Учиться в России!
Регистрация »» // Логин:  пароль:

Федеральный правовой портал (v.3.2)
ПОИСК
+ подробный поиск
Подняться выше » Главная/Все книги/

Источник: Электронный каталог отраслевого отдела по направлению «Юриспруденция»
(библиотеки юридического факультета) Научной библиотеки им. М. Горького СПбГУ

Правовое регулирование посткриминального поведения несовершеннолетних :

АР
А187 Авдеев, В. А. (Вадим Авдеевич).
Правовое регулирование посткриминального поведения
несовершеннолетних :Автореферат диссертации на соискание
ученой степени доктора юридических наук. Специальность 12.
00.08 - Уголовное право и криминология ; Уголовно-
исполнительное право /В. А. Авдеев ; Науч. конс. И. Я.
Козаченко. -Екатеринбург,2002. -50 с.-Библиогр. : с. 46 -
49.30. ссылок
60,00 руб.
Материал(ы):
  • Правовое регулирование посткриминального поведения несовершеннолетних
    Авдеев, В. А.

    Авдеев, В. А.

    Правовое регулирование посткриминального поведения несовершеннолетних :Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора юридических наук.

    Общая характеристика работы

    Актуальность темы диссертационного исследования. Происходящие в стране социально-экономические, политико-правовые преобразования неизбежно отражаются на динамике и структуре преступности несовершеннолетних, которые оказывают существенное воздействие на процесс социализации подрастающего поколения. Это создает реальные предпосылки для сохранения и развития общей и рецидивной преступности, актуализируя проблему правового контроля над данным социальным явлением. Одним из направлений усиления государственного контроля над преступностью несовершеннолетних является усовершенствование сложившегося механизма правового регулирования посткриминального поведения исследуемой категории лиц, обусловленного неэффективностью применяемых к ним мер уголовно-правового характера и действующей системы наказаний, качественным изменением общности осужденных, отсутствием благоприятных условий для их ресоциализации и адаптации в обществе.

    Правовое поведение лица, совершившего преступление в возрасте от 14 до 17 лет, регулируется рядом норм уголовного, уголовно-процессуального и уголовно-исполнительного законодательства, предусматривающих особенности уголовной ответственности несовершеннолетних, особый порядок производства по делам указанной категории лиц и исполнения наказания. Вместе с тем, узкоотраслевая регламентация норм криминального цикла не всегда содействует их эффективной практической реализации. Анализ действующего законодательства и практики его применения указывает на определенный дисбаланс в нормативно-правовых актах, регулирующих послепреступное поведение несовершеннолетних. По данным проведенного автором эмпирического исследования, большая часть несовершеннолетних (64,3%) оказывается в местах лишения свободы после, целенаправленной и

    3

    продолжительной работы с ними различных уполномоченных государственных органов и должностных лиц. Попадание подростка или юноши[1] в сферу внимания уголовной юстиции интенсифицирует процесс деформации его правового сознания. Длительный и тесный контакт с ближайшим криминальным окружением на разных стадиях развития уголовного правоотношения создает благоприятные предпосылки для концентрации внимания подростка на нормах, проповедуемых тюремной субкультурой. В этой связи представляется оправданным создание комплексного правового механизма, стимулирующего избрание несовершеннолетним после совершения преступления социально полезной линии поведения.

    Несмотря на свою актуальность, избранная автором тема не стала предметом специального изучения на диссертационном и монографическом уровнях. Однако следует отметить ряд работ, близких к объекту настоящего исследования. Вопросам правового регулирования посткриминального поведения личности были посвящены докторские диссертации Р.А. Сабитова (1988 г.) и Н.Э. Звечаровского (1993 г.). Проблемы освобождения от уголовной ответственности, наказания и его отбывания нашли освещение в работах Х.Д. Аликперова, С.И. Зельдова, С.Н. Сабанина, В.В. Скибицкого, Ю.М. Ткачевского, Т.Ж. Атжапова, Ю.Н. Емельянова, М.К. Свиридова и А.Е. Якубова. Назначение и исполнение наказания, включая лишение свободы, стало предметом исследований В.М. Анисимкова, А.В. Бриллиантова, Г.С. Гаверова, М.А. Ефимова, А.С. Михлина, П.Г. Пономарева, А.А. Рябинина, В.А. Селиверстова, Н.А. Стручкова, О.В. Старкова, А.В. Шамиса и В.Е. Южанина. Институт лишения свободы несовершеннолетних получил частичное отражение в трудах Г.Н. Андреевой, Ф.А. Вестова, Г.В. Дровосекова, Ю.А. Кашубы, А.Н. Кондусова и В.Н. Машкова. Достижению целей уголовного

    4

    наказания в период его исполнения, ресоциализации осужденных и их последующей социальной адаптации посвящены докторские диссертации В.И. Горобцова, В.И. Игнатенко, В.А. Никонова, А.Ф. Сизого и кандидатские диссертации Н.В. Киселева, В.И. Козюберды, О.А. Малышевой, А.А. Раськевича, В.В. Смышляева, Н.И. Титова, К.В. Трусова и А.В. Хребтова. Применительно к несовершеннолетним они исследовались в кандидатских диссертациях С.В. Бусурина, Ю.В. Жулевой, Л.С Халдеева и С.В. Шатилова. Современные проблемы уголовно-правового регулирования общественных отношений рассматривались в докторских диссертациях Н.М. Кропачева и Б.В. Яцеленко. Процесс реализации посткриминального контроля исследовался в докторской диссертации О.В. Филимонова. Отдельные аспекты правового регулирования ответственности несовершеннолетних затрагивались в монографии Я.Н. Шевченко.

    Многочисленность проведенных теоретических изысканий в областях, близких к предмету настоящего исследования, тем не менее, оставляют открытым вопрос специфики правового регулирования посткриминального поведения исследуемой категории лиц.

    Актуальность создания комплексной системы правового регулирования послепреступного поведения несовершеннолетних в условиях продолжающейся реформы отечественного законодательства предопределила выбор темы диссертационного исследования и основные направления ее разработки.

    Цель и задачи исследования. На основе вовлечения в научный оборот обширной теоретической, законодательной и эмпирической базы автор ставит своей целью разработать в условиях, происходящих в стране социально-экономических, политических и идеологических преобразований эффективную модель правового регулирования посткриминального поведения несовершеннолетних. Комплексный подход к проведению исследования,

    5

    предусматривающий целесообразность изучения исторического опыта, взаимодействия норм уголовного, уголовно-процессуального и уголовно-исполнительного законодательства, предопределил необходимость решения следующих задач:

    - установить закономерность появления механизма правового регулирования посткриминального поведения несовершеннолетних в зарубежном и отечественном законодательстве;

    - проследить процесс формирования и динамику развития отечественной системы правового регулирования посткриминального поведения несовершеннолетних;

    - выявить предпосылки особого порядка реализации правового регулирования посткриминального поведения несовершеннолетних;

    - раскрыть особенности правовых норм, предопределяющих специфику правового регулирования посткриминального поведения несовершеннолетних;

    - определить стадии правового регулирования посткриминального поведения несовершеннолетних и их место в этом механизме;

    - обозначить недостатки нормативной регламентации правового регулирования посткриминального поведения несовершеннолетних на различных стадиях развития уголовного правоотношения и предложить возможные пути их устранения;

    - охарактеризовать место пенитенциарного механизма в структуре правового регулирования посткриминального поведения несовершеннолетних и детерминанты его недостаточной эффективности на современном этапе;

    - разработать основные направления совершенствования пенитенциарного механизма правового регулирования посткриминального поведения несовершеннолетних;

    - осветить недостатки в работе уполномоченных государственных органов и должностных лиц, деятельность которых связана с осуществлением

    6

    этого процесса на отдельных стадиях, и предложить наиболее вероятные способы ее реформирования;

    - на основании анализа действующего законодательства криминального профиля и изучения практики исследовать место и значение завершающего этапа правового регулирования посткриминального поведения несовершеннолетних в процессе социальной адаптации.

    Методологическая и теоретическая основа исследования. При изучении, анализе и обобщении теоретического, законодательного и эмпирического материала, научном обосновании выводов исследования автор руководствовался общим диалектическим и частнонаучными: формально-юридическим, историческим, социологическим, сравнительно-правовым, логическим и системно-структурным методами познания.

    Исследование процесса формирования и развития механизма правового регулирования посткриминального поведения несовершеннолетних, конструирование современной модели межотраслевого взаимодействия норм криминального цикла предопределили изучение работ по общей теории государства и права, уголовному, уголовно-процессуальному, уголовно-исполнительному праву, криминологии и юридической психологии: С.С. Алексеева, Х.Д. Аликпсрова, Ю.М. Лнтопяиа, М.И. Арсеньева, З.А. Астемирова, М.М. Бабаева, И.П. Башкатова, Н.А. Беляева, Л.И. Божович, И.В. Волгаревой, Г.С. Гаверова, М.Н. Гернета, Н.П. Грабовской, Н.И. Гуковской, А.И. Долговой, В.Д. Ермакова, М.А. Ефимова, Г.И. Забрянского, И.Э. Звечаровского, С.И. Зельдова, Н.Г. Иванова, В.И. Игнатенко, Л.В. Иногамовой, И.И. Карпеца, С.Г. Келиной, И.Я. Козаченко, И.С. Кона, В.А. Крутецкого, В.Н. Кудрявцева, Л.В. Кузнецовой, Н.Ф. Кузнецовой, Н.С. Лейкиной, В.В. Лунеева, П.И. Люблинского, Л.Ф. Мартыняхина, Э.Б. Мельниковой, Г.М. Миньковского, А.С. Михлина, Э.Я. Немировского, В.В. Николкжа, В.В. Орехова, В.В. Панкратова, С.В. Познышева, Л.М. Прозументова, В.Я. Рыбальской, С.Н.

