Учиться в России!
Регистрация »» // Логин:  пароль:

Федеральный правовой портал (v.3.2)
ПОИСК
+ подробный поиск
Подняться выше » Главная/Все книги/

Источник: Электронный каталог отраслевого отдела по направлению «Юриспруденция»
(библиотеки юридического факультета) Научной библиотеки им. М. Горького СПбГУ

Отдельные способы обеспечения исполнения обязательств :

АР
С217 Сафонова, Ю. Б. (Юлия Борисовна).
Отдельные способы обеспечения исполнения обязательств :
Автореферат диссертации на соискание ученой степени
кандидата юридических наук. Специальность 12.00.03 -
Гражданское право ; Семейное право ; Гражданский процесс ;
Международное частное право /Ю. Б. Сафонова ; Науч. рук. З.
И. Цымбуленко. -Саратов,2001. -26 с.-Библиогр. : с. 26.5
ссылок
70,00 руб.
Материал(ы):
  • Отдельные способы обеспечения исполнения обязательств.
    Сафонова, Ю. Б.

    Сафонова, Ю. Б.
    Отдельные способы обеспечения исполнения обязательств :
    автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук.

    ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

    Актуальность темы исследования. В связи с принятием нового гражданского законодательства, переходом к рыночной экономике и происшедшими в России социальными преобразованиями существенно изменилось содержание общественных отношений, регулируемых, гражданским правом, стала формироваться судебная практика в ходе применения норм нового Гражданского кодекса РФ.

    Одним из основных условий нормального функционирования экономики является надлежащее исполнение обязательств субъектами гражданского оборота. Нарушение договорных и иных обязательств отрицательно сказывается не только на имущественной сфере субъектов правоотношений, но и на экономике страны в целом. Стабильность производства и реализации продукции находится в прямой зависимости от надлежащего исполнения обязанностей всеми субъектами гражданских правоотношений.

    Изучение способов обеспечения исполнения обязательств осуществлялось цивилистической наукой с точки зрения общей характеристики данного правоотношения, при проведении классификации обязательств, в ходе исследования их динамики, а также в связи с рассмотрением прав и обязанностей участников обязательств[1], однако имеющиеся работы не отражают в полной мере ни современного уровня развития гражданского законодательства, ни существующих в этой сфере проблем.

    Следует признать, что сегодня в мире вряд ли существует законодательная система, полностью исключающая неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств, возникающих из гражданских

    4

    правоотношений. В то же время, в законодательстве просматривается тенденция, прежде всего, защитить интересы лица, добросовестно исполняющего свои договорные обязательства перед партнером, гарантировать защиту законных прав и понудить недобросовестного контрагента к исполнению обязательств.

    Как правило, гражданские обязательства исполняются надлежащим образом. В тех случаях, когда они не исполняются либо исполняются ненадлежащим образом, закон предусматривает меры имущественного воздействия на участников правоотношения. Так, кредитору предоставлено право требовать от должника исполнения обязательств в натуре, возмещения убытков, понесенных им вследствие неисполнения должником своих обязанностей.

    Следует отметить, что одно га проявлений нестабильности экономического развития России - широко распространившаяся неисполнительность продавцов и покупателей, заказчиков и подрядчиков, а также нанимателей, заемщиков и др. «Разумеется, юридическая наука не может выработать рекомендации по производственным, технологическим и иным материальным проблемам. Это дело других наук»[2]. Однако, правовая наука может выработать определенные приемы, при использовании которых в совокупности с общеправовыми средствами достигалось бы наиболее эффективная организация гражданского оборота.

    В целях предотвращения либо уменьшения размера негативных последствий, которые могут наступить в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения должником своего обязательства, законодатель предусматривает в праве различные защитные меры, специальные институты, которые разными способами обеспечивают исполнение обязательств, а также

    5

    компенсируют пострадавшей в результате ненадлежащего исполнения обязательства стороне понесенные издержки.

    В соответствии с действующим законодательством, кроме общих норм защиты нарушенных прав, исполнение обязательства может быть обеспечено и специальными способами: неустойкой, залогом, удержанием имущества должника, поручительством, банковской гарантией и задатком, которые носят дополнительный (акцессорный) по отношению к обеспечиваемым ими обязательствам характер, производны от них, являются в той или иной мере зависимыми от основного обязательства и гарантируют его надлежащее исполнение.

    Однако, несмотря на все возрастающую значимость и применимость способов обеспечения исполнения обязательств, они недостаточно полно урегулированы законодательством, что порождает неоднозначность их толкования и зачастую вызывает споры.

    Так, в судебной практике нередко возникают дискуссионные вопросы о применении неустойки, обращении взыскания на заложенное имущество, привлечении к ответственности гаранта и поручителя, а также иные проблемы, связанные с применением норм гражданского законодательства. Поэтому с целью выработки рекомендаций и единого подхода по правильному применению норм гражданского законодательства необходимы изучение и тщательный анализ судебной практики.

    Требуется и критическая оценка достижений цивилистической науки в исследовании института способов обеспечения исполнения обязательств, поскольку с учетом новелл в законодательстве многие теоретические положения, касающиеся указанного института, утратили свое значение, либо требуют уточнения и развития.

