Учиться в России!
Регистрация »» // Логин:  пароль:

Федеральный правовой портал (v.3.2)
ПОИСК
+ подробный поиск
Подняться выше » Главная/Все книги/

Источник: Электронный каталог отраслевого отдела по направлению «Юриспруденция»
(библиотеки юридического факультета) Научной библиотеки им. М. Горького СПбГУ

Угроза как способ совершения преступления :

АР
Ф766 Фомичева, М. А. (Марина Александровна).
Угроза как способ совершения преступления :Автореферат
диссертации на соискание ученой степени кандидата
юридических наук. 12.00.08 - Уголовное право и криминология
; Уголовно-исполнительное право /М. А. Фомичева ; Науч. рук
. А. И. Чучаев. -М.,2008. -28 с.-Библиогр. : с. 28.3 ссылок
Материал(ы):
  • Угроза как способ совершения преступления.
    Фомичева, М. А.

    Фомичева, М. А.

    Угроза как способ совершения преступления :Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук

    Общая характеристика работы

    Актуальность темы исследования. Право на свободу и личную неприкосновенность неотчуждаемо и принадлежит каждому от рождения (ч. 2 ст. 17,ч. 1 ст. 22 Конституции РФ). Оно предполагает недопустимость какого бы то ни было вмешательства извне в область жизнедеятельности личности и включает в себя ее физическую и психическую неприкосновенность. Гарантируя личную неприкосновенность, законодатель установил уголовно-правовые запреты, направленные на противодействие подобным посягательствам. Разновидностями нарушения психической неприкосновенности личности выступают угрозы, запреты о которых широко используются законодателем при конструировании составов конкретных преступлений. В нормах Особенной части УК РФ угроза как уголовно-правовая категория указана порядка 55 раз.

    Несмотря на наличие соответствующих норм, число преступных деяний, посягающих на отношения по обеспечению личной неприкосновенности, имеет тенденцию к неуклонному росту.

    Статистические данные по пяти наиболее опасным преступным деяниям, совершаемым путем угрозы (изнасилование - ст. 131 УК РФ, грабеж - ст. 161 УК РФ, разбой - ст. 162 УК РФ, вымогательство - ст. 163 УК РФ, угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью - ст. 119 УК РФ), показывают, что их число превышает 535 тыс. (14% от общего числа зарегистрированных преступлений). В 2006 г. число таких посягательств превысило 500 тыс. (15% от общего числа зарегистрированных деяний). По сравнению с 2003 г. прирост общественно опасных деяний, сопряженных с применением различных видов угрозы, колеблется от 114% (по делам об изнасиловании) до 151% (по делам об угрозе убийством или причинением тяжкого вреда здоровью).

    Принятие нового уголовного законодательства не решило многих проблем, в том числе относящихся к квалификации рассматриваемых деяний и отграничению их друг от друга, что, в свою очередь, приводит к различному

    3

    толкованию уголовного закона в правоприменительной деятельности правоохранитель™* и судебных органов.

    Все это свидетельствует о необходимости углубленного теоретического анализа проблем социальной обусловленности, юридической природы, классификации и практики применения норм о преступлениях, способом совершения которых выступает угроза, а также выработки соответствующих научную обоснованных рекомендаций по совершенствованию законодательства.

    Состояние научной разработки проблемы. Значительный вклад в разработку учения о способе совершения преступления внесли Я.М. Брайнин Н.М - Букаев, Г.Г. Зуйков, Л.Я. Драпкин, И.Ш. Жордания, В.В. Карлов, Л.Н. Кирюхина, Л-Л. Кругликов, В.П. Коняхин, Н.И. Панов, Н.П. Пономарева, А.Н Романков, Г.В. Тимейко, А.Н. Трайнин, М.С. Уткин, М.В. Шкеле, О.р. Якубович, Б.В. Яцеленко и др.

    Однако, несмотря на постоянный интерес специалистов к данной проблеме до сих пор остается немало вопросов, требующих своего разрешения. К числу можно отнести определение понятия, признаков, соотношения способа с орудиями, средствами и общественно опасным деянием в целом, унификацию терминов, используемых законодателем при описании указанного признака объективной стороны преступления, и др.

    Вопросы уголовно-правовой оценки деяний, совершаемых путем психического воздействия на человека, неизменно оставались в поле зрения советских и российских ученых-криминалистов.

    В разное время к ним в своих диссертационных работах обращались Г.К. Костров (Уголовно-правовое значение угрозы. М., 1970), В.П. Петрунев (Ответственность за угрозу убийством, нанесением тяжких телесных повреждений уничтожением имущества по советскому уголовному законодательству. М-» 1970), Р.А. Левертова (Ответственность за психическое насилие по советскому уголовному праву. Хабаровск, 1972), Н.В. Стерехов (Ответственность за угрозу по советскому уголовному праву: вопросы теории и прак-

    4

    тики. Свердловск, 1972), Л.В. Сердюк (Психическое насилие как предмет уголовно-правовой оценки. Саратов, 1979), С.Х. Мазуков (Уголовно-правовая защита личности от угрозы убийством. Ростов-на-Дону, 1997), А.А. Крашенинников (Угроза в уголовном праве России. Ульяновск, 2002), И.В. Лукьянова (Угроза как преступление в уголовном праве России. М., 2004), Х.Х. Абсатаров (Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью как преступление против личности. Уфа, 2005) и др.

    Предметом данных исследований были отдельные вопросы ответственности за угрозу убийством, нанесением тяжких телесных повреждений или уничтожением имущества либо за психическое насилие в целом. При этом оставались без должного внимания факторы, обусловливающие криминализацию угрозы как способа совершения преступления, особенности ее законодательного описания в указанном значении, критерии отбора угрозы в качестве квалифицирующих признаков.

