и безопасности, решение которой требует четких форм национального и международного реагирования на имманентный риск эскалации конфликтов между квазигосударственными образованиями и государствами-носителями признанного суверенитета.

    Подводя итог исследованию, проведенному в рамках параграфа, автор резюмирует, что существование квазигосударственных образований -это объективная реальность, они обладают стабильными характеристиками, что говорит об устойчивости подобного феномена в современном обществе. А их неурегулированный политико-правовой статус является причиной втянутости в международные конфликты, так как квазигосударственные образования становятся предметом интересов сопредельных государств и центров политической силы.

    Второй параграф «Механизм возникновения квазигосударственных образований». Проводимое в рамках данного параграфа исследование показывает, что возникновение любого квазигосударственного образования влечет за собой жестокий межнациональный вооруженный конфликт,

    12

    часто переходящий во взаимный геноцид. Страна, утратившая часть территории, требует ее немедленного и безоговорочного возвращения в соответствии с принципом нерушимости границ. Возникающее квазигосударственное образование, в свою очередь, требует полной независимости в соответствии с правом наций на самоопределение.

    При этом автор полагает, что насильственный способ не является единственным путем решения проблемы конфликта между «материнским» государством и квазигосударственным образованием. Исследование работ в области социологии и конфликтологии позволяет придти к выводу, что существуют три модели предотвращения или прекращения конфликтов: 1) использование насильственных средств с целью подчинения другой стороны и навязывания ей своей воли («гегемонистская модель»); 2) достижение преобладания и временного урегулирования посредством принудительных средств («статусная модель»); 3) снятие противоречий и окончательное прекращение конфликта путем отказа от насилия и использования только мирных «кооперативных» средств {«ролевая модель»).

    Формальная логика требует преимущественного использования третьей («ролевой») модели, однако соперничающие стороны далеко не всегда руководствуются логикой. В связи с этим в работе обосновывается необходимость создания правовой основы указанных рекомендаций, обязывающей соблюдать их и устанавливающей необходимые при этом правила поведения.

    Кроме того, автор исследует самоопределение как один из общепризнанных принципов международного права и основу возникновения квазигосударственных образований. Данный принцип получил признание в процессе распада колониальной системы и был закреплен в Декларации о предоставлении независимости колониальным странам и народам (принятой резолюцией № 1514 XV Генеральной Ассамблеи ООН от 14 декабря 1960 г.) и последующих международных пактах и декларациях ООН. Исторически право наций на самоопределение в качестве самостоятельного института развивалось поэтапно: первый этап (до Первой мировой войны) - этап освободительных войн, выступающих в качестве ведущей политической программы образования национальных государств; на втором этапе (в период Первой мировой войны и после нее) право наций на самоопределение в качестве самостоятельного института использовалось в качестве движущей силы дезорганизации европейских империй, а также идеи независимости государства; третий этап связан с развитием международного права после Второй мировой войны и деятельностью ООН, направленной на борьбу с колониализмом; четвертый этап ассоциируется с крушением биполярного мира, лидерством США и политикой глобализации западных стран, ростом национализма в регионах бывшего социалистического лагеря, что в совокупности предопределило гипертрофию этнонационального толкования права народов на самоопределение.

    13

    При этом проведенное исследование показывает, что развитие национальных процессов ставит вопрос о реализации самоопределения в новых, более разнообразных политических формах, в качестве которых автор предлагает следующее: 1) отложить окончательное урегулирование на неопределенное количество лет, как это имеет место в практике латиноамериканских государств; 2) согласиться на сохранение самоопределяющейся территории в составе государства и предоставить ей подтверждаемую договором фактически полную независимость (Аландские острова со шведским населением в составе Финляндии); 3) предоставить самоопределяющейся территории независимость при условии, что она будет реализована позже, в точно установленную дату, и это будет гарантировано ООН или каким-либо государством (по данному пути в настоящее время движется разрешение проблемы Косово).

    В заключение параграфа диссертант определяет специфические особенности возникновения квазигосударств.

    Во-первых, вывод о том, что чаще всего возникновение квазигосударств обусловлено распадом крупных государств, преимущественно со сложной формой государственного устройства.

    Во-вторых, в случае политической нестабильности квазигосударство может образоваться и в монолитном государстве, которое существует не распадаясь (например, попытки выделиться из России в 90-е гг. XX в. Татарстана, Тувы).

