Учиться в России!
Регистрация »» // Логин:  пароль:

Федеральный правовой портал (v.3.2)
ПОИСК
+ подробный поиск
Подняться выше » Главная/Все статьи/

Источник: Электронный каталог отраслевого отдела по направлению «Юриспруденция»
(библиотеки юридического факультета) Научной библиотеки им. М. Горького СПбГУ


Строгович, М. С.
Философия и правоведение :Некоторые
методологические вопросы юридической науки /М. С
. Строгович.
//Советское государство и право. -1965. - № 6
. - С. 74 - 82
  • Статья находится в издании «Советское государство и право :»

  • Материал(ы):
    • Философия и правоведение :Некоторые методологические вопросы юридической науки.
      Строгович, М. С.

      ФИЛОСОФИЯ И ПРАВОВЕДЕНИЕ

      (Некоторые методологические вопросы юридической науки)

      Член-корреспондент АН СССР

      М. С. СТРОГОВИЧ

      В период перехода от социализма к коммунизму происходит воз­растание роли и значение науки в решении актуальных вопросов эко­номического, политического и культурного развития страны. Отсюда вытекает громадное значение вопросов методологии науки, методологических проблем науки. Роль науки, закономерности ее развития, приро­да научного знания и его условия, методы научных исследований, перспективы науки и т. д.— эти и многие другие вопросы составляют основное содержание методологии науки, основные методологические проблемы научного знания.

      Методологические вопросы науки подвергаются обстоятельному исследованию и обсуждению в отношении как естественных, так и об­щественных наук. Так, расширенное заседание Президиума АН СССР, состоявшееся в октябре 1963 г., было специально посвящено обсужде­нию методологических проблем естествознания и общественных наук. В результате обсуждения Президиум АН СССР принял развернутое постановление[1].

      При разработке методологических проблем науки должно быть ре­шительно отброшено еще имеющее некоторое распространение ошибоч­ное противопоставление естественных наук общественным, как точных неточным, исходящее из представления, будто общественные науки, в отличие от естествознания,— это неточные науки. Это воззрение, несом­ненно идущее из сферы буржуазной науки, буржуазной идеологии [2], со­вершенно неприемлемо для марксистской науки: общественные науки, опирающиеся на незыблемые основы марксистско-ленинской филосо­фии, на методологию диалектического и исторического материализма, составляют научную основу руководства развитием общества. Это отно­сится и к правоведению. В постановлении ЦК КПСС «О мерах по даль­нейшему развитию юридической науки и улучшению юридического обра­зования в стране» указывается, что в период развернутого строительства коммунизма повышается роль юридической науки.

      75

      Советская юридическая наука, при некоторых своих несомненных достижениях, имеет и серьезные недостатки, относящиеся к различным сферам и сторонам научных юридических исследований. На эти недо­статки указывается в постановлении ЦК КПСС, они подробно освеща­лись и в юридической печати [3]. Значительные недостатки имеются в области методологии юридических исследований — невнимание к мето­дологическим, философским вопросам, недостаточное овладение марк­систско-ленинской методологией, слабость, подчас отсутствие философ­ского обоснования юридических проблем.

      Обычно, говоря о недостатках научных юридических работ, обраща­ют главное внимание на слабую связь юридической науки с практикой, с практической деятельностью соответствующих государственных орга­нов и общественных организаций. Это — действительно серьезный недо­статок юридической науки. Однако ценность научных работ по вопросам права вовсе не исчерпывается теми практическими советами, указаниями, рекомендациями, которые в этих работах даются соответствующим госу­дарственным органам и общественным организациям. Разумеется, такие советы, указания, рекомендации, если они продуманы и научно обоснованы, если они являются результатом глубокого научного исследова­ния,— очень важны, полезны и необходимы. Но связь юридической науки с практикой к этому, конечно, не сводится.

