Учиться в России!
Регистрация »» // Логин:  пароль:

Федеральный правовой портал (v.3.2)
ПОИСК
+ подробный поиск
Подняться выше » Главная/Все книги/

Источник: Электронный каталог отраслевого отдела по направлению «Юриспруденция»
(библиотеки юридического факультета) Научной библиотеки им. М. Горького СПбГУ

Полномочия суда на досудебных стадиях уголовного процесса :

АР
Р939 Рыжих, А. Н. (Алексей Николаевич).
Полномочия суда на досудебных стадиях уголовного
процесса :Автореферат диссертации на соискание ученой
степени кандидата юридических наук. Специальность 12.00.09
- Уголовный процесс ; Криминалистика и судебная экспертиза
; Оперативно-розыскная деятельность /А. Н. Рыжих ; Науч.
рук. С. Д. Милицин. -Екатеринбург,2008. -24 с.-Библиогр. :
с. 23 - 24.7. ссылок
Материал(ы):
  • Полномочия суда на досудебных стадиях уголовного процесса
    Рыжих, А. Н.

    Рыжих, А. Н.
    Полномочия суда на досудебных стадиях уголовного
    процесса :Автореферат диссертации на соискание ученой
    степени кандидата юридических наук.

    Общая характеристика работы

    Актуальность темы исследования. С момента провозглашения реформы уголовно-процессуального законодательства в 1991 году и по сей день главным ее направлением является изменение места и роли суда в уголовном процессе России. Наиболее важным моментом продолжающихся до сих пор преобразований можно назвать распространение судебной власти на досудебные стадии уголовного процесса и предоставление в связи с этим суду дополнительных, новых, по сравнению с ранее действовавшими уголовно-процессуальными законами, полномочий. Введение в УПК РСФСР статей 220.1 и 220.2 в 1992 году, которые закрепили право обжаловать в суд применение органом дознания, следователем, прокурором заключения под стражу в качестве меры пресечения, а равно продление срока содержания под стражей стало первым шагом но включению суда в состав участников досудебного производства, а это породило необходимость осмысления новых для юридической науки и практики вопросов. Принятие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в 2001 году ознаменовало превращение суда в одну из важных фигур досудебного производства, что повлекло за собой основательное изменение функциональной модели деятельности всех участников процесса. Объем и характер полномочий суда, деятельность по их реализации с момента получения сообщения о преступлении до направления прокурором уголовного дела в суд для рассмотрения его по существу вызывает неподдельный интерес, поскольку является краеугольным камнем изучения функционально-ролевого строения всего досудебного производства. Несмотря на утверждение Конституции РФ, претворение в жизнь основных элементов Концепции судебной реформы, и вступления в силу Уголовно-процессуального кодекса РФ, а также значительные усилия ученых до сих процессуальная наука не может выйти на стройную конструкцию досудебного производства. Это в немалой степени связано с тем, что понимание места и роли суда в досудебном производстве, сложившееся в последнее время, не совсем соответствует реалиям современного уголовного процесса, а по многим вопросам, возникающим при исследовании новел российского уголовно-процессуального законодательства, учеными и практиками не выработано единого, а зачастую и вообще какого-либо мнения. Особенно это касается теоретической составляющей концепции досудебного производства, в частности положения в нем суда.

    В таких условиях возникает необходимость в первую очередь рассмотреть сущность первичных элементов функционально - деятельностного моделирования -полномочий, определить их характер и особенности, изучить их влияние на роль и место суда в общей структуре досудебного производства, обозначить особенности

    3

    правоотношений, возникающих при реализации судебных полномочий. Все это в конечном итоге должно помочь в разрешении столь животрепещущей уже долгое время проблемы - оптимизации досудебного производства.

    В связи с этим целью настоящей работы является комплексный анализ полномочий как элемента судебной власти, реализуемой посредствам уголовного судопроизводства, предопределяющего его ролевую установку в рамках досудебного производства, обобщение практики их реализации, а также выработка конкретных рекомендаций по совершенствованию норм уголовно-процессуального законодательства, касающихся реализации полномочий суда.

    Достижению названной цели подчинено решение следующих задач:

    1) осмысление термина «полномочия» как своеобразной право-обязывающей юридической конструкции;

    2) обозначение специфических черт полномочий суда на досудебных стадиях процесса;

    3) установление места полномочий в системе смежных понятий;

    4) изучение влияния полномочий на функциональную характеристику деятельности суда. Выявление его роли и назначения на досудебных стадиях процесса;

    5) выделение различных форм осуществления судом полномочий, рассмотрение их сущностно - терминологических характеристик;

    6) анализ предметных и процедурных аспектов реализации судом досудебных полномочий;

    7) обобщение статистики и практики осуществления судом различных форм полномочий;

    8) выявление недостатков и пробелов в законодательном регулировании реализации судом полномочий на досудебных стадиях;

    9) разработка и формулирование предложений по совершенствованию уголовно-процессуального законодательства и практики его применения;

    Для решения поставленных задач в работе рассмотрены общественные отношения, складывающиеся между участниками уголовного судопроизводства в процессе реализации норм, регулирующих осуществление судом полномочий на досудебных стадиях уголовного процесса. Следовательно, именно эти отношения следует назвать объектом диссертационного исследования.

    Предмет настоящей работы составляют теоретические и практические аспекты правовой регламентации осуществления судом предоставленных полномочий, возникающие при этом трудности и пути их преодоления, а также возможные способы совершенствования законодательства в этой сфере.

    4

    Методологической основой диссертации служат общенаучные и специальные методы исследования, среди которых следует назвать диалектический, синтетический, аналитический, системно-структурный, формально-логический, сравнительно-правовой, статистический.

    Теоретическая база определяется фундаментальными разработками и публицистическими размышлениями видных представителей дореволюционной, советской и российской науки уголовно-процессуального права, среди которых А.В. Азаров, Л.Б. Алексеева, Ф.Н. Багаутдинов, В.П. Божьев, В.М. Бозров, А.П. Гуськова, П.М. Давыдов, З.Д. Еникеев, О.Я. Мотовиловкер, A.M. Ларин, П.А. Лупинская, С.Д. Милиции, Н.Г. Муратова, П.Л. Петрухин, Р.Д. Рахунов, В.А. Семенцов, А.В. Смирнова, М.С. Строгович, И.Я. Фойницкий, А.Г. Халиулин, Г.П. Химичева, О.В Химичева, М.А. Чельцов, П.С. Элькинд, Ю.К. Якимович, М.Л. Якуб.