    Учитывая переход к рыночным отношениям, когда предприятия более чем заинтересованы в надлежащем исполнении обязательств субъектами гражданских правоотношений, представляется важным выработка понятия

    6

    способов обеспечения исполнения обязательств, определение механизма их, действия, обобщение действующей в этой сфере нормативно-правовой базы, рассмотрение различных аспектов учения об обеспечении исполнения обязательств.

    Эти и другие вопросы определили выбор темы диссертации, в которой предпринята попытка восполнить пробел, образовавшийся в науке гражданского права.

    Объектом исследования является гражданско-правовой институт обеспечения исполнения обязательств, а также нормативно-правовые акты, определяющие правовой режим отдельных способов обеспечения исполнения обязательств.

    Предметом исследования выступают гражданско-правовые нормы, регулирующие комплекс отношений, связанных с залогом, поручительством, банковской гарантией, определение функций обеспечения исполнения обязательств и мер ответственности за их неисполнение или ненадлежащее исполнение, а также выявление особенностей применения отдельных способов обеспечения исполнения обязательств.

    Цель и задачи исследования

    Целью исследования является комплексный анализ общетеоретических и практических аспектов реализации гражданско-правовых норм по обеспечению исполнения обязательств в действующем российском законодательстве.

    Для реализации указанной цели были поставлены следующие задачи:

    определить понятие и правовую природу способов обеспечения исполнения обязательств:

    проанализировать современное гражданское законодательство в части норм обеспечения исполнения обязательств:

    выявить наиболее эффективную форму обеспечения исполнения обязательств;

    рассмотреть особенности правового режима залога, поручительства и банковской гарантии;

    7

    обосновать необходимость всестороннего анализа правоприменительной практики судами по спорам, возникающим из обеспечения исполнения обязательств;

    выработать предложения, направленные на совершенствование действующего законодательства о способах обеспечения исполнения обязательств.

    Теоретико-методологическую основу диссертационного исследования составляет диалектический метод анализа, научно-познавательные возможности которого позволяют определить способы обеспечения исполнения обязательств в системе общих обеспечительных средств, обладающих, наряду с общеправовыми обеспечительными мерами, рядом специфических признаков, такими, как дополнительный характер, производность от основного обязательства, зависимость от обеспечиваемого ими обязательства и т. д. Диссертантом использовались и специальные методы исследования: логический, исторический, системный, сравнительно-правовой и другие, что дало возможность изучить правоприменительную деятельность судов, соотнести действующее и ранее действовавшее законодательство в их взаимосвязи и взаимозависимости.

    Используемые в диссертации методы не исключают возможности в отдельных случаях простого изложения фактов в качестве необходимой аргументации, обладающей достаточной доказательственной силой и выявляющей особенности рассматриваемого вопроса.

    При создании теоретической базы и понятийного аппарата диссертационного исследования использовались положения и выводы ученых-специалистов в области общей теории права и гражданского права: М.М. Агаркова, С.С. Алексеева, К.Н. Анненкова, М.И. Брагинского, С.И. Братуся, А.В. Бенедиктова, В.В. Витрянского, В.И. Голевинского, Т.И. Илларионовой, О.С. Иоффе, О.А. Красавчикова, B.C. Константиновой, С.М. Корнеева, П.В. Крашенинникова, Л.А. Лунца, А.А. Маковской,

    8

    Д.И. Мейера, И.Б. Новицкого, Л.А. Новоселовой, Е.А. Павлодского, К.П. Победоносцева, М.Г. Прониной, Б.И. Пугинского, В.К. Райхер М.Г. Розенберга, А.А. Рубанова, О.Н. Садикова, А.П. Сергеева, Е.А. Суханова, В.А. Тархова, Ю.К. Толстого, Т.А. Фаддеевой, P.O. Халфиной, В.А. Хохлова, С.А. Хохлова, Г.Ф. Шершеневича, З.И. Цыбуленко, В.Ф. Яковлева и др.

    Научная новизна диссертации заключается в том, что оно представляет собой одно из первых в науке российского гражданского права комплексных исследований наиболее важных проблем гражданско-правового регулирован отдельных способов обеспечения исполнения обязательств и практики применения в условиях рыночных отношений;

    На защиту выносятся следующие научные положения и выводы:

    1. Способы обеспечения исполнения обязательств - это предусмотренные законом или договором специальные меры, выражающиеся либо в возложении на должника дополнительных обязанностей в случае нарушения обязательств, либо в привлечении к исполнению обязательств, наряду с должником, третьих лиц, а также в возможности резервирования заранее определенного имущества, за счет которого может быть исполнено обязательство, либо в выдаче обязательства по оплате определенной денежной суммы уполномоченными на то органами.

    2. В целях совершенствования применения правила пункта I статьи 333 ГК РФ дополнить данную норму указанием того, что при решении вопроса об уменьшении размера неустойки суд должен принять во внимание степень выполнения обязательства должником, имущественное положение граждан (участников обязательства), а также имущественный и иной заслуживающий внимания интерес кредитора.

    3. Дополнить статью 380 ГК РФ пунктом четвертым следующего содержания: «Не может обеспечиваться задатком исполнение обязательств, вытекающих из договоров, считающихся заключенными только с момента их государственной регистрации (купля-продажа жилых домов, квартир - пункт 2

    9

    статьи 558 ГК РФ и предприятий - пункт 3 статьи 560 ГК РФ). Суммы, выданные в обеспечение указанных договоров, считаются авансом».

