Учиться в России!
Регистрация »» // Логин:  пароль:

Федеральный правовой портал (v.3.2)
ПОИСК
+ подробный поиск
Подняться выше » Главная/Все книги/

Источник: Электронный каталог отраслевого отдела по направлению «Юриспруденция»
(библиотеки юридического факультета) Научной библиотеки им. М. Горького СПбГУ

Официальное толкование норм уголовно-процессуального права :

АР
Р865 Румянцева, Ю. Е. (Юлия Евгеньевна).
Официальное толкование норм уголовно-процессуального
права :Автореферат диссертации на соискание ученой степени
кандидата юридических наук. Специальность 12.00.09 -
Уголовный процесс, криминалистика и судебная экспертиза ;
Оперативно-розыскная деятельность /Ю. Е. Румянцева ; Науч.
рук. А. Д. Прошляков. -Екатеринбург,2008. -22 с.-Библиогр.
: с. 21 - 22.6. ссылок
Материал(ы):
  • Официальное толкование норм уголовно-процессуального права.
    Румянцева, Ю. Е.

    Румянцева, Ю. Е.

    Официальное толкование норм уголовно-процессуального права :Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук

    Общая характеристика работы

    Толкование является одним из фундаментальных вопросов гносеологии, логики, методологии науки, философии языка, семиотики, теории коммуникаций. Данная проблематика традиционно является предметом изучения общей теории права, положения которой составляют методологическую основу настоящего исследования. Однако интерес к функциональному аспекту толкования обусловил тенденцию перехода к его отраслевому изучению. Не стаю в этом плане исключением и уголовно-процессуальное право.

    События конца XX века привели к коренным (принципиальным) преобразованиям в уголовном судопроизводстве. Уголовно-процессуальное законодательство, будучи сложной высокоорганизованной системой взаимообусловленных элементов, подчиненных жестким внутренним и внешним функциональным и генетическим связям, не могло измениться в одночасье. В связи с этим последние десятилетия отмечены его нестабильностью, постоянной корректировкой законодателем, а также Конституционным Судом Российской Федерации нормативных предписаний, регулирующих уголовное судопроизводство. Подобная ситуация актуализировала проблемы эффективности и правильного применения норм уголовно-процессуального права, одним из средств обеспечения которых традиционно является официальное толкование.

    В сферах правовой регламентации и применения теорией права официальному толкованию отводится вспомогательная роль. Однако оно обладает значительным регулятивным потенциалом, практика постоянно сталкивается с ситуациями, когда при разъяснении уголовно-процессуальных норм фактически вносятся изменения в законодательство, а интерпретационным актам придается статус квазиисточников норм права.

    Научная и практическая важность диссертационного исследования вызвана также расширением круга интерпретаторов уголовно-процессуальных норм и необходимостью их изучения.

    Следует отметить, что актуальность темы обусловлена, с одной стороны, накопленным значительным объемом правовых позиций, выработанных субъектами официального толкования по вопросам уголовного судопроизводства, с другой стороны, недостаточным вниманием законодателя к проблемам регулирования статуса интерпретаторов, юридической природы и силы принимаемых ими решений.

    Наблюдаемая в науке тенденция переосмысления подходов к понятию «источник права» повышает значение отраслевых исследований смежных явлений, в т.ч. и официального толкования.

    3

    При выборе темы принимались во внимание не только ее несомненная теоретическая и практическая актуальность, но и степень ее разработанности в науке уголовно-процессуального права. Пик комплексных отраслевых исследований официального толкования приходится на 70-е годы XX века. Однако и сегодня, будучи универсальным авторитетным источником правовой информации, такие интерпретационные акты, как постановления Пленума Верховною Суда РФ, постановления и определения Конституционного Суда РФ, решения Европейского Суда по правам человека, становятся предметом полемики среди ученых и практиков. Вместе с тем объектом проводимых исследований являются преимущественно юридическая природа и сила отдельных видов актов официального толкования, соотношение их с уголовно-процессуальным законом, значение для решения конкретных проблем юридической практики в сфере уголовного судопроизводства. Несмотря на острые научные дискуссии по частным вопросам официального толкования норм, регламентирующих уголовное судопроизводство, работы, направленные на комплексное изучение вопросов интерпретации уголовно-процессуальных норм уже в рамках современной российской правовой системы на сегодняшний день отсутствуют, среди ученых и практиков нет четкого понимания относительно эффективной концепции (модели) официального толкования в уголовном  процессе и его месте в механизме уголовно-процессуального регулирования.

    Данное диссертационное исследование обращается к проблемам официального толкования норм, регламентирующих уголовное судопроизводство, как к важным исходным положениям отрасли.

    Толкование сопровождает деятельность участников уголовного судопроизводства на всех его стадиях не только через интерпретационные акты высших судебных инстанций и иных субъектов. На органы предварительного следствия, дознания и суд законодателем возложены обязанности по разъяснению прав участников процесса (ст.ст. 28, 92, 166, 218, 263. 267-270 УПК РФ), порядка и хода осуществления процессуальных действий (ст. 134, п. 5 ч. 1 ст. 306, ч. 3 ст. 309 УПК РФ и др.), неисполнение которых влечет негативные последствия, как-то признание полученных доказательств недопустимыми, возвращение судом уголовного дела прокурору (п. 5 ч. 1 ст. 237 УПК РФ). Суждения разъяснительного характера содержатся в мотивировочной части большинства правоприменительных решений, как в досудебном производстве, так и в суде. Поскольку толкование представляет собой многоаспектный и полиструктурный феномен, диссертационное исследование было изначально ограничено определенными рамками: автором рассмотрено официальное толкование как деятельность властных органов, юридическая (а иногда и фактическая) сила результата которой распространяется на неопределенный круг лиц.

