Учиться в России!
Регистрация »» // Логин:  пароль:

Федеральный правовой портал (v.3.2)
ПОИСК
+ подробный поиск
Подняться выше » Главная/Все книги/

Источник: Электронный каталог отраслевого отдела по направлению «Юриспруденция»
(библиотеки юридического факультета) Научной библиотеки им. М. Горького СПбГУ

Субъектный состав административно-деликтных отношений :

АР
Т54 Толстопятова, О. В. (Ольга Васильевна).
Субъектный состав административно-деликтных отношений :
Вопросы теории и практики : Автореферат диссертации на
соискание ученой степени кандидата юридических наук.
Специальность 12.00.14 - Административное право ;
Финансовое право ; Информационное право /О. В. Толстопятова
; Науч. рук. П. П. Баранов. -Ростов-на-Дону,2004. -25 с.-
Библиогр. : с. 24 - 25.7 ссылок
80,00 руб.
Материал(ы):
  • Субъектный состав административно-деликтных отношений : Вопросы теории и практики
    Толстопятова, О. В.

    Толстопятова, О. В.

    Субъектный состав административно-деликтных отношений : Вопросы теории и практики : Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук

    Общая характеристика работы

    Актуальность темы диссертационного исследования. В советский период развития нашей страны защита интересов государства и общества считалась приоритетной. Конституция Российской Федерации (1993г.) закрепила приоритет прав личности, плюрализм форм собственности, свободу предпринимательской деятельности. Поэтому государству и обществу важно иметь сбалансированную систему правовых средств, с одной стороны, обеспечивающих всем субъектам правоотношений возможность полноценно реализовать свой правовой статус в сфере государственного управления, с другой - регламентирующих административную ответственность субъектов, нарушивших нормы позитивного права. Это, в свою очередь, актуализирует задачи регулирования административно-деликтных отношений, совершенствования статуса их участников, оптимизации системы субъектов, наделенных государственно-властными полномочиями.

    Проблематика субъектов административно-деликтных отношений, в принципе, не является новой, и уже выступала предметом научного интереса. Однако эту тему отнюдь нельзя отнести к разряду исчерпанных.

    Во-первых, монографии, специально ей посвященные, были изданы: одна в период отсутствия кодификации законодательства об административной ответственности (Коваль Л.В. Административно-деликтное отношение. - Киев, 1979), и две - до принятия КоАП РФ (Денисенко В.В. Субъектный состав административно-деликтных отношений: проблемные вопросы теории. - Ростов-на-Дону, 2001; он же: Системный анализ административно-деликтных отношений. - СПб., 2001).

    Во-вторых, процесс развития законодательства об административной ответственности сопровождался кардинальными изменениями. Менее 20-ти лет назад вместо разрозненных актов, которыми устанавливалась такая ответственность, был принят Кодекс РСФСР об административных правонарушениях. Однако содержащиеся в нем основные положения значительное

    3

    число составов административных правонарушении явно вошли в противоречие с современными реалиями. Кроме того, изначально КоАП РСФСР был ориентирован лишь на ответственность физических лиц, и параллельно ему в последнее десятилетие прошлого столетия было принято множество законов, нормами которых устанавливалась административная ответственность юридических лиц, что фактически равнозначно возврату к периоду декодификации российского законодательства об административной ответственности.

    В этот период развитие законодательства сопровождалось появлением новых субъектов административной ответственности и расширением круга властных субъектов административно-деликтных отношений.

    В-третьих, проблема субъектов административно-деликтных отношений тесно связана с вопросами общей теории права в целом и административного права в особенности.

    В-четвертых, в юридической литературе до сих пор не получили однозначной оценки проблемы, касающиеся института административной ответственности юридических лиц. Несмотря на законодательное закрепление, данный институт по-прежнему неоднозначно воспринимается в научной среде. Дискуссионными остаются вопросы определения понятия и критериев вины юридических лиц.

    С введением с 1 июля 2002 года в действие Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях наступил новый, современный этап развития теории административно-деликтных отношений, содержание которых неразрывно связано с их субъектным составом. Однако некоторые положения КоАП РФ требуют критического осмысления.

    Степень научной разработанности темы исследования.

    Комплексный характер исследуемой проблемы предполагает необходимость обращения к различным отраслям юридических знаний. Очевидно и то, что поставленные в диссертации вопросы не могут быть раскрыты без обращения к положениям, имеющим общетеоретическое и методологическое значение.

