Учиться в России!
Регистрация »» // Логин:  пароль:

Федеральный правовой портал (v.3.2)
ПОИСК
+ подробный поиск
Подняться выше » Главная/Все книги/

Источник: Электронный каталог отраслевого отдела по направлению «Юриспруденция»
(библиотеки юридического факультета) Научной библиотеки им. М. Горького СПбГУ

Договор банковского вклада в гражданском праве России :

АР
Л173 Лазаренко, В. Ф. (Владимир Федорович).
Договор банковского вклада в гражданском праве России :
Автореферат диссертации на соискание ученой степени
кандидата юридических наук. Специальность : 12.00.03 -
Гражданское право ; Предпринимательское право ; Семейное
право ; Международное частное право /В. Ф. Лазаренко ; Науч
. рук. П. М. Филиппов. -Волгоград,2003. -24 с.-Библиогр. :
с. 23.3 ссылок
Материал(ы):
  • Договор банковского вклада в гражданском праве России.
    Лазаренко, В. Ф.

    Лазаренко, В. Ф.

    Договор банковского вклада в гражданском праве России : Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук

    ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

    Актуальность темы исследования. Изменения в экономике, политике, социальной жизни России вызвали необходимость в кардинальном преобразовании законодательства Российской Федерации. Было принято множество нормативных правовых актов, в том числе три части Гражданского кодекса Российской Федерации (ГК). В ГК, с одной стороны, получили свое закрепление новые институты гражданского права, а с другой, существенно изменилось содержание традиционных институтов. Одним из таких договоров, который был присущ и советскому гражданскому праву, но претерпел серьезные трансформации, является договор банковского вклада.

    Договор банковского вклада является одним из наиболее распространенных видов банковских операций. Так, по информации Центрального Банка РФ, до 1998 г. темпы роста депозитных операций (т.е. операций по вкладу) превышали темпы роста операций банков в целом.

    К сожалению, противоправные действия финансовых пирамид, осуществлявших при попустительстве государственных органов, в том числе Центрального Банка РФ, деятельность по привлечению денежных средств от граждан под проценты (фактически депозитные операции), а также финансовый кризис 1998 г. оставили многих вкладчиков не только без доходов, но и без вложенных средств, и подорвали веру населения в действенность и экономическую ценность договора банковского вклада.

    Причина таких неблагоприятных для вкладчиков последствий видится нам не только в экономической слабости РФ, но и недостатках действующего законодательства, регулирующего договор банковского вклада, а также неосуществлении должного контроля за деятельностью коммерческих банков и финансовых компаний со стороны Центрального Банка России.

    Несмотря на то, что законодатель в ГК и в Федеральном законе «О банках и банковской деятельности» устранил множество пробелов в регулировании отношений по банковскому вкладу, некоторые, причем существенные, противоречия и «белые пятна» еще остаются. Например, до сих пор остается благим пожеланием закрепленная в п. 1 ст. 840 ГК обязанность банков обеспечивать возврат вкладов граждан путем обязательного страхования, так как закон, регулирующий организацию данного страхования до сих пор не принят. Неопре

    3

    деленность законодательства о возможности банков по своему усмотрению снижать размеры процентных ставок привела к тому, что многие банки стали использовать этот пробел и в одностороннем порядке снижали размеры процентов по срочным вкладам, что являлось грубейшим нарушением прав и интересов вкладчиков.

    В целом анализ действующего законодательства о банковском вкладе позволяет сделать вывод, что права вкладчика, являющего слабой стороной в договоре банковского вклада, не защищены должным образом.

    Помимо несовершенства действующего законодательства, актуальность исследования определяется дискуссионностью многих научных положений о договоре банковского вклада, что тоже влияет на содержание многих положений нормативных правовых актов. Так, в научной литературе до сих пор нет единого мнения относительно правовой природы договора банковского вклада, прав банка на денежные средства, переданные во вклад, сущности и признаков договора банковского вклада, много споров возникает относительно положений о банковской тайне и др.

    Таким образом, актуальность темы диссертационного исследования определяется, во-первых, несовершенством действующего законодательства; во-вторых, дискуссионностью многих вопросов, затрагивающих договор банковского вклада.

    Цель работы заключается в комплексном исследовании договора банковского вклада, а также выработке рекомендаций по совершенствованию российского законодательства о банковском вкладе.

    Эта общая цель достигается путем решения следующих задач:

    1.      Уяснение правовой природы договора банковского вклада.

    2.      Выявление признаков договора банковского вклада и сравнение его со смежными гражданско-правовыми договорами.

    3.      Систематизация и классификация видов договоров банковского вклада и их характеристика.

    4.      Исследование содержания (условий) и формы договора банковского вклада.

    5.      Анализ правового положения сторон в договоре банковского вклада, их прав, обязанностей и ответственности.

    Объектом исследования являются общественные отношения, возникающие в результате заключения договора банковского вклада.

    Предметом исследования выступает договор банковского вклада, как сделка, порождающая обязательство по банковскому вкладу.

    4

    Теоретической и методологической основой диссертации являются основные теоретические положения науки гражданского права, международного частного права, общей теории права. При проведении научного исследования применялись диалектический, исторический, логический, сравнительно-правовой и другие методы.

    Автор в работе над диссертацией использовал труды таких известных отечественных цивилистов, как М. М. Агарков, В. А. Белов, М. И. Брагинский, В. В. Витрянский, Л. Г. Ефимова, Б. Д. Завидов, О. С. Иоффе, О. А. Красавчиков, Л. А. Лунц, В. В. Меркулов, В. П. Мозолин, И. Б. Новицкий, Л. А. Новоселова, Е. А. Павлодский, В. Ф. Попондопуло, Ю. В. Романец, Е. А. Суханов, А. А. Травкин, Е. А. Флейшиц, Г. Ф. Шершеневич и других.

