Учиться в России!
Регистрация »» // Логин:  пароль:

Федеральный правовой портал (v.3.2)
ПОИСК
+ подробный поиск
Подняться выше » Главная/Все книги/

Источник: Электронный каталог отраслевого отдела по направлению «Юриспруденция»
(библиотеки юридического факультета) Научной библиотеки им. М. Горького СПбГУ

Понятие должностного лица в уголовном праве :

АР
Г834 Григорьев, В. Н. (Владимир Николаевич).
Понятие должностного лица в уголовном праве :Автореферат
диссертации на соискание ученой степени кандидата
юридических наук. Специальность 12.00.08 - Уголовное право
и криминология ; Уголовно-исполнительное право /В. Н.
Григорьев ; Науч. рук. Т. В. Кондрашова ; Министерство
образования Российской Федерации. Уральская государственная
юридическая академия. -Екатеринбург,2001. -26 с.-Библиогр.
: с. 25.
70,00 руб.
Материал(ы):
  • Понятие должностного лица в уголовном праве.
    Григорьев, В. Н.

    Григорьев, В. Н.

    Понятие должностного лица в уголовном праве : автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук

    ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

    Актуальность исследования.

    В любые времена любое государство, независимо от формы правления и устройства, предъявляло, предъявляет и будет предъявлять к должностным лицам особые требования исполнения своих служебных обязанностей. И в случае совершения такими лицами общественно опасных деяний, в отношении них действуют специфические правила, нарушение которых влечет привлечение к уголовной ответственности.

    И это вполне объяснимо. Наделяя определенные категории лиц особыми полномочиями, необходимыми для осуществления государственной власти, это государство устанавливает особые требования к ответственности этих лиц. И оно имеет на это право.

    В силу этого вопросы определения субъекта должностных преступлений всегда находились в центре внимания научных исследований. Какой ни возьмите период времени, характеризующийся достаточным развитием науки уголовного трава, всегда видно, что проблематике субъектов служебных преступлений уделялось пристальное внимание.

    Но вот парадокс - несмотря на значительный не утихающий интерес со стороны ученых и практических работников к данной теме, нельзя сказать, что она полностью решена. Разумеется, общее учение о субъекте должностных преступлений постепенно развивается. По мере накопления эмпирического материала, развития отдельных институтов государственного и общественного устройства в науке уголовного права предлагаются пути совершенствования и новые направления развития соответствующего института.

    Но с решением одних локальных задач на пути исследователя появляются новые препятствия, решение одной проблемы порой неизбежно вызывает появление новых. В чем причина этого?

    3

    Думается, дело в самой специфике реализации государственной власти, в специфике управления обществом соответствующими органами.

    Нормальное регулирование общественных отношений вызывает необходимость государства участвовать в самых разнообразных сферах жизни, осуществлять организацию и кон роль за самыми разнообразными аспектами жизнедеятельности населения. Этим и обусловливается многообразие отношений, возникающих при отправлении со стороны государства в лице уполномоченных органов (читай - должностных лиц) публичной власти.

    Кроме этого, постоянное совершенствование и изменение государственного устройства в некоторые случаях ведет к значительным изменениям государственной политики, в том числе, и политики уголовной. В этих случаях особенно отчетливо проявляется потребность в новых подходах к регулированию казалось бы устоявшихся уже отношений.

    Как раз подобного рода ситуация и возникла после принятия УК РФ 1996 г[1].

    Это только на первый взгляд кажется, что законодатель просто более четко очертил круг лиц, которые могут быть признаны должностными. Однако при внимательном рассмотрении оказывается, что он не просто дал новое понятие «должностного лица», и не просто указал на сферу применения данного понятия.

    Современное определение должностного лица свидетельствует о коренном изменении государственной политики, законодательных, официальных взглядов на саму сущность должностного лица.

    Если раньше государство провозглашало необходимость участия в управлении обществом как можно большего количества людей (представители общественности, в некоторых случаях даже частных организаций)[2], то современное законодательство стоит на иных позициях – государство

    4

    дистанцировало ответственность лиц, непосредственно осуществляющих государственную власть и участвующих в прямом смысле слова в решении государственных задач, от всех иных категорий управленцев.

    Проблемы субъекта должностных преступлений были предметом пристального внимания ученых во все времена. Теоретические исследования в этом направлении в дореволюционной науке российского уголовного права проводили такие видные ученые как А.А. Жижиленко, А.В. Кенигсон, С.В. Познышев, И.Я. Фойницкий, В.Н. Ширяев и другие.

    С позиций уже советского законодательства данной проблематикой занимались М. Кожевников, Н. Лаговиер, М. Ривкин, Г.Р. Смолицкий, А.Н. Трайнин, М.Д. Шаргородский, А.Я. Эстрин и другие.

