Учиться в России!
Регистрация »» // Логин:  пароль:

Федеральный правовой портал (v.3.2)
ПОИСК
+ подробный поиск
Подняться выше » Главная/Все книги/

Источник: Электронный каталог отраслевого отдела по направлению «Юриспруденция»
(библиотеки юридического факультета) Научной библиотеки им. М. Горького СПбГУ

Основные проблемы уступки права требования в современном гражданском праве России :

АР
П659 Почуйкин, В. В. (Валерий Викторович).
Основные проблемы уступки права требования в современном
гражданском праве России :Автореферат диссертации на
соискание ученой степени кандидата юридических наук.
Специальность 12.00.03 -Гражданское право ;
Предпринимательское право ; Семейное право ; Международное
частное право /В. В. Почуйкин ; Науч. рук. В. В. Витрянский
. -М.,2003. -20 с.-Библиогр. : с. 20.6. ссылок
Материал(ы):
  • Основные проблемы уступки права требования в современном гражданском праве России.
    Почуйкин, В. В.

    Почуйкин, В. В.


    Основные проблемы уступки права требования в современном гражданском праве России : Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук

    3

    I. Общая характеристика работы

    Актуальность темы исследования. Возникновение, становление и развитие института уступки права требования (цессия) уходит глубокими корнями в римское частное право. Таким образом, цессия, в том виде, в котором мы видим этот институт в современном праве, сформировалась, пройдя долгий и сложный путь.

    Если в римском праве обязательство носило строго личный характер между кредитором и должником, то со временем обязательство превратилось, в первую очередь, в право кредитора на имущество должника, поскольку право требования кредитора к должнику в случае неисполнения либо ненадлежащего исполнения должником своей обязанности обеспечено правом кредитора обратить взыскание на имущество должника. Как следствие, право требования кредитора превращается в имущественную ценность, включается в имущественную массу кредитора, оно может быть продано, обменено на иную имущественную ценность, внесено в качестве вклада в уставный капитал хозяйственного общества, передано в качестве отступного, заложено, на него можно обратить взыскание уже по долгам самого кредитора и т.д.

    В современном экономическом рыночном обороте, когда развитие товарно-денежных отношений достигло высокого уровня, переуступка права требования (цессия) кажется чем-то само собой разумеющимся. Право требования в наши дни - подобно движимому и недвижимому имуществу - рассматривается как самостоятельный имущественный объект.

    В соответствии со статьей 128 Гражданского кодекса Российской Федерации к объектам гражданских прав относятся, в числе прочих, и имущественные права. Учитывая, что обязательство представляет собой обязанность должника передать кредитору вещь, деньги, предоставить кредитору какое-либо благо, сделать для него что-либо или, наоборот, не делать чего-то (именно такую характеристику мы можем дать обязательству, рассматривая его через призму статьи 307 ГК РФ), в обязательственных правоотношениях право требования кредитора к должнику является одним из тех имущественных прав, о которых идет речь в статье 128 ГК РФ.

    Передача кредитором права требования к должнику другому лицу уже давно используется в странах с развитой рыночной экономикой. Законодательство этих стран содержит нормы, направленные на урегулирование отношений, связанных с переменой лица в обязательстве на стороне кредитора на основании сделки, а доктрина и судебная практика решают все новые и новые проблемы цессии и, тем самым, способствуют дальнейшему развитию данного института. Поскольку Россия стремится интегрироваться в мировой экономический оборот и занять в нем свое достойное место, российское законодательство также имеет в своем арсенале выработанные доктриной цивилистические приемы, которые позволяют

    4

    достичь цели всемерного использования института цессии. Глава 24 ГК РФ посвящена вопросам перемены лиц в обязательстве, в том числе на стороне кредитора, в том числе на основании сделки.

    Наличие в законодательстве норм, регулирующих те или иные отношения, - это, безусловно, огромное подспорье для решения большинства проблем. Однако даже грамотный и дальновидный законодатель не способен разрешить все проблемы, ответить на все вопросы, отрегулировать все возможные ситуации, возникающие в том или ином роде человеческой деятельности, тем более, когда речь идет о постоянно изменяющемся, совершенствующемся, прогрессирующем экономическом обороте. И здесь на помощь участников этого оборота приходит доктринальное, историческое, систематическое, судебное и иное толкование норм закона.

    В связи с возрастающим количеством вопросов по практике применения норм об уступке права требования, в настоящее время возникла острая необходимость провести комплексное исследование проблем данного института в современном гражданском праве России и уяснить природу, ограничения, условия, правовые последствия цессии. И здесь огромную помощь могут оказать работы отечественных, в том числе дореволюционных, цивилистов.

    В российском дореволюционном законодательстве уступку права требования в виде общего положения мы не обнаружим, но это не означает, что российское дореволюционное гражданское право вообще не признавало цессию. Законодательство того времени устанавливало отдельные случаи возможного перехода прав кредитора к другому лицу. Нормы об уступке права требования содержали ст. 2058 I части X тома Свода законов Российской империи, Торговый Устав, Устав Государственного Банка, Общий Устав российских железных дорог и др. Положения об уступке права требования нашли свое место и в Проекте Гражданского Уложения. При этом перемене лиц в обязательстве были посвящены уже не отдельные статьи, а целая глава.

    Итак, российскому дореволюционному праву цессия была известна, а цивилисты дореволюционной России признавали, что "все обязательства способны к изменению субъектов на активной стороне, насколько возможность к тому не преграждена содержанием обязательства или законом"[1].