    4

    Объектом настоящего исследования является деятельность по выявлению подлинного смысла норм права, регулирующих отношения в сфере уголовного судопроизводства, осуществляемая в установленном законом порядке специально уполномоченным субъектом в целях обеспечения правильной реализации данных норм и единства правоприменительной практики, результаты которой закрепляются в правовых актах и обладают свойством обязательности, а также совокупность общественных отношений по поводу применения последних.

    Предметом диссертационного исследования выступают нормы уголовно-процессуального и иных отраслей права, регулирующие порядок официального толкования уголовно-процессуальных норм, юридическую природу и силу принимаемых в рамках данной деятельности решений, последствия их применения; интерпретационные акты; практика применения результатов официального толкования участниками уголовного судопроизводства.

    Целью настоящей диссертации является комплексное изучение модели официального толкования в сфере уголовного судопроизводства и ее оптимизация.

    Поставленная цель обусловила необходимость решения следующих задач:

    - рассмотрение общих вопросов теории официального толкования как научной первоосновы для отраслевого исследования;

    - осуществление исторического, сравнительно-правового анализа норм, регулирующих полномочия по разъяснению уголовно-процессуальных норм, определяющих юридическую силу принимаемых в рамках интерпретационной деятельности решений;

    - исследование интерпретационных актов и практики их использования участниками уголовного судопроизводства:

    - формирование понятия официального толкования уголовно-процессуальных норм;

    - раскрытие характерных черт уголовно-процессуальных норм, обусловливающих особенности их толкования;

    - выявление круга субъектов официального толкования уголовно-процессуальных норм и критериев их выделения;

    - разработка понятия акта официального толкования по вопросам уголовного судопроизводства и правил их систематизации;

    - решение проблем юридической силы актов официального толкования уголовно-процессуальных норм;

    - определение места официального толкования в механизме уголовно-процессуального регулирования;

    - обоснование значения официального толкования как важного средства повышения эффективности уголовно-процессуального регулирования и обеспечения режима законности;

    - изучение существующих научных мнений относительно наиболее значимых вопросов официального толкования уголовно-процессуальных норм;

    - выработка рекомендаций, направленных на совершенствование законодательства, регулирующего порядок осуществления деятельности по официальному толкованию уголовно-процессуальных норм.

    Методологическую основу диссертационного исследования составляют методы различных уровней. Во-первых, общенаучные методы. В целом структура данной работы построена по схеме метода перехода от абстрактного (положений теории права) к конкретному (особенностям изучаемого правового явления в сфере уголовного судопроизводства). Кроме того, в процессе исследования используются методы формальной логики, системный анализ, восхождение от конкретного к абстрактному и др. Во-вторых, методологическую основу диссертации составляют методы частных наук - исторический, логический, сравнительно-правовой, формально-логический и юридико-лингвистический.

    Теоретическую основу диссертации составляют труды ученых в области теории государства и права: С.С. Алексеева. С.Н. Братуся, А.Б. Венгерова. Н.Н. Вопленко, И.Я. Дюрягина, В.Н. Карташова. В.В. Лазарева. М.Н. Марченко, П.Е. Недбайло, B.C. Нерсесянца, А.С. Пиголкина, А.Ф. Черданцева. Ввиду непосредственной связи темы исследования с наукой конституционного права были изучены работы М.И. Байтина, И.В. Витрука, В.А. Витушкина, Н.С. Волковой, Г.А. Гаджиева, В.Д. Зорькина, А.Н. Кокотова, Т.Г. Морщаковой, М.С. Саликова. Т.Я. Хабриевой и др. В ходе исследования использовались труды представителей науки уголовно-процессуального права B.C. Балакшина. В.П. Божьева, Л.М. Володиной, Н.А. Громова, С.П. Ефимичева, П.С. Ефимичева, Л.Б. Зуся, Н.Н. Ковтуна, В.В. Кожевникова. A.M. Ларина. П.А. Лупинской, П.Г. Марфицина, С.Д. Милицина. Е.Г. Мирошникова, Н.Г. Муратовой, А.Д. Прошлякова, М.С. Строговича, А.С. Таран. Ю.В. Францифорова, П.С. Элькинд и других авторов.

    Информационную базу исследования - составляют Конституция РФ, федеральные конституционные законы. УПК РФ, иные федеральные законы и нормативные правовые акты.

    Эмпирическая база. Работа основана на изучении решений Конституционного Суда РФ, Верховного Суда СССР, РСФСР и РФ. Европейского Суда по правам человека, судов общей юрисдикции Свердловской, Челябинской областей. Республики Хакасия, в т.ч. кассационной и надзорной практики Свердловского областного суда за 2003-2007 гг.

    Научная новизна диссертации выражается в проведении комплексного отраслевого исследования феномена официального толкования в сфере уголовного судопроизводства. В

    6

    работе сформулированы и обоснованы теоретические положения, выводы, практические рекомендации и предложения, выносимые на защиту;

    1. Свойства уголовно-процессуальных норм обусловливают необходимость обязательного применения в процессе их толкования грамматического и систематического способов.

    2. Сформулированы правила недопустимости распространительного и ограничительного толкования уголовно-процессуальных норм, в соответствии с которыми запрещается:

    - распространительное толкование норм, регламентирующих основания применения мер процессуального принуждения;

    - распространительное толкование положений, составляющих исключения из общего правила, касающиеся как ограничений прав и свобод участников уголовного судопроизводства, так и их дополнительных гарантий;

    - распространительное и ограничительное толкование норм, формирующих процессуальную форму (порядок) собирания доказательств;

    - ограничительное толкование конституционных прав и свобод участников уголовного судопроизводства.

