Учиться в России!
Регистрация »» // Логин:  пароль:

Федеральный правовой портал (v.3.2)
ПОИСК
+ подробный поиск
Подняться выше » Главная/Все книги/

Источник: Электронный каталог отраслевого отдела по направлению «Юриспруденция»
(библиотеки юридического факультета) Научной библиотеки им. М. Горького СПбГУ

Превышение полномочий должностными лицами в вооруженных силах, других войсках и воинских формированиях :

АР
Б485 Берестов, В. П. (Виктор Петрович)
Превышение полномочий должностными лицами в вооруженных
силах, других войсках и воинских формированиях :Уголовно-
правовая и криминологическая характеристика : Автореферат
диссертации на соискание ученой степени кандидата
юридических наук. Специальность 12.00.08 - Уголовное право
и криминология ; Уголовно-исполнительное право /В. П.
Берестов ; Науч. рук. С. И. Улезько. -Ростов-на-Дону,2003.
-25 с.-Библиогр. : 25.3. ссылок
60,00 руб.
Материал(ы):
  • Превышение полномочий должностными лицами в вооруженных силах, других войсках и воинских формированиях :Уголовно-правовая и криминологическая характеристика
    Берестов, В. П.

    Берестов, В. П.
    Превышение полномочий должностными лицами в вооруженных силах, других войсках и воинских формированиях :Уголовно-правовая и криминологическая характеристика : Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук

    3

    Общая характеристика работы

    Актуальность темы диссертационного исследования.

    Преобразования в государственном устройстве нашей страны, изменение социально-экономического строя в связи с переходом к рыночной экономике, и в соответствии с этим изменение структуры государственного управления не могли не сказаться на уголовном законодательстве, условиях и способах его применения. В этих условиях возрастает роль исследований по проблемам законности, усиления влияния органов власти на стабилизацию процессов государственной жизни. Усиление «вертикали власти», о которой говорит Президент России В.В. Путин, немыслимо без нормализации деятельности самой этой вертикали, а поскольку проводниками государственной политики являются должностные лица государства, то и начинать такую нормализацию необходимо именно с них.

    От их действий зависит не только точное и строгое соблюдение законодательства, прав и свобод человека и гражданина, но и в целом, уровень режима законности в государстве, стабильность правовых отношений, складывающихся в сфере правопорядка.

    Исключительная сложность криминогенной обстановки в России, в том числе, и в Вооруженных Силах, других войсках и воинских формированиях, обуславливает необходимость разработки приоритетных направлений борьбы с преступностью. Одним из таких направлений является исследование уголовно-правовых мер воздействия на воинских должностных лиц, превышающих данные им полномочия.

    О необходимости проведения данного исследования свидетельствует и статистические данные. Так, в России всего было совершено превышений служебных полномочий: в 1998 году - 1345, в 1999 - 1316, в 2000 - 1688, в 2002 - 1915 преступлений, а за шесть месяцев текущего года уже совершено 1125 преступных превышений служебных полномочий.

    В сфере преступных посягательств должностных лиц сегодня, как, впрочем, и ранее, оказались уставные отношения в Вооруженных Силах, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации. Незащищенными от превышения начальником своей власти являются не только военнослужащие по призыву, но и все военнослужащие.

    С учетом многогранности проблемы борьбы с превышением должностных полномочий следует отметить, что на нее обращали внимание многие ученые, специалисты в области уголовного права.

    В уголовно-правовой литературе проблемам превышения должностных полномочий были посвящены исследования Х.М. Ахметшина, А.Г. Безверхова, Н.И. Ветрова, Б.В. Волженкина, А.В. Галаховой, В.В. Здравомыслова, В.Н. Кудрявцева, Ю.А. Красикова, М.Д. Лысова, А.В. Наумова, Т.М. Петрожицкой, АД Сахарова, А.Я. Светлова, А.Н. Трайнина, И.В. Шмарова, Ю.А Шульмейстера и других. Вместе с тем в указанных работах превышение должностным лицом своих полномочий в

    4

    основном рассматривается либо в общем контексте, либо применительно только к сотрудникам ОВД либо совместно с другими должностными преступлениями, либо исследуются отдельные аспекты превышения власти. Применительно к воинским должностным лицам исследований практически нет, исключение составляют работы Ю.А. Шульмейстера и Х.М. Ахмеппина. Однако данные работы также не содержат комплексного исследования превышения полномочий воинскими должностными лицами и не применимы с учетом изменения уголовного законодательства.

    Очевидно, что принятие Уголовного кодекса РФ 1996 года и конструкция состава превышения должностных полномочий (ст. 286 УК РФ), исключение статей о воинских должностных преступлениях из раздела и главы о преступлениях против военной службы, разнообразие проявлений данного преступления ставят перед судебно-следственной практикой задачи точной квалификации деяний, подпадающих под признаки ст. 286 УК РФ, и обеспечения дифференцированного подхода к определению наказания. В свою очередь, это обуславливает и необходимость проведения работы, обеспечивающей целостный подход к изучению превышения полномочий воинскими должностными лицами.

    Цели и задачи диссертационного исследования. Основной целью является комплексное исследование превышения полномочий должностными лицами в Вооруженных Силах, других войсках и воинских формированиях в уголовно-правовом и криминологическом аспектах.

    Для достижения этой цели необходимо было решить следующие задачи:

    1) исследовать историческое становление и развитие норм об уголовной ответственности за превышение полномочий воинскими должностными лицами;

    2) дать уголовно-правовую характеристику должностному превышению полномочий , полно и последовательно проанализировав состав данного преступления, его ограничение от смежных составов преступлений;

    3) дать криминологическую характеристику данного преступного деяния;

    4) разработать теоретические и практические предложения по совершенствованию законодательства об уголовной ответственности воинских должностных лиц за превышением полномочий, меры по предупреждению и борьбе с данным преступным деянием.

    Объект и предмет диссертационного исследования. Объектом исследования является совокупность общественных отношений, возникающих в связи с превышением полномочий воинскими должностными лицами, созданием и применением уголовно-правовых норм, устанавливающих ответственность за данные преступные деяния, предупреждением и борьбой с данными преступными деяниями.

    Предмет исследования составляет:

    5

    - действующая законодательная база Российской Федерации, т.е. система уголовно-правовых норм, регулирующая вопросы уголовной ответственности за превышение должностных полномочий;

    - ранее действовавшая российская законодательная база, касающаяся ответственности за превышение должностных полномочий;

    - материалы органов суда и следствия;

    - статистические данные, характеризующие параметры превышения должностных полномочий, общеуголовной преступности, как по Ростовской области, так и по Российской Федерации в целом.

    Методологическая основа диссертационного исследования. Методологическую основу диссертационного исследования составляют современные положения теории познания причин и условий социальных процессов и явлений, системный подход к изучению объекта и предмета анализа.