    Плановая социалистическая экономика коренным образом изменила весь гражданский оборот, существовавший в дореволюционный период. Ревизии подверглись многие институты гражданского права. Переход прав кредитора также не был обойден вниманием. Так, если в Проекте Гражданского Уложения должны были найти свое место десять статей, регулирующих уступку права требования, то Гражданский кодекс РСФСР 1922 года ограничился только тремя. Примерно такую же ситуацию мы можем обнаружить и в Гражданском кодексе РСФСР 1964 года.

    5

    Такое отношение советского гражданского права к цессии объясняется тем, что уступка требований между социалистическими организациями была практически невозможна, поскольку она никак не соответствовала плановому регулированию экономики. Нормы об уступке права требования, содержащиеся в Гражданском кодексе 1922 года, а потом и в Гражданском кодексе 1964 года, были в основном направлены на отношения с участием граждан, которые, можно предположить, к цессии обращались нечасто.

    Начало экономических реформ в Советском Союзе, а потом и в Российской Федерации в конце 80-х - начале 90-х годов, бурное развитие рыночных отношений подтолкнули законодателя к более детальному регулированию вопросов перемены лиц в обязательстве вообще, и уступки права требования в частности. Глава 24 ГК РФ называется "Перемена лиц в обязательстве", первый параграф которой (девять статей) полностью посвящен переходу прав кредитора к другому лицу.

    Таким образом, законодатель отреагировал на нужды экономического, в частности, предпринимательского оборота, однако, создается такое впечатление, что правоприменительные, в частности, судебные органы, да и порой сами участники предпринимательского оборота, оказались не готовы разрешить различные проблемы, связанные с институтом цессии.

    Все чаще и чаще сделки по уступке права требования становятся предметом рассмотрения в спорах, разрешаемых арбитражными судами, но в большинстве случаях к таким сделкам суды относятся весьма настороженно.

    Нередко институт цессии воспринимается как инструмент для различных финансовых злоупотреблений. В результате, возникает обратный эффект. Образно говоря, загнав цессию в угол, правоприменительные органы тем самым способствуют еще большему развитию всевозможных злоупотреблений со стороны участников предпринимательской деятельности. Если проанализировать современную судебно-арбитражную практику, го можно обнаружить, что должники, находясь в просрочке, огромные усилия тратят не на надлежащее исполнение своих обязательств, а на признание цессии недействительной (возражая против требования нового кредитора либо заявляя самостоятельный иск) и у многих судов такие старания должников находят поддержку. В итоге, субъекты предпринимательской деятельности вынуждены отказываться от института уступки права требования и придумывать различные громоздкие и сомнительные схемы, которые в редких случаях, без нарушения прав и законных интересов участников оборота, приводят к желаемому результату.

    По нашему мнению, цессия - это уникальный и универсальный институт гражданского права, значение которого для нормального экономического оборота трудно переоценить, а для того, чтобы этот экономический оборот был действительно нормальным, институт уступки права требования (впрочем, как и иные институты гражданского права) необходимо правильно понимать и правильно применять.

    6

    В настоящее время сохраняется различное понимание и толкование норм, регулирующих отношения по передаче права требования кредитором другому лицу, и, как следствие, данное разнообразие мнений приводит к отсутствию единообразной судебной практики, а это, в свою очередь, приводит к нестабильности предпринимательского оборота, утрате доверия к российскому законодателю и судебным органам, применению ради достижения цели (извлечения прибыли) иных, неправовых механизмов.

    Активное применение субъектами предпринимательской деятельности института цессии обусловило необходимость детального исследования проблем, связанных с уступкой права требования.

    Как с точки зрения науки, так и с практической точки зрения, существует необходимость провести в рамках единого исследования анализ основных проблем уступки права фебования в современном гражданском праве России, в том числе с учетом судебно-арбитражной практики, и на основе работ отечественных и зарубежных цивилистов предложить пути для уяснения природы, условий, ограничений, правовых последствий цессии, решения возникающих в правоприменительной практике вопросов.

    Объектом исследования являются гражданско-правовые отношения, возникающие в современной России в связи с заключением участниками предпринимательской деятельности соглашений об уступке права требования.

    Предметом исследования являются нормативные акты, судебные решения, основные положения российской дореволюционной, советской и современной доктрины, теоретические взгляды отечественных и зарубежных цивилистов, касающиеся понятия и условий цессии.

    Цели и задачи исследования. Основная цель диссертационного исследования - комплексное изучение основных проблем уступки права требования в современном гражданском праве России, как с точки зрения нормативного регулирования, так и с позиций доктрины и правоприменительной практики. Диссертант, с учетом действующего законодательства, судебной практики, взглядов дореволюционных, советских и современных цивилистов, стремится определить место уступки права требования в системе гражданского права России, уяснить природу, условия, ограничения, правовые последствия цессии.

    Основной задачей проводимого исследования является попытка разработать собственные подходы к решению возникающих в правоприменительной практике вопросов, предложить основные направления для уяснения уступки права требования, создания основы для правильного и эффективного применения данного института.

    7

    Методологические и теоретические основы исследования. При написании диссертации автором использовались логический, исторический, систематический и сравнительно-правовой методы научного исследования. Использование указанных методов в их комплексе было направлено на максимально объективное и обстоятельное исследование рассматриваемой проблематики.