    Нормативную базу исследования составили Конституция Российской Федерации, гражданское, банковское, гражданское процессуальное законодательство Российской Федерации, постановления пленумов Верховного и Высшего Арбитражного Судов РФ.

    Эмпирическую основу диссертационного исследования составила современная судебная практика в Конституционном, Верховном, Высшем Арбитражном Судах РФ.

    Научная новизна. Данная диссертация является одним из первых комплексных исследований договора банковского вклада, осуществленным в отечественной науке после принятия части второй Гражданского кодекса Российской Федерации. Несмотря на то, что в настоящее время имеется большое количество публикаций, касающихся договора банковского вклада, в основном они затрагивают лишь его отдельные аспекты (например, исследуются проблемы изменения банком размера процентов по вкладам, правовая природа самого договора банковского вклада, а также денежных средств, находящихся во вкладе, и др.).

    В настоящей работе всесторонне исследован договор банковского вклада, его правовая природа, проанализирована история его развития, определено место в системе других гражданско-правовых договоров, раскрыта его сущность и признаки, рассмотрены содержание (условия) и форма, охарактеризовано правовое положение сторон по договору банковского вклада. Диссертантом высказаны рекомендации по совершенствованию действующего гражданского законодательства России, которые изложены в заключении работы.

    Основные положения, выносимые на защиту:

    1. Доказывается, что договор банковского вклада по целевой направленности относится к таким видам соглашений, как договоры по

    5

    передаче имущества с целью возврата определенного количества вещей, и не имеет ничего общего с договорами по оказанию услуг,

    2.      Утверждается, что договор банковского вклада нельзя ассоциировать с депозитом (хранением), поэтому использование в нормативных правовых актах в качестве синонимов терминов «банковский вклад» и «депозит» не должно иметь место, так как тем самым нарушается единство правовой терминологии.

    3.      Обосновывается, что договоры банковского вклада граждан и юридических лиц существенно отличаются друг от друга: по признакам, субъектам, порядку внесения денежных средств в банк, правовым последствиям неисполнения банком своих обязательств. Поэтому предлагается на законодательном уровне прямо закрепить классификацию договоров банковского вклада на договоры банковского вклада граждан и договоры банковского вклада юридических лиц, выделив на каждую разновидность отдельный параграф главы 44 ГК.

    4.      Мы полагаем, что на отношения по банковскому вкладу распространяются лишь общие положения Федерального закона «О защите прав потребителей». Специальные нормы, закрепленные в главах 2 и 3 Закона «О защите прав потребителей», противоречат существу договора банковского вклада, и поэтому не могут быть применимы к отношениям по банковскому вкладу.

    5.         Предметом договора банковского вклада является принятая банком от вкладчика денежная сумма, в рублях или иностранной валюте, именуемая вкладом.

    6.         Доказывается, что договор банковского вклада должен быть заключен в письменной форме путем составления одного документа, подписанного сторонами. Удостоверение внесения вклада путем выдачи вкладчику сберегательной книжки, сберегательного или депозитного сертификата или иного документа может лишь дополнять, но никак не заменять указанное выше оформление договора.

    Теоретическое и практическое значение диссертации состоит в том, что сделанные выводы и сформулированные предложения могут быть использованы для совершенствования законодательства о банковском вкладе, в правоприменительной деятельности банков и судебных органов, в качестве рекомендации для лиц, передающих свои денежные средства во вклады. Кроме того, настоящая работа может быть использована в качестве учебного материала при изучении гражданского права в юридических вузах.

    6

    Содержащиеся в диссертации положения и выводы могут послужить исходным моментом в последующих исследованиях проблем договора банковского вклада.

    Апробация результатов работы. Диссертация была обсуждена и одобрена на кафедре гражданско-правовых дисциплин Волгоградской академии МВД России. Материалы диссертационного исследования использовались автором при проведении занятий по гражданскому праву в Волгоградской академии МВД России. Положения диссертации отражены в публикациях автора.

    Структура диссертации обусловлена целью и задачами исследования и состоит из введения, трех глав, объединяющих восемь параграфов, заключения и списка использованной литературы.

    СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

    Во введении обосновывается выбор темы диссертации, ее актуальность; определяются цель и задачи, объект и предмет исследования; методологическая база; характеризуется научная новизна, теоретическая и практическая значимость; формулируются положения, выносимые на защиту; содержатся сведения об апробации результатов работы.

    Первая глава «Общая характеристика договора банковского вклада» состоит из трех параграфов.

    В первом из них анализируются индивидуализирующие признаки договора банковского вклада, позволяющие отличать его от смежных институтов гражданского права. Диссертант исследует основные признаки данного договора с помощью таких критериев, как момент возникновения договора, соотношение прав и обязанностей сторон, возмездность, цель (т.е. определенный правовой результат) договора и т. д.

    Наиболее важным критерием классификации гражданско-правовых договоров является цель договора, к достижению которой стремятся его стороны. Целевая направленность обязательства выражается не в действии обязанного лица, а в экономическом и юридическом результате, на достижение которых направлено это действие. Вопрос о целевой классификации договора банковского вклада является дискуссионным. Выделяются две основные точки зрения по данному вопросу. Первая относит договор банковского вклада к договорам по оказанию услуг. Согласно второй - это соглашение по пере-

