Учиться в России!
Регистрация »» // Логин:  пароль:

Федеральный правовой портал (v.3.2)
ПОИСК
+ подробный поиск
Подняться выше » Главная/Все статьи/

Источник: Электронный каталог отраслевого отдела по направлению «Юриспруденция»
(библиотеки юридического факультета) Научной библиотеки им. М. Горького СПбГУ


Ржевский, В. А., Бондарь, Н. С.,канд. юрид. наук
.
В. Т. Кабышев. Народовластие развитого
социализма. Конституционные вопросы. Изд-во
Саратовского ун-та, 1979, 145 с. :[Рецензия] /В.
А. Ржевский, Н. С. Бондарь.
//Правоведение. -1980. - № 4. - С. 93 - 95
  • Статья находится в издании «Правоведение :»

  • Материал(ы):
    • В. Т. Кабышев. Народовластие развитого социализма. Конституционные вопросы. Изд-во Саратовского ун-та, 1979. 145 с.
      Ржевский, В. А.

      В. Т. Кабышев. Народовластие развито­го социализма. Конституционные вопросы. Изд-во Саратовского ун-та, 1979, 145 с.

      Конституционное обеспечение власти со­ветского народа, конституционный меха­низм регулирования отношений по осуще­ствлению народовластия зрелого социализ­ма — предмет данной монографии. В этих рамках автор рассматривает не только тра­диционные для государственно-правовой науки вопросы, но и намечает новые под­ходы, ищет свой аспект исследования про­блемы.

      Наиболее удачна в этом плане попытка осмыслить психологические моменты вла­ствования, раскрыть социально-психологиче­ский механизм народовластия в СССР (гл. 4). Учет социально-психологических факторов позволяет выявить не только ста­тические рамки конституционного регулиро­вания социалистического народовластия, но исследовать механизм властвования в ди­намике, в процессе осуществления государ­ственной власти как власти всего народа. При этом в работе выделяются такие эле­менты социально-психологического механиз­ма властвования, как доверие народа своим полномочным представителям, глубокое ува­жение народных масс к Советской власти, заинтересованность граждан в общих де­лах всего народа (с. 129). Автор отмеча­ет, что вопросы социально-психологического механизма властвования — это, прежде все­го конституционные проблемы как в их фактическом, так и в юридическом понима­нии (с. 121). Интерес вызывает исследова­ние взаимосвязи психологии власти с про­блемами правосознания и правовой культу-пи, роли права в формировании социаль­но-психологического механизма доверия масс к власти и в обеспечении справедли­вого, основанного на законе властвования в коллективе и т. д.

      В рамках избранного направления автор анализирует новые моменты в конституци­онной характеристике социалистического народовластия, показывает, как условия развитого социализма влияют на отноше­ния по осуществлению народовластия в СССР, на характер и пределы их конститу­ционного регулирования.

      Говоря о конституционном закреплении народовластия развитого социализма, В. Т. Кабышев прежде всего рассматрива­ет проблему соотношения народовластия и государственной власти в СССР. Исходны­ми при этом служат следующие положе­ния: государственная власть есть разно­видность социальной власти, выступающей как функция общества по руководству де­лами его членов и имеющей объективно-необходимый характер (с. 16—18); классо­вость государственной власти обусловли­вает изменение ее содержания с развитием социальной структуры социалистического общества (с. 21—22); на этапе зрелого со­циализма полновластие народа обеспечи­вает особую степень развитости социали­стической демократии как формы осущест­вления его власти (с. 13—15) и т. д. Однако вытекающие из них суждения о самом ха­рактере государственной власти и преде­лах ее осуществления не всегда безупречны и логически выдержаны. Так, автор взял на вооружение известную схему, согласно которой народовластие выступает как сово­купность государственной и общественной власти. Подобное представление о народо­властии уже подвергалось критике глав­ным образом за противопоставление госу­дарственной власти, обладающей суверени­тетом, и общественной власти, якобы не наделенной этим качеством, что объектив­но приводило к выводу о плюрализме вла­стей в обществе. Стремясь избежать подоб­ного упрека. В. Т. Кабышев пишет, что это не две власти, а одна и та же власть — верховная и суверенная (с. 53— 54). Однако тем самым он вступает в про­тиворечие с самим собой, ибо одновремен­но утверждает, что общественная и госу­дарственная власть — различные виды со­циальной власти, причем к разновидности последней он относит и власть народа (с. 16—17).