    Отдельные составы преступлений, совершаемых путем уголовно наказуемых угроз, освещались в работах Л.А. Андреевой, А.И. Бойцова, И.Ю. Буневой, Л.Д. Гаухмана, П.Ф. Гришанина, И.В. Дворянскова, А.И. Друзина, Е.А. Елец, В.П. Емельянова, В.В. Ераксина, В.И. Зубковой, Н.Н. Изотова, А.В. Кладкова, М.А. Коневой, А.Н. Красикова, ГА. Кригера, П.С. Матышевского, И.Ф. Перова, В.И. Симонова, Е.А. Сухарева, В.И. Ткаченко, А.Д. Чернявского, А.И. Чучаева, С.Н. Шпаковского, В.Г. Шумихина и др.

    Однако до настоящего времени не осуществлялось комплексного монографического исследования, специально посвященного угрозе как способу совершения преступления. Это, вероятно, объясняется тем, что большинство специалистов рассматривали угрозу лишь в качестве разновидности психического насилия, выступающего основным объектом изучения, либо в качестве деяния, способа принуждения или последствия преступления.

    В результате вне поля зрения оказались вопросы конструирования составов, содержащих различные виды угрозы, их квалификации и тесно свя-

    5

    занные с ними проблемы отграничения общественно опасных угроз от непреступных деяний.

    Исследование угрозы в значении способа совершения преступления позволит, на наш взгляд, решить многие взаимосвязанные вопросы Общей и Особенной частей уголовного права, а также выработать конкретные предложения по унификации ее формулировок, совершенствованию диспозиций уголовно-правовых норм и практики их применения.

    Приведенные обстоятельства в своей совокупности обусловливают актуальность рассматриваемой проблемы и выбор ее диссертантом.

    Объект и предмет исследования. Объектом диссертационного исследования выступает угроза в значении способа совершения преступления.

    Предмет исследования включает:

    - памятники уголовного права об ответственности за нарушение уголовно-правового запрета угрозы;

    - исследования в области социологии, психологии, психиатрии, медицины, психофизиологии, виолентологии (вайленсологии), затрагивающие различные аспекты влияния уголовно наказуемых угроз на здоровье и жизнь человека;

    - действующие уголовно-правовые нормы, которые предусматривают ответственность за различные виды угрозы;

    - нормы конституционного, административного, уголовно-процессуального и гражданского права, регулирующие вопросы разграничения правонарушений и преступлений, совершаемых путем угроз, и процессуальный порядок осуществления уголовного преследования в отношении лиц, нарушивших уголовно-правовой запрет угрозы;

    - научные публикации по исследуемым вопросам, материалы общественно-политических изданий, а также сообщения электронных средств массовой информации;

    - судебная и следственная практика по делам о преступлениях, в которых угроза выступает способом их осуществления.

    6

    Цели и задачи исследования. Целями диссертационной работы являются: 1) исследование оснований криминализации угрозы как способа совершения преступления; 2) изучение механизма действия угрозы, вызывающей нарушение психического здоровья личности; 3) углубленный анализ наиболее важных либо дискуссионных проблем, относящихся к различным аспектам угрозы как способа совершения общественно опасного деяния; 4) выработка научно обоснованных рекомендаций по совершенствованию законодательной регламентации ответственности за уголовно наказуемые угрозы, выступающие способом посягательства.

    Средством реализации указанных целей является решение следующих задач по:

    - раскрытию понятия способа совершения преступления, определению его места в системе признаков объективной стороны преступного деяния;

    - исследованию структуры и функционального значения способа;

    - установлению соотношения способа с орудиями, средствами совершения посягательства, с деянием в целом;

    - классификации видов способов по различным основаниям;

    - выявлению факторов, обусловливающих криминализацию способа;

    - определению понятия, признаков и содержания угрозы как способа совершения преступного деяния;

    - анализу юридической природы и оснований криминализации угрозы;

    - раскрытию специфики информационного воздействия на человека, места угрозы среди других способов такого воздействия;

    - выяснению, какие опасные для жизни или здоровья человека последствия вызывает уголовно наказуемая угроза;

    - установлению соотношения уголовно-правовых понятий «угроза», «психическое насилие», «принуждение»;

    - систематизации видов угрозы по различным основаниям в зависимости от значения, которое ей придает законодатель;

    7

    определению содержания терминов, используемых законодателем для различных видов угрозы как способа совершения посягательства

    Анализу основных закономерностей в уголовно-правовом обеспечении неприкосновенности личности на основе сравнительного ровного законодательства ряда зарубежных государств, стран квалификации понятийного аппарата уголовного закона, относящегося к грозе как способу совершение преступления;

    правовых норм, в которых угроза используется в значении способа, совершенствованию практики их применения.

    Методология и методика исследования. Методологическую основу диссертации научных составляют как общенаучные методы (формально-логический, диалектический, системный, структурно-функциональный), так и специальные (историко-правовой, сравнительно-правовой и др.) историко-правовой, сравнительно-правовой и др.), а также сравнительный анализ статистических данных и некоторые другие методы научного познания.

    Теоретическая и правовая основа работы. Специфика угрозы как обусловила использование в качестве теоретической диссертации научных разработок отечественных и зарубежных авторов философии, социологии уголовного права, криминологии, психиатрии и судебной медицины. Особо следует выделить труды Ю.М. Антоняна, Ф.Е. Василюка, Г.А. Злобина, С.Г. Келиной, М.М. Коченова, И.А. Кудрявцева, Н.Ф. Кузнецовой, А.В. Петровского, С.Л. Рубинштейна, Л.В. Сердюка, Ю.В. Синягина, О.Д. Ситковской, Соловьева, П.А. Фефелова, И.Т. Фролова, A.M. Яковлева, М.Г. и др.