    В-третьих, формирование квазигосударства связано, как правило, с образованием нового политического или национального центра силы, который обладает собственными интересами, не совпадающими с политикой материнского государства, а также юридически политикой того государства, на территории которого развивается рассматриваемое государственное образование.

    В-четвертых, внешне квазигосударство формируется путем отделения части территории и народа от некого крупного государства либо через объединение государственных территорий и народов.

    В третьем параграфе «Легитимность квазигосударственных образований» автор, проводя исследование, основывается на том, что современные реалии государствообразования отразили необходимость постановки проблемы легитимности квазигосударственных образований. При этом особого внимания заслуживает международно-правовое признание как добровольный акт государства, в котором прямо или косвенно заявлено о том, что оно рассматривает другую сторону в качестве субъекта международного права и намерено поддерживать с ним официальные отношения. Такой стороной могут быть: вновь возникшее государство, новое правительство, отстаивающие независимость нация или национально-освободительное движение, восставшая и воюющая сторона, международная организация.

    14

    При этом признание может быть осуществлено в различных формах, среди которых диссертант выделяет конститутивную и декларативную. Конститутивная теория базируется на том, что возникновение государства не означает возникновение субъекта права. Таковым оно становится только после получения признания со стороны других государств. Данная теория ставит международную правосубъектность государства в зависимость от его признания другими государствами. Декларативная теория исходит из того, что государство является субъектом права с момента своего возникновения. Признание не наделяет государство международной правосубъектностью, а лишь констатирует такую правосубъектность и способствует вхождению нового государства в систему межгосударственных отношений.

    Например, после возникновения в 1991 г. на месте СССР независимых государств, бывших союзных республик, прошла широкая полоса их признания государствами мира, а также взаимного признания друг другом в качестве субъектов международного права, что не характерно для возникших примерно в то же время квазигосударственных образований постсоветского пространства. В зависимости от объема юридических последствий, повлекших за собой международное признание, различается признание де-юре (de jure) и де-факто (de facto). Признание де-юре является признанием в полном объеме, оно окончательно. Признание де-факто устанавливает только консульские или торгово-экономические отношения с признаваемой стороной, оно носит временный и переходный к признанию де-юре характер.

    Далее автор анализирует проблему участия квазигосударств в международных организациях. Уставы международных организаций, в том числе Устав ООН, не обусловливают принятие в них новых государств признанием. С другой стороны, принятие нового государства в международную организацию не означает его признания всеми государствами-членами. Следовательно, членство квазигосударственных образований в международных организациях не подтверждает их признания международным сообществом. Это позволяет констатировать отсутствие в настоящее время единой для всех квазигосударственных образований процедуры признания, поэтому размыты и критерии признания или непризнания как таковые. Например, границы квазигосударственных образований не всегда совпадают с границами бывших автономий - территориальной основы квазигосударственных образований. Такой критерий, как степень демократичности режима не всегда работает при сравнении самостоятельных государств и квазигосударственных образований. Квазигосударственный характер того или иного образования не подразумевает неприятия его политики гражданами. Вместе с тем критикуемый мировым сообществом экстремизм властей в Нагорном-Карабахе, Абхазии или Южной Осетии опирается на массовую поддержку населения этих территорий.

    15

    В завершение параграфа автор приходит к выводу, что, во-первых, все квазигосударственные образования в той или иной степени легитимны хотя бы потому, что считают себя таковыми. Однако в реальной жизни их легитимность ничего не значит до тех пор, пока она не признана другими государствами и всем международным сообществом в целом.

    Во-вторых, суверенитет квазигосударств носит половинчатый характер. Данные государственные образования в той или иной степени легитимны, власть в них носит публично-правовой характер, она имеет возможность принимать общеобязательные предписания для всего населения, проживающего на территории квазигосударств, взимает налоги. Вместе с тем территориальная несамостоятельность (нахождение в пределах государства-носителя) и юридическое непризнание государством-носителем, а также иным международным сообществом лишает возможности квазигосударства поддерживать полноценные отношения с внешним миром, заключать межгосударственные договоры, защищать права своих граждан и в целом пользоваться стандартным набором преимуществ, имеющихся у полностью суверенных государств.

    Вторая глава «Особенности квазигосударственных образований на постсоветском пространстве» состоит из трех параграфов, в которых рассматриваются вопросы, непосредственно связанные с возникновением и существованием квазигосударственных образований на территории бывшего СССР, а также предпринимается попытка решения ряда сопутствующих этому проблем.