    4. Залог является вещно-правовым способом обеспечения исполнения обязательств.

    5. Дополнить пункт 6 статьи 340 ГК РФ положением о том, что залог в обеспечение требований, которые могут возникнуть в будущем, возможно установить только при наличии (ко времени такого установления) существования конкретного правоотношения, из которого данное требование может возникнуть.

    6. Привести пункт 1 статьи 339 ГК РФ в соответствие с пунктом 1 статьи 338 ГК РФ путем указания на то, что в случае невнесения сторонами условия об установлении заклада, договор о залоге следует считать заключенным с оставлением заложенного имущества у залогодателя.

    7. Дополнить пункт 1 статьи 78 Федерального закона «Об ипотеке (залоге недвижимости)»'[3] правилом следующего содержания: «Залогодержатель или лицо, приобретшее соответствующий жилой дом (квартиру) в результате его реализации, имеет право сдать часть поступившей в его собственность жилплощади, соответствующую рассчитанной с учетом состава семьи залогодателя социальной норме, в наем залогодателю, а на остальную жилплощадь вселиться лично (со своей семьей)».

    8. В целях более четкого и правильного применения Закона об ипотеке изменить редакцию части 3 пункта 2 статьи 78 Закона об ипотеке, включив в число лиц, принимающих нотариально удостоверенное обязательство освободить заложенный жилой дом или квартиру в случае обращения на него взыскания, и самого залогодателя.

    9. Дополнить часть 3 пункта 2 статьи 78 Закона об ипотеке следующим правилом: «После заключения договора об ипотеке жилого дома, квартиры, вселение в них других лиц залогодателем допускается только с

    10

    предварительного письменного согласия залогодержателя, после реализации указанных жилых помещений с публичных торгов или аукциона - с согласия нового собственника».

    10. Дополнить статью 361 ГК РФ частью третьей следующего содержания: «Договор поручительства может быть частью комплексного (трехстороннего) обязательства и заключаться между всеми участниками отношений, как по заемному обязательству, так и по обеспечивающему его договору поручительства».

    11. В силу банковской гарантии банк, иное кредитное учреждение, предоставившее по просьбе другого лица письменное обязательство по уплате кредитору должника определенной в банковской гарантии денежной суммы, обязан уплатить эту сумму по представлении кредитором письменного требования об ее уплате. Эту новую редакцию понятия банковской гарантии целесообразно закрепить в статье 368 ГК РФ.

    12. Независимость банковской гарантии не означает полного отсутствия какой-либо связи между основным обязательством и банковской гарантией, поскольку банковская гарантия остается при этом дополнительным (акцессорным) обязательством, выданным в обеспечение основного, уже существующего обязательства, при отсутствии которого она теряет смысл своего существования.

    13. Банковская гарантия является одним из способов обеспечения исполнения обязательств, призвана стимулировать, побуждать должника к надлежащему исполнению обязательств, и требования по банковской гарантии должны удовлетворяться по предоставлении кредитором доказательств, подтверждающих факт нарушения обязательства должником. Если обязательство уже исполнено или прекращено, или признано недействительным, отпадает необходимость в его обеспечении. Поэтому правило части 2 пункта 2 статьи 376 ГК РФ о том, что полученное гарантом повторное требование бенефициара об уплате суммы по банковской гарантии

    11

    подлежит удовлетворению, целесообразно исключить из пункта 2 статьи 376 ГКРФ.

    14. С целью устранения противоречии между пунктом 2 статьи 377 ГК РФ об ответственности гаранта за нарушение обязанностей перед кредитором и пунктом 3 статьи 401 ГК РФ о наступлении ответственности независимо от вины, внести изменения в пункт 2 статьи 377 ГК РФ, исключив положение «если в гарантии не предусмотрено иное». Таким образом, ответственность гаранта перед бенефициаром не ограничивается суммой, на которую выдана банковская гарантия.

    15. С целью уточнения правил статьи 379 ГК РФ о праве регресса гаранта к должнику необходимо изменить содержание пункта 1 статьи 379 ГК РФ, изложив данную норму в следующей редакции: «К гаранту, надлежащим образом исполнившему свою обязанность по уплате суммы банковской гарантии, переходит право обратного требования взыскания этой суммы с должника».

    Практическая значимость диссертационного исследования. Изложенные в работе результаты исследования законодательства, положений правовой науки и судебной практики могут быть использованы как в нормотворческом процессе, так и на практике при применении законодательства о способах обеспечения исполнения обязательств. В частности, комплексный анализ отдельных проблем правового регулирования залога, поручительства, банковской гарантии позволяет использовать полученные выводы и разработанные предложения для дальнейшего совершенствования Гражданского кодекса РФ, Закона РФ «О залоге», Закона об ипотеке, при подготовке руководящих постановлений Пленумов Верховного и Высшего Арбитражного судов РФ, а также в практической деятельности судов. В то же время материалы диссертации могут быть использованы в учебно-методических целях при изучении курса гражданского права в юридических учебных заведениях.

    12

    Апробация результатов исследования. Основные положения и выводы диссертации получили апробацию в различных формах:

    через выступление с докладами на научно-практических конференциях;

    через рассмотрение и одобрение диссертации на заседании кафедры гражданского права и процесса Саратовского юридического института МВД РФ.