    Правовой основой исследования являются: памятники русского права до 1917г.,УК РСФСР 1922,1926 и 1960гг.,а также нормы Конституции РФ 1996 г., а

    8

    также нормы Конституции РФ 1993 г., уголовно-процессуального (УПК РФ 2001 г.), административного (КоАП РФ 2001 г.) и гражданского права (ГК РФ 1994 г.), федеральные законы и подзаконные акты, регулирующие отдельные вопросы, связанные с регламентацией ответственности за различные виды угрозы, Модельный уголовный кодекс для государств-участников Содружества Независимых Государств (СНГ).

    Кроме того, в диссертации проведен сравнительный анализ действующего уголовного законодательства ряда зарубежных стран (Болгарии, Германии, Голландии, Дании, Испании, Китая, США, Швейцарии, Швеции, Японии), государств-участников СНГ (Азербайджанской Республики, Республики Беларусь, Республики Казахстан, Кыргызской Республики, Республики Молдова, Республики Таджикистан, Республики Туркменистан, Республики Узбекистан, Украины), Грузии, а также стран Балтии (Литвы, Латвии, Эстонии), регулирующего аналогичные вопросы.

    В качестве эмпирической базы работы использованы как собственные конкретно-социологические исследования, так и данные других специалистов. При подготовке диссертации были проанализированы материалы 272 уголовных дел, рассмотренных судами Российской Федерации и мировыми судьями субъектов РФ. При этом указанные материалы отбирались как по делам о посягательствах, способом осуществления которых выступают различные виды угрозы, так и по делам о преступлениях, предусмотренных ст. 119, 296, 318 и 321 УК РФ (составы угрозы). По первой категории изучено 219 (80,5%), по второй - 53 дела (19,5%).

    Научная новизна исследования определяется тем, что это первая монографическая работа, посвященная комплексному анализу угрозы как способа совершения преступления, выполненная на базе Конституции РФ, УК РФ, а также с учетом нового гражданского, административного и уголовно-процессуального законодательства, регулирующего сходные вопросы. Результаты исследования позволили определить структурно-функциональное назначение угрозы, выступающей в качестве способа действий в основном и

    9

    квалифицированных составах общественно опасных деяний, и сформулировать предложения по совершенствованию уголовного законодательства и уточнению ряда теоретических положений.

    На защиту выносятся следующие научные положения, выводы и рекомендации:

    1.    Способ необходимо рассматривать как признак объективной стороны преступления, представляющий собой прием или комплекс приемов, обеспечивающих исполнение основного действия (бездействия). Структурно-функциональное назначение способа состоит в том, что он входит в содержание деяния, определяя операционное своеобразие его выполнения, либо выступает в виде отдельного действия, являясь приемом исполнения основного действия (бездействия).

    2.    Угроза как вид преступного поведения представляет собой противоправное общественное опасное информационное воздействие на потерпевшего. Основанием для криминализации такого рода воздействия является способность общественно опасной и реальной угрозы нарушить личную неприкосновенность гражданина, причинить ему психическую травму или иной вред здоровью либо принудить к выполнению какого-либо действия, нарушающего его право или обязанность, либо к отказу от осуществления права или от исполнения обязанности.

    3.    Угроза как способ совершения преступления характеризуется оказанием такого воздействия на психику человека, при котором он подчиняет свою волю требованиям угрожающего, при этом расчет виновного строится на иерархии ценностей конкретного потерпевшего, выбирающего из право-охраняемых благ, поставленных в опасность причинения вреда, наиболее значимое для него.

    4.    Исходя из принятых в науке уголовного права и судебной практики дефиниций насилия, опасного и не опасного для жизни или здоровья, следует разграничивать понятия причинение вреда и применение насилия, так как не все действия, признаваемые насилием в смысле физического воздействия,

    10

    влекут за собой причинение вреда. Используемые в уголовном законе термины, обозначающие различные виды насилия, в большей степени соответствуют особенностям физического воздействия на организм человека и не учитывают специфику информационного посягательства, осуществляемого посредством разных видов угрозы, а также не в полной мере отражают субъективную направленность таких деяний.

    Предлагается разграничивать понятия «угроза причинением вреда» и «угроза применением насилия». Под первой следует понимать угрозу причинением тяжкого и средней тяжести вреда здоровью потерпевшего, а также угрозу причинением легкого вреда здоровью; ко второй относится угроза нанесением побоев, а также угроза совершения действий, связанных с причинением потерпевшему физической боли либо с ограничением его свобод.

    5.    Необходимо различать термины «угроза убийством» и «угроза причинением вреда здоровью», причинение смерти потерпевшему выходит за рамки уголовно-правового понятия «причинение вреда здоровью». Тем не менее, целесообразно использовать термины «угроза убийством» и «угроза причинением тяжкого вреда здоровью» в связке. Это объясняется сопоставимой степенью их общественной опасности, частым применением при совершении преступлений в совокупности, усиливающим психическое воздействие на потерпевшего, и соответствует устоявшейся законодательной традиции в уголовном праве России.

    6.    Объективная невыполнимость задачи по закреплению в уголовном законе всех возможных способов психического воздействия на потерпевшего, а также различная социальная значимость одних и тех же благ для разных категорий граждан обусловливают использование в конструкциях составов угрозы наряду с другими терминами, обозначающими виды психического воздействия, такого оценочного понятия, как «угроза причинением вреда иным правоохраняемым интересам». Указанная угроза должна использоваться в связке с угрозой уничтожением или повреждением имущества, угрозой распространения сведений, которые могут причинить существенный вред

    11

    правам или законным интересам потерпевшего или его близких, а также угрозой распространения сведений, позорящих потерпевшего или его близких.