    Первый параграф «Специфика возникновения квазигосударственных образований на территории бывшего СССР». Массовое появление в начале 1990-х гг. квазигосударственных образований на территории постсоветского пространства является в первую очередь последствием краха ялтинско-потсдамского мироустройства и серии конфликтов, возникших в процессе распада СССР. Одним из результатов этого процесса стало возникновение на постсоветском пространстве так называемых квазигосударственных образований: Республики Абхазия, Нагорно-Карабахской Республики, Приднестровской Молдавской Республики, Республики Южная Осетия.

    При этом проведенное исследование показывает, что если возникновение квазигосударственных образований Абхазии и Нагорного Карабаха имеет свою предысторию, то государственность Приднестровья и Южной Осетии - прямое следствие дезинтеграции Советского Союза. Эти квазигосударственные образования давно уже стали серьезнейшими субъектами политических процессов на постсоветском пространстве, однако каждое из них имеет специфику, несет исключительно ему присущие особенности.

    Для того чтобы обосновать тот факт, что именно распад СССР повлек за собой процесс возникновения на постсоветском пространстве квазигосударственных образований, в работе проанализированы и обобщены исторические материалы, раскрывающие причины возникновения каждого из них.

    16

    Нагорный Карабах (историческое название - Арцах) - регион Азербайджана, расположенный примерно в 270 км к западу от Баку и занимающий восточные и юго-восточные горные и предгорные районы Малого Кавказа. С началом распада Советского Союза в конце 1980 - начале 1990-х гг. вопрос о Нагорном Карабахе остро встал на повестку дня. В ноябре 1991 г., после провозглашения карабахскими армянами отделения от Азербайджана, Верховный Совет Азербайджана ликвидировал автономный статус региона. В ответ армяне Нагорного Карабаха провели 10 декабря 1991 г. референдум, на котором подавляющее большинство населения проголосовало за полную независимость. Дальнейшее развитие конфликта в условиях распада СССР привело к вооруженным действиям между Арменией и Азербайджаном за контроль над Нагорным Карабахом и прилегающими территориями.

    В настоящее время Нагорный Карабах является де-факто независимым государством, именующим себя Нагорно-Карабахской Республикой. Он поддерживает тесные связи с Республикой Армения, однако юридически статус Нагорно-Карабахской Республики не урегулирован. Она не получила дипломатического признания со стороны других государств и не принята в члены ООН.

    Абхазия - непризнанное квазигосударственное образование, бывшая автономная республика (Абхазская АССР) в составе Грузинской ССР, формально является частью Республики Грузия. В 1990 г. Абхазия была провозглашена суверенной Абхазской Советской Социалистической Республикой. Когда Грузия объявила о выходе из Советского Союза весной 1991 г., Абхазия изъявила желание остаться в СССР и предполагала войти в состав нового союза - Союза Суверенных Государств. После образования СНГ и в связи с отказом (до 1993 г.) Грузии стать его членом, руководство Абхазии объявило о желании самостоятельного вхождения в СНГ. Независимость республики была провозглашена Верховным Советом в новой Конституции от 26 ноября 1994 г. согласно итогам предшествовавшего референдума. Однако независимость Абхазии не была признана ни руководством Грузии, которое считает Абхазию частью грузинской территории, ни другими государствами.

    В течение пяти лет после завершения конфликта Абхазия существовала в условиях фактической блокады со стороны как Грузии, так и России. После этого Россия начала постепенно восстанавливать трансграничные хозяйственные и транспортные связи с Абхазией. В настоящее время неурегулированность отношений между квазигосударственным образованием Абхазией и Грузией, наличие многотысячных групп грузинских беженцев продолжает является постоянным источником напряженности на Кавказе.

    Республика Южная Осетия - квазигосударственное образование, формально входящее в состав Грузии, но фактически самоуправляемое. Отправной точкой грузино-осетинского конфликта стало 10 ноября 1989 г., когда Совет народных депутатов Юго-Осетинской автономной области

    17

    Грузинской ССР принял решение о ее преобразовании в автономную республику. Верховный Совет Грузинской ССР признал это решение неконституционным, после чего отряды грузинских националистов взяли Цхинвал в кольцо блокады, продолжавшейся четыре месяца. До вооруженных столкновений дело тогда не дошло. Двенадцатого ноября 2006 г. в Южной Осетии одновременно прошли референдум о независимости и президентские выборы, хотя грузинское правительство и многие международные организации заранее объявили референдум нелегитимным.

