Учиться в России!
Регистрация »» // Логин:  пароль:

Федеральный правовой портал (v.3.2)
ПОИСК
+ подробный поиск
Подняться выше » Главная/Все статьи/

Источник: Электронный каталог отраслевого отдела по направлению «Юриспруденция»
(библиотеки юридического факультета) Научной библиотеки им. М. Горького СПбГУ


Шишов, О. Ф.
Андрей Андреевич Пионтковский (1898 - 1973) /
О. Ф. Шишов.
//Правоведение. -1977. - № 2. - С. 105 - 112
  • Статья находится в издании «Правоведение.»

  • Материал(ы):
    • Андрей Андреевич Пионтковский (1898-1973).
      Шишов, О. Ф.

      О. Ф. Шишов,

      кандидат юридических наук

      Андрей Андреевич Пионтковский (1898—1973)

      В плеяде выдающихся советских ученых-юристов, находящихся у истоков советской правовой науки, видное место принадлежит заслу­женному деятелю науки РСФСР, члену-корреспонденту АН СССР, доктору юридических наук, профессору Андрею Андреевичу Пионтковскому.

      Андрей Андреевич Пионтковский родился в 1898 г. в Ярославле в семье крупного ученого-криминалиста, профессора Демидовского лицея в Ярославле, а затем Казанского университета Андрея Антоно­вича Пионтковского, выделявшегося среди русской дореволюционной профессуры прогрессивностью своих взглядов и убеждений. Будучи сторонником социологического направления в уголовном праве дереволюционной России, Андрей Антонович Пионтковский исходил из того, что преступление — сложный результат разнообразных факторов — фи­зиологических, социальных и индивидуальных. В основе теоретической концепции видного русского ученого лежали идеи гуманизма и справед­ливости. Не случайно поэтому он одним из первых теоретически обосно­вал необходимость условного осуждения и условно-досрочного освобож­дения.1

      Воспитанию детей в семье Пионтковских и прежде всего привитию навыков высокой гражданской ответственности, идейной убежденности, честности и принципиальности уделялось серьезное внимание.

      Окончив гимназию, юноша поступает на юридический факультет Казанского университета. Уже в годы учебы определились его науч­ные интересы. Его привлекают проблемы уголовного права, филосо­фия права и история философии. Этим интересам он оставался верен на протяжении всей последующей жизни. Окончание А. А. Пионтковским юридического факультета совпало с Великой Октябрьской социа­листической революцией, коренным образом изменившей жизнь всех классов и слоев русского общества, поставившей перед молодым Со­ветским государством ряд важнейших задач в различных сферах обще­ственной жизни.

      Сложные задачи стояли перед первым в мире социалистическим государством и в области уголовной политики, утверждения социали­стической законности и правопорядка. В первые годы Советской власти наука уголовного права находилась под сильным влиянием буржуаз­ного юридического мировоззрения. Научная разработка проблем совет­ского уголовного права велась в условиях острой идеологической борь­бы. В утверждении марксистской теории уголовного права наряду с Н. В. Крыленко, П. И. Стучкой, М. Ю. Козловским и др. активное участие принимает и молодой Андрей Андреевич Пионтковский. Будучи приглашённым на преподавательскую работу сначала в Туркестанский университет, а затем в 1923 г. на юридический факультет Московского  государственного университета, А. А. Пионтковский много сил и энер­гии отдает подготовке юридических кадров первого в мире социалисти­ческого государства.

      Начиная с 1921 г. А. А. Пионтковский ведет плодотворную науч­ную и преподавательскую деятельность. Активно включившись с 1923 г. в научную и общественную жизнь Московского университета, он реши­тельно борется с влиянием буржуазной идеологии в правовой науке. Получившие отражение во Второй Программе РКП (б) ленинские идеи в области уголовной политики нуждались в претворении в жизнь. Уже в первой работе А. А. Пионтковского, созданной на основе социологи­ческих данных и (материалов статистики, содержится анализ природы преступлений в условиях переходного периода, дается характеристика отдельных видов преступлений, их динамика и структура.2 Молодой ученый с марксистских, классовых позиций подходит к оценке преступлений того периода, дает прогноз о постепенном сокращении преступ­ности по мере успешного продвижения нашего общества к коммунизму.