    7

    даче имущества. Диссертант не соглашается ни с одним из указанных положений. Исследуемый договор не может считаться обязательством по оказанию услуг, ибо под услугой понимается совершение определенных действий или осуществление определенной деятельности (п. 1 ст. 779 ГК). Целью договора банковского вклада не могут являться определенные действия банка, так как ни закон, ни договор эти действия не определяет, и банк свободно распоряжается переданными ему денежными средствами. Целью исследуемого договора может быть только предоставление денежных средств, с последующим их возвратом с определенными процентами. Кроме того, предметом договоров по оказанию услуг являются определенные действия должника (например, перевозчика, хранителя, доверительного управляющего, поверенного и т. д.). Предметом договора банковского вклада, безусловно, является вклад, т.е. денежные средства, переданные банку. Точка зрения на договор банковского вклада как обязательство по передаче имущества больше отвечает нормам действующего законодательства, ведь в договоре банковского вклада действительно имеет место передача денежных средств банку. Однако в отличие от таких соглашений, как купля-продажа, аренда, заем и др., где основная цель заключается именно в передаче имущества в собственность или пользование, сущность договора банковского вклада заключается не просто в передаче денег, а в их возврате с определенным процентом. Поэтому отмечается, что договор банковского вклада по признаку целевой направленности относится к особому виду соглашений - договорам по передаче имущества с целью возврата определенного количества вещей. В связи с этим, предлагается исключить из п. 2 ст. 779 ГК упоминание о главе 44 ГК.

    Отмечается, что договор банковского вклада относится к числу реальных, возмездных и односторонних соглашений.

    Еще одним важным признаком договора банковского вклада, заключаемого между банком и физическим лицом, является его публичный характер. Договор, заключаемый банком с юридическим лицом, не считается публичным.

    Договор банковского вклада, как правило, является разновидностью договора присоединения.

    Учитывая исследованные признаки договора банковского вклада, предлагается определить его как реальное, возмездное и одностороннее соглашение, в силу которого банк принимает поступившую от вкладчика или третьего лица денежную сумму (вклад) и обязуется возвратить ее вкладчику с установленными процентами.

    8

    Во втором параграфе анализируются виды договора банковского вклада. Договор банковского вклада классифицируется по различным основаниям, в том числе в зависимости от личности вкладчика, вида вклада, лица, в пользу которого заключен договор, и другим критериям.

    По мнению диссертанта, наиболее важной классификацией договоров банковского вклада является классификация, проводимая в зависимости от личности вкладчика. Отмечается, что в роли вкладчика могут выступать как физические, так и юридические лица. Причем договор банковского вклада, в котором вкладчиком является гражданин, существенно отличается от договора с участием вкладчика организации.

    Договор банковского вклада, заключенный с гражданином, характеризуется признаком публичности и относится к числу договоров присоединения. Помимо главы 44 ГК, он регулируется нормами главы VI «Сберегательное дело» Федерального закона «О банках и банковской деятельности». Диссертант полагает, что для более существенной защиты прав и интересов вкладчика гражданина на данный договор следует распространять положения общих норм Закона «О защите прав потребителей». Причем для большей убедительности и устранения неопределенности предлагается дополнить ч. 3 п. 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 сентября 1994 № 7«0 практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей», включив в перечень договоров, на которые распространяет свое действие Закон «О защите прав потребителей», договор банковского вклада.

    Другой проблемой, которая возникает в этой связи, является вопрос: в каком объеме применимы нормы Закона «О защите прав потребителей» на исследуемые правоотношения? Диссертант полагает, что на отношения по банковскому вкладу распространяются лишь общие положения данного Закона (например, о возмещении морального вреда, об альтернативной подсудности и освобождении от уплаты государственной пошлины). Анализ главы 3 Закона «О защите прав потребителей» - «Защита прав потребителей при выполнении работ (оказании услуг)» - позволяет автору сделать вывод о том, что ее положения не могут распространяться на отношения по договору банковского вклада. Во-первых, как уже отмечалось ранее, договор банковского вклада нельзя относить к обязательствам по оказанию услуг, так как целью данного договора является возврат денежных средств, внесенных в банк, с определенными процентами, а не оказание банком каких-либо услуг. Во-вторых, юридически невозможно

    9

    применить к договору банковского вклада большинство норм главы 3, например правила о последствиях нарушения исполнителем сроков выполнения работ (т.к. в случае просрочки возврата вклада применяются иные последствия, чем указанные в данной главе), или нормы о правах потребителя при обнаружении недостатков оказанной услуги, о сроках устранения недостатков оказанной услуги и т. д.

    По договору банковского вклада, заключенному с гражданином, банк по поручению вкладчика обязан осуществлять расчеты и принимать платежи, поэтому наряду с обеспечением возврата вклада банки могут оказывать вкладчику-гражданину услуги по расчетам, перечисляя находящиеся во вкладах денежные средства другим лицам в оплату полученных от них товаров, выполненных работ, оказанных услуг и т. д. Юридические лица, в свою очередь, по общему правилу, не вправе перечислять находящиеся во вкладах денежные средства другим лицам (ч. 2 п. 3 ст. 834 ГК).

    Существенны различия в правовом положении вкладчиков граждан и юридических лиц с точки зрения их защиты нормами действующего законодательства. Если в регулировании отношений между банком и физическим лицом вкладчиком приоритетное значение имеет закон, то отношения банка и вкладчика юридического лица регулируются в основном заключенным между ними договором. Так согласно п. 1 ст. 840 ГК, банки обязаны обеспечивать возврат вкладов граждан путем обязательного страхования и иными способами, предусмотренными законом (например, созданием Федерального фонда обязательного страхования вкладов). Способы обеспечения вкладов юридических лиц предусматриваются договором банковского вклада.

    В соответствии с п. 3 ст. 839 ГК определенный договором размер процентов на вклад, внесенный гражданином на условиях его выдачи по истечении определенного срока или по наступлении предусмотренных договором обстоятельств, не может быть односторонне уменьшен банком, если иное не предусмотрено законом. В свою очередь, размер процентов в договоре, заключенном банком с юридическим лицом, может быть односторонне изменен, если такое право банка предусмотрено в договоре банковского вклада.