    3. Полномочия по официальному толкованию уголовно-процессуальных норм на внутригосударственном уровне находятся в исключительном ведении Российской Федерации.

    4. Акты официального толкования уголовно-процессуальных норм представляют собой абстрактную юридическую конструкцию, которая позволяет выделить в отдельную группу правовые акты, отвечающие признакам, совокупность которых может касаться как акта в целом, так и его части: 1) содержат разъяснения уголовно-процессуальных норм; 2) издаются субъектами официального толкования уголовно-процессуальных норм в рамках установленной процедуры, отличной от процедуры нормотворчества: 3) имеют обязательный характер, содержащиеся в них интерпретационные правоположения обеспечены мерами государственного воздействия.

    5. Автором предлагается следующая классификация интерпретационных правоположений, составляющих содержание актов официального толкования уголовно-процессуальных норм: собственно абстрактные разъяснения смысла уголовно-процессуальной нормы; разъяснения правовых явлений, институтов; правоположения конкретизационного характера; правоположения - связки.

    6. Диссертантом признается ретроспективное действие актов официального толкования уголовно-процессуальных норм, исключительным пределом которого является момент вступления толкуемой нормы в законную силу. Такое действие распространяется на не вступив-

    7

    шие в законную силу, а также вступившие в законную силу, но не исполненные или исполненные частично правоприменительные решения, при наличии возможности продолжить правоприменительные процедуры по делу.

    7. Акты официального толкования уголовно-процессуальных норм образуют сложную, многоуровневую систему, имеющую горизонтальный и вертикальный срез. В основу предлагаемой иерархии актов официального толкования положены такие признаки как общие характеристики уголовно-процессуальных норм, место толкуемой нормы в законодательстве, статус субъекта интерпретационной деятельности, объем и характер его полномочий.

    8. Официальное толкование рассматривается как средство достижения целей стабилизации и развития механизма уголовно-процессуального регулирования.

    Стабилизация механизма обеспечивается посредством реализации регулятивной, коллизионной и информационной функций официального толкования.

    Участие официального толкования в развитии механизма уголовно-процессуального регулирования обусловливаются его способностями выявлять потребности в совершенствовании уголовно-процессуального законодательства, разрабатывать правоположения. являющиеся материалом для создания, изменения норм права, участвовать в формировании принципов, концептуальных основ, желаемых направлений развития уголовного судопроизводства.

    Теоретическое и практическое значение диссертационного исследования заключается в том, что его результаты содержат решение задач, имеющих значение для развития уголовно-процессуальной науки. Изложенные в диссертации положения, выводы и рекомендации могут способствовать совершенствованию уголовно-процессуального законодательства и практики его применения. Результаты диссертационного исследования могут быть использованы в учебном процессе юридических вузов. Кроме того, настоящая работа может стать основой для дальнейших научных исследований по уголовно-процессуальной проблематике.

    Апробация результатов диссертационного исследования. Диссертация выполнена и обсуждена на кафедре уголовного процесса Уральской государственной юридической академии. Основные положения диссертации опубликованы в нескольких печатных работах. Отдельные положения работы докладывались на научных и практических конференциях в Южно-Уральском государственном университете (2004, 2005. 2006). Уральской государственной юридической академии (2004. 2005, 2006), Тюменском государственном институте мировой экономики, управления и права (2006).

    Структура диссертации определена характером и связями исследуемых в ней проблем и следует логике их изложения. Работа состоит из введения, трех глав, разделенных на параграфы, и заключения. Работа снабжена списком литературы и нормативного материала.

    8

    Содержание работы

    Во введении обосновывается выбор и актуальность темы исследования, определяются его цель и задачи, объект и предмет, теоретическая и методологическая основы исследования; раскрыта научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы, сформулированы положения, выносимые на защиту; приводятся сведения об апробации результатов исследования.

    Глава первая «Официальное толкование уголовно-процессуальных норм: понятие, объект, способы» состоит из трех параграфов.

    С методологических позиций любое исследование целесообразно начинать с обращения к категориальному составу. В первом параграфе данной главы раскрываются понятия толкования, официального толкования, акта официального толкования (интерпретационного акта) и другие.

    Толкование представлено в работе как интеллектуально-волевая деятельность по раскрытию содержания норм права. Отмечается его универсальное практическое значение в обеспечении эффективной реализации норм права, выражающееся в том, что с одной стороны, толкование завершает правовую регламентацию общественных отношений, с другой, является неотъемлемой частью правоприменения.

    Официальное толкование характеризуется рядом обязательных признаков: содержательным (существо деятельности составляет выявление подлинного смысла норм права) и группой формальных признаков (субъект толкования специально уполномочен осуществлять данную деятельность; результаты официального толкования носят обязательный характер и закрепляются в правовых актах; официальному толкованию, как правило, соответствует определенная процессуальная форма). Важнейшим свойством официального толкования является государственно-властный характер данной деятельности. Поскольку государственная власть в Российской Федерации характеризуется закрепленным в ст. 10 Конституции РФ принципом разделения властей, существо интерпретационных полномочий подлежит исследованию в соотношении с ним. Автор приходит к выводу, что осуществление официального толкования потенциально может быть возложено на любой орган государственной власти, а разумное распределение подобных полномочий способно обеспечить их нормальное функционирование и эффективное взаимодействие.