      В 1924 г. А. А. Пионтковскому присуждается звание профессора. В его учебниках по Общей и Особенной части советского уголовного права впервые делалась попытка осветить вопросы теории уголовного права с позиций маркой стекой (Методологии и советского уголовного законодательства, показывалась неразрывная связь уголовного права и уголовной политики. «Без теоретической разработки уголовной поли­тики пролетарского государства ib наше время, — писал А. А. Пионт­ковский, — нельзя говорить о марксистской теории уголовного права».3 Обращалось внимание на определенную социальную обусловленность уголовно-правовых норм. «Юридическая разработка советского уголов­ного права должна производиться при постоянном учете социального содержания соответствующих уголовно-правовых норм».4 Серьезное внимание уделялось причинам преступности, социологический аспект исследования сочетался с юридическим, широко и обстоятельно были представлены статистические материалы.

      Одним из первых среди ученых-юристов А. А. Пионтковский обра­щается к тщательному изучению и обобщению великого ленинского наследия в области уголовного права и уголовной политики. В 1930 г. .выходит его книга «Вопросы уголовного права в сочинениям В. И. Ленина». В .ней собраны все известные к тому времени высказы­вания В. И. Ленина по вопросам уголовного права, уголовной полити­ки, проблемам преступности, борьбы с ней и т. д. Книга сыграла важ­ную роль в борьбе с буржуазным юридическим мировоззрением в на­шей стране и в пропаганде ленинских идей в области уголовной поли­тики.

      В двадцатые годы А. А. Пионтковский серьезное внимание уделяет, проблемам марксистской теории уголовного права. В (выдержавшем два издания сборнике статей «Марксизм и уголовное право» большое значение придается практической значимости теоретической разработ­ки марксистской теории уголовного права. «Историко-материалистическим объяснением вопросов уголовного права и теоретической разработанной уголовной политики, — писал он, — не исчерпывается содержание теории советского уголовного права. Уголовно-политические требования должны быть воплощены в соответствующие законодательные уголовно-правовые формы. Существующие законодательные уголовно-правовые постановления должны быть надлежащим образом проведены в жизнь. Для построения уголовного законодательства и для его прак­тического применения необходимо овладеть искусством построения и анализа законодательных уголовно-правовых форм».5

      Обстоятельной критике подверг А. А. Пионтковский меновую кон­цепцию Е. Б. Пашуканиса, показав неприемлемость утверждения по­следнего, «что уголовно-правовая форма “наказание — возмездие” не­изменно и одинаково существует и должна существовать во всяком то­варном обществе».6 Отдельные же ошибочные суждения самого А. А. Пионтковского были результатом творческих поисков, страстным же­ланием ученого найти новые пути и методы, освободить советскую тео­рию права от оков буржуазного юридического мировоззрения и овла­деть марксистско-ленинской методологией в области уголовного права. Еще в 1925 г. в письме «К криминалистам—революционным маркси­стам», подписанном группой советских ученых-криминалистов, в том числе и А. А. Пионтковоким, в частности, говорилось: «Создавшееся положение настоятельно требует, чтобы криминалисты, стоящие на поч­ве революционного марксизма, поставили себе неотложной задачей си­стематическую борьбу с классовой идеологией буржуазных криминали­стов и разоблачение классовой сущности буржуазного законодательст­ва я судебной практики».7

      В эти же годы А. А. Пионтковокий успешно сочетал преподава­тельскую деятельность в Московском университете с научно-исследо­вательской работой в Государственном Институте по изучению пре­ступника и преступности. При его участии, в частности, выходит инте­ресная работа «Растраты и растратчики». Уже тогда ученый серьезное внимание уделяет подготовке научно-преподавательских кадров, в кото­рых так нуждалась в то время юридическая наука. Среди его учеников были А. А. Герцензон, В. Д. Меньшагин, Н. Д. Дурманов, Б. С. Маньковский, ставшие впоследствии видными советскими учеными-крими­налистами.