    В работе проанализированы труды практических работников: сотрудников судебной системы, прокуратуры и органов внутренних дел, в частности, таких авторов как СВ. Бурмагин, В. Горобец, И.В. Жеребятьев, В.В. Золотых, И.В. Измайлов, Н.А. Колоколов, О.Н. Марков, А.С. Мирза, В. Назаренко, А.Н. Савченко, Д.Д. Скворцов, А.Н. Фоменко, А. Халиков, А.А. Шамардин, В.Я. Ярковой. Кроме того, учтены оценки и суждения судей Верховного и Конституционного Судов Российской Федерации: В.Н. Витрука, Г.А. Гаджиева, В.В. Дорошкова, В.М. Лебедева, Н.А. Кононова, Т.Г. Морщаковой, Б.С. Эбзеева.

    Существенное влияние на структуру и содержание настоящей работы оказали результаты исследований в области общей теории государства и права, прокурорского надзора, уголовного и административного права, которые получили Д.Н. Бахрах, И.Л. Бачило, В.П. Беляев, СИ. Герасимов, В.М. Горшенев, В.Н. Карташов, В.Н. Кудрявцев, Т.Б. Макарова, А.В. Малько, П.Е. Недбайло, А.Б. Соловьев, Н.М. Чепурнова, А.Б. Шапсугов и другие ученые.

    Также в исследовании учтены взгляды некоторых зарубежных авторов: Г. Брука, Р. Гордона, О. Конта, К. Льюиса, М. Леви.

    Нормативная основа диссертационного исследования включает в себя Конституцию РФ, УПК РФ, УПК РСФСР, ряд законов и подзаконных актов, а также ведомственные инструкции. При выполнении работы были проанализированы, кроме того, уголовно-процессуальные законы некоторых государств - участников СНГ в части регулирования ими полномочий суда на досудебных стадиях процесса.

    Эмпирическая база исследования состоит из опубликованной и неопубликованной практики Верховного Суда РФ за период с 1995 по 2007 годы, Конституционного Суда РФ, а также неопубликованной практики судов общей юрисдикции Свердловской области и иных субъектов Российской Федерации,

    5

    касающейся вопросов осуществления судами своих полномочий на исследуемых стадиях процесса. Изучено около 220 уголовных дел, рассмотренных судами различных уровней и субъектов РФ, проанализированы процессуальные документы, принятые в ходе производства по ним.

    Научная новизна диссертационной работы предопределяется научным подходом, выразившимся в рассмотрении полномочий суда как основного элемента судебной власти, реализуемой посредством уголовного судопроизводства в досудебных стадиях уголовного процесса, детерминирующего функциональные и процедурные характеристики суда как участника уголовного процесса. О научной новизне свидетельствуют и положения, выносимые на защиту:

    1. Полномочия суда на досудебных стадиях процесса - это закрепленные нормами уголовно-процессуального закона средства правообязывающего и государственно-принудительного характера, необходимые и достаточные для достижения процессуальных целей и решения конкретных задач суда на данных стадиях процесса как властного участника уголовно-процессуальной деятельности, применение которых обязательно в определенных законом ситуациях и формах. В таком понимании полномочия являются основным элементом судебной власти, реализуемой посредством уголовного судопроизводства в досудебных стадиях уголовного процесса, в связи с чем они детерминируют назначение, роль, функцию, компетенцию и статус суда.

    2. На досудебных стадиях уголовного процесса суд не осуществляет функцию правосудия или контроля, деятельность его не является также полифункциональной. Судом реализуется единственная функция - обеспечительная.

    3. Полномочия суда, осуществляемые на досудебных стадиях уголовного процесса, в зависимости от особенностей их процессуального осуществления, характера возникающих правоотношений, субъектного состава, существа решений, принимаемых в результате их реализации и других параметров можно объединить в следующие формы деятельности:

    1) судебный контроль.

    2) применение мер процессуального принуждения.

    3) разрешение судом ходатайств следователя и дознавателя о проведении следственных действий.

    4) вынесение судом частного постановления (определения)

    4. Разрешение спора о пределах контрольной компетенции суда видится в разумном сочетании концепций «беспробельного» и ограниченного судебного контроля, основой чего может стать дифференцированный подход к определению предмета контроля, состоящий, прежде всего, в разделении предмета обжалования на:

    - действия органов стороны обвинения;

    6

    - решения органов стороны обвинения.

    5. Решению проблемы незавершенных контрольных производств должны способствовать следующие меры:

    1) ограничение срока подачи жалобы на действия (бездействие) и решения следователя, дознавателя, прокурора до пяти дней с момента, когда участникам процесса стало извесгно о нарушении их прав соответствующим действием (бездействием) или решением дознавателя;

    2) сокращение количества вышестоящих инстанций, которые может пройти решение, принятое в порядке ст. 125 УПК РФ, до одной (на уровне суда субъекта), где результатом рассмотрения является окончательное решение по доводам, изложенным в жалобе;

    3) установление срока обжалования решения суда, принятого в порядке ст. 125 УПК РФ, не превышающего пять дней;

    4) уменьшение сроков рассмотрения жалоб судом второй инстанции до трех дней;

    5) исключение возможности передачи дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

    6. В работе доказывается объективная необходимость предоставления суду полномочий по принятию при применении ст. 125 УПК РФ иных актов, кроме принимаемых по существу жалобы. Исходя из этого, предлагается закрепить в УПК РФ права суда по вынесению дополнительных (процедурных) решений (постановления об оставлении жалобы без движения, о возвращении жалобы, о передаче жалобы по подсудности, об отказе в приеме жалобы, о прекращении производства по жалобе, о приеме жалобы к производству).

    7. В исследовании признается необходимым законодательное закрепление предмета осуществления полномочий по применению мер процессуального принуждения и по рассмотрению ходатайства следователя о проведении следственных действий.

    8. При решении вопроса о заключении обвиняемого, подозреваемого под стражу суд должен иметь установленные законом полномочия переносить заседания на срок до 72 часов, помимо случаев, установленных в законе, также:

    1) в случае неявки приглашенного защитника, если участие защитника в судебном заседании в соответствии с требованиями ст.51 УПК РФ является обязательным;

    2) если доставление подозреваемого, обвиняемого в заседание было невозможно ввиду его болезни или других уважительных причин, и данные обстоятельства могут быть устранены в течение 72 часов;

    3) в случае неявки в заседание надлежащим образом уведомленного подозреваемого, обвиняемого, для его принудительного привода.