    7

    Сабанина, Р.А. Сабитова, М.К. Свиридова, О.В. Ситковской, Н.Г. Сергиевского, В.В. Скибицкого, М.А. Скрябина, Б.А. Спасенникова, Н.А. Стручкова, Н.С. Таганцева, Ю.М. Ткачевского, Б.А. Филимонова, И.Я. Фойницкого, Г.Ф. Хохрякова, М.Д. Шаргородского, Я.Н. Шевченко, И.В. Шмарова, Д.Б. Эльконина, A.M. Яковлева и А.Е. Якубова.

    В основу диссертационного исследования было положено выявление и изучение нормативно-правовой базы, регламентирующей механизм правового регулирования посткриминального поведения несовершеннолетних: Полное Собрание Законов Российской Империи, Свод Законов Российской Империи, законодательство криминального цикла советского и постсоветского периодов, Конституция Российской Федерации и международно-правовые акты.

    Эмпирическую базу работы составили результаты проведенного автором социологического исследования с использованием методов анкетирования и интервьюирования.

    По специально разработанным автором анкетам были произведены: а) опрос и анкетирование 470 специалистов, в число которых вошли следователи органов внутренних дел и прокуратуры, сотрудники ОППН, комиссий по делам несовершеннолетних и защите их прав, реабилитационных и исправительных центров, специализированных учебно-воспитательных заведений для несовершеннолетних, судьи и представители администрации воспитательных колоний; б) анкетирование 597 осужденных за преступления, совершенные до наступления совершеннолетия, и отбывающих наказание на территории Прибайкальского и Забайкальского регионов Российской Федерации.

    Дополнительной эмпирической базой послужили статистические данные о преступности, мерах уголовно-правового характера и наказания, лицах, совершивших преступление на территории России (за период с конца 19 в. до 1917 г.), СССР и РСФСР (за период с 1917 по 1990 гг.), Российской Федерации (за период с 1990 по 2000 гг.), по Прибайкальскому и Забайкальскому регионам

    8

    (за период с 1988 по 2001 гг.); результаты конкретно-прикладных исследований, опубликованные в печати, и материалы судебной практики.

    Научная новизна исследования. Настоящая диссертация является специальным монографическим комплексным исследованием теоретических и практических вопросов правового регулирования посткриминального поведения несовершеннолетних. Используя исторический опыт правового регулирования послепреступного поведения указанной категории лиц, действующее законодательство и практику его применения, автор разработал новый подход к решению проблемы правового регулирования посткриминального поведения несовершеннолетних. Предложенная диссертантом теоретическая концепция предусматривает установление взаимосвязи норм уголовного, уголовно-процессуального и уголовно-исполнительного законодательства, стимулирующих процесс изменения правового сознания подростка. Рассматривая совокупность норм криминального цикла как единый правовой механизм, содействующий ресоциализации и социальной адаптации подростка, автор предлагает самостоятельную систему карательно-поощрительного стимулирования, функционирующую на допенитенциарной, пенитенциарной и постпенитенциарной стадиях развития зтоловного правоотношения.

    Это подтверждается следующими положениями и выводами, выносимыми на защиту:

    - становление правового регулирования посткриминального поведения несовершеннолетних происходит в условиях образования древневосточных государств, в законодательстве которых тюремное заключение выступает альтернативой смертной казни ввиду приоритетной зашиты интересов представителей привилегированных сословий;

    - появление правового регулирования посткриминального поведения несовершеннолетних в отечественном законодательстве связано с

    9

    возникновением древнерусского государства, заимствовавшего у западноевропейских стран институт лишения свободы, назначаемый в России с учетом специфических возрастных и психологических особенностей. Под воздействием социально-экономических и политико-правовых преобразований XIX - начала XX вв. складывается система правового регулирования посткриминального поведения несовершеннолетних, характеризуемая введением института условно-досрочного освобождения. Развитие отечественной системы правового регулирования посткриминального поведения несовершеннолетних на качественно новой основе продолжается в советский и постсоветский периоды, когда на смену карательной политике государства приходят меры медико-психологического и педагогического характера;

    - создание самостоятельной системы правового регулирования посткриминального поведения несовершеннолетних обусловлено присущими им возрастными и социально-психологическими особенностями, незавершенностью формирования их личности, особой восприимчивостью мер карательно-поощрительного характера, возможностью использования воспитательных и педагогических средств в отношении исследуемого контингента осужденных;

    - нормативную основу правового регулирования посткриминального поведения несовершеннолетних составляет совокупность норм, закрепленных в уголовном, уголовно-процессуальном и уголовно-исполнительном законодательстве, предусматривающем особый порядок привлечения несовершеннолетних к уголовной ответственности, производства по делам указанной категории лиц, применения мер уголовно-правового характера и исполнения наказания;

    - разработка эффективного механизма правового регулирования посткриминального поведения несовершеннолетних требует последовательного

    10

    взаимодействия карательно-поощрительного комплекса норм криминального цикла, действующего на допенитенциарной, пенитенциарной и постпенитенциарной стадиях развития уголовного правоотношения. Индивидуализация и дифференциация мер уголовно-правового характера и наказания, предусмотренные на каждой стадии в зависимости от уровня деформации правового сознания подростка, способствуют его ресоциализации и успешной адаптации в обществе;

    - основным недостатком действующей системы правового регулирования посткриминального поведения несовершеннолетних следует признать существующий в законодательстве и на практике дисбаланс карательно-поощрительных норм на допенитещиарнои и пенитенциарной стадиях развития уголовного правоотношения. Его устранению на допенитенциарной стадии должно способствовать расширение действия правового поля института безусловного освобождения подростка от уголовной ответственности. Повышение качества карательно-воспитательного процесса на пенитенциарной стадии предполагает целесообразность законодательного оформления института условного осуждения несовершеннолетних;

    - особое место в системе правового регулирования пост криминального поведения несовершеннолетних занимает пенитенциарный механизм, действие которого распространяется на категорию подростков со значительными деформациями правового сознания и психики, что является основанием для назначения наказания в виде лишения свободы. Доминирующие асоциальные взгляды, представления и принципы в условиях строгой изоляции от общества осложняют процесс ресоциализации осужденного и его социальной адаптации;

    - совершенствование пенитенциарного механизма требует создания целостной, логически стройной и последовательной системы правового стимулирования пенитенциарного поведения несовершеннолетнего осужденного, спроектированной с учетом присущих ему возрастных и

    11

    социально-психологических особенностей и базирующейся на взаимодействии норм уголовного и уголовно-исполнительного законодательства. Приоритетное место в системе правового стимулирования отводится институту условно-досрочного освобождения несовершеннолетних в силу его сравнительно высокого поощрительного потенциала, позволяющего освобождать воспитанника из пенитенциарного учреждения, снимая тем самым с него обременения и обязанности осужденного к лишению свободы;

    - завершающим этапом правового регулирования посткриминального поведения несовершеннолетних является постпенитенциарный механизм, представленный в настоящее время институтом судимости, стимулирующим восстановление социально-полезных функций. Предпосылкой успешной социальной адаптации освобожденного выступает процесс его ресоциализации в условиях пенитенциарного учреждения, контролируемый уголовно-исполнительной инспекцией при содействии органа местного самоуправления;

    - отсутствие взаимосвязи в деятельности государственных органов и должностных лиц, задействованных в сфере правового регулирования посткриминального поведения несовершеннолетних, при высоком уровне их конформизма не позволяет установить объективную картину реализаций карательно-воспитательного процесса, осуществляемого на доиенитенциарной, пенитенциарной и постпенитенциарной стадиях. Для систематизации всех сведений, характеризующих личность подростка с момента его попадания в область внимания уголовной юстиции до прекращения уголовного правоотношения, в структуре местного самоуправления необходимо создать специализированный государственный орган, наделенный полномочиями комплексного решения вопросов ресоциализации несовершеннолетних осужденных и их социальной адаптации;

    - создание новой концепции требует изменения норм уголовного, уголовно-процессуального и уголовно-исполнительного законодательства,

    12

    направленного на формирование комплексной системы правового регулирования посткриминального поведения несовершеннолетних.

    Теоретическое значение результатов исследования заключается в разработке и в обосновании научной концепции формирования целостной системы правового регулирования посткриминального поведения несовершеннолетних, комплексное действие которой стимулирует процесс их ресоциализации и успешной социальной адаптации. Разработанные соискателем концептуально-теоретические основы решения социально-правовой проблемы создания действенной системы правового регулирования посткриминального поведения несовершеннолетних вносят определенный вклад в развитие теории уголовного, уголовно-процессуального и уголовно-исполнительного права. Предлагаемый диссертантом комплексный подход к решению указанной проблемы позволяет всесторонне и глубоко осмыслить достоинства и недостатки законодательства криминального цикла и практики его применения для теоретического обоснования логически стройной и последовательной системы правового регулирования посткриминального поведения рассматриваемой категории лиц.

    Диссертация призвана служить дальнейшему совершенствованию механизма правового регулирования посткриминального поведения несовершеннолетних, углублению теоретической и эмпирической базы в исследуемой области научного познания.