    Также различны требования к банкам, имеющим право привлекать денежные средства во вклады от граждан и юридических лиц; последствия принятия вкладов от граждан или юридических лиц лицом, не имеющим на это право; правила оформления договоров для граждан и организаций.

    10

    Поэтому, учитывая те существенные различия в договорах банковского вклада, заключаемых с физическими либо юридическими лицами, можно говорить о наличии двух самостоятельных разновидностей данного договора. Причем наиболее распространенным и основным видом договора является банковский вклад с участием граждан. Для более четкого уяснения особенностей договора банковского вклада с участием юридических лиц диссертант предлагает внести структурные изменения в главу 44 ГК, выделив в ней два параграфа: §1 «Общие положения о договоре банковского вклада» и §2 «Договоры банковского вклада юридических лиц».

    Другая важнейшая классификация договоров банковского вклада производится в зависимости от вида вклада. Здесь выделяют договоры, заключаемые на условиях выдачи вклада по первому требованию (вклад до востребования) либо на условиях возврата вклада по истечении определенного договором срока (срочный вклад). Автором анализируются договор банковского вклада до востребования и такая его разновидность, как договор о номерных вкладах, и договор о срочных вкладах и его разновидности: целевые и условные вклады.

    В зависимости от того, в чью пользу заключен договор, законодатель выделяет договоры в пользу контрагентов и договоры в пользу третьего лица (ст. 430 ГК). Договоры банковского вклада, как правило, заключаются в пользу вкладчика, т.е. стороны в договоре. Однако в ст. 842 ГК предусматривается возможность внесения в банк вкладов в пользу третьего лица (выгодоприобретателя). Автор исследует особенности договора банковского вклада в пользу третьего лица и его отличия от внесения денежных средств на счет вкладчика третьим лицом.

    Третий параграф целиком посвящен исследованию правовой природы договора банковского вклада.

    Основными точками зрения на вопрос относительно правовой природы договора банковского вклада являются следующие:

    1.     Договор банковского вклада представляет собой разновидность договора займа и не является самостоятельным правовым явлением.

    2.     Договор банковского вклада является разновидностью договора иррегулярного хранения (хранения с обезличением), где в роли поклажедателя выступает вкладчик, а в роли хранителя - банк.

    3.     Договор о срочном вкладе относится к договору займа, а бессрочные вклады и вклады на текущие счета - к иррегулярной поклаже.

    4.     Договор банковского вклада является самостоятельным договором.

    11

    Диссертант полностью разделяет последнюю из них.

    Анализ норм гражданского законодательства, посвященных договору хранения, позволяет сделать вывод, что договор банковскою вклада не имеет ничего общего с названным договором. Целью договора хранения является обеспечение сохранности вещи и возвращение ее поклажедателю. Причем, по общему правилу, возвращена должна быть та же самая вещь. Хранитель не приобретает права собственности на переданную ему вещь, поэтому не вправе без согласия поклажедателя пользоваться вещью и тем более распоряжаться ею. Право на получение вознаграждения принадлежит хранителю, а поклажедатель обязан уплатить его. Вместе с тем, ст. 890 ГК предусмотрела возможность хранения вещей с обезличением (так называемое иррегулярное хранение), при котором поклажедателю возвращается равное или обусловленное сторонами количество вещей того же рода и качества. Однако такое хранение возможно только в случаях, прямо предусмотренных договором, и здесь хранитель также не приобретает прав по распоряжению переданными на хранение вещами. При этом у нескольких поклажедателей возникает право общей собственности, «объектом которой является вся совокупность однородных обезличенных вещей, сданных на хранение»[1].

    Хранение с обезличением, как и регулярная поклажа, представляет собой разновидность обязательств по оказанию услуг, и имеет своей целью - обеспечение сохранности вверенного хранителю имущества, за осуществление которой хранитель, как правило, получает вознаграждение. Договор банковского вклада, в соответствии с действующим гражданским законодательством, не обязывает банк обеспечить сохранность вкладов, а устанавливает обязанность банка возвратить сумму вклада и проценты на нее (п. 1 ст. 834 ГК). Тем самым банк не оказывает вкладчику услуги, а сам договор не может быть отнесен к соглашениям по оказанию услуг, и является договором по возврату определенного количества вещей. Поэтому основным отличием вклада от хранения является цель, с которой передается имущество, и, следовательно, цель заключения самого договора.

    Кроме того, внесенные во вклад наличные деньги не сохраняются банком. Они используются для выплат наличными другим лицам. Лимит остатков наличных денег в кассах банков устанавливается Центральным Банком РФ, сверх установленного лимита все наличные деньги сдаются Центральному Банку. Сумма сданных денег отража-

    12

    ется на корреспондентском счете. По договору вклада с участием юридических лиц поступающие во вклад суммы вообще не имеют вещественной формы, так как их передача осуществляется безналичным путем, посредством записей по расчетным (текущим) счетам вкладчиков и банка.

    Другим отличием вклада от хранения является то, что хранитель не вправе без согласия поклажедателя пользоваться переданной на хранение вещью ( ст. 892 ГК), банк же не просто пользуется, но и распоряжается переданными ему денежными средствами. Более того, анализ прав банка по осуществлению операций с полученными во вклад денежными средствами позволяет сделать вывод, что банк приобретает право собственности на вклад, что сближает данный договор с договором займа.

    Хранитель, в отличие от банка, имеет право на вознаграждение, если договором не предусмотрено иное, банк же сам должен выплачивать вкладчику вознаграждение в виде процентов за пользование денежными средствами. И, несмотря на то, что размер процентов по вкладу до востребования не очень значителен, банк обязан их выплатить . Обязанность по выплате процентов является одной из основных обязанностей банка и существенным условием договора банковского вклада.

