Учиться в России!
Регистрация »» // Логин:  пароль:

Федеральный правовой портал (v.3.2)
ПОИСК
+ подробный поиск
Подняться выше » Главная/Все статьи/

Источник: Электронный каталог отраслевого отдела по направлению «Юриспруденция»
(библиотеки юридического факультета) Научной библиотеки им. М. Горького СПбГУ


Ливанцев, К. Е.
Кошицкий привилей 1374 года /К. Е. Ливанцев.
//Вестник Ленинградского университета. -1966.
- № 23. - С. 128 - 133
  • Статья находится в издании «Вестник Ленинградского университета.»

  • Материал(ы):
    • Кошицкий привилей 1374 года
      Ливанцев, К. Е.

      128

      К. Е. Ливанцев

      КОШИЦКИЙ ПРИВИЛЕЙ 1374 ГОДА

      В настоящей статье дается перевод и комментарии Кошицкого привилея [1]— одного из важнейших правовых памятников, знание кото­рого необходимо для правильного и глубокого изучения истории госу­дарства и права феодальной Польши. Этот документ имеет особое зна­чение в истории польского феодального государства и права, ибо он явился первым нормативным актом королевской власти, охватываю­щим наряду с можновладством (панами) и всю массу польской шляхты как сословия.

      Несколько слов об истории появления Кошицкого привилея. После смерти Казимира III в 1370 году по предложению польских магнатов на престол вступил венгерский король Людовик, который всеми сред­ствами стал стремиться утвердить свою династию на польском пре­столе. Однако на пути к этому стоял Будзинский договор 1355 года[2], который ставил условием продолжения венгерской династии в Польше наличие у Людовика мужского потомства. Людовик, будучи отцом двух дочерей, стал предпринимать меры к тому, чтобы изменить соответст­вующую статью Будзинского договора. В ответ на это польские фео­далы потребовали от короля еще большего расширения своих прав и вольностей, что и было сделано изданием в 1374 г. знаменитого Ко­шицкого привилея.

      По своей структуре Кошицкий привилей распадается как бы на две части. Первая часть отменяет указанное постановление Будзин­ского договора и содержит признание за дочерьми Людовика Венгерскрго прав на наследование польской короны.

      Во второй части привилея, наиболее интересной и сушественной, говорится о дальнейших уступках королевской власти в пользу поль­ских феодалов. Далее приводится весь текст Кошицкого привилея в собственном переводе автора[3], при этом нами будут даны соответст­вующие комментарии, позволяющие более полно и глубоко уяснить суть правового памятника.

      129

      ПРИВИЛЕГИЯ

      Короля Людовика, подтверждающая все грамоты, права и свободы, .дарованные его предшественниками жителям королевства Польши, по­средством каковой (привилегии) он дал королевству новые иммуни­теты, благородные и весьма полезные, о чем свидетельствует содержа­ние данной привилегии. Кошицы, 1374 г.

      Во имя Господа. Аминь.

      Так как деяния государей должны быть разъяснены внеприкосновенности для памяти потомков, свободы, иммунитеты, привилегии, до­кументы, подтверждения должны быть увековечены на вечные времена, поэтому мы — Людовик, божей милостью, король Венгрии, Польши, Далмации и пр., — желаем довести до сведения всех, как ныне живу­щих, так и потомков, что от чистой души и с искренними чувствами, желая того, чтобы наше королевство Польши пребывало в хорошем со­стоянии и в силе, хотя и по другому случаю, мы обязались перед зна­тью королевства Польши нашим обещанием в документах или приви­легиях, что когда мы уйдем из этого мира, они должны будут иметь и принять  себе  в  качестве  нашего наследника и  преемников  королев­ства Польши только наше  мужское потомство, а не женское; в  конце концов они  (знать)  по наличествующему соглашению и воле баронов, рыцарей, дворян и всех прочих приняли наших дочерей себе в качестве господ и  наследников  вышеупомянутого  королевства,  если  только  не будет мужского потомства;  относительно  каковых (дочерей) они  же­лают и выразили соизволение, чтобы они сделались нашими наследни­ками и получили корону королевства Польши[4]. Однако в том случае, если у нас будут в результате заботы о нас божественной милости сын и дочери, то одного из этих мужчин (сыновей), а если таковых не бу­дет, одну из наших дочерей, ныне  (уже)  рожденных и существующих или могущих родиться в будущем, того или ту, которого или которую мы или светлейшая госпожа королева (их) мать и наша дрожайшая супруга им (полякам) назначим, и пусть они (кого назначим) того или ту имеют в качестве нашего наследника и преемника, и сами жители королевства да будут обязаны (его или ее)  принять и иметь, поскольку им в лице баронов, дворян, вельмож, горожан и всех жителей  коро­левства Польши дается  и дано по нашей воле обязательство ленной зависимости, и дается и было дано обещание с сего времени как и в будущем, что они будут принимать  (его или ее)  в качестве государя-наследника и законного преемника, и впредь и с того времени пусть их (сына или дочери) наследники всегда  занимают  место правителя в вышеозначенном королевстве Польши. Но чтобы корона вышеупомя­нутого королевства в результате этих наследований не  могла  каким-нибудь образом разделиться, расколоться или каким угодно способом потерпеть ущерб, мы добросовестно обещаем без всякого умысла, ка­кого-нибудь  обмана, клянясь  таинством  веры нашей,  сохранять эту самую корону королевства Польши всегда целой и.невредимой и не-умаляемой и не отчуждать и не изымать из нее никаких земель или частей их, но увеличивать и восстанавливать ее нашими силами,  как