    Изучение природы и условий цессии, анализ истории зарождения, становления и развития данного института, исследование проблем уступки права требования, а также сформулированные в диссертации выводы основаны на достижениях цивилистической науки. В процессе исследования использовались труды ведущих отечественных и зарубежных цивилистов. В частности, существенное влияние на результаты диссертации оказали научные исследования М.М. Агаркова, К.Н. Анненкова, В.А. Белова, М.И. Брагинского, В.В. Витрянского, Е. Годэмэ, О.С. Иоффе, Г. Ласка, Д.И. Мейера, И.Б. Новицкого, Л.А. Новоселовой, К.П. Победоносцева, И.А. Покровского, Р. Саватье, О.Н. Садикова, Е.А. Суханова, И.Н. Трепицына, В.М. Хвостова, П.П. Цитовича, Б.Б. Черепахина, Я. Шаппа, Г.Ф. Шершеневича и других ученых.

    Научная новизна исследования заключается как в самой постановке темы исследования, так и в предложенных решениях некоторых вопросов практики применения института цессии. Диссертация представляет собой комплексное исследование основных проблем уступки права требования в современном гражданском праве России.

    На защиту выносятся следующие основные положения и выводы.

    1. Всякое обязательственное право фебования может быть уступлено кредитором другому лицу - это общее правило, недопустимость уступки права требования - это исключение. Именно так должен звучать основной принцип уступки права требования.

    2. Мнение о том, что по двусторонне обязывающему договору кредитор не вправе уступить право требования иному лицу без перевода на это лицо своего долга (своих обязанностей) не соответствует ни цивилистической доктрине, ни действующему законодательству. В двусторонне обязывающих договорах кредитор может уступить свое конкретное право требования новому кредитору в соответствии с общими правилами об уступке права требования, сохраняя при этом иные права требования, вытекающие из договора, и оставаясь обязанным в тех обязательствах, где он является должником. Право требования может быть уступлено и в тех случаях, когда оно является спорным, либо срок его исполнения еще не наступил, либо оно обусловлено встречным исполнением.

    3. Если обязательство является делимым, то частичная уступка права требования из такого обязательства не противоречит нормам гражданского

    8

    права, в том числе и тогда, когда первоначальный кредитор не исполнил свои обязанности по договору полностью или в части.

    4. По общему правилу, личность кредитора не имеет существенного значения для должника. Если личность кредитора имеет существенное значение для должника, то данное обстоятельство должно быть доказано тем, кто на это ссылается. В денежных обязательствах, то есть обязательствах, связанных с уплатой денег, личность кредитора для должника имеет существенное значение лишь в крайне редких случаях, поскольку уплата и получение денег предполагают минимум личных связей между кредитором и должником.

    5. Российское законодательство не содержит специальных правил, ограничивающих возможность передачи банком права требования к заемщику по кредитному договору. Не противоречит передача таких прав и существу данного договора. Личность кредитора (заимодавца) для должника (заемщика) не имеет никакого значения.

    6. Передача клиентом (владельцем счета) иному лицу прав по выдаче и перечислению соответствующих сумм со счета, проведению других операций по счету невозможна в связи с особенностью отношений между банком и клиентом по договору банковского счета (неделимость, неразрывность счета и, как следствие, взаимосвязь, неразрывность прав и обязанностей банка и клиента), однако характер этих отношений никак не препятствует уступке клиентом иных прав, возникших из договора банковского счета и в связи с договором банковского счета.

    7. Гражданское право не содержит препятствий для уступки арендатором иному лицу права требования к арендодателю (права пользования имуществом), однако, поскольку арендодателю не безразлично кто будет пользоваться арендованным имуществом, уступка права аренды может быть осуществлена только с согласия арендодателя.

    8. Право требования к должнику всегда передается цедентом цессионарию на основании существующих между ними обязательств, а в тех случаях, когда такие обязательства (основание цессии) отсутствуют либо оно (основание цессии) недействительно, необходимо говорить о неосновательной передаче права требования.

    Если уступка права требования соответствует всем требованиям, установленным главой 24 ГК РФ, то она существует независимо от своего основания. Такая сделка не является недействительной, а переход права требования от кредитора к другому лицу должен признаваться состоявшимся. Даже если должник и (или) третьи лица знают или должны знать, что цессия совершена на основании несуществующего или недействительного обязательства, надлежащим кредитором, обладателем права требования является новый кредитор, а отношения между первоначальным кредитором и новым кредитором в таком случае должны быть урегулированы по правилам о неосновательном обогащении.

    9

    9. Понятие "предмет соглашения об уступке права требования" не включает в себя сумму требования, передаваемого первоначальным кредитором новому кредитору. При отсутствии указания на объем и условия уступаемого права требования договор цессии не может быть признан незаключенным либо недействительным.

    10. Ст. 390 ГК РФ об ответственности первоначального кредитора за недействительность переданного требования должна применяться и в тех случаях, когда цедентом уступлено несуществующее право требования.

    Сделанные диссертантом выводы позволили сформулировать предложения для решения возникающих в правоприменительной практике вопросов, связанных с уступкой нрава требования. При этом диссертант предлагает исходить из толкования норм права, а не вносить изменения и дополнения в действующий Гражданский кодекс России.

    Практическая значимость диссертации обусловливается возможностью использования сформулированных в ней выводов и практических рекомендаций при решении основных проблем уступки права требования в современном гражданском праве России.