    Существенный вклад в разработку общего учения о субъекте должностных преступлений внесли Л.А. Андреев, А.В. Галахова, И.А. Гельфанд, Б.В. Здравомыслов, Ю.В. Золотухин, Ж.Г. Калишева, А.К. Квициния, В.Ф. Кириченко, Н.И. Коржанский, М.Д. Лысов, И.Б. Малиновский, Ш.Г. Папиашвили, Г.Ф. Поленов, Й.Й. Прапестис, А.Я. Светлов, Б.С. Утевский и другие.

    В последние десятилетия вплоть до настоящего времени несомненная роль в развитие учения о должностном лице как субъекте преступления принадлежит Б.В. Волженкину и П.С. Яни.

    Отдельные аспекты рассматриваемой темы в своих работах затрагивали О.Г. Архипов, Л.Ш. Берекашвили, В. Глушков, В.И. Горобцов, Т.Г. Даурова, Н. Егорова, А.Э. Жалинский, В.И. Зубкова, С.В. Изосимов, В.Т. Калмыков, И.А. Клепицкий, В.Е. Мельникова, А.Ф. Мицкевич, М.А. Семко, В.И. Симонов и другие.

    Не отрицая их солидный вклад в решение данной проблемы, необходимо заметить, что особенности субъекта должностных преступлений рассматривались ими либо применительно к старому уголовному законодательству, основанному на специфических, с точки зрения современного сознания, принципах государственной политики, либо

    5

    предметом научного интереса выступали отдельные стороны многоаспектного понятия «должностное лицо».

    Вместе с тем, несмотря на имеющиеся на сегодняшний день теоретические разработки, далеко не все вопросы, связанные с данной темой, получили должное разрешение, а некоторые из них вообще не затрагивались. Так, практически открытыми остались вопросы о возможности выработки единого понятия «должностное лицо» для всех отраслей права, о соотношении понятия «должностное лиц» с иными субъектами служебных преступлений. Сужение законодательных рамок термина «должностное лицо» не решило старых, а порой поставило новые вопросы, связанные с возможностью признания тех или иных лиц должностными.

    Необходимость решения этих, а также некоторых других сопутствующих проблем, и предопределила актуальность и выбор темы диссертационного исследования.

    Цели и задачи исследования.

    Цель исследования состоит в том, чтобы на основе изучения исторического опыта, комплексного уголовно-правового анализа понятия «должностное лицо» разработать теоретические основания признания лица должностным, которые адекватно отражали бы политику государства на современном этапе в этом направлении.

    Цель диссертационного исследования обусловила постановку следующих локальных задач:

    1)    На основе имеющегося материала проследить процесс становления и развития понятия «должностное лицо», начиная с положений дореволюционного законодательства и заканчивая современной трактовкой должностного лица;

    2)    Проанализировать процесс становления и эволюции понятия «должностное лицо», выявить характерные признаки, тенденции, присущие данному явлению; а также определить политику государства на разных этапах по отношению к содержанию понятия «должностное лицо»;

    6

    3)    Дать общую характеристику современного законодательного понятия «должностное лицо» и, с учетом имеющегося багажа исторических знаний, сделать вывод о достоинствах и недостатках данной формулировки;

    4)    Проанализировать отдельные признаки должностного лица;

    5)    Разработать рекомендации по изменению действующего законодательства, причем не только уголовного, для более эффективного и логичного применения норм различных отраслей права.

    6)    Высказать предложения по совершенствованию практики применения законодательства об ответственности и понятии должностного лица.

    Методологическая основа исследования.

    Намеченные пределы исследования определили необходимую для этого методологическую основу. При исследовании выбранной темы прежде всего использовался метод диалектической логики, частично методы исторического и сравнительного анализа. При обработке данных эмпирических исследований использовался статистический метод.

    Научная новизна исследования.

    Научная новизна исследования определяется как комплексом изучаемых в его рамках вопросов и аспектов на монографическом уровне, так и собственно содержанием ряда сформулированных в ней научных определений и рекомендаций.

    Диссертация представляет собой одну из первых попыток комплексного исследования проблем, возникающих при определении сущности должностного лица, при решении вопросов о признании должностными лицами определенных категорий работников с учетом положений нового уголовного законодательства.

    Основные положения диссертации, выносимые на защиту, могут быть сведены к следующему:

    7

    1)    Дореволюционное законодательство отличалось большой казуальностью, и наука уголовного права и, соответственно, собственно законодательство сосредоточили свои усилия не на выработке понятия и признаков должностного лица, а, в основном, на создании перечня лиц, которые могут быть субъектом служебных преступлений.

    2)    Это послужило базисом того, что впоследствии, как доказывается в работе, на протяжении последних нескольких десятилетий (вплоть до УК РФ) политика государства при унификации понятия «должностное лицо» была направлена на отождествление ответственности лиц, представляющих государственную власть, и лиц, выполняющих руководящие функции в общественных и коммерческих организациях.