      Практические работники в области права—судьи, прокуроры, сле­дователи, адвокаты, юридические работники различных звеньев госу­дарственного аппарата и многие другие — нуждаются не только в практических пособиях и руководствах. Им необходимы крупные науч­ные исследования высокого теоретического уровня, большой культуры и широких обобщений, которые освещали бы путь практике, воспитыва­ли практиков, приобщали их к науке, внедряли в практику научные принципы и методы.

      Поднятие теоретического уровня научных юридических исследова­ний невозможно без всемерного укрепления связи юридической науки с философией, без глубокой и всесторонней разработки методологи­ческих проблем юридической науки. В этом направлении сейчас ведется серьезная работа, но она еще очень недостаточна [4].

      Когда говорят о юридической науке, применяют само понятие «юри­дическая наука», то имеют в виду всю совокупность отдельных юриди­ческих наук — «теорию государства и права», которую правильнее на­зывать общей теорией государства и права, и юридические науки, со­ответствующие отдельным отраслям советского права — государствен­ное, административное, гражданское, трудовое право и т. д. (В данном случае мы не говорим об истории государства и права и истории поли­тических учений, которые тоже входят в систему юридических наук).

      76

      Философское обоснование должны иметь все юридические науки, не только теория (общая теория) государства и права, изучающая общие свойства и закономерности права, но и. конкретные, отраслевые юриди­ческие науки. Все они опираются на методологические основы марк­систско-ленинского учения. Это значит, что все юридические науки связаны с философией, опираются на нее.

      Ошибочной является имеющая некоторое распространение точка зрения, отрицающая полностью у юридической науки методологический характер. Согласно этой точке зрения методологические проблемы науки разрабатываются только философией, поэтому юридическая наука лишь применяет разработанный философией метод.

      Согласиться с этим нельзя. Марксистский диалектический метод при­меняется при изучении, исследовании различных предметов, явлений действительности, поэтому его применение в разных областях обла­дает различными специфическими чертами. Изучение того, как маркси­стский диалектический метод применяется в области юридической нау­ки, каковы специфические черты именно юридической науки, в отличие от других общественных наук, как следует изучать -вопросы государ­ства и права, исходя из положений марксистско-ленинской гносеологии и социологии,—именно это и составляет основное содержание методо­логии юридической науки.

      Далее, существование и применение метода марксистской матери­алистической диалектики не исключает, а предполагает существование и применение в различных науках частных методов, свойственных этим наукам и обуславливаемых их предметом и их задачами. Матема­тический метод, статистический метод, метод конкретных социологиче­ских исследований, сравнительный метод и т. д. находят применение в самых различных отраслях научного знания. Различные частные мето­ды применяются и в различных юридических науках, и это вполне закономерно и содействует успешности и полноте научных исследований.

      Нельзя согласиться и с иной точкой зрения. Ее сторонники утвер­ждают, что философский, методологический характер имеет только тео­рия государства и права, которая разрабатывает философские методо­логические положения для конкретных юридических наук. Согласно этой точке зрения, с философией связана непосредственно теория (общая теория) государства и права, а все остальные, отраслевые, кон­кретные юридические науки (государственное, административное, граж­данское право и т. д.) связаны с философией через посредство теории государства и права [5]. Думаем, что это не так. Все юридические науки без исключения — и общая теория государства и права, и каждая от­дельная отраслевая юридическая наука — непосредственно опираются на философию марксизма-ленинизма, черпают философские положения и основания непосредственно из сокровищницы марксизма-ленинизма, не нуждаясь ни в каком «передатчике», «связующем звене» и т. д. Отношение между общей теорией государства и права и конкретными отраслевыми юридическими науками состоит не в том, что первая бли­же к философии, а другие дальше от нее, а в том, что первая имеет более общий характер, изучает общие черты и закономерности права, тогда как другие изучают право в отдельных областях общественных отношений. Но с философией все юридические науки связаны непосред­ственно. Любая отраслевая юридическая наука обречена на неуспех,

      77

      в ней неизбежно происходят срывы, ошибки, если она в какой бы то ни было мере отмежевывается, отгораживается от философии, исходя из ложных соображений, будто философские вопросы правоведения — это дело только общей теории государства и права [6].