    7.         Фактором, детерминирующим включение угрозы в число квалифицирующих признаков состава преступления, выступает ее повышенная по сравнению с основным составом общественная опасность. При этом, чем опаснее вид угрозы, тем больший вред причиняется психической неприкосновенности личности и значительнее благо, которым жертвует потерпевший под влиянием действий угрожающего.

    Анализ норм УК РФ позволяет установить тенденцию значительного увеличения числа случаев употребления в квалифицированных составах преступлений угроз применения различных видов насилия, особенно наиболее опасных - убийством и причинением тяжкого вреда здоровью, по сравнению с основными составами. Угрозе в таких составах свойственно не только увеличивать степень общественной опасности, но и изменять ее характер, поскольку вред причиняется не только основному непосредственному объекту, но и отношениям по обеспечению психической неприкосновенности личности.

    8.         Предлагаются новые редакции уголовно-правовых норм, в которых угроза используется в значении способа совершения преступления (см. раздел «Заключение»).

    Теоретическая и практическая значимость исследования определяется прежде всего тем, что в нем впервые в современной отечественной науке уголовного права на базе Уголовного кодекса 1996 г. комплексно рассматриваются проблемы угрозы как способа совершения преступления, раскрываются ее понятие, содержание, сущность, признаки, виды, последствия, а также особенности построения основных и квалифицированных составов преступных деяний.

    Практическая значимость проведенного исследования обусловлена его направленностью на решение стоящих перед правоохранительными органами задач по своевременному выявлению, пресечению и предупреждению

    12

    преступлений, совершаемых посредством общественно опасных видов угрозы, а также точному и единообразному применению соответствующих уголовно-правовых норм.

    Кроме того, она определяется тем, что: 1) внесен ряд конкретных предложений по совершенствованию уголовного законодательства; 2) содержащиеся в диссертации выводы и положения могут быть использованы как для дальнейшего исследования проблем регулирования ответственности за нарушения уголовно-правовых запретов угрозы, так и в правоприменительной практике; 3) некоторые рекомендации могут быть учтены при подготовке постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации, посвященных вопросам применения законодательства о преступлениях, совершаемых путем угрозы; 4) результаты диссертационного исследования целесообразно применять в процессе преподавания курса уголовного права.

    Апробация результатов исследования. Диссертация подготовлена на кафедре уголовного права и криминологии Ульяновского государственного университета, там же проводилось ее рецензирование и обсуждение.

    Основные положения работы опубликованы в научных статьях и монографии.

    Структура диссертации обусловлена ее целями и задачами, кругом рассматриваемых вопросов и состоит из введения, двух глав, включающих восемь параграфов, заключения, библиографического списка, приложений.

    13

    Содержание работы.

    Во Введении диссертации обоснована актуальность темы, определены цели и задачи исследования, показано состояние научной разработанности проблемы, теоретическая и практическая значимость, научная новизна, методологическая, теоретическая и эмпирическая основы работы, сформулированы основные положения, выносимые на защиту, указана структура работы.

    Первая глава «Уголовно-правовая характеристика угрозы как способа совершения преступления» состоит из трех параграфов.

    В первом параграфе «Понятие и значение способа совершения преступления» раскрывается понятие способа совершения преступления, определяется его место в системе признаков объективной стороны преступного деяния, исследуются структура и функциональное значение способа, устанавливается соотношение указанного признака объективной стороны с орудиями и средствами совершения преступления, с деянием в целом.

    Структурно-функциональное назначение способа совершения преступления, по мнению диссертанта, состоит в том, что способ входит в содержание общественно опасного деяния, указывая на операционное своеобразие его исполнения. Причем он либо имманентен действию, «скрыт» в нем, либо выступает в виде «отдельного» действия, обеспечивающего выполнение «основного» действия (бездействия), и, образуя с ним единое целое, является приемом исполнения последнего.

    Вместе с тем способ совершения преступления, будучи частью целого - преступного поведения, не поглощается полностью основным действием, а сохраняя свою относительную самостоятельность, несет в себе тот особенный «заряд» опасности, который зачастую отличен от присущего основному действию. Тем самым способ при осуществлении основного действия вносит свои собственные элементы в общий процесс, придавая специфику всему деянию в целом.

    Исходя из приведенных положений, способ предлагается рассматривать как признак объективной стороны преступления, представляющий собой

    14

    прием или комплекс приемов, обеспечивающих исполнение основного действия или бездействия.

    В работе показано соотношение рассматриваемого признака состава преступления с орудиями и средствами совершения преступления. Дав критический анализ высказанных в литературе мнений по этому поводу (способ и средства совершения преступления имеют тесную функциональную связь; в содержание понятия способа включается только использование и применение соответствующих орудий и средств, играющих детерминирующую роль; орудие и средства входят в содержание способа совершения преступления как один из характеризующих его компонентов; способ отождествляется с орудиями, которыми совершаются преступления), диссертант приходит к следующим выводам. Во-первых, некоторые авторы способ и средство совершения преступления сливают воедино, между тем средство должно быть отделено от субъекта преступления, хотя выбор способа обусловлен и неразрывно связан с ним. Во-вторых, расширение содержания способа совершения преступления за счет средств и орудий совершения преступления, несмотря на то, что они тесно взаимосвязаны между собой, неоправданно. В теории, законодательстве и на практике им придается такое же самостоятельное значение, как и способу. В-третьих, средства и орудия находятся в тесной функциональной связи со способом совершения преступления и могут выступать в качестве его факультативной характеристики (например, в составах преступлений, объективную сторону которых составляют насилие и угроза). Средство совершения преступления играет детерминирующую роль по отношению к способу; в 46 % уголовных дел средства определяли способ реализации преступного намерения.