    Диссертант пришел к выводу, что договор банковского вклада и договор хранения являются разными правовыми конструкциями и не могут считаться разновидностями друг друга. Поэтому употребление терминов «банковский вклад» и «депозит» в качестве синонимов в нормативных правовых актах и научной литературе не уместно.

    Договор банковского вклада имеет общие корни с договором займа, однако автор не считает первый разновидностью второго, так как он, во-первых, сформулирован законодателем в качестве самостоятельного договора и закреплен в отдельной главе 44 ГК, а во-вторых, обладает множеством специфических признаков, отличающих его от договора займа (особый предмет - только деньги, особый субъект -только банк, обязательная письменная форма, всегда возмездный, возможность осуществления расчетов, публичный характер договора с участием граждан и др.).

    Таким образом, проведенный сравнительно-правовой анализ положений договора банковского вклада и договора займа свидетельствует о наличии большого числа специфичных признаков, отличающих вклад от займа, поэтому договор банковского вклада нельзя относить

    13

    к разновидности займа, а следует считать самостоятельным гражданско-правовым договором.

    Прием вклада, наряду с заключением договора, сопровождается открытием депозитного счета. Поэтому к отношениям банка и вкладчика по счету, на который внесен вклад, согласно п. 3 ст. 834 ГК применяются правила о договоре банковского счета, если иное не предусмотрено правилами главы 44 ГК или не вытекает из существа договора банковского вклада. Диссертант сравнивает договор банковского вклада и договор банковского счета. Делается вывод, что данные соглашения представляют собой различные гражданско-правовые конструкции и являются самостоятельными договорами.

    Вторая глава «Элементы договора банковского вклада» состоит из трех параграфов и посвящена характеристике сторон, существенных и обычных условий и формы договора банковского вклада.

    В первом параграфе дается анализ правового положения банка и вкладчика.

    Автором рассмотрены такие вопросы, как порядок образования, государственная регистрация банков, лицензирование их деятельности, связанной с осуществлением операций по вкладу, особенности правового положения банков, имеющих право привлекать во вклады денежные средства граждан.

    Диссертантом делается вывод, что правом на привлечение во вклады денежных средств обладают только банки, получившие на это специальное разрешение (лицензию) Центрального Банка РФ. Небанковские организации и физические лица, не имеющие соответствующей лицензии, не вправе принимать денежные средства во вклады. В связи с этим вызывает недоумение получившая распространение в последнее время деятельность кредитных кооперативов, которые открыто заявляют о приеме денежных средств граждан во вклады. Думается, что данная деятельность является незаконной, так как противоречит положениям ч. 2 ст. 36 Закона «О банках и банковской деятельности» и Закону «О кредитных потребительских кооперативах граждан», в котором не предусмотрено право кооперативов принимать вклады от населения. Более того, согласно ст. .19 указанного закона кредитному потребительскому кооперативу граждан прямо запрещается осуществлять операции на финансовых и фондовых рынках, за исключением хранения средств на текущих и депозитных счетах в банках и приобретения государственных и муниципальных ценных бумаг.

    14

    В заключении параграфа дается характеристика правового положения вкладчика, в роли которого могут выступать физические и юридические лица,

    Во втором параграфе исследуется содержание договора банковского вклада, под которым автор понимает совокупность существенных и обычных условий, на которых заключен договор. Основное внимание уделяется характеристике существенных условий.

    Существенным условием договора банковского вклада всегда является соглашение о предмете договора, которое включает в себя соглашение о размере денежной суммы и валюте вклада. Причем если передача осуществляется в наличной форме, то определяется размер денежной суммы, а если в безналичной, то должна четко указываться сумма, перечисленная со счета вкладчика на депозитный счет в банке, где открывается вклад.

    Предметом договора банковского вклада автор считает принятую банком от вкладчика денежную сумму, именуемую вкладом. Отмечается неудачность легального определения вклада, содержащегося в ст. 36 Закона «О банках и банковской деятельности». Диссертант предлагает понимать под вкладом денежные средства в валюте Российской Федерации или иностранной валюте, передаваемые вкладчиком банку с целью их возврата в той же сумме с определенными процентами.

    Следующим существенным условием исследуемого договора является условие о процентах по вкладу. Так как договор банковского вклада является возмездным, то выплата процентов предусматривается всегда, независимо от вида вклада. Причем размер процентов по мнению автора, необходимо определять при заключении договора в обязательном порядке, ибо вкладчик выступает более слабой стороной и должен иметь полное представление о полагающихся ему доходах по вкладу.

    К сожалению, законодатель предусматривает возможность заключения договора без определения размера процентов (ч. 2 п. 1 ст. 838 ГК). При этом к условиям о процентах должны применяться нормы договора займа, размер процентов по которому определяется ставкой рефинансирования Центрального Банка РФ. Диссертант не согласен с таким решением проблемы и считает, что размер процентов должен определяться в каждом договоре банковского вклада. Поэтому предлагается исключить из Гражданского кодекса ч. 2 п. 1 ст. 838, оставив в данной статье лишь п. 1 следующего содержания: «Банк вы-

    15

    плачивает вкладчику проценты на сумму вклада в размере, определяемом договором банковского вклада».

    Следующим существенным условием договора банковского вклада является условие о выдаче вклада. В любом договоре банковского вклада должно быть определено, когда (т.е. по наступлению чего) должен быть выдан вклад. Отсутствие такого указания делает договор банковского вклада не заключенным.

    С предыдущим условием связано условие о сроке или условии возврата. Причем оно имеет существенное значение только для срочных и условных вкладов. При заключении срочного или условного договора банковского вклада мало указать, что он заключается на условиях возврата по истечению срока или по наступлению условия, необходимо четко определить этот срок (например, три месяца) или условие (например, вступление вкладчика в брак). В противном случае договор также не будет считаться заключенным.