    В ходе исследования использовались методы как общенаучные (анализ и синтез, моделирование, системный подход, сравнительный, исторический, диалектический, логический и т.п.), так и частнонаучные (специальные). К последним относятся:

    - историко-правовой анализ;

    - логико-правовой анализ;

    - конкретные социолого-правовые методы: опросы, экспертные оценки, исследование материалов судебной практики, статистики и т.д.

    Нормативная база диссертационного исследования. Нормативную базу исследования составили Конституция Российской Федерации, российское уголовное, уголовно-процессуальное, административное законодательство и иные нормативные акты, регулирующие вопросы ответственности за превышение полномочий должностными лицами, проекты российских законодательных актов.

    Теоретическая основа диссертационного исследования. Теоретическую основу исследования составили научные труды по российскому уголовному праву, принадлежащие перу авторов, указанных в библиографическом разделе диссертации. По проблеме диссертационного исследования были проанализированы и обобщены материалы научно-практических и научно-теоретических конференций, периодической печати, а также аналитические статьи, статистические справки, обзоры.

    Эмпирическая база диссертационного исследования. Эмпирическую базу диссертации составляют материалы исследований, проведенных автором, в частности, были исследованы 300 уголовных дел о привлечении к ответственности за превышение полномочий, данные уголовной статистики, материалы следственно-судебной практики, проведен выборочный опрос 170 практических работников следственных и судебных органов, 300 командиров и начальников различного уровня. При подготовке диссертации также использовались результаты эмпирических исследований, проведенных другими учеными.

    6

    Научная новизна диссертационного исследования. Научная новизна работы обусловлена в первую очередь тем, что диссертация является самостоятельным комплексным исследованием проблемы превышения полномочий воинскими должностными лицами, выполненным с учетом современной правовой базы, в том числе и соответствующих норм УК РФ 1996 г., а также последних достижений уголовно-правовой и теоретической мысли в данной области.

    Признаками научной новизны обладают и полученные результаты исследования. В частности, к новым результатам следует отнести: авторский вариант анализа исторического опыта регламентации уголовной ответственности за превышение полномочий воинскими должностными лицами; итоги уголовно-правового анализа исследуемого конкретного состава преступления по действующему законодательству РФ; итоги исследования причин и условий совершения данного преступления, разработку научно обоснованных рекомендаций по усовершенствованию законодательства в данной области, предупреждению и совершенствованию борьбы с указанными преступлениями.

    Положения, выносимые на защиту можно сформулировать следующим образом:

    1. Исходя из существующего в теории понятия воинского должностного преступления и отсутствия его выделения в законодательстве, определений видовых объектов должностного и воинских преступлений, особенностей воинского субъекта, мы предлагаем сформулировать определение воинского должностного преступления как общественно опасное деяние, совершенное воинским должностным лицом в связи с его служебным положением, вопреки интересам военной службы, и посягающее на общественные отношения, составляющие содержание воинского правопорядка, и причинившее ущерб правам и интересам личности или организации либо охраняемым законом интересам общества или государства.

    2. Мы предлагаем сформулировать понятие объекта воинского должностного преступления, которое существует в науке в качестве термина, но детально не разработано, следующим образом: объектом воинского должностного преступления является совокупность общественных отношений, обеспечивающих нормальную деятельность аппарата управления в Вооруженных Силах, других войсках и воинских формированиях, в соответствии с установленным в них порядком несения военной службы.

    3. Мы считаем необходимым, превышение полномочий воинскими должностными лицами отнести к специально-должностным преступлениям, несмотря на то, что в настоящее время военнослужащие несут ответственность за превышение полномочий по общим нормам Уголовного кодекса. Наша точка зрения обусловлена тем, что объектом превышения должностных полномочий воинскими должностными лицами является не нарушение нормальной деятельности государственного или

    7

    муниципального аппарата, а нарушение уставных правил, регламентирующих порядок взаимоотношений между начальником и подчиненным в Вооруженных Силах, а также объем полномочий конкретного начальника. Таким образом, мы выделяем в составе должностных преступлений воинские должностные преступления, которые отличаются от общедолжностных по объекту, субъекту и объективной стороне.

    4. Мы считаем, что указание в диспозиции статьи на явный выход действий должностного лита за пределы его полномочий относится к субъективной стороне преступления. Превышение должностных полномочий представляет собой деяние, как это закреплено в законе, явно выходящее за пределы полномочий, предоставленных должностному лицу. Явность выхода за эти пределы обычно понимают как очевидность, бесспорность, ясность для всех того, что деяние выходит за пределы компетенции должностного лица. В этом контексте явность трактуется как признак деяния и относится к объективной стороне преступления. Нам представляется, что, исходя из принципа субъективного вменения, признак явности выхода деяния лица за пределы его должностных полномочий должен быть полностью отнесен к субъективной стороне преступления.

    5. Российский Уголовный кодекс не содержит такого состава преступления как «пытка», несмотря на то, что Российская Федерация давно обязалась предусмотреть уголовную ответственность за пытки в своим уголовном законодательстве, но фактически ответственность за пытки предусматривается лишь в квалифицированных составах двух статей - 117 и 302 УК РФ, хотя включением пыток в данные квалифицированные составы, законодатель признает, что насилие, издевательство и пытка - это абсолютно разные преступные деяния. В основном, практические работники считают, что указанное выше деяние подпадает под признаки ч. 3 ст. 286 УК РФ (с применением насилия или угрозой его применения). Хотя в таком случае, квалификация не отображает всей общественной опасности преступного деяния. В этой связи, можно констатировать, что в России отсутствует уголовное наказание за применение пыток, а наказание по схожей классификации настолько ограничено, что не несет правоохранительных и профилактических последствий. Поэтому мы считаем, что необходимо Уголовный кодекс дополнить статьей «Пытка» и изложить её понятие следующим образом:

    «Пытка - это действие, которым какому-либо лицу умышленно причиняется сильная боль или страдание, физическое или нравственное, чтобы получить от него или от третьего лица сведения или признания, наказать его за действие, которое совершило оно или третье лицо, или в совершении которого оно подозревается, а также запугать или принудить его или третье лицо, или по любой причине, основанной на дискриминации любого характера, когда такая боль или страдание причиняются командиром войсковой части, другим должностным лицом или

    8

    выступающим в официальном качестве, или по их подстрекательству, или с их ведома или молчаливого согласия».

    Кроме этого, включить в ч. 3 ст. 286 УК РФ пункт «г» следующего содержания: «с применением пытки или с угрозой её применения».

    6. Мы считаем, что слишком широкая альтернативность санкций статьи 286 УК РФ не соответствуют высокой общественной опасности данных преступных деяний, к тому же, данная статья предусматривает слишком низкие санкции. Мы считаем, что необходимо вообще исключить штрафные санкции из данной статьи, в обязательном порядке лишать занимаемой должности или возможности заниматься определенной деятельностью по всем частям данной статьи и ужесточить санкции по ч. 3 ст. 286.