      Достаточно указать на те ошибки, которые имели место в науке уго­ловного права по вопросу о вине, рассматриваемой как нечто такое, что судьи привносят в действия преступника (так называемая «оценочная теория вины»), или в науке уголовного процесса-«по вопросам об объек­тивной истине, рассматриваемой как вероятность совершения обвиняе­мым преступления или подменяемой субъективным убеждением судей в виновности обвиняемого.

      Важное значение имеет вопрос о предмете юридической науки. Юри­дическая наука — это наука о государстве и праве, а значит, не только о праве, но и о государстве. Прежде всего это относится к теории (общей теории) государства и права—само ее наименование указывает на то, что в ее предмет входит не только право, но и государство. Но это отно­сится и к конкретным, отраслевым юридическим наукам: хотя в их наи­меновании нет указания на государство, нет сомнения в том, что пред­метом их явится и организация, и деятельность соответствующих госу­дарственных органов. Наиболее ясно это видно в государственном, административном, судебном праве, но это же имеется и в других юри­дических науках — в трудовом, земельном праве и т. д.

      Отсюда напрашивается вывод: то, что именуется юридической на­укой,— это не только юридическая наука, это наука более широкая по своему предмету, так сказать, наука «государствоведческо-юридическая» или «юридическо-государствоведческая». Особенно это относится к теории государства и права, которая нередко рассматривается как наука, выходящая за рамки юридической науки [7].

      В постановлении ЦК КПСС юридическая наука рассматривается именно как наука о государстве и праве, к ней относятся проблемы раз­вития Советского общенародного государства и права, всестороннего развертывания социалистической демократии и др. И это совершенно правильно.

      С точки зрения марксизма-ленинизма, право не может рассматри­ваться в отрыве от государства, так как, по известному выражению В. И. Ленина, «право есть ничто без аппарата, способного принуждать

      78

      к соблюдению норм права» [8], равно как государство не может рассмат­риваться в отрыве от права, так как организация государства закреп­ляется в нормах права и деятельность органов государства регламен­тируется нормами права.

      Поэтому то обстоятельство, что общая теория государства и права — есть наука о государстве и праве, а не только о праве, означает то, что это — марксистская, советская юридическая наука, но вовсе не то, что это — не юридическая наука или не только юридическая наука. Это же относится к отраслевым, конкретным юридическим 'наукам, и положение не меняется от того, что в их наименовании не упоминается слово «го­сударство». Тут нечего опасаться, как иногда говорят, «юридизации» го­сударственной деятельности.

      Понятие «юридизация» применяется обычно в смысле чего-то отри­цательного, узкого, формального, даже формалистического. Нам нет никаких оснований так трактовать юридическое рассмотрение поведения и отношений людей. Юридическое рассмотрение — это рассмотрение с точки зрения норм права, законов — социалистических норм права, советских законов, выражающих волю советского народа, политику Ком­мунистической партии.

      В буржуазной юридической науке «юридическое» — это формально-юридическое, применение формально-догматического метода. Что сверх того, то находится за пределами юридического. Отсюда — политиче­ская наука, политика права, социология права и т. п. как неюридиче­ские, «метаюридические» науки.

      Совершенно иначе подходит к этому вопросу марксистская юриди­ческая наука, рассматривающая и изучающая право как сложное со­циальное явление, находящееся в неразрывной связи с государством и имеющее различные аспекты. Отсюда и возникает то, что в процессе раз­вития марксистской юридической науки происходит расширение ее пред­мета, ее сферы, включение новой проблематики. Так, при выработке закона или иного нормативного акта должно производиться изучение соответствующей сферы общественных отношений, государственной дея­тельности для того, чтобы установить, нужны ли и какие именно изме­нения правового регулирования в данной области и какой результат здесь может быть достигнут изданием соответствующего закона. Это — задача юридической науки, это — ее сфера.