      130

      мы на нашей коронации обязались и сейчас обязаны. И так как вы­шеупомянутые наши дворяне, имея к нам особую привязанность, так что даже приняли, как здесь указывается, наше женское потомство, как и мужское, себе в качестве государя и господина, поэтому за заслуги  и за оказанную верную службу и за добрую волю, выразившуюся в го­товности оказать с господней помощью и впредь в должном месте и в должное время верные услуги, которые они оказали нам и нашим детям обоего пола, давши надежное ленное обязательство; (за все это) с тем чтобы оказать им особую милость, мы разрешаем, освобождаем и изымаем общины, замки, владения, города и деревни, жителей дере­вень, обитающих по всему королевству Польши, самих баронов и всех дворян (освобождаем) от всех и всяческих сборов, взносов или пода­тей, как общих, так и специальных, по каким бы именем они не взымались, и от всех повинностей, трудов, тягот, поставок почтовых ло­шадей, которые должны выполняться в натуре и лично (от всех этих вещей) мы желаем, чтобы они целиком и полностью были свободны, освобождены и изъяты.

      Но мы желаем тем удовольствоваться, чтобы два гроша с лана обычной (употребительской) монеты, имеющей хождение в указанном королевстве, которых 48 составляют польскую марку, с каждого дома или участка (земли), снятого в наймы или являющегося собственно­стью, выплачивались ежегодно нам и нашим преемникам в праздник Блаженного Мартина-исповедника в знак (нашей) высшей власти и в качестве признания короны королевства Польши[5]; а также с тем ус­ловием, что если произойдет сильное нападение врагов на упомянутое королевство, тогда дворянство этого королевства выступит со всеми его силами для отражения их свирепости[6].

      Наконец, если во время нашего правления или во время правления наших преемников нам будет желательно выступить за пределы са­мого королевства, чтобы совершить какой-нибудь (военный) поход, и

      131

      если получится так, что они (дворянство) в этом походе вместе с нами будут вступать в столкновение или войну с какими бы то ни было вра­гами и будут участвовать в ней, и если кто-нибудь из них в этом столк­новении будут захвачены или задержаны или претерпят большой или малый ущерб лично или в своем имуществе, мы выплатим им полное возмещение[7], затем, если какой-нибудь старый замок будет нуждаться в починке, тогда во время мира будет обязан чинить его бургграф или владелец, или хранитель этого замка, а если возникнет война и раздор, то, что касается наших замков, существующих и расположенных в пре­делах нашего королевства Польши, пусть будут обязаны люди этих областей, где находятся размещенными эти замки, помогать ремонту и восстановлению. Затем, если мы пожелаем по согласию и совету упо­мянутых магнатов построить какой-нибудь замок для защиты королев­ства и на пользу ему, тогда пусть будут обязаны помочь в постройке эти самые вельможи королевства, если же мы пожелаем построить без ведома и согласия этих дворян и вельмож, тогда мы будем осущест­влять постройку нашими расходами и издержками[8]. Затем обещаем, что такие должности и достоинства, как-то воеводства, каштелянства, су­дейские должности и должности подкомория и им подобные, которые обычно сохраняются на всю жизнь, не будем давать каким-нибудь другим людям — чужеземным пришельцам, кроме тех, которые явля­ются обитателями земель этого королевства, которым (принадлежат) свойственны такого рода достоинства и должности, кроме того, мы же­лаем, чтобы эти звания и все должности и каждая в отдельности со­храняли полностью свои права, какими эти права были во времена светлейших государей-господ Владислава, нашего деда, и Казимира, нашего  дяди, — королей Польши.