    3)    УК РФ коренным образом изменил складывавшуюся веками государственную политику по отношению к должностным лицам - теперь последними признаются лишь субъекты, непосредственно участвующие в государственном управлении обществом.

    4)    В связи с этим в работе предлагается рассматривать в качестве должностных лиц, поверенных, представляющих государственные интересы в субъектах естественных монополий.

    5)    В целях устранения логических противоречий необходимо изменить примечание к ст. 285 УК РФ, при этом:

    - указав, что данное там понятие должностного лица распространяется не только на нормы главы 30, но и на остальные статьи Уголовного кодекса.

    - привести терминологию примечания в соответствие с другими нормативными актами, заменив «государственные органы» на «органы государственной власти»;

    - исключить указание на «постоянность, временность и специальность полномочия» как основания осуществления функций должностного лица;

    - исключить из перечня мест работы должностного лица указание на «другие войска» и «воинские формирования», тем самым устранив имеющиеся дублирование.

    8

    Таким образом, предлагается новая формулировка понятия должностного лица в примечании к ст. 285 УК РФ.

    Должностными лицами в статьях настоящего Кодекса признаются лица, на законных основаниях осуществляющие функции представителя власти либо выполняющие организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции в органах государственной власти, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, а также в Вооруженных Силах Российской Федерации.

    6)    В целях устранения логических противоречий, унификации понятия должностного лица в рамках одного нормативного акта предлагается изложить примечание к ст. 318 УК РФ в следующей редакции:

    «Представителем власти в статьях настоящего кодекса признается лицо, наделенное в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от него в служебной зависимости».

    7)    В связи с появившейся судебной практикой признания лиц должностными при осуществлении последними своих профессиональных обязанностей, предлагается в постановлении Пленума Верховного Суда РФ разъяснить условия и возможности признания должностными лицами отдельных категорий работников.

    Правовая основа исследования.

    В диссертации использованы Конституция РФ, положения, содержащиеся в законодательных актах дореволюционной России, исследуются законодательные акты уголовного права советского периода, действующее уголовное законодательство Российской Федерации, а также нормативные акты иных отраслей права.

    Эмпирическая основа исследования.

    9

    В диссертационном исследовании использована опубликованная практика Верховного Суда РФ, изучена региональная судебная практика по вопросам как собственно признания должностными лицами отдельных категорий работников, так и по вопросам, касающимся отдельных должностных преступлений.

    Практическая значимость исследования.

    Практическая значимость диссертационного исследования заключается в том, что полученные результаты позволяют сделать вывод о необходимости дальнейшего совершенствования действующего законодательства относительно вопросов, связанных с признанием той или иной категории лиц должностными. Реализация предложенных изменений законодательства, постановлений Пленума Верховного Суда РФ приведет к тому, что практика применения соответствующих норм уголовного законодательства будет отличаться единообразием и логической выверенностью.

    Материал диссертационного исследования может быть использован при подготовке лекций, учебных пособий, а также при изучении студентами Особенной части уголовного права.

    Апробация результатов исследования.

    Диссертация подготовлена на кафедре уголовного права Уральской государственной юридической академии, где проводилось ее рецензирование и обсуждение. Основные положения диссертационного исследования изложены в опубликованиях научных статьях.

    Материалы исследования использовались автором на практической работе в процессе занятия адвокатской деятельностью, а также на практических занятиях со студентами.

    Структура работы.

    10

    Диссертация выполнена в полном объеме, соответствующем требованиям ВАК РФ. Структура работы определяется целями и задачами исследования. Она состоит из введения, двух глав, объединяющих в себе восемь параграфов, заключения и списка литературы.

    СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

    Во Введении обосновывается актуальность исследования, указывается его цель и формулируются задачи, поставленные для ее достижения, определяется научная новизна исследования, его методологическая, правовая и эмпирическая основа, раскрывается структура работы и приводятся сведения по апробации результатов исследования.

    Первая глава «Эволюция понятия «должностное лицо» в российском и советском уголовном праве» состоит из четырех параграфов.

    В первом параграфе «Субъект должностных преступлений в законодательстве России до 1917 г.» отмечается, что уголовное законодательство Российской империи отличалось большой казуальностью, и это не могло не отразиться на решении вопроса о субъекте должностных (служебных) преступлений того времени. Анализ законодательства и научной литературы рассматриваемого периода позволил диссертанту сделать следующие выводы:

    -      должностное лицо в законе и судебной практике того времени понималось очень широко. Этому способствовало многообразие форм государственного и общественного управления, при котором самые разные аспекты взаимоотношений между служащим и простым гражданином были урегулированы нормами права;

    -      субъектами служебных преступлений признавались не только непосредственно государственные служащие, но и служащие различных по своей сущности общественных организаций, а также, в некоторых случаях, работники частных организаций.