    4

    Тематика административной ответственности, включая статус субъектов административной юрисдикции и различных категорий субъектов административной ответственности, была и остается одной из центральных в административно-правовой науке. Соответственно, для формулирования собственных научных положений и выводов диссертант опирался на труды: А.Б. Агапова, Ю.С. Адушкина, А.П. Алехина, З.А. Багишаева, Д.Н. Бахраха, К.С. Вельского, А.В. Василенко, И.И. Веремеенко, Б.Н. Габричидзе, И.А. Галагана, Э.Е. Гензюка, В.В. Денисенко, Е.В. Додина, О.С. Иоффе, А.А. Кармолицкого, Л.В. Коваля, Ю.М. Козлова, А.П. Коренева, В.М Манохина, Е.В. Овчарова, Г.И.Петрова, Л.Л. Попова, Б.В. Российского, Н.Г. Салище-вой, В.Д. Симухина, А.П. Солдатова, В.Д. Сорокина, Ю.Н. Старилова, Е.А. Суханова, Ю.А. Тихомирова, В.С.Четверикова, М.Д Шаргородского, А.П. Шергина, В.А. Юсупова, А.Ю. Якимова, Ц.А. Ямпольской и других авторов.

    Между тем, высоко оценивая труды указанных авторов, следует признать, что в большинстве из них рассматривались отдельные аспекты, касающиеся субъектов административно-деликтных отношений. Кроме того, подавляющее большинство работы было написано на основе советского законодательства либо российских нормативных правовых актов, утративших законную силу, что также обусловливает актуальность рассмотрения современного состояния субъектного состава административно-деликтных отношений. В имеющихся по этой проблематике трудах наблюдается большой, зачастую диаметрально противоположный, разброс мнений и взглядов, что образует широкое поле для дискуссий. Именно эти обстоятельства определили выбор темы диссертационного исследования.

    Объектом исследования выступают субъекты административно-деликтных отношений.

    Предметом исследования являются состояние, тенденции и перспективы развития системы и правового статуса субъектов административно-деликтных отношений.

    5

    Цель и задачи диссертационного исследования. Цель работы заключается во всестороннем, комплексном научном анализе системы субъектов административно-деликтных отношений.

    В соответствии с этим ставятся и конкретные задачи исследования, очерченные рамками предложенного плана диссертации. Они сводятся к тому, чтобы:

    - исследовать систему субъектов административно-деликтных отношений и дать характеристику их основных видов;

    - рассмотреть существующие систематизации и предложить авторскую классификацию субъектов административно-деликтных отношений;

    - охарактеризовать систему властных субъектов административно-деликтных отношений;

    - выявить содержание правового статуса субъектов административно-деликтных отношений, имеющих личный интерес в исходе дела об административном правонарушении;

    - изучить особенности правового статуса субъектов административно-деликтных отношений, не имеющих личного интереса в исходе дела об административном правонарушении;

    - раскрыть тенденции и проблемы развития системы субъектов административно-деликтных отношений;

    - проанализировать тенденции развития системы властных субъектов административно-деликтных отношений и проблемы разграничения их компетенции;

    - исследовать генезис и перспективы развития института административной ответственности юридических лиц.

    Анализ соответствующих проблем осуществляется на основе единства научно-теоретического и практически-прикладного подходов, в основе чего лежит, в частности, обобщение знаний об административно-деликтных отношениях, а также нормотворческой и правоприменительной практики.

    6

    Методология и методы исследования базируются на современных Методах познания, включая как общенаучные (диалектико-материалистический, системный), так и специальные (историко-юридический, сравнительного правоведения, технико-юридический). Применение различных методов и научных достижений в их сочетании позволило Осмыслить и раскрыть предмет исследования в обобщающих закономерностях и в различных ракурсах, деталях и, в конечном счете, решить поставленные задачи, достичь обозначенной цели.

    Источниковедческую основу диссертационного исследования составили научные труды отечественных авторов, а также широкая нормативно-правовая база. Особенность последней определяется спецификой ранее действовавших и современных источников, регламентирующих административную ответственность и, соответственно, широким использованием, наряду с федеральным, законодательства субъектов Российской Федерации, а также ведомственных нормативно-правовых актов, определяющих механизм ее реализации. В качестве эмпирической базы в работе использованы сведения об административной практике органов внутренних дел субъектов Южного «федерального округа за 2002-2003 годы. На основе специально разработанной анкеты были собраны, систематизированы и обобщены ответы более 150 руководителей и сотрудников органов внутренних дел, проходивших переподготовку на факультете повышения квалификации Ростовского юридического института в 2002-2003 годах.

    Научная новизна диссертационного исследования состоит в том, что в работе на монографическом уровне представлен комплексный анализ, позволяющий проследить генезис и перспективы развития системы субъектов административно-деликтных отношений, их правового статуса.

    На основе сравнительного анализа законодательства РСФСР и РФ об административных правонарушениях и административной ответственности уточнены закономерности и тенденции развития системы властных субъек-

    7

    тов административно-деликтных отношений, рассмотрены вопросы разграничения их компетенции.

    Новизна диссертации проявляется также в обобщающем анализе различных точек зрения на институт административной ответственности юридических лиц.