    7

    9. Исследование полномочий по вынесению частного постановления позволяет дать рекомендации по увеличению эффективности этого вида деятельности суда:

    1) сделать вынесение частного постановления обязательным для суда в определенных ситуациях;

    2) закрепить механизм, который сделает данный вид решений обязательным для исполнения органами и должностными лицами, в адрес которых оно направлено;

    3) вернуть суду правомочие выносить частные постановления в поощрительных целях.

    Теоретическое и практическое значение результатов исследования.

    Положения, изложенные в работе, могут стать основой для дальнейшего изучения и научного рассмотрения вопросов теории и практики осуществления судом полномочий на досудебных стадиях.

    Кроме того, возможно их использование при подготовке учебного материала (учебников, пособий, практикумов) и в преподавании дисциплины «Уголовно-процессуальное право», а также различных спецкурсов, посвященных деятельности суда в уголовном процессе.

    Предложения по совершенствованию уголовно-процессуального

    законодательства могут быть приняты во внимание при формулировании изменений в нормы закона.

    Выводы, сделанные в работе, полезны при использовании в практической деятельности участников уголовного процесса

    Апробация результатов исследования. Результаты проведенного исследования, выводы и предложения, содержащиеся в диссертации, изложены в восьми научных статьях, в том числе в двух статьях, опубликованных в периодических изданиях, рекомендованных ВАК. Тезисы, составляющие содержание работы, выносились на обсуждение на четырех научно-практических конференциях, в том числе на; V Межрегиональной научной конференции молодых ученых и студентов «Актуальные вопросы публичного права» (14 октября 2006 г., Уральская государственная юридическая академия, г. Екатеринбург); Всероссийской научно-практической конференции «Совершенствование деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступностью в современных условиях» (25-26 октября 2006 г., Тюменский государственный институт мировой экономики, управления и права, г. Тюмень); V Межрегиональной научно-практической конференции «Судебная и

    правоохранительная системы: проблемы и перспективы развития в современной России» (10 ноября 2006 г., Уральская государственная юридическая академия, г. Екатеринбург). IV Международной межвузовской научно-практической Интернет -конференции «Правовая защита частных и публичных интересов» (01 февраля 2007 г., Южно-Уральский государственный университет, г.Челябинск).

    8

    Структура диссертации. Диссертационное исследование состоит из введения, двух глав, разбитых на параграфы, заключения, списка использованной литературы и приложения.

    Основное содержание работы

    Во введении обосновывается выбор и актуальность темы исследования, определяются его цели и задачи, объект и предмет, теоретическая и методологическая основы исследования; раскрыта научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы; сформулированы положения, выносимые на защиту; приводятся сведения об апробации результатов исследования.

    Глава первая «Общая характеристика полномочий суда на досудебных стадиях уголовного процесса» состоит из трех параграфов.

    В первом параграфе анализируется понятие «полномочия» через его соотношение с другими смежными и связанными понятиями, такими как «права», «обязанности», «компетенция», «предмет ведения», «правомочия», «прерогатива», «функции», «юрисдикция», «подсудность», «правовой статус». Кроме того, выделяются характерные черты и разновидности полномочий суда в досудебном производстве, в качестве вывода предлагается определение этого понятия.

    Выявление отношений между понятиями начинается с анализа наиболее широкого в ряду, коим в данном случае является понятие «судебная власть». Обосновывается это тем, что уголовное судопроизводство, в рамках которого ведется исследование, является одним из способов осуществления судебной власти (ст.118 Конституции РФ), а суд - ее носителем. Отмечается, что современная теория права, как и законодатель, четко и однозначно обозначают связь понятий «власть» и «полномочия», хотя такая картина в нашем праве наблюдалась не всегда.

    Далее изучаются взгляды на определение термина «судебная власть». Он понимается в науке одновременно и как основанное на законе обладание правоприменительными полномочиями в правовой сфере жизни общества и как осуществление этих полномочий в соответствии с процессуальным законом соответствующими государственными органами, то есть объединяет как статическую, так и динамическую составляющие судебной власти.

    В подпараграфе первом исследуется статическая составляющая судебной власти, что делает необходимым формулирование понятия правового статуса государственного органа. При характеристике структуры правового статуса, который состоит из трех основных элементов: целевого, содержащего нормы о целях, задачах, функциях, принципах деятельности; организационно-структурного, аккумулирующего

    9

    правовые предписания, регламентирующие порядок образования, реорганизации, ликвидации органа его структуру, его линейную и функциональную подчиненность; компетенционного, состоящего из управомачивающих и обязывающих норм, а также из норм, определяющих пределы использования закрепленных прав и обязанностей, особое внимание обращается на последний, поскольку именно он предопределяет основное содержательное наполнение правового статуса государственного органа. Это позволяет отметить, что компетенция государственного органа слагается из определенного предмета ведения, четко очерченного для каждого органа, и совокупное™ предоставленных ему правовыми актами полномочий. На основе чего автором делается вывод о том, полномочия выступают первичным элементом судебной власти, составляют основу компетенции, а, следовательно, во многом определяют процессуальный статус суда как государственного органа, и, тем самым, предопределяют роль суда как носителя государственной власти.

    Содержание понятия «полномочия» в работе раскрывается через основные черты рассматриваемого правового феномена: соединение права и обязанности в одном законодательном предписании, обязательное их осуществление в определенных ситуациях, нормативное закрепление требований к форме, властный характер. Они отличают полномочия от других разновидностей закрепления статусных норм.

    Компетенция суда на стадиях возбуждения уголовного дела и предварительного расследования определяется в основном частями 2 и 3 ст.29 УПК РФ, закрепляющими его исключительное право проверять процессуальные действия, которые ограничили или могут ограничить права участников процесса. Кроме того, суд может применять иные меры процессуального принуждения (ст. 111, 114-118 УПК РФ), давать заключение об обоснованности возбуждения уголовного дела и привлечения в качестве обвиняемого при производстве по уголовным делам в отношении отдельных категорий лиц (гл.52 УПК РФ). Суд также в ходе досудебного производства вправе выносить частное постановление (определение) в случае, если им будут выявлено ущемление прав и свобод граждан, а также нарушение закона (ч.4 ст.29 УПК РФ).