    В договоре банковского вклада, заключенном в пользу третьего лица, существенным условием является имя гражданина или наименование юридического лица, в пользу которого вносится вклад (ч. 2 п. 1 ст. 842 ГК).

    В третьем параграфе второй главы исследуются положения о форме договора банковского вклада.

    Отмечается непоследовательность законодателя в определении того, как должен быть оформлен данный договор.

    Несмотря на то, что согласно ст. 836 ГК договор банковского вклада всегда должен быть заключен в письменной форме, законодатель подводит под понятие письменной формы множество категорий. Это и составление одного документа, подписанного сторонами, и обмен документами, и выдача банком вкладчику сберегательной книжки, сберегательного или депозитного сертификата, либо иного документа. Другими словами, законодатель в ст. 836 ГК не предусматривает обязательность составления специального письменного документа, подписываемого сторонами. В то же время в ч. 2 ст. 36 Закона «О банках и банковской деятельности» прямо предусматривается, что привлечение средств во вклады оформляется договором в письменной форме в двух экземплярах, один из которых выдается вкладчику. Несмотря на то, что нормы главы VI Закона о банках касаются только договоров банковского вклада с участием физических лиц, налицо прямое противоречие ГК и специального федерального закона. И хотя согласно п. 2 ст. 3 ГК нормы гражданского законодательства, содержащиеся в других законах, должны соответствовать ГК, на наш

    16

    взгляд, более правильной является позиция, изложенная в Законе о банках.

    Во-первых, заключение договора банковского вклада в виде единого документа, подписанного сторонами, в двух экземплярах наиболее полно отвечает интересам вкладчиков. Это позволяет включить в текст договора все необходимые его условия, в том числе те, на включении которых настаивает вкладчик. При выдаче сберегательной книжки, образцы которых являются, как правило, типовыми, вместо оформления договора, некоторые условия не будут специального оговорены, что может породить некоторые неблагоприятные последствия для вкладчика. Только подробный письменный документ позволит сторонам использовать принцип свободы договора в полном объеме.

    Во-вторых, смысл письменной формы договора заключается также в том, что он должен быть подписан сторонами или иными уполномоченными лицами. Однако на практике роспись в сберкнижке производится кассирами - рядовыми сотрудниками банками, не имеющими в силу закона полномочий подписывать договор. Такое право возникнет у них только на основании доверенности, выданной руководителем банка. В противном случае роспись простого сотрудника банка будет считаться недействительной, что может повлечь за собой опять-таки неблагоприятные последствия для вкладчиков, которые, заключая договор, не знают о том, имеет ли кассир право подписывать сберкнижку на основании доверенности или нет. В письменном же договоре, составленном в виде единого документа, указывается, что от имени банка его заключает уполномоченное должностное лицо, которое и ставит свою подпись на документе. Кроме того, на практике имели место случаи, когда банк заключал с вкладчиком письменное соглашение в одном экземпляре, который оставлял у себя, а вкладчику передавалась сберкнижка, по содержанию отличавшаяся от текста договора.

    На основании вышеизложенного диссертант полагает, что договор банковского вклада должен оформляться в виде одного документа, подписанного сторонами, в двух экземплярах, причем один экземпляр данного договора должен быть передан вкладчику. В связи с этим предлагается внести изменения в содержание ст. 836 ГК.

    Наряду с заключением письменного договора банковского вклада, наиболее распространенной формой удостоверения внесения вкладчиком денежных средств является выдача банком сберегательной книжки или сберегательного (депозитного) сертификата. Данные документы должны выполнять лишь одну функцию - удостоверять вне-

    17

    сение денежных средств вкладчиком в банк и зачисление их на его счет, и не могут удостоверять факт заключения договора.

    Существует ряд проблем и противоречий в правовых нормах, закрепляющих положения о депозитных и сберегательных сертификатах. Нормы, характеризующие положения о сертификатах, а также правила их выпуска и обращения, закреплены в Положении Центрального Банка России от 10 февраля 1992 г. №14-3-20 «О сберегательных и депозитных сертификатах кредитных организаций» (действуют в редакции Указания Центрального Банка России от 31 августа 1998 г. № 333-У). Думается, что нормативное закрепление положений о сберегательных и депозитных сертификатах должно осуществляться не письмом Центрального Банка РФ, а более значимым нормативным правовым актом, например Постановлением Правительства РФ.

    На взгляд диссертанта, нецелесообразно наличие двух практически идентичных видов ценных бумаг - сберегательных и депозитных сертификатов, так как по своей сути это одно и тоже. Традиционно данные сертификаты различались по личности их обладателей, сберегательными сертификатами владели физические лица, а депозитными - юридические. Предлагается изменить действующие нормы, регулирующие положения о сертификатах, таким образом, чтобы исключить двойное их наименование и оставить лишь одно - «вкладочный сертификат». Здесь важно не как называется сертификат, а кто является его обладателем. Поэтому вкладочный сертификат, которым обладает физическое лицо, предоставляет ему определенные права, отличные от прав юридического лица - владельца такого же сертификата. Кроме того, существование двух самостоятельных видов сертификатов существенно ограничивает их оборот. Если сберегательным сертификатом может обладать только физическое лицо, то его нельзя передать юридическому лицу (аналогичная ситуация с депозитным сертификатом). Высказываемое предложение позволит увеличить эмиссионный оборот указанных ценных бумаг и расширить объем прав вкладчика, что представляется нам весьма важным.