      Далее. Юридическая наука не просто изучает нормы действующего права; она изучает претворение права в жизнь, реализацию норм пра­ва, социальные результаты осуществления норм права — в какой мере применением тех «ли иных норм права достигнуты цели, которые пресле­довал законодатель, какие изменения внесли те или иные законы в дея­тельность органов государства и общественных организаций и поведе­ние граждан, в какой мере достигнуты, успехи в хозяйственной, полити­ческой и культурной жизни благодаря применению этих законов и т. д. Все это относится к сфере юридической науки, все это означает расши­рение ее предмета, ее проблематики. И это означает несомненный про­гресс юридической науки.

      Рассмотрение, изучение указанных вопросов — о том, нуждается ли та или иная область общественных отношений в правовом регулирова­нии и в каком именно, как действует и применяется и какие результаты дает тот или иной закон,— требует различных и сложных приемов науч­ного исследования. Большое значение здесь имеет получающий все бо­лее широкое применение и привлекающий к себе все большее внимание

      79

      метод конкретных социологических исследований. Сфера применения этого метода обширна — правовое .регулирование хозяйственной и куль­турной деятельности, изучение причин преступности и разработка мер их устранения и т. д. и т. п. Но исследование всех этих вопросов ни в ма­лейшей степени не устраняет важнейшей задачи юридической науки — изучение самого действующего права в том виде, как оно существует; выяснение смысла, содержания действующих законов; теоретическое исследование тех правовых принципов, на которых основано все совет­ское право в целом или та или иная отрасль права в отдельности. Это достигается научным рассмотрением самих норм действующего права, анализом их содержания, синтезом присущих различным правовым нор­мам и правовым институтам признаков и свойств, разработкой и опре­делением научных юридических понятий и т. д.

      Это юридическое исследование имеет громадное значение для пра­вильного применения норм права, укрепления социалистической закон­ности, усовершенствования советского законодательства. Было бы глубо­ким заблуждением рассматривать такое изучение действующего права как применение формально-догматического метода в советском право­ведении. Одинаково неправильно как отвергать такое юридическое рас­смотрение под предлогом борьбы с буржуазным формализмом и догма­тизмом, так и делать обратный вывод — о допустимости в тех или иных пределах формально-догматического метода для советского правове­дения.

      Здесь нужна полная ясность. Формально-догматический метод — это метод буржуазного правоведения [9]. Он заключается вовсе не в том, что научному юридическому анализу подвергается правовой материал, за­конодательство, судебная практика; суть его в другом — право рассмат­ривается в нарочитом отрыве от социальных условий, отношений и задач как замкнутая, самодовлеющая система норм, из которой — и только из которой — путем логической обработки извлекаются принципы и поня­тия, решения всех правовых вопросов. Для советского юриста такой под­ход исключен. Всегда необходимо исследовать политическое содержа­ние закона, его социальное назначение, обусловленность общественными отношениями и т. п. — без этого нельзя понять закон, нельзя правильно его применить. Но изучение действующего права, самый скрупулезный анализ всех его предписаний, точное определение всех правовых понятий, анализ правовых принципов и институтов и т. д.— все это необходимо и это вовсе не есть формально-догматический метод.

      Такое изучение действующего советского права сейчас приобрело чрезвычайно большое значение в связи с проведенной в последние годы кодификацией ряда отраслей права — уголовного и уголовно-процес­суального, гражданского и гражданско-процессуального — и подготовкой кодификации других отраслей права — семейного, трудового и т. д.

      Изучение действующего права, юридическое рассмотрение его формы и содержания, его принципов и институтов отнюдь не сводится к ком­ментированию действующих законов и иных актов. Подготовка коммен­тариев к кодексам — дело важное и нужное для практической работы по применению норм права, но такие комментарии полезны для прак­тики лишь тогда, когда они опираются на научную разработку право­вых проблем, научное исследование правовых принципов и институтов.

      80

      Такое научное исследование действующего права не есть и не может расцениваться как применение формально-догматического метода в со­ветском правоведении — тут нет ничего формального и догматического в том смысле, какой придается этим понятиям в данном контексте. Это — научное исследование действующего права с позиций маркси­стской методологии, познание права в его основе, во всех его аспектах, во всем его содержании [10].