    В подпараграфе втором внимание уделяется динамической структуре судебной власти. При этом отмечается ее особая роль, поскольку в рамках уголовного процесса задача исследователя при изучении такой категории как полномочия видится в уяснении их места в структуре юридической деятельности, установлении их влияния на направление и качество деятельности конкретного субъекта уголовно-процессуальных отношений, в частности, суда.

    На основе анализа понятия деятельность ее состава и структуры, состоящей из цели, правоотношений и средств, делается вывод о том, что полномочия в структуре

    10

    юридической деятельности имеют значение одной из разновидностей правовых средств осуществления деятельности.

    Уяснение смысла термина «полномочие» продолжается при помощи такой логической операции как деление, основу которой составляет выделение видов понятия.

    В зависимости от того, реализуются ли определенные полномочия только судом или же иные властные субъекты имеют аналогичные, обособлены исключительные и неисключительные полномочия.

    Анализируя отношение суда на досудебных стадиях к решаемым вопросам, автором выделяются полномочия, имеющие пассивный и активный характер.

    В зависимости от того, для решения какой конкретной задачи суд наделен полномочиями, обознаются правоохранительные, правовостановительные (правозащитные) и профилактические полномочия.

    С точки зрения нормального течения процесса указывается, что полномочия могут быть, ординарными, то есть реализуемыми в обычных условиях производства по уголовному делу или экстраординарными, осуществление которых связано с выявлением отклонений от нормального хода процесса, вызванных ущемлением неправомерными действиями субъектов уголовно-процессуальных правоотношений, возникновением промежуточного конфликта, и выходит за рамки нормального хода процесса.

    По характеру деятельности, возникающей при реализации судом полномочий, они разделены на контрольные, разрешительные, принудительные а также полномочия по реагированию.

    В качестве вывода дается определение полномочий суда на досудебных стадиях процесса, согласно которому - это закрепленные нормами уголовно-процессуального закона средства государственно-принудительного характера, состоящие из нрава и одновременно обязанности применения их в определенных ситуациях и формах, необходимые и достаточные для достижения процессуальных целей и решения конкретных задач суда на данных стадиях процесса как властного участника уголовно-процессуальной деятельности. Полномочия являются основным элементом судебной власти, реализуемой посредством уголовного судопроизводства в досудебных стадиях уголовного процесса, в силу чего они детерминируют назначение, роль, функцию, компетенцию и статус суда.

    Во втором параграфе рассматриваются формы осуществления полномочий суда на досудебных стадиях уголовного процесса.

    11

    Одним из основных характерных признаков полномочий суда является их осуществление в строго определенной ситуации, в установленной законом процессуальной форме.

    Полномочия суда в досудебном производстве, как показал структурно-видовой анализ, весьма разнообразны по своему характеру и сущности, их реализация преследует зачастую различные конкретные задачи, а процедура их осуществления имеет значительные отличия. Все это не позволяет говорить о единой процессуальной форме для всех полномочий, осуществляемых судом в досудебном производстве.

    Предлагается объединить полномочия по общим признакам в некоторые совокупности, основные различия которых будут наблюдаться именно в процессуальном порядке их осуществления: основаниях возбуждения, действия принципа состязательности при их реализации, характере выносимых решений и другими предметно-процедурным характеристикам. Следовательно, наиболее правильным кажется рассматривать в настоящей работе дифференцированные (самостоятельные) формы деятельности суда.

    В зависимости от особенностей их процессуального осуществления, характера возникающих правоотношений, субъектного состава, существа решений, принимаемых в результате их реализации в работе диссертантом выделяются четыре формы осуществления судом полномочий (формы судебной деятельности): судебный контроль, разрешение ходатайств органов предварительного расследования и прокурора о проведении следственных действий (санкционирование), применение судом мер пресечения и иных мер принуждения, реагирование на нарушение нормативных актов и прав участников судопроизводства.

    В нодпараграфе первом анализируются понятия «контроль» и «судебный контроль», выявляются характерные черты, разновидности и содержание судебного контроля в досудебном производстве в уголовном процессе. Обращается внимание на внешний характер контроля, альтернативность и факультативность процедуры его осуществления, указывается на пассивную роль суда при реализации контрольных полномочий, обосновывается защитный характер этой разновидности судебной деятельности. Таким образом, основанием возбуждения контрольного производства является отклонения от нормы, последствием - устранение этих нарушений, корректировка сложившейся ситуации.

    С учетом выделенных признаков, исследованы полномочия, предоставленные суду на досудебных стадиях процесса, в результате чего сделан вывод об осуществлении контроля на досудебных стадиях уголовного процесса только при реализации судом полномочий, закрепленных ст. 125 УПК РФ (рассмотрение судом

    12

    жалоб на неправомерные действия, решения следователя, дознавателя, прокурора, руководителя следственного органа).

    Последующим (основным) при таком понимании называется контроль, проводимый судом в рамках рассмотрения уголовного дела по существу, в то время как предварительным (дополнительным) деятельность на досудебных стадиях уголовного процесса по рассмотрению судом жалоб участников процесса.

    В нодпараграфе втором изучается применение судом мер пресечения и иных мер принуждения.

    В данной части работы обозначаются характерные собенности рассматриваемой формы судебной деятельности, такие как: ординарность и состязательность процедуры, исключительный, правоохранительный, пассивный, принудительный характер полномочий, отсутствие альтернативного пути, позволяющего избежать судебного рассмотрения вопроса, возможность подачи ходатайства о применении мер процессуального принуждения только властными субъектами процесса, ограничение прав и свобод личности непосредственно решением суда, принятым при реализации полномочий по применению мер процессуального принуждения.

    С учетом рассмотренных особенностей, полномочия рассматриваются в системе связанных понятий. При поиске родового понятия обнаруживается наличие интересной теоретической проблемы, разрешение которой крайне важно для понимания современной модели досудебного производства российского уголовного процесса.

    Существующей уголовно-процессуальной доктриной и сложившейся практикой применение мер процессуального принуждения воспринимается как составная -часть уголовного преследования. При этом назначение наиболее ограничивающих права и свободы мер пресечения - заключения под стражу и домашнего ареста, а также иных мер принуждения - временное отстранение от должности и наложение ареста на имущество - прерогатива исключительно суда. Без реализации этих полномочий суда трудно представить себе уголовное преследование и достижение его цели, обозначенной ранее. Подчиняясь законам логики, с необходимостью следует сделать вывод о том, что, принимая решение о применении мер процессуального принуждения, суд по сути участвует в уголовном преследовании.