    Способ совершения преступления исследуется не только в уголовном праве, но также в уголовном процессе и криминалистике, при этом наметились два принципиальных подхода к определению его содержания. В уголовном праве он воспринимается в узком смысле, в его определение не включаются способ приготовления и способ сокрытия преступления; в то же время

    15

    специалисты в области уголовного процесса и криминалистики данное понятие связывают и с действиями по приготовлению и сокрытию преступления. По мнению диссертанта, в содержание способа совершения преступления входят не только приемы, с помощью которых выполняются преступные действия, непосредственно причиняющие вред объекту уголовно-правовой охраны, но и приемы осуществления приготовительных действий. Но при этом необходимо, чтобы способ подготовки преступления имел значение для квалификации, сам по себе образуя состав другого преступления; другими словами, когда налицо самостоятельное преступление и соответствующий способ его совершения. Если способ сокрытия содержит состав преступления, то он также приобретает самостоятельное уголовно-правовое значение и имеет свой способ совершения.

    В литературе ведется речь, как правило, о способе действия. Применительно же возможности выделения способа бездействия как формы деяния позиции специалистов существенно разнятся. Законодатель же в ряде случаев указывает на способ совершения преступлений, деяние в которых образует бездействие (ст. 156, 198 УК РФ и др.). Уклоняясь от выполнения обязанности либо выполняя ее ненадлежащим образом, лицо ведет себя активно. При этом приемы фактического поведения могут быть различными, но они выступают как способ совершения преступления. Для отрицания наличия способа в преступлениях, объективная сторона которых характеризуется бездействием, по мнению диссертанта, нет ни социальных, ни правовых оснований.

    Во втором параграфе предметом исследования выступают факторы, обусловливающие криминализацию способа совершения преступления.

    К числу таких факторов диссертант полагает возможным относить общественную опасность и достаточную распространенность, а также законодательные традиции. На характер общественной опасности способ влияет тем, что определяет качественное своеобразие исполнения преступного действия и во многом детерминирует характер вреда, причиняемого общественным отношениям. Важное влияние способ оказывает на степень обществен-

    16

    ной опасности преступного деяния - интенсивность способа напрямую сказывается на тяжести наступивших или возможных последствий преступления, при этом он может создавать опасность причинения вреда одновременно нескольким объектам (как основному так и дополнительному).

    В некоторых случаях определимый способ совершения преступления изменяет сам характер преступного Деяния, что дает законодателю основания для выделения самостоятельных видов преступлений, которые разграничиваются по способу их совершения (на этом основании, например, выделяются формы хищения).

    Применительно к угрозе речь можно вести о нескольких степенях интенсивности (вредоносности):

    1)   угроза убийством или признанием тяжкого вреда здоровью как наиболее опасные ее виды;

    2) угроза применения насилия;

    3)   угроза уничтожения или Повреждения имущества; угроза распространения сведений, которые могут причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего или его близких (шантаж).

    Что касается распространенности способов совершения посягательств, влияющих на их криминализации диссертации обосновывается вывод, согласно которому к числу наиболее опасных способов совершения преступления относятся различные психического воздействия на потерпевшего, включая угрозы. Так, по сравнению с 2003 г. прирост преступлений, сопряженных с применением различных видов угрозы, составил: 114% (изнасилование), 131% (разбой), 137% (вымогательство), 151% (угроза % убийством или причинением тяжкого Вреда здоровью), 174% (грабеж).

    Законодатель использует okoj,0 55 различных терминов, содержащих указание на способ в конструкциях составов преступлений. При этом угроза встречается в 52 составах преступны деяний, в которых она выступает способом основного (26), квалифицированного (15) или особо квалифицированного (11) посягательства.

    17

    В числе факторов, влияющих на криминализацию способа совершения преступления, в работе выделяются законодательные традиции и предшествующая нормотворческая практика.

    Если в период Русской Правды способ был важен для определения «злонамеренности воли» (А. Чебышев-Дмитриев), то с развитием законодательства и становлением формально-юридического взгляда на преступление сам способ мог указывать на нарушение уголовного закона. Во второй половине XIX в. в науке уголовного права уже сформировалась проблема способа совершения преступления, вызвавшая активные дискуссии, в частности по вопросам о существовании «преступных» и «непреступных» способов, значении способа совершения преступления, месте учения о способе в общей доктрине о преступлении (А. Чебышев-Дмитриев, И.Я. Фойницкий, Н.С. Таганцев и др.).

    Способ совершения преступления является наиболее динамичной характеристикой преступления, которая развивается вместе с научно-техническим прогрессом. Знание конкретных способов, их видов, распространенность и повторяемость служит целям своевременной и обоснованной криминализации новых общественно опасных деяний и декриминализации утративших такое свойство явлений.

    В третьем параграфе рассматриваются различные классификации способов совершения преступления, встречающиеся в юридической литературе и правоприменительной практике. Классификация, по мнению автора, обеспечивает распределение способов по отдельным группам, в соответствии с их общими или отличительными признаками, упорядочить, привести в определенную систему, выявить как отличительные черты, так и признаки сходства, а также изучить и глубже рассмотреть способ совершения преступления в целом.