    Поскольку все анализируемые в диссертации проблемы почерпнуты автором из практики арбитражных судов, разработанные подходы к решению возникающих в правоприменительной практике вопросов могут быть использованы в целях обеспечения единообразия в толковании и применении арбитражными судами норм права, регулирующих отношения по уступке права требования.

    Результаты диссертационного исследования могут быть также использованы для последующих научно-исследовательских работ в данной сфере, в преподавании курсов гражданского и предпринимательского права в юридических высших учебных заведениях, а также при чтении спецкурсов, посвященных перемене лиц в обязательстве.

    Апробация результатов исследования. Диссертация обсуждена и одобрена на кафедре коммерческого права Российского государственного торгово - экономического университета. Основные положения диссертации используются в практической деятельности диссертанта и были апробированы в 2000 - 2003 гг. при чтении лекций перед слушателями различных научно - практических семинаров по проблемам гражданского, в частности, обязательственного права, в том числе по практике применения норм, регулирующих отношения по уступке права требования. Все ключевые выводы диссертации и основная аргументация, использованная для их обоснования, нашли свое отражение в опубликованных автором статьях.

    Структура и содержание работы обусловлены целями и задачами исследования. Диссертация состоит из введения, трех глав, разделенных на параграфы, заключения, списка использованных нормативных правовых актов и литературы.

    10

    II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

    Во Введении обосновывается актуальность выбранной темы, определяются предмет, цели и задачи исследования, излагаются методологические и теоретические основы исследования, формулируются научная новизна, основные положения и выводы, выносимые на защиту, практическая значимость результатов диссертации, их апробация.

    В первой главе - "Уступка права требования в системе гражданских правоотношений" - диссертант определяет место уступки права требования в системе гражданских правоотношений, дает характеристику данному институту, устанавливает разграничения цессии от иных институтов гражданского права, излагает краткий исторический обзор возникновения, становления и развития цессии.

    В первом параграфе рассматривается право требования как элемент обязательственного правоотношения.

    Элементами гражданского, в частности, обязательственного правоотношения являются субъекты, объект, права и обязанности. Субъектами в обязательственном правоотношении являются кредитор и должник; объект обязательственного правоотношения - поведение, действия субъектов; субъективное право - право требования кредитора; субъективная обязанность - долг должника. Гражданско-правовое обязательство - это правовая связь, "правовые путы", юридическое отношение двух лиц (кредитора и должника), однако эти лица не связаны между собой до прекращения обязательства. Место кредитора или должника в определенных ситуациях может занять другое лицо. В этом случае происходит изменение обязательства, правопреемство на стороне кредитора либо должника.

    Во втором параграфе раскрывается понятие "уступка права требования".

    По объему передаваемых прав и обязанностей правопреемство различается на универсальное (общее) и сингулярное (частное). Сингулярное представляет собой правопреемство в отдельном обязательстве. Изменение кредитора в отдельно взятом правоотношении влечет переход от первоначального кредитора к новому кредитору права требования к должнику, а изменение должника - переход долга от первоначального должника к новому должнику. Во всем остальном правоотношение остается неизменным. Сингулярное правопреемство в обязательстве на стороне кредитора происходит либо на основании прямого указания закона, либо на основании сделки. Уступка права требования (цессия) - это сделка между первоначальным кредитором и новым кредитором, последствием которой является сингулярное (частное) правопреемство: перемена кредитора в обязательстве с сохранением всех остальных элементов обязательственного правоотношения.

    11

    Цессию необходимо отличать от иных институтов гражданского права. Цессия - это всегда сделка, поэтому все случаи перемены кредитора в обязательстве на основании закона (ст. 387 ГК РФ) уступкой права требования не являются. Переадресование исполнения цессией также не является, поскольку перемены лица в обязательстве не происходит, все права требования к должнику сохраняются за кредитором. Необходимо также четко разграничивать переход прав кредитора к другому лицу, в том числе на основании сделки, и регрессные требования. Переход права требования влечет изменение обязательства, регресс - это всегда новое обязательство; регресс - это не переход права, а возникновение нового права.

    Диссертант в целях исследования основных проблем уступки права требования в современном гражданском праве России не ставил своей задачей проследить весь путь зарождения и становления цессии, поэтому в третьем параграфе изложен только краткий исторический обзор развития уступки права требования. Зародившиеся еще в Древнем Риме идеи, взгляды, теории об изменении кредитора в обязательстве, пройдя долгий и сложный путь, воплотились в основные положения, главенствующие принципы института цессии, которые нашли свое отражение во всех без исключения современных кодификациях гражданского права.

    Российскому дореволюционному гражданскому праву цессия была хорошо известна, а цивилисты дореволюционной России выработали грамотные, обоснованные и универсальные подходы для уяснения понятия цессии, ее условий, правовых последствий и т.д., которые не потеряли своей актуальности и в XXI веке.

    Во второй главе диссертации - "Основные концетуальные и правоприменительные проблемы уступки права требования"

    анализируются основные проблемы уступки права требования в современном гражданском праве России.

    В первом параграфе поддерживается имеющееся в цивилистической доктрине мнение о том, что, по общему правилу, всякое обязательственное право требования может быть уступлено кредитором другому лицу, недопустимость уступки права требования в силу природы (характера, сущности) данного права требования либо в силу прямого запрещения законом - это исключение.