    Практическое значение результатов исследования определяется его направленностью на формирование единой межотраслевой системы правового регулирования посткриминального поведения несовершеннолетних, основанной на взаимодействии норм карательно-поощрительного содержания уголовного, уголовно-процессуального и уголовно-исполнительного законодательства. Создание комплексной системы стимулирует процесс реформирования правового сознания подростка на каждой стадии развития

    13

    уголовного правоотношения, содействует его ресоциализации и социальной адаптации. Успешное функционирование этой системы обеспечивается внесением соответствующих редакционных изменений в нормы отраслей законодательства криминального профиля и корректив в практику их применения на допенитенциарной и пенитенциарной стадиях формирования уголовного правоотношения.

    Сформулированные в диссертации положения и выводы могут быть использованы:

    - в правотворческой деятельности при совершенствовании норм уголовного, уголовно-процессуального и уголовно-исполнительного законодательства;

    - в следственно-судебной и пенитенциарной практике в процессе назначения и исполнения мер уголовно-правового характера и наказания;

    - в пенитенциарной и судебной практике в процессе реформирования правового сознания несовершеннолетнего осужденного посредством норм-стимулов в период отбывания наказания в виде лишения свободы;

    - в научно-исследовательской деятельности в процессе дальнейшей теоретической разработки обозначенных проблем;

    - в учебном процессе юридических факультетов и ВУЗов, в системе повышения квалификации следователей, судей и представителей воспитательных учреждений.

    Апробация результатов исследования. Диссертация подготовлена и обсуждена на кафедре Уголовного права Уральской государственной юридической академии.

    Основные положения, выводы и рекомендации нашли отражение в научных публикациях общим объемом 69,0 п.л., включая четыре монографических исследования, два учебных пособия, научные статьи и тезисы.

    14

    Полученные результаты исследования освещались автором на международных и региональных научно-практических конференциях и теоретических семинарах по проблемам правового регулирования посткриминального поведения несовершеннолетних (г. Иркутск -1995 - 2001 гг., г. Ростов-на-Дону - 1996 г., г. Москва - 1997 г., Екатеринбург - 2001 г.). Ряд предложений по совершенствованию уголовного и уголовно-исполнительного законодательства в части регламентации норм, составляющих основу правового регулирования посткриминального поведения несовершеннолетних, в 1995-1996 гг. направлялся в Государственную Думу Федерального Собрания РФ.

    Непосредственное внедрение диссертационного материала имело место в учебном процессе юридического факультета Иркутского государственного университета, судебно-следственного факультета Иркутской государственной экономической академии, Иркутского юридического института Генеральной прокуратуры РФ, Новосибирской государственной академии Экономики и Управления в рамках общего курса уголовного и уголовно-исполнительного права. Диссертантом разработан и преподается специальный курс «Правовое регулирование посткриминального поведения несовершеннолетних». Проблемы механизма правового регулирования посткриминального поведения несовершеннолетних освещались автором в процессе повышения квалификации в Иркутском юридическом институте Генеральной прокуратуры РФ прокурорско-следственных работников Сибири и Дальнего Востока.

    Положения диссертации использовались автором при подготовке типовой учебной программы курса уголовно-исполнительного права (Иркутск, 1997 г.) и учебного пособия по курсу уголовного права (Иркутск, 2000 г.).

    Структура работы. Диссертация состоит из введения, двух разделов, четырех глав, восьми параграфов, заключения, приложения и списка использованной литературы, изложенных на 523 страницах машинописного текста.

    15

    Содержание работы

    Во введении автор обосновывает актуальность избранной темы, определяет предмет, объекты, цель и задачи диссертационного исследования, анализирует степень научной разработанности, освещает теоретическую, нормативно-правовую и эмпирическую базу, обозначает методологическую основу, формулирует основные положения, выносимые на защиту, раскрывает теоретическую и научно-практическую значимость и формы апробации полученных результатов.

    Раздел первый - «Общая характеристика правового регулирования посткриминального поведения несовершеннолетних» - состоит из двух глав.

    В первой главе - «Эволюция правового регулирования посткриминального поведения несовершеннолетних» - прослеживается социально-экономическая и политико-идеологическая обусловленность формирования правового механизма в отношении исследуемой категории лиц.

    Одним из древнейших регуляторов послепреступного поведения личности является тюремное заключение, способствующее решению задач общей и специальной превенции и содействующее реализации принципа неотвратимости ответственности. Первые упоминания о тюрьме встречаются в законодательстве древневосточных государств. В условиях социальной поляризации общества в эпоху развития рабовладельческих отношений в законодательстве стран Восточной деспотии предпочтение отдавалось смертной казни, болезненным и членовредительским телесным наказаниям. Рост преступности в среде привилегированных сословий повлек избирательность мер уголовно-правового воздействия. Наряду с позорящими наказаниями в отношении представителей высших каст за преступления против государства и церкви стало назначаться заточение в тюрьму. При этом возраст и вменяемость не принимались во внимание законодателями данных стран.

    16

    Содержание осужденных возлагалось на их родственников либо проезжих лиц ввиду целенаправленного строительства тюрем на перекрестке торговых путей. Поступательное развитие общества в эпоху феодальных отношений внесло определенные положительные коррективы в процесс регулирования послепреступного поведения личности, связанные с дифференциацией ответственности взрослых и малолетних преступников. Первые упоминания о возрасте преступника в отечественном праве встречаются в Уставе Ярослава о земских делах (XI в.), согласно которому при недостижении 12 лет смертная казнь заменялась альтернативными видами наказания.

    Оформление системы крепостного права в России (XIV-XVI вв.) содействовало совершенствованию института лишения свободы. На смену помещения в «поруб» или «погреб» приходят экономически выгодные для государства тюремное заключение, ссылка на каторгу - галеры или рудники. Несмотря на регламентацию в Соборном Уложении 1649 г. предела малолетства (до 15 лет), принципы дифференциации и индивидуализации назначения и исполнения наказания не получили распространения на практике. Расширение сферы применения тюремного заключения при отсутствии достаточного финансирования предопределило содержание детей и подростков в тюрьмах совместно со взрослыми.

    Прогрессивные тенденции пенитенциарной политики Западной Европы, направленные на классификацию осужденных к тюремному заключению, оказали положительное влияние на процесс формирования отечественного законодательства. Первая попытка реализации идей эпохи Просвещения предпринимается в Указе Сената от 23 августа 1742 г., отграничившего эпоху малолетства 17-летним возрастным рубежом и исключившего возможность применения пытки, сечения кнутом и смертной казни к данной категории лиц. В Указе Екатерины II от 26 июня 1765 г. регламентируется понятие вменяемости, которое связывается законодателем с достижением возраста

    П

    десяти лет. Таким образом, впервые на законодательном уровне определяются возрастные рамки невменяемости, ограниченной и безусловной вменяемости.

    Социально-экономические реформы второй половины 18 в. повлекли изменение порядка исполнения наказания в виде лишения свободы. Созданное при непосредственном участии Екатерины II «Положение о тюрьмах» предусматривало раздельное содержание осужденных в зависимости от пола и тяжести совершенного деяния. Под влиянием европейского либерализма учреждаются Смирительные и Работные дома.

    Кардинальные изменения в пенитенциарной политике стран Западной Европы на рубеже XVIII-XIX вв. обусловили реформу отечественной тюремной системы, впервые акцентирующую внимание на исправлении осужденных посредством дифференциации Тюремной инструкцией от 25 мая 1831 г. режима отбывания наказания.

    Очередным шагом к созданию правового регулирования посткриминального поведения исследуемой категории лиц становится дифференцированный подход в Своде Законов Российской Империи 1832 г. к малолетним в зависимости от степени опасности совершенного преступления и их «разумения». Дальнейшее совершенствование учения о малолетних связано с принятием в 1845 г. Уложения о наказаниях уголовных и исправительных. Заимствуя нормы французского Уголовного кодекса 1810 г., российский законодатель закрепляет разграничение трех возрастных периодов, позволяющее малолетним нести полную или ограниченную ответственность.

    Резкий рост преступности во второй половине XIX в. среди малолетних, предопределенный ликвидацией системы крепостного права, содействовал учреждению широкой сети государственных исправительных приютов и колоний для детей и подростков, что создало благоприятные предпосылки для проведения целенаправленной воспитательной работы по предупреждению совершения ими новых преступлений. Принятый с этой целью 2 июня 1897 г.

    18

    Закон о малолетних и несовершеннолетних подсудимых предусматривал смягчение меры государственного принуждения при неосторожном преступлении ограничиваемого домашним исправительным наказанием со стороны опекунов или родителей.

    Детализация понятия «разумения» предпринимается в Уголовном Уложении 1903 г. Очередной всплеск детской преступности в начале XX в. сакцентировал внимание законодателя на вменяемости лица при установлении субъекта преступления. Невменяемым признается несовершеннолетний в возрасте от 10 до 17 лет, социальная незрелость которого подтверждается невозможностью осознания «свойства и значения» совершаемого им поступка.

    Последующие изменения в уголовно-правовой политике государства наметились с принятием новой редакции Уложения о наказаниях уголовных и исправительных, Устава о наказаниях, налагаемых мировыми судьями, и Закона об условно-досрочном освобождении в 1909 г. Одновременно с «наказательным» в русском праве закрепляется «наградное» направление посредством установления мер как карательного, так и поощрительного содержания. Используя положительный опыт США и стран Западной Европы, вводятся специализированные суды для несовершеннолетних, ориентированные на освобождение их от уголовного наказания и применение мер исправительно-воспитательного характера.

    Таким образом, проводимое на протяжении IX - начала XX вв. поэтапное реформирование отечественного законодательства, связанное с социально-экономическими и политико-идеологическими преобразованиями в России, предопределили создание в 1910 г. самостоятельной системы правового регулирования посткриминального поведения несовершеннолетних.