    На защиту выносятся следующие положения:

    1. При использовании в качестве классифицирующего признака понятия «правовой статус», классификации субъектов административного права учитывают отраслевые особенности, но при этом базируются на положениях общей теории права, что придает отраслевым классификациям стабильность и относительную независимость от законодательства. В свою очередь, построение современных научных классификаций субъектов административно-деликтных отношений, использующих этот же критерий, требует отражения тех изменений, которые получили законодательное закрепление в принятом Кодексе Российской Федерации об административных правонарушениях.

    2. Видовое разнообразие субъектов административно-деликтных отношений может быть представлено следующими группами: 1) основные (обязательные) субъекты - преследуемые лица (физические лица и юридические лица); преследующие лица (судьи, рассматривающие дела об административных правонарушениях, органы и должностные лица, уполномоченные применять меры административного принуждения); 2) дополнительные субъекты - субъекты, имеющие в деле личный интерес (потерпевший, законный представитель физического лица, законный представитель юридического лица, защитник и представитель); субъекты, не имеющие личного интереса в исходе дела (свидетель, понятой, специалист, эксперт, переводчик); субъекты с особым статусом - прокурор.

    Приведенная систематизация субъектов административно-деликтных отношений составляет основу разработанного классификатора, который учитывает как федеральное, так и региональное законодательство об административных правонарушениях, и может быть использован для статистического

    8

    учета и анализа сведении, прежде всего, о лицах, совершивших административное правонарушение и привлекаемых к административной ответственности, а также об управомоченных органах.

    3. Система субъектов административно-деликтных отношений может быть определена как совокупность категорий лиц, представляющих стороны правоотношений, обусловленных нарушением закрепленных в Особенной части КоАП РФ норм материального права и развивающихся в соответствии с нормами административно-процессуального права.

    4. Система властных субъектов административно-деликтных отношений характеризуется совокупностью субъектов, уполномоченных: а) выявлять административные деликты и составлять протоколы об административных правонарушениях; б) применять меры обеспечения производства по делам об административных правонарушениях; в) возбуждать производство, рассматривать дела об административных правонарушениях и принимать по ним решения; г) осуществлять пересмотр постановлений и решений по делам об административных правонарушениях; д) исполнять постановления по делам об административных правонарушениях; е) осуществлять надзор за законностью при производстве по делам об административных правонарушениях.

    5. Субъекты административно-деликтных отношений, не обладающие государственно-властными полномочиями и выступающие участниками производства по делам об административных правонарушениях, в зависимости от их роли и правового статуса в производстве по делам об административных правонарушениях могут быть представлены пятью группами: а) субъекты административного правонарушения и административной ответственности (лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении); б) потерпевший; в) лица, представляющие интересы других лиц: законный представитель физического лица; законный представитель юридического лица; г) лица, оказывающие юридическую помощь: защитник, представитель; д) лица, оказывающие содействие в расследовании

    9

    дела об административном правонарушении (свидетель, понятой, специалист, эксперт, переводчик).

    6. В целях приведения правового положения лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, в соответствие с современными подходами к содержанию института административной ответственности и устранения имеющихся в законе неточностей и противоречий представляется целесообразным внесение изменений в КоАП РФ, посредством изложения части 2 и части 5 ст. 25.1 в новых редакциях.

    Часть 2: «Дело об административном правонарушении, как правило, рассматривается с участием лица, в отношении которого ведется производство по делу, или его законных представителей. В отсутствие указанных лиц дело может быть рассмотрено лишь в исключительном случае, если имеются: а) достоверные, документально подтвержденные данные о невозможности их участия в деле по объективным причинам, ввиду их болезни либо нахождения по служебным делам либо на излечении за пределами города или района, на территории которых должно быть рассмотрено дело; б) подписанные ими заявление об ознакомлении с материалами дела и обязательство о безусловно.» исполнении ими постановления о заочно назначенном им административном наказании.

    Лицо, в отношении которого ведется производство по делу, или его законные представители вправе заявить мотивированное письменное ходатайство о переносе времени рассмотрения дела об административном правонарушении».

    Часть 3: «Предусмотренное в части 2 настоящей статьи исключение не распространяется на дела об административных правонарушениях, влекущих лишение специального права, административный арест или административное выдворение за пределы Российской Федерации иностранного гражданина либо лица без гражданства, дисквалификацию».

    7. Ролевое назначение в производстве по делу об административном правонарушении обусловлено: для свидетеля - его прикосновенностью к со-

    10

    бытию административного правонарушения или иным обстоятельствам дела, подлежащим установлению; для понятого - регламентированной законом процедурой применения мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении; для специалиста и эксперта - особенностями предмета доказывания; для переводчика - коммуникативными сложностями в общении судьи либо лица, рассматривающего дело об административном правонарушении, с иным участником производства по делу об административном правонарушении.