    Особое внимание уделено проблеме обязательности результатов официального толкования. Обращается внимание, что обязательность разъяснений вытекает из закрепленного в законодательстве полномочия на осуществление соответствующей деятельности и корреспондирует в силу правильности, адекватности выявленного интерпретатором содержания

    9

    обязательности нормы права. Вместе с тем автор отмечает отличие обязательности нормы права от обязательности ее разъяснений. Во-первых, последняя обеспечивается специальными мерами государственного воздействия, которые носят преимущественно объективный, неперсонифицированный характер. Во-вторых, в силу более конкретного по сравнению с нормами права характера обязательность интерпретационных положений не исключает возможности мотивированного отказа от их применения. Автором обосновывается вывод о том, что пределы обязательности результатов официального толкования определяются пределами действия толкуемой нормы и статусом (компетенцией) субъекта интерпретационной деятельности. Кроме того, отмечается, что специальные пределы обязательности могут быть определены законодателем,

    Анализ элементов российской правовой системы потребовал формирования авторского подхода к пониманию акта официального толкования как абстрактной юридической конструкции.

    На основе общетеоретических исследований сформулировано определение официальною толкования уголовно-процессуальных норм как деятельности по выявлению подлинного смысла (содержания) норм права, регулирующих отношения в сфере уголовного судопроизводства, осуществляемой в установленном законом порядке специально уполномоченными субъектами в целях обеспечения правильной реализации данных норм и единства правоприменительной практики, результаты которой закрепляются в правовых актах и обладают свойством обязательности.

    Во втором параграфе выделяются характерные черты уголовно-процессуальных норм. Отмечается, что в процессе толкования необходимо учитывать такие их содержательные особенности, как связь уголовного судопроизводства с возможностью применения мер государственного принуждения и ограничением конституционных прав и свобод человека и гражданина, участие государства в лице соответствующих органов и должностных лиц в качестве субъекта уголовно-процессуальных отношений, использование уголовно-процессуальных норм как средства реализации государственной политики в сфере борьбы с преступностью. Автор обращает внимание, что нормы уголовно-процессуального права могут быть истолкованы правильно исключительно при исследовании их в системе с нормами конституционного и уголовного права.

    Проводится детальный анализ источников формализации уголовно-процессуальных норм, отмечается их существующая множественность. При этом диссертант указывает, что в силу релятивности, системности уголовно-процессуальных норм наиболее адекватной их формой является кодифицированный акт. обладающий приоритетом, который способен обеспечить единство нормативного материала и «плотность» правового регулирования.

    10

    Третий параграф посвящен изучению способов и объема официального толкования уголовно-процессуальных норм. Автор показывает, что в процессе интерпретации применяются все известные общей теории права способы толкования: грамматический, логический, систематический, исторический, функциональный и другие. Общая теория права характеризует грамматическое толкование как обязательное. Его специфика при толковании норм, регулирующих уголовное судопроизводство, обусловлена, прежде всего, особым понятийным аппаратом отрасли.

    Наряду с грамматическим толкованием, в качестве обязательного способа толкования уголовно-процессуальных норм выделяется систематическое толкование. Данный вывод обосновывается такими свойствами интерпретируемых норм как их релятивность, жесткая взаимообусловленность и детерминированность нормами иных отраслей права, прежде всего, уголовного материального и конституционного права. В качестве самостоятельного вида автор выделяет специальное систематическое официальное толкование - деятельность субъекта, специально уполномоченного выявлять смысл норм в контексте с положениями иного нормативного правового акта. Например, такое толкование осуществляет Конституционный Суд РФ, основной вопрос которого - соответствие норм отраслевого законодательства, в т.ч. уголовно-процессуального, положениям Конституции РФ.

    Особенности уголовно-процессуальных норм предопределяют и объем их толкования. Теория права выделяет три вида толкования: буквальное, распространительное и ограничительное. При оценке адекватности объема толкования необходимо учитывать, что он не должен обусловливаться субъективным интересом, а подчиняться исключительно условиям системности права. Первоочередная цель ограничительного и распространительного толкования - исправление ошибок, неточностей юридической техники. Любое толкование норм, регламентирующих уголовное судопроизводство, должно основываться на отраслевых принципах и соблюдать без каких-либо ограничений баланс между правами и обязанностями участников уголовного судопроизводства. К общеправовым автором отнесены правила о недопустимости распространительного толкования исчерпывающих перечней и исключений. Данные правила закладываются в основу выделения отраслевых. Так, применительно к сфере уголовного судопроизводства дополнительно сформулированы требования о запрете распространительного толкования норм, регламентирующих основания применения мер процессуального принуждения, норм, закрепляющих ограничения прав, свобод, санкции, а также положений, содержащих дополнительные гарантии прав и свобод участников уголовного судопроизводства.

    Специфический характер, оригинальное содержание норм о доказательствах и доказывании обусловливают важность их единообразного понимания. Учитывая, что именно особая

    11

    процессуальная форма обеспечивает существо доказывания в уголовном процессе и является гарантией соблюдения прав его участников, автором делается вывод о недопустимости распространительного и ограничительного толкования норм, формирующих процессуальную форму, порядок собирания доказательств.

    В отношении ограничительного толкования уголовно-процессуальных норм сформулированы и обоснованы два основных правила: недопустимо ограничительное толкование незаконченных перечней и конституционных прав и свобод участников уголовного судопроизводства и иных лиц.

    Глава вторая «Субъекты официального толкования уголовно-процессуальных норм» состоит из трех параграфов.

    На основании п. «о» ст. 71 Конституции РФ автором сделан вывод о возможности осуществления деятельности по официальному толкованию уголовно-процессуальных норм на внутригосударственном уровне органами государственной власти исключительно федерального уровня.