    Также обращается внимание на тот факт, что согласно ч. 7 п. 7 Положения "О сберегательных и депозитных сертификатах" выплата процентов по сертификату осуществляется кредитной организацией одновременно с погашением сертификата при его предъявлении. То есть здесь уже вкладчику не предоставляется право получить проценты до истечения срока действия сертификата, как это предусмотрено ГК. Не ясно также, начисляются ли по сертификату проценты на проценты. Данное положение вещей ограничивает права вкладчика и

    18

    в отличие от ГК предусматривается не договором, а подзаконным нормативным актом, что не допустимо. Следовательно, нормы Положения, регулирующие порядок выплаты процентов, должны быть изменены и приведены в соответствие с п. 2 ст. 839 ГК.

    Третья глава "Правовое положение сторон в договоре банковского вклада" состоит из двух параграфов и содержит характеристику прав и обязанностей банка и вкладчика, и а так же ответственности банка.

    В первом параграфе анализируются права и обязанности банка и права вкладчика.

    Основными обязанностями банка в соответствии с п. 1 ст. 834 ГК являются возврат суммы вклада и выплата на нее процентов.

    Банк, принявший поступившую от вкладчика или поступившую для вкладчика денежную сумму, должен возвратить ее вкладчику. Для этого он должен обеспечить возврат вклада с помощью предусмотренных законом мер (ст. 840 ГК, и ст. 38, 39 Закона «О банках и банковской деятельности»).

    Меры обеспечения возврата вклада зависят от того, кто является вкладчиком.

    Если вкладчиком банка является физическое лицо, то возврат вклада обеспечивается:

    1. Обязательным страхованием вкладов за счет средств Федерального фонда обязательного страхования вклада (ст. 38 Закона "О банках и банковской деятельности").

    Особенностью российской системы гарантированности вкладов является то, что она направлена только на защиту средств граждан в банках и не касается страхования вкладов юридических лиц. Думается, что это временное явление и в будущем гарантирование возврата привлекаемых банками средств путем обязательного страхования будет распространено и на вклады юридических лиц.

    Для обеспечения гарантий возврата привлекаемых банками средств граждан и компенсации потери дохода по вложенным средствам создается Федеральный фонд обязательного страхования вкладов. Участниками Федерального фонда обязательного страхования вкладов являются Банк России и банки, привлекающие средства граждан. Причем это участие является обязательным для любого банка, имеющего лицензию на право привлечения средств граждан во вклады, не зависимо от того, привлекает ли он фактически эти средства или нет.

    19

    К сожалению, ни в ГК, ни в Законе "О банках и банковской деятельности" ничего не говорится о том, как этот фонд создается и формируется, как осуществляется гарантированность вкладов. В ч. 3 ст. 38 Закона лишь сказано, что порядок создания, формирования и использования средств Федерального фонда страхования вкладов определяется федеральным законом, который до сих пор не принят.

    2.         Добровольным страхованием вкладов (ст. 39 Закона "О банках и банковской деятельности").

    Закон, наряду с системой публичного, обязательного гарантирования вкладов, предусмотрел возможность существования системы частного, добровольного страхования вкладов. Однако эта система в настоящее время не действует ввиду ее затратности для банков, так как механизм защиты вкладов - довольно дорогое удовольствие. Более того, после создания системы обязательного гарантирования вкладов физических лиц в банках, потребность в добровольных системах практически исчезнет.

    3.         Введением субсидиарной ответственности Российской Федерации, ее субъектов, а также муниципальных образований по долгам банков.

    4.         Иными способами, предусмотренными законом или договором банковского вклада, например неустойкой, залогом, поручительством, банковской гарантией.

    Кроме того, возврат банком вклада и процентов по нему обеспечивается нормами ГК об ответственности банка за невыполнение данной обязанности. Причем банк отвечает перед вкладчиком всем своим имуществом, включая уставной и резервный фонд.

    Что касается вкладов юридических лиц, то способы обеспечения этих вкладов определяются самими сторонами в договоре банковского вклада.

    Помимо обязанности банка обеспечить возврат вклада, он должен при заключении договора банковского вклада предоставить вкладчику информацию об обеспеченности возврата вклада (п. 3 ст. 840 ГК). Способы доведения этой информации до сведения клиентов определяет банк (например, вывешивается объявление в зале банка).

    Второй и не менее важной обязанностью банка является выплата процентов по вкладу.

    Очень спорной и дискуссионной проблемой является вопрос о возможности банка в одностороннем порядке изменять размер выплачиваемых процентов.

    20

    Следует выделять три варианта поведения банка, каждый из которых зависит от вида вклада и субъекта - вкладчика.

    1.       По вкладам до востребования независимо от того, кто является вкладчиком, банк вправе в одностороннем порядке изменять размер процентов. При этом он должен проинформировать вкладчика об уменьшении размера процентов. Диссертант предлагает законодательно закрепить обязанность банка сообщать вкладчикам об уменьшении размеров процентов через средства массовой информации.

    2.       По срочным и условным вкладам юридических лиц размер процентов не может быть односторонне изменен, если иное не предусмотрено законом или договором (п. 3 ст. 838 ГК).

    3.       Что же касается срочных и условных вкладов физических лиц, то размер процентов по таким вкладам не может быть односторонне уменьшен банком, если иное не предусмотрено законом (см. п. 3 ст. 838 ГК). Увеличение размера процентов на срочный и условный вклад гражданина возможно всегда, независимо от того, предусмотрено это законом или договором.

    На первый взгляд, указанные нормы гражданского законодательства вполне логичны и не вызывают никаких вопросов. Однако, наряду со ст. 838 ГК, нормы о процентах по договору банковского вклада закреплены также в ст. 29 Закона "О банках и банковской деятельности", часть вторая которой предусматривает право банка изменять процентные ставки по вкладам в случаях, предусмотренных законом и договором. Налицо не соответствие норм ГК и Закона, так ч. 2 ст. 29 Закона допускает возможность одностороннего изменения (в том числе и уменьшения) процентов по вкладам любых лиц (в том числе и граждан), если это условие закреплено в договоре. Данная проблема была предметом бурной дискуссии в научной литературе, диссертант освещает ее и предлагает дополнить ст. 29 Закона "О банках и банковской деятельности" частью 3, в которой предусмотреть основания, по которым может быть уменьшен размер процентной ставки по срочным и условным вкладам граждан.