    Приднестровская Молдавская Республика — квазигосударственное образование, контролирующее часть территории Молдавии по левому берегу реки Днестр - Григориопольский, Слободзейский, Дубоссарский, Рыбницкий и Каменский районы, а также г. Бендеры на правом берегу Днестра. Приднестровский конфликт, начавшийся в 1989 г., в 1992 г. привел к вооруженному противостоянию и многочисленным жертвам с обеих сторон. Вооруженные действия удалось прекратить благодаря вмешательству России и, в частности, присутствию на территории Приднестровья российских вооруженных сил.

    За прошедшие годы молдавские и приднестровские власти несколько раз предпринимали попытки наладить отношения. Стороны почти смогли договориться в 2003 г. Семнадцатого сентября 2006 г. на территории Приднестровской Молдавской Республики был проведен референдум, на который было вынесено два вопроса: 1) о возможности сохранения курса на международное признание Приднестровья и вхождения в состав России; 2) возможности вхождения Приднестровья в состав Молдавии. Молдавия, ОБСЕ, Европейский Союз и ряд других международных организаций заранее объявили референдум незаконным. Приднестровская Молдавская Республика не признана международным сообществом, и поэтому правомерность использования применительно к ней норм международного права, регламентирующих проведение и результаты референдума, оказалась под вопросом.

    Анализ вариантов фактического возникновения квазигосударств на территории бывшего СССР позволил автору сделать следующие выводы.

    Во-первых, появление квазигосударств на постсоветском пространстве - это исторический процесс реакции народов, проживавших в СССР, на общие центробежные тенденции, возникшие при распаде данного государства.

    Во-вторых, квазигосударства на постсоветском пространстве - это государственные образования, не получившие признание прежде всего от стран и народов, ранее входивших в СССР.

    В-третьих, все предпринимавшиеся попытки полностью изолировать квазигосударственные образования, поместив их в вакуум международного бойкота, имеют мало шансов на успех.

    В-четвертых, помимо полновесных дипломатических отношений существуют иной формат и иные уровни трансграничных отношений, в различной степени юридически оформленных и публичных.

    18

    Во втором параграфе «Взаимодействия квазигосударственных образований на постсоветском пространстве» автор исходит из того, что хотя для мирового сообщества квазигосударственные образования с формально-правовой точки зрения не существуют, так называемый «виртуальный» характер существования этих образований не мешает им быть вполне реальными участниками межгосударственных отношений и осуществлять сотрудничество в первую очередь с подобными образованиями. В связи с этим появление на постсоветском пространстве объединения квазигосударственных образований - не случайный, а скорее закономерный процесс. Его существование обусловлено рядом объективных причин, для выявления которых, по мнению диссертанта, необходимо рассмотреть исторические предпосылки возникновения СНГ и как следствие этого - объединения квазигосударственных образований (СНГ-2).

    В соответствии с Уставом СНГ прием новых членов осуществляется при их обязательствах исполнять все решения СНГ при согласии уже имеющихся членов. Несмотря на это, власти ряда квазигосударственных образований, автономных регионов, а также самостоятельных государств в разные годы заявляли о своем намерении войти в СНГ. Заявления квазигосударственных образований при этом следует рассматривать как элемент их борьбы за получение самостоятельности, поскольку о реальной возможности осуществления такого шага говорить не приходится. Согласно Уставу СНГ для принятия нового члена этой организации с самостоятельным статусом требуется согласие уже существующих участников, что фактически означало бы поощрение сепаратизма на территории государств-партнеров и могло привести к непредсказуемым последствиям.

    Не имея реальной возможности вступления в СНГ, квазигосударственные образования на постсоветском пространстве предприняли самостоятельную попытку к объединению и решению общих проблем. Соглашение о создании объединения было достигнуто на' встрече министров иностранных дел этих территориальных образований в 2001 г. Было создано Содружество Непризнанных Государств - неформальное объединение, созданное для консультаций, взаимопомощи, координации и совместных действий квазигосударственных образований на постсоветской территории: Абхазии, Нагорно-Карабахской Республики, Приднестровской Молдавской Республики и Южной Осетии.