      Обещаем, что никакого вельможу (или) воина, будь-то дворянина или какого-нибудь другого, какого бы положения он ни был, если он чужеземный пришелец или чужеземного рода, мы не должны ставить начальником (старостой)[9]. а только поляка по национальности, такого, который произошел из польского племени под данной короной, за исключением того случая, когда (кандидат) происходит из герцогского рода.

      Кроме того, обещаем, что никакой замок или укрепление королев­ства Польши мы не передадим для управления и владения на время или навечно никакому герцогу  или  князю или лицу из  княжеского

      132

      рода; затем обещаем, что замки и города упомянутого королевства, с которыми связаны высшие, в том числе и судейские должности, а именно: под названием Краков, Biecz, Sandecz, Вислиыа, Войнич в Краковской земле; Сандомир, Завихость, Люблин, Sieciechow, Лу­ков, Радом в Сандомирской земле, затем Ланчинский замок в Ланчин-ской земле, в земле Сирадзской Петроков, затем в земле Куявской Брест, Крушвица, Владиславия, затем, в Великой Польше Познань, Miedzyrzec, Sbansin, Калиш, Nakiel, Konin и Pysdry не будем переда­вать никому другому, кроме как уроженцам данной земли или лицам, состоящим военачальниками [10] (старостами) в данном королевстве.

      А любые прочие замки мы и наши преемники будем иметь и бу­дут иметь свободную возможность (передать) вверить чужеземцам или другим, кому пожелаем. При этом постановляем, что сами бургграфы и начальники замков и их люди, которые будут в той или иной мо­мент вызваны, должны будут являться перед военачальниками (старо­стами), судьями, подсудками упомянутого королевства и отвечать пе­ред судом тем, кто на них жалуется, точно так же, как и прочие дво­ряне и какие угодно люди вышеупомянутого королевства, если только дело не требует смертной казни, присуждение к каковой мы специ­ально оставляем нам и нашим преемникам.

      Кроме того, если нам или нашим преемникам случится ехать в ка­кое-нибудь время через это королевство, мы не будем останавливаться у вельмож, дворян, рыцарей и их людей кметов, холопов против их воли и не будем от них требовать чего-либо по случаю указанной оста­новки, так что, если мы не сможем заехать в другое место, чтобы нам остановиться, мы будем устраивать так, чтобы мы снабжались прови­антом и прочим необходимым за наш счет и за наши деньги[11].

      Кроме того, мы обязуемся и обещаем сохранить вельможам, маг­натам, дворянам, городам, местечкам, деревням, их (знати) владениям, народу и кметам их вольности и не собираемся накладывать на них тяготы в противоречии с этими вольностями и не допустим, чтобы они с чьей-либо стороны подвергались таким отягощениям. Все же про­чие письма, распоряжения, договоры, документы и гарантии, данные и дарованные нами и нашими преемниками, с одной стороны, и выше­упомянутой знатью и дворянами вышеупомянутого королевства, с дру­гой стороны, каковые (документы) не допускали наследования нашими дочерьми власти в указанном королевстве, с согласия этих вельмож, рыцарей и дворян указанного королевства кассируем, отменяем, анну­лируем, объявляем отмененными, пустыми, лишенными силы и значе­ния, желая, чтобы они не имели никакой прочной силы, так что на веч-

      133

      ные времена будет иметь силу только настоящая привилегия. Для яв­ного засвидетельствования и вечной прочности всего изложенного мы даровали данную нашу грамоту, скрепленную подтверждением явной привешенной нашей простой печатью.

      Дано и составлено в Кашове, 17 сентября 1374 после Рождества Христова.

      В заключение можно сделать следующие выводы. Прежде всего Кошицкий привилей являлся общегосударственным (т. н. генераль­ным) привилеем[12], данным королевской властью не отдельному маг­нату или дворянину, не отдельной группе феодалов, а всему феодаль­ному сословию в целом. При этом Кошицкий привилей являлся односословным, данным только светским феодалам, тогда как Будзинский привилей содержал также соответствующие льготы для духовных фео­далов и даже некоторые обязательства по отношению к городам.