    Во втором параграфе рассматривается проблема уступки права требования, возникшего из двусторонне обязывающего (двустороннего, взаимного) договора. Диссертант не может согласиться с существующим в судебной практике и юридической литературе мнением о том, что по такому договору кредитор не вправе уступить право требования иному лицу без перевода на это лицо своего долга (своих обязанностей), поскольку цессия влечет непременное выбытие кредитора из обязательства.

    12

    Эта идея основана на неверном представлении о сущности обязательства и допускает смешение понятий "обязательство" и "договор". Систематическое толкование норм ГК РФ позволяет признать отдельные виды обязательств, упоминаемые в части второй Кодекса (купля-продажа, аренда, подряд и т.д.), "обязательствами в широком смысле", с тем, что конкретные права требования кредитора к должнику в рамках обязательства в широком смысле могут рассматриваться как "обязательства в узком смысле". В подразделе I "Общие положения об обязательствах" раздела III "Общая часть обязательственного права" ГК РФ (где находится и глава 24 о перемене лиц в обязательстве) речь идет именно об обязательствах в узком смысле: Кодексом предусмотрены способы обеспечения исполнения обязательств, а не договоров; статья 328 ГК РФ регулирует отношения, связанные со встречным исполнением обязательств, а не договоров; ответственность установлена за нарушение обязательств, а не договоров и т.д. Толкование положений главы 24 ГК РФ также позволяет сделать вывод о том, что на основании сделки или закона происходит перемена лица (кредитора либо должника) в обязательстве, а не в договоре.

    Представляется, что в двусторонне обязывающих договорах кредитор может уступить свое конкретное право требования новому кредитору в соответствии с общими правилами об уступке права требования, сохраняя при этом иные права требования, вытекающие из договора, и оставаясь обязанным в тех обязательствах, где он является должником.

    Нельзя согласиться с мнением о том, что уступка требования, возникшего в рамках длящегося договорного обязательства, возможна при условии, если уступаемое требование является бесспорным, возникло до его уступки и не обусловлено встречным исполнением. Ни одно из этих условий не вытекает из закона. Наличие спорного требования, либо требования, срок исполнения которого еще не наступил, либо требования, обусловленного встречным исполнением, на действительность цессии не влияет. Права и законные интересы должника такой уступкой не могут быть нарушены. Уступка права требования не влечет перевод долга. Первоначальный кредитор и новый кредитор, заключая сделку, никак не могут лишить права должника выдвигать возражения против требования нового кредитора (ст. 386 ГК РФ), поскольку данное право гарантировано законом.

    В третьем параграфе рассматривается проблема частичной уступки права требования и высказываются возражения против имеющегося в юридической литературе и судебной практике мнения о недопустимости такой уступки, поскольку уступка требования влечет полную замену кредитора в обязательстве.

    Во - первых, такой подход никак не соответствует положениям нормы, изложенной в статье 384 ГК РФ, которая является диспозитивной.

    Во - вторых, систематическое толкование ГК РФ позволяет сделать вывод о том, что самим Кодексом установлены случаи, когда к новому кредитору

    13

    переходят права требования первоначального кредитора не в полном объеме, а в части (ст.ст. 361, 365, 965).

    В - третьих, наука гражданского права оперирует понятием "делимое обязательство", которое может быть исполнено по частям (ст. 311 ГК РФ), и автор не видит препятствий для частичной уступки права требования, возникшего из такого обязательства.

    Представляется необоснованным также мнение о том, что кредитор вправе уступить свои права полностью или частично в случае, когда докажет, что он полностью или частично выполнил свои обязательства по договору и остается кредитором. Необходимость такого доказывания никак не вытекает из закона. Даже если первоначальный кредитор не исполнил свои обязанности по договору полиостью или в части, то данное обстоятельство само по себе не является препятствием для уступки права требования полностью или в части, поскольку в связи с уступкой права требования полностью или в части перевод с первоначального кредитора на нового кредитора долга ни полностью, ни в части не происходит. После состоявшейся уступки первоначальный кредитор остается обязанным по договору, а должник в соответствии с положениями статьи 386 ГК РФ вправе выдвигать против требования нового кредитора все те возражения, которые он имел против требования первоначального кредитора. При этом не имеет никакого значения уступлено право требования полностью или в части.

    В четвертом параграфе аншшзируются с учетом складывающейся судебной практики и имеющихся в литературе мнений положения пункта 2 статьи 388 ГК РФ, в соответствии с которым не допускается без согласия должника уступка требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника.

    Представляется, что, по общему правилу, личность кредитора не имеет существенного значения для должника, личность кредитора, имеющая существенное значение для должника, - это исключение. Если личность кредитора имеет существенное значение для должника, то данное обстоятельство должно быть доказано тем, кто на это ссылается (как правило, это должник). При этом необходимо обратить внимание на то, что в силу п. 2 ст. 388 ГК РФ личность кредитора должна иметь непременно существенное значение для должника.

    В денежных обязательствах, то есть обязательствах, связанных с уплатой денег, личность кредитора для должника имеет существенное значение лишь в крайне редких случаях, поскольку уплата и получение денег предполагают минимум личных связей между кредитором и должником.

    Пункт 2 статьи 388 ГК РФ не может быть применен и в тех случаях, когда должник имеет возражения против требования первоначального кредитора (в этом случае цессия никак не может быть признана недействительной в связи с отсутствием согласия должника на уступку, а сам должник не лишен возможности защитить свои права и законные интересы, ссылаясь на ст. 386 ГК

    14

    РФ), а также тогда, когда должник по уступаемому первоначальным кредитором требованию одновременно является кредитором цедента по другому обязательству.