    8. Принятие КоАП РФ стабилизировало систему властных субъектов административно-деликтных отношений, что не исключает в дальнейшем возможности ее видоизменения. Исходя из целей правового, демократического государства, представляется целесообразным сокращение количества субъектов, уполномоченных рассматривать дела об административных правонарушениях, за счет передачи судьям названных полномочий от федеральных органов исполнительной власти (их учреждений, структурных подразделений и территориальных органов), а также иных государственных органов, уполномоченных на то исходя из задач и функций, возложенных на них федеральными законами либо нормативными правовыми актами Президента Российской Федерации или Правительства Российской Федерации.

    9. Несмотря на то, что в части 1 ст. 2.1 КоАП РФ законодатель предусматривает вину в качестве обязательного признака административного правонарушения, совершенного как физическим, так и юридическим лицом, закрепленные им в части 2 ст. 2.1 КоАП РФ критерии признания вины юридического лица фактически построены по принципу объективного вменения.

    Исходя из того, что категории индивидуальная вина и коллективная вина различны по своему содержанию, коллективная вина не может рассматриваться как оценочная категория для признания вины юридического лица, поскольку не может отражать психического отношения такого лица ни к деянию, ни к его последствиям, это категория сопоставления, выступающая эк-

    11

    вивалентом при определении возможности привлечения к ответственности юридических лиц.

    Теоретическая и практическая значимость работы. Теоретическое значение диссертации заключается в том, что в настоящем исследовании обширный законодательный, теоретический и практический материал учтен с максимально возможной полнотой, рассмотрен и проанализирован. Прежние точки зрения не просто суммированы, они подверглись тщательной оценке, что позволило сформулировать целый ряд положений, которые, по мнению автора, развивают и дополняют имеющиеся теоретические взгляды на систему и содержание правового статуса субъектов административно-деликтных отношений либо являются новыми для науки административно права.

    Практическое значение работы состоит в том, что материалы диссертационного исследования могут быть применены в учебном процессе при преподавании курса административного права, спецкурса по административной юрисдикции органов внутренних дел. Результаты исследования могут быть использованы субъектами административно-юрисдикционной практики, включая судей и сотрудников органов внутренних дел, наделенных властными полномочиями в области административно-деликтных отношений.

    Апробация результатов исследования. Основные материалы диссертации обсуждались и были одобрены на кафедре административного права Ростовского юридического института МВД России.

    Материалы исследования используются в преподавании в Ростовском юридическом институте МВД России административного права, специального курса «Административная юрисдикция органов внутренних дел».

    Теоретические выводы и практические рекомендации диссертационного исследования докладывались на научно-теоретических, научно-практических конференциях в вузах города Ростов-на-Дону.

    По теме диссертации опубликовано 7 работ общим объемом 3,0 п.л.

    12

    Структура и объем диссертации адекватны ее целям и задачам. Диссертационное исследование включает введение, две главы, включающие шесть параграфов, заключение, библиографию и приложения.

    Содержание работы

    Во введении обосновывается актуальность темы, определяются цель и задачи, объект и предмет исследования; раскрывается его методология и методика; характеризуются эмпирическая база, научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы; формулируются основные положения, выносимые на защиту; приводятся сведения об апробации результатов исследования и внедрении их в практику.

    Первая глава «Система субъектов административно-деликтных отношений и характеристика их основных видов» объединяет вопросы, посвященные исследованию понятия и категорий субъектов анализируемых правоотношений и их правового статуса, и состоит из четырех параграфов.

    В первом параграфе исследуются классификации субъектов правоотношений, административных и административно-деликтных отношений.

    Прежде всего, отмечается, что потребность классификации субъектов административно-деликтных отношений обусловлена множественностью и неоднородностью субъектного состава этих специфических правоотношений.

    Попытка предложить авторскую классификацию субъектов административно-деликтных отношений потребовала обращения к работам, носящим общетеоретический характер, проведения анализа самых разных точек зрения по рассматриваемой проблематике.

    При научной классификации субъектов права и правоотношений в качестве классифицирующего признака чаще всего использовалось понятие «правовой статус» (В.Н. Хропанюк Л.В.Коваль, С.Н. Братусь). Наряду с этим отмечалось, что, в принципе, все субъекты права могут быть представлены двумя группами: отдельные индивиды и организации (В.Н. Хропанюк), лич-

    13

    ности и организации (Л.В. Коваль), индивидуальные и коллективные субъекты (Д.Н. Бахрах, В.Д. Сорокин, О.С. Иоффе, М.Д. Шаргородский), граждане и юридические лица (С.Н. Братусь), физические лица и коллективные образования (А.П. Алехин, А.А. Кармолицкий, Ю.М. Козлов), физические и юридические лица (Ю.А.Тихомиров, B.C. Четвериков). Однако каждая из представленных классификаций нуждается в конкретизации, учитывающей особенности не только административного права, но и специфику административно-деликтных отношений. Кроме того, ограничиваясь любым единичным критерием, даже таким емким, как правовой статус, нельзя дать классификацию, отражающую все или хотя бы несколько сущностных сторон субъекта.