      С 1931 по 1950 гг. А. А. Пионтковский заведует кафедрой уголов­ного права в Московском юридическом институте, сочетая эту деятель­ность с работой во Всесоюзном институте юридических наук и Военно-юридической академии.

      В конце двадцатых — начале тридцатых годов, когда в работах ряда криминалистов проявлялось определенное нигилистическое отно­шение как к советскому уголовному праву в целом, так и к отдель­ным его институтам, А. А. Пионтковский с присущими ему всегда стой­костью, убежденностью и принципиальностью доказывал вою несо­стоятельность и вредность такого рода попыток.

      В конце тридцатых годов ученый принял активное участие в созда­нии учебников по Общей и Особенной части советского уголовного права, которые увидели свет в 1938 г. и выдержали шесть изданий.

      Круг научных интересов А. А. Пионтковского был чрезвычайно широк. В его творчестве сочетались плодотворная научно-исследова­тельская деятельность в области уголовного права и глубокая теорети­ческая разработка проблем истории философии права и теории права.

      Еще в середине тридцатых годов А. А. Пионтковский обращает свои научные интересы к уголовно-правовым теориям ярких представите­лей (немецкой классической фллософии: Фихте, Канта и Гегеля,8 Уго­ловно-правовым взглядам Фихте, Канта и Ансельма Фейербаха посвя­щается его докторская диссертация, защищенная в 1939 г. и тогда же опубликованная. Методологическая, и социально-политическая оценка уголовно-правовых воззрений представителей немецкой классической философии дается на основе серьезного марксистского анализа. Иссле­дование уголовно-правовых теорий представителей немецкой классиче­ской философии ученый продолжает в послевоенный период.

      В 1948 г. выходит в свет его монография «Учение Гегеля о праве и государстве и его уголовно-правовая теория». В рецензии на эту мо­нографию M. M. Исаев отмечал, что такого глубокого и всестороннего исследования уголовно-правовых взглядов великого немецкого фило­софа не содержалось ни в одной из работ как зарубежных, так и оте­чественных авторов.9 А. А. Пионтковский стремился рассмотреть фило­софию права Гегеля в рамках системы его философии в целом и по­этому исследовал, помимо «Философии права» Гегеля, и другие произ­ведения, не связанные с его пониманием государства и права. Критиче­ски сопоставив гегелевскую философию права с основными положения­ми всей гегелевской идеалистической философии, А. А. Пионтковский вскрыл внутреннюю противоречивость и непоследовательность, про­грессивность и консервативность политических воззрений Гегеля. В 1963 г. выходит в свет 2-е издание книги о Гегеле. .Венгерский академик: Имре Сабо отмечал по этому поводу: «Выход в свет книги А. А. Пионтковского является важным фактором с точки зрения марксистско-ленин­ской науки о государстве и праве. Эта работа расширяет марксистско-ленинскую критику философии государства и права Гегеля. Следует сказать, что книга А. А. Пионтковского представляет интерес не толь­ко для советской науки права, но и для науки других социалистиче­ских стран».10 Изданная в ГДР, книга также получила высокую оценку в печати. Проблеме исследования правовых взглядов Канта и Гегеля: А. А. Пионтковский уделял серьезное внимание до последних дней. Выступая с трибуны международных совещаний, А. А. Пионтковский последовательно отстаивал правоту марксистско-ленинских идей в оцен­ке немецкой классической философии, показывая несостоятельность со­временного «неокантианства» и «неогегельянства».11

      Глубокое знание философии дало возможность А. А. Пионтковскому одним из первых в советской уголовно-правовой науке обратить­ся к разработке таких серьезных и сложных проблем, как причинная связь и вина. Уже в первых своих учебниках по общей части уголовно­го права он пытается подойти к исследованию причинной связи с общефилософских позиций. Вместе с тем он ошибочно полагал, что выра­жением материалистического взгляда на причинность в уголовном пра­ве является теория «conditio sine qua non».12