    Вместе с тем, анализ норм УПК РФ показывает, что какие бы действия ни осуществлял суд, говорить о его участии в уголовном преследовании невозможно.

    Основой данного противоречия видится неправильное понимание соотношения понятий «обвинение» и «уголовное преследование».

    В работе обращается внимание, что осуществление уголовного преследования на досудебных стадиях процесса является инструментом обвинения, орудием его

    13

    достижения, способом его формирования. Таким образом, понятия «обвинение» и «уголовное преследование» соотносятся не как «частное» и «общее», а как соответственно «цель» и «средство». Обвинение является процессуальной функцией стороны обвинения. Уголовное же преследование являет собой универсальный набор процессуальных средств, совокупность разнообразных полномочий, объединенных одной целью - обеспечения неотвратимости наказания лица совершившего преступления, осуществляемых в соответствии с процедурными требованиями, закрепленными УПК РФ, т.е. одну из форм деятельности субъектов уголовного процесса, которая может как охватываться функцией обвинения либо иной другой функцией, так и выходить за их рамки. Сторона обвинения не имеет так сказать «эксклюзивного» права на осуществление уголовного преследования, а последнее в свою очередь не является сугубо обвинительной деятельностью. При этом суд, участвуя в уголовном преследовании, не выступает ни на стороне защиты, ни тем более на стороне обвинения, что вполне соответствует основам реформы процессуального законодательства, поскольку не исключает, а скорее обеспечивает претворение в жизнь принципа состязательности.

    Безусловно, участие суда в уголовном преследовании должно быть отделено от рассмотрения уголовного дела по существу и осуществляться судами другой разновидности (например, следственными судьями).

    В третьем подпараграфе исследуется деятельность суда по разрешению ходатайств следователя и дознавателя о проведении следственных действий.

    По мнению автора, реализация судом полномочий, предусмотренных пп.4-8, 11 ч.2 ст.29 УПК РФ, является самостоятельной формой деятельности суда на досудебных стадиях уголовного процесса, осуществляемой им в рамках обеспечительной функции, основания и главные процедурные требования которой закреплены в ст. 165, ч.З ст. 178, ст.ст.182-186 УПК РФ. Об этом свидетельствует совокупность выделенных характерных признаков разрешительной деятельности, таких как: пассивный, исключительный характер полномочий, их осуществление только по инициативе властного субъекта, безальтернативность и отсутствие состязательности процедуры реализации исследуемых полномочий. Особо отмечается, что решение суда, принятое по итогам реализации разрешительных полномочий непосредственно не ограничивает прав и свобод участников процесса, а изучаемая разновидность видность судебной деятельности лишена принудительности;

    Исходя из полученных результатов делается вывод, что необходимо использовать для обозначения рассматриваемой формы деятельности термин «санкционирование».

    14

    Подпараграф четвертый начинается с обосновании позиции автора о наличии у суда правомочия выносить частное постановление в досудебном производстве.

    Автором рассматривается процессуально-правовая природа этих полномочий, их сущность, а также место в системе досудебных полномочий суда. В решении поставленных вопросов главную роль играет выделение и определение характерных признаков явления, отличающих его от других. В частности указывается на то, что вынесение частного постановления лишь право суда, которое не соединено с соответствующей обязанностью. Кроме того, они выносятся по мотивам, которые выходят за круг вопросов конкретного дела, разрешаемых при постановке приговора. Данная разновидность судебных актов не порождает у участников процесса прав и обязанностей, касающихся непосредственно расследования и рассмотрения конкретного уголовного дела. Отмечается открытый перечень оснований, предоставляющих суду право вынести такое решение в любых случаях, если признает необходимым. Указывается на активный рекомендательный характер. Рассматриваемых полномочий, факультативный и дополнительный характер процедуры их осуществления.

    На основании выделенных признаков, а также проведенного разграничения с другими формами судебной деятельности делается вывод о том, что вынесение частного определения является самостоятельной формой реализации полномочий суда в досудебном производстве.

    Терминологически данное направление деятельности суда можно определить как «реагирование».

    Несмотря на все своеобразие и самостоятельность рассматриваемой формы деятельности суда, она все же является лишь одним из средств выполнения обеспечительной функции суда. Это проявляется в том, что вынесение судом частного постановления служит дополнительным средством, гарантией достижения цели, поставленной перед ним на досудебных стадиях уголовного процесса - обеспечение соблюдения прав и свобод участников процесса при возбуждении предварительном расследовании уголовного дела, обеспечения законности всего досудебного производства, а, кроме того, обеспечения поступления в суд уголовного дела максимально свободным от нарушений закона. При вынесении такого решения и направлении его в соответствующие органы суд пытается обеспечить предотвращение правонарушений как властными так и не властными субъектами, и, тем самым, обеспечить дополнительные гарантии прав личности, как на досудебном этапе, так и при производстве в суде.

    В параграфе третьем рассматривается влияние полномочий на функциональную характеристику деятельности суда на досудебных стадиях уголовного процесса.

    15

    Исследованию подвергнуто понятие «функция». В результате чего наиболее приемлемым применительно к настоящего исследования признано представление о процессуальных функциях как о взаимосвязанных основных направлениях уголовно-процессуальной деятельности, направленных на достижение конкретной цели, определяемой правовым статусом участника и стадией уголовного процесса, в которой они реализуются.

    При исследовании функциональной характеристики дается ответ на вопрос о соотношение понятий «правосудие», «судебный контроль» и «полномочия суда на досудебных стадиях уголовного процесса».

    При сравнении деятельности суда по осуществлению правосудие с реализацией полномочий в досудебном производстве автор приходит к выводу, что ни одно из полномочий, которыми законодатель наделил суд на досудебных стадиях, не соответствует всем основным признакам правосудия.

    С учетом указанного понимания термина «функция» рассматривается судебный контроль, что позволяет не согласиться и с тем, что судебный контроль - процессуальная функция и вернее рассматривать его как средство достижения процессуальных целей.

    Из сказанного следует вывод, что суд в досудебном производстве не осуществляет функции правосудия или контроля, а осуществляет какую-то иную функцию. С целью выявления проведен анализ всех групп полномочий суда, реализуемых на досудебных стадиях уголовного процесса, результаты которого позволили сделать вывод о том, что защита и охрана прав личности, а также устранение отклонений досудебного движения уголовного дела лишь в совокупности позволяют обозначить роль суда на изучаемом этапе уголовного судопроизводства. Таким образом, суд, выступая в роли гаранта различных интересов в досудебном производстве, осуществляет самостоятельную и единственную функцию - обеспечительную.