    В первом параграфе исследуются полномочия органов законодательной и исполнительной власти Российской Федерации в сфере толкования уголовно-процессуальных норм, сложившееся в науке устойчивое мнение, что органам законодательной ветви власти какого-либо специального разрешения для интерпретации принятых ими норм не требуется (аутентическое толкование), отмечается, что телеологический и содержательный критерии не могут быть единственно положены в основу выделения интерпретационной деятельности в качестве самостоятельной. Признание ее таковой возможно при условии, что цели официального толкования соответствует специфический порядок ее достижения, отвечающий принципам оперативности и объективности, и результат - интерпретационное правоположение, который обладает особой юридической силой, отличной от силы нормы права.

    Издаваемые исполнительными органами государственной власти РФ правовые акты по вопросам уголовного судопроизводства часто являются интерпретационными по своему содержанию. Вместе с тем действующее законодательство не представляет данным органам полномочий по толкованию уголовно-процессуальных норм, содержащихся во внутренних нормативных правовых актах РФ.

    Учитывая тот факт, что органы исполнительной власти РФ обладают правом издания нормативных актов по некоторым вопросам уголовного судопроизводства, согласно общим положениям теории толкования, из него логически вытекает право аутентического толкования. Однако процедура осуществления данной деятельности, а также обязательность ее результатов в действующем законодательстве не закреплены, а имеющие место быть на практике разъяснения являются частью ведомственных актов и наследуют их юридическую силу

    12

    (либо составляют содержание правовых норм ведомственного характера, либо положений рекомендательного характера), что не позволило формально юридически отнести их к субъектам данной деятельности.

    Второй параграф посвящен изучению интерпретационных полномочий судебных органов государственной власти РФ в сфере уголовного судопроизводства.

    Обращается внимание на особое место в системе официального толкования уголовно-процессуальных норм высших судебных инстанций.

    Абстрактность законодательных положений, определяющих компетенцию Верховного Суда РФ, стала причиной острой научной дискуссии по вопросам правовой природы и юридической силы интерпретационных правоположений Суда. Формулировка ст. 126 Конституции РФ: «Верховный Суд Российской Федерации ... дает разъяснения по вопросам судебной практики», охватывает достаточно широкий круг полномочий (толкование норм права, разъяснение возможности и порядка применения аналогии, организационные полномочия и т.д.). В качестве источников разъяснений уголовно-процессуальных норм выделяются постановления Пленума Верховного Суда РФ, обзоры и обобщения судебной практики, ответы на вопросы по применению законодательства, утвержденные Президиумом, судебными коллегиями Верховного Суда РФ. Вместе с тем. обращается внимание, что признакам акта официального толкования отвечают лишь постановления Пленума Верховного Суда РФ, которые квалифицируются автором как акты комплексного интерпретационного и организационного характера, обладающие свойством обязательности.

    Проведен сравнительно-правовой анализ уголовно-процессуального законодательства Республики Казахстан, нормы которого квалифицируют источники разъяснений Пленума Верховного Суда Республики Казахстан как нормативные постановления, являющиеся частью уголовно-процессуального права. По итогам исследования автором сделан вывод, что статус, придаваемый законодательством РФ рассматриваемым актам, в большей степени соответствует их правовой природе, а также принципу разделения властей, положенному в основу правовых систем Российской Федерации и Республики Казахстан.

    Как специфическое для российской правовой системы явление отмечаются решения Верховного Суда РФ по конкретным делам, в соответствии с действующим законодательством не обладающие общеобязательностью, однако фактически на практике ставшие «прецедентами». Такой статус приобретают «практико-ожидаемые» решения, оптимизирующие процесс правоприменения. Юридическая сила «прецедентов» Верховного Суда РФ обусловливается его авторитетом и адекватностью соответствующим общественным отношениям. Общий характер они приобретают в процессе формирования позиций правоприменителей с

    13

    помощью ведомственных инструкций, общественного мнения, институтов гражданского общества, в т.ч. средств массовой информации.

    К субъектам официального толкования уголовно-процессуальных норм отнесен Конституционный Суд РФ. Специальное систематическое толкование норм права во многом определяет содержание правовых актов Суда. Результаты его интерпретационной деятельности охватываются понятием «правовая позиция», детально разработанным в рамках науки конституционного права. Отмечается концептуальный характер разъяснений Суда, охватывающих не только отдельные уголовно-процессуальные нормы, но и правовые явления, институты. Этим объясняется важное доктринальное значение решений Конституционного Суда РФ, в которых формируются основы (принципы), критерии конституционности отраслевого регулирования.

    На основании исследования многочисленных научных подходов к определению юридической природы решений Конституционного Суда РФ автором сделан вывод о том, что она может быть определена исключительно при учете сложного, многоаспектного характера его деятельности. Интерпретационные полномочия Конституционного Суда РФ функционально ограничены рамками конституционного контроля, который составляет существо деятельности данною органа.

    Автор обращает внимание на значительную роль решений Конституционного Суда РФ в формировании статуса данного органа. Подобная практика оценивается как противоречащая закону.

    Правовые позиции Суда по вопросам уголовного судопроизводства закрепляются как в итоговых решениях (постановлениях), так и в иных решениях, облекаемых в форму определений. Если общеобязательность итоговых решений не вызывает сомнений (ст.ст. 6, 79, 87, 100 ФКЗ о Конституционном Суде РФ), то в отношении обязательности определений законодатель ответа не дает. В связи с этим обосновывается необходимость внесения в ФКЗ о Конституционном Суде РФ изменений и дополнений, касающихся уточнения интерпретационных полномочий Конституционного Суда РФ, юридической силы принимаемых им решений, закрепления общеобязательности его определений.

    Изучение действующего законодательства позволило в качестве субъектов официального толкования уголовно-процессуальных норм выделить в третьем параграфе Генерального прокурора РФ, ЦИК РФ, Государственно-правовое управление Президента РФ, а также международные органы.