    Основные вопросы, в которых раскрывается сущность диссертационного исследования, изложены автором в научных публикациях. Содержащиеся в диссертации положения и выводы использовались, в учебном процессе при чтении лекций, на семинарских и практических занятиях по гражданскому праву.

    Структура диссертации обусловлена целью, задачами и логикой исследования. Работа состоит из введения, грех глав, которые включают в себя шесть параграфов, заключения и библиографического списка.

    СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

    Во введении обосновывается выбор темы диссертационного исследования, ее актуальность; определяются цели и задачи, мет и теоретические основы исследования; формулируются выводы, научная новизна, которая составляет основные положения, выносимые на защиту; указывается практическая значимость работы и характер апробации ее основных положений. Глава первая «Правовое регулирование обеспечения исполнения обязательств» посвящена определению понятий «обеспечительных средств», «способов обеспечения исполнения обязательств», раскрытию характерных признаков и функций специальных способов обеспечения исполнения обязательств, а также характеристике системы таковых понятий и способов.

    В первом параграфе освещаются вопросы, касающиеся понятия и значения способов обеспечения исполнения обязательств как одного из

    13

    важнейших институтов гражданского права, а также выявления их квалифицирующих признаков.

    Диссертант акцентирует внимание на проблеме определения места способов обеспечения исполнения обязательств в системе общих обеспечительных мер, последовательно отстаивает точку зрения, согласно которой понятие «обеспечительные меры» и «способы обеспечения исполнения обязательств» - это категории нетождественные.

    Исходя из содержания и последствий реализации данных мер для должника, автор считает, что объединение различных обеспечительных мер, средств в единую группу «способов обеспечения исполнения обязательств» обусловлено наличием ряда специфических признаков, присущих специальным способам. К ним относятся: обеспечительный характер способов; зависимость от основного обязательства (за некоторым исключением - статья 370 ГК РФ) и невозможность самостоятельного существования вне главного (основного) обязательства; возможность наступления имущественных последствий; дополнительность (акцессорность) обеспечительных мер. Утверждая, что способы обеспечения исполнения обязательств - это обеспечительные меры, диссертант, прежде всего, подразумевает те специальные меры, которые будут способствовать реальному исполнению обязательства, гарантировать исполнение или осуществление чего-либо, стимулировать должника к надлежащему исполнению обязательств (В.В. Витрянский, К.П. Победоносцев, М.Г. Пронина, Е.А. Суханов, Г.Ф. Шершеневич и др.).

    В исследовании отмечается, что недобросовестная сторона должна испытать на себе меры государственного принуждения, наиболее эффективными из которых являются меры защиты и меры ответственности. Автор не соглашается с отдельными учеными, отождествляющими меры защиты с мерами юридической ответственности, поскольку меры защиты как средство государственного принуждения привлекают неисправную сторону к исполнению невыполненной им добровольно юридической обязанности,

    14

    предусмотренной договором или законом. Этим обеспечивается восстановление нарушенных субъективных прав кредитора. Отрицательные последствия, присущие юридической ответственности, представляют собой новую для правонарушителя юридическую обязанность в виде умаления его имущественных прав, благ, утрат материального характера. В то же время диссертант разделяет точку зрения ученых, считающих, что гражданско-правовая ответственность выполняет прежде всего превентивную, перспективную функцию (В.А. Тархов).

    Подробно рассматривается соотношение гражданско-правовой санкции и ответственности и делается вывод о разграничении этих понятий: санкция по своему назначению и содержанию шире, чем ответственность; результатом наступления ответственности будет возмещение вреда в формах, предусмотренных санкциями норм гражданского права. В то же время автором исследования отмечается, что законодательством предусмотрены случаи, когда санкция и ответственность совпадают и при наличии вины должника одновременно и восстанавливают права кредитора, и лишают каких-либо благ должника в связи с его правонарушением (неустойка, задаток).

    Анализируя дискуссионный вопрос относительно понятия способов обеспечения исполнения обязательств, диссертант обращает внимание на тот факт, что несмотря на имеющиеся по данному вопросу исследования (В.В. Витрянский, Б.М. Гонгало, B.C. Константинова, Д.И. Мейер), единого понятия таковых способов в юридической литературе не существует. В целях выработки единого подхода к понятию обеспечения исполнения обязательств, а также для более четкого и правильного применения их на практике автор предлагает следующую дефиницию способов обеспечения исполнения обязательств: это предусмотренные законом или договором специальные меры, выражающиеся либо в возложении на должника дополнительных обязанностей в случае нарушения обязательств, либо в привлечении к исполнению обязательств, наряду с должником, третьих лиц, а также в возможности

    15

    резервирования заранее определенного имущества, за счет которого может быть исполнено обязательство, либо в выдаче обязательства по оплате определенной денежной суммы уполномоченными на то органами.

    Во втором параграфе исследуется система способов обеспечения исполнения обязательств; их взаимосвязь с основным обязательством; правовые основания классификации способов обеспечения исполнения обязательств; выявляется степень их эффективности, а также рассматривается вопрос о возможности применения того или иного способа обеспечения исполнения обязательств в зависимости от характера и субъектного состава обеспечиваемого обязательства. В частности, изучается понятие, особенности и механизм правового регулирования таких способов, обеспечения исполнения обязательств, как неустойка, удержание имущества должника и задаток.