    В пятом параграфе затрагивается вопрос о действительности соглашения об уступке права требования, выраженного в иностранной валюте.

    Представляется, что сама по себе сделка уступки права требования, выраженного в иностранной валюте, не является ни текущей валютной операцией, ни валютной операцией, связанной с движением капитала. Валютной операцией являются расчеты (платежи) в иностранной валюте по исполнению должником обязательства по требованию нового кредитора. Валютной операцией также являются расчеты в иностранной валюте между новым кредитором и первоначальным кредитором за уступленное требование.

    В предпринимательской деятельности вполне возможна ситуация, когда новый кредитор, получив право требования, выраженное в иностранной валюте, готов получить долг от должника в российских рублях либо приобретает право требования не с целью получения долга, а с целью последующей уступки данного права требования другому лицу по иной, выгодной для цессионария цене. Поскольку расчеты (платежи) в иностранной валюте ни в той, ни в другой ситуации не происходят, первоначальному кредитору и новому кредитору нет необходимости получать разрешение (лицензию) Банка России на проведение валютной операции, связанной с движением капитала. Отсутствие такого разрешения не является основанием для признания уступки права требования недействительной.

    В шестом параграфе рассматриваются проблемы, связанные с возможностью уступки банком своего права требования к заемщику по кредитному договору.

    Трудно согласиться с мнением о том, что уступка банками права требования к заемщикам по кредитным договорам в пользу юридических лиц, которые не являются банками или иными кредитными организациями, не допускается, поскольку такая уступка противоречит закону.

    Российское законодательство не содержит специальных правил, ограничивающих возможность передачи банком права требования к заемщику по кредитному договору. Не противоречит передача таких прав и существу данного договора. Личность кредитора (заимодавца) для должника (заемщика) не имеет никакого значения. При уступке кредитором права требования, возникшего из кредитного договора, положение должника никак не ухудшается, поскольку денежный долг в связи с уступкой не увеличивается, само денежное обязательство не изменяется, а должник в соответствии со статьей 386 ГК РФ вправе выдвигать против требования нового кредитора все те возражения, которые он имел против требования первоначального кредитора.

    В седьмом параграфе рассматриваются проблемы, связанные с допустимостью уступки клиентом (владельцем счета) требований из договора банковского счета.

    15

    Представляется, что передача клиентом (владельцем счета) иному лицу прав по выдаче и перечислению соответствующих сумм со счета, проведению других операций по счету невозможна в связи с особенностью отношений между банком и клиентом по договору банковского счета (неделимость, неразрывность счета и, как следствие, взаимосвязь, неразрывность прав и обязанностей банка и клиента).

    Однако характер этих отношений никак не препятствует уступке клиентом иных прав, возникших из договора банковского счета и в связи с договором банковского счета. Например, требование клиента к банку об уплате процентов за пользование денежными средствами, находящимися на счете клиента (статья 852 ГК РФ), может быть уступлено иному лицу. В случае разглашения банком сведений, составляющих банковскую тайну (ст. 857 ГК РФ), клиент, права которого нарушены, вправе потребовать от банка возмещения причиненных убытков и препятствия для уступки клиентом данного права требования иному лицу отсутствуют. Не имеется препятствий и для уступки клиентом права требования возмещения иных убытков, возникших в связи с неисполнением либо ненадлежащим исполнением банком своих обязанностей по договору банковского счета, а также иных требований, связанных с ответственностью банка (в том числе штрафа за нарушение правил совершения расчетных операций по конкретному платежному поручению). Право требования на взыскание с банка остатка денежных средств по счету после расторжения договора банковского счета (ст. 859 ГК РФ) также может быть уступлено другому лицу.

    Вопросам, связанным с уступкой прав из договора аренды, посвящен восьмой параграф.

    Поскольку в денежных обязательствах должнику все равно, кому производить исполнение (платить деньги), а личность кредитора для должника имеет существенное значение лишь в крайне редких случаях, то арендодатель (кредитор по обязательству арендатора уплачивать арендную плату) вправе уступить свое право требование третьему липу без каких-либо ограничений (если договором аренды не предусмотрено, что арендодатель может уступить свое право на взыскание арендной платы только с согласия арендатора). Такая уступка возможна и в период действия договора аренды, и после прекращения действия договора.

    Не имеется препятствий для уступки арендатором иному лицу права требования к арендодателю (права пользования имуществом), однако в таком случае личность арендатора имеет существенное значение для арендодателя, поскольку арендодателю не безразлично кто будет пользоваться арендованным имуществом, поэтому согласно пункту 2 статьи 388 ГК РФ уступка права аренды может быть осуществлена только с согласия арендодателя.

    Нельзя согласиться с тем, что передача арендатором права аренды другому лицу может осуществляться лишь способами, предусмотренными пунктом 2 статьи 615 ГК РФ, то есть в порядке перенайма, внесения в качестве

    16

    вклада в уставный капитал хозяйственного общества или товарищества, внесения в качестве паевого взноса в производственный кооператив.

    Во - первых, различные ограничения гражданских прав, всевозможные презумпции устанавливаются законодателем намеренно и осознанно и выражаются четко и ясно, а из положений пункта 2 статьи 615 ГК РФ никак прямо не вытекает, что перечень случаев передачи права аренды арендатором другому лицу является исчерпывающим.