    11

    Характерно, что последняя специфическая черта субъекта должностных преступлений - принадлежность к разного рода общественным организациям - практически долгое время была присуща и законодательству советского периода.

    -      можно сказать, что наука уголовного права и судебная практика, соответственно, дореволюционного времени больше занималась не проблемами разработки собственно понятия «должностное лицо», а занималось вопросами «субъекта должностных преступлений». В силу того, что также отсутствовало четкое понимание «должностных преступлений» - о них еще не говорят как о самостоятельном виде преступных деяний - то все научные исследования сводились к определению субъекта «служебных преступлений» (преступлений по должности). Однако сами по себе «служебные преступления» несколько шире по объему, нежели «должностные преступления» в чистом виде, поэтому и возникло такое многообразие субъектов преступлений;

    -      неразработанность понятия «должностное лицо» в рассматриваемый промежуток времени в некоторой степени стало следствием неразработанности данного вопроса в иностранном законодательстве.

    Не отрицая научных достижений русских криминалистов по самым разнообразным вопросам уголовного права и процесса, автор отмечает, что значительная часть научных исследований производилось с оглядкой на иностранное законодательство, на теории иностранных ученых и т.д. Все выдающиеся криминалисты и цивилисты российской науки прошли обучение, стажировку или ознакомительную практику в ведущих европейских университетах, прослушали курсы ведущих европейских профессоров. При такой ситуации практически все собственно российские научные разработки производились с оглядкой или на основании последних достижений, в основном, немецкой, итальянской, английской и французской научной мысли (независимо от того, положительно или критически они воспринимались).

    12

    Вместе с тем, иностранное законодательство по данному вопросу также не отличалось особой разработанностью и единообразием. Как было отмечено в литературе, зарубежные государства знали три основных варианта решения, этого вопроса: «в одних случаях в законе давалось общее определение должностного лица или должности; в другом - устанавливался более или менее подробный перечень должностных лиц; в третьем не содержалось ни того ни другого»[3].

    По мнению автора, это сыграло не последнюю роль и в том, что российская наука и законодательство пошли не по пути выработки признаков должностного преступления и признаков должностного лица, а встали на путь простого перечисления лиц, которые могут быть признаны субъектом служебных преступлений, что и привело к такому разнообразию субъектов преступлений.

    Во втором параграфе «Законодательное понятие «должностное лицо» в период с 1917 г. по 1960 г.» диссертант показывает, что за указанный период времени фактически происходит выработка основ понятия «должностное лицо» в советском уголовном праве.

    Первое законодательное упоминание должностного лица встречается в Декрете СНК «О взяточничестве», однако, по мнению автора, с научной точки зрения, в первую очередь заслуживает внимания УК РСФСР 1922 г., в котором:

    -      законодательно была осуществлена попытка определения сущности должностного лица. По-прежнему к ним относился довольно широкий круг лиц которые не только участвуют в государственном управлении, но и решают сопутствующие вопросы. Интересно, что к ним, буквально толкуя закон, можно было относить и руководящий состав организаций и объединений, что в условиях НЭПа выглядело весьма символично;

    -      были указаны основания, то которым лица могут быть признаны должностными - это временное или постоянное занятие какой-либо

    13

    должности. Специальное полномочие, как основание признания лица должностным, в законе фактически не названо;

    -      отсутствовала даже попытка очертить круг полномочий, которыми наделяются должностные лица, имелась лишь отписка общего характера - выполнение «тех или иных функций, права и обязанности»;

    -      в самом понятии отсутствовало прямое указание на представителей власти, хотя в уголовном кодексе термин «представитель власти» использовался.

    Разумеется, такое понятие должностного лица вызвало на страницах доктринальной литературы критику и породило немало научных дискуссий, что в целом способствовало дальнейшей разработке этого понятия.

    Диссертантом отмечается, что в науке все больше внимания стало уделяться вопросам содержания функций должностного лица, и в основном предметом научных споров были следующие проблемы:

    -      в чем же конкретно выражаются полномочия лица, позволяющие признать его должностным?

    -      возможно ли признание в качестве субъекта должностного преступления лиц, выполняющих определенные функции не в государственных учреждениях, предприятиях и организациях, а в общественных, и даже частных, но которые в определенных аспектах содействуют решению общегосударственных задач?

    Также в указанный период появились предложения о необходимости выработки единого для всех отраслей праве понятия «должностное лицо». Этот вопрос, как отмечает автор, остался актуальным и в настоящее время.

    В третьем параграфе «Понятие «должностное лицо» по УК РСФСР 1960 г.» автор отмечает, что примечание к ст. 170 УК РСФСР 1960 г. содержал понятие должностного лица, максимально приближенное к современному.