    При этом исследование показывает, что несмотря на юридическую непризнанность, члены содружества продолжают существовать уже на протяжении довольно длительного времени, и это является самым убедительным доказательством жизнеспособности этих квазигосударственных образований. Все они имеют следующие атрибуты независимой государственности: наличие территории, власти и населения; функциональная самодостаточность; соблюдение процедур легитимации государственной власти путем выборов; наличие современной правовой и политической систем; наличие устойчивых экономических, культурных и политических контактов с

    19

    другими странами; соблюдение условий безопасности для внешнего мира; соблюдение современных социальных и экологических стандартов; информационная открытость общества и другие характеристики.

    Все это свидетельствует о необходимости уважения воли народов квазигосударственных образований и их юридического признания и прежде всего со стороны государства-носителя. Народы квазигосударственных образований на постсоветском пространстве психологически устали жить в условиях «непризнанное™», когда возникают постоянные проблемы с поездками, регистрациями семейного положения, документами об образовании и т. д., постоянно существует состояние жизненной неопределенности.

    На основании анализа внешнеполитической деятельности России и стран-участников СНГ, а также исследования нормативно-правовой базы можно сделать следующие выводы.

    1. Существующие на постсоветском пространстве квазигосударственные образования активно сотрудничают между собой и открыты к сотрудничеству с государствами-членами СНГ.

    2. Существующее на постсоветском пространстве надгосударственное образование СНГ не является самостоятельной формой государственного устройства, так как в большей степени представляет собой международную, преимущественно экономическую организацию.

    3. В рамках СНГ не удается решить проблему признания либо упразднения квазигосударств на постсоветском пространстве.

    4. Существенно снижено обеспечение прав человека на территории квазигосударств, так как они достаточно часто ущемляются со стороны государства-носителя.

    5. Требуется юридическое признание существующих достаточно длительный период (более десяти лет) квазигосударств, хотя бы в рамках, позволяющих обеспечить неприкосновенность основных прав человека.

    В третьем параграфе «Направления трансформации квазигосударственных образований в современных условиях» формулируются проблемы изменения сложившейся вокруг квазигосударственных образований на постсоветском пространстве ситуации, предлагаются определенные пути их решения.

    Выявленные в ходе исследования закономерности возникновения и функционирования квазигосударственных образований на постсоветском пространстве позволяют утверждать, что конфликты, связанные с их возникновением, в определенный период во многом соответствовали российским интересам, позволяя сохранять военно-политический контроль над привычным геополитическим пространством. Безусловно, сохранение российского влияния в квазигосударственных образованиях постсоветского пространства отвечает национальным интересам страны. Однако поддержание очагов нестабильности не принесло России существенных результатов, поэтому Россия оказалась в сложном двояком положении. С одной стороны, Россия в большей степени заинтересована в восстановлении территориаль-

    20

    ной целостности своих соседей — Грузии, Молдовы, Азербайджана; с другой - не приходится рассчитывать на то, что это может произойти цивилизованным и мирным путем. На основании этого диссертантом делается вывод о неизбежности поиска новых стандартов в решении проблемы квазигосударственных образований постсоветского пространства.

    Анализ мирового опыта решения проблем квазигосударственных образований позволяет представить несколько моделей действий в подобных условиях. К ним относятся: полное подавление квазигосударственных образований (полное государственное и демографическое уничтожение); неудавшееся подавление квазигосударственных образований (попытка военного разрешения конфликта, не давшая ожидаемых результатов); замороженный конфликт вокруг квазигосударственных образований (определение перспективного срока решения проблемы); урегулирование конфликта, связанного с возникновением квазигосударственных образований (признание их суверенитета и государственности или предоставление особого статуса в составе единого государства); отказ от суверенизации квазигосударственных образований (в результате истощения внутренних ресурсов); стимулированная извне суверенизация квазигосударственных образований (изначальная поддержка мировыми лидерами стремления квазигосударственных образований к независимости и последующее их признание).

    При этом применительно к нынешнему положению дел вокруг квазигосударственных образований на постсоветском пространстве относится модель замороженного конфликта, что обусловлено целым рядом обстоятельств: изначальный отказ «центральной власти» нового международно-признанного национального государства признать суверенизацию части своей территории; война между сторонами конфликта в начале суверенизации; беженцы, совершившие массовые переселения; интернационализация урегулирования; принципиальный характер проблемы суверенитета для каждой стороны конфликта.