    В диссертации подробно проанализированы классификации субъектов: правоприменительных отношений (И.А. Галаган, А.В. Василенко), производства по делам об административных правонарушениях (Д.Н. Бахрах), административной юрисдикции (А.Ю. Якимов), административного процесса (С.Н. Махина, В.Д. Сорокин), дана критическая оценка ранним классификациям субъектов административно-деликтных отношений (Л.В. Коваль и др.).

    Взяв за основу современную классификацию субъектов административно-деликтных отношений (В.В. Денисенко и др.), диссертант дополняет отдельные ее положения, а также предлагает классификатор субъектов административно-деликтных отношений, который может быть использован в интересах административно-деликтной статистики.

    Во втором параграфе содержится характеристика системы властных субъектов административно-деликтных отношений.

    Вначале рассматривается группа властных субъектов административно-деликтных отношений, уполномоченных выявлять административные правонарушения и составлять протоколы об административных правонарушениях.

    В этой группе выделяются: 1) органы, должностные лица которых уполномочены только на составление протоколов об административных правонарушениях, и при этом не являются органами административной юрис-

    14

    дикции; 2) органы, должностные лица, которых вправе составлять протоколы об административных правонарушениях и рассматривать соответствующие дела об административных правонарушениях. Содержится вывод о тенденции количественного преобладания первой группы органов над второй.

    Наряду с этим констатируется, что принадлежность органа к числу органов административной юрисдикции, вовсе не означает того, что все должностные лица данного органа вправе не только составлять протоколы об административных правонарушениях, но и рассматривать соответствующие дела и принимать по ним решения. На примерах показано, что такой подход законодателя отрицательно сказывается на эффективности правоприменительной практики. По мнению автора, логичным является соединение правомочий по составлению протоколов об административных правонарушениях с полномочиями по рассмотрению этих дел в рамках одного органа.

    Во вторую группу властных субъектов административно-деликтных отношений включены органы, наделенные полномочиями в части применения мер обеспечения производства по делам об административных правонарушениях.

    В работе отмечается, что, с одной стороны, законодатель постарался ограничить число должностных лиц, уполномоченных на применение некоторых из мер принуждения. Это полностью оправдано в случае применения таких мер, как отстранение от управления транспортным средством и медицинское освидетельствование на состояние опьянения, а также задержание транспортного средства, запрещение его эксплуатации. Но с другой стороны, избирательный подход к определению субъектов, наделенных властными полномочиями по применению тех или иных мер обеспечения производства по делам об административных правонарушениях, не всегда способствует реализации целей, которые должны обеспечиваться этими мерами. В наибольшей степени это относится к применению такой меры как доставление.

    В диссертации обосновывается положение о том, что наиболее предпочтительным является такой вариант закрепления правомочий, при котором

    15

    лица, уполномоченные составлять протокол об административных правонарушениях, одновременно обладали бы правом применения соответствующих мер обеспечения производства по делам об административных правонарушениях.

    Значительное внимание уделено исследованию правового статуса субъектов, уполномоченных рассматривать дела об административных правонарушениях, проблемам разграничения их компетенции.

    Дана характеристика органам, уполномоченным: осуществлять пересмотр решения по делам об административных правонарушениях; исполнять постановление по делу об административном правонарушении; осуществлять надзор за законностью при производстве по делу об административном правонарушении.

    Проведенное автором исследование позволяет сделать вывод о том, что при сохранении тенденции к расширению числа властных субъектов административно-деликтных отношений, ведущая роль по выявлению административных правонарушений, рассмотрению дел по ним, а также исполнению постановлений по таким делам по прежнему отводится органам внутренних дел (милиции). Среди лиц, уполномоченных на применение мер обеспечения производства по делам об административных правонарушениях, только должностные лица органов внутренних дел наделены правом применения любой из мер, отнесенных к этой группе мер принуждения, что подчеркивает особое место органов внутренних дел в системе властных субъектов административно-деликтных отношений.

    Наряду с этим значительно усилена роль судей, наделенных наибольшей предметной компетенцией по рассмотрению дел об административных правонарушениях и обладающих исключительными полномочиями по применению мер административных наказаний, напрямую затрагивающих права, свободы и законные интересы человека и гражданина, а также законные интересы юридических лиц.

    16

    В третьем параграфе содержится анализ субъектов административно-деликтных отношений, имеющих личный интерес в исходе дела об административном правонарушении.

    Автор показывает, что при сохранении преемственности базовых положений института административной ответственности, которые ранее были закреплены в КоАП РСФСР, нормы КоАП РФ в значительно большей степени адаптированы к современному этапу развития России, требованиям в области защиты прав человека.

    В работе рассмотрен генезис содержания правового статуса субъектов административно-деликтных отношений, имеющих личный интерес в исходе дела об административном правонарушении.