    Наряду с физическими способами воздействия особое внимание в работе уделяется информационным способам совершения преступления, видами которых являются:

    18

    письменная речь;

    документы, справки, удостоверения, которые носят официальный характер и исходят от имени должностных лиц и учреждений;

    устная речь и звуковое сопровождение человеческих действий (требование, приказ, угроза, насмешка, просьба, совет, сообщение);

    вспомогательные средства общения (мимика, жесты, телодвижения).

    Информационную нагрузку и способность передавать сигналы о намерениях преступника и его требованиях, побуждающих окружающих к определенному поведению, имеют не только специальные средства коммуникации (речь, мимика, пантомимика), но и иные внешние действия, которые, нося энергетический характер, непосредственно предшествуют физическому воздействию на объект преступления или посредством которых осуществляется это воздействие (запирание потерпевшего в помещение, преследование в безлюдном месте жертвы и т.п.).

    В зависимости от значения, которое способ имеет в конкретном составе преступления, в диссертационном исследовании все способы действий подразделяются на:

    1)       способы, являющиеся признаками основных составов преступлений;

    2)   способы, являющиеся признаками квалифицированных составов преступлений.

    Описание способа совершения преступления в законе может быть различным. В связи с этим в качестве основания для классификации выделяются приемы отражения данного признака объективной стороны преступления в УК РФ, в частности, указание: а) исчерпывающего перечня способов совершения преступления; б) их примерного перечня; в) обобщенной характеристики способа или отдельных его признаков.

    Составы ряда экологических преступлений образованы большим числом альтернативных признаков, что образует нетипичное для большинства норм выделение пунктов уже в первых частях статей УК РФ.

    19

    Автором дается оценка данных приемов законодательной техники. Классифицируя способы по особенностям грамматического их закрепления в конструкции составов преступлений, диссертант подробно анализирует уголовно-правовое содержание употребляемых законодателем в этих целях предлога «путем», выражений «с применением», «с использованием», «деяние, соединенное с...», «деяние, сопряженное с...».

    Приведенные классификации способов совершения преступления могут использоваться при совершенствовании уголовного законодательства и практики его применения, квалификации преступлений, дифференциации уголовной ответственности и индивидуализации наказания.

    Вторая глава «Уголовно-правовое регулирование угрозы как способа совершения преступления» состоит из пяти параграфов.

    В первом параграфе «Общая характеристика угрозы как способа совершения преступления» определяются понятие, признаки и содержание угрозы как способа совершения преступного деяния, устанавливается соотношение уголовно-правовых терминов «угроза», «психическое насилие» и «принуждение».

    На основе изучения литературе, российского и зарубежного законодательства (Голландии, Испании, США, ФРГ, Швейцарии, Швеции, Японии) автор приходит к выводу, что принуждение представляет собой процесс, заключающийся в ограничении свободы действий и волеизъявления человека посредством применения насилия или угрозы для достижения выгодной преступнику цели.

    Насилие в уголовно-правовом смысле означает общественно опасное воздействие на организм человека. Исходя из такого его понимания, говорить о психическом насилии как его разновидности не представляется возможным.

    Вместе с тем насилие и угрозу не следует воспринимать как части единого целого - принуждения, поскольку использование указанных способов возможно вне целей принуждения к чему-либо. Другой особенностью

    20

    насилия и угрозы является то, что они могут быть применены как в связи с прошедшим, настоящим, но так и будущим поведением потерпевшего. Принуждение же может касаться только настоящего и будущего поведения.

    Угроза, широко используемая законодателем в качестве способа совершения преступления, представляет собой противоправное общественно опасное информационное воздействие на потерпевшего. При этом в уголовном законе угроза применяется в значении одного из способов осуществления психического принуждения, самостоятельного способа совершения преступления и деяния.

    В дореволюционной литературе авторы, раскрывая содержание угрозы, делали акцент на различных ее аспектах: функциональной направленности, предметном содержании, внешнем выражении (форме), ее отношении к другим более широким понятиям (принуждению, насилию). Несомненно, что все эти определения в той или иной мере раскрывают понятие угрозы, но четкого и полного представления о ней все же не дают.

    В работе с учетом российского и зарубежного уголовного законодательства рассматривается содержание и структура угрозы.

    Все угрозы в зависимости от их способа делятся на:

    - вербальные, т.е. передаваемые как устно, так и письменно, в том числе посредством телефонной, телеграфной (факсимильной) связи, электронной почты, сети Интернет (по материалам изученных дел встречаются в 9 из 10 случаев применения угроз);

    - невербальные - оптико-кинетические, паралингвистические и экстралингвистические, использующие (или создающие) обстановку совершения преступления;

    - сложные, или угрозы, сопровождаемые демонстрацией оружия (в том числе предметов, используемых в качестве оружия) или имитацией его применения, а также соединенные с совершением иных преступных действий;

    - смешанные.

    21

    В диссертации подробно раскрывается содержание каждого из выделенных способов угрозы.

    По характеру проявления выделяются непосредственные и заочные угрозы; по моменту приведения угрозы в исполнение - так называемые немедленная и отложенная угроза.

    Рассмотрено содержание определенных, неопределенных и завуалированных угроз (Л.В. Сердюк).

    Во втором параграфе «Основания криминализации угрозы как способа совершения преступления» исследуется юридическая природа и раскрывается специфика информационного воздействия на человека, посредством различных видов угрозы, определяются их общественно опасные последствия.

    Общественная опасность указанного способа действия при посягательстве заключается в том, что виновный, запугивая потерпевшего причинением вреда его правоохраняемым благам, стремится к тому, чтобы вызвать у него опасение осуществимости угрозы и подчиниться требованиям угрожающего. Расчет виновного строится на иерархии ценностей конкретного потерпевшего, выбирающего из правоохраняемых благ, поставленных в опасность причинения вреда, наиболее значимое для него.