    Анализ данного примечания позволил диссертанту придти к следующим выводам.

    Во-первых, впервые в законе в качестве должностного лица назван представитель власти. И хотя судебная практика и некоторые советские

    14

    ученые и до этого фактически признавали представителей власти должностными лицами, было несколько нелогично отсутствие в законе упоминания о лицах, безусловно признаваемых в качестве должностных.

    Во-вторых, в законе был очерчен круг полномочий, при выполнении которых лицо могло быть признано должностным. Фактическое указание на выполнение функций представителя власти, а также организационно-распорядительных и административно-хозяйственных функций по существу положило конец спорам о том, все ли служащие в широком смысле этого слова могут быть признаны должностными лицами или нет. По мнению автора, такой подход законодателя к установлению сущности должностного лица был методологически верным. Несмотря на то, что подобного рода определение функций должностного лица подвергалось в науке критике, это все-таки правильный подход, ибо необходимость признания должностного лица в качестве специального субъекта преступления определяется не только просто фактом работы в государственном или еще каком-либо учреждении, организации и т.д., а, в первую очередь, предопределяется фактом выполнения особых полномочий.

    В-третьих, подобной формулировкой должностного лица государство окончательно дало понять, что не видит разницы между лицами, выполняющими определенные функции в государственных учреждениях, организациях и предприятиях, и лицами, выполняющими такие же функции в общественных учреждениях, организациях и предприятиях.

    Разумеется, подобное понятие не решило все научные и практические споры. Однако диссертант согласен с мнением Б.В. Волженкина, заметившего, что в этот период дискутировались лишь круг полномочий работников государственных и общественных предприятий, учреждений, организаций, достаточный для отнесения этих работников к числу должностных лиц, и проблемы, связанные с признаниями должностными лицами тех или иных категорий субъектов (врачи, преподаватели, продавцы, экспедиторы, заготовители, эксперты и др.)[4].

    15

    Автор уделил большое внимание вопросу - как, почему и на основании чего различного рода категории служащих признавались или, наоборот, не признавались должностными лицами. В этих целях основная масса лиц, в отношении которых в то или иное время возникал вопрос о возможности их признания или непризнания должностными лицами, была разделена на две категории: а) в первую категорию вошли представители, в отношении которых с позиций современного законодателя всякие споры и дискуссии лишены смысла, поскольку они безусловно не относятся законодателем к числу должностных лиц; б) во вторую категорию вошли лица, вопрос о признании которых должностными не получил однозначного или общепринятого решения и по сей день.

    В отношении первой категории лиц (контролеры исправительно-трудовых колоний, руководители самодеятельных туристских групп, работники ведомственной охраны, референты, консультанты должностных лиц) подобного рода исторический анализ представлял интерес в том плане, чтобы проследить - каким образом и на основании чего был решен данный вопрос, т.е. в каком направлении пошло учение о должностном лице и каким образом решилась проблема на данный момент.

    В отношении второй категории (медицинский персонал, преподаватели учебных заведений) лиц не лишним было вспомнить аргументы, которые высказывались по поводу вопросов, не получивших однозначного решения и по сей день.

    Как в дальнейшем показано диссертантом, некоторые аспекты научных споров и дискуссий не потеряли своей актуальности и в современный период времени.

    В четвертом параграфе «Спорные вопросы понятия «должностное лицо» в период с 1988 г. по 1996 г.» отмечается, что изменение политического, а в большой степени, смена экономического курса советского государства не могли не сказаться на уголовной политике.

    Диссертант обращает внимание - существенное изменение уголовной политики затронуло и практику применения уголовного законодательства,

    16

    связанную с решением вопросов о признании тех или иных категорий лиц должностными.

    В период развития так называемых рыночных отношений, и впоследствии, во время глобальных социально-экономических и политических изменений в нашем государстве, связанных с распадом СССР, появились возможности заниматься предпринимательской деятельностью, не обремененной государственным планированием. Становление и развитие кооперативного движения, появление предприятий различных организационно-правовых форм и некоторые другие моменты послужили причиной появления руководящих по своей сущности должностей, но не подпадающих под имевшее место законодательное определение «должностного лица». Наука уголовного права, практика применения уголовного закона испытали такие же стремительные метаморфозы, что и в целом общественно-политическая и экономическая жизнь нашего государства - в считанные годы государство в лице своих органов поменяло взгляды на сущность должностного преступления.

    Уже к принятию нового уголовного кодекса сложилась весьма устойчивая практика применения уголовного закона, когда лица, не работающие в государственных органах и учреждениях, не признавались должностными лицами. Впоследствии УК РФ только закрепил и сделал более логичной и последовательной данную практику.