    Глава вторая «Актуальные вопросы реализации судом полномочий в досудебном производстве» состоит четырех параграфов.

    Параграф первый посвящен реализации судом полномочий в рамках судебного контроля.

    Рассмотрение судом жалоб участников уголовного процесса, не облечённых государственной властью, в порядке, установленном ст. 125 УПК РФ, является содержанием судебного контроля на досудебных стадиях уголовного процесса и выступает одним из необходимых условий осуществления обеспечительной функции. Эта форма деятельности стала главным звеном механизма реализации в уголовном судопроизводстве гарантий, закрепленных ст.46 Конституции РФ, которая устанавливает право обжаловать в суд действия и решения органов государственной власти в случае нарушения прав и свобод граждан. Особо отмечается, что на

    16

    территории Российской Федерации складывается различная практика реализации судами контрольных полномочий. Как показали обобщения судебной практики, основные проблемы возникают у судов при определении пределов реализации своих полномочий в порядке ст.125 УПК РФ. Кроме того, суды испытывают явный недостаток процедурной регламентации своих действий.

    В первом подпараграфе сделана попытка решить вопрос об установлении пределов контрольной компетенции суда.

    Пределы судебно - контрольной формы деятельности можно определить исходя из следующих процессуальных параметров:

    -предмет обжалования, то есть крут действий и решений органов предварительного расследования, который подлежит обжалованию;

    -субъектный состав, то есть круг лиц, которые обладают правом обжалования; - временные рамки контрольного процесса;

    -отграничение уголовно-процессуальной подсудности от гражданской и административной.

    Обозначаются подходы к проблеме определения предмета контрольной компетенции суда, при этом отмечается, что основной спор развернулся между процессуалистами, ратующими за беспробельность и всеохватность судебной компетенции, и сторонниками ограничительного толкования. Большинство теорий ограничения судебного контроля имеют существенный недостаток: формулирование через оценочные понятия, что в значительной мере снижает их ценность. Однако и абсолютная «беспробельность» судебного контроля губительна для уголовного процесса. Разрешение этой дилеммы видится автором в сочетании изложенных концепций, основой чего предлагается сделать дифференцированный подход к определению предмета контроля, состоящий, прежде всего, в разделении предмета обжалования на решения органов стороны обвинения и их действия.

    Главной особенностью решений как предмета обжалования является то, что количество таких актов в законе строго ограничено и обличено в процессуальную форму постановлений, что заметно сокращает их вариативность. Вследствие чего вполне оправдано определить на доктринальном уровне характер и виды нарушений, которые могут быть допущены властными субъектами процесса, принимающими решения, а, следовательно, легко выявить последствия, которые соответствующие нарушения могут повлечь, обозначить интересы, права и свободы субъектов обжалования, которые могут быть ущемлены. Все это предоставляет возможность очертить круг решений, подлежащий обжалованию, ограничивая при этом конституционное право граждан на судебную защиту только в той степени, в которой это необходимо для обеспечения нормального хода предварительного расследования.

    17

    В работе сформулирован ряд конкретных мер по устранению неопределенности с предметом реализации полномочий суда в данной сфере. В частности, обозначены критерии для определения круга решений, обжалование которых допустимо, выделены виды решений органа дознания, дознавателя, следователя, руководителя следственного органа, прокурора, подлежащих проверке судом. Кроме того предложены изменения в текст действующего УПК РФ, заключающиеся во включении в текст каждой нормы уголовно-процессуального закона, закрепляющей установленные решения, указания на то, что данное решение подлежит обжалованию в суд в порядке статей 124, 125 УПК РФ, а также обосновано дополнение текста ч.1 ст. 125 УПК РФ указанием на то, что решения должностных лиц стороны обвинения могут быть обжалованы в районный суд по месту производства предварительного расследования в случаях, прямо предусмотренных законом.

    Далее акцент сделан на процессуальные особенности действий (бездействия) стороны обвинения, как предмета жалобы, нельзя не заметить очень большого разнообразия, объема и вариативности действий и связанных с ними нарушений, что влечет принципиальную невозможность определения какого-либо их общего перечня, а значит выделение и закрепление в законе обжалуемых в суд действий органов предварительного расследования, как это было предложено в отношении их решений, не представляется возможным. Другие же способы (обозначение действий, подлежащих обжалованию или не подлежащих обжалованию и другие) крайне субъективны и неэффективны, о чем говорилось ранее, тем более в отношении действий органов прокуратуры, дознания и следствия. В такой ситуации при определении контрольной компетенции суда в этой части наиболее правильным решением будет принять сторону процессуалистов, выступающих за «беспробельность» судебного контроля, что в конечном итоге означало бы для суда возможность рассматривать жалобы на любое процессуальное действие (бездействие), нарушающее, по мнению участника процесса, его права и законные интересы. Предложенная модель позволит избежать казуальности уголовно-процессуальных норм, споров при определении действий, подлежащих судебному обжалованию, следовательно, расхождения судебной практики при решении этого вопроса, а также устранить ряд других проблем при определении контрольной компетенции суда.

    Обращается внимание на ограничение контрольной компетенции по кругу лиц. С учетом раздела П УПК РФ констатируется, что жалобы всех трех разновидностей участников бесспорно подлежат разрешению судом на досудебных стадиях процесса. Это право прямо закреплено за ними в соответствующих статьях УПК РФ: -участники со стороны обвинения: потерпевший (п. 18 ч.2 ст.42), гражданский истец (п. 17 ч.2 ст.44) и их представители (ч.З ст.45);

    18

    -участники со стороны защиты: подозреваемый (п.10 ч.4 ст.46), обвиняемый (п.14 ч.4 ст.47), защитник (п.10 ч.1.ст. 53), гражданский ответчик (п.12 ч.2 ст.54), его представитель (ч.2 ст.55):

    -иные участники уголовного процесса: свидетель (п.5 ч.4 ст.56), эксперт (п.5 ч.З ст.57), переводчик (п.З ч.З ст.59), специалист (п.4 ч.З ст.58), понятой (п.З ч.З ст.60)

    Кроме того, нельзя отказать в праве на жалобу и лицам, претендующим на определенный процессуальный статус, не полученный ими в результате бездействия или незаконного отказа органов расследования (отказ в возбуждении уголовного дела или непризнания потерпевшим должностным лицом). К этой группе следует отнести потенциальных потерпевшего, гражданского истца, их представителей, законных представителей.