      В последующие годы А. А. Пионтковский, углубленно занимаясь проблемой причинной связи в уголовном праве, выдвигает ряд оригинальных положений, которые восприняты многими советскими крими­налистами. Подойдя « проблеме причинной связи с позиций материа­листической диалектики, он обосновывает теорию причинной связи, опираясь на такие категории диалектического материализма, как при­чина и следствие, возможность и действительность, случайность и не­обходимость. При этом он исходит из того, что уголовная ответствен­ность может наступить только за такое виновное человеческое поведе­ние, которое с необходимостью повлекло за собой преступный резуль­тат. По его мнению, установление необходимой причинной связи в отли­чие от случайной связи требует выяснения, было ли наступившее в действительности последствие реально возможным последствием совершенного виновным действия. Необходимая причинная связь между дан­ным действием и последствием создается в результате превращения этой реальной возможности в действительность. Эту концепцию А. А. Пионтковский отстаивал, последовательно развивал и дополнял на протяжении более чем тридцати лет.13

      Неоценим вклад А. А. Пионтковского в разработку таких важней­ших и основополагающих разделов теории советского уголовного пра­ва как основание уголовной ответственности и вина. В развернувшей­ся в начале пятидесятых годов дискуссии о вине и составе преступления он занял последовательную позицию, отстаивая идеи, направленные на укрепление социалистической законности и (правопорядка. Одним из первых он выдвинул положение о том, что наличие признака состава того или иного преступления в деянии лица является единственным ос­нованием привлечения лица к уголовной ответственности. Подавляю­щее большинство участников дискуссии присоединилось к его точке зрения. Дискуссия по вопросам состава преступления и оснований уго­ловной ответственности, прошедшая в 1954—1955 годах, активным уча­стником которой был А. А. Пионтковский, «внесла определенную яс­ность в этот важнейший вопрос уголовного права, помогла сформули­ровать правильное мнение советской правовой науки в этом вопросе».14

      Последовательно отстаивая материалистическое понимание вины в советском уголовном праве, А. А. Пионтковский решительно выступил против попыток перенесения в советскую науку уголовного права так называемой оценочной концепции вины, своими корнями уходящей в буржуазную уголовно-правовую доктрину, как несовместимой с зада­чами укрепления социалистической законности. Положение А. А. Пионтковокого о том, что вина не чисто психологическое понятие, а соци­ально-политическая категория, поскольку представляет собой субъек­тивную сторону деяний, расцениваемых государством как общественно опасные, получило поддержку большинства советских криминалистов. «Однако вина определенного лица в совершении преступления реальна и существует независимо от того, познана она или не познана судебны­ми органами»,15 — справедливо писал он.

      По какому бы вопросу советского уголовного права, будь то вина, основание уголовной ответственности, соучастие, цели наказания, ни выступал А. А. Пионтковский, везде ощущалась железная логика, по­лемический задор, страстная убежденность, а главное — забота об укреплении правовых основ нашей государственной и общественной жизни, охране прав личности. Говоря о широте научных интересов и разносторонности таланта этого выдающегося советского ученого, нель­зя пройти мимо вклада, который он внес в общую теорию советского права, и прежде всего в разработку ее методологических проблем.

      Одним из первых А. А. Пионтковский приступил к разработке ме­тодологических проблем советской правовой науки. Его работа «К ме­тодологии изучения действующего права», опубликованная в 1946 г., по сей день не потеряла своей актуальности и научной ценности.16 Ее зна­чение, помимо глубокого философского анализа методологических основ, права, состоит еще и в том, что она привлекла внимание советских пра­воведов к проблемам методологии права.

      Выступая против запутанных буржуазными юристами отдельных правовых дефиниций, А. А. Пионтковский серьезное внимание уделял необходимости выработать четкие определения юридических понятий в советской правовой науке. Автор убедительно показал и обосновал необходимость при изучении правовых явлений опираться на законы и категории марксистской диалектики, выявлять своеобразие их примене­ния к познанию права как специфического общественного явления. «Ме­тодологические вопросы, — подчеркивал он, — имеют большое значение при разрешении основной задачи наших юридических наук — изучении действующего социалистического права в целях его правильного приме­нения на практике».17 Иначе говоря, методологические вопросы права имеют важное практическое значение.