    Нельзя не отметить соблюдающуюся историческую параллель - во время кардинальной перестройки общественного, политического, экономического уклада в науке возникают одни и те же вопросы, несмотря на то, что прошло немало времени. В частности, это хорошо видно на примере вопроса об отнесении работников частных фирм к числу должностных по той причине, что в уставном капитале такого предприятия имеется определенная доля государственного имущества

    Глава вторая «Общее учение о должностном лице на современном этапе» включает в себя четыре параграфа.

    17

    В первом параграфе «Общая характеристика понятия «должностное лицо» по УК РФ 1996 г.» автором делаются общие выводы, вытекающие из законодательного определения понятия «должностное лицо».

    Диссертант пришел к заключению, что современная законодательная трактовка понятия «должностное лицо» окончательно разделила уголовную ответственность лиц, работающих в государственных, муниципальных органах и учреждениях, и лиц, обладающие схожими по своему содержанию функциями, но работающих в иных органах и учреждениях.

    Такое положение вещей стало логическим следствием наметившейся еще в начале 90-х годов практика непривлечения к уголовной ответственности за совершение должностных преступлений руководителей коммерческих по своей сути предприятий и организаций.

    Необходимо отметить - современное понятие должностного лица - это не только отказ государства от утверждения, что управление обществом и государством осуществляется и негосударственными органами и организациями. Это своего рода изменение государственной политики, нарушившее традиционную, длившуюся еще с дореволюционных времен практику, которая фактически пришагала роль частных граждан и общественников в управлении государством и в решении общегосударственных задач.

    Вместе с тем, на взгляд диссертанта, такой категоричный поход не всегда оправдан. В некоторых случаях он не позволяет должным образом в уголовно-правовой квалификации отобразить сущность совершенного деяния.

    На основании этого автор предлагает признавать должностными лицами поверенных государства и субъекта естественных монополий. Экономическая специфика естественных монополий заставляет государство претендовать на значительную роль в это сфере. Иначе говоря, учитывая особые экономические, политические и социальные факторы, государство различными способами пытается (и это вполне обоснованно) играть как можно большую роль в регулировании вопросов, связанных с экономической

    18

    деятельностью естественных монополий. Именно это и обусловило ряд запретов и ограничений на осуществление различных сделок, установления цен и тарифов со стороны исполнительных органов естественных монополий. Деятельность субъектов естественных монополий, несмотря на свой ярко выраженный коммерческий характер, как никакая иная деятельность других коммерческих организаций влияет на решение общегосударственных задач. Например, одной из первоочередных задач властей является создание населению благоприятных условий существования. Здесь-то и проявляется роль естественных монополий, от которых во многом зависят благоприятные условия проживания людей, а в некоторых случаях (например, районы с суровыми климатическими условиями) зависит и сама жизнь людей. Да что и говорить, если наполнение бюджета во многом зависит от эффективной работы субъектов естественных монополий - выручка от экспорта энергоносителей является одним из основных источников наполнения федерального бюджета, а варианты будущего бюджета разрабатываются в зависимости от стоимости нефтепродуктов на мировом рынке: наихудший вариант бюджета при прогнозируемой минимальной стоимости барреля нефти, наилучший - соответственно максимальная стоимость барреля нефти. А во всех случаях, когда так называемый представитель государства, адепт его политики, будет совершать общественно опасное деяния путем использования служебного положения, он будет осознавать, что имеет возможность совершить преступление именно благодаря своему служебному положению, приобретенному при помощи государства и для государства

    При этом автор отмечает, что а) при подобного рода случаях вполне может пострадать основной объект должностных преступлений; б) это предложение не противоречит законодательству о государственной службе; в) данная новелла не требует изменений в уголовном кодексе, достаточно внести некоторые изменения в отдельные законодательные акты и в постановление Пленума Верховного Суда РФ; г) это предложение унифицирует политику государства по отношению к представителям естественных монополий, учитывая тот факт, что сегодня представители

    19

    одной естественной монополии признаются должностными лицами (МПС РФ), а представители другой нет.

    Также, рассматривая общие вопросы понятия должностного лица, диссертант обращает внимание на неудачность формулировки в плане распространения примечания к ст. 285 УК РФ только лишь на статьи главы 30 УК РФ. Подобного рода указание оставляет за рамками общего понятия «должностное лицо» должностных лиц, указанных в иных главах уголовного кодекса. Поэтому предлагается изменить текст примечания к ст. 285 УК РФ, распространив действие примечания на все главы уголовного кодекса.

    Во втором параграфе «Осуществление функции представителя власти как признак должностного лица» прежде всего, указывается что автор приветствует стремление законодателя иметь как можно большее количество единообразно понимаемых терминов, что касается и понятия «представителя власти».

    Тем не менее, нельзя не отметить проблемы, которые возникли при первой попытке принятия легальной дефиниции данного понятия.