    Существенные изменения претерпевает правовое регулирование посткриминального поведения несовершеннолетних в советский период. На смену карательной политике государства в отношении рассматриваемой

    19

    категории лиц приходят меры медико-психологического и педагогического характера. В соответствии с Временной Инструкцией НКЮ РСФСР от 23 июля 1918 г. «О лишении свободы как мере наказания и о порядке отбывания такового» тюремное заключение заменяется содержанием несовершеннолетних в реформаториях и земледельческих колониях. Помимо этого создается широкая сеть испытательных заведений и карательно-лечебных учреждений для несовершеннолетних с психическими отклонениями.

    Значительную роль на пути формирования современной системы правового регулирования посткриминального поведения исследуемой группы лиц сыграла Инструкция НКЮ РСФСР «О досрочном освобождении» от 25 ноября 1918 г., закрепившая основание и условие применения условно-досрочного освобождения. Впервые в законодательстве нашел отражение вопрос, связанный с условиями отмены действия института условно-досрочного освобождения при совершении преступления в течение неотбытой части срока наказания.

    Обобщив двухлетний опыт борьбы с преступностью несовершеннолетних, Руководящие начала по уголовному праву РСФСР от 12 декабря 1919 г. установили новые возрастные границы исследуемой категории лиц - 14-18 лет. Степень «уразумения» противоправности деяния лицом, совершившим преступление, определялась комиссиями для несовершеннолетних. Передача материалов дела в суд допускалась в том случае, если комиссии выносили постановления о невозможности применения к несовершеннолетним мер медико-педагогического характера. Согласно «Инструкции комиссиям по делам несовершеннолетних» от 19 июня 1920 г. к мерам медико-педагогического характера стали относить беседу, разъяснение, помещение в детский дом или лечебно-воспитательное учреждение. С целью изоляции несовершеннолетних преступников от взрослых Наркомпрос учреждает специализированные приемники-распределители, различные детские

    20

    учреждения стационарного типа: школы-коммуны, трудовые дома, детские дома и трудовые колонии, призванные содействовать исправлению правонарушителя и воспитанию полезного члена общества. Используя обучение и труд как средство исправления несовершеннолетних преступников, законодатель в 1930 г., преследуя цель приобретения ими востребованной в обществе профессии, осуществляет реорганизацию трудовых домов в закрытые учебно-воспитательные заведения в виде школ фабрично-заводского ученичества и трудовых коммун ГУИТУ НКВД.

    Процесс исправления становится основанием для широкого применения условного осуждения и условно-досрочного освобождения. С принятием ИТК РСФСР 1924 и 1933 гг. правом установления контроля за применением условно-досрочного освобождения наделялись наблюдательные комиссии. Сокращению установленного приговором суда срока наказания способствовало введение нового поощрительного института - освобождения по зачетам рабочих дней, побуждающего осужденного трудиться с максимальной производительностью. Таким образом, происходящие в стране социально-экономические перемены предопределили переориентацию действующего законодательства от мер уголовно-правового и медико-педагогического характера на средства исправительно-трудового воздействия.

    Осознав целесообразность использования труда несовершеннолетних преступников, законодатель понижает возраст наступления уголовной ответственности в 1935 г. до 12 лет и упраздняет комиссии по делам I несовершеннолетних, препятствующие реализации хозяйственных задач. Нарастающая волна репрессий повлекла снижение уровня назначения условного осуждения с 30,1% до 3% и упразднение институтов условно-досрочного освобождения и освобождения по зачетам рабочих дней в 1939 г.

    Положительные тенденции в развитии правового регулирования послепреступного поведения несовершеннолетних наметились в послевоенный

    21

    период. Новый курс уголовной политики государства, направленный на гуманизацию ответственности исследуемой категории лиц, предусматривал либерализацию режима в местах лишения свободы и восстановление мер поощрительного порядка. МВД СССР в 1956 г. предприняло реформу трудовых и воспитательных колоний, направленную на укрепление материально-технической базы, политехнизацию школьного обучения и привлечение общественности к исправлению несовершеннолетних правонарушителей.

    Основы уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик 1958 г., УК РСФСР 1960 г., УПК РСФСР 1960 г. и НТК РСФСР 1970 г. ознаменовали новый этап в развитии системы правового регулирования посткриминального поведения несовершеннолетних. Впервые в истории отечественного законодательства под сомнение была поставлена незыблемая связь между преступлением и наказанием, что содействовало успешному формированию институтов освобождения от уголовной ответственности и наказания. Законодатель вводит принудительные меры воспитательного характера, применение которых связывается с совершением подростком преступления небольшой общественной опасности и возможностью его исправления без изоляции от общества. Совершенствование механизма правового регулирования послепреступного поведения рассматриваемой категории лиц сопровождалось повышением возраста уголовной ответственности и установлением более льготного режима ее реализации в сравнении со взрослыми. Совершение преступления в несовершеннолетнем возрасте становится смягчающим обстоятельством, исключающим возможность применения отдельных видов наказания. Весомое место в системе правового регулирования стал занимать институт условного осуждения. Регламентации подлежал порядок досрочного освобождения, позволяющий сокращать установленные в приговоре сроки наказания. Однако безусловный порядок досрочного освобождения, исключающий возможность установления

    22

    постпенитенциарного контроля, создавал благоприятную почву для повторного совершения преступления. Попыткой решить данную проблему стало принятие Положений о комиссиях по делам несовершеннолетних в 1961-1962 гг. посредством возложения на них контроля за поведением условно осужденных и досрочно освобожденных.

    Поэтому реформированию подлежали органы, исполняющие наказание. Воспитательные колонии для несовершеннолетних были преобразованы в специальные школы и профессионально-технические училища. Применение условно-досрочного освобождения и замены наказания более мягким возлагалось на расположенные в районе отбытия осужденным наказания органы суда. Порядок внесения представлений на применение указанных поощрительных мер предусматривал коллегиальность принятия решения органом, исполняющим наказание, комиссией по делам несовершеннолетних и наблюдательной комиссией. Существенное сокращение применения к подросткам наказания в виде лишения свободы вызвала законодательная регламентация новой меры уголовно-правового воздействия в форме отсрочки исполнения приговора (1977 г.). Однако внесенные в закон изменения не дали на практике ожидаемого результата. Подтверждением тому послужил удельный рост преступности несовершеннолетних на 8-10%. В результате широкого применения условного осуждения и отсрочки исполнения приговора резко ухудшился микроклимат воспитательно-трудовых учреждений. Усугублению положения способствовало начавшееся в 1985 г. оставление в колониях совершеннолетних лиц для оказания содействия администрации в организации процесса управления осужденными. Результатом такого карательно-воспитательного воздействия становится дальнейшая деформация правового сознания воспитанника и приобретение им антиобщественного опыта, содействующего совершению нового преступления.

    23

    Во второй главе - «Специфика правового регулирования посткриминального поведения несовершеннолетних» - освещаются предпосылки специальной регламентации и особенности правовых норм, регулирующих послепреступное поведение рассматриваемой группы лиц.

    Опыт истории становления системы правового регулирования посткриминального поведения несовершеннолетних демонстрирует целесообразность дифференцированного подхода к решению вопросов привлечения к уголовной ответственности, осуществления производства по делам указанной категории лиц и исполнения наказания. Выделение законодателем границ несовершеннолетнего возраста предопределяется возрастными и социально-психологическими особенностями.

    Научные исследования в области педагогики и психологии свидетельствуют о незавершенности процесса формирования личности к 14-17 годам. Динамичное развитие волевых качеств, ярко выраженное стремление к самоутверждению, повышенная эмоциональность, отсутствие необходимых опыта и знаний препятствуют созданию устойчивой системы ценностей, представлений и принципов, оказывающих влияние на выбор форм и линии поведения.

    Оперируя биологическими, социальными и психологическими этапами развития личности, дисциплины поведенческого цикла вводят понятие «психологического возраста», предопределяющего возрастные рамки уголовной ответственности несовершеннолетних. Юридические границы несовершеннолетнего возраста объясняются возможностью подростком осознавать антиобщественный характер отдельных поступков к 14 годам, осмысливать поведение как асоциальное на рубеже 16 лет и полностью осознавать свою вину лишь к 18 годам. Учет этих особенностей приобретает особую значимость при оценке государством в лице правоприменительных органов степени общественной опасности преступления и личности виновного.

    24

    Соответственно, специфические особенности, присущие несовершеннолетним, учитываются при избрании меры уголовно-правового, воспитательного или предупредительного характера. Это связано с особенностями процесса социализации подростков. Свойственная им восприимчивость мер карательно-воспитательного воздействия обусловливает особый порядок организации и проведения работы с ними на каждой стадии развития уголовного правоотношения, направленной на снятие противоправных форм поведения или устранение асоциальных установок индивида.

    Современное правовое регулирование посткриминального поведения несовершеннолетних с учетом присущих им возрастных и социально-психологических особенностей осуществляется посредством специфических норм, содержащихся в уголовном, уголовно-процессуальном и уголовно-исполнительном законодательстве. Выделение специальных норм, распространяющихся только на несовершеннолетних, обусловлено особым вниманием к ним законодателя, стремящегося обеспечить целенаправленное уголовно-правовое воздействие на индивидуально определенную группу лиц для достижения максимального положительного эффекта. Такой конечный результат становится возможным лишь при условии взаимодействия карательно-поощрительного комплекса норм материального и процессуального содержания, создающего благоприятные предпосылки для сбалансированного и последовательного их применения на практике. Разумеется, для этого требуется достаточно совершенная законодательная конструкция, наличие которой позволит выработать эффективный механизм правового регулирования посткриминального поведения несовершеннолетних.