      Методологическим проблемам правовой науки А. А. Пионтковский уделяет внимание и в последующие годы.18 Глубокое знание и владение марксистской методологией в области права позволило А. А. Пионтковскому выдвинуть ряд оригинальных концепций, отличающихся новиз­ной, логичностью и строгой последовательностью суждений, например, о включении в общее понятие .права субъективных прав граждан, об уголовных правоотношениях и др.

      В пятидесятые и шестидесятые годы А. А. Пионтковский выступает с целой серией статей и разделов в коллективных монографиях, посвя­щенных проблемам теории права и социалистической законности.19 В этих работах А. А. Пионтковский убедительно показывает значение права и социалистической законности в условиях общенародного государства. Работы ученого, посвященные общенародному праву и закон­ности, пронизывает идея неразрывной связи законности и охраны прав, личности в социалистическом обществе. Неукоснительное соблюдение законности раскрывает необозримые горизонты для всестороннего рас­цвета личности. Поборник гуманности и справедливости, А. А. Пионтковский одним из первых выступил с предложением о необходимости тщательного изучения причин преступности в нашей стране и ее скорей­шего искоренения.20 В круг его научных интересов входили и вопросы международного уголовного права. Так, его перу принадлежит интерес­ная работа «Вопросы материального уголовного права на Нюрнберг­ском процессе», опубликованная в 1948 г.

      С 1955 г. и до последних дней А. А. Пионтковский работал в Институте государства и права АН СССР, ведя плодотворную научную« деятельность в области теории уголовного права, истории политиче­ских учений и теории государства и права. В соавторстве с В. Д. Меньшагиным и В. М. Чхиквадзе им опубликован двухтомный Курс Особен­ной части советского уголовного права (1955—1958). В 1961 г. из-под, пера А. А. Пионковского выходит крупная монография—результат его многолетнего научного труда — «Учение о преступлении», он явля­ется соавтором книги «Теория государства и права» (1962) и четырех­томного Курса общей теории государства и права. В последние годы, жизни А. А. Пионтковский участвовал в подготовке шеститомного Кур­са советского уголовного права, был автором ряда разделов (второй, том написан им полностью), одним из членов редакционной коллегии. После завершения работы над этим изданием он приступил к подго­товке двухтомной истории науки советского уголовного права. Однако смерть помешала ему осуществить полностью свой замысел.

      На протяжении всей своей творческой деятельности А. А. Пионт­ковский сочетал научно-исследовательскую и преподавательскую рабо­ту с практикой и общественной деятельностью. В послевоенные годы, он избирался членом Верховного Суда СССР, а в последние годы был членам Научно-консультативного совета при Верховном Суде СССР.

      На протяжении всей жизни А. А. Пионтковский вел неутомимую борьбу с легковесным подходом к научным проблемам и конъюнкту­рой. Его творческой индивидуальности были присущи такие характер­ные черты, как новаторство, научная принципиальность, смелость в по­становке и решении научных проблем, последовательное отстаивание конкретных идей. Страстная убежденность в правоте своих убежде­ний, бескомпромиссность были постоянными спутниками его творчест­ва. Так, еще в двадцатые годы им было выдвинуто положение о том,. что по мере ослабления общего предупреждения задача специального предупреждения при применении уголовного наказания должна все больше в области борьбы с преступностью выдвигаться на первое ме­сто.21 Этот тезис разделялся в то время и в последующие годы далеко не всеми и даже ставился под сомнение. Тем не менее А. А. Пионтков­ский продолжал его развивать. И его прогноз подтвердился. В настоящее время большинство криминалистов признает справедливость, научного предвидения А. А. пионтковскоро. Профессор И. И. Карпец в одной из своих работ пишет: «Перспектива, нарисованная А. А. Пионтковским 40 лет назад, безусловно, правильная».22

      А. А. Пионтковский активно пропагандировал идеи гуманизма и справедливости. Это выражалось, в частности, в том, что он отстаивал необходимость сокращения сферы уголовной репрессии и широкого применения мер убеждения, в том числе мер общественного воздействия.