    Так, при формулировке определения «представитель власти» были нарушены элементарные правила логики - в примечании к ст. 318 УК РФ представитель власти определяется через понятие «должностное лицо», а в примечании к ст. 285 УК РФ уже должностное лицо определяется через понятие «представитель власти». Мы сталкиваемся с «порочным кругом». Разумным выходом из этого круга может быть изменение примечания к ст. 318 УК РФ, которое следует изложить в редакции, не содержащей в себе такого «порочного круга».

    Кроме этого, в определении используются термины, которые сами по себе не имеют единообразного толкования и понимания. Используя такие термины как «правоохранительные» и «контролирующие» органы, законодатель не учел того момента, что в российском законодательстве отсутствует определение данных понятий, а в юридической науке, как это показано, нет их единообразного понимания. На практике не должно возникать проблем с определением должностного лица по признаку

    20

    представителя власти - в законе использован метод, позволяющий признать лицо представителем власти независимо от того, работает ли он в правоохранительных, контролирующих или еще каких-либо органах. Однако практическая универсальность не должна вводить в заблуждение, и любое определение, помимо практической применимости, должно быть еще выверено с теоретических позиций. Составные части определения должны находится между собой в органической взаимосвязи, не противоречить друг другу и нести под собой самостоятельную смысловую нагрузку. Именно с этих позиций также следует признать неудачной формулировку примечания к ст. 318 УК РФ.

    Таким образом, с учетом высказанных замечаний, предложена следующая редакция примечания к ст. 318 УК РФ:

    Представителем власти в статьях настоящего кодекса признается лицо, наделенное в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от него в служебной зависимости.

    Разумеется, представителю власти должны быть присущи и все остальные признаки должностного лица, указанные в примечании к ст. 285 УК РФ, в том числе и касающиеся места осуществления функций должностного лица.

    В третьем параграфе «Осуществление управленческих функций как признак должностного лица» отмечается, что к так называемым управленческим функциям относятся организационно-распорядительные и административно-хозяйственные функции.

    В работе акцентируется внимание на том, что лицо, признаваемое должностным по признаку выполнения организационно-распорядительных функций, должно отвечать двум критериям: а) должно занимать определенную должность в соответствующих органах, структурах и учреждениях и б) должно обладать такими полномочиями, которые свидетельствовали бы об его особом положении. В качестве такого полномочия, по мнению автора, необходимо признать возможность

    21

    совершения действий, влекущих за собой определенного рода юридические последствия.

    Во всех случаях, когда возникает вопрос о признании представителя той или иной категории должностным лицом, необходимо руководствоваться именно этими двумя критериями - только наличие их в совокупности позволит положительным образом решить вопрос.

    Вместе с тем, как отмечает диссертант, судебные инстанции не всегда следуют этому правилу. Характерным примером последнего утверждения служит осуждение за должностные преступления преподавателей учебных заведений. В известном случае осуждения доцента Курганского государственного университета Верховный суд РФ в качестве юридически значимых последствий от деяний виновного указал: не допуск к следующей сессии, не перевод на следующий курс, не получение официального вызова на сессию (заочник), следовательно, отсутствие права на получение оплачиваемого учебного отпуска и, в конце концов, возможность отчисления из вуза.

    Автор, проанализировав соответствующее законодательство, а также порядок сдачи сессионных экзаменов и последствия их не сдачи, пришел к выводу о неправомерности позиции Верховного Суда РФ. В частности, ни одно из указанных последствий, по его мнению, не находится в прямой причинной связи с фактом не сдачи обычного экзамена.

    Поэтому, необходимо считать складывающуюся судебную практику в плане признания преподавателей должностными лицами по признаку выполнения организационно-распорядительных функций в момент принятия текущих экзаменов, зачетов негативной, как не основанную на положениях закона.

    В четвертом параграфе «Место осуществления функций должностного лица» диссертант обратился к проблеме уяснения сущности указанных в примечании к ст. 285 УК РФ мест выполнения функций должностного лица и к выявлению имеющихся в этом плане недостатков.

    22

    Анализ многочисленных законодательных актов в совокупности с теоретическими основаниями признания лица должностным, позволил автору придти к следующим выводам.

    Использование в уголовном законодательстве термина «государственные органы» не совсем оправданно. Законодательное понятие «государственные органы» в современном российском праве отсутствует, а законодательные акты, регулирующие вопросы государственно-правового устройства, в основном оперируют термином «органы государственной власти».

    Сравнительный анализ положений уголовного закона и понятия «должностное лицо» в муниципальном праве выявил несоответствие между ними - в последнем случае должностным лицом органа местного самоуправления признается лицо, выполняющее только лишь организационно-распорядительные функции. Указанное несоответствие стало следствием отсутствия общего понятия «должностное лицо» для всех отраслей права, о чем еще указывалось в 50-е годы прошлого столетия. Учитывая современное состояние разработанности проблемы, на взгляд диссертанта, на данный момент еще рано говорить о возможности выработки и окончательного принятия общего (для всех отраслей права) понятия «должностное лицо».