    В связи с этим одним из возможных путей решения проблемы квазигосударственных образований могло бы стать создание нового наднационального объединения по аналогии с Европейским Союзом. Такой вариант во многом способен решить проблему сепаратизма и регионализма, объединив и «метрополии», и стремящиеся к отделению территории в рамках более широкой и приемлемой для всех идентичности.

    Подводя итог исследованию в рамках данного параграфа, автор резюмирует следующее.

    Во-первых, нынешнее состояние неопределенности вокруг квазигосударственных образований на постсоветском пространстве продлится еще достаточно долго. Состояние ни мира, ни войны заставит посредников и в первую очередь Россию продолжить поиск взаимоприемлемых конструктивных вариантов политического решения проблем.

    Во-вторых, процесс интеграции России в международное сообщество будет способствовать укреплению миротворческих тенденций в вопросах ре-

    21

    шения проблемы квазигосударств и главное — постепенному изменению самой парадигмы поиска политических вариантов урегулирования данной проблемы.

    В-третьих, оптимальная модель трансформации квазигосударств -это их юридическое признание государством-носителем, а также международным сообществом на основе принципа равноправия и самоопределения народов. Данная модель, по сравнению с другими, в наибольшей степени способна повлиять на более эффективное предотвращение и урегулирование конфликтов и защиту прав человека.

    В-четвертых, в сложившихся современных условиях трансформация квазигосударств на территории бывшего Советского Союза возможна только путем их имплантации в систему государства-носителя на правах автономного или федеративного государственного образования либо присоединения их к России. Вместе с тем подобный вариант трансформации квазигосударств не снимает в полной мере возникающих конфликтов.

    В заключении подводятся итоги проведенного исследования, формулируются общие выводы, отражающие теоретическую и практическую ценность исследования.

    По теме диссертационного исследования автором опубликованы следующие работы:

    Публикации в ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ

    1. Бердегулова, Л. А. Проблема функционирования «постсоветских» непризнанных государств / Л. А. Бердегулова // «Черные дыры» в российском законодательстве. — 2007. - № 5. - 0,4 п.л.

    Иные публикации

    2. Бердегулова, Л. А. К вопросу о причинах возникновения «непризнанных государств / Л. А. Бердегулова // PANDEKTAE : сб. ст. преподавателей и аспирантов каф. гос.-правовых дисциплин юрид. фак. ВГПУ. - Владимир, 2007. - Вып. 4. - 0,45 п.л.

    3. Бердегулова, Л. А. «Непризнанные государства»: история проблемы и пути решения / Л. А. Бердегулова // Юридическая наука в трудах молодых ученых : сб. ст. адьюнктов и соискателей каф. гос.-правовых дисциплин ВЮИ ФСИН России. - Владимир, 2005. - Вып. 2. - 0,5 п.л.

    4. Бердегулова, Л. А. К вопросу о правовом статусе содружества непризнанных государств / Л. А. Бердегулова // Юрид. науки. - 2007. - № 2. - 0,68 пл.

    5. Бердегулова, Л. А. Роль России в урегулировании замороженных конфликтов / Л. А. Бердегулова // Юрид. науки. - 2007. - № 4. - 0,6 п.л.

    6. Бердегулова, Л. А. История и природа явления непризнанных государств / Л. А. Бердегулова // Вести. Уфим. юрид. ин-та МВД России. -2007.-№2.-0,4пл.

    Общий объем опубликованных работ составляет 3,03 п.л.



    [1] Данные государственные образования иногда называют «непризнанными государствами».

    [2] В настоящее время продолжается дискуссия о политико-правовом статусе Косово (см., напр.: Нетесова Ю. Дипломатическая битва на Косовом поле // Смысл: общественно-полит, журн. 2007. № 3. С. 27-30).

    [3] См.: Мишин А. Приднестровье: Размораживание демократизацией не состоялось (http://tiraspol.info/print/article_6263.html).

Информация обновлена:31.07.2008


Сопутствующие материалы:
  | Защита диссертаций 
 

Если Вы не видите полного текста или ссылки на полный текст книги, значит в каталоге есть только библиографическое описание.

Copyright 2002-2006 © Дирекция портала "Юридическая Россия" наверх
Редакция портала: info@law.edu.ru
Участие в портале и более общие вопросы: reception@law.edu.ru
Сообщения о неполадках и ошибках: system@law.edu.ru