      Известное несоответствие допущено и в употреблении терминов «социальная» и «об­щественная» власть. Так, об общественной (публичной) власти, что и составляет власть в социальном смысле, говорили Ф. Эн­гельс и В. И. Ленин (особая публич­ная власть—уже власть государственная). Что же касается употребляемого в работе термина «общественная власть», то он вы­ражает власть (самоуправление) общест­венных организаций, причем в плане ее не­совпадения с государственной властью. Однако данная власть является обществен­ной только по отношению к членам соот­ветствующих организаций и не выступает как общественная власть вовне. В отноше­ниях внешнего характера общественные ор­ганизации участвуют, решая общегосудар­ственные задачи, выполняя предусмотрен­ные правовыми нормами политические функ­ции, но здесь они уже действуют в сфере государственной власти, выступая ее пря­мыми участниками.1 Очевидно, что понятие государственной власти имеет более глу­бокое содержание, чем это отражено в предложенной автором схеме. Недостаточ­но четко показано соотношение понятий «общественная власть» и «общественное самоуправление». Рассматривая последнее как форму реализации общественной вла­сти, автор имеет в виду будущее коммуни­стическое самоуправление (хотя его вывод касается общего соотношения этих понятий). Как предпосылка этого вывода выска­зано суждение, что в общественном ком­мунистическом самоуправлении достигает своего высшего уровня развития именно общественная власть народа (с. 60). Од­нако подлинно народное самоуправление существует и в современном социалистиче­ском обществе, оно осуществляется со сто­роны всего общества и выступает в каче­стве общественного управления государст­вом.2 Именно потому самоуправление про­является как важнейшая форма осущест­вления государственной власти советского народа. Что же касается будущего комму­нистического самоуправления, то в нем найдут свое высшее воплощение и развитие, прежде всего основные черты государ­ственной власти как власти всего народа. Только государственная власть аккуму­лирует (в том числе и путем конституцион­но-правовых средств воздействия на об­щественные отношения) наиболее сущест­венные проявления всех государственных и общественных институтов, политических и социально-экономических процессов раз­вития советского общества. В силу этого в условиях развитого социализма она имеет всеобъемлющий характер. В. Т. Кабышев рассматривает ее в качестве самого универ­сального регулятора общественных отно­шений (с. 38), предназначенного для на­лаживания и координации взаимоотноше­ний между всеми звеньями политической, экономической и социальной систем. Именно в силу такой универсальности расшире­ние пределов деятельности государственной власти обусловливает, как отмечает автор, и расширение в период развитого социа­лизма предмета конституционного регули­рования    соответствующих отношений (с. 47). В этом смысле можно говорить и о том, что вся система социалистической демократии и, стало быть, конституцион­ный механизм народовластия в СССР представляют собой политическую форму организации советской государственной вла­сти, так как демократия в условиях клас­сового общества всегда есть государствен­ная форма.3 Это нашло свое отражение и в Конституции СССР 1977 г., которая опре­деляет политическую систему нашего об­щества как единство государственных и об­щественных институтов народовластия, представительных и непосредственных форм демократии, составляющих единый консти­туционный механизм социалистического на­родовластия.

      Автор справедливо подчеркивает, что процесс осуществления (реализации) вла­сти следует рассматривать в динамике. Это предполагает анализ содержания взаимо­связанных, но не тождественных понятий: политическая организация общества, поли­тическая система, система социалистической демократии, их соотношения с механизмом народовластия (с. 49). Заслуживает под­держки и вывод о необходимости выде­ления самостоятельной научной категории «механизм народовластия», которая не пере­крывается сопредельными понятиями, несет собственную смысловую и гносеологическую нагрузку, отражает определенную сторону объективной реальности, свой аспект в многообразных отношениях властвования (с. 51).