    Рассматривая вопрос о государственных и муниципальных учреждениях, автор высказывает свое несогласие с имеющими место предложениями о признании субъектами преступлений, предусмотренных в главе 23 УК РФ, руководителей этих учреждений (С.В. Изосимов). Разумеется, полномочия руководителя государственного или муниципального учреждения реализуются в рамках последних, однако в основу разделении уголовной ответственности должностных лиц и лиц, выполняющих управленческие функции в коммерческих и иных организациях, положено не только это обстоятельство.

    По мнению диссертанта, не последнюю роль в таком разделении уголовной ответственности играет характер деятельности руководителя

    23

    государственного или муниципального убеждения. А характер деятельности руководителя учреждения определяется, в первую очередь, не какими-либо аспектами управленческой деятельности внутри учреждения, он (характер) обусловлен целями и задачами, для достижения которых создано само учреждение.

    Учреждения, созданные государством или муниципальными органами, предназначены для решения, без преувеличения можно сказать, общегосударственных задач. И лицо, осуществляя полномочия руководителя государственного или муниципального учреждения, претворяет в жизнь определенные функции государства, в том числе и связанные с реализацией гражданами своих конституционных прав на здоровье, образование, отдых и т.д.

    Поэтому законодатель, совершенно обоснованно, предусмотрел ответственность работников государственных и муниципальных учреждений в главе 30 УК РФ.

    Автор не согласен с предложениями о признании руководителя унитарного предприятия субъектом преступлений, предусмотренных и главе 30 УК РФ (И. Камынин) - если предложенные доводы принять во внимание, то не будет обоснованных, реальных и четких критериев для разделения коммерческих организаций, фактически осуществляющих политику государства в различных сферах, от коммерческих организаций, только способствующих государству в реализации своих функций.

    Анализируя понятия «другие войска и воинские формирования РФ» в работе указывается, что в соответствии с законодательством необходимо под ними понимать. При этом отмечается, что не могут относиться к ним в силу отдельных причин казачьи объединения.

    В работе высказано предложение об исключении из примечания к ст. 285 УК РФ указания на «другие войска и воинские формирования» в целях устранения дублирования. Они являются, как показано в работе, составными частями органов исполнительной власти.

    24

    В этом же параграфе затронут вопрос об основаниях выполнения лицом своих должностных функций. Как отмечает автор, и здесь законодатель излишне указал на перечень оснований занятия должности, так как и с научной, так и с практической точки зрения не имеет значения, по какому основанию лицо выполняет свои функции. Главное, чтобы это основание было законным, на что и надо указать в понятии.

    В итоге, диссертантом предлагается следующая формулировка примечания 1 к ст. 285 УК РФ:

    Должностными лицами в статьях настоящего Кодекса признаются лица, на законных основаниях осуществляющие функции представителя власти либо выполняющие организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции в органах государственной власти, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, а также в Вооруженных Силах Российской Федерации.

    В Заключении подводятся итоги работы, формулируются основные выводы, сделанные в ходе исследования.

    Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:

    1.     Кондрашова Т.В., Григорьев В.Н. О возможности признания должностными лицами некоторых категорий служащих государственных органов и учреждений / Уголовное право и современность. Межвузовский сборник научных трудов. Выпуск 4. Красноярск, 2000 г.(0,2 п.л.).

    2.     Григорьев В.Н. Субъект преступлений, совершаемых с использованием служебного положения / Преступление и наказание: правовые и психологические аспекты: Тезисы ежегодной межвузовской научной конференции студентов, аспирантов и преподавателей, проведенной Гуманитарным университетом. Екатеринбург. 2001 г.(0,3 п.л.).

    25



    [1] Далее УК РФ.

    [2] А если равное участие, равные права, то, следовательно, и равная ответственность.

    [3] Уголовное право. Особенная часть. Учебник / Под ред. И.Я. Козаченко, З.А. Незнамовой и Г.П. Новоселова. М., 1997. С. 588.

    [4] Волженкин Б.С. Служебные преступления. М., 2000. С. 46.

Информация обновлена:27.04.2018


Сопутствующие материалы:
  | Защита диссертаций 
 

Если Вы не видите полного текста или ссылки на полный текст книги, значит в каталоге есть только библиографическое описание.

Copyright 2002-2006 © Дирекция портала "Юридическая Россия" наверх

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
Rambler's Top100 Яндекс цитирования

Редакция портала: info@law.edu.ru
Участие в портале и более общие вопросы: reception@law.edu.ru
Сообщения о неполадках и ошибках: system@law.edu.ru