    Для включения механизма правового регулирования послепреступного поведения несовершеннолетнего необходимо, чтобы на момент совершения преступления он достиг возраста уголовной ответственности и был вменяемым. Вместе с тем противоречивая природа уголовно-правовых норм, помещенных в

    25

    ст.ст.20-22 УК РФ, создает вполне объяснимые препятствия для его полноценного использования на практике.

    Последовательный ход правового регулирования посткриминального поведения исследуемой категории лиц изначально нарушается несовершенством уголовно-правовой нормы, отраженной в ч.3 ст.20 УК РФ, согласно содержанию которой предлагается освобождать от уголовной ответственности ограниченно вменяемых несовершеннолетних. Но отставание в психическом развитии, не связанное с психическим расстройством, не может быть правовым основанием для освобождения подростка от уголовной ответственности, т.к. это противоречит позиции субъективного вменения, на которой построены уголовно-правовые нормы, содержащиеся в ст.ст. 19-22 УК РФ. В результате наличие по существу единого юридического критерия в нормах, закрепленных в ч.З ст.20 и ст.22 УК РФ, предполагает совершенно различные правовые последствия. Такой подход нарушает общую законодательную конструкцию уголовно-правовых норм и препятствует правовому регулированию послепреступного поведения лиц, не достигших совершеннолетия. Устранению указанного препятствия, на наш взгляд, может способствовать использование общей формулы юридического критерия невменяемости при обнаружении отставания в психическом развитии подростка, не связанного с психическими расстройствами. Тогда основанием для освобождения несовершеннолетнего от уголовной ответственности становится его способность к осознанно-волевому поведению, что исключает половинчатость нормы, содержащейся в ч.3 ст.20 УК РФ, которую логичнее отнести к категории невменяемости.

    Таким образом, выстраивается последовательная цепочка правового регулирования посткриминального поведения вменяемых и невменяемых несовершеннолетних. В зависимости от их способности к осознанно-волевому поведению избирается адекватная мера правового, медицинского или

    26

    воспитательного воздействия, содействующая ресоциализации и успешной социальной адаптации подростков и юношей в возрасте от 14 до 17 лет.

    Совершенствованию правового регулирования посткриминального поведения несовершеннолетних, по мнению законодателя, должна способствовать уголовно-правовая норма об ограниченной вменяемости (ст.22 УК РФ), посредством которой он пытается учесть усредненное состояние личности (между нормой и патологией) в момент совершения преступления. Между тем, используемая законодателем терминология, в известной мере, характеризует состояние невменяемости и не вписывается в содержание ст.22 УК РФ. В этой связи автор предлагает: 1) выработать нормативное определение понятия вменяемости, сравнение которого с невменяемостью позволит установить промежуточное между ними звено на законодательном уровне; 2) указанные категории следует расположить в действующем законе в такой последовательности, чтобы не нарушать общий концептуальный подход последовательного установления общих условий для привлечения субъекта к уголовной ответственности. Вполне последовательной представляется регламентация возраста наступления уголовной ответственности в ст.20 УК РФ, понятия вменяемости - в ст.21 УК РФ, а категории невменяемости - в ст,22 УК РФ в следующей редакции:

    Статья 20. Возраст наступления уголовной ответственности

    1. Оставить в прежней редакции.

    2. Оставить в прежней редакции.

    3. Исключить.

    Статья 21. Вменяемость

    1. Уголовной ответственности подлежит вменяемое лицо, которое при совершении деяния, предусмотренного Особенной частью настоящего Кодекса, осознавало значение своих действий (бездействия) и могло ими руководить.

    27

    2. Уголовной ответственности подлежит ограниченно вменяемое лицо, которое при совершении деяния, предусмотренного Особенной частью настоящего Кодекса, не в полной мере осознавало значение своих действий (бездействия) и могло ими руководить вследствие аномалий психики.

    3. Аномалии психики, не исключающие вменяемости, учитываются судом при назначении наказания и могут служить основанием для назначения принудительных мер медицинского характера.

    Примечание. Под аномалиями психики, не исключающими вменяемости, понимаются такие неболезненные нарушения ее регуляторной функции, которые затрудняют способность лица осознавать общественную опасность совершаемого деяния и устанавливать волевой контроль за своим поведением.

    Статья 22. Невменяемость

    1. Уголовной ответственности не подлежит невменяемое лицо, которое при совершении общественно опасного деяния не могло осознавать значение своих действий (бездействия), либо руководить ими вследствие болезненного психического расстройства.

    2. Уголовной ответственности не подлежит невменяемый несовершеннолетний, который при совершении общественно опасного деяния не мог осознавать значение своих действий (бездействия), либо руководить ими вследствие существенного отставания в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством.

    3. Лицу, совершившему предусмотренное уголовным законом общественно опасное деяние в состоянии невменяемости, судом могут быть назначены принудительные меры медицинского характера, предусмотренные настоящим Кодексом.

    Последовательное изложение общих норм, регулирующих посткриминальное поведение несовершеннолетних, создает благоприятные предпосылки для использования карательных, воспитательных и медицинских

    28

    мер в процессе индивидуализации и дифференциации их ответственности с учетом возрастных, социально-психологических и психофизиологических особенностей подростков. Логически последовательная законодательная конструкция призвана содействовать повышению эффективности деятельности правоприменительных органов в отношении исследуемой категории лиц.

    Раздел второй - «Механизм правового регулирования посткриминального поведения несовершеннолетних» - состоит их двух глав.

    В третьей главе - «Стадии правового регулирования посткриминального поведения несовершеннолетних» - прослеживается взаимодействие допенитенциарного и пенитенциарного воздействия на сознание подростка после совершения преступления.

    Правовое регулирование посткриминального поведения

    несовершеннолетних осуществляется в современный период с учетом присущих им особенностей преимущественно на допенитенциарной и пенитенциарной стадиях развития уголовного правоотношения. В результате все ошибки и просчеты, имевшие место на данных, стадиях, дополняются отсутствием надлежащего контроля на постпенитенциарном этапе и в концентрированном виде проявляются в обществе. Поэтому требуется сбалансированная регламентация норм на всех трех стадиях развития уголовного правоотношения, когда последующая восполняет пробелы предыдущей. В итоге действует отлаженный механизм правового регулирования посткриминального поведения несовершеннолетних, способствующий их ресоциализации и успешной адаптации в обществе.

    Регулирование послепреступного поведения несовершеннолетних автор предлагает осуществлять посредством взаимодействия норм трех отраслей законодательства, совокупность которых позволит решить комплексную задачу установления правового и социального контроля над преступностью исследуемой категории лиц. Ведущая роль отводится уголовно-правовым

    29

    нормам, выступающим законодательной основой для корректирования поведения подростка на определенной стадии развития общественных отношений. Уголовное и уголовно-исполнительное законодательство содействует реализации и обеспечению жизнедеятельности уголовно-правовых норм, используемых в ходе правового регулирования посткриминального поведения несовершеннолетних.

    Каждая стадия правового регулирования посткриминального поведения несовершеннолетних формируется на базе норм уголовного права, действие которых подкрепляется нормами процессуальной направленности. Допенитенциарная стадия строится на нормах Общей и Особенной частей Уголовного кодекса и дополняется нормами уголовно-процессуального законодательства. Они регулируют послепреступное поведение подростка посредством потенциального поощрения, исключающего возможность привлечения его к уголовной ответственности либо существенно снижающего меру назначенного ему наказания. Компромиссное законодательное решение стимулирует позитивное социально одобряемое поведение несовершеннолетнего, стремящегося загладить причиненный или предотвратить потенциальный вред охраняемым уголовным законом общественным отношениям.

    Существенное расширение перечня общих и специальных норм, направленных на регулирование послепреступного поведения лиц в возрасте от 14 до 17 лет свидетельствует о повышении поощрительного потенциала современного законодательства криминального цикла и формировании нового направления уголовно-правовой политики в отношении исследуемой группы лиц. Этому способствует совершенствование системы допенитенциарного регулирования посткриминального поведения несовершеннолетних, в содержании которой существенно сокращается или исключается карательный потенциал действия уголовно-правовых норм.

    30

    Правовому регулированию посткриминального поведения подростков на допенитенциарной стадии предшествует правовой контроль за их девиантным поведением, изначально устанавливаемый центрами временной изоляции для несовершеннолетних правонарушителей органов внутренних дел. При всей полезности решаемых ими задач они создают условия для общения детей и подростков только с отклоняющимся поведением, что неизбежно отражается на их дальнейшей деятельности.

    Во избежание отрицательного воздействия центров, автор предлагает установить дифференцированное размещение подростков в зависимости от возраста, категории правонарушения, уровня социальной и педагогической запущенности. При этом государственную задачу правового регулирования правонарушающего поведения несовершеннолетнего следует решать в каждом регионе на уровне органа местного самоуправления, который должен быть заинтересован в его ресоциализации и успешной социальной адаптации. Тогда исчезнет ведомственная заинтересованность и момент установления правового контроля над правонарушителем перестанет ассоциироваться в обществе с началом его преступной карьеры.

    Правовой контроль за подростком ужесточается в случае совершения им общественно опасного деяния, предусмотренного уголовным законом. Невозможность привлечения виновного к уголовной ответственности, в большинстве случаев, диктует необходимость направления его в специальное учебно-воспитательное заведение закрытого типа, пребывание в котором j традиционно не дает ожидаемого положительного результата. Причиной тому является концентрация в них значительного числа социально запущенных индивидов, создающих благоприятные предпосылки для искажения правового сознания подростка и формирования стойкой линии правонарушающего поведения. Продолжительное содержание в указанной криминальной среде по существу делает необратимым процесс его дезадаптации в обществе.