    7. Исходя из изложенного, с учетом необходимости включения в ст. 286 пункта «г» - «с применением пытки или с угрозой её применения», ужесточения санкций и исключения их столь широкой альтернативности, мы предлагаем статью 286 изложить в следующей редакции:

    «Статья 286. Превышение должностных полномочий

    1. Совершение должностным лицом действий, явно выходящих за пределы его полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства, -

    наказывается арестом на срок от шести до двенадцати месяцев, либо лишением свободы на срок до четырех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

    2. То же деяние, совершенное лицом, занимающим государственную должность Российской Федерации или государственную должность субъекта Российской Федерации, а равно главой органа местного самоуправления, -

    наказывается лишением свободы на срок до семи лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет или без такового.

    3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, если они совершены: I

    а) с применением насилия или с угрозой его применения;

    б) с применением оружия или специальных средств;

    в) с причинением тяжких последствий;

    г) с применением пытки или с угрозой её применения, -наказываются лишением свободы на срок от восьми до десяти лет с

    лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет».

    8. Демократическое государственное устройство предполагает действенный контроль гражданского общества над армией. Возможно, по нашему мнению, было бы целесообразно создать Общероссийскую

    общественную Палату по контролю за деятельностью военных прокуратур и военных судов.

    9. По нашему мнению, необходимо создание военной полиции, являющейся независимым правоохранительным органом. Ее создание -давно назревшая необходимость. Материальные затраты на указанную структуру давно бы уже многократно окупились пресечением беспрецедентного разворовывания армии. Особое внимание полиции должно было бы быть обращено на контроль за целевым использованием денежных средств, выделяемых на Вооруженные Силы, на борьбу с коррупцией, преступлениями экономической направленности.

    10. Мы считаем также необходимым ввести следующие нормы:

    - о материальной ответственности военнослужащих;

    - о декларировании доходов и расходов должностными лицами Вооруженных Сил, других войск и воинских формирований;

    - о совершенствовании воинского контрольно-ревизионного аппарата.

    Теоретическая и практическая значимость диссертационного исследования заключается в предложениях диссертанта, относящихся к дальнейшему совершенствованию уголовного законодательства и других нормативных актов по усилению борьбы с превышением полномочий воинскими должностными лицами. Выводы и предложения, надеемся, могут быть учтены при внесении изменений и дополнений в действующий Уголовный кодекс РФ и иные нормативно-правовые акты. На основе исследования механизма применения закона о превышения должностных полномочий предлагается ряд рекомендаций для следователей и судей в части более точной квалификации данного деяния и его отграничения от сходных составов.

    Основные положения диссертационного исследования могут быть использованы в учебном процессе юридических ВУЗов или факультетов учебных заведений России при преподавании курса уголовного права, процесса и криминологии.

    Апробация результатов исследования. Результаты исследования были апробированы. Отдельные положения диссертации заслушивались на заседаниях кафедры уголовного права и криминологии юридического факультета Ростовского государственного экономического университета «РИНХ». Разработанные в диссертации положения, выводы, рекомендации нашли свое отражение в трех научных работах (общим объемом 1,7 п.л.).

    Результаты исследования были применены в деятельности военной прокуратуры Новочеркасского гарнизона в процессе расследования дел о превышении должностных полномочий воинскими должностными лицами.

    Структура диссертации. По структуре диссертация состоит из введения, трех глав, заключения и библиографии.

    10

    Основное содержание работы

    Во введении дается общая характеристика работы, обосновывается актуальность темы исследования, определены объект, предмет, цель и задачи, теоретическая и практическая значимость результатов исследования, характеризуется методологическая и теоретическая основа исследования, определяется нормативная и эмпирическая базы работы, ее научная новизна, сформулированы основные положения, выносимые на защиту, представляются сведения об апробации результатов исследования.

    В первой главе - «История развития законодательства об ответственности за превышение полномочий воинскими должностными лицами» диссертант исходит из положения о том, что любое общественное явление может быть правильно понято лишь при изучении его возникновения и развития. Использование исторического подхода, по мнению диссертанта, необходимо для более углубленного исследования влияния уголовно-правовых мер на предупреждение воинских должностных преступлений и борьбу с ними.

    Диссертант отмечает, что законодательство о должностных преступлениях в Вооруженных Силах развивалось в России в течение длительного времени. Уголовно-правовая ответственность за превышение полномочий в Вооруженных Силах, по мнению диссертанта, появилась только с возникновением постоянных армии и флота, с развитием военно-служебных отношений, поскольку при отсутствии воинской повинности отсутствовала и необходимость в постоянном существовании норм военно-уголовного наказания.

    Одним из первых источников права, которые содержали элементы уголовно-правового регулирования, является Литовский статут 1529 года. Развитие основных институтов государства и усиление центральной власти обусловили кардинальные изменения в военной организации общества Ко времени царствования в России Ивана IV относится период возникновения первых постоянных воинских частей - стрелецких полков. Впервые появляются нормативные акты, регулирующие круг служебных обязанностей, полномочий и персональной ответственности военнослужащих.

    В начале XVII века в России появляются новые уголовно-правовые формы, охраняющие монархию от посягательств должностных лиц, Петр I в Артикуле воинском и других своих указах формулирует составы должностных преступлений воинских должностных лиц. Уголовно-правовое законодательство эпохи Петра I значительно упорядочило нормы об ответственности должностных лип. которые ранее были единичными и имели непоследовательный характер. Законодательство времен правления Петра I представляло собой сложный конгломерат уголовно-правовых, административных и дисциплинарных норм. Артикул Воинский 1716 года, одновременно нес в себе нормы позитивного и охранительного права. В связи с явным несовершенством устаревшего к тому времени Уложения 1649 года, Петр I распространяет действие своего военно-уголовного

    11

    законодательства на общеуголовные преступления. Во времена Екатерины П появляется ряд норм, регламентирующих деятельность гражданских должностных, однако законодательство о преступлениях и проступках воинских должностных лиц, по сути, не меняется, оставаясь в том же виде до царствования Александра I. Диссертант последовательно анализирует данные нормы.

    Автор отмечает, что в то время законодательство о воинских должностных преступлениях, впрочем, как и законодательство вообще, носило ярко выраженный сословный характер. Автор анализирует такие памятники права, как Указ от 7 февраля 1762 года, Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года, ряд воинские уставов: Воинский устав о наказаниях, дисциплинарный и Военно-судебный уставы, которые вошли в Свод военных постановлений 1869 года. Эти уставы, по мнению диссертанта, отличались довольно высоким уровнем законодательной техники. Об этом свидетельствует выделение в отдельную главу нормы об ответственности за превышение должностных полномочий, которая называлась «О превышении власти и противозаконном оной бездействию).