    Исходя из современной концепции административно-деликтных отношений, в работе отмечается, что понятие «лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении» относится к административно-юрисдикционной фазе административно-деликтных отношений и отражает на этой стадии правовое положение лица, совершившего административное правонарушение и привлекаемого к административной ответственности. Такой подход позволяет утверждать, что лицо, в отношении которого ведется производству по делу об административном правонарушении, должно обладать общими признаками, как субъекта административного правонарушения, так и субъекта административной ответственности.

    Сравнительный анализ ст. 247 КоАП РСФСР и ст. 25.1 КоАП РФ позволяет утверждать, что по новому законодательству лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, получило дополнительные гарантии обеспечения своих прав.

    Вместе с тем диссертант критически оценивает обстоятельство, что решение вопроса о присутствии лица, привлекаемого к ответственности, при рассмотрении дела в значительно большей степени нежели ранее, стало зависеть от усмотрения судьи, органа, должностного лица, рассматривающего

    17

    дело. По мнению автора, при решении вопроса об участии в рассмотрении дела об административном правонарушении лица, в отношении которого ведется производство по делу, и его законных представителей следует исходить не из их желания или возможности, а из необходимости или обязательности.

    Потерпевший в результате административного правонарушения является полноценным участником производства по делу, правовое положение которого закреплено в ст. 25.2 КоАП РФ. Поскольку закон не содержит каких-либо ограничений в отношении указанных лиц, то потерпевшим может быть признано любое юридическое лицо или любое физическое лицо, которому в результате административного правонарушения причинен вред, независимо от того, может ли оно осуществлять защиту своих прав и законных интересов самостоятельно либо эту функцию выполняют их законные представители.

    Несмотря на то, что действующее законодательство более четко, нежели КоАП РСФСР, регламентирует правовое положение потерпевшего, некоторые его аспекты нуждаются в дальнейшем уточнении.

    Автором обращается внимание на то, что КоАП РФ не регламентирует процедуру признания лица потерпевшим. Поскольку установление потерпевшего не является обязанностью судьи, органа, должностного лица рассматривающего дело об административном правонарушении, то его «появление» в производстве по делу может иметь место в том случае, если: 1) наличие потерпевшего зафиксировано в протоколе об административном правонарушении, составленном уполномоченным на то лицом; 2) имеется заявление лица, пострадавшего в результате административного правонарушения. Однако сам по себе факт фиксации в протоколе об административном правонарушении сведений о лице, которому причинен вред, еще не означает того, что в деле будет фигурировать потерпевший. И в этом случае для признания лица потерпевшим требуется подача им либо его законными представителями соответствующего заявления или иска о возмещении причиненного вреда. Именно это обобщающее условие, определяющее порядок признания лица

    18

    потерпевшим, должно быть закреплено в КоАП РФ. Одновременно следует установить обязанность судьи, органа, должностного лица, рассматривающего дело, немедленно рассматривать поданное заявление либо иск о признании лица потерпевшим.

    В КоАП РФ закреплены новые подходы к решению вопроса об оказании участникам производства по делам об административных правонарушениях юридической помощи. В настоящее время правом на юридическую помощь наделено не только лицо, в отношении которого ведется производство по делу, но и потерпевший (часть 1 ст. 25.5 КоАП РФ). Такой подход полностью согласуется с закрепленным в части 1 ст. 48 Конституции Российской Федерации положением о том, что каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи.

    Однако речь идет о гарантируемом государством праве на получение квалифицированной юридической помощи. И в этой связи неоднозначной оценки заслуживает то, что в качестве защитника или представителя к участию в производстве по делу об административном правонарушении допускается не только адвокат, но и иное лицо (часть 2 ст. 25.5 КоАП РФ), полномочия которого достаточно подтвердить доверенностью, оформленной в соответствии с законом (часть 3 ст. 25.5 КоАП РФ). С тем, чтобы устранить явное противоречие требованиям Конституции Российской Федерации необходимо принять одно из двух решений. Либо полностью исключить возможность участия любого лица в качестве защитника или представителя, либо закрепить в КоАП РФ требования к иному лицу, позволяющие судить о возможности оказания им квалифицированной юридической помощи.

    Четвертый параграф посвящен характеристике, роли и особенностям правового статуса лиц, не имеющих личного интереса в исходе дела об административном правонарушении.

    То, что свидетель, понятой, специалист, эксперт и переводчик являются полноправными участниками производства по делу об административном

    19

    правонарушении, подтверждается анализом их правового статуса, объемом их прав и обязанностей, закрепленных в соответствующих статьях КоАП РФ.

    В работе показано, что участие в производстве по делу об административном правонарушении того или иного дополнительного субъекта зависит от целого ряда объективных и субъективных факторов, обусловленность которых при этом является разной.

    Участие в производстве по делу свидетеля связано с наличием лица, которому известны обстоятельства дела, подлежащие установлению. Таким образом, свидетель - это лицо, тем или иным образом имеющее отношение к событию административного правонарушения, независимо от вида совершенного правонарушения.