      Особое значение имел Кошкцкий привилей для возвышения поло­жения шляхты. Рыцарство, именуемое шляхтой, после 1374 года стало превращаться в серьезную политическую силу, с которой вынуждены были считаться не только королевская власть, но и можновладцы. В дальнейшем, опираясь на привилегии и с помощью военной службы, шляхта, участвуя в решении вопроса о наследовании престола и во­тировании податей и субсидий, не только еще больше будет ограничи­вать королевскую власть, но и, подорвав в определенной степени могу­щество и значение можновладства, сама начнет играть решающую роль в политической жизни страны. Но это произойдет в дальнейшем, а в 1374 году Кошицкий привилей явился важным этапом еще большего усиления польского можновладства, которое продолжало являться ру­ководящей силой во внутренней и внешней жизни Польского феодаль­ного государства.

      Кошицкий привилей 1374 года появился на свет главным образом потому, что особенности исторического развития Польского государства, незначительная роль городов в политической жизни страны и отсутст­вие поддержки королевской власти со стороны городов Польши, сохра­нили в стране и после объединения могущество и власть можновладцев, — все это неминуемо вело к дальнейшему ослаблению королевской власти, к усилению тенденции децентрализации государства.

      Таким образом, не проблема наследования, а прежде всего сла­бость королевской власти из-за отсутствия у польских королей под­держки со стороны городов страны явилась основной причиной появ­ления Кошицкого привилея, хотя формально он был дан светским фео­далам в обмен на их уступку по вопросу о престолонаследии.

      Summary

      The article presents a translation and analysis of an important and valuable document of medieval Polish law of 1374. This regulating act was a state document granted by the king not to a single baron or knight, neither to a separate group of nobles but to the nobility as a whole. The Koszyce priviley (act) bore witness to the further weakening of the king's power in Poland as well as to the increasing tendency to de­centralize the state.


      [1] В связи с празднованием в этом году 1000-летия Польского государства совет­ский читатель проявляет большой интерес к истории братского польского  народа, в частности к истории государства и права Польши. Настоящая статья является про­должением исследований, знакомящих читателя с наиболее значительными правовыми памятниками  феодальной  Польши.  (См.  наши работы:  «Правоведение»,  1958, № 4; Вестник ЛГУ, 1958, № 23; Вестник ЛГУ, 1959, № 23;  «Хрестоматия памятников фео­дального государства и права стран Европы». М, 1961, гл. XI.)

      [2] Договор 1355 года является первым общегосударственным привилеем, принятым в Будзе в период правления польского короля Казимира III. Этот привилей, определив­ший Людовика Венгерского в качестве преемника после смерти Казимира III польской короны,  содержит  ряд  уступок  и льгот  в  пользу  польских  светских  и духовных феодалов  (прелатов  и баронов — духовной  и  светской  феодальной знати).

      [3] Кошицкий привилей переведен  с латинского  текста,  опубликованного  в кн.; Ju. V. Ваndtkie. Jus Polonieum. Varsaviae, 1831, s. 184—186.

      [4] Эта часть Кошицкого привилея отменяет соответствующее постановление Буд-зинского договора 1355 года о том, что наследование польского престола может быть совершено после смерти Людовика только его потомством по мужской линии, т. е. сыновьями, которых, как уже говорилось, у него не было. Еще в 1339 году польский король Казимир III заключил в Вышеграде договор со своим зятем Карлом Робертом Венгерским, по которому признал его сына Людовика своим наследником. Затем в 1355 году это соглашение было вновь подтверждено в Будзе подписанием особого договора.

      [5] Здесь Людовик вынужден был пойти на дальнейшее расширение льгот поль­ских феодалов: теперь они освобождались от уплаты всех налогов в пользу короны, за исключением указанных 2 грошей с лана (так называемое порадльное), которые нужно было вносить в казну один раз в год. Порадльное — это существовавший с давних времен налог на земельный надел; об этом говорит само название подати:  порадль­ное— рало  (плуг). До Кошицкого привилея порадльное не было ограничено ни точно фиксированным размером, ни частотой его собирания. В этой связи известный поль­ский историк права проф. Ю. Бардах в монографии «История государства и права Польши до сер. XV века» говорил о том, что Кошицкий  привилей по существу пол­ностью освободил от налогов панов и шляхту. Это привело не только к оскудению государственной казны, а также к тому, что королевская власть попала в еще боль­шую зависимость от феодалов, без согласия которых она не могла получить дополни­тельных субсидий. Следствием этого явилось также и то, что шляхтское сословие, ре­шая налоговые и финансовые вопросы, получило возможность значительного влияния на решение государственных дел. Тем самым был сделан первый шаг по пути ликвида­ции особо привилегированного положения можновладцев в Польском государстве. (См.: J. Bardach.  Historia panstwa i prawa polski do potowy XV wieku. Warszawa, 1957, s. 427.) Что же касается крестьянства, то, кроме уплаты указанного порадльного в размере 2 грошей с лана в пользу государства, они несли обременительные и много­численные повинности в пользу своих господ. Крестьяне платили феодалам денежную ренту или ренту продуктами, выполняли барщинные работы, платили десятину в пользу церкви. Кроме того,  они выполняли и другие дополнительные повинности: платились натурой или деньгами так называемые «завтраки», взимались «добровольные прино­шения». Вопросы правового положения польских крестьян очень глубоко и на высоком научном уровне исследованы Л. В. Разумовской в ее монографии «Очерки по истории польских крестьян». М., Изд. АН СССР,  1958.