      С этой точки зрения следует преодолеть иногда встречающееся отри­цательное отношение к конструированию и определению правовых по­нятий, как к чему-то формальному, абстрактному, схоластическому, иду­щему из сферы буржуазного формально-догматического метода. Конеч­но, оторванное от жизни, произвольное оперирование различными формулами, искусственное жонглирование надуманными понятиями — только вредно для юридической науки, отвлекает ее от актуальных за­дач. Но изучение, исследование действительно научных юридических понятий в их точном юридическом содержании и их точное научное определение — абсолютно необходимо, без этого не может развиваться юридическая наука, не может правильно применяться действующее право.

      Вспомним, как требователен и точен был В. И. Ленин в отношении юридических формулировок в подготовлявшихся и редактировавшихся им законах, декретах, в своих указаниях по законодательной и судеб­ной деятельности. А. В. Луначарский имел основание говорить о боль­шом интересе и внимании В. И. Ленина к точности формулировок, до­стигнутой юридической наукой, о том, что В. И. Ленин «относился к той или иной правовой формуле, как к настоящей научной ценности, как к большому приобретению ума» [11].

      С марксистской точки зрения, научные понятия — это вовсе не про­извольные, искусственные конструкции, они выражают самое важное, существенное, закономерное в соответствующей сфере предметов и яв­лений действительности. Это полностью относится и к юридическим по­нятиям как в общей теории государства и права, так и в отдельных от­раслях, права. Таковы, например, понятия нормы права, правоотношения, субъекта права, применения права, источника права, правосознания и др.— в общей теории государства и права, понятия преступления, на­казания, соучастия и др.— в уголовном праве и т. д.[12].

      Очень большое значение имеет методологический вопрос о правовых принципах и правовых понятиях общенародного государства и права в их сравнении с правовыми принципами и понятиями государства дик­татуры пролетариата. Сейчас особенно важно изучение именно тех пра­вовых принципов и понятий, которые свойственны общенародному госу­дарству и праву.

      В условиях общенародного государства и права правовые принципы и понятия, сложившиеся в предшествующий период, существенно ме­няются, наполняются новым содержанием, приобретают новые черты. Все это должна изучать юридическая наука. Но в общенародном госу­дарстве и праве сохраняется преемственность правовых принципов, по-

      81

      нятий и форм с ранее существовавшими в Советском государстве, на­полнение их новым содержанием, но вовсе не отказ от них.

      Все, что достигнуто в советском праве и в советской правовой науке в период существования диктатуры пролетариата,— в условиях обще­народного государства и права развивается, обогащается, поднимается на новую более высокую ступень, но вовсе не отбрасывается.

      Общенародное государство представляет собой закономерный, выс­ший этап развития Советского социалистического государства — того государства, которое было основано В. И. Лениным. Ленинские прин­ципы социалистической государственности нашли наиболее полное выражение и осуществление в общенародном государстве. Именно В. И. Ленину принадлежит сама идея общенародного государства, в ко­торое превращается государство диктатуры пролетариата в период, ког­да построен социализм и происходит переход к коммунизму. В своем замечательном труде «Государство и революция», написанном накануне Великой Октябрьской социалистической революции, В. И. Ленин указы­вал, что в обществе, в котором построен социализм, «все граждане ста­новятся служащими и рабочими одного всенародного, государственного "синдиката"» [13].

      Принципы и понятия общенародного права являются закономерным развитием принципов и понятий социалистического права предыдущего периода.

      Нормы права как общие правила поведения в общенародном госу­дарстве приобретают все большее значение, соответственно повышению роли права и законности, они развиваются, в них все больше выражают­ся и укрепляются демократические принципы.