      Гуманистические идеи нашли свое выражение и в подходе А. А. Пионтковского к такой важной проблеме, как проблема целей наказа­ния в советском уголовном праве. Будучи противникам взгляда на ка­ру как на цель наказания, он последовательно исходил из того, что взгляд на наказание как на акт возмездия лежит в основе уголовного законодательства и судебной практики буржуазных стран. Идея же воз­мездия несовместима с принципами коммунистической нравственности и пролетарской справедливости. Кару нельзя рассматривать как цель наказания в советском обществе, ибо противоположное означает, что наказание для нас—-самоцель. Важнейшими целями наказания, по его мнению, являются исправление и перевоспитание осужденных.23

      Превосходное знание иностранных языков позволяло А. А. Пионтковскому свободно ориентироваться в вопросах зарубежной правовой науки. Будучи крупным знатоком зарубежного права, он уделял серьез­ное внимание проблемам критики различных буржуазных теорий и уго­ловно-правовых доктрин. Его перу принадлежат такие крупные моно­графические исследования, как «Карательная политика английского им­периал нем а в Британской Индии» (М., 1934), «Уголовная политика Японии» (М., 1936) и др. В конце пятидесятых годов по его инициативе и под его редакцией было начато переводное издание многотомного со­временного зарубежного уголовного права. А. А. Пионтковский являлся также одним из инициаторов перевода на русский язык и издания в СССР целого ряда работ ученых-криминалистов зарубежных социали­стических стран, а также прогрессивных ученых зарубежных капитали­стических стран, давая к этим работам солидные предисловия. К числу их относятся работы таких известных ученых, как И. Ренвеберг («Объ­ективная сторона преступления». М., 1957); И. Лекшас («Субъективная сторона преступления». М., 1968); Франтишек Полячек («Состав пре­ступления по чехословацкому уголовному праву». М., 1960); Марк Ап­сель («Новая социальная защита». М., 1970).

      А. А. Пионтковский принимал активное участие и в работе по под­готовке законодательных актов, целый ряд его теоретических положе­ний получил в последующем отражение в законе. В 1923 г. он прини­мал участие в деятельности рабочей комиссии по подготовке Исправи­тельно-трудового кодекса, принятого в 1924 г. В конце пятидесятых годов А. А. Пионтковский—один из активнейших участников разра­ботки нового общесоюзного уголовного законодательства СССР и Уго­ловного кодекса РСФСР.

      Научная деятельность А. А. Пионтковского и его авторитет полу­чили признание в СССР и за его пределами. В 1968 г. ученый избира­ется членом-корреспондентом Академии наук СССР, вице-президентом Международной ассоциации уголовного права, а в 1971 г. — почетным доктором Варшавского университета. За заслуги в научной, педагогиче­ской и общественной деятельности А. А. Пионтковский был награжден орденом Трудового Красного Знамени и медалями.

      Исключительная доброжелательность, высочайшая культура, научная честность, добросовестность, принципиальность, отзывчивость к людям — вот основные черты, характеризующие личность этого выдаю­щегося советского ученого и замечательного человека.

       

      1 См.: Пионтковский А. А. 1) Уголовная политика и условное осуждение. 1895; 2) Условное осуждение и проект нашего Уголовного Уложения. — «Право», 1896.

      2 См.: Пионтковский А. А. Преступление в социалистическом обществе.—«Советское право», 1923, № 2 (5), с. 2—32.

      3 Пионтковский А. А. Советское уголовное право. Часть Общая. M., I928, с. 9.

      4 Там же.

      5 Пионтковский А. А. Марксизм и уголовное право. М., 1929, с. 7.

      6 Там же, с. 33—39.

      7 «Правда», 1925, 7 июля.