      [6] Как  видим,  Кошицкий  привилей  обязывал  только  феодалов  нести  воинскую службу, превращая тем самым панов и шляхту  в единственное  привилегированное военное сословие, что в дальнейшем будет использовано рыцарством-шляхтой в целях усиления своей роли и значения в политической жизни страны.Кошицкий привилей 1374 года

      [7] Как в статутах Казимира III, а также в Будзинском договоре, так и в рассмат­риваемом документе предусматривается вознаграждение в пользу феодалов за ущерб, причиненный им и их имуществу при военном походе за границу с тем существенным дополнением, что, согласно Кошицкому привилею, король обязуется выкупить дворяни­на из плена, если он попал в него, находясь в походе за пределами своей страны.

      [8] Эта часть привилея по существу отменила обязанность феодалов участвовать в строительстве и ремонте замков, которые имели, как сказано в Кошицком договоре, оборонное значение. Только в том случае, когда сооружение замка начиналось с со­гласия  местных  феодалов,  паны  и  шляхта  должны  были нести определенные расходы по строительству. Это ставило королевскую казну, ввиду ее крайней скудости, в еще большую зависимость от феодалов.

      [9] В числе новых льгот польских феодалов особое место занимало указанное обя­зательство Людовика замещать земские должности воеводы, каштеляна, судьи и под­комория только лицами из среды местных феодалов. Эти должности замещались на пожизненный срок, и король объявлял о сохранении в полной силе законов Владислава Локетка и Казимира III. Эта уступка Людовика, данная в интересах панов и шляхты, затрудняла развитие процесса централизации польского государства, начавшегося в предшествующий период. Как в статутах Казимира III, так и в Будзинском привилее 1355 года ничего не говорится о таком ограничении королевской власти. Теперь же, как видно из Кошицкого привилея, земские должности переходили в руки местных фео­далов.

      [10] Как и постановление привилея о земских должностях, так и эта часть Кошиц-кого привилея отражает децентралистические тенденции в польском государстве, по­скольку не только земские должности, но и указанные в источнике 23 наиболее круп­ных польских города переходят под контроль местных феодалов. Правда, следует от­метить, что король сохранил за собой право передавать в управление эти города не только местным феодалам, но и старостам королевства, которые являлись представите­лями центральной власти на местах, и назначение на эту должность не зависело от согласия местных панов и шляхты. В этой части привилея содержится также обяза­тельство короля не назначать на должности старост лиц иностранного происхождения.

      [11] Кошицкий привилей, подтверждая соответствующее положение Будзинского договора, освобождал светских феодалов от обязанности предоставления королю и его свите постоя. Духовенство же, напротив, оказалось лишенным этой привилегии, не­смотря на то, что Будзинский договор предусматривал освобождение от постоев ко­роля как светских, так и духовных феодалов. Дело в том, что польские духовные феодалы отказались признать право дочерей Людовика на польский престол. Поэто­му Кошицкий привилей, в отличие от Будзинского договора, не предоставляет духов­ным феодалам тех льгот, которые король предоставил светским феодалам

      [12] См. подробно о понятии генерального привилея: J. Вагdасh. Historia panstwa i prawa polskie do polowy XV wieku. 1957, s. 426.

      Статья поступила в редакцию 12 июня 1966 г.

    Информация обновлена:01.04.2005


    Сопутствующие материалы:
      | Персоны | Книги, статьи, документы 
      

    Если Вы не видите полного текста или ссылки на полный текст статьи, значит в каталоге есть только библиографическое описание.

    Copyright 2002-2006 © Дирекция портала "Юридическая Россия" наверх

    Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
    Rambler's Top100 Яндекс цитирования

    Редакция портала: info@law.edu.ru
    Участие в портале и более общие вопросы: reception@law.edu.ru
    Сообщения о неполадках и ошибках: system@law.edu.ru