    Далее автор отмечает, что в первые годы существования Советского государства, после создания Красной Армии 28 (15) января 1918 года, советская власть сразу же столкнулась с тем, что некоторые бывшие царские офицеры, привлекаемые на службу в Красную Армию в принудительном порядке как «буржуазные специалисты» и «красные» командиры, недобросовестно относились к выполнению своих служебных обязанностей, совершая различные должностные злоупотребления и, нередко, превышая свои полномочия. Борьбе с данными явлениями был посвящен целый ряд решений Советского правительства и съездов Советов. В годы гражданской войны и иностранной интервенции должностные преступления приобрели достаточно большую распространенность, так как командирами, зачастую становились люди, абсолютно не подготовленные к службе. Поскольку единого кодифицированного акта не было, борьба с такими явлениями велась путем издания отдельных законодательных актов уголовно-правового характера. При этом по сравнению с дореволюционным законодательством, советское уголовное законодательство о должностных преступлениях довольно сильно ужесточило наказания, что связано с «обесцениванием» человеческой жизни в годы гражданской войны и борьбы с контрреволюцией, в то же время, по уровню кодификации советское законодательство отставало от дореволюционного.

    По мнению диссертанта, среди специфических особенностей законодательства этого периода следует, прежде всего, отметить следующие: борьба с воинскими должностными преступлениями, как правило, предусматривалась не в отдельных нормативно-правовых актах, а в законодательных нормах, касающихся, чаще всего, борьбы с другими воинскими преступлениями; к тому же, в одних и тех же законодательных актах предусматривалась ответственность за должностные преступления,

    12

    как военных, так и гражданских лиц. Борьбе с воинскими должностными преступлениями посвящаются специальные разделы уже в первых декретах советской власти. Далее автор анализирует декрет от 11 ноября 1917 года «О борьбе с буржуазией и ее агентами, саботирующими дело продовольствия армии и препятствующими заключению мира», циркуляр ВЦИКа от 6 октября 1918 года, дающий формулировку общего понятия должностного преступления. Судам общей юрисдикции было сложно рассматривать уголовные дела, связанные с военной службой, так как уже тогда сказывалась их специфичность. Поэтому в первой половине 1918 года был поставлен вопрос о создании специальных органов военной юстиции.

    Диссертант отмечает, что законодательство о военных должностных преступлениях получило дальнейшее развитие в изданном 20 ноября 1919 года Положении о революционных военных трибуналах. Инструкцией полковым судам и советам полковых судей от 17 февраля 1920 года, система должностных преступлений была существенным образом изменена. Автор делает вывод, что первыми советскими уголовными законами и декретами об организации судебных органов было положено начало расширительного толкования понятия должностного лица.

    Первым кодифицированным актом, направленным на борьбу с должностными преступлениями, совершаемыми военнослужащими, стал Уголовный кодекс 1922 года.

    В результате принятия в 1924 году нового Устава внутренней службы было уточнено понятие воинского должностного лица, дан четкий перечень должностных лиц вооруженных сил и определены их основные обязанности. В 1924 году второй сессией ЦИК СССР было принято всесоюзное Положение о воинских преступлениях. Положение 1924 года вводило новый состав воинского должностного преступления. Позже, в УК РСФСР 1926 года вышеупомянутое Положение было включено, без каких бы то ни было изменений, как глава IX «Преступления воинские». В 1927 году произошли очередные изменения в военно-уголовном законодательстве, которые затронули и воинские должностные преступления.

    Существенные изменения в военно-уголовном законодательстве произошли в период Великой Отечественной войны, что вполне понятно, так как суровая военная обстановка требовала применения более жестких мер к нарушителям воинского правопорядка. Автор рассматривает Указ Президиума Верховного Совета СССР от 15 апреля 1943 г. и изменения в Уставе внутренней службы 1946 года.

    25 декабря 1958 года Верховным Советом СССР был принят Закон об уголовной ответственности за воинские преступления. Большинство положений, выработанных в ходе указанных преобразований, сохранилось в последующих законодательных изменениях. Так, в УК РСФСР от 27 октября 1960 года, как и в Законе СССР об уголовной ответственности за воинские преступления, сохранилось положение о том, что воинским должностным лицом признавалось лицо, выполняющее функции

    13

    представителя власти, или организационно-распорядительные, или административно-хозяйственные функции. В УК РСФСР 1960 года все воинские должностные преступления, в том числе и специальные, были отнесены в главу о воинских преступлениях, что представляется правильным.

    После принятия третьей программы КПСС СССР (1961 г.), в которой была сформулирована задача искоренения преступности в Вооруженных Силах СССР, действующих в условиях единоначалия и особых организационных форм, серьезно полагали, что она быстрее всех может быть решена в армии и на флоте. Однако эта задача, в действительности, не могла быть объективно выполнена. Далее автор анализирует проблемы, возникающие при применении законодательства того времени. Однако, не смотря на все недостатки, законодательство этого советского периода являлось гораздо менее казуистичным, чем существующее ранее, что, разумеется, являлось более прогрессивным шагом в процессе универсализации законодательства, но менее подходящим для целей дифференциации ответственности и наказания, которая в данном случае, производилась правоприменительной практикой.

    Распад СССР и образование суверенного Российского государства привели к коренному изменению нормативной базы во всех отраслях права. Федеральным законом № 64-ФЗ от 13 июня 1996 был принят УК Российской Федерации. По сравнению с УК 1960 г. в Уголовном кодексе 1996 года количество статей о воинских преступлениях сокращено, и большинство их отнесено в главу 33. Автор делает вывод о том, что представляется весьма спорным, исключение из числа воинских, преступления воинских должностных лиц, в частности, в виде превышения должностных полномочий и распространение на них общих норм о должностных преступлениях (ст. 286 УК РФ). Современный уголовный закон обосновывает это тем, что военная служба входит в состав государственной службы, хотя и является ее особым видом, а военнослужащие являются государственными служащими, хотя и обладают особым статусом, закрепленным в Федеральных законах «О статусе военнослужащих» и «О воинской обязанности и военной службе», Уставе внутренней службы Вооруженных Сил РФ и других нормативных актах.

    Далее автор делает вывод, что законодательство о должностных преступлениях в Вооруженных Силах, других войсках и воинских формированиях развивалось в России в течение длительного времени. Его становление происходило вслед за прогрессивным формированием армии и флота. Специфика внутриармейских отношений настолько велика, что военно-уголовное законодательство всегда, на протяжении всей истории России выделялось, если не в отдельный законодательный акт, то, по крайней мере, в отдельную главу общего уголовного закона. Таким образом, все воинские должностные преступления, в том числе и специальные, до вступления в силу Уголовного кодекса РФ 1996 года и

    14

    были отнесены в главу о воинских преступлениях, что диссертанту представляется правильным.