    Субъектами обжалования также следует признать юридические лица, а также лиц, заявивших о совершенном или готовящемся преступлении, относящемся к публичному обвинению, не пострадавших от него.

    Для определения временных пределов полномочий суда устанавливаются начальный и конечный моменты приема и рассмотрения судами жалоб, как в первой инстанции, так и в порядке пересмотра решений суда, принятых в первой инстанции.

    При определении начального момента правильным признается распространение полномочий суда на как можно более ранние этапы досудебного производства: право на обжалование появляется у участников процесса с момента, когда должностному лицу дознания, следствия поступила информация о преступлении, обязывающая его принять одно из процессуальных решений, предусмотренных УПК РФ. С этого же момента суд реализует свои полномочия по рассмотрению жалоб, в частности на незаконный отказ в приеме заявления, а также незаконный отказ в возбуждении уголовного дела.

    Более сложным представляется решение вопроса о конечном моменте контрольного производства. Проблема состоит в том, что рассмотрение судами жалоб, как в первой, так и в вышестоящих инстанциях часто производится за пределами срока проведения предварительного следствия или дознания, после передачи уголовного дела для рассмотрения его по существу, после вынесения приговора и даже после вступления его в законную силу, что приводит возникновению недопустимых параллельных производств, в которых исследуется один и тот же вопрос.

    Обосновываются меры сокращения числа, а в дальнейшем и полного устранения незавершенных судебно-контрольных производств. Первым шагом является сокращение количества вышестоящих судебных инстанций, проверяющих решение, до одной (на уровне суда субъекта РФ), результатом рассмотрения которой является окончательное решение по доводам, изложенным в жалобе. Кроме того, необходимо

    19

    законодательно сократить срок обжалования решения суда, принятого в порядке ст. 125 до 5 суток, а также установить кратчайший срок рассмотрения второй инстанцией поступивших жалоб, например, 3 суток. Немаловажным также является исключение возможности передачи дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

    В подпараграфе втором рассмотрена процедура осуществления судебного контроля.

    При приеме к производству жалоб суды должны руководствоваться принципом свободы обжалования, что в свою очередь не исключает необходимости проверки судами поданной жалобы на наличие идентификационных данных заявителя и решения или действия. Во избежание неоднозначного толкования, правильным видится закрепление перечня необходимых реквизитов в норме уголовно-процессуального закона.

    Как при принятии жалобы к производству, так и в его процессе могут быть выявлены обстоятельства, препятствующие её рассмотрению судом по существу. Такими обстоятельствами могут стать несоблюдение заявителем пределов обжалования в порядке ст. 125 УПК РФ, наличие имеющегося уже судебного решения, разрешившего данный процессуальный конфликт, нарушение территориальности, невозможность установления из содержания жалобы «необходимого минимума реквизитов» и т.д., что требует соответствующей ре кции суда. Однако суд, согласно ч.5 ст. 125 УПК РФ, на досудебных стадиях процесса может принимать только два вида решений: об удовлетворении жалобы либо об отказе в ее удовлетворении, что подразумевает рассмотрение дела по существу. Этот перечень не является открытым, он исчерпывающий и не предполагает возможности принятия каких-либо еще процедурных решений. Предлагается устранить эту проблему путем расширения перечня принимаемых судом решений в рамках судебного контроля за счет постановлений об оставлении жалобы без движения, о возвращении жалобы, о передаче жалобы по подсудности, об отказе в приеме жалобы, о прекращении производства по жалобе, о приеме жалобы к производству.

    Рассмотрение жалобы, соответствующей всем предметно-формальным требованиям, производится в рамках судебного заседания.

    В параграфе втором рассматриваются спорные вопросы применения судом мер процессуального принуждения, на примере разрешения судами ходатайств о применении меры пресечения в виде заключения под стражу.

    В подпараграфе первом обозначается предмет исследования суда при решении вопроса о заключении под стражу.

    20

    Толкование норм уголовно-процессуального закона позволяет выделить следующие составляющие предмета исследования суда при рассмотрении им ходатайств дознавателя, следователя:

    -наличие у лица соответствующего процессуального статуса подозреваемого, обвиняемого;

    -достаточность доказательств, подтверждающих основания для применения меры пресечения вообще;

    -доказанность отсутствия возможности применить иную меру пресечения, - факт того, что лицо подозревается, обвиняется в преступлении, наказание за которое превышает 2 года лишения свободы

    Помимо обстоятельств, рассматриваемых судом при применении самой строгой меры пресечения, выявленных выше путем анализа статей 97, 99, ч.1 ст. 108 УПК РФ, в предмет исследования суда входят также законность и обоснованность возбуждения уголовного дела, правильность квалификации, обоснованность подозрения (обвинения). Соответственно, их наличие или отсутствие должно быть подтверждено или опровергнуто сторонами в ходе судебного заседания, а также должно найти свое отражение в постановлении суда. При этом суд по общему правилу не должен затрагивать вопросы виновности лица, законности и обоснованности его задержания, а также предписывать в своем постановлении органам предварительного исправить какие-либо нарушения, или признавать доказательства недопустимыми.

    Установив предметную сферу полномочий суда по применению мер принуждения, автор уделяет внимание механизму, гарантирующему возможность реализации этих полномочий. В работе подчеркивается, что основной его частью должно стать закрепление в уголовно-процессуальном законе обстоятельств, подлежащих рассмотрению судом при избрании меры пресечения в виде заключения под стражу.

    Во избежание возникновения в дальнейшем трудностей при реализации судом полномочий рекомендуется предусмотреть в ч.З ст. 108 УПК РФ обязанность органов предварительного расследования представлять определенный перечень документов. При этом следует учитывать ранее изложенные обстоятельства, подлежащие доказыванию. Непредставление вышеуказанных материалов должно стать для суда основанием для отказа в принятии ходатайства и исключать возможность суда уклониться от рассмотрения заявленного ходатайства, либо отложить заседание, а стороне обвинения затянуть решение вопроса. Исключением можно назвать лишь заявление ходатайства в порядке п.З ч.б ст.108 УПК РФ.

    Во втором подпараграфе исследуется процедура рассмотрения судом ходатайств о применении мер процессуального принуждения.

    21

    Рассматривается вопрос о возможности принятия судом решения в отсутствие кого-либо из участников процесса, оповещенных надлежащим образом о времени и месте проведения соответствующего заседания.