      8 См.: Пионтковский А. А. Уголовно-правовые воззрения Канта, А. Фейер­баха и Фихте. — Учен, труды ВИЮН. Вып. 1. М., 1940.

      9 См.: Исаев M. M. Рец. на книгу А. А. Пионтковского «Уголовно-правовая теория Гегеля в связи с его учением о государстве и праве. — «Советское государство и право», 1948, № 7.

      10 Сабо Имре. Ценное исследование о гегелевской философии права. — «Со­ветское государство и право», 1965, № 4.

      11 Доклад А. А. Пионтковского на Восьмом международном гегелевском фило­софском конгрессе, посвященном 200-летию со дня рождения Гегеля на тему: «“Фило­софия права” Гегеля и марксизм» опубликован в сб.: Философия Гегеля и совре­менность (М., 1973); см. также: Философия Канта и современность (М., 1973); Шестой Международный гегелевский философский конгресс (М., 1968), раздел 1 «Политическая оценка гегелевской философии права»; Седьмой международный гегелевский философский конгресс (М., 1970), раздел «Познание и исторический про­цесс».

      12 См.: Пионтковский А. А. Советское уголовное право. Часть Общая. М.—Л., 1928, с. 207—209.

      13 См.: Уголовное право. Общая часть. М., 1938, с. 253; Уголовное пра­во. Общая часть. М., 1939, с. 174; Уголовное право. Общая часть М., 1943, с. 117—126; Уголовное право. Общая часть. М., 1948, с. 306—309; Пионтков­ский А. А. 1) Проблема причинной связи в праве. — Учен. зап. ВИЮН и ВИА. М., 1949, с. 77—78; 2) Учение о преступлении. М., 1961, с. 216; Курс советского уголов­ного права. Т. 2. Преступление. М., 1970.

      14  «Коммунист», 1956, № 14, с. 55.

      15 Пионтковский А. А. Против извращения понятия вины по социалисти­ческому уголовному праву. — «Социалистическая законность», 1952, Л» 1, с. 9—10.

      16 См.: Пионтковский А. А. К методологии изучения действующего права.—Учен. зап. ВИЮН. Вып. 6. М., 1946, с. 17—59.

      17 Там же, с. 17.

      18 См.: Пионтковский А. А. Юридическая наука, ее природа и метод.—«Советское государство и право», 1965, № 7, с. 73—82.

      19 См.: Пионтковский А. А. 1) К вопросу о взаимоотношении объективного и субъективного права. — «Советское государство и право», 1958, № 5, с. 25—36; 2) К вопросу об изучении общенародного права. — «Советское государство и право», 1962, № 11, с. 15—25; 3) Укрепление социалистической законности и некоторые во­просы теории советского права. — «Вопросы философии», 1955, № 1, с. 17—27; 4) Социалистическая законность в период строительства коммунизма. — В кн.: Про­блемы советского социалистического государства и права в современный период. М., 1969, с. 243—278 и др.

      20 См.: Пионтковский А. А. К вопросу о причинах преступности в СССР.— «Советское государство и право», 1959, № 3.

      21 См.: Пионтковский А. А. 1) Советское уголовное право. Т. 1. Изд. 3-е. М., 1929, с. 142—144; 2) Марксизм и уголовное праве. Изд. 2-е. М., 1929, с. 41—42.

      22 Карпец И. И. Наказание. Социальные, правовые и криминологические про­блемы. М., 1973, с. 136—138.

      23 См.: Курс советского уголовного права. Т. 3. М., 1970.

    Информация обновлена:06.01.2004


    Сопутствующие материалы:
      | Персоны | Книги, статьи, документы 
      

    Если Вы не видите полного текста или ссылки на полный текст статьи, значит в каталоге есть только библиографическое описание.

    Copyright 2002-2006 © Дирекция портала "Юридическая Россия" наверх

    Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
    Rambler's Top100 Яндекс цитирования

    Редакция портала: info@law.edu.ru
    Участие в портале и более общие вопросы: reception@law.edu.ru
    Сообщения о неполадках и ошибках: system@law.edu.ru