    Автор отмечает, что суть обеспечительной силы неустойки заключается в следующем: а) предопределенность размера неустойки, точно известного сторонам уже в момент возникновения обязательства; б) возможность взыскания неустойки за сам факт нарушения обязательства независимо от того, причинены ли убытки кредитору и без необходимости их доказывания (п. 1 ст. 330 ГК РФ); в) уплата неустойки за нарушение обязательства не освобождает должника от исполнения обязательства в натуре по требованию кредитора; г) при обеспечении неустойкой обязательства в области предпринимательской деятельности для ее взыскания не требуется наличие вины должника в нарушении обязательства, поскольку ответственность-наступает независимо от вины должника, если иное не предусмотрено законом или договором.

    Рассматривая дискуссионный вопрос относительно правовой природы банковских процентов, автор возражает ученым, относящим проценты за пользование чужими денежными средствами к компенсации иди вознаграждению за пользование денежными средствами (Л.А. Лунц, М.Пю Розенберг), и разделяет точку зрения других ученых (В.В. Витрянский,

    16

    Б.И. Путинский), которая совпадает с позицией высших судебных органов РФ, относительно процентов как особой формы гражданско-правовой ответственности, которая в разных правовых обстоятельствах может иметь характеристику как платы за пользование денежными средствами, либо как неустойки за нарушение обязательства или нетипичной (специальной) меры ответственности.

    Диссертант отмечает, что действующим гражданским законодательством не предусмотрено какой-либо дифференциации оснований, по которым размер неустойки может быть снижен, не учтено отношение должника к выполнению обязательства. В целях совершенствования применения правила статьи 333 ГК РФ мы считаем целесообразным дополнить пункт 1 статьи 333 FK РФ указанием на то, что при решении вопроса об уменьшении размера неустойки суд должен принять во внимание степень выполнения обязательства должником, имущественное положение граждан (участников обязательства); а также имущественный и иной заслуживающий внимания интерес кредитора.

    Диссертантом раскрывается сущность удержания имущества должника в качестве; способа обеспечения исполнения обязательств, который наиболее эффективно и широко применяется в предпринимательской деятельности субъектов гражданского оборота.

    В работе освещаются функции задатка, его значимость, практическая применимость, а также существенные отличия от других способов обеспечения исполнения обязательств. Автор обращает внимание на тот факт, что на практике стороны зачастую не соблюдают положение ГК РФ, согласно которому задатком не может обеспечиваться исполнение обязательств из договоров, считающихся действительными с момента их государственной регистрации.

    В целях совершенствования гражданского законодательства и практики его применения предлагается дополнить статью 380 ГК РФ пунктом четвертым

    17

    следующего содержания: «Не может обеспечиваться задатком исполнение обязательств, вытекающих из договоров, считающихся заключенными только с момента их государственной регистрации (купля-продажа жилых домов, квартир - п. 2 ст. 558 ГК РФ и предприятий - п. 3 ст. 560 ГК РФ). Суммы, выданные в обеспечение указанных договоров, считаются авансом».

    Для того чтобы выбрать наиболее надежный и эффективный способ, необходимый для конкретной ситуации с учетом особенностей его юридической конструкции, субъекта, являющегося обеспечителем основного обязательства и меры государственного принуждения, наиболее оптимальной для недобросовестного должника, автор определяет систему способов обеспечения исполнения обязательств как совокупность специальных обеспечительных мер, которые, стимулируя должника к надлежащему исполнению своих обязательств, гарантируют кредитору удовлетворение его интересов.

    В главе второй «Обеспечение исполнения обязательств залогом» рассматриваются понятие, предмет, форма, содержанием залога, раскрывается правовая природа и сущность залогового правоотношения, а также виды залога. Особое внимание уделяется ипотеке (залогу недвижимости), как наиболее эффективному обеспечительному средству обеспечения исполнения обязательств.

    В первом параграфе освещаются вопросы, связанные с общими положениями о зачете; исследуются признаки и природа залогового правоотношения; определяется место залога в системе способов обеспечения исполнения обязательств; проводится сравнительный анализ форм залога, существующих в России и странах традиционно континентального и общего

    права

    Изучив многочисленные суждения ученых и действующее законодательство, автор отмечает, что на протяжении и многих лет велась

    18

    полемика относительно того, является ли право залога вещным или обязательственным правом.

    Диссертантом подвергнута критике позиция, согласно которой залог является исключительно вещным правом (Е.В. Васьковский, В.И. Синайский, Г.Ф. Шершеневич), вызывается сомнение по поводу отнесения залога к правам обязательственным (К.Н. Анненков, В.Л. Исаченко, К П. Победоносцев). Разделяя точку зрения Д.А. Медведева, автор считает, что спор о вещно-правовом или обязательственно-правовом характере залога следует разрешить в форме принятия двойственного характера залога при приоритетном положении обязательственного аспекта. Залог порождает два вида правоотношений: между залогодателем и залогодержателем; между залогодержателем и вещью, то есть, с одной стороны, залог - это способ обеспечения исполнения обязательства должника путем установления относительной правовой связи с кредитором, а с другой - непосредственная правовая связь залогодержателя и вещи. По мнению диссертанта, залог обладает наиболее характерным свойством вещных прав - правом следования, но в то же время является прежде всего обеспечительным средством. Таким образом, залог характеризуется как вещно-правовой способ обеспечения исполнения обязательств.