    Природа участия в деле понятого иная. Можно сказать, что понятой является «приглашенным лицом». При этом его участие в производстве по делу об административном правонарушении заранее предопределено в случаях, предусмотренных КоАП РФ и связанных с применением оговоренных в законе мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении.

    Сущностные различия между понятым и свидетелем проявляются также в количественном составе лиц, которые могут либо обязаны участвовать в соответствующей роли в деле об административном правонарушении. Количество свидетелей по делу об административном правонарушении не может быть регламентировано, их может быть один или несколько, а может вообще не быть ни одного. А вот количество понятых закон оговаривает. Кроме того, пол свидетеля не играет никакой роли, в то время как пол понятого в некоторых случаях имеет существенное значение. Так, личный досмотр производится лицом одного пола с досматриваемым в присутствии двух понятых того же пола (часть 3 ст. 27.7 КоАП РФ).

    С принятием КоАП РФ в числе участников производства по делу об административном правонарушении появилась новая фигура - специалист. При сходстве требований, предъявляемых к специалисту и эксперту (незаин-

    20

    тересованность в исходе дела; достижение совершеннолетнего возраста; обладание специальными знаниями в определенной сфере деятельности), между названными участниками производства по делам об административных правонарушениях существуют различия, обусловленные их функциональным предназначением, т.е. ролью в данном производстве. В отличие от эксперта, действия специалиста: 1) носят сугубо процессуальный характер; 2) осуществляются «под присмотром» лица, в производстве которого находится дело об административном правонарушении; 3) имеют точно заданные цели: обнаружить, закрепить и изъять доказательства по делу.

    В результате проведенного исследования автор приходит к выводу о том, что обусловленность участия в производстве по делу об административном правонарушении конкретного дополнительного субъекта определяется самостоятельными приоритетными факторами. В одних случаях они связаны с событием административного правонарушения (свидетель), в других с особенностями доказывания совершенного правонарушения (специалист, эксперт), в третьих - с установленной законом процедурой применения мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении (понятой), в четвертых - с языковыми затруднениями лица, в отношении которого ведется производство по делу, либо потерпевшего (переводчик).

    Вторая глава «Тенденции и проблемы развития системы субъектов административно-деликтных отношений» посвящена анализу генезиса системы органов, наделенных государственно-властными полномочиями, проблемам формирования института административной ответственности юридических лиц.

    Первый параграф посвящен тенденциям развития системы властных субъектов административно-деликтных отношений и проблемам разграничения их компетенции.

    С принятием КоАП РФ и вступлением его в законную силу в системе властных субъектов административно-деликтных отношений произошли заметные количественные и качественные изменения. При этом изменения

    21

    субъектного состава каждый раз отражают переход к очередному этапу развития законодательства об административных правонарушениях и административной ответственности. В работе выделены и подробно проанализированы следующие этапы этого развития: 1) с начала 50-х годов 20-го столетия до 1 января 1985 года; 2) с 1 января 1985 года до начала 90-х годов; 3) с середины 90-х годов до 1 июля 2002 года; 4) с 1 июля 2002 года.

    Принятие КоАП РФ и вступление его в законную силу стало началом современного этапа развития законодательства об административных правонарушениях.

    На основе проведенного исследования автор приходит к выводу о том, что существующая регламентация компетенции органов и должностных лиц, осуществляющих преследование административных правонарушителей, во-первых, создает необходимую правовую основу для их деятельности и гарантирует при этом соблюдение прав лица, привлекаемого к административной ответственности; во-вторых, приводит к созданию такого «правового поля», на котором бездействие властных субъектов не может быть признано юридически допустимым, в-третьих, обусловливает сужение пределов усмотрения, в-четвертых, способствует формированию такой системы управомоченных субъектов административно-деликтных отношений, которая бы в наибольшей степени обеспечивала эффективность их воздействия на административную деликтность.

    Закрепленная в КоАП РФ система властных субъектов административно-деликтных отношений характеризуется сегодня как стабильная и устойчивая. Однако это не означает того, что в дальнейшем она не может быть видоизменена. Прежде всего, это относится к субъектам, уполномоченным рассматривать дела об административных правонарушениях. По мнению диссертанта, в перспективе, по мере реального обеспечения в России действия принципов правового государства и формирования гражданского общества, будет набирать силу тенденция сокращения количества субъектов, уполномоченных рассматривать дела об административных правонарушениях. Это

    22

    будет связано с передачей судьям названных полномочий от федеральных органов исполнительной власти (их учреждений, структурных подразделений и территориальных органов), а также иных государственных органов, уполномоченных на то исходя из задач и функций, возложенных на них федеральными законами либо нормативными правовыми актами Президента Российской Федерации или Правительства Российской Федерации.

    Второй параграф посвящен анализу проблем, связанных с формированием института административной ответственности юридических лиц.

    Объединение в КоАП РФ норм, предусматривающих ответственность не только физических, но и юридических лиц, формально означает полное признание института административной ответственности юридических лиц. Фактически же проблемы становления и развития данного правового института были и остаются одними из наиболее значимых и актуальных для административного права.