    Во - вторых, в тех случаях, когда законодатель желает ограничить возможность передачи права требования кредитором иному лицу, данный запрет специально указывается в законе (например, в силу ст. 631 ГК РФ передача арендатором своих прав по договору проката другому лицу не допускается). Иные нормы гражданского законодательства не содержат специальных правил, ограничивающих возможность передачи (в том числе на основании сделки) арендатором права аренды другому лицу.

    В - третьих, внесение арендатором права аренды в качестве вклада в уставный капитал хозяйственного общества или товарищества, в качестве паевого взноса в производственный кооператив представляет собой ни что иное как уступку права аренды.

    В - четвертых, предметом залога может быть только такое право требования, которое может быть предметом уступки (п. 1 ст. 336 ГК РФ), а в п. 2 ст. 615 ГК РФ возможность передачи арендатором с согласия арендодателя права аренды в залог прямо предусмотрена, поэтому можно сделать вывод, что законодатель не видит никаких препятствий ни для залога права аренды, ни для уступки права аренды.

    В - пятых, передача арендатором права аренды другому лицу без перевода обязанностей по договору аренды не противоречит природе арендных отношений.

    В девятом параграфе рассматриваются некоторые вопросы, связанные с уступкой внедоговорных требований. В большинстве случаев стороны заключают соглашение об уступке права требования, возникшего из договорного обязательственного отношения, однако ГК РФ не препятствует совершению уступки права требования, возникшего из иного обязательственного отношения.

    Трудно согласиться с имеющимся в юридической литературе и судебной практике мнением о том, что уступка права по регрессному требованию не допускается. В результате совершения сделки по уступке права требования происходит перемена кредитора в обязательстве, само обязательство не прекращается, оно изменяется, возникновение регрессного требования - это всегда возникновение нового обязательства. Поскольку при возникновении регрессного требования никакого изменения обязательства не происходит, то в п. 1 ст. 382 ГК РФ сказано, что правила о переходе прав кредитора к другому лицу не применяются к регрессным требованиям, то есть при возникновении регрессного требования нет необходимости обращаться к нормам главы 24 ГК

    17

    РФ. Ни закон, ни иные правовые акты не содержат какого-либо запрета на передачу другому лицу прав по регрессным требованиям.

    Не имеется также препятствий для передачи кредитором другому лицу права на возмещение убытков, возникших в результате причинения вреда. Сторона в недействительной сделке вправе уступить свое право требовать применения последствий недействительности сделки другому лицу.

    В третьей главе диссертации - "Понятие и правовая природа соглашения об уступке права требования" - содержится характеристика соглашения об уступке права требования, определяется предмет данного соглашения, а также рассматриваются проблемы ответственности первоначального кредитора за недействительность переданного требования.

    В первом параграфе диссертант, анализируя "договор цессии", обращает внимание на то, что уступка права требования не может существовать "сама по себе". Цессия всегда предполагает наличие правоотношения, на основании которого первоначальный кредитор передает право требования новому кредитору. Таким основанием может быть купля-продажа права, дарение, внесение права требования в качестве вклада в уставный капитал хозяйственного товарищества или общества, обеспечение исполнения другого обязательства между цедентом и цессионарием и др. Соглашение о цессии между первоначальным кредитором и новым кредитором может быть совершено в рамках договора комиссии. Требование может быть передано первоначальным кредитором новому кредитору взамен уплаты денег либо взамен передачи иного имущества в связи с уже существующими отношениями между ними, то есть в качестве отступного.

    Цессия может быть и возмездной, и безвозмездной - все зависит от тех отношений, на которые цессия опирается, однако сам по себе факт отсутствия в соглашении условия о встречном предоставлении со стороны нового кредитора не является безусловным основанием для признания такой цессии договором дарения, поскольку обязательным признаком договора дарения должно служить вытекающее из соглашения о цессии очевидное намерение передать право в качестве дара.

    Право требования к должнику всегда передается цедентом цессионарию на основании существующих между ними обязательств, а в тех случаях, когда такие обязательства (основание цессии) отсутствуют либо оно (основание цессии) недействительно, необходимо говорить о неосновательной передаче права требования.

    На наш взгляд, если уступка права требования соответствует всем требованиям, установленным главой 24 ГК РФ, то она существует независимо от своего основания. Такая сделка не является недействительной, а переход права требования от кредитора к другому лицу должен признаваться состоявшимся. Даже если должник и (или) третьи лица знают или должны знать, что цессия совершена на основании несуществующего или

    18

    недействительного обязательства, надлежащим кредитором, обладателем права требования является новый кредитор, а отношения между первоначальным кредитором и новым кредитором в таком случае должны быть урегулированы по правилам о неосновательном обогащении.

    Во втором параграфе определяется предмет соглашения об уступке права требования.

    Необходимо поддержать сложившееся в юридической литературе и судебной практике мнение о том, что предметом договора цессии является то право требования, которое по воле заключающих договор сторон переходит от первоначального кредитора к новому кредитору. Указание в соглашении о цессии конкретного уступаемого права требования направлено не только на установление содержания правоотношения между цедентом и цессионарием, но и на защиту интересов должника, который заинтересован надлежаще исполнить свою обязанность надлежащему кредитору, и третьих лиц (например, кредиторов цедента), тем более, когда цедент имеет к одному и тому же должнику несколько требований либо уступает новому кредитору право требования в части долга.