      Существенным признаком норм права всегда была обеспеченность их соблюдения мерами государственного принуждения. Принуждение никогда не было единственным и основным способам обеспечения норм социалистического права, оно всегда сочеталось с убеждением, воспи­танием. Но в общенародном праве характер и сфера применения госу­дарственного принуждения существенно меняется, оно сокращается и ограничивается, на первый план выдвигается воспитание, предупрежде­ние, общественное воздействие. Но пока будут сохраняться социалисти­ческое государство и право, пока они не превратятся в коммунистиче­ское общественное самоуправление и социальные нормы коммунисти­ческого общества, не имеющие юридического характера, сохранится и государственное принуждение как один из признаков права, как одно из средств обеспечения соблюдения и исполнения норм права.

      И еще один вопрос методологического порядка. При изучении совет­ского права его принципы, формы и институты сопоставляются и про­тивопоставляются буржуазному праву, показываются преимущества со­циалистического права как нового, высшего типа права. Совершенно нетерпимы и Недопустимы какие бы то ни было попытки пере­несения в советское право буржуазных правовых форм и институ­тов, какие бы то ни было заимствования из буржуазной правовой идео­логии.

      Вместе с тем необходимо избегать и иного рода ошибок. Недопустимо отвергать принципы и институты социалистического права на том лишь основании, что в буржуазном праве имеются внешне сходные, формаль­но аналогичные положения. Некоторые принципы и институты социали­стического права, в которых выражен социалистический демократизм этого права, его гуманные черты и т. п., имеют внешнее, формальное

      82

      сходство с некоторыми положениями, содержащимися в буржуазном праве.

      Можно привести пример. В конституциях и законодательстве о судо­устройстве и судопроизводстве Советского государства и других социа­листических стран закреплен принцип независимости судей и их под­чинения только закону. Аналогичные формулировки имеются в законо­дательстве буржуазных государств. Нелепо было бы на этом основании отвергать принцип независимости судей и их подчинения только закону в советском праве как якобы буржуазный правовой принцип. В буржуаз­ных государствах независимости судей фактически нет, судьи зависимы от правящих капиталистических кругов, от монополий, от руководящих политических группировок. А в СССР — это подлинно демократический, социалистический принцип.

      Совершенно ясно, что это относится и к другим демократическим пра­вовым принципам в социалистическом праве и в отдельных его отраслях, например в гражданском, в уголовно-процессуальном праве и т. д.

      Таковы некоторые вопросы методологии юридической науки, кото­рые мы смогли очень кратко, неполно осветить в данной статье. Все эти вопросы, как и многие другие важные методологические проблемы пра­воведения, заслуживают основательной разработки — в интересах со­ветской науки о государстве и праве, ее развития, философского обосно­вания, тесной связи с практикой коммунистического строительства.

      [1] См. «Методологические проблемы науки», изд. «Наука», М., 1964.

      [2] Буржуазные ученые не только считают общественные науки неточными, но под­час вообще не считают их действительными науками. Характерно утверждение амери­канского автора Д. Фрэнка: «Историки, экономисты, социологи и представители поли­тических знаний (political scientists) должны .перестать вводить в заблуждение себя и других, применяя к своей деятельности слово «наука». И далее: «Историки» и «обще­ствоведы» («Social scientists»), проникнутые «научным духом», должны отказаться от мысли, что история может стать наукой — подобно тому, как многие научно мыслящие врачи сейчас отрицают, что медицина является или может стать наукой (Fate and Freedom, A Philoshophy for Free Americans. By Gerome Frank, New York, 1945,p. 40—41).

      [3] См. П. П. Гуреев, В. В. Клочков, За дальнейший подъем советского правоведения и улучшение юридического образования («Советское государство и право», 1964, № 8); В. М. Чхиквадзе, Проблемы советской юридической науки в современный период ком­мунистического строительства («Советское государство и право», 1964, № 9) и др.