    В главе II «Уголовно-правовая характеристика превышения полномочий воинскими должностными лицами», параграфе первом «Уголовно-правовая характеристика состава превышения полномочий должностными лицами», автор отмечает, что норма о превышении должностных полномочий не является новеллой Уголовного кодекса 1996 года. В современном законодательстве нормы о превышении должностных полномочий унифицированы, в то время как ранее, они частично выделялись в других главах Уголовного кодекса (в частности, в главе о воинских преступлениях выделялся состав превышения полномочий воинским должностным лицом). Данная унификация, по мысли законодателя, должна вести к единообразному привлечению к ответственности всех должностных лиц вне зависимости от их ведомственной принадлежности.

    С точки зрения диссертанта, такое решение законодателя также представляется неверным, что можно обосновывается тем, что, во-первых, объект данных должностных преступлений выделяется из общего объекта должностных преступлений, при этом, обладая достаточно большой спецификой для формулирования составов специальных воинских должностных преступлений, которые посягают не на правильный порядок деятельности государственного аппарата в целом, а на воинский уставный правопорядок. Во-вторых, велика специфика субъекта воинского должностного преступления - военнослужащего, который характеризуется целым перечнем только ему присущих свойств и качеств, сильно отличающих его от гражданского государственного или муниципального служащего. Поэтому несколько нелогично при наличии отдельного раздела и главы о преступлениях против военной службы, совершаемых военнослужащими, не внести в нее воинские должностные преступления. Таким образом, автор предлагает выделить статью о превышении полномочий воинскими должностными лицами в составе главы 33 УК РФ.

    Далее автор исследует родовой объект превышения должностных полномочий и отмечает, что им являются общественные отношения в сфере осуществления государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления, в том числе, в Вооруженных Силах РФ, других войсках и воинских формированиях. Особенность данного состава преступления, предусмотренного ст. 286 УК РФ, заключается в том, что он является общим, как для преступлений включенных в главу 30 Уголовного кодекса РФ «Должностные преступления», так и для ряда составов, имеющих несколько иной родовой объект.

    Применительно к превышению должностных полномочий интегрированным объектом преступления будут общественные отношения в сфере осуществления государственной власти (раздел X Уголовного кодекса РФ).

    15

    Автор анализирует понятия интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления. Диссертант считает, что определение непосредственного объекта превышения должностных полномочий можно сформулировать следующим образом: непосредственным объектом превышения должностных полномочий является общественное отношение, заключающееся в обязанности должностного лица осуществлять свою деятельность только в пределах полномочий, которые ему предоставлены в связи с занимаемой должностью.

    Диссертант анализирует классификацию непосредственных объектов «по горизонтали». Соответственно этому делению объектов среди должностных преступлений выделяют общедолжностные, у которых нормальная деятельность государственного аппарата будет основным объектом, специально-должностные - будет дополнительным объектом, и альтернативно-должностные - будет факультативным объектом.

    Состав превышения должностных полномочий является составом с двумя объектами: первый - непосредственно связанный с родовым -общественные отношения, по исполнению должностным лицом обязанностей только в пределах своих полномочий, и второй (дополнительный) - общественные отношения в сфере обеспечения безопасности прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства, то есть обеспечивающие защиту личности (жизни, здоровья, свободы и т.д.), общества и государства от преступных посягательств. Дополнительный объект является в рассматриваемом составе обязательным, так как при его отсутствии, точнее без причинения ему вреда (вред должен быть существенным), деяние теряет характер преступления и переходит в разряд дисциплинарных проступков. Диссертант формулирует понятие объекта воинского должностного преступления.

    Далее автор рассматривает признаки, которые характеризуют объективную сторону превышения должностных полномочий. Отмечает, что уголовный закон характеризует как «совершение действий, явно выходящих за пределы его полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства».

    В точном соответствии с теорией уголовного права объективная сторона превышения должностных полномочий, как и любого другого преступления, состоит из трех основных и обязательных элементов. Первый элемент объективной стороны характеризует внешнюю сторону общественно опасного деяния. В ст. 286 УК РФ он закреплен как «совершение должностным лицом действий, явно выходящих за пределы его полномочий». Вторым элементом объективной стороны являются общественно опасные последствия, которые наступают в результате совершения преступных действий. При превышении должностных полномочий эти последствия выражаются в существенном нарушении прав

    16

    и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства. И, наконец, третьим обязательным элементом является наличие причинной связи между совершенными действиями и наступившими последствиями, то есть наличие связующего звена.

    Далее автор анализирует понятия «активных действий», «явности» выхода лица за пределы должностных полномочий и отмечает, что явность выхода за эти пределы обычно понимают как очевидность, бесспорность, ясность для всех того, что деяние выходит за пределы компетенции должностного лица. В этом контексте явность трактуется как признак деяния и относится к объективной стороне преступления и исходя из принципа субъективного вменения, признак явности выхода деяния лица за пределы его должностных полномочий должен быть полностью отнесен к субъективной стороне преступления.

    При рассмотрении вопроса о связи между действиями должностного лица и его полномочиями следует отметить, что для привлечения к уголовной ответственности должно использовать только те права, которые предоставлены ему в соответствии с занимаемой должностью, а при превышении должностных полномочий выйти за их пределы. Давая характеристику анализируемому составу преступления в том, что оно совершается только путем действий, следует особо оговорить, что не всякое действие должностного лица, даже явно выходящее за пределы его полномочий, образует превышение должностных полномочий. Немаловажное значение при определении должностного характера преступления играет субъективный фактор. Важно установить, что, совершая преступные действия, лицо связывало их с занимаемым служебным положением и, что «цель действия вытекает исключительно из служебного положения субъекта преступления».

    Состав превышения должностных полномочий сконструирован как материальный, поэтому второй элемент объективной стороны -общественно опасные последствия в виде причинения существенных нарушений прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства. По мнению диссертанта, качественная характеристика последствия преступления сосредоточена в понятии «нарушение», а количественная - в определении! «существенное». Качественная характеристика содержит констатацию факта причинения вреда правам и интересам граждан, организаций, общества или государства, а количественная в оценке размера и степени их нарушения (не просто вред, а вред существенный).

    Далее автор анализирует субъект данного преступления. По мнению автора, превышение должностных полномочий всегда совершается специальным субъектом - должностным лицом. Понимание субъекта воинского должностного преступления в Уголовном кодексе РФ, который исключил из числа воинских должностные преступления военнослужащих, как это было ранее, не выделяется как воинское должностное лицо в

    17

    качестве самостоятельного субъекта преступления. Понятие общего должностного лица практически не изменилось, если не учитывать незначительные коррективы, внесенные Пленумом Верховного Суда РФ в 2000 году, хотя его постановление имеет рекомендательный характер и не обладает силой закона.