    Анализируя практику применения норм о залоге, автор обращает внимание на несовершенство гражданского законодательства в части определения и-конкретизации предмета залога. Отмечается, что остается неразрешенным вопрос, касающийся возможности обеспечения залогом будущих требований. По мнению диссертанта, наиболее целесообразное решение данной проблемы состоит во введении нормы, в соответствии с которой установить залог в обеспечение требований, которые могут возникнуть в будущем, возможно только при наличии (ко времени такого установления) существования конкретного правоотношения, из которого данное требование может возникнуть.

    19

    Во втором параграфе диссертант исследует вопросы классификации залога, в частности, анализирует проблемы теории и практики применения ипотеки (залога недвижимости) - вида залога, занимающего центральное место в современном обществе для обеспечения исполнения гражданско-правовых обязательств; обращается к видам договора об ипотеке.

    Изучая действующее гражданское законодательство и судебно-арбитражную практику, автор выявил несоответствие отдельных норм ГК РФ о залоге друг другу. Так, отмечается, что пункт I статьи 339 ГК РФ противоречит части первой пункта 1 статьи 338 ГК РФ, устанавливающей, что заложенное имущество остается у залогодателя, если в договоре не предусмотрено иное. Представляется целесообразным привести норму пункта 1 статьи 339 ГК РФ в соответствие с частью 1 пункта I статьи 338 ГК РФ и изложить ее в следующей редакции: «В случае невнесения сторонами указания на установление заклада, договор о залоге считается заключенным с оставлением имущества у залогодателя».

    В диссертационном исследовании затрагивается важный и актуальный вопрос о сущности закладной. Автор разделяет точку зрения Б. Завидова, в соответствии с которой нет никаких препятствий к тому, чтобы ввести Законом об ипотеке закладную в качестве именной ценной бумаги, поскольку перечень видов ценных бумаг, предусмотренных ГК РФ, неисчерпывающий. С целью устранения существующих противоречий нормам ГК РФ положений Закона об ипотеке, допускающего передачу прав по закладной путем ордерного индоссамента, в то время как статья 146 ГС РФ прямо предусматривает передачу прав по именной ценной бумаге лишь путем цессии, предлагается различать передаточную надпись на закладной и ордерный индоссамент и определить правовой режим закладной аналогично правовому регулированию других видов именных ценных бумаг.

    Особое внимание в работе уделяется форме, содержанию договора об ипотеке, а также конкретизации имущества, составляющего предмет ипотеки,

    20

    поскольку, как показывает судебно-арбитражная практика, зачастую субъекты правоотношений пренебрегают указанными условиями, что влечет признание договора несоответствующим законодательству со всеми вытекающими последствиями.

    Анализируя отдельные положения Закона об ипотеке, диссертант пришел к выводу о том, что данным законом недостаточно четко урегулированы вопросы, касающиеся выселения залогодателя и совместно проживающих с ним лиц в случае обращения взыскания на данное жилое помещение, а также остались нераскрытыми некоторые аспекты относительно прав залогодержателя, по распоряжению жилым помещением, на которое обращено взыскание.

    С целью развития ипотечного jкредитования как важной части жилищной политики, так и деятельности банков, автор считает необходимым внести следующие изменения в Закон об ипотеке:

    во-первых, поскольку в соответствии с частью 2 пункта 2 статьи 1 ГК РФ, гражданское право нового собственника может быть ограничено лишь в той мере, в какой это необходимо для защиты законных интересов залогодателя и членов его семьи, то,, в случае большого превышения установленных законодательными актами, социальных норм жилья на каждого члена семьи, норма статьи 78 Закона об ипотеке не подлежит применению. Диссертант также обращает внимание на то, что лишение нового собственника возможности выселения в судебном порядке залогодателя и членов его семьи, является ограничением: гражданского права нового собственника по распоряжению соответствующим домом или квартирой, предусмотренного пунктом 1 статьи 20? ГК РФ. Поэтому автор считает необходимым дополнить пункт I статьи 78 Закона об ипотеке правилом, следующего содержания: «Залогодержатель или лицо, приобретшее соответствующий жилой дом (квартиру) в результате его реализации, имеет право сдать часть поступившей в его собственность жилплощади, соответствующую рассчитанной с учетом состава семьи

    21

    залогодателя социальной норме, в наем залогодателю, а на остальную жилплощадь вселиться лично (со своей семьей)»;

    во-вторых, по мнению диссертанта, заслуживает внимания пробел в праве, порожденный отсутствием в числе должников, принимающих на себя соответствующие нотариально заверенные обязательства освободить занимаемые жилой дом или квартиру после обращения на них взыскания и реализации этого имущества, самого залогодателя. Видимо, по аналогии закона в данном случае следует приравнивать залогодателя к члену его семьи. В целях более четкого и правильного применения Закона об ипотеке представляется целесообразным изменить редакцию части 3 пункта 2 статьи 78 Закона об ипотеке, включив в число лиц. принимающих нотариально удостоверенное обязательство освободить заложенный жилой дом или квартиру в случае обращения на него взыскания, и самого залогодателя;

    в-третьих, законодатель мог бы прямо обусловить допустимость последующего (после заключения договора об ипотеке) подселения на заложенную жилплощадь членов семьи залогодателя, предварительным согласием залогодержателя (а с момента реализации соответствующей недвижимости на публичных торгах или аукционе - нового собственника). На основании изложенного делается вывод о необходимости дополнить часть 3 пункта 2 статьи 78 Закона об ипотеке следующим правилом: «После заключения договора об ипотеке жилого дома, квартиры; вселение в них других лиц залогодателем допускается только с предварительного письменного согласия залогодержателя, после реализации указанных жилых помещений с публичных торгов или аукциона - с согласия нового собственника».