    В связи с этим основным свойством общественно опасной угрозы выступает реальность (опасение ее осуществимости), которая складывается из возможности восприятия содержания и понимания значения угрозы сознанием и волей человека (субъективный фактор) и заложенного виновным в свой поступок угрожающего потенциала, рассчитанного исходя из особенностей личности потерпевшего и сопутствующих совершению преступления обстоятельств (объективный фактор). При определении реальности угрозы следует руководствоваться в равной мере как объективным, так и субъективным факторами.

    В третьем параграфе «Угроза как способ совершения преступления в уголовном законодательстве Х-ХХвв.» исследуется эволюция уголовно-пра-

    22

    вовых запретов угрозы, выступающей в качестве способа совершения преступления.

    При этом автор приходит к выводу, что правовой запрет угрозы существует со времен Киевской Руси. В законодательстве XI-XV вв. четко прослеживается переход от запрета простого вида угрозы (оружием), не вынуждавшей потерпевшего к каким-либо действиям в пользу виновного, к запрету более сложных (квалифицированных) видов, когда угроза выступала способом совершения другого, более тяжкого преступления. Тенденция расширения уголовно-правового запрета угрозы получила свое дальнейшее развитие в Соборном Уложении 1649 г., Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г., Уставе о наказаниях, налагаемых мировыми судьями, 1864 г., в которых наиболее распространенные виды угрозы были объединены в одной главе. Уголовное Уложение 1903 г. развило основные положения этих правовых актов, криминализировав новые виды общественно опасных угроз.

    Если для раннего правотворчества было характерно понимание угрозы как формы обнаружения умысла на совершение убийства (именно поэтому, по мнению диссертанта, уделялось большое внимание превентивной роли таких уголовно-правовых запретов, как составление «заповедей», применение членовредительских наказаний, «чтобы другим неповадно было так поступать»), то в дальнейшем пришло осознание значения угрозы как способа совершения преступлений, в большинстве своем корыстно-насильственных и посягательства на личность. При этом с совершенствованием законодательной техники стали широко использоваться описательные диспозиции норм, позволяющие определять уголовно значимые признаки угрозы без конкретизации предполагаемого вреда (например, угрозы «учинить насильственное посягательство»).

    В первые годы советской власти уголовно-правовое регулирование запрета угрозы было ситуативным и сводилось к принятию отдельных нормативных правовых актов, устанавливавших ответственность за преступле-

    23

    ния, в которых угроза выступала способом действия при посягательстве на личность, собственность, общественный порядок и общественную безопасность, порядок управления.

    Вплоть до принятия УК РФ 1996 г. уголовное законодательство сохраняло неизменным курс на криминализацию деяний, сопряженных с оказанием посредством различных видов угрозы негативного психического воздействия на потерпевших.

    В четвертом параграфе «Угроза как способ в основном составе преступления» определяется содержание понятий, используемых законодателем для обозначения различных видов угрозы как способа совершения основного состава общественно опасного посягательства.

    Специфика угрозы как способа действия состоит в том, что виновный, угрожая, предвидит «ближайший» результат своего действия - боязнь, страх, переживания потерпевшего, отказ от свободы волеизъявления, и желает этого для наступления «отдаленного» результата (получения денежных средств, имущества, совершения требуемых виновным действий и т.д.). Для достижения такого результата он выбирает соответствующий способ воздействия на сознание потерпевшего, который может выражаться в интенсивности действий, наличии оружия, заменяющих его предметов и т.д.

    Уголовное законодательство рассматривает два вида волевого отношения лица к последствиям при угрозе: а) желание запугать потерпевшего; б) желание наступления выгодного виновному результата в виде принуждения потерпевшего к выполнению какого-либо действия, нарушающего его право, свободу или обязанность, либо к отказу от осуществления права или от исполнения обязанности.

    Последний вариант психического отношения виновного к угрозе законодателем отражается в конструкции состава преступления (чаще всего выступает в качестве образующего основное деяние действия). Желание же запугать потерпевшего, нарушить его психическую неприкосновенность указывается не всегда, что представляется неверным. При таком варианте отсут-

    24

    ствует необходимая взаимосвязь вины и цели угрозы. В конечном же счете получается, что вина учитывается судом неполно при вынесении наказания за угрозу, например повлекшую физиологические изменения в организме потерпевшего.

    Отсутствие единых и четких критериев использования терминологии при конструировании однородных составов преступлений не способствует точному и единообразному толкованию уголовного закона, нарушает стройность и системность изложения уголовно-правового материала. В этой связи предлагается ряд изменений, направленных на совершенствование практики реализации составов угрозы.

    Причинение смерти как результат его применения выходит за рамки насилия, опасного для жизни или здоровья, и подлежит самостоятельной уголовно-правовой оценке. Кроме того, следует разграничивать понятия причинение вреда и применение насилия. Возможно насилие без причинения вреда, например, совершение действий, связанных с ограничением свободы потерпевшего (связывание рук, применение наручников, оставление в закрытом помещении и др.). Соответственно, следует различать понятия «угроза причинением вреда» и «угроза применением насилия». Под первой предлагается понимать угрозу причинением тяжкого и средней тяжести вреда здоровью потерпевшего, а также угрозу причинением легкого вреда здоровью; ко второй относится угроза нанесением побоев, а также угроза совершением действий, связанных с причинением потерпевшему физической боли либо с ограничением его свободы.