    Автор утверждает, что для признания лица должностным необходимо, чтобы не действия лица имели юридическое значение (так как очень многие действия, в том числе, недолжностных лиц носят характер юридического факта), а лицо по должности могло принимать юридически значимые решения. Автор отмечает, что в действующем уголовном законе в основу понятия должностного лица положен критерий характера выполняемых должностным лицом функций. Однако, полное и четкое содержание таких функций не нашло своего конкретного и четкого решения в законе, что можно расценивать и с положительной и с отрицательной стороны - с положительной, как предоставление определенной свободы правоприменителю, а с отрицательной как возможность расширительного и неоднозначного толкования и привлечения людей к уголовной ответственности, фактически, по аналогии, которая, как известно, в уголовном праве запрещена. Управленческая деятельность как родовое понятие, расчленяется на три видовые функции: организационно-распорядительные, административно-хозяйственные и функции представителя власти (связь с государственно-правовыми отношениями и выполнение задач публичного управления).

    Автор отмечает, что в постановлении Пленума Верховного Суда от 10 февраля 2000 г. №6 «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе», в связи с изменением уголовного законодательства, к ответственности по общим статьям Уголовного кодекса привлекаются должностные лица Вооруженных Сил Министерства обороны и других министерств и ведомств, в которых законодательством предусмотрена военная служба. При раскрытии понятия представителя власти высшая судебная инстанция не назвала каких-либо новых признаков, они как были так и остались «лицами, наделенными распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от них в служебной зависимости, либо правом принимать решения, обязательные для исполнения гражданами, а также организациями независимо от их ведомственной подчиненности».

    Диссертант отмечает, что функция представителей власти возлагается на военнослужащих только в случаях прямо предусмотренных законами, так, например, в ст. 17 Федерального конституционного закона от 30 мая 2001 №3 «О чрезвычайном положении» указывается, что «в исключительных случаях на основании указа Президента Российской Федерации в дополнение к силам и средствам, указанным в статье 16 настоящего Федерального конституционного закона, для обеспечения режима чрезвычайного положения могут привлекаться Вооруженные Силы Российской Федерации, другие войска, воинские формирования и органы».

    18

    По общему же правилу, военнослужащие не привлекаются к деятельности по осуществлению функций представителей власти и поэтому могут нести ответственность за превышение власти только в вышеупомянутых случаях.

    Учитывая характер выполняемых военнослужащими функций как воинскими должностными лицами, автор формулирует определение воинского должностного лица.

    Далее отмечает, что субъективная сторона преступления представляет собой психическую деятельность лица в связи с совершением им преступления. Она включает в себя интеллектуальные и волевые процессы, происходящие в сознании данного лица, и характеризуется тремя основными признаками: виной, мотивом и целью (некоторые ученые указывают еще и эмоциональное состояние). Вина лица в совершении преступления может быть выражена либо в форме умысла (прямого или косвенного), либо в форме неосторожности (небрежности или легкомыслия), и вместе с мотивом, целью и эмоциональным состоянием образует субъективную сторону преступления, которая подлежит обязательному установлению при привлечении лица к уголовной ответственности. Далее автор последовательно и полно анализирует признаки субъективной стороны При анализе состава превышения должностных полномочий, автор исследует большое количество уголовных дел, различные точки зрения ученых, таких, как А.В. Наумов, А.А. Габузян, Г.М. Андреева, Б.С. Волков, А.В. Галахова и др.

    В параграфе втором «Отграничение превышения должностных полномочий от смежных составов преступлений и дисциплинарного проступка», автор отмечает, что, прежде всего, необходимо отграничивать состав превышения должностных полномочий от состава злоупотребления таковым. Далее, полно и последовательно рассматривает отграничение и соотношение превышения должностных полномочий с присвоением полномочий должностного лица, с преступлениями против военной службы, с нарушением уставных правил взаимоотношения между военнослужащими, при отсутствии между ними отношений подчиненности, с оскорблением одним военнослужащим другого, с составом насильственных действий в отношении начальника, с преступлениями против порядка несения специальных служб в Вооруженных Силах, других войсках и воинских формированиях (ст. 340-344 УК РФ), с нарушением I

    правил несения службы по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности.

    Также автор проводит соотношение уголовно наказуемого превышения должностных полномочий и дисциплинарного проступка и отмечает, что превышение должностных полномочий как дисциплинарный проступок может быть совершено и путем бездействия. Дисциплинарная ответственность в случае выхода за пределы своих полномочий путем бездействия связана с более низкой степенью общественной опасности данного деяния и невозможностью привлечения виновного лица к уголовной ответственности. В подобном случае ситуация, связанная с

    19

    невыполнением следователем обязательного распоряжения прокурора, будет разрешена путем привлечения следователя к дисциплинарной, а не уголовной ответственности.

    Наличие института дисциплинарной ответственности помогает командованию (руководству) более оперативно принимать решения по малозначительным проступкам подчиненных, наказывая их, используя свои полномочия, без обращения в соответствующие специализированные органы.

    В параграфе третьем «Проблемы квалификации превышения полномочий воинскими должностными лицами», автор отмечает, что при квалификации превышения полномочий воинскими должностными лицами возникает много проблем.

    Автор далее отмечает, что формулировка ст. 286 Уголовного кодекса РФ «совершение должностным лицом действий» указывает на то, что действия должностного лица должны быть активными и исследует, возможность того, что данное преступление будет совершено в форме бездействия.

    Диссертант отмечает, что ст. 286 УК РФ указывается на то, что превышение должностных полномочий это «совершение должностным лицом действий...» - целой системы действий, их определенной совокупности, или же совершения только одного действия. Далее автор исследует проблемы понятий и определений «выхода должностного лица за пределы его полномочий», «исполнения приказа», «степени знания того, является приказ законным или нет».

    Существенное значение, по мнению автора, имеет вопрос о том, требуется ли для наличия состава превышения должностных полномочий, чтобы должностное лицо обладало каким-либо полномочием в отношении организации или гражданина, которые выступают в качестве потерпевших. Особенное значение этому признаку придается при квалификации действий виновного по ч. 3 ст. 286, то есть при наличии насилия, применения оружия или при причинении тяжких последствий.

    По мнению автора, в зависимости от того, является ли вред при превышении полномочий существенным или нет, зависит оценка содеянного. Из-за отсутствия общего подхода, определяющего механизм оценки последствий неимущественного характера, в судебной практике одни и те же по своему характеру действия получают разную правовую квалификацию. Понятие «существенный вред» является оценочной категорией и способно создавать условия для принятия субъективных решений, которые проявляются, чаще всего, в последствиях нематериального характера, где отсутствует единица измерения, в отличие, от материальных.

    Далее диссертантом исследуется объем насилия, необходимый как основание для квалификации действий виновного по ст. 286 УК РФ.