      Хотя В. Т. Кабышев констатирует отсут­ствие тождества между этими понятиями (с. 49, 50, 51, 52, 56, 57, 60), ему не всегда удается убедить читателя в правильности своей позиции. Справедливо рассматривая политическую систему в качестве механиз­ма осуществления власти народа, он пыта­ется разграничить эти понятия по их смыс­ловому содержанию, назначению и объек­там. Но при этом сама политическая систе­ма определяется им только как совокуп­ность государственных политических и общественных организаций (с. 52). Вне этой системы остаются не только формы пря­мой демократии, без которых невозможно функционирование механизма народовла­стия, но также правовая система и ее осно­ва, имеющая огромное значение для всей государственной и общественной жизни, и даже ряд государственных организаций, поскольку автор ограничивается политиче­скими организациями, упуская из виду .трудовые коллективы предприятий и уч­реждений как государственных хозяйствен­ных организаций. В результате происходит по существу отождествление политической системы и политической организации общества.

      С другой стороны, автор усматривает ос­новное различие данных понятий в том, что объектом политической системы является политика, а объектом механизма народо­властия — власть (с. 52). Известно однако, что в политике самое существенное — уст­ройство государственной власти.4 Полити­ческая власть — это и есть наиболее яркое, концентрированное выражение политики господствующего класса.

      Вопрос о соотношении политического и властно-юридического затрагивается в кни­ге неоднократно. Его решению также не­достает четкости. Полагая, что следует раз­личать конституционный и политический ме­ханизм властвования, автор приходит к неожиданному выводу о том, что полити­ческий механизм власти должен соответст­вовать конституционному механизму, в ко­тором он усматривает фактические отноше­ния властвования (с. 57). Представляется, что как раз наоборот, конституционный (т. е. юридический) механизм должен отра­жать и высшими правовыми средствами оформлять фактически существующие инс­титуты политического механизма власти, и в этом смысле первый должен соответство­вать второму.

      Неверен тезис об определяющем значе­нии принципов конституции (т. е. чисто юридических принципов, характеризующих хотя и важнейший, но правовой акт, соз­данный людьми) по отношению к консти­туционным принципам народовластия (т. е. объективно существующим общеполитиче­ским принципам социализма, которые лишь официально фиксируются в Основном За­коне), ибо в теории права общепризнанно, что народовластие — важнейшее, исходное начало Основного Закона (с. 72).

      В монографии поднимается немало дру­гих спорных вопросов. Она свидетельствует о том, насколько сложны конституционные проблемы социалистического народовластия и актуальна задача их дальнейшего иссле­дования. Книга, несомненно, привлечет вни­мание ученых-юристов и практических ра­ботников советского государственного ап­парата, послужит стимулом к дальнейшему изучению соответствующих проблем.

      В. А. Ржевский,

      доктор юридических наук

      Н. С. Бондарь,

      кандидат юридических наук

       

      1 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 44, с. 349.

      2 См., например: Шевцов В. С. Пол­новластие и политическая власть советского народа. — Советское государство и право, 1979, № 8, с. 20.

      3 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 33, с. 100.

      4 См. там же, т. 23, с. 239.

    Информация обновлена:01.12.2003


    Сопутствующие материалы:
      | Персоны | Книги, статьи, документы 
      

    Если Вы не видите полного текста или ссылки на полный текст статьи, значит в каталоге есть только библиографическое описание.

    Copyright 2002-2006 © Дирекция портала "Юридическая Россия" наверх

    Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
    Rambler's Top100 Яндекс цитирования

    Редакция портала: info@law.edu.ru
    Участие в портале и более общие вопросы: reception@law.edu.ru
    Сообщения о неполадках и ошибках: system@law.edu.ru