Учиться в России!
Регистрация »» // Логин:  пароль:

Федеральный правовой портал (v.3.2)
ПОИСК
+ подробный поиск
Подняться выше » Главная/Все книги/

Источник: Электронный каталог отраслевого отдела по направлению «Юриспруденция»
(библиотеки юридического факультета) Научной библиотеки им. М. Горького СПбГУ

Правовые последствия нарушения договора международной купли-продажи товаров :

АР
Ж359 Жарский, А. В. (Андрей Валерьевич).
Правовые последствия нарушения договора международной
купли-продажи товаров :На основе Венской Конвенции ООН 1980
г. : Автореферат диссертации на соискание ученой степени
кандидата юридических наук. Специальность 12.00.03 -
Гражданское право ; Предпринимательское право ; Семейное
право ; Международное частное право /А. В. Жарский ; Науч.
рук. А. Н. Романович ; Белорусский государственный
университет. -Минск,2001. -20 с.-Библиогр. : с. 17.
Материал(ы):
  • Правовые последствия нарушения договора международной купли-продажи товаров.
    Жарский, А. В.

    Научная новизна и значимость полученных результатов. Настоящая работа представляет собой первое в белорусской юридической науке исследование правовых последствий нарушения договора международной купли-продажи товаров, в котором предлагается собственный подход автора к их рассмотрению, основывающийся на международно-правовой регламентации и на правоприменительной практике различных государств.

    На основе анализа различных подходов к рассмотрению правовых последствий нарушения договора, автор приходит к заключению о необходимости их исследования через категорию средств правовой защиты. Предлагается собственная классификация средств правовой защиты, определяется понятие нарушения договора применительно к Венской конвенции как достаточное основание для осуществления средств правовой защиты, сформулированы общие принципы, лежащие в основе Конвенции и подлежащие применению при рассмотрении вопросов, прямо не разрешенных в данном международном договоре. На основе исследования соответствующих норм Конвенции, истории ее разработки и практики применения, автором выделяются необходимые условия для реализации конкретных средств правовой защиты, указываются возможные ограничения для их осуществления, формулируются предложения и рекомендации субъектам хозяйствования Республики Беларусь по эффективной защите нарушенных интересов. Полученные теоретические результаты обеспечивают дальнейшее углубление и развитие научных взглядов о том, что представляют собой средства правовой защиты как последствия нарушения договора, каково их соотношение, в чем специфика отдельных средств защиты и проблемы их применения в свете отечественной доктрины права и национального законодательства Республики Беларусь.

    Основные положения диссертации, выносимые на защиту:

    Положение о том, что необходимой и достаточной основой для уяснения и правильного понимания последствий нарушения договора международной купли-продажи товаров по Венской конвенции ООН 1980 г. является использование категории средств правовой защиты, что исключает возможность для правоприменительных органов Республики Беларусь обращаться при толковании и применении ее норм к таким характерным для белорусского гражданского права категориям, как "гражданско-правовая ответственность", "основания освобождения от ответственности", "меры оперативного воздействия".

    Положение о том, что при решении на практике вопроса о соотношении, совмещении для субъекта хозяйствования Республики Беларусь средств правовой защиты на основе Конвенции, необходимо исходить из того, что принцип обеспечения полной компенсации, лежащий в основе правового регулирования средств правовой защиты, исключает совмещение таких средств, если это будет вести к обогащению потерпевшей стороны.

    Закрепленное в Венской конвенции право требовать исполнения от должника обязанностей при нарушении договора представляет собой не элемент обязательства либо логическое следствие такового, а одно из средств правовой защиты, сущность которого как раз и проявляется в возможности для пострадавшей стороны обратиться к судебным органам и получить решение, принуждающее именно должника к осуществлению любой из его договорных обязанностей в натуре. При этом:

    хозяйственный суд Республики Беларусь обязан принудить должника к исполнению в натуре, если соблюдены условия белорусского права в отношении аналогичных договоров купли-продажи (покупателем предъявлено требование о передаче индивидуализированного товара, определено его место нахождения);