      [4] Вопросам методологии юридических наук за последнее время посвящен ряд ра­бот: В. П. Казимирчук, О разработке вопросов методологии в советской юридической науке («Советское государство и право», 1962, № 9); А. А. Пионтковский, К вопросу об изучении общенародного права («Советское государство и право», 1962, № П); его же, О некоторых вопросах советской правовой науки на современном этапе («Совет­ское государство и право», 1964, № 8); Л. С. Явич, К вопросу о методологии юридиче­ской науки («Советское государство и право», 1963, № 5); С. С. Алексеев, Д. А. Кери­мов, П. Е. Недбайло, Методологические проблемы правоведения («Правоведение», 1964, № 4) и некоторые другие. Нет сомнения в том, что этого явно недостаточно: вопросы методологии юридических наук нуждаются в глубокой монографической разработке.

      [5] Так, П. А. Рачков, указав те проблемы, которые изучает теория государства и права, делает вывод: «Решая такие проблемы, теория государства и права необходимо становится связующим звеном между марксистской философией и конкретно-юридиче­скими науками» («Советское государство и право», 1963, № 10, с. 65).

      [6] Несколько в иной плоскости, но также, на наш взгляд, неправильно решается вопрос о соотношении общей теории государства и права и отраслевых юридических наук в книге «Основы теории государства и права». «Связь общей теории государства и права с практикой является менее непосредственной и наглядной, нежели у отрасле­вых юридических дисциплин, но зато она имеет более глубокий теоретический харак­тер...» («Основы государства и права», Госюриздат, М., 1963, с. 12).

      Здесь в иной форме выражена та же мысль,— конкретные правовые дисциплины дальше от философии, чем общая теория. А к этому присоединяется и другое непра­вильное положение,— связь отраслевых юридических дисциплин с практикой менее глу­бока в теоретическом отношении, чем общей теории государства и права.

      [7] В упомянутой книге «Основы теории государства и права» говорится: «Теория государства и права составляет единую научную дисциплину, а не механическое соеди­нение двух самостоятельных дисциплин (теория государства и теория права). Это объясняется прежде всего неразрывной связью государства и права в реальной жиз­ни» (с. 13). То, что это — единая наука, верно. Но какая эта наука — юридическая или иная, авторы не говорят. В книге понятие юридической науки к теории государства и права не применяется, оно применяется только к отраслевым наукам. Из этого можно сделать вывод, что авторы не рассматривают теорию государства и права как юриди­ческую науку, во всяком случае не считают ее только юридической наукой.

      Более ясно эту мысль выразил А. М. Даниелян. Для него теория государства и права не есть юридическая наука, так как у нее нет своего «юридического содержания» («Правоведение», 1960, № 3, с. 119).

      [8] В. И. Ленин, Соч., т. 25, с. 442.

      [9] Конечно, в буржуазном правоведении находят применение и другие методы, на­пример, социологический. Но наиболее распространенным является все же формально-догматический, особенно в отдельных отраслях права (гражданское право и др.).

      [10] С. С. Алексеев, Д. А. Керимов и П. Е. Недбайло такое рассмотрение именуют «специально-юридическим подходом к познанию государственно-правовых явлений» («Правоведение», 1Г964, № 4, с. 19). Терминология может вызвать возражения, но са­ма мысль правильна.

      [11] А. В. Луначарский, Ленин как ученый и публицист, М., 1924, с. 17, 18.

      [12] Обстоятельное рассмотрение значения научных понятий дано в ценной моногра­фии Г. А. Кирсанова «Диалектический материализм о понятии», (изд. ВПШ и АОН при UK КПСС, М., 1963).

      [13] В. И. Ленин, Соч., т. 25, с. 445.

    Информация обновлена:30.12.2004


    Сопутствующие материалы:
      | Персоны | Книги, статьи, документы 
      

    Если Вы не видите полного текста или ссылки на полный текст статьи, значит в каталоге есть только библиографическое описание.

    Copyright 2002-2006 © Дирекция портала "Юридическая Россия" наверх

    Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
    Rambler's Top100 Яндекс цитирования

    Редакция портала: info@law.edu.ru
    Участие в портале и более общие вопросы: reception@law.edu.ru
    Сообщения о неполадках и ошибках: system@law.edu.ru