    Констатируется, что принципиальной для суда является только явка (доставление) лица, в отношении которого избирается мера пресечения в виде заключения под стражу. Его отсутствие, согласно нормам УПК РФ, препятствует рассмотрению представленного ходатайства, а в соответствии с ч.5 ст. 108 УПК РФ принятие судебного решения об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отсутствие обвиняемого допускается только в случае объявления его в международный розыск.

    Данное решение призвано обеспечить сведение к минимуму процедуры «заочного ареста», которая не позволяет в полной мере обеспечить соблюдение и защиту прав личности, закрепленных Конституцией РФ, так как лишает подозреваемого, обвиняемого возможности высказать свое мнение по поводу предъявленного ему обвинения, законности и обоснованности ареста. В работе обосновывается недопустимость отхода от этого принципа.

    В случае если подозреваемый или обвиняемый не был доставлен (не явился) предлагается решать проблему путем вынесения постановления об оставлении заявления без рассмотрения. Наличие такого промежуточного процессуального акта позволяет отграничить судебные решения, принятые по существу заявленного иска (ходатайства или жалобы), от судебных решений, констатирующих невозможность разрешения основного вопроса конкретного производства.

    В параграфе третьем освещаются некоторые аспекты санкционирования судом следственных действий.

    Обосновывается позитивность решения законодателя о предоставлении суду полномочий по рассмотрению ходатайств о проведении стороной обвинения действий, 01раничивающих права граждан на неприкосновенность частной жизни и жилища. Однако отмечается, что предметное и процедурное регулирование рассматриваемой формы судебной деятельности требует дополнительной проработки. В том числе посредством

    -закрепления в тексте закона предмета исследования суда;

    -уточнения порядка привлечения заинтересованных лиц при рассмотрении вопроса в соответствие с ч.5 ст. 165 УПК РФ;

    -определения в качестве фактических данных для принятия судом решения по ходатайству исключительно сведений, полученных процессуальным путем, то есть доказательств;

    -прямого указания в законе о возложении обязанности доказывания на следователя;

    22

    -изменения текста ст.203 УПК РФ, в части касающейся порядка осуществления установленных в ней процедур (со статьи 165 на статью 108 УПК РФ).

    Параграф четвертый посвящен особенностям судебной деятельности по реагированию на нарушения законов и прав граждан, выявленных в ходе досудебного производства.

    Полномочия суда по реагированию на нарушения прав граждан и закона имеют на досудебной стадии определенные отличия от осуществления аналогичных полномочий при производстве в суде, корень которых в том, что судом на данной стадии о преступности деяния и виновности лица не рассматриваются, в связи с чем, сужаются пределы их реализации. Это не снижает потенциал рассматриваемой деятельности, по сравнению с аналогичной, осуществляемой в судебных стадиях. Но крайне важным для осуществления этих полномочий представляется отграничение вопросов, решаемых при вынесении судом промежуточных решений и частного определения. С целью увеличения эффективности рассматриваемых полномочий суда рекомендуется сделать их обязательными для суда, а частное постановление обязательным для исполнения органами, в адрес которых оно направлено, также немаловажно возвращение поощрительной составляющей деятельности суда по реагированию.

    В заключении сформулированы в обобщенном виде основанные на проведенном исследовании выводы.

    В приложении содержатся предложения по совершенствованию действующего законодательства в виде законопроекта о внесении изменений в УПК РФ.

    По теме диссертации опубликованы следующие работы:

    1. Статьи в ведущих рецензируемых научных изданиях, рекомендованных ВАК:

    1. Рыжих А.Н. Сроки осуществления судом контрольных полномочий на досудебных стадиях уголовного процесса // Российский судья. 2007. № 6. стр. 18-22.-0,35 п.л.

    2. Рыжих А.Н. Осуществление судом полномочий по уголовному преследованию на досудебных стадиях уголовного процесса // Российский юридический журнал. 2007. № 3. стр. 154-157 - 0,25 п.л.

    2. Иные публикации:

    73

    3. Рыжих А.Н. Функциональная характеристика реализации полномочий суда на досудебных стадиях уголовного процесса // Российский юридический журнал. 2006. № 4. стр. 152-158-0,35 п.л.

    4. Рыжих А.Н. Контрольные полномочия суда в досудебном производстве // Актуальные вопросы публичного права: Материалы V Межрегиональной научной конференции молодых ученых и студентов (14 октября 2006) / Отв. ред. М.С. Саликов -Екатеринбург: Издательский дом «Уральская государственная юридическая академия», 2006. стр. 593-597 -0,2 п.л.

    5. Рыжих А.Н. Полномочия суда по санкционированию следственных действий на досудебных стадиях уголовного процесса // Судебная и правоохранительная системы: проблемы и перспективы развития в современной России: Материалы V Межрегиональной научно-практической конференции (10 ноября 2006 года) / Отв. ред. М.С. Саликов - Екатеринбург: Издательский дом «Уральская государственная юридическая академия», 2.006. стр. 238-243 - 0, 2 п.л.

    6. Рыжих А.Н. Обеспечение судом публичных и личных интересов на досудебных стадиях уголовного процесса // Правовая защита частных и публичных интересов: Материалы IV Международной межвузовской научно-практической Интернет-конференции: Сб. статей / Отв. редактор Б.И. Ровный. В 2 ч. Ч. 1.-Челябинск: Изд-во ООО «Полшраф-Мастер», 2007. стр. 214-218 - 0, 25 п.л.

    7. Рыжих А.Н. Расширение полномочий суда по реагированию на выявленные нарушения на досудебных стадиях уголовного процесса // Совершенствование деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступностью в современных условиях: Материалы Всероссийской научно-практической конференции (26-27 октября 2006 года) / Отв. ред. Ю.В Даровских. Тюмень: Изд-во «Тюменский Государственный институт мировой экономики, управления и права», 2007. стр. 166-168-0,25 п.л.

    24

     

     

Информация обновлена:27.03.2008


Сопутствующие материалы:
  | Защита диссертаций 
 

Если Вы не видите полного текста или ссылки на полный текст книги, значит в каталоге есть только библиографическое описание.

Copyright 2002-2006 © Дирекция портала "Юридическая Россия" наверх

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
Rambler's Top100 Яндекс цитирования

Редакция портала: info@law.edu.ru
Участие в портале и более общие вопросы: reception@law.edu.ru
Сообщения о неполадках и ошибках: system@law.edu.ru