    31

    Длительный отрыв от условий обычной микросреды увеличивает дистанцию между подростком и обществом пропорционально периоду изоляции. Более того, общение со сферой уголовной юстиции в раннем возрасте оказывается настолько губительным для подростка, что позитивное его поведение после совершения преступления уже не имеет правового значения. Поэтому освобождение от уголовной ответственности к нему, как правило, не применяется, что исключает допенитенциарное правовое регулирование посткриминального поведения несовершеннолетнего со всеми вытекающими отсюда последствиями.

    Сложившийся на практике дисбаланс применения норм допенитенциарного и пенитенциарного регулирования посткриминального поведения лиц в возрасте от 14 до 17 лет обусловливается существующим стереотипом мышления, ориентирующим уполномоченные государственные органы и должностных лиц именно на меры карательного воздействия. Изначально страхуясь, правоприменитель использует более суровый механизм правового регулирования их послепреступного поведения.

    Кардинальному изменению ситуации в области допенитенциарного правового регулирования посткриминального поведения несовершеннолетних может содействовать предложенное автором реформирование норм криминального цикла и практики их применения посредством: 1) расширения действия правового поля института безусловного освобождения подростка от уголовной ответственности на допенитенциарной стадии развития уголовного правоотношения (ст.90 УК РФ, ст.2, 3, 8 УПК РСФСР); 2) усиления карательного содержания, связанного с дополнительным объемом возлагаемых на них правоограничений на пенитенциарной стадии правового регулирования, при неоднократности и повышенной опасности совершенных им преступлений, указывающих на значительную степень деформации правового сознания.

    32

    Качество проводимого карательно-воспитательного процесса с подростками на пенитенциарной стадии правового регулирования их послепреступного поведения предопределяется нормативной основой, которая заслуживает, по мнению автора, критической оценки вследствие отсутствия в ее содержании условного осуждения несовершеннолетних.

    В этой связи предлагается изменить наименование и содержание гл. 14 УК РФ, регламентирующей вопросы правового регулирования послепреступного поведения подростка, начиная с принудительных мер воспитательного воздействия и завершая назначением наказания с условным или реальным его исполнением:

    Глава 14. Особенности уголовной ответственности несовершеннолетних

    Статья 87. Уголовная ответственность несовершеннолетних

    Статья 88. Освобождение от уголовной ответственности несовершеннолетних в связи с применением принудительных мер воспитательного воздействия

    Статья 88¹. Содержание принудительных мер воспитательного воздействия

    Статья 89. Освобождение от отбывания наказания несовершеи -нолетних в связи с применением принудительных мер воспитательного воздействия

    Статья 90. Назначение наказания несовершеннолетним

    Статья 91. Условное осуждение несовершеннолетних

    1. Назначение исправительных работ или лишения свободы, сопровождающееся выводом суда о возможности исправления осужденного несовершеннолетнего без отбывания наказания, позволяет считать назначенное наказание условным.

    33

    2. Условное осуждение может быть назначено несовершеннолетнему при совершении впервые преступления небольшой или средней тяжести с учетом индивидуальных особенностей личности виновного, подтверждающих возможность его исправления.

    3. При назначении условного осуждения суд устанавливает несовершеннолетнему испытательный срок на период от шести месяцев до трех лет, в течение которого он должен доказать свое исправление.

    4. При назначении условного осуждения суд может возложить на несовершеннолетнего перечень определенных обязанностей, содействующих его исправлению.

    5. Доказательствами исправления условно осужденного несовершеннолетнего являются его примерное поведение и добровольное исполнение возложенных судом обязанностей в течение испытательного срока.

    6. Контроль за поведением условно осужденного несовершеннолетнего осуществляется уполномоченным на то специализированным государственным органом.

    Статья 91¹. Отмена условного осуждения несовершеннолетних

    1. Суд по представлению органа, осуществляющего контроль за поведением условно осужденного несовершеннолетнего, может постановить об отмене условного осуждения и о снятии судимости, если он доказал свое исправление по истечении не менее половины установленного испытательного срока.

    2. Суд может постановить об отмене условного осуждения и назначить несовершеннолетнему наказание по правилам, предусмотренным статьей 70 настоящего Кодекса, в случае совершения им в течение испытательного срока неосторожного преступления либо умышленного преступления небольшой тяжести.

    34

    3. Суд отменяет условное осуждение и назначает несовершеннолетнему наказание по правилам, предусмотренным статьей 70 настоящего Кодекса, в случае совершения им в течение испытательного срока умышленного средней тяжести, тяжкого или особо тяжкого преступления.

    Статья 92. Виды наказаний, назначаемых несовершеннолетним

    Статья 93. Условно-досрочное освобождение от отбывания наказания несовершеннолетних

    Статья 93¹. Замена неотбытой части наказания более мягким видом наказания осужденным несовершеннолетним

    Статья 94. Сроки давности

    Статья 95. Сроки погашения судимости

    Статья 96. Применение положений настоящей главы к лицам в возрасте от восемнадцати до двадцати лет

    Предложенный новый порядок размещения мер уголовно-правового характера и отдельных видов наказания создает благоприятные предпосылки для эффективной правоприменительной деятельности, содействующей возвращению подростка в общество на пенитенциарной стадии развития уголовного правоотношения.

    Формирование действенной системы правового регулирования посткриминального поведения несовершеннолетних на пенитенциарной стадии требует изменения редакций норм процессуального содержания, устраняющего имеющийся дисбаланс с нормами материального права. Приведение их в I соответствие способствует повышению качества ее действия, которое не ограничивается освобождением несовершеннолетних от наказания либо применением к ним условного осуждения. Недостижение исправительного эффекта на первом этапе пенитенциарного регулирования, следствием которого становится новое совершение преступления, сопровождается переходом к

    35

    следующей ступени воздействия на деформированное правовое сознание подростка, связанное с реальным исполнением наказания.

    В главе четвертой - «Пенитенциарный механизм правового регулирования посткриминального поведения несовершеннолетних» -исследуются законодательная регламентация, проблемы теории и практики применения лишения свободы и условно-досрочного освобождения от отбывания наказания рассматриваемой категории лиц. Недостаточная эффективность действия современного пенитенциарного механизма правового регулирования посткриминального поведения несовершеннолетних предопределяется следующей группой факторов. Во-первых, рассматриваемый механизм упорядочивания общественных отношений включается в действие лишь тогда, когда безуспешными оказались попытки их стабилизации на предшествующих этапах и стадиях правового регулирования. Следовательно, он распространяется на категорию наиболее запущенных в нравственном и социальном плане , подростков, характеризующихся значительными деформациями правового сознания и психики. Во-вторых, в силу объективных и субъективных причин пенитенциарный механизм правового регулирования посткриминального поведения исследуемой категории лиц строится преимущественно на лишении свободы, что осложняет процесс ресоциализации несовершеннолетнего и его социальной адаптации. Такой подход предопределяется противоречивой природой данного вида наказания, исполнение которого увеличивает дистанцию между подростком и обществом пропорционально сроку лишения свободы и уровню утраты социально полезных связей в период пребывания в колонии. В-третьих, реформирование правового сознания воспитанника осуществляется в условиях строгой изоляции от общества, где доминируют асоциальные взгляды, представления и принципы, которые при отсутствии надлежащего контроля со стороны администрации могут разлагающе действовать на подростка.

    36

    Совершенствование пенитенциарного механизма правового регулирования посткриминального поведения несовершеннолетних логично начинать с проектирования карательно-воспитательного процесса, в основу которого должны быть положены индивидуальные особенности личности осужденного и его готовность воспринимать вполне определенные меры правового воздействия. Их индивидуализация и дифференциация в совокупности с предварительной подготовкой воспитанника к предстоящей с ним работе становятся залогом реализации наказанием своих основных функций и достижения его целей. Интенсификации этого процесса содействует имеющийся в наличии арсенал карательно-поощрительных средств, сосредоточенный в нормах уголовного и уголовно-исполнительного законодательства. Преимущественно на их основе строится современная система правового регулирования посткриминального поведения несовершеннолетних в процессе отбывания наказания в виде лишения свободы. Ее функционирование на первом этапе предполагает совершение осужденным единичных положительных поступков в результате происходящих позитивных перемен в его правовом сознании. Впоследствии они трансформируются в определенный вид социально полезной деятельности, на базе которой формируется выгодная воспитаннику и обществу устойчивая линия поведения. Достижение такого конечного ориентира становится возможным только при наличии сравнительно совершенной нормативно-правовой основы пенитенциарного стимулирования послепреступного поведения несовершеннолетних, которая должна стать своеобразным позитивным раздражителем сознания подростка в условиях изоляции от общества. Действительно, наличие реальных перспектив смягчить объем карательных ограничений, получить конкретные льготы либо изменить свой правовой статус при правильно организованном исправительном процессе, как правило, побуждают воспитанника избрать определенную социально полезную линию

    37

    поведения. Соответственно, пенитенциарное стимулирование, основанное на нормах уголовного и уголовно-исполнительного законодательства, становится неотъемлемой частью правового регулирования посткриминального поведения несовершеннолетних в условиях воспитательной колонии. Поэтому качество осуществляемого в ней карательно-воспитательного процесса во многом будет предопределяться уровнем законодательной регламентации норм-стимулов положительного и отрицательного содержания, требующих соответствующего реформирования. Оно обусловливается их некоторой разбалансированностью, содействующей исключению вполне определенных важных звеньев из системы правового регулирования посткриминального поведения несовершеннолетних. Поэтому восполнение образовавшегося в нормах криминального цикла вакуума становится дополнительным стимулом для поэтапного реформирования правового сознания воспитанников в выгодном обществу направлении.