    Автор отмечает, что существуют случаи, когда производятся действия, которыми какому-либо лицу умышленно причиняется сильная

    20

    боль или страдание, физическое или нравственное, чтобы получить от него или от третьего лица сведения или признания, наказать его за действие, которое совершило оно или третье лицо, или в совершении которого оно подозревается, а также запугать или принудить его или третье лицо, или по любой причине, основанной на дискриминации любого характера, когда такая боль или страдание причиняются командиром войсковой части, другим должностным лицом или выступающим в официальном качестве, или по их подстрекательству, или с их ведома или молчаливого согласия. Данные действия довольно часто производятся командирами, начальниками в Вооруженных Силах, иных войсках и воинских формированиях. Возникает вопрос - как квалифицировать данные действия?

    Данные действия полностью подпадают под квалификацию «пытки» в её международном определении. Однако такого состава преступления Уголовный кодекс не предусматривает, несмотря на то, что Российская Федерация давно обязалась предусмотреть уголовную ответственность за пытки в своём уголовном законодательстве, но фактически ответственность за пытки предусматривается лишь в квалифицированных составах двух статей - 117 и 302 УК РФ, хотя включением пыток в данные квалифицированные составы, законодатель признает, что насилие, издевательство и пытка - это абсолютно разные преступные деяния. Таким образом, возможно, указанное выше деяние может подпадать под признаки ч. 3 ст. 286 УК РФ (с применением насилия или угрозой его применения). Хотя в таком случае, такая квалификация не отображает всей общественной опасности преступного деяния. В этой связи, автор констатирует, что в России отсутствует уголовное наказание за применение пыток, а наказание по схожей классификации настолько ограничено, что не несет правоохранительных и профилактических последствий. Поэтому автор считает, что необходимо Уголовный кодекс дополнить статьей «Пытка» и изложить ее понятие в предлагаемом диссертантом варианте. Кроме этого, включить в ч. 3 ст. 286 УК РФ пункт «г» следующего содержания: «с применением пытки или с угрозой её применения». К тому же диссертант считает, что слишком широкая альтернативность санкций статьи 286 УК РФ не соответствуют высокой общественной опасности данных преступных деяний, к тому же, данная статья предусматривает слишком низкие санкции. Необходимо вообще исключить штрафные санкции из данной I

    статьи, в обязательном порядке лишать занимаемой должности или возможности заниматься определенной деятельностью по всем частям данной статьи и ужесточить санкции по ч. 3 ст. 286.

    Исходя из изложенного автор предлагает оригинальный вариант изложения статьи 286 УК РФ, с учетом необходимости включения в ст. 286 пункта «г» - «с применением пытки или с угрозой её применения», ужесточения санкций и исключения их столь широкой альтернативности.

    Автор отмечает также, что большие трудности на практике возникают при определении нематериального вреда, причиненного превышением должностных полномочий. Среди проблем, не получивших, к

    21

    сожалению, по мнению автора, полного своего разрешения, особое место занимает проблема конкуренции уголовно-правовых норм.

    В главе Ш «Криминологическая характеристика превышения полномочий должностными лицами в Вооруженных Силах, других войсках и воинских формированиях РФ», автор проводит анализ состояния, причин и условий превышения полномочий должностными лицами в Вооруженных Силах, других войсках и воинских формированиях РФ», дает криминологическую характеристику лицам их совершившим, исследует возможные пути борьбы с данными преступлениями.

    Автор отмечает, что все позитивные и негативные закономерности, свойственные современному обществу, в полной мере проявляются и в Вооруженных Силах. Поэтому причины преступлений в Вооруженных Силах РФ сходны с причинами общеуголовной преступности, однако имеют и существенные отличия, которые заключаются не столько в их содержании, сколько в своеобразном преломлении общих причин преступности через специфические условия деятельности военнослужащих и их нормативно-правового регулирования.

    Рассматривая отдельные тенденции и закономерности преступности в Вооруженных силах РФ, а также их соотношение с общеуголовной преступностью, важно отметить, по мнению автора, что военнослужащие являются составной частью государства и неотъемлемой частью граждан РФ. Особая опасность преступного поведения воинских должностных лиц связана с ослаблением воинского правопорядка и дисциплины - важнейшей составляющей боевой готовности воинских частей и соединений. Этот показатель остается главнейшим и в условиях существенного снижения международной напряженности. Пренебрежение боеготовностью делает ненужными дорогостоящие войска. А они необходимы, поскольку недоверие между странами мирового сообщества существует.

    Анализ криминологических показателей преступности военнослужащих, отмечает автор, сложен тем, что «точный статистический подсчет данных показателей на территории России затруднен из-за ведомственной разобщенности при учете уголовно-наказуемых деяний». В настоящее время собственный учет преступлений ведут органы военной прокуратуры, Федеральной службы безопасности и суды. В 2002 году отчеты Главной военной прокуратуры поступали в ГИЦ и суммировались в общую статистику по России. Военно-криминальная статистика (абсолютные показатели) остается конфиденциальной. Таким образом, сложилась ситуация, когда фактически какие-либо единичные сведения о преступности военнослужащих публикуются и широко обсуждаются, а формально системные абсолютные её показатели остаются конфиденциальными. Другая проблема криминологического анализа и характеристики - это высокая латентность такого преступного деяния, как превышение должностных полномочий. Автор отмечает, что, как правило, пострадавшее лицо в той или иной степени зависит от преступника или боится его (в подобных ситуациях, нередки случаи запугивания дальнейшей

    22

    расправой, в случае наступления каких-либо правовых последствий). Правоохранительные органы, в свою очередь, не всегда заинтересованы в выявлении данных деяний должностных лиц, так как методика оценки работы правоохранительных органов одними из показателей предусматривает количество совершенных преступлений на «подведомственной» территории и уровень их предупреждения - чем меньше преступлений будет совершено, значит, лучше работает данный правоохранительный орган. Это, возможно, создает предпосылки для сокрытия преступлений. Таким образом, автор констатирует факт того, что далеко не все преступления учитываются правоохранительными органами. Не случайно в статистике военных прокуратур существует графа «преступления, сокрытые командованием», что свидетельствует о наличии данной проблемы.

    Диссертант анализирует ряд параметров преступности и делает вывод, что наблюдается тенденция снижения уровня общеуголовной преступности. Далее автор последовательно анализирует ряд параметров преступлений, зарегистрированных военными прокуратурами по поднадзорным войскам СКВО. Военная прокуратура Северо-Кавказского военного округа констатировала снижение уровня преступности в поднадзорных войсках округа в 2002 году по сравнению с показателями

    2001 года на 15,5%.

    Превышений полномочий воинскими должностными лицами было зарегистрировано: в 1998 г. - 1345, в 1999 г. - 1316, в 2000 г. - 1688, в 2001 г. - 1906, в 2002 г. - 1915 преступлений, за 6 месяцев 2003 года зарегистрировано 1125 превышений полномочий. Из них в Вооруженных Силах РФ в 1998 г. 872, в 1999 г. - 922, в 2000 г. - 1105, в 2001 г. - 1116, в

    2002 г. - 1328, за 6 месяцев 2003 года 795 превышений полномочий; во Внутренних войсках МВД в 1998 г. - 201, в 1999 г. - 146, в 2000 г. - 170, в 2001 г. - 187, в 2002 г. - 183, за 6 месяцев 2003 года 99 превышений полномочий; в ФПС зарегистрировано в 1998 г. - 1%, в 1999 г. - 178, в 2000 г. - 344, в 2001 г. - 470, в 2002 г. - 316, а за 6 месяцев 2003 года 172 превышения полномочий.