    В работе подчеркивается, что разногласия между противниками и сторонниками института административной ответственности юридических лиц носят концептуальный характер. Первые (Л.В. Коваль, В.Д. Сорокин и др.), настаивают на том, что ответственность должна быть только индивидуальной, вторые (Л. Иванов, А.П. Солдатов и др.) отмечают, что наряду с ней, имеет право на существование и коллективная ответственность. При этом в подтверждение своей правоты обе стороны приводят достаточно веские аргументы, анализу которых в диссертации уделено значительное место.

    Но даже у сторонников института административной ответственности юридических лиц нет четкого определения понятия и критериев вины юридического лица. Вне всякого сомнения, категории индивидуальной вины и коллективной вины различны по своему содержанию. Поэтому вызывает несогласие позиция, основанная на том, что «виновность юридического лица предопределяется виновностью его руководителя, которая может выражаться в форме умысла или неосторожности» (А.П. Солдатов). Диссертант считает более убедительным суждение о том, что коллективная вина не оценочная

    23

    категория, поскольку не может отражать психического отношения, а категория сопоставления, выступающая эквивалентом при определении возможности привлечения к ответственности юридических лиц (В.В. Денисенко).

    В споре между сторонниками и противниками конструкции объективного вменения применительно к юридическим лицам законодатель принял сторону последних. Свою позицию по этому вопросу он выразил в принятом КоАП РФ, назвав вину в качестве обязательного признака административного правонарушения, вне зависимости от того, совершено ли оно физическим либо юридическим лицом.

    Критически оценивая формулировку части 2 ст. 2.1 КоАП РФ, диссертант приходит к выводу о том, что ее содержание является компромиссным решением, адекватно отражающим нынешнюю расстановку и соотношение сил сторонников и противников использования объективного вменения при конструировании административной ответственности юридических лиц, не только допускающим, но и требующим проведения дальнейших теоретических исследований этого актуального вопроса.

    В заключении сформулированы основные выводы диссертационного исследования, в концентрированном виде излагаются предложения по совершенствованию правового регулирования статуса субъектов административно-деликтных отношений.

    Основные положения диссертации опубликованы в следующих работах автора:

    1. Толстопятова О.В. Два понятия категории «правовое положение граждан» // Политико-правовая культура и духовность: Материалы научно-теоретической конференции. Ростов-на-Дону, 28-29 марта 2001 г. — Ростов-на-Дону: РЮИ МВД России, 2001 - 0,2 п.л.

    2. Толстопятова О.В. Проблемы совершенствования правового статуса участников производства по делам об административных правонарушениях // Вопросы государства и права: Сб. научных трудов. Серия «Юриспруденция».

    24

    Вып. 3. - Ростов-на-Дону: ЮРГИ, 2001 (в соавторстве с В.В. Денисенко) -0,5/0,3 п.л

    3. Толстопятова О.В. К вопросу о понятии должностного лица как субъекта административной ответственности // Вопросы государства и права: Сб. научных трудов. Серия «Юриспруденция». Вып. 5. - Ростов-на-Дону: ЮРГИ, 2003 - 0,4 п.л.

    4. Толстопятова О.В. Проблемы квалификации преступлений и административных проступков, связанных с нарушением прав потребителей // Вопросы государства и права: Сб. научных трудов. Серия «Юриспруденция». Вып. 5. - Ростов-на-Дону: ЮРГИ, 2003. (в соавторстве с В.В. Денисенко) -0,4/0,2 п.л.

    5. Толстопятова О.В. Субъекты, не имеющие личного интереса в исходе дела об административном правонарушении // Правовые реформы в России: теория и практика осуществления: Материалы научно-практической конференции. Ростов-на-Дону, 9 октября 2003 г. - Ростов-на-Дону: СКАГС, 2003 - 0,4 п.л.

    6. Толстопятова О.В. Совершенствование правового статуса лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении // Юристъ-правоведъ. Научно-теоретический и информационно-методический журнал. 2003. № 2. -Ростов-на-Дону: РЮИ МВД России, 2003 - 0,5 п.л.

    7. Толстопятова О.В. Тенденции развития системы властных субъектов административно-деликтных отношений и проблемы разграничения их компетенции // Административное право плюс. 2004. № 1. - Ростов-на-Дону: РЮИ МВД России, 2004 - 1,0 п.л.

    25

Информация обновлена:18.03.2005


Сопутствующие материалы:
  | Персоны | Защита диссертаций 
 

Если Вы не видите полного текста или ссылки на полный текст книги, значит в каталоге есть только библиографическое описание.

Copyright 2002-2006 © Дирекция портала "Юридическая Россия" наверх

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
Rambler's Top100 Яндекс цитирования

Редакция портала: info@law.edu.ru
Участие в портале и более общие вопросы: reception@law.edu.ru
Сообщения о неполадках и ошибках: system@law.edu.ru