    Такой нормативный подход к решению указанных вопросов позволит создать дополнительные гарантии для кредиторов-залогодержателей, а также для новых собственников жилья, приобретших жилое помещение, обремененное правами на него третьих лиц.

    22

    В главе третьей «Поручительство и банковская гарантия в системе способов обеспечения исполнения обязательств» автор исследует теоретические аспекты указанных способов обеспечения гражданско-правовых обязательств, анализирует существующие проблемы действующего законодательства и практики его применения.

    В первом параграфе значительное внимание уделяется основным вопросам понятия,) правовой природы и признаков поручительства; проводится сравнительный анализ норм и положении действующего законодательства и существующих ранее нормативно-правовых актов о поручительстве; обосновывается взгляд на поручительство как на одностороннее обязательство, сущность, которого состоит в обязанности поручителя исполнить обязательство задолжника.

    Поддерживается мнение высших судебных органов РФ о том, что срочное поручительство не прекращается по истечении срока, на который оно дано, и поэтому, иск, к поручителю может быть предъявлен кредитором в пределах общих сроков исковой давности.

    В. работе отмечается, что действующее гражданское законодательство устанавливает определенные ограничения для лиц, которые могут выступать в качестве поручителя. В частности, не могут быть поручителями бюджетные организации, казенные предприятия, за которыми закрепляется имущество на праве оперативного управления, филиалы и представительства, не являющиеся по закону юридическими лицами.

    Диссертант, проанализировав законодательство и практику его применения, делает вывод о том, что заключение договора поручительства между всеми участниками отношений, как по заемному обязательству, так и по обеспечивающему его договору поручительства, то есть трехстороннего соглашения, не противоречит действующему гражданскому законодательству. По мнению автора, это весьма важное для хозяйственного оборота решение,

    23

    значительно его облегчающее, так как на практике многие компании часто используют именно вышеуказанную форму.

    В работе отмечается, что в гражданско-правовой доктрине, в законодательстве принято говорить об ответственности поручителя как ответственности перед кредитором за должника по основному обязательству. Вызывает сомнение позиция отдельных ученых, состоящая в том, что речь идет на самом деле о содержании обязательства, возникшего из договора поручительствами порядке его исполнения (В.В. Витрянский).. Диссертант утверждает, что в самом определении договора поручительства (п. I ст. 363 FK РФ) говорится об ответственности поручителя перед кредитором за невыполнение должником своего обязательства, так как нести ответственность перед кредитором за должника, не исполнившего либо ненадлежащим образом исполнившего обязательство, - главная и единственная обязанность поручителя.

    Учитывая значительные трудности при определении объема ответственности поручителя, возникающие на практике при заключении и исполнении договоров поручительства, автор считает целесообразным обратить внимание на тот факт, что объем (предел) ответственности должен быть конкретно заложен в содержании договора поручительства.

    Во втором параграфе раскрывается сущность и особенности правовой природы банковской гарантии как законодательной новеллы, приводится классификация банковской гарантии, в то же время отмечаются положительные черты и недостатки данного способа обеспечения исполнения; обязательств, а также исследуется его эффективность и сфера применения.

    Анализируя высказывания отдельных ученых о возможной тождественности договора комиссии и соглашения о предоставлении банковской гарантии (В. Григорьев, Л. Новоселова, Л. Хейфец), диссертант представляет такую позицию спорной и последовательно отстаивает данное утверждение.

    24

    В связи с тем, что правовая природа и содержание соглашения о предоставлении банковской гарантии законодательно не урегулированы, возникает проблема определения правового режима вознаграждения гаранта, получаемого им по соглашению о предоставлении банковской гарантии. Автор придерживается точки зрения, согласно которой вознаграждение является платой, которая обычно вносится принципалом до выдачи гарантии, что подтверждает сам текст пункта 2 статьи 369 ГК РФ.

    Диссертант подвергает критическому анализу точку зрения некоторых ученых, относящих банковскую гарантию к неакцессорным способам обеспечения исполнения обязательств (Г. Аванесова, В. Ем, Л. Ефимова), и делает вывод об относительной независимости банковской гарантии от обеспечиваемого ею обязательства, что ни в коей мере не перечеркивает ее дополнительного характера, и, соответственно, ставит в один ряд с другими способами обеспечения исполнения обязательств.

    Исследуя положение нормы пункта 2 статьи 376 ГК РФ, обязывающего гаранта уплатить бенефициару гарантийную сумму, безотносительно к конкретным обстоятельствам, автор акцентирует внимание на том, что при наличии доказательств прекращения основного обязательства в связи с его надлежащим исполнением (о чем бенефициару было известно до предъявления письменного г требования к . гаранту), такие требования бенефициара не подлежат удовлетворению на основании статьи 10 ГК РФ - злоупотребление правом. Поэтому правило части второй пункта 2 статьи 376 ГК РФ о том, что полученное гарантом повторное требование бенефициара об уплате суммы по банковской гарантии подлежит удовлетворению, целесообразно исключить из пункта 2 статьи 376 ГК РФ.