    Проценты на сумму банковского вклада начисляются со дня, следующего за днем ее поступления в банк, до дня, предшествующего ее возврату вкладчику либо ее списанию со счета вкладчика по иным основаниям (п. 1 ст. 839 ГК). Указанная норма является императивной и не может быть изменена соглашением сторон. Однако законодатель в п. 1 ст. 839 ГК исключает из периода начисления процентов день передачи банку суммы вклада, день возврата этой суммы и день,

    21

    предшествующий ему. Поэтому выход из данного положения нам видится в необходимости внесения изменений в п.1 ст.839 ГК.

    Следующей обязанностью банка является сохранение банковской тайны, которая также подробно исследуется в работе.

    Основным правом банка является возможность по своему усмотрению владеть, пользоваться и распоряжаться в своем интересе денежными суммами, переданными во вклад, т.е. право собственности, так как ни какое иное право не может предоставить банку тот объем правомочий в отношении денежных средств, ради которого он заключает данный договор.

    Безусловно, предлагаемое решение данной проблемы является дискуссионным, поэтому окончательное ее разрешение возможно только законодателем путем внесения изменений в ГК, позволяющих однозначно определить, кому принадлежит право собственности на денежные средства, составляющие предмет договора, банковского вклада.

    Вкладчик имеет право в любой момент потребовать возврата суммы вклада, внесенного на любых условиях. При этом вкладчик несет определенные неблагоприятные последствия, заключающиеся в уменьшении размера процентов, которые будут выплачены ему в размере, соответствующем размеру процентов по вкладу до востребования.

    Следующим правом вкладчика является возможность в одностороннем порядке, по умолчанию, продлевать срок действия договора срочного или условного банковского вклада.

    Согласно ч. 3 ст. 37 Закона "О банках и банковской деятельности" вкладчики могут распоряжаться вкладами, получать по ним доход, совершать безналичные расчеты в соответствии с договором. Диссертант не совсем согласен с данным утверждением, так как вкладчики не могут распоряжаться вкладами, которые находятся в собственности банка. Вкладчикам принадлежит только обязательное право требования возврата вклада, а право распоряжения является одним из правомочий вещного права, которого у вкладчика нет и по смыслу договора банковского вклада быть не может. Лишь после получения от банка денежных средств вкладчик становится их собственником и может распоряжаться ими.

    Право совершать безналичные расчеты со вклада принадлежит только гражданам-вкладчикам, заключившим договор банковского вклада до востребования. Вкладчик по срочному или условному вкладу не имеет права требовать от банка осуществления безналич-

    22

    ных расчетов со вклада, так как данное требование противоречит сущности срочного (условного) вклада. ГК в виде исключения, направленного на защиту интересов вкладчика, предоставляет ему право лишь требовать досрочного возврата срочного вклада, лишившись при этом определенного дохода в виде повышенных процентов, но не дает возможности осуществлять иные операции по вкладу. Поэтому утверждение законодателя, содержащееся в ч. 3 ст. 37 Закона «О банках и банковской деятельности», о том, что вкладчики могут совершать безналичные расчеты, носит ограниченный характер.

    Во втором параграфе исследуются основание и условия наступления гражданско-правовой ответственности банка за неисполнение своих обязанностей по договору банковского вклада, а также санкции за определенные нарушения.

    Ответственность банка по договору банковского вклада наступает, прежде всего, в случаях неисполнения обязанности по обеспечению возврата вклада, за ухудшение условий обеспечения возврата, а также за невозврат вклада, его неправомерное удержание или невыплату процентов. К сожалению, в главе 44 ГК, посвященной договору банковского вклада, ничего конкретно не сказано об ответственности банка за просрочку выплаты сумм вклада и процентов по нему. Думается, что в таких случаях необходимо обращаться к общим нормам об ответственности за просрочку исполнения обязательства. Поэтому при просрочке выплаты указанных сумм вкладчик вправе потребовать от банка в качестве меры ответственности уплаты процентов, в размере установленном ст. 395 ГК, а также возмещения убытков.

    В заключении содержатся выводы, к которым пришел диссертант, и рекомендации по изменению действующего законодательства.

    По теме диссертации автором опубликованы следующие работы:

    1.        О некоторых проблемах правового регулирования договора банковского вклада // Свобода. Право. Рынок: Сборник научных трудов. Выпуск 2. Волгоград: ВА МВД России, 2001.- 0,2 п.л.

    2.        К вопросу о понятии договора банковского вклада // Свобода. Право. Рынок: Сборник научных трудов. Выпуск 3. Волгоград: ВА МВД России, 2002.- 0,2 п.л.

    3.        Гарантированность возврата вкладов банками по российскому гражданскому законодательству // Вопросы прав и социологии: Межрегиональное научное издание. Выпуск 7. Волгоград: ВРО МСЮ, 2002.-0,25 п.л.



    [1] Гражданское право. Учебник/ Под ред. Е.А. Суханова. М., 2000. Т. II. С.75.

Информация обновлена:09.06.2003


Сопутствующие материалы:
  | Персоны | Защита диссертаций 
 

Если Вы не видите полного текста или ссылки на полный текст книги, значит в каталоге есть только библиографическое описание.

Copyright 2002-2006 © Дирекция портала "Юридическая Россия" наверх

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
Rambler's Top100 Яндекс цитирования

Редакция портала: info@law.edu.ru
Участие в портале и более общие вопросы: reception@law.edu.ru
Сообщения о неполадках и ошибках: system@law.edu.ru