    в качестве существенного фактора, снижающего эффективность использования
    на основе Венской конвенции данного средства, является то обстоятельство, что Конвенция (ст.28) не учитывает вероятность осуществления такого принудительного исполнения не по месту рассмотрения спора, и, соответственно, не позволяет принять во внимание соответствующие национальные нормы того государства, где будет принудительно исполняться решение, обязывающее должника выполнить обязательства в натуре;

    субъектам хозяйствования Республики Беларусь с целью обеспечения эффективной защиты их нарушенных интересов необходимо учитывать при выборе этого средства соответствующие национальные нормы того государства, где принудительное исполнение будет осуществляться.

    Положение о том, что в Венской конвенции в качестве критерия для определения того ущерба от нарушения договора международной купли-продажи товаров, на компенсацию которого пострадавшая сторона и будет управомочиваться, закреплен только критерий предвидения неисправной стороной характера ущерба от возможного нарушения. Поэтому использование правоприменительными органами Республики Беларусь для этих целей причинной связи между нарушением договора и возмещаемым ущербом недопустимо.

    Венская конвенция ООН 1980 г. (ст.79) в своем регулировании охватывает как те случаи, когда после заключения договора международной купли-продажи товаров исполнение становится абсолютно невозможным, так и те ситуации, когда исполнение в силу существенного изменения обстоятельств становится всего лишь затруднительным (hardship). Следствием этого, если стороны не исключили применение Венской конвенции или отдельных ее положений, является:

    невозможность обращаться к нормам субсидиарно применимого национального права и требовать как прекращения обязательств в связи с невозможностью исполнения, так и ссылаться на существенное изменение обстоятельств в качестве основания изменения договора либо основания для освобождения от его исполнения;

    субъект хозяйствования, столкнувшийся с существенным изменением обстоятельств, может доказать, что они удовлетворяют критерию "разумно непреодолимого препятствия'" и требовать соответственно освобождения от уплаты убытков за неисполнение в течение времени, пока продолжает существовать такое препятствие вне контроля.

    Проценты по ст.78 Конвенции представляют собой особое средство правовой защиты, устанавливающее специальный режим для защиты тех интересов пострадавшей стороны, которые связаны с компенсацией ущерба, являющегося результатом просрочки в получении денежной суммы. При определении процентной ставки по ст.78 Конвенции хозяйственным судам Республики Беларусь необходимо:

    обращаться к субсидиарно применимому национальному праву, допуская использование для этих целей в случае, если таковым будет белорусское право, ст.366 ГК Республики Беларусь как в отношении денежного обязательства, выраженного в белорусских рублях, так и в отношении денежного обязательства, выраженного в иностранной валюте;

    в случае, если применимое к контракту право (lex contractus) запрещает взыскание процентов, либо предусматривает их взыскание только в отношении национальных денежных средств, следует, в силу ст.7(2) Конвенции, допускать обращение к принципу обеспечения полной компенсации потерпевшей стороны, который лежит в основе Конвенции, и из которого следует применение процентной ставки, обычно взимаемой по краткосрочным кредитам в отношении валюты платежа в месте нахождения кредитора;

    позиция Высшею Хозяйственного Суда Республики Беларусь (п.36 постановления Пленума №3 от 7 июня 2001 г. «О практике рассмотрения хозяйственными судами Республики Беларусь дел с участием иностранных лиц») о возможности для хозяйственных судов при определении ставки процентов по ст.78 Конвенции обращаться к «общим нормам международных коммерческих договоров» (ст.7.4.9. Принципов УНИДРУА), подлежит корректировке и не может рассматриваться в качестве общего правила.

Информация обновлена:31.01.2002


Если Вы не видите полного текста или ссылки на полный текст книги, значит в каталоге есть только библиографическое описание.

Copyright 2002-2006 © Дирекция портала "Юридическая Россия" наверх
Редакция портала: info@law.edu.ru
Участие в портале и более общие вопросы: reception@law.edu.ru
Сообщения о неполадках и ошибках: system@law.edu.ru