    Интерпретационные полномочия Генерального прокурора РФ закреплены в п. 2 ст. 30 Закона от 17 января 1992 г. № 2202-1 «О прокуратуре Российской Федерации». Официальное толкование осуществляется Генеральным прокурором РФ в рамках надзора за исполнением

    14

    законом органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, дознание и предварительное следствие. Отмечается, что формально юридически обязательность разъяснений данного органа не распространяется ни на суд, ни на других участников уголовного процесса, что вызывает немало споров в юридической науке. Особый статус Генерального прокурора РФ как субъекта официального толкования уголовно-процессуальных норм обусловлен тем, что к функциям прокуратуры РФ относится уголовное преследование. Учитывая существенное влияние субъективного интереса на содержание интерпретационных правоположений, сделан вывод о невозможности распространения обязательности указаний Генерального прокурора РФ на суд, так как это противоречило бы принципу состязательности. В целях соблюдения законности предлагается предметно ограничить интерпретационную деятельность Генерального прокурора РФ и распространить обязательность ее результатов на всех участников процесса, за исключением суда.

    В связи с признанием ч. 3 ст. 1 УПК РФ в качестве источника уголовно-процессуального права общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров, диссертантом исследуются вопросы их толкования. В зависимости от субъекта интерпретационной деятельности выделяются два его вида: аутентичное толкование (осуществляется участниками международного договора) и международное толкование (осуществляется специально уполномоченным международным органом).

    Существенное влияние на содержание и развитие уголовно-процессуального законодательства оказывает Европейский Суд по правам человека, специально уполномоченный толковать положения Конвенции от 4 ноября 1950 г. «О защите прав человека и основных свобод». Правовые позиции Суда, учитывая их функциональный и содержательный аспекты, предлагается квалифицировать как прецеденты толкования.

    Автором высказано предположение о возможном расширении круга субъектов официального толкования уголовно-процессуальных норм за счет включения в него созданного при прокуратуре РФ Следственного комитета.

    На основе исследования, проведенного в главе второй, сформулировано понятие субъектов официального толкования уголовно-процессуальных норм, к которым относятся федеральные органы государственной власти Российской Федерации и международные органы, специально уполномоченные осуществлять в установленном законом особом порядке деятельность по разъяснению уголовно-процессуальных норм, результаты которой обладают свойством обязательности.

    Анализ круга субъектов официального толкования позволил подразделить их на органы общей и специальной компетенции. К первой группе отнесены органы, уполномоченные интерпретировать любые уголовно-процессуальные нормы, например, Верховный Суд РФ, ко

    15

    второй - органы, уполномоченные интерпретировать определенную группу уголовно-процессуальных норм, например. Европейский Суд по правам человека, в компетенцию которого входит толкование норм, содержащихся в Конвенции «О защите прав человека и основных свобод».

    На основании выявленной множественности субъектов официального толкования уголовно-процессуальных норм, противоречивости их правовых позиций, принимая во внимание высокую системность отрасли, автором сделан вывод о целесообразности закрепления круга субъектов уголовно-процессуальных норм в УПК РФ.

    Глава третья «Официальное толкование в механизме уголовно-процессуального регулирования» состоит из четырех параграфов.

    Параграф первый устанавливает методологическую основу данной главы. Автором проводится анализ позиций ученых - процессуалистов относительно понимания механизма уголовно-процессуального регулирования, на основании которого выделяются его общетеоретические признаки, отраслевые особенности и элементы.

    Механизм уголовно-процессуального регулирования представлен тремя основными блоками: нормативная основа; фактическая основа; блок средств индивидуального регулирования и реализации права.

    В качестве вспомогательного (дополнительного) элемента механизма уголовно-процессуального регулирования в Российской Федерации выделяются акты официального толкования. Вывод о том. что интерпретационные акты завершают процесс правовой регламентации, позволяет отнести их к правовым средствам, формирующим блок «нормативная основа». Отмечается интегрирующая роль актов официального толкования в обеспечении взаимосвязи таких элементов механизма уголовно-процессуального регулирования как уголовно-процессуальные нормы и регулируемые ими общественные отношения.

    Значение актов официального толкования в сфере уголовного судопроизводства обусловливается целым рядом факторов: 1) внушительным массивом нормативных предписаний, обеспечивающих последовательную регламентацию уголовного судопроизводства, а также внутренней и внешней системностью отрасли уголовно-процессуального права, что требует от субъектов реализации и применения соответствующих норм комплексного подхода к их пониманию: 2) специфическим понятийным аппаратом уголовно-процессуального законодательства; 3) высокой «плотностью» уголовно-процессуального регулирования; 4) значительным объемом оценочных понятий, содержащихся в уголовно-процессуальных нормах; 5) множественностью субъектов уголовного процесса, имеющих разнонаправленные интересы.

    16

    Роль официального толкования и его место определяются не только особенностями уголовно-процессуальных норм и отношений, но и условиями социально-политического характера, к которым, в частности, относится проблема несоответствия динамики изменения законодательства развитию регулируемых общественных отношений.

    Параграф второй посвящен общей характеристике актов официального толкования уголовно-процессуальных норм.

    На основании анализа правовых актов субъектов официального толкования уголовно-процессуальных норм диссертантом сформулировано определение акта официального толкования уголовно-процессуальных как абстрактной юридической конструкции, которая позволяет выделить в отдельную группу правовые акты, отвечающие следующим признакам: 1) содержат разъяснения уголовно-процессуальных норм; 2) издаются субъектами официального толкования уголовно-процессуальных норм в рамках установленной процедуры отличной от процедур нормотворчества; 3) имеют обязательный характер, содержащиеся в них правоположения обеспечены мерами государственного воздействия. Данные характеристики могут распространяться как на правовой акт в целом, гак и на его часть. Правовые акты, содержащие разъяснения уголовно-процессуальных норм, наряду с перечисленными могут обладать иными признаками.