    Такой нормативный подход представляется вполне оправданным, поскольку высокий уровень конформизма поведения подростка в условиях лишения свободы требует комплексного изучения личности, на основе которого устанавливается объективная картина реализации карательно-воспитательного процесса и обоснованность применяемых к нему мер поощрения и взыскания. Соответственно, правоприменителя в данном случае интересуют не отдельные положительные поступки индивида, а избранная им линия поведения, подтверждаемая совокупностью признаков, указанных в действующем законе. В зависимости от ее особенностей представители органа, исполняющего наказание, используют нормы-стимулы поощрительного и карательного характера с целью интенсификации исправительного процесса, базирующегося на беспрекословном выполнении требований режима, обязательном общеобразовательном и профессионально-техническом обучении.

    38

    Устранение отдельных недостатков в нормах, составляющих основу пенитенциарного механизма правового регулирования посткриминального поведения несовершеннолетних, должно отразиться на совершенствовании порядка и условий исполнения лишения свободы, а также содействовать реализации наказанием своих основных функций и установленных для него в законе ориентиров. Естественно, для этого потребуется целостная, логически стройная и последовательная система правового стимулирования пенитенциарного поведения осужденного несовершеннолетнего, изложенная с учетом присущих ему возрастных и социально-психологических особенностей, сформированная на базе норм действующего уголовного и уголовно-исполнительного законодательства. Ее функционирование открывает перед воспитанником вполне наглядную перспективу получения поощрений или взысканий, изменения условий содержания либо правовою статуса в зависимости от следования конкретной линии поведения. Такое воздействие норм-стимулов содействует трансформации правового сознания осужденного несовершеннолетнего и создает благоприятные предпосылки для его ресоциализации и последующей социальной адаптации.

    На основании вышеизложенного, автор предлагает следующую систему правового стимулирования пенитенциарного поведения исследуемой категории лиц:

    1) применение мер взыскания, регламентированных в пп. «а», «б» ч.1 ст.115 и ст. 136 УИК РФ, «за нарушение установленного порядка отбывания наказания»;

    2) применение мер поощрения, регламентированных в ст.ст.113 и 134 УИК РФ, «за хорошее поведение, добросовестное отношение к труду, обучению, активное участие в работе самодеятельных организаций осужденных и в воспитательных мероприятиях»;

    39

    3) ужесточение условий содержания воспитанника в соответствии ч.3 ст.87 и чн.6-8 ст. 132 УИК РФ «при признании его злостным нарушителем установленного порядка отбывания наказания»;

    4) улучшение условий содержания воспитанника в соответствии с ч.3 ст.87 и чч.3,4 ст. 132 УИК РФ «при отсутствии взысканий за нарушение установленного порядка отбывания наказания, добросовестном отношении к труду и учебе, подтверждающих его стремление встать на путь исправления»;

    5) улучшение условий содержания воспитанника в соответствии с ч.3 ст.87 и 4.5 ст. 132 УИК РФ «для его подготовки к условно-досрочному освобождению», свидетельствующее о становлении осужденного на путь исправления»;

    6) привлечение лица к уголовной ответственности в соответствии со ст. 314 УК РФ «при уклонении осужденного от отбывания наказания в виде лишения свободы»;

    7) применение замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания «при безупречном поведении воспитанника, добросовестном отношении к труду и учебе, свидетельствующих о его твердом становлении на путь исправления»;

    8) применение условно-досрочного освобождения от отбывания наказания в соответствии со ст.93 УК РФ и ч.4 ст. 113 УИК РФ «при примерном поведении осужденного, добросовестном отношении к труду и обучению, которые доказывают возможность завершения исправительного процесса за пределами воспитательной колонии».

    Созданная модель правового стимулирования пенитенциарного поведения несовершеннолетних предусматривает внесение изменений и дополнений в редакцию ст.134, 132 УИК РФ:

    40

    Статья 134. Меры поощрения, применяемые к осужденным к лишению свободы в воспитательных колониях

    1. Оставить в прежней редакции.

    2. В порядке, установленном статьей 132 настоящего Кодекса, несовершеннолетние осужденные, подтвердившие свое стремление встать на путь исправления отсутствием взысканий, добросовестным отношением к труду и учебе, могут быть представлены к переводу:

    а) со строгих условий отбывания наказания в обычные - по истечении не менее шести месяцев пребывания на строгих условиях;

    б) из обычных условий отбывания наказания в облегченные — по истечении не менее трех месяцев пребывания в обычных условиях.

    3. В порядке, установленном статьей 132 настоящего Кодекса, несовершеннолетние осужденные, подтвердившие свое становление на путь исправления наличием поощрений и отсутствием взысканий, а также добросовестным отношением к труду и учебе, могут быть представлены к переводу из облегченных в льготные условия отбывания наказания для подготовки к условно-досрочному освобождению или замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания - по отбытии не менее одной четверти срока наказания.

    4. В порядке, устанавливаемом статьей 132 настоящего Кодекса, несовершеннолетние осужденные, подтвердившие безупречным поведением, добросовестным отношением к труду и учебе свое твердое становление на путь исправления, могут быть представлены к замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания - по отбытии не менее одной трети срока наказания.

    5. В порядке, установленном статьей 132 настоящего Кодекса, несовершеннолетние осужденные, доказавшие примерным поведением, добросовестным отношением к труду и учебе целесообразность завершения

    41

    исправительного процесса за пределами колонии, могут быть представлены к условно-досрочному освобождению — по отбытии не менее одной трети срока наказания.

    Статья 132. Воспитательные колонии

    1. Оставить в прежней редакции.

    2. Оставить в прежней редакции.

    3. Осужденные за умышленные преступления, совершенные в период отбывания лишения свободы, и ранее отбывавшие лишение свободы, отбывают наказание в строгих условиях. В строгих условиях также отбывают наказание осужденные, признанные злостными нарушителями установленного порядка отбывания наказания и переведенные из обычных и облегченных условий отбывания наказания. По истечении не менее шести месяцев при отсутствии взысканий за нарушение установленного порядка отбывания наказания, добросовестном отношении к труду и учебе они могут быть переведены в обычные условия отбывания наказания.

    4. Оставить в прежней редакции.

    5. При наличии поощрений и отсутствии взысканий, добросовестном отношении к труду и учебе, осужденные могут быть представлены к переводу из облегченных в льготные условия отбывания наказания для подготовки к условно-досрочному освобождению или замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания..

    6-8. Оставить в прежней редакции.

    9. Перевод осужденных из одних условий отбывания наказания в другие производится начальником воспитательной колонии по представлению учебно-воспитательного совета данной колонии.

    Ключевое место в системе правового регулирования автор отводит условно-досрочному освобождению, применение которого свидетельствует о создании благоприятных условий для завершения исправительного процесса в

    42

    условиях обычной микросреды. Однако обширная практика его применения к лицам, совершившим преступление до наступления совершеннолетия, не всегда ассоциируется с достаточной его эффективностью. Это подтверждается высоким уровнем рецидива среди условно-досрочно освобожденных, который незначительно отличается от аналогичного показателя среди освобожденных по истечении срока наказания.

    Проблемы применения исследуемого института в отношении осужденных несовершеннолетних, по мнению автора, предопределены уровнем его законодательной регламентации. Отсутствие нормативно установленного основания применения условно-досрочного освобождения к несовершеннолетним в специальной уголовно-правовой норме (ст.93 УК РФ), естественно, не может компенсироваться его наличием в ст.79 УК РФ, распространяющейся только на взрослых. Указанная позиция законодателя дезориентирует как осужденного, так и орган, исполняющий наказание, и становится очевидным препятствием для исправления воспитанника и завершения процесса его ресоциализации в местах лишения свободы. В этой связи диссертант предлагает новую редакцию ст.93 УК РФ:

    Статья 93. Условно-досрочное освобождение от отбывания наказания несовершеннолетних

    1. Условно-досрочное освобождение от отбывания наказания может быть применено к осужденным к исправительным работам или к лишению свободы, совершившим преступление в несовершеннолетнем возрасте, если судом будет признано, что для своего исправления они не нуждаются в полном отбывании назначенного судом срока наказания.

    2. Вывод суда о применении условно-досрочного освобождения к лицам, совершившим преступление до наступления совершеннолетия, должен быть основан на примерном поведении, добросовестном отношении к труду и

    43

    обучению осужденных, подтверждающих возможность их исправления до истечения срока наказания.

    3. Условно-досрочное освобождение может быть применено только после фактического отбытия осужденным:

    а) не менее одной трети срока наказания, назначенного судом за преступление небольшой или средней тяжести;

    б) не менее половины срока наказания, назначенного судом за тяжкое преступление;

    в) не менее двух третей срока наказания, назначенного судом за особо тяжкое преступление.

    4. Если в течение оставшейся неотбытой части наказания:

    а) осужденный совершил преступление по неосторожности, вопрос об отмене либо сохранении условно-досрочного освобождения решается судом;

    б) осужденный совершил умышленное преступление, суд назначает ему наказание по правилам, предусмотренным ст.70 настоящего Кодекса, распространяющимся в той же мере и на преступление, совершенное по неосторожности.