    Анализ практики арбитражных судов позволяет сделать вывод о том, что наделение лица, несущего ответственность, полномочиями самостоятельно устанавливать наличие или отсутствие ответственности и ее размер, превращается в большинстве случаев в полное освобождение гаранта от

    25

    ответственности. В связи с этим автор оспаривает суждения некоторых исследователей об ограничении ответственности гаранта суммой банковской гарантии и возможность гаранта самостоятельно устанавливать ответственность за нарушение обязательства (либо ограничивать свою ответственность каким-либо одним видом) (Г. Аванесова);

    С целью устранения противоречий между пунктом 2 статьи 377 ГК РФ об ответственности гаранта за нарушение обязанностей перед кредитором и пунктом 3 статьи 401 ГК РФ о наступлении ответственности независимо от вины, целесообразно внести изменения в пункт 2 статьи 377 ГК РФ, исключив положение «если в гарантии не предусмотрено иное». Таким образом, ответственность гаранта перед бенефициаром не ограничивается суммой, на которую выдана банковская гарантия.

    Обращает на себя внимание тот факт, что ГК РФ недостаточно полно урегулировал вопрос о предъявлении гарантом регрессного требования. Формальное (текстуальное) толкование пункта I статьи 379 ГК РФ приводит к тому, что возможность регрессного требования гаранта к принципалу зависит от наличия соглашения между ними и прямого указания на это в соглашении (Е. Абова. Ю. Кабалкин, В. Мозолин). Диссертант утверждает, что обеспечение справедливости в данной ситуации может быть реализовано путем внесения определенных изменений в статью 379 ГК РФ, в связи с чем предлагается изложить текст пункта I статьи 379 ГК РФ в следующей редакции: «К гаранту, надлежащим образом исполнившему свою обязанность по уплате суммы банковской гарантии, переходит право обратного требования взыскания этой суммы с должника».

    В то же время, с целью совершенствования гражданского законодательства и практики его применения, автор предлагает изменить понятие банковской гарантии и закрепить его новую редакцию в статье 368 ГК РФ: «В силу банковской гарантии банк, иное кредитное учреждение, предоставившее по просьбе другого лица письменное обязательство по уплате

    26

    кредитору должника определенной в банковской гарантии денежной суммы, обязан уплатить эту сумму по представлении кредитором письменного требования об ее уплате».

    В заключении обобщаются предложения, направленные на совершенствование законодательства, и обосновывается важность дальнейшего научного анализа выявленных проблем предмета исследования.

    По теме диссертационного исследования опубликованы и готовятся к публикации следующие научные работы:

    1. Роль неустойки в системе способов обеспечения исполнения обязательств //Тезисы научной конференции: Сборник научных трудов Академии МВД РФ. М., 2001. 0, 38 п. л. Принята к публикации.

    2. Система способов обеспечения исполнения обязательств //Объединенный научный журнал. Москва, 2001. № 12. 0, 37 п. л.

    3. Правовая природа банковской гарантии //Объединенный научный журнал. Москва, 2001. № 12. 0, 4 п. л.

    4. Основания и порядок обращения взыскания на заложенное имущество //Российская юридическая доктрина в XXI веке: проблемы и пути их решения: Научно-практическая конференция / Под ред. А.И. Демидова. Насть 3. Саратов: СГАП, 2001. 0, 36 п. л. Принята к публикации.

    5. Проблемы определения юридической природы залогового правоотношения // Российская юридическая доктрина в XXI веке: проблемы и пути их решения: Научно-практическая конференция / Под ред. А.И. Демидова. Часть 6. Саратов: СГАП, 2001. 0, 37 п. л. Принята к публикации.



    [1] Система способов обеспечения хозяйственных обязательств представлена в докторской диссертации В.С. Константиновой (см.: Константинова В.С. Гражданско-правовое обеспечение исполнения обязательств. Автореф дис. д-ра юрид. наук. Свердловск. 1989). отдельные способы обеспечения рассматривались в кандидатских диссертациях (см., например, Шпанагель Ф.Ф. Гражданско-правовые средства обеспечения исполнения обязательств: Автореф. дис. канд. наук. Свердловск, 1983; Карабанова К.М. Залог в Российской Федерации: некоторые проблемы правового регулирования: Автореф. дис. канд. юрид. наук. Волгоград, 1998 и др.).

    [2] Красавчиков О.А. Договорная дисциплина: сущность и основные компоненты. Свердловск, 1985. С. 5.

    [3] Федеральный закон от 16 июля 1998 г. № 102-ФЗ // C3 РФ. 1998. № 29. Ст. 3400 (далее - Закон об ипотеке).

Информация обновлена:07.05.2018


Сопутствующие материалы:
  | Персоны | Защита диссертаций 
 

Если Вы не видите полного текста или ссылки на полный текст книги, значит в каталоге есть только библиографическое описание.

Copyright 2002-2006 © Дирекция портала "Юридическая Россия" наверх
Редакция портала: info@law.edu.ru
Участие в портале и более общие вопросы: reception@law.edu.ru
Сообщения о неполадках и ошибках: system@law.edu.ru