    Отмечается важное теоретическое значение классификации актов, содержащих разъяснения уголовно-процессуальных норм. Наряду с прочими, выделяемыми наукой классификациями, интерпретационные акты предлагается подразделять в зависимости от субъекта толкования на акты законодательных, исполнительных, судебных, контрольно-надзорных органов, международных органов: в зависимости от субъекта интерпретационной инициативы на акты, принимаемые в рамках процедуры, возбуждаемой самим интерпретатором (постановления Пленума Верховного Суда РФ), и акты, принимаемые в рамках процедуры, возбуждаемой по инициативе третьих лиц (акты Конституционного Суда РФ, Европейского Суда по правам человека). С точки зрения функционального и содержательного аспектов выделяются собственно интерпретационные акты и комплексные (сложносоставные) правовые акты.

    Неопределенность субъектного состава интерпретационной деятельности и неоднородностью актов официального толкования не позволяют создать универсальную иерархию актов официального толкования. Вместе с тем, в качестве исходного при исследовании юридической природы актов официального толкования уголовно-процессуальных норм отмечается представление о целостности и сложности их системы, характеризующейся вертикальными и горизонтальными связями.

    17

    Исследование указанных связей позволяет обозначить ряд правил, позволяющих определить юридическую силу актов официального толкования уголовно- процессуальных норм и решить вопросы их конкуренции.

    Вертикальный срез системы интерпретационных актов основан на тезисе о корреспонденции юридической силы официальных разъяснений юридической силе толкуемых норм.

    При формировании горизонтального среза системы учитывается правило о приоритете толкования, данного в рамках интерпретационных полномочий специального характера. Сформулированы следующие коллизионные правила:

    1. Разъяснения норм уголовно-процессуального содержания международных органов, компетенция которых официально признана Российской Федерацией, имеют высшую силу.

    2. Толкование Конституционного Суда РФ норм Конституции РФ и отраслевого законодательства, в т.ч. уголовно-процессуального, имеет приоритет перед их разъяснениями, данными иными органами РФ.

    4. Следующими по юридической силе являются постановления Пленума Верховного Суда РФ. Исключение составляют случаи толкования уголовно-процессуальных норм органами специальной компетенции.

    5. Далее система строится по принципу: акты, отвечающие признаку общеобязательности, обладают приоритетом перед актами ограниченного действия.

    Автором выделяется проблема определения пределов действия актов официального толкования уголовно-процессуальных норм во времени и подчеркивается ее научная и практическая значимость. Учитывая общее действие и обязательность интерпретационных актов, обосновывается целесообразность определения момента вступления их в силу датой официального опубликования.

    Положения общей теории права требуют признания ретроспективного действия актов официального толкования. На основании правовых позиций Конституционного Суда РФ автором определены его пределы:

    1. Исключительным пределом ретроспективного действия акта официального толкования является момент вступления толкуемой нормы в законную силу.

    2. Акты официального толкования действуют ретроспективно в отношении не вступивших в законную силу, а также вступивших в законную силу, но не исполненных или исполненных частично правоприменительных решений.

    3. Акты официального толкования действуют ретроспективно в отношении дел, правоприменительные процедуры по которым могут быть продолжены при наличии волеизъявления заинтересованных лиц.

    18

    Определяются моменты утраты актами официального толкования уголовно-процессуальных норм юридической силы.

    Автором критически оценивается практика «переживания» интерпретационных актов. Обосновывается тезис, что любая отмена или замена нормы права, а также отмена или замена нормативного правового акта, содержащего толкуемую норму, является основанием для прекращения действия соответствующего разъяснения, поскольку имеет место изменение характера системных связей между нормами. Такие разъяснения не должны порождать юридических последствий, а их значение должно оцениваться исключительно как доктринальное, информационное.

    Отдельно обращается внимание на случаи изменения интерпретатором своих правовых позиций. Данное явление, с одной стороны, квалифицируется как экстраординарное, с другой, как объективно необходимое, обусловленное причинами социально-политического характера. В связи с этим обосновывается целесообразность закрепления процедуры изменения ранее данных разъяснений нормативных предписаний. При этом инициатива изменения правовой позиции должна быть единственно предоставлена самому интерпретирующему субъекту, возможность изменения интерпретационных актов по требованию третьих лиц исключается.

    Диссертантом формулируются специальные правила действия во времени интерпретационных правоположений в случае изменения субъектом официального толкования уголовно-процессуальных норм своей правовой позиции.

    При исследовании содержательного аспекта актов официального толкования уголовно-процессуальных норм отмечается качественное разнообразие содержащихся в них правоположений, среди которых выделяются собственно абстрактные разъяснения нормы права, толкование правовых явлений и институтов, обладающие свойством концептуальности, правоположения конкретизационного характера (разъяснение порядка применения уголовно-процессуальных норм в отношении типовых ситуаций, выделение видового ряда интерпретируемого понятия, детализация процедур расследования и разрешения уголовных дел), правоположения - связки, положения информационного характера.

    Обращается внимание на существенное влияние статуса субъекта официального толкования на содержание принимаемых им интерпретационных актов.

    В основу параграфа третьего и четвертого положена методология функционального подхода. При этом механизм уголовно-процессуального регулирования представлен как система, характеризующаяся двумя видами целей: стабилизации и развития.

    В параграфе третьем выделяются функции официального толкования, обеспечивающие стабилизацию механизма уголовно-процессуального регулирования. В качестве осново-

    19

    полагающей цели официального толкования называется обеспечение единства правоприменения как важнейшего элемента режима законности. Ему отводится важное место в обеспечении эффективности действия механизма уголовно-процессуального регулирования. Данная цель достигается посредством реализации трех основных функций: регулятивной, коллизионной, информационной.