    Однако трудно согласиться с мнением о том, что в договоре уступки права требования должно быть указано обязательство, из которого возникло требование, либо должна быть ссылка на договор, послуживший основанием возникновения обязательства, права по которому переходят к новому кредитору. Сделка по уступке права требования должна считаться заключенной тогда, когда толкование соглашения между цедентом и цессионарием по правилам статьи 431 ГК РФ позволяет установить о каком обязательстве, возникшем между цедентом и должником, и каком уступаемом требовании идет речь, то есть право требования должно быть определимым.

    Представляется, что понятие "предмет соглашения об уступке права требования" не включает в себя сумму требования, передаваемого первоначальным кредитором новому кредитору. Если из содержания договора цессии невозможно определить объем уступленного права требования, то согласно статье 384 ГК РФ право требования переходит в том объеме, который существовал к моменту перехода права требования. При отсутствии указания на объем и условия уступаемого права требования договор цессии не может быть признан незаключенным либо недействительным.

    В третьем параграфе рассматриваются проблемы ответственности первоначального кредитора за недействительность переданного требования.

    Действительность сделки уступки права требования не должна ставиться в зависимость от действительности права, которое передается новому кредитору. Недействительность уступленного права влечет ответственность цедента, а не недействительность сделки уступки требования. Данный вывод можно сделать из положений статьи 390 ГК РФ. В соответствии с ней первоначальный кредитор, уступивший требование, отвечает перед новым кредитором за недействительность переданного ему требования.

    19

    Проанализировав положения ГК РФ, можно сделать вывод о том, что цедент несет ответственность за недействительность переданного требования только в случае заключения с цессионарием возмездной сделки уступки права требования. Уступивший право требования по договору дарения не несет ответственности за недействительность требования.

    Под недействительным требованием необходимо понимать, в первую очередь, требование, которое опирается на недействительное основание, то есть если заключенная между первоначальным кредитором и должником сделка ничтожна, то и все требования, возникшие из такой сделки, также ничтожны, однако ст. 390 ГК РФ должна применяться и в тех случаях, когда цедентом уступлено несуществующее право требования. Например, цедент должен нести ответственность тогда, когда он уступает требование, возникшее из обязательства, уже прекращенного к моменту уступки (исполнением, предоставлением отступного, зачетом, новацией, прощением долга и т.д.).

    Положения ст. 390 ГК РФ в части установления ответственности цедента за уступку недействительного требования направлены на защиту интересов цессионария. Цедент несет ответственность независимо от того, сознательно он заключал соглашение об уступке недействительного, несуществующего (полностью или в части) права требования или в результате собственного заблуждения. Цедент несет ответственность независимо от того, известны ему возражения должника, способные парализовать уступленное право требования, или нет. Цедент также отвечает за то, что уступил требование, которое в момент уступки хотя и было действительным, но в последующем было признано недействительным.

    В Заключении диссертации обобщается изложенное.

    Изучив проблемы уступки права требования в современном гражданском праве России, диссертант приходит к выводу о том, что современный гражданский оборот настоятельно требует снятия различных преград и заслонов для все более активного применения цессии. Хронические неплатежи, огромная взаимная задолженность участников предпринимательской деятельности могли бы быть сведены к минимуму, если бы цессия не только заняла свое достойное место в системе российского гражданского права, но и нашла всемерную поддержку у правоприменительных органов.

    В силу статьи 388 ГК РФ уступка требования кредитором другому лицу допускается, если она не противоречит закону, иным правовым актам или договору. Любое толкование данной нормы не должно вступать в противоречие с основным принципом института уступки права требования: всякое обязательственное право требования может быть уступлено кредитором другому лицу - это общее правило, недопустимость уступки права требования - это исключение.

    20

    Основные положения диссертации опубликованы в следующих работах:

    1. Почуйкин В.В. Некоторые вопросы уступки права требования в современном гражданском праве // Хозяйство и право, 2000, № 1. - 0,8 п.л.

    2. Почуйкин В.В. Цессия в российском дореволюционном и советском гражданском праве // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ, 2000, №4.-0,7 п.л.

    3. Почуйкин В.В. Соглашение об уступке права требования в спорах, рассматриваемых арбитражными судами // Арбитражная практика. Специальный выпуск. Уступка права требования, 2001. - 0,6 п.л.

    4. Почуйкин В.В. Ответственность цедента за недействительность переданного требования // Закон, 2001, № 12.-0,9 п.л.

    5. Почуйкин В.В. Уступка права требования в гражданском праве // Актуальные проблемы гражданского права: Сборник статей. Вып. 4 / Под ред. проф. М.И.Брагинского. - М.: Издательство НОРМА, 2002. - 2,4 п.л.

    6. Почуйкин В.В. Перенаем и субаренда // Закон, 2000, №11.-1,1 п.л.



    [1] Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права (по изданию 1907 г.). - М.: СПАРК. 1995. С. 288.

Информация обновлена:12.02.2004


Сопутствующие материалы:
  | Персоны | Защита диссертаций 
 

Если Вы не видите полного текста или ссылки на полный текст книги, значит в каталоге есть только библиографическое описание.

Copyright 2002-2006 © Дирекция портала "Юридическая Россия" наверх

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
Rambler's Top100 Яндекс цитирования

Редакция портала: info@law.edu.ru
Участие в портале и более общие вопросы: reception@law.edu.ru
Сообщения о неполадках и ошибках: system@law.edu.ru