    Правовое регулирование посткриминального поведения несовершеннолетних завершается на постпенитенциарной стадии действием института судимости, призванного способствовать процессу социальной адаптации освобожденных из воспитательной колонии. Эффективность такого постпенитенциарного воздействия изначально предопределяется стадией ресоциализации воспитанника в местах лишения свободы и уровнем проведенной с ним подготовительной работы в период отбывания наказания. Институт судимости стимулирует восстановление прежних социально-полезных связей освобожденного, процесс ресоциализации которого был завершен в условиях пенитенциарного учреждения. Однако, на постпенитенциарном этапе, по мнению автора, особое внимание следует

    44

    уделить закреплению результатов исправления посредством подключения освобожденного из воспитательной колонии к социально-полезным ролям и функциям. Процесс закрепления результатов исправления подростка в условиях обычной микросреды должен сопровождаться комплексным воздействием на его личность и окружающую социальную среду уголовно-исполнительной инспекции и органа местного самоуправления. Тогда мы исключаем влияние на сознание освобожденного негативных факторов, создавая тем самым позитивное социальное окружение и благоприятные условия для его успешной адаптации в обществе.

    Таким образом, современная система правового регулирования посткриминального поведения несовершеннолетних заключается в комплексном воздействии на исследуемую группу лиц норм и институтов уголовного, уголовно-процессуального и уголовно-исполнительного законодательства на допенитенциарной, пенитенциарной и постпенитенциарной стадиях, конечными целями действия которой являются ресоциализация осужденных в возрасте от 14 до 17 лет и их успешная социальная адаптация к условиям жизни в обычной микросреде.

    В заключении автор на основе анализа исторического опыта формирования системы правового регулирования посткриминального поведения несовершеннолетних, современного состояния теории и практики, определяет тенденции и перспективы ее дальнейшего развития, обобщает рекомендации по дальнейшему совершенствованию действующего законодательства криминального цикла в отношении исследуемой категории лиц.

    45

    Основные положения диссертации нашли отражение в следующих работах автора:

    1. Правовое регулирование посткриминального поведения несовершеннолетних. Монография. -Иркутск: Издательство «Оттиск», 2001. -21,4 пл.

    2. Механизм правового регулирования посткриминального поведения несовершеннолетних. Монография. -Иркутск: Издательство «Отгиск», 2001. -13,9 п.л.

    3. Правовое регулирование посткриминалыюго поведения несовершеннолетних: история и современность. Монография. -Иркутск: Издательство «Оттиск», 2001. -8,8 п.л.

    4. Условно-досрочное освобождение от отбывания наказания несовершеннолетних. Монография. -Иркутск: Издательство Иркутского университета, 1996. -8,5 п.л.

    5. Теория и практика условно-досрочного освобождения несовершеннолетних (сравнительный анализ УК РСФСР 1960г. и УК РФ 1996т.) Учебное пособие. —Иркутск: Издательство Иркутского университета. 1997. -4,2 п.л.

    6. Освобождение от наказания и его отбывания. Уголовное право (Общая часть) в вопросах и ответах. Учебное пособие / Под ред. проф. Г.С. Гаверова. -Иркутск: Издательство Иркутского технического университета, 1999. -0,7 п.л.

    7. Уголовная ответственность несовершеннолетних. Основы государства и права Российской Федерации. Учебно-методическое пособие для преподавателей / Под ред. проф. А.И. Хаснутдинова. -Улан-Удэ: Бурятское книжное издательство совместно с издательством ИЮИ ГП РФ, 1999. -0,1 п.л.

    8. Особенности уголовной ответственности несовершеннолетних. Уголовное право (Общая часть) в вопросах и ответах. Учебное пособие / Под

    46

    ред. проф. Г.С. Гаверова. -Иркутск: Издание ГП «Иркутская областная типография № 1», 2000. -0,4 п.л.

    9. Множественность преступлений. Уголовное право (Общая часть) в вопросах и ответах. Учебное пособие / Под ред. проф. Г.С. Гаверова. -Иркутск: Издательство Иркутского технического университета, 1999. -0,4 п.л.

    10. Уголовный закон. Уголовное право (Общая часть) в вопросах и ответах. Учебное пособие / Под ред. проф. Г.С. Гаверова. -Иркутск: Издание ГП «Иркутская областная типография № 1», 2000. -0,7 п.л.

    11. Неоконченное преступление. Уголовное право (Общая часть) в вопросах и ответах. Учебное пособие / Под ред. проф. Г.С. Гаверова. -Иркутск: Издание ГП «Иркутская областная типография № 1», 2000. -0,3 п.л.

    12. Уголовные правоотношения. Основы государства и права Российской Федерации. Учебник / Под ред. проф. А.И. Хаснутдинова. -Улан-Удэ: Бурятское книжное издательство совместно с издательством ИЮИ ГП РФ, 1999. -1,2 п.л.

    13. Понятие и цели наказания. Виды наказаний. Основы государства и права Российской Федерации. Учебник / Под ред. проф. А.И. Хаснутдинова. -Иркутск: Издательство ИГОИ ГП РФ, 2000. -0,1 им.

    14. История формирования института условно-досрочного освобождения. -Депонирована в ИНИОН РАН 09.11.1994г. -№ 49747.-0,5 п.л.

    15. Роль условно-досрочного освобождения в исправлении несовершеннолетних преступников / Проблемы борьбы с преступностью в современных условиях. Материалы международной научно-практической конференции. -Иркутск: Издательство ВШ МВД РФ, 1995. -0,2 п.л.

    16. Вопросы эффективности применения условно-досрочного освобождения к несовершеннолетним / Актуальные проблемы общественной безопасности. Материалы Всероссийской научно-практической конференции. Иркутск: Издательство ВШ МВД РФ, 1996. -0,1 п.л.

    47

    17. Пенитенциарные проблемы лишения свободы несовершеннолетних. Проблемы совершенствования законодательства криминального профиля: Сборник научных статей / Под ред. проф. И.Э. Звечаровского. -Иркутск, 2000. -0,5 п.л.

    18. Проблемы условно-досрочного освобождения несовершеннолетних. -Российский следователь. -2000. -№ 2. -0,8 п.л.

    19. Юридическая природа условно-досрочного освобождения несовершеннолетних. -Уголовное право. -2000. -№ 3. -0,5 п.л.

    20. Специфика применения условно-досрочного освобождения к несовершеннолетним / Юридические исследования. Альманах правоведов. -Екатеринбург: УрАГС, Фонд «Юридические исследования», УИЦ «Защита-Урал», 2001. -Вып.2. -0,8 п.л.

    21. Юридическая природа правовой регламентации уголовной ответственности несовершеннолетних / Юридические исследования. Альманах правоведов. -Екатеринбург: УрАГС, Фонд «Юридические исследования», УИЦ «Защита-Урал», 2001. -Вып.2. -0,2 п.л.

    22. Условно-досрочное освобождение несовершеннолетних: вопросы эффективности / Юридические исследования. Альманах правоведов. -Екатеринбург: УрАГС, Фонд «Юридические исследования», УИЦ «Защита-Урал», 2001. -Вып.3. -0,7 п.л.

    23. Теория и практика правового регулирования посткриминального поведения несовершеннолетних / Юридические исследования. Альманах правоведов. -Екатеринбург: УрАГС, Фонд «Юридические исследования», УИЦ «Защита-Урал», 2001. -Вып.3. -0,5 п.л.

    24. Проблемы лишения свободы несовершеннолетних / Юридические исследования. Альманах правоведов. -Екатеринбург: УрАГС, Фонд «Юридические исследования», УИЦ «Защита-Урал», 2001. -Вып.4. -0,6 п.л.

    48

    25. Правовое регулирование посткриминального поведения ограниченно вменяемых несовершеннолетних / Юридические исследования. Альманах правоведов. -Екатеринбург: УрАГС, Фонд «Юридические исследования», УИЦ «Защита-Урал», 2001. -Вып.4. -0,7 п.л.

    26. Актуальные вопросы лишения свободы несовершеннолетних. -Уголовное право. -2001. -№ 2. -0,8 п.л.

    27. Закономерность появления и развития условно-досрочного освобождения несовершеннолетних. -Адвокатская практика. -2001. -№ 5. -0,9 п.л.

    28. Условно-досрочное освобождение несовершеннолетних в контексте достижения целей уголовного наказания. -Уголовное право. -2001. -№ 4. -0,9 п.л.

    29. Актуальные вопросы привлечения несовершеннолетних к уголовной ответственности / Общество, государство, право: история и современность. Материалы первой сессии Уральских историко-правовых чтений. 5-6 декабря 2001 г. -Екатеринбург: УрАГА, УрЮГА, Институт истории и археологии УрО РАН, УТИ, 2002. -0,2 п.л.

    30. Особенности условно-досрочного освобождения несовершеннолетних / Общество, государство, право: история и современность. Материалы первой сессии Уральских историко-правовых чтений. 5-6 декабря 2001 г. -Екатеринбург: УрАГА, УрЮГА, Институт истории и археологии УрО РАН, УТИ, 2002. -0,8 п.л.

    49



    [1] Далее для краткости категория лиц в возрасте от 14 до 17 лет включительно будет обозначаться термином «подросток».

Информация обновлена:18.01.2005


Сопутствующие материалы:
  | Персоны | Защита диссертаций 
 

Если Вы не видите полного текста или ссылки на полный текст книги, значит в каталоге есть только библиографическое описание.

Copyright 2002-2006 © Дирекция портала "Юридическая Россия" наверх
Редакция портала: info@law.edu.ru
Участие в портале и более общие вопросы: reception@law.edu.ru
Сообщения о неполадках и ошибках: system@law.edu.ru