    Вместе с тем не следует игнорировать возможность применения психического воздействия, осуществленного посредством иных угроз, не запрещенных уголовным законом под страхом наказания. В этой связи необходимо конструировать уголовно-правовые нормы как бы «про запас», учитывая появление новых, не менее, а может быть и более опасных видов угрозы. Анализ уголовных дел свидетельствует о такого рода угрозах: заражения вирусом смертельной болезни, применения психического насилия к лицу,

    25

    имеющему сердечно-сосудистые заболевания, похищения ребенка, супруга, родителей, изнасилования малолетней девочки, матери, жены и т.д.

    В связи с изложенным предлагается внести дополнения и изменения в ряд норм УК РФ (см. раздел «Заключение»).

    В пятом параграфе «Угроза как способ в квалифицированном составе преступления» рассматриваются квалифицированные составы преступлений, в которых угроза имеет значение способа совершения посягательства.

    Отмечается, что основное деяние отражает в уголовном законе непосредственную направленность посягательства на определенный вид общественных отношений, ради охраны которых введена данная норма, в силу чего оно занимает доминирующее положение по отношению к способу, который выполняет либо функциональную роль, обеспечивая его исполнение, либо имеет конкретизирующее значение, служа целям дифференциации уголовной ответственности в зависимости от степени общественной опасности преступления.

    Применение угрозы в качестве способа совершения квалифицированного вида посягательства облегчает достижение преступной цели, значительно повышая степень общественной опасности деяния. При этом, чем опаснее вид угрозы, тем больший вред причиняется психической неприкосновенности личности и значительнее благо, которым жертвует потерпевший под влиянием действий угрожающего.

    При анализе норм УК РФ отмечается следующая тенденция, подтверждающая выводы диссертанта: значительное увеличение числа случаев употребления угрозы применением различных видов насилия, в том числе наиболее опасных - убийством и причинением тяжкого вреда здоровью в квалифицированных составах преступлений по сравнению с основными составами.

    В диссертации обосновываются и предлагаются изменения и дополнения в нормы УК РФ (см. раздел «Заключение»).

    26

    В Заключении кратко формулируются основные выводы, сделанные в ходе исследования, рекомендации по совершенствованию законодательства, в частности, предлагается:

    а)         дополнить:

    1)    часть 1 ст. 120, п. «е» ч. 2 ст. 127.1, ч. 2 ст. 139, ст. 149, ч. 3 ст. 150, ч. 3 ст. 151,ч. 1 ст. 203, ч. 1 ст. 227, п. «г» ч. 2 ст. 230, п. «а» ч. 2 ст. 240, п. «в» ч. 2 ст. 244, п. «а» ч. 2 ст. 282, п. «а» ч. 3 ст. 286, ч. 2 ст. 322, ч. 2 ст. 330, ч. 1 ст. 333 УК РФ после фразы «с применением насилия» словами «или угрозой применением насилия, а равно угрозой причинением вреда»;

    2)    статью 133, ч. 2 ст. 309 УК РФ указанием на угрозу причинением вреда иным правоохраняемым интересам;

    3)    часть 1 ст. 163, ч. 3 ст. 178, ч. 1 ст. 179 УК РФ указанием на угрозу причинением вреда и угрозу причинением вреда иным правоохраняемым интересам.

    б)         заменить:

    1)     в пункте «в» ч. 2 ст. 126, ч. 1 ст. 162, ч. 4 ст. 166, п. «в» ч. 2 ст. 211, п. «б» ч. 3 ст. 221, п. «б» ч. 4 ст. 226, п. «в» ч. 3 ст. 229, ч. 3 ст. 313 УК РФ слова «с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья» словосочетанием «с угрозой причинением вреда»;

    2)     в пункте «г» ч. 2 ст. 161, п. «в» ч. 2 ст. 166, п. «г» ч. 2 ст. 221, п. «г» ч. 3 ст. 226, п. «г» ч. 2 ст. 229 УК РФ слова «с угрозой применения насилия, не опасного для жизни и здоровья» фразой «с угрозой применения насилия»;

    3)     в пункте «г» ч. 2 ст. 127.2 УК РФ слова «с применением шантажа, насилия или с угрозой его применения» фразой «с применением насилия или угрозой применением насилия, а равно причинением вреда, либо угрозой причинением вреда иным правоохраняемым интересам»;

    4)  в пункте «а» ч. 2 ст. 141, ч. 2 ст. 142 УК РФ словосочетание «принуждением, применением насилия либо с угрозой его применения» словами «с применением насилия или угрозой применением насилия, а равно угрозой

    27

    причинен нем вреда либо угрозой причинением вреда иным правоохраняемым интересам».

    По теме диссертации опубликованы следующие работы:

    В изданиях, рекомендованных ВАК

    1.   Фомичева, М.А. Угроза как способ в квалифицированном составе преступления / М.А. Фомичева // Актуальные проблемы российского права. М., 2007. №1.-0, 5 п.л.

    //. В других изданиях

    2.     Фомичева, М.А. Понятие и признаки способа совершения преступления // Право: теория и практика. 2006. №3.-1 п.л.

    3.     Фомичева, М.А. Угроза как способ совершения преступления (основание криминализации, виды и характеристика); отв. ред. А.И. Чучаев. Владимир, 2 О07. - 10, 23 п.л.

     

Информация обновлена:07.04.2008


Сопутствующие материалы:
  | Защита диссертаций 
 

Если Вы не видите полного текста или ссылки на полный текст книги, значит в каталоге есть только библиографическое описание.

Copyright 2002-2006 © Дирекция портала "Юридическая Россия" наверх

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
Rambler's Top100 Яндекс цитирования

Редакция портала: info@law.edu.ru
Участие в портале и более общие вопросы: reception@law.edu.ru
Сообщения о неполадках и ошибках: system@law.edu.ru