    Обобщив исследованные показатели исследуемого преступления, автор делает вывод, что на протяжении трех лет с 1999 по 2001 наблюдалась устойчивая тенденция роста преступности, пиком был 2001 I

    год, однако в 2002 году наблюдается заметное снижение. В 2003 году по Северо-Кавказскому военному округу также наблюдается снижение показателей преступности, однако уровень таких преступлений, как превышение должностных полномочий продолжает расти. Это, в первую очередь, свидетельствует о внутренних процессах* происходящих в Вооруженных Силах. Проведенный автором анализ показателей такого вида преступности, как превышение должностных полномочий, свидетельствовал о недостаточной эффективности профилактической работы, проводимой среди должностных лиц Вооруженных Сил, других войск и воинских формирований РФ.

    23

    По мнению автора, под условиями, способствующими совершению преступления, понимаются конкретные недостатки в деятельности государственных учреждений, командования, хозяйствующих субъектов, отдельных военнослужащих и граждан, объективно облегчившие совершение преступления и способствовавшие наступлению преступного результата.

    По мнению диссертанта причины и условия превышения полномочий военнослужащими в Вооруженных Силах, других войсках и воинских формированиях РФ можно условно разделить на две группы -общего и специального характера. К первой группе детерминант, по мнению диссертанта, относятся общие проблемы и факторы социально-экономического, политического, идеологического, культурного, национального, психологического, организационно-управленческого и медико-биологического характера. Это те факторы, которые влияют на преступность в Вооруженных Силах Автор исследует причины и условия данных преступлений общего характера, но в их специфическом преломлении для Вооруженных Сил - данные особенности причин и условий заключены не столько в их содержании, сколько в своеобразном преломлении общих причин через условия жизни, быта и деятельности военнослужащих, а также через обстоятельства и условия, способствующие совершению превышения должностных полномочий в частях, формированиях и подразделениях РФ. Автор предлагает, для обеспечения раскрываемости таких преступлений и пресечения готовящихся общественно опасных деяний, необходимо создать в Вооруженных Силах России подразделения криминальной полиции.

    Немаловажное значение при исследовании причин преступного превышения полномочий в Вооруженных Силах, других войсках и воинских формированиях, по мнению диссертанта, имеет исследование личности должностного преступника. Автор последовательно её анализирует. По мнению автора, причины конкретного преступления представляют собой сложное взаимодействие многих распределенных во времени и пространстве явлений и процессов, породивших преступное поведение.

    Таким образом, по мнению автора, к особенностям детерминации превышения полномочий в Вооруженных Силах РФ, других войсках и воинских формированиях могут быть отнесены: повышенная значимость идеологических факторов; большая зависимость Вооруженных Сил от государственного финансирования и обеспечения (иные виды финансирования обычно носят криминальный характер); существование механизмов блокирования как внешних, так и внутренних криминогенных источников.

    Борьба с превышением должностных полномочий в Вооруженных Силах, других войсках и воинских формированиях должна предполагать не только противодействие данным преступным деяниям, но также и их

    24

    предупреждение. Традиционно система предупреждения данных преступлений предполагает общие и специальные меры.

    Прежде всего, автор исследует общепредупредительные меры -общество нуждается в четком формулировании концепции национальной безопасности, отраженной в законе. Идеологическое обеспечение престижности военной службы - необходимое условие оздоровления армии. Вооруженным Силам необходима реформа. В данный момент, одним из радикальных способов оздоровления обстановки в Вооруженных Силах может быть определение функциональной специализации воинских частей. Под функциональной специализацией воинских единиц подразумевается четкое разделение боевых, производственно-хозяйственных и исправительно-дисциплинарных функций. Многофункциональность оказывается причиной отрицательного отношения к военной службе. Автору представляется, что при аттестации подчиненных офицеров необходимо обращать особое внимание на результаты и эффективность проводимой ими работы по выявлению причин и условий, способствующих совершению преступлений, принимаемые в связи с этим меры и учитывать это в дисциплинарной практике и кадровых назначениях.

    Далее диссертант исследует формы общей и индивидуальной профилактической работы командующих, командиров и начальников по предупреждению превышений должностных полномочий воинскими должностными лицами.

    Диссертант считает также необходимым ввести ряд норм о материальной ответственности военнослужащих; о декларировании доходов и расходов должностными лицами Вооруженных Сил, других войск и воинских формирований; о совершенствовании воинского контрольно-ревизионного аппарата.

    Автор выделил ряд направлений предупредительной работы и отметил, что предупредительная работа по противодействию противоправным проявлениям в войсках не должна носить разовый характер, а должна базироваться на постоянной и целенаправленной системе мер, использующей достижения социологии, педагогики, психологии, психиатрии, криминологии и различных отраслей права; на принципах системности, адекватного обеспечения, развития, участия всех членов общества и, конечно же, гуманизма.

    В заключении формулируются основные выводы диссертационного исследования, наиболее значимые из которых изложены в тексте настоящего автореферата при характеристике соответствующих разделов работы.

    25

    Основные положения диссертации отражены в следующих работах:

    1. Улезько СИ., Берестов В.П. Уголовная ответственность за превышение должностных полномочий в Вооруженных Силах // Юридический вестник. Ростов-на-Дону: Изд-во РГЭА, 1999, № 3. - 0,1 (0,05) п. л.;

    2. Берестов В.П. Воинский начальник как субъект должностного преступления. Сб. статей: Потерпевший от преступления (уголовно-правовой, уголовно-процессуальный, криминологический и психолого-медицинский аспекты). Ростов-на-Дону: Изд-во РГЭА «РИНХ», 2003. - 0,1 п. л.;

    3. Берестов В.П. История развития законодательства о превышении должностных полномочий в Вооруженных Силах России. Учебное издание. Ростов-на-Дону: Изд-во РГУ, 2003. - 1,4 п. л.

     

Информация обновлена:31.01.2005


Сопутствующие материалы:
  | Персоны | Защита диссертаций 
 

Если Вы не видите полного текста или ссылки на полный текст книги, значит в каталоге есть только библиографическое описание.

Copyright 2002-2006 © Дирекция портала "Юридическая Россия" наверх

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
Rambler's Top100 Яндекс цитирования

Редакция портала: info@law.edu.ru
Участие в портале и более общие вопросы: reception@law.edu.ru
Сообщения о неполадках и ошибках: system@law.edu.ru