    Регулятивная функция официального толкования заключается в том, что интерпретационные правоположения завершают процесс правовой регламентации.

    При изучении регулятивных свойств официального толкования анализируются последствия использования участником уголовного судопроизводства официальных разъяснений уголовно-процессуальных норм. Следование правовой позиции субъекта официального толкования отмечается в качестве условной гарантии законности свершаемых правоприменителем действий (бездействия), принимаемых им решений, а также исключает вину конкретного правоприменителя (как следствие - привлечение его к дисциплинарной и иным видам ответственности и наказание) в совершении действий (бездействия), принятии решений. Однако автор указывает, что это не влияет на оценку их объективной стороны - она должна проводиться с учетом правил определения пределов действия интерпретационных правоположений.

    В рамках реализации коллизионной функции происходит разрешение юридических коллизий и устранение недостатков юридической техники. При исследовании информационной функции акты официального толкования рассматриваются в качестве источника правовой информации.

    Автор исследует проблему превышения субъектами официального толкования своих полномочий и осуществления под видом толкования нормотворчества. В Российской Федерации сложилась практика придания актам субъектов интерпретационной деятельности, принятых с превышением их полномочий, статуса квазиисточников. Не умаляя положительного влияния многих подобных актов на регулирование отношений в сфере уголовного судопроизводства, диссертантом сделан вывод о противоречии подобной практики принципу разделения властей.

    Диссертантом обосновывается необходимость предоставления субъектов официального толкования уголовно-процессуальных норм права законодательной инициативы как способ ее преодоления.

    Параграф четвертый посвящен изучению функций официального толкования, обеспечивающих развитие системы механизма уголовно-процессуального регулирования. Выделяя два направления развития: 1) развитие нормативной основы уголовно-процессуального регу-

    20

    лирования; 2) развитие фактической основы уголовно-процессуального регулирования. Официальное толкование обеспечивает первое из них.

    На примерах правоприменительной практики показана способность официального толкования оценить эффективность правовых норм, выявить потребности в создании, совершенствовании, изменении, отмене отдельных законодательных положений. Кроме того, обращено внимание на правовые конструкции, варианты преодоления пробелов в праве и разрешения типовых ситуаций правоприменения, выработанные в процессе интерпретации норм права, которые в дальнейшем были восприняты законодателем при внесении изменений в нормативные правовые акты и принятии новых нормативных правовых актов.

    Отмечается доктринальное значение официального толкования уголовно-процессуальных норм, особенно при формировании принципов уголовного судопроизводства.

    В заключении диссертации сформулированы основанные на проведенном исследовании выводы и конкретные предложения по совершенствованию законодательства.

    Основные положения и выводы диссертационного исследования нашли свое отражение в опубликованных автором диссертации работах:

    Статья, опубликованная в ведущем рецензируемом научном издании, указанном в перечне ВАК:

    1. Румянцева Ю.Е. Некоторые аспекты содержания и значения актов официального толкования в сфере уголовного судопроизводства // Вестник Южно-Уральского государственного университета. Серия: право. № 13. (68) 2006 г. Выпуск № 8. Том № 1. -С. 158-161.- 0,28 п.л.

    Другие статьи, тезисы докладов на научных конференциях:

    2. Румянцева Ю.Е. Выявление конституционно-правового смысла норм уголовно-процессуального законодательства Конституционным Судом РФ // Реализация положений Конституции Российской Федерации в законодательстве - Материалы международной научно-практической конференции, посвященной 10-летию Конституции Российской Федерации.- Челябинск. 2003. ч. II. С. 506 - 508. - 0,23 п.л.

    3. Румянцева Ю.Е. Роль высшей судебной инстанции в регулировании вопросов гражданского иска // Ученые записки: Сборник научных трудов юридического факультета Оренбургского государственного университета. - Выпуск 1. - Оренбург: РИК ГОУ ОГУ. 2004. -С. 201-203.-0,1 п.л.

    4. Румянцева Ю.Е. Субъекты официального толкования норм уголовно-процессуального права // Актуальные проблемы права России и стран СНГ - 2004 г. Материалы VI Международной научно-практической конференции, посвященной 75 - летию и памяти профессора Ю.Д. Лившица. - Челябинск. 2004. ч. I. - С. 317 - 319. - 0.23 п.л.

    5. Румянцева Ю.Е. Некоторые аспекты действия актов официального толкования норм уголовно-процессуального права во времени // Актуальные проблемы права России и стран СНГ - 2005 г. Материалы VII международной научно-практической конференции. - Челябинск. 2005. ч. П. - С. 444 - 446. - 0,17 п.л.

    6. Прошляков А.Д.. Румянцева Ю.Е. Указания Генерального прокурора РФ как специфический источник уголовно-процессуального права // Совершенствование деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступностью в современных условиях: материалы Всероссийской научно-практической конференции (26-27 октября 2006 г.). Вып. 3. Тюмень: Тюменский гос. институт мировой экономики, управления и права (ТГИМЭУП). 2007. С. 262-265. - 0,32 п.л.

Информация обновлена:27.03.2008


Сопутствующие материалы:
  | Защита диссертаций 
 

Если Вы не видите полного текста или ссылки на полный текст книги, значит в каталоге есть только библиографическое описание.

Copyright 2002-2006 © Дирекция портала "Юридическая Россия" наверх
Редакция портала: info@law.edu.ru
Участие в портале и более общие вопросы: reception@law.edu.ru
Сообщения о неполадках и